<<
>>

§ 2. Проблема унификации финансового регулирования и надзора

В целях наиболее полного рассмотрения организации банковского регулирования и надзора в России, нельзя не затронуть вопрос об оптимальности существующей на сегодняшний день структуры регулирования.

Только после исследования основных проблем правового положения субъекта, регулирующего рынок банковских услуг, возможно рассмотрение альтернатив его существованию и поиск оптимальных способов такой организации.

Организация надзора связана с историческими традициями и национальными особенностями государства. С этой точки зрения большинством авторов выделяются три группы стран:

1. Страны, где центральный банк монопольно осуществляет надзор за кредитными организациями (Греция, Италия, Люксембург, Нидерланды, Польша, Португалия, Россия и др.).

2. Страны, в которых центральный банк разделяет обязанности по надзору с другими государственными органами (Испания, Канада и др.).

3. Страны, в которых органы надзора отделены от центрального банка (Германия, Дания, Норвегия, США, Франция, Швеция и др.)*(205).

Хотя в целом схема единого центрального банка характерна для большинства государств, необходимо отметить, что в каждой из групп есть вполне благополучные страны, поэтому было бы неуместно говорить о какой-либо организации надзора как о единственно возможном решении. Так, по мнению В.М. Столяренко, различные современные системы организации банковского надзора отражают исторические особенности становления отдельных учреждений в конкретных странах, "ни экономическая теория, ни анализ организации государственных учреждений не могут предложить какой-либо единственно правильной модели, которая объективно была бы более эффективной, нежели все остальные"*(206). В то же время дискуссии о правовом положении Банка России как органа банковского регулирования и надзора, альтернативах его существованию продолжаются, и не только на теоретическом уровне.

Так, унификация регулирования деятельности кредитных организаций и иных участников финансового рынка предусмотрена, в частности, Стратегией развития банковского сектора.

Под унифицированным надзором в доктрине понимается совмещение регулятивно-надзорных функций за банковской деятельностью, рынком ценных бумаг и страхованием в одном надзорном органе*(207), так называемом "мегарегуляторе".

Как отмечается в экономической литературе, "в основе идеи мегарегулирования - потребность в консолидированной оценке финансового положения финансовой организации, а также в прогнозировании и предотвращении накопления рисков в целом по группе"*(208).

Впервые идея мегарегулятора была предложена в конце 1999 г. компанией "Cadogan Financial" в исследовании, проведенном в интересах Федеральной комиссии по ценным бумагам (ФКЦБ)*(209), последующее упразднение которой и создание взамен Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР)*(210) положило начало активному обсуждению перспектив создания на базе ФСФР единого мегарегулятора финансовых рынков.

Очевидно, что в России такая потребность назревает в силу постепенного размывания границ различных финансовых рынков. Для кредитных организаций данные процессы выражаются в том, что многие банки являются членами различных предпринимательских объединений, активно работают не только на банковском, но и иных финансовых рынках. При этом в числе аргументов в пользу создания в России мегарегулятора часто называется также зарубежный положительный опыт в такой организации регулирования и надзора за финансовыми рынками*(211).

Действительно, согласно исследованию, проведенному Ассоциацией региональных банков России, впервые единые органы финансового надзора появились в Норвегии в 1986 г., за ней, в 1988 г. - в Исландии и Дании, в 1991 г. - в Швеции, в 1997 г. - в Великобритании, а в 2002 г. - в Австрии и Германии. "Накануне вступления в Европейский союз аналогичная реформа финансового надзора произошла в Эстонии, Латвии, Венгрии и на Мальте.

В Азии универсальные надзорные органы созданы в Японии, Китае, Казахстане, Южной Корее, Сингапуре и ряде других стран"*(212).

В то же время следует еще раз подчеркнуть, что в данном вопросе невозможно представить единственно верного решения, а слепое восприятие зарубежного опыта не может стать основой качественной административной реформы.

Учитывая изложенное, в целях наиболее полного рассмотрения вопроса о целесообразности создания мегарегулятора в России как оптимальной организации банковского регулирования, следует проанализировать все аргументы за и против такой унификации. Для большей наглядности предлагается сгруппировать в таблицу соответствующие аргументы, приводимые различными авторами. При этом группировка предполагается исходя из отнесения тех или иных аргументов к различным характеристикам государственного органа, традиционно выделяемым в науке государственного управления. Исходя из этого предлагается структурировать различные доводы в рамках таких характеристик государственного органа, как функциональные, социологические, юридические и организационные*(213) (см. таблицу на с. 99).

