<<
>>

Законодательство государств, допускающее применение оружия и боевой техники против гражданских воздушных судов-нарушителей

Законодательство Российской Федерации. Анализируя нынешнее законодательство РФ в данной области, особое внимание следует обратить на случаи нарушений воздушного и иного законодательства Российской Федерации, связанных с ненадлежащим использованием воздушных судов, которые порождают возможность, а порой и необходимость применения оружия и боевой техники.

К воздушным судам-нарушителям Государственной границы Российской Федерации применимы правила, закрепленные в ст. 35 Закона о Государственной границе. Другие правовые положения, предоставляющие возможность применения оружия и боевой техники в отношении воздушных судов, предусмотрены ст. 7 Закона о противодействии терроризму.

Закон о Государственной границе153 содержит нормы, устанавливающие правовой режим воздушной Государственной границы РФ. В данном нормативном акте, в частности, регламентируется порядок влета (вылета) воздушных судов в воздушное пространство РФ, в том числе и в случаях вынужденного пересечения госграницы в силу чрезвычайных обстоятельств, а также определяет перечень таких обстоятельств и действий командиров воздушных судов и органов обслуживания воздушного движения (далее - ОВД) по обеспечению безопасности воздушного движения в этих обстоятельствах. Кроме того, в ст. 31 Закона о Государственной границе установлены полномочия Войск противовоздушной обороны (далее - ПВО) при защите воздушной государственной границы. В соответствии с положениями этой статьи, войска ПВО обязаны оказывать «содействие воздушным судам, незаконно пересекшим Государственную границу, в случаях форс-мажорных обстоятельств или непреднамеренных действий экипажей этих судов посредством восстановления их ориентировки, вывода на аэродром посадки на территории Российской Федерации или за пределы Российской Федерации»154.

Согласно этой же статье, войскам ПВО предоставлено право:

1) использовать имеющиеся у них средства для опознавания воздушных судов в воздушном пространстве Российской Федерации и воздушном пространстве за пределами территориального моря Российской Федерации до границ иностранного государства при возникновении угрозы незаконного пересечения или при незаконном пересечении Государственной границы;

2) в необходимых случаях привлекать силы и средства других видов Вооруженных Сил Российской Федерации, государственных органов для выяснения обстановки в воздушном пространстве и принятия мер по предупреждению и прекращению незаконного пересечения государственной границы в воздушном пространстве;

3) полностью запрещать и ограничивать полеты воздушных судов в отдельных районах воздушного пространства Российской Федерации при возникновении угрозы незаконного пересечения или при незаконном пересечении Государственной границы в воздушном пространстве.

В целях настоящего исследования особое внимание следует обращать на положения ст. 35 рассматриваемого Закона, устанавливающие порядок применения оружия и боевой техники при защите воздушной границы РФ. Данная статья допускает применение силы (оружия и боевой техники) в пределах приграничной зоны Российской Федерации пограничными органами, войсками ПВО и силами Военно-морского флота для отражения вооруженного вторжения в воздушное пространство РФ, в ответ на применение силы воздушными судами- нарушителями, для предотвращения угона воздушных судов за границу, а также в тех случаях, когда прекращение нарушения не может быть осуществлено другими средствами. В соответствии с данной статьей, применению оружия и боевой техники должно предшествовать ясно выраженное предупреждение о намерении их применить, включая предупредительные выстрелы. Оружие и боевая техника могут быть применены без предупреждения в случае отражения вооруженного вторжения. Ст. 35 также вводит запрет применения оружия и боевой техники в отношении воздушных судов с пассажирами на борту. По всей видимости, «такое запрещение распространяется только на гражданские воздушные суда коммерческой авиации»[152], - считает А.И. Травников. Государственным органом, определяющим порядок применения оружия и боевой техники, является Правительство Российской Федерации.

К числу федеральных законов РФ, содержащих нормы, устанавливающие режим воздушного пространства, относится также Закон о противодействии терроризму[153]. Ст. 7 этого Закона посвящена пресечению террористических актов в воздушной среде. П. 2 ст. 7 Закона предоставляет Вооруженным Силам РФ право применения оружия и боевой техники против воздушного судна в случае, если оно не реагирует или отказывается подчиняться подаваемым радиокомандам и визуальным сигналам поднятых для его перехвата летательных аппаратов с целью пресечь полет указанного воздушного судна-нарушителя,

принуждая его к посадке. В данном случае имеются в виду предупредительные выстрелы.