В заключение необходимо отметить, что неизбежно возникает обоснованная озабоченность, что сам процесс реформирования будет плохо организован и окажется излишне политизированным. В России, на наш взгляд, такая реакция особенно вероятна вследствие частого проведения мучительных экспериментов по реформированию различных органов государственной власти.

Таким образом, на наш взгляд, при наличии значительного числа весомых аргументов против полной унификации финансового надзора, говорить о существовании настоятельной потребности и, главное, всесторонней подготовленности к переходу в России к единому финансовому регулятору, преждевременно, тем более, что, безусловно, возможны и более гибкие схемы унификации регулирования отдельных секторов финансового рынка. Альтернативой полной унификации может стать, например, создание дополнительной надстройки в виде главного надзорного органа или же передача полномочий такого главного надзорного органа Банку России.

Возможно также объединение надзора в руках Банка России за банками, финансовыми группами, страховыми и инвестиционными компаниями. Такая система, на наш взгляд, является наиболее предпочтительной, так как позволит избежать кардинальной перестройки всей системы надзора и, с другой стороны, позволит охватить регулированием и надзором деятельность универсальных финансовых институтов.

В юридической литературе предлагаются сходные способы частичной унификации финансового надзора. Обосновываются следующие варианты перераспределения полномочий в рамках банковской системы.

"Первый вариант - сохраняется существующая структура системы Центрального банка РФ. В этом случае часть контрольно-надзорных функций сосредотачиваются в его руках. Второй вариант - помимо распределения функций сама система Центрального банка РФ преобразуется в Российскую резервную систему (РРС) во главе с Центральным банком. В таком случае возникает ряд очень серьезных проблем, среди которых особо следует выделить: а) принципы построения системы; б) структурные элементы системы, их экономическое и правовое положение; в) основы взаимодействия системы с коммерческими банками. Представляется, что только с созданием РРС возможно создание реальных предпосылок к преодолению монополизма ныне существующего Центрального банка России"*(214).

N п/п Характеристики Аргументы ЗА проведение в России унификации финансового регулирования и надзора Аргументы ПРОТИВ проведения в России унификации финансового регулирования и надзора
1

Функциональные

Цели, задачи и принципы регулирования и надзора за финансовыми институтами аналогичны таковым в банковской сфере в силу принципиальной однородности угроз, которые несут в себе осуществляемые финансовыми институтами операции для устойчивости финансовой системы. Специально в отношении банковского регулирования и надзора следует иметь в виду, что кроме Банка России ни один орган не имеет опыта организации системы банковского надзора, включая в данном случае в понятие "опыта" систему функциональных возможностей, кадрового обеспечения и представления о целях, задачах и направлениях развития надзора.
2 В силу размывания границ между различными финансовыми институтами возникает необходимость всестороннего охвата регулированием и надзором деятельности нарождающихся финансовых конгломератов. В частности, в целях повышения эффективности надзора за финансовыми конгломератами возникает вопрос об эффективном надзоре за такими структурами как банковские группы и холдинги, так как фрагментированный надзор вероятнее всего не сможет идентифицировать и оценить общий консолидированный риск. Некоторые рынки финансовых услуг в России развиты слабо, и говорить об их интеграции пока преждевременно. Должна быть достигнута зрелость финансового рынка, должны вырасти крупные и диверсифицированные финансовые институты.
3

Юридические

Унифицированный надзор может обеспечить более гибкое регулирование в отличие от раздельного надзора, который может быть затруднен желанием переложить ответственность друг на друга и пробелами в законодательстве, касающимися юрисдикции. Единая управленческая структура обеспечит более качественные коммуникативные процессы, координацию принятия решений и обмена информацией. Неизбежно возникновение уверенности у общества в том, что кредиторы всех финансовых институтов (банковских, инвестиционно-банковских или страховых) защищены одинаково. Механизм же координации деятельности регуляторов можно наладить и иным образом: посредством издания регламентов взаимодействия между ними по вопросам регулирования отдельных аспектов финансового надзора.
4 Унифицированный надзор может помочь преодолеть фрагментарность и непоследовательность нормативной базы. Неизбежны сложности в процессе подготовки такой нормативной базы, а также неизбежна низкая эффективность регулирования и надзора в переходный период.
5

Организационные

Издержки на содержание регулятора могут быть уменьшены благодаря экономии масштаба: единое управление государственным органом, единое лицензирование, общие стандарты надзора.
Унификация даст экономию на инфраструктуре, администрировании и системах поддержки. Например, можно использовать стандартное программное обеспечение, которое будет эффективным для всего спектра операций и позволит экономить вдвойне на сборе, обработке и анализе единого массива информации.
Учитывая слабость ресурсов государства, существование функциональных органов крайне важно, так как это создает возможность направленного внимания и целевых действий по содействию строительству своих "собственных отраслей". Создание же единого регулятора с неизбежностью повлечет как сокращение объема усилий, относящихся к каждой конкретной финансовой отрасли, так и сделает регулирование и надзор неповоротливыми.
6 При создании единого регулятора произойдет рост независимости органов регулирования. Различные специализированные регуляторы обладают различной степенью независимости. В случае их объединения нет гарантий того, что ориентиром окажется регулятор, обладающий наибольшей независимостью. В то же время для Банка России, как было отмечено, независимость имеет чрезвычайно важное значение, вследствие чего при создании единого регулирующего органа, который не будет выведен из структур исполнительной власти, неизбежно произойдет потеря независимости при осуществлении банковского регулирования и надзора.
7 Социологические При создании единого регулятора произойдет рост зарплаты и преодоление недостатка ресурсов в финансовых ведомствах. Возрастают затраты на оплату труда сотрудников, поскольку ее уровень в центральном банке традиционно выше, чем в других регулирующих органах. В противном случае, процесс структурных изменений может повлечь за собой потерю части наиболее квалифицированных сотрудников и соответствующее снижение регулирующих возможностей мегарегулятора*.

* При создании таблицы были использованы цитаты из следующих источников: Ларина Л.И. Перспективы создания единого регулятора финансового рынка. С. 30-32; Интервью с А. Мурычевым. С. 16-21; Единый финансовый регулятор. Каким ему быть? // Аналитический банковский журнал. 2004. N 6; Москвин В.А., Цыренов Л.Л. Унификация финансового надзора. С. 38-40; Мегарегулятор останется в Правительстве // Коммерсант. 2006. 17 марта; Моисеев С. Административная реформа: Мегарегулятор без мегарынка // lt;www.fi.mifp.rugt;; Миркин Я. Вся власть - в одни руки // lt;www.mirkin.rugt;; Мегарегулятор - новый шаг в развитии финансового рынка. Интервью руководителя ФСФР О.В. Вьюгина от 7 сентября 2005 г. // lt;www.fcsm.rugt;.

Принципиальным, по мнению указанных авторов, является распределение полномочий по осуществлению денежно-кредитной политики (обеспечение устойчивости денежного обращения, эмиссия, установление курса валют и др.) и контрольно-надзорных полномочий между различными органами, осуществляющими руководство банковской системой.

Полномочия по осуществлению денежно-кредитной политики целесообразно, по их мнению, сохранить за Банком России, а функции второго рода (лицензирование, установление экономических нормативов и контроль за их соблюдением, контроль за соблюдением законности в деятельности банков и др.) целесообразно передать иному органу*(215).

В то же время, как отмечается в литературе, Банк России выступает одновременно в двух ипостасях - как властный орган, применяющий санкции (замена руководителей кредитных организаций, наложение штрафов, отзыв лицензии и т.п.), и как участник гражданско-правового оборота. Это действительно может порождать конфликты. Как было отмечено, один из вариантов выхода из такой ситуации - передача надзорных функций в независимое от центрального банка и не занимающееся коммерческой деятельностью учреждение. Вместе с тем это не единственно возможный вариант. В ряде стран учитывают определенные преимущества сочетания в руках одного органа прямых и косвенных методов воздействия на "поднадзорных" (или трезво оценивают недостатки подобного решения) и сохраняют за центральными банками и те, и другие методы и соответствующие средства регулирования (минимально необходимые), одновременно повышая транспарентность (прозрачность) и понятность самих регулятивных процедур. В любом случае важно учитывать специфику регулирования банковского сектора и понимать его глубокие отличия от других секторов экономики. Попытка решить этот сложный вопрос механическим путем по шаблону, принятому для других отраслей, будет иметь самые негативные последствия как для банков, так и для денежно-кредитной политики государства*(216).