Если после произведения предупредительных выстрелов воздушное судно продолжает не отвечать на команды о вынужденной посадке, и при этом существует реальная угроза гибели людей либо наступления экологической катастрофы, то при таких обстоятельствах допускается применение оружия и боевой техники для пресечения полета указанного воздушного судна-нарушителя путем его уничтожения. В п. 3 ст. 7 данного Закона закреплено следующее: «если имеется достоверная информация о возможности использования воздушного судна для совершения террористического акта или о захвате воздушного судна и при этом были исчерпаны все обусловленные сложившимися обстоятельствами меры, необходимые для его посадки, и существует реальная опасность гибели людей либо наступления экологической катастрофы, Вооруженные Силы Российской Федерации применяют оружие и боевую технику для

157

пресечения полета указанного воздушного судна путем его уничтожения» .

Особого внимания заслуживает ст. 8 Закона о противодействии терроризму, предусматривающая возможность применения оружия и боевой техники Вооруженных сил РФ в целях устранения угрозы террористического акта на континентальном шельфе Российской Федерации (т.е. за пределами территориального моря РФ), в отношении плавательных средств (морские суда и корабли), в том числе с использованием летательных аппаратов. По всей видимости, имеются в виду построенные на континентальном шельфе искусственные острова, установки и сооружения. А.И. Травников предполагает, что законодатель, принимая нормы ст. 8 данного Закона, ссылался на положения ч. VI Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., устанавливающие суверенные права прибрежных государств над континентальным шельфом. Данная статья рассматривает возможность применения оружия только в отношении плавательных средств на территориальном шельфе, а не в отношении летательных аппаратов, представляющих террористическую угрозу.

Формально полномочие «устранения угрозы террористического акта в воздушной среде» появилось в 2007 г.

после того, как Председатель Правительства Российской Федерации подписал Постановление Правительства РФ № 352 от 06.06.2007 «О мерах по реализации Федерального закона о противодействии терроризму» (в ред. Постановления Правительства РФ № 1013 от 07.12.2011). В этот нормативный акт включены три положения, среди которых «Положение о применении оружия и боевой техники Вооруженными Силами Российской Федерации для устранения угрозы террористического акта в воздушной среде или пресечения такого террористического акта»[154]. В п. 3 этого Положения установлено, что «применение оружия и боевой техники осуществляется на основе принципа соразмерности принимаемых мер степени террористической опасности». В п. 5 закреплено, что в случае, когда отсутствует реальная угроза гибели людей и/или наступления экологической катастрофы оружие и боевая техника не применяются. Решение об открытии предупредительного огня принимается командиром экипажа летательного аппарата Вооруженных Сил РФ, о чем он лично немедленно докладывает на командный пункт. Данное Положение заканчивается п. 9, который устанавливает, что именно Министр обороны Российской Федерации определяет порядок принятия решения о применении оружия и боевой техники и должностных лиц, принимающих такое решение.

Более свежим документом в этой области является Федеральный закон «О ратификации Соглашения Независимых Государств (далее - СНГ) об организации действий по противовоздушной обороне сил государств - участников Содружества при получении информации о захвате (угоне) воздушного судна»[155].

Он был подписан Президентом РФ в 2013 г. В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ[156], данное соглашение является частью правовой системы РФ. Ст. 1 Соглашения[157] устанавливает, что стороны сотрудничают в организации действий дежурных по ПВО сил государств - участников СНГ в случае получения информации о захвате воздушного судна (летательного аппарата) и предотвращении террористических актов с использованием воздушного судна (летательного аппарата) в воздушном пространстве государств - участников СНГ.

Неотъемлемой частью данного Соглашения является «Положение о порядке действий дежурных по противовоздушной обороне сил государств - участников СНГ при получении информации об угрозе совершения террористического акта в воздушном пространстве и/или захвате (угоне) воздушного судна (летательного аппарата)»[158]. В соответствии с этим положением при возникновении угрозы совершения террористического акта в воздушном пространстве и/или захвате (угоне) воздушного судна (летательного аппарата), в том числе при наличии угрозы пересечения Государственной границы сопредельного государства - участника СНГ этим воздушным судном (летательным аппаратом), на командные пункты органов военного управления прибывают командиры и поднимаются в воздух дежурные воздушные суда вооруженных сил государств - участников СНГ. В случае, если были исчерпаны все меры для посадки летательного аппарата-нарушителя, используемого для совершения теракта, против него применяются оружие и боевая техника для его уничтожения. Оружие и боевая техника не применяются, если отсутствует достоверная информация о том, что воздушное судно (летательный аппарат) был захвачен или используется для совершения террористического акта.