Выполнение Банком России ряда регулирующих и надзорных функций обосновывается функциональной и экономической целесообразностью. Продолжая мысль об уместности сочетания в руках одного органа административных и экономических инструментов, реализуемых посредством прямых и косвенных методов воздействия, следует подчеркнуть особое значение данного симбиоза для обеспечения стабильности рынка банковских услуг в целом. "Банк России, выполняя функции кредитора последней инстанции, несет ответственность за финансовое состояние поднадзорных кредитных организаций, реализуя функции регулирования и надзора. Эмиссионная и надзорная функция должны быть объединены под эгидой одного государственного органа; обратное могло бы привести к снижению сбалансированности денежно-кредитной политики"*(217).

Учитывая изложенное, следует согласиться с мнениями тех авторов, которые считают вопрос сочетания административных и экономических инструментов в руках Банка России вполне обоснованными. На наш взгляд, дробление функций Банка России и передача их части другим регулирующим органам абсолютно неприемлема. Кроме того, для управления банковской системой на верхнем уровне необходим сильный и независимый центральный банк, который согласно ч. 2 ст. 75 Конституции РФ отвечает за устойчивость национальной валюты, а также в соответствии со ст. 4 Закона о Банке России обязан во взаимодействии с Правительством РФ разрабатывать и проводить единую государственную денежно-кредитную политику*(218). В настоящей книге, как было не единожды отмечено, обосновывается идея наличия регулятивных полномочий Банка России, направленных на обеспечение стабильности рынка банковских услуг, не только в рамках пруденциального регулирования банковской деятельности, но и денежно-кредитного регулирования.

Таким образом, многие инструменты денежно-кредитной политики не только направлены на обеспечение устойчивости национальной валюты, но выполняют также важнейшую регулирующую роль в банковской системе, а следовательно невозможно без ущерба для цели обеспечения устойчивости банковской системы выделить и передать иному органу все необходимые инструменты, применение которых обеспечивает такую стабильность.

На основании изложенного, на сегодняшний день представляется оптимальной существующая система регулирования банковского рынка, при которой Банк России, имея в арсенале весь комплекс различных инструментов, действуя независимо от других органов государственной власти, остается ответственным за обеспечение стабильности банковской системы. В то же время, учитывая интеграционные процессы на финансовых рынках, возможно, как было отмечено, объединение надзора в руках Банка России за банками, финансовыми группами и инвестиционными компаниями, субъектами рынка ценных бумаг, а также при необходимости и за иными субъектами финансовых рынков. Этому есть ряд серьезных аргументов, основная масса которых была отмечена в настоящем исследовании:

1. Цели, задачи и принципы регулирования и надзора за финансовыми институтами аналогичны таковым в банковской сфере в силу принципиальной однородности угроз, которые несут в себе осуществляемые финансовыми институтами операции для устойчивости финансовой системы. "Конечной целью государственного надзора и регулирования в финансовой сфере в рамках современной ее институциональной организации является обеспечение стабильности и ее центрального звена - денежной единицы"*(219), т.е. основной конституционной целью Банка России.

2. Наличие конституционно закрепленной независимости Банка России от других органов государственной власти, как было отмечено в § 1 настоящей главы, имеет важнейшее значение для надлежащей реализации не только цели обеспечения устойчивости рубля, но и стабильности банковской системы. Таким образом, при передаче Банку России рассматриваемых дополнительных функций финансовый рынок без проведения ресурсоемкой административной реформы автоматически получит регулятора, независимого от исполнительной власти, что полностью соответствует одной из задач мегарегулирования.

3. Банк России уже сегодня обладает всеми организационными преимуществами, такими как: разветвленная сеть территориальных учреждений; наличие развитой информационной инфраструктуры и квалифицированного персонала с достаточно высоким уровнем материального обеспечения.

4. Банк России обладает также финансовыми преимуществами, так как согласно ст. 2 Закона о Банке России осуществляет свои расходы за счет собственных доходов, не обременяя таким образом бюджет.

В то же время очевидно, что создание мегарегулятора, пусть даже на базе наиболее подготовленного для данного интеграционного процесса Банка России, представляет собой будущее финансового регулирования и надзора. На сегодняшний день необходимо, хотя бы, обеспечить существование эффективной системы обмена информацией об объектах надзора, с соответствующей степенью конфиденциальности, что сегодня, как известно, на практике далеко не всегда согласовано.

Так, весной 2007 г. в результате прошедших в конце февраля в Государственной Думе ФС РФ парламентских слушаний на тему "Соответствие нормативного регулирования и практики осуществления Банком России банковского надзора основным положениям федерального законодательства" встал вопрос об эффективности существующей институциональной организации банковского регулирования. По существу новый виток сделала концепция о целесообразности выделения банковского надзора из полномочий Банка России или о создании в России финансового мегарегулятора. В частности, изменениями, внесенными в Федеральный закон от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (далее - Закон о противодействии легализации преступных доходов)*(220) устанавливается обязанность Банка России согласовывать с уполномоченным органом рекомендации по разработке правил внутреннего контроля, порядок определения квалификационных требований к специальным должностным лицам, ответственным за соблюдение правил внутреннего контроля и программ его осуществления, а также требований к подготовке и обучению кадров, идентификации клиентов, выгодоприобретателей, порядок представления информации в уполномоченный орган. Акты Банка России, изданные до вступления в силу закона и подлежащие согласованию с уполномоченным органом после его вступления в силу, применяются до 1 января 2009 г.*(221)

Действительно, "в ближайшее время для повышения качества надзора на финансовых рынках требуется совершенствование методик обмена информацией между регуляторами. Механизм координации деятельности регуляторов можно наладить посредством издания регламентов взаимодействия между ними по вопросам регулирования отдельных аспектов финансового надзора. Кроме того, деятельность регуляторов может координироваться на уровне межведомственных комиссий, объединяющих в своем составе в том числе представителей профессиональных ассоциаций и саморегулируемых организаций"*(222).

С учетом последнего утверждения следует остановиться на рассмотрении роли саморегулируемых организаций на рынке банковских услуг. Если предположить, что передача функций по банковскому регулированию и надзору в руки мегарегулятора не целесообразна, тогда, возможно, обосновано осуществление ряда регулирующих полномочий негосударственными органами, объединениями самих кредитных организаций, особенно в условиях, когда необходимо привлечь кредитные организации к формированию собственных обоснованных суждений о своем финансовом положении, принятию мер по минимизации собственных рисков и в целом заботе о собственном устойчивом положении.

Согласно разработанной Г.А. Тосуняном теории саморегулирования банковского рынка банковские саморегулируемые организации (далее - банковские СРО) должны участвовать при применении Банком России различных инструментов не только пруденциального банковского регулирования и надзора, но и денежно-кредитного регулирования. Так, по мнению указанного автора, формы участия банковских СРО в денежно-кредитном регулировании должны быть аналогичны формам их участия в рамках пруденциального регулирования, и состоять в консультациях с Банком России. Например, "участие саморегулируемых банковских организаций в установлении и изменении обязательных экономических нормативов, методик, требований и правил должно осуществляться посредством проведения консультаций между банковским сообществом в лице представителей банковской СРО и Банком России в лице его представителей"*(223). Как было отмечено в § 1 настоящей главы, в ст. 72, 77-78 Закона о Банке России закрепляются основы взаимодействия Банка России с кредитными организациями, их ассоциациями и союзами. В данных статьях раскрывается принцип подотчетности Банка России через проведение им консультаций с указанными субъектами перед принятием наиболее важных решений нормативного характера, представление необходимых разъяснений и рассмотрение предложений по вопросам регулирования банковской деятельности, а также создание соответствующих комитетов и рабочих групп для изучения отдельных вопросов банковского дела. Таким образом, в рамках банковского регулирования законодательство в целом обеспечивает наличие обратной взаимосвязи с банковскими СРО. Основная масса предлагаемых Г.А. Тосуняном нововведений в рассматриваемой области относится к наделению банковских СРО контрольными полномочиями в рамках применения Банком России надзорных инструментов, в частности, предложения по участию представителей СРО в проверках кредитных организаций, передачи им полномочий по применению предупредительных мер воздействия, предоставлению возможностей по направлению ими ходатайств в Банк России о применении той или иной принудительной меры воздействия к кредитной организации в зависимости от серьезности допущенных нарушений, а также обязанности Банка России информировать банковские СРО о применяемых к кредитным организациям санкциях, что нашло отражение в подготовленной Ассоциацией российских банков Стратегии повышения конкурентоспособности национальной банковской системы РФ*(224).