Участие Вооруженных Сил Российской Федерации (далее - ВС РФ) в противодействии терроризму вытекает из их полномочий, предоставленных Законом об обороне[159] (ст. 22), и из Военной доктрины Российской Федерации[160], которая определяет одну из форм применения ВС РФ при контртеррористических операциях. Согласно п. 5 Общих положений Военной доктрины РФ, военные меры (в том числе против воздушных судов-нарушителей) могут быть использованы для защиты интересов страны только после исчерпывания всех инструментов ненасильственного характера.

К другим нормативно-правовым актам Российской Федерации, регулирующим напрямую или косвенно вопрос предотвращения или пресечения актов ненадлежащего использования гражданской авиации, относится также Воздушный кодекс РФ (далее - ВК РФ)[161].

П. 2 ст. 18 ВК РФ устанавливает обязанности органов Единой системы организации воздушного движения (далее - ЕС ОрВД) принимать меры для предотвращения или прекращения нарушений правового режима воздушного пространства РФ. Такие меры предусмотрены Федеральными правилами использования воздушного пространства (далее - ФП ИВП)[162]. Основываясь на п. 148 этих правил, в случае выявления воздушного судна-нарушителя органы ПВО подают сигнал «Режим» (требование о прекращении нарушения воздушного пространства) и доводят его до центров ЕС ОрВД. Впоследствии принимается решение о прекращении использования воздушного пространства РФ воздушным судном-нарушителем. При выполнении международных полетов такое решение принимается начальником дежурной смены Главного центра ЕС ОрВД, а в остальных случаях - начальниками дежурных смен зонального центра ЕС ОрВД. Принятое решение доводится до органов ПВО и до пользователя воздушного судна-нарушителя. В соответствии с п. 151 ФП ИВП в случае незаконного пересечения государственной границы Российской Федерации судна-нарушителя, а также при появлении в воздушном пространстве неопознанных воздушных судов в исключительных случаях органы ПВО объявляют сигнал «Ковер», который означает требование немедленной посадки всех воздушных судов в районе перехвата воздушного судна-нарушителя. В случае невыполнения со стороны экипажа воздушного судна-нарушителя подаваемой управлением полетами команды о прекращении нарушения правового режима воздушного пространства РФ такая информация передается органам ПВО, которые принимают решение поднять в воздух дежурные самолеты (вертолеты) ВВС и ПВО для принуждения воздушного судна-нарушителя к посадке на аэродром, пригодный для посадки такого типа воздушного судна.

Для принуждения к посадке воздушного судна-нарушителя дежурные самолеты ВВС и ПВО используют международные сигналы, которые указаны в Приложении 2 Чикагской конвенции 1944 г. Эти международные сигналы включены без изменений в Приложение 7 к Федеральным авиационным правилам полетов в воздушном пространстве Российской Федерации (далее - ФАПП)[163].

Также ст. 75 ВК РФ содержит нормы, относящиеся к использованию фото- и киносъемки и других способов зондирования земли с борта воздушного судна. В ней содержится всего лишь ссылка на Правительство Российской Федера- ции как на орган, устанавливающий порядок допущения использования фотоаппаратов, видеокамер или других устройств дистанционного зондирования земли с борта воздушного судна. Таким образом, Правительство РФ устанавливает правила использования таких средств на борту гражданских воздушных судов, не допуская использования вышеперечисленных устройств для сбора разведданных, т.е. для совершения шпионажа.

Резюмируя все вышесказанное, можно прийти к выводу, что законодательство Российской Федерации предусматривает возможность применения силы (оружия и боевой техники) против гражданских воздушных судов-нарушителей как способ пресечения ненадлежащего использования гражданской авиации. Но это не означает, что применение оружия против гражданских воздушных судов в полете не ограничено. Власти РФ вынуждены прибегать к таким мерам в случае, когда воздушное судно-нарушитель не подчиняется требованиям о посадке и существует реальная опасность гибели людей, наступления экологической катастрофы или совершения террористического акта, что также является и угрозой международной безопасности.

Что касается других деяний, относящихся к ненадлежащему использованию гражданской авиации, таких как воздушное пиратство, шпионаж, работорговля, перевозка оружия, наркотиков и т.п., положения российского законодательства не предусматривают применения оружия для прекращения нарушения в отличие от того, что происходит в некоторых государствах Латинской Америки, где в борьбе против наркоторговли власти допускают уничтожение гражданских воздушных судов, перевозящих на борту наркотические и психотропные вещества.

Законодательство Французской Республики. Пролет над воздушной территорией Франции регулируется Кодексом гражданской авиации (Code de l\'avia- tion civile) и Уголовным кодексом (Code penal). Пролет над определенными так называемыми чувствительными зонами, такими как зоны атомных электростанций, может быть запрещен. В этом контексте вторжение в воздушное пространство запретной для полетов зоны или нарушение действующих процедур полетов, установленных государством, является преступлением.

Французский кодекс гражданской авиации предусматривает, что «воздушное судно, зарегистрированное в другом государстве, может летать над французской территорией, только если это право предоставлено ему дипломатической конвенцией или если воздушному судну дано для этой цели разрешение, которое должно быть конкретным и временного характера»[164] [165] [166] [167]. В соответствии с принципом суверенитета над воздушным пространством, государство может назначить маршруты и высоту

169

полетов, которым воздушное судно должно придерживаться в своем плане полета . Точно так же даже во время войны каждое государство имеет право принять правила, которые регулируют доступ движение, или пребывание воздушных судов. Согласно Декрету 75-930 от 10 октября 1975 г., миссией Военно-воздушных сил Франции является соблюдение целостности и суверенитета своего воздушного пространства круглосуточно. Это делается за счет использования системы активных мер воздушной безопасности (mesures actives de surete aerienne), что позволяет ответную реакцию на незаконное вторжение в воздушное пространство Франции .

Для повышения эффективности прикрытия с воздуха вокруг своей территории Франция подписала соглашения о трансграничной безопасности с большей частью своих европейских соседей[168]. Такие соглашения, как, например, франко-швейцарский договор, подписанный 26 ноября 2004 г., допускают совместное непосредственное осуществление мер безопасности полетов. Эти меры варьируют от простого распознавания подозрительного гражданского воздушного судна до его приграничного преследования «по горячим следам» с предупредительными выстрелами и последующей принудительной посадкой воздушного судна-нарушителя. Такие договоры были подписаны с Испанией, Бельгией, Великобританией, Италией, Германией.

Полномочия органов государственной власти Франции в пределах воздушного пространства государства разрешают им принимать необходимые меры, чтобы гарантировать воздушную и территориальную безопасность.

В случае террористического захвата гражданского самолета с целью уничтожения промышленного объекта, содержащего опасные вещества, Премьер-министр Франции может приказать пилотам истребителей сбить гражданский самолет. Он принимает такое решение в целях защиты людей, за безопасность которых отвечают французские власти. Необходимость применения оружия на поражение появляется в случае неизбежности и неотвратимости опасности, угрожающей стране. Применение вооруженной силы допускается только после того, как другие принудительные меры были исчерпаны. Применение силы должно быть последним средством для нейтрализации террористической угрозы. Террористическая угроза наступает тогда, когда Правительство Франции посчитает воздушное судно импровизированным оружием, используемым с целью вызвать смерть и причинить имущественный вред. При этом оно устанавливает необходимость применения вооруженных сил . Это может относиться к коммерческой авиации, частным самолетам, фиксированным или винтокрылым летательным аппаратам и даже беспилотникам. [169]

В случае угона самолета террористами Правительство Франции может приказать его уничтожить только тогда, когда лица, принимающие решение, уверенно пришли к выводу, что воздушное судно находится на грани совершения враждебного акта. Если после предупредительных выстрелов гражданское воздушное судно не реагирует на подаваемые команды, Премьер-министр Франции, который отвечает за ПВО, может приказать уничтожить его .

Глава Правительства Французской Республики имеет полный оперативный контроль за действиями, предпринятыми Правительством в тесном контакте с Высшим органом ПВО (la Haute Autorite de Defense Aerienne (HADA)), Генеральным секретариатом по обороне и национальной безопасности (Secretariat general de la defense et de la securite nationale) и Межведомственной комиссией по безопасности полетов (Commission interministerielle de la smete aerien- ne). Таким образом, обеспечение безопасности полетов во Франции является

175

межведомственным вопросом .

Инструкции Франции, предусматривающие уничтожение воздушного судна, представляющего собой серьезную угрозу, лежат в правовых рамках самообороны.

С 2002 г. в целях обеспечения общественной безопасности Правительство Франции установило запретные воздушные зоны в целях защиты в любое время, при любых обстоятельствах или временной защиты некоторых участков государственной территории, в которых расположены атомные электростанции, объекты обороны или крупные города. Статус этих зон делится на районы (P) постоянно запретных зон полетов, временно закрытых зон полетов (ZIT), а также зон с временным режимом урегулирования (ZRT)[170] [171] [172]. Данные запретные зоны отражены на аэронавигационных картах. Проникновение в эти зоны Франции не уполномоченных на это воздушных судов влечет за собой процесс принятия мер авиационной безопасности, целью которого является точная идентификация летательного аппарата-нарушителя. При необходимости может быть начата операция перехвата с помощью воздушных судов, которые находятся в состоянии боевой готовности, чтобы защитить воздушное пространство Франции. В случае, когда обстоятельства не позволяют произвести идентификацию, Высший орган ПВО (la Haute Autorite de Defense Aerienne (HADA)) может принять решение о принудительной посадке в указанном месте .

Причины, которые приводят к нарушению режима воздушного пространства Франции, могут быть различных видов:

- преднамеренные: начиная со шпионажа, неразрешенной фотосъемки до осуществления террористического акта;

- непреднамеренные: когда экипажи воздушных судов-нарушителей являются жертвой навигационной ошибки во время управления этим судном; неспособность пилота ориентироваться в пространстве; отсутствие знаний о пра-

178

вилах, регламентирующих режим запретных зон .

Законодательство Итальянской Республики. Террористическим атакам с использованием гражданского самолета посвящен в Италии один из многих военных, политических и юридических инструментов «войны против терроризма». Речь идет о военно-политическом «инструменте», закрепленном в соответствующей нормативно-правовой базе, подготовленной в тайне и вдали от глаз общественности Правительством Берлускони в апреле 2004 г. Эта нормативно-правовая база нашла отражение в решении Совета Министров Италии под грифом «секретно». [173] [174]

Решение вступило в силу при Правительстве Романо Проди для предотвращения возможных террористических актов (т.е. атаки с помощью захваченного гражданского воздушного судна, направленного на объекты на земле, убивая невинных людей, по аналогии с террористическими атаками 11 сентября 2001 г. в Соединенных Штатах) .

Существование этого тайного решения было открыто общественности в ответе итальянского Правительства на парламентский запрос члена Комиссии Палаты депутатов по обороне Тана де Зулета[175] [176]. Согласно ответу итальянского правительства[177] [178] [179] [180], такая нормативная процедура является результатом внедрения на национальном уровне так называемого «Renegade Concept» - документа, составленного НАТО в директиве под названием «MCM-062-02» . Этот документ содержит:

1) «указание характеристик гражданского воздушного судна, используемого в качестве оружия для совершения террористических актов»;

2) «политические и военные последствия»;

3) «Руководство по действиям», которое будет принято время от времени в

183

релевантных «кризисных ситуациях» .

Критерии и процедуры под грифом «секретно» узаконивают открытие огня на поражение гражданского самолета. Окончательное решение об уничтожении гражданского самолета должно быть принято «национальным органом власти» . При этом не ясно, каков состав этого «национального органа власти». Наблюдая реакцию итальянских властей на сигнал тревоги, который поступил после захвата турецким гражданином гражданского авиалайнера в октябре 2006 г., специалисты выдвинули версию, согласно которой вышеназванный «национальный орган власти» может представлять собой структуру, включающую в себя Министра обороны, а в его отсутствии - заместителя Министра обороны .

Законодательство Соединенных Штатов Америки. 11 сентября 2001 г. террористы, связанные с группировкой исламского боевика Усамы бен Ладена, угнали 4 американских коммерческих авиалайнера, 2 из которых врезались в башни-близнецы Мирового торгового центра в Нью-Йорке, а один - в здание Пентагона в Вашингтоне. Четвертый самолет разбился в Шанксвилле, штат Пенсильвания, недалеко от Питтсбурга, после того как пассажиры боролись с угонщиками для того, чтобы взять контроль над самолетом. Общее число жертв в результате этих террористических актов было почти 3000 человек.

11 сентября 2001 г. мировое сообщество впервые столкнулось с новой угрозой