Необходимо отметить, что многие из указанных идей нашли свое отражение в проекте федерального закона N 348631-3 "О саморегулируемых организациях", который был вынесен на рассмотрение Государственной Думы еще в 2003 г., а подписан Президентом РФ только спустя четыре года, 1 декабря 2007 г.*(225) В то же время в рамках банковского сообщества не наблюдается единства мнений относительно целесообразности закрепления за банковскими СРО ряда регулирующих полномочий.

Так, по мнению первого вицепрезидента Ассоциации региональных банков России А. Хандруева, возникают обоснованные опасения, что при закреплении за саморегулируемыми банковскими организациями полномочий по проведению инспекционных проверок своих членов, а также установления обязанности по представлению членами отчетности в адрес СРО, появится квази-государственная структура, которая неизбежно будет носителем и выразителем интересов отдельных групп кредитных организаций. Все это таит опасность создания внутри СРО бюрократической вертикали, которая рано или поздно приведет к двоевластию в сфере регулирования и надзора в банковской деятельности*(226).

Следует отметить также, что членами банковских СРО по определению являются конкуренты, поэтому при возникновении административного начала в деятельности таких организаций неизбежна потеря баланса между часто противоречивыми частными интересами. Более того, сама по себе идея раскрытия информации о своей предпринимательской деятельности путем представления отчетности или допуска конкурентов к проведению проверок в своей организации, по меньшей мере, выглядит странно.

Согласно Письму Банка России от 27 июля 2005 г. N 04-15-4/3143 "О Стратегии повышения конкурентоспособности национальной банковской системы РФ" предлагаемые Ассоциацией российских банков направления развития саморегулирования существенно выходят за рамки общепризнанных международным сообществом принципов организации саморегулирования и представляют собой попытку прямого вмешательства в деятельность надзорного органа. Вместе с тем, по мнению Банка России, такое вмешательство окажет крайне негативное влияние на состояние банковского регулирования и надзора, а в ряде случаев это приведет к разглашению конфиденциальных сведений и банковской тайны.

Следует согласиться с мнением бывшего первого заместителя председателя Банка России А.А. Козлова о том, что в банковской сфере должна развиваться самоорганизация, "должно существовать лоббирование интересов банковского сообщества. И, без сомнения, должны существовать некоторые элементы саморегулирования в таких процессах, как создание и соблюдение кодекса поведения банкиров, как соблюдение деловой репутации участников рынка"*(227). По его мнению, когда банковские ассоциации смогут показать пример установления правил ими самими и жесткого контроля за их соблюдением, только тогда у них появится право на регулирование каких-то отдельных сфер деятельности.

<< | >>
Источник: Латус Е.Б.. Рынок банковских услуг: правовое обеспечение стабильности. – М.: "Волтерс Клувер",2008. – 134 с.. 2008

Еще по теме § 2. Проблема унификации финансового регулирования и надзора:

  1. 2.1. Проблемы применения инструментов денежно-кредитного регулирования на региональном уровне
  2. 1. Некоторые международно-правовые проблемы регулированияденежно-кредитной сферы России
  3. § 3. Виды банковского регулирования. Классификация средств банковского регулирования и надзора
  4. § 2. Проблема унификации финансового регулирования и надзора
  5. 12.4. Унификация международных стандартов деятельности финансовых институтов
  6. Валютное регулирование и валютный контроль в РФ. Валютные операции
  7. §4. Проблемы унификации инвестиционных правовых режимов в свете согласования последних с положениями антимонопольного законодательства стран-участниц АТЭС
  8. Основные направления развития правового регулирования страховых услуг в Европейском Союзе
  9. 3.1. Саморегулируемые организации в нефтегазовом строительстве и проблемы их интеграции в механизм административно-правового регулирования.
  10. Соотношение публичного и частного права в регулировании предупреждения коррупции.
  11. 3.1. Саморегулируемые организации в нефтегазовом строительстве и проблемы их интеграции в механизм административно-правового регулирования.
  12. § 2. Функции Центрального банка Российской Федерации на современном этапе развития российского государства: основные проблемы установления и осуществления
  13. Принципы банковского надзора
  14. § 2. Государственное регулирование банковской деятельности и безналичные расчеты как его объект.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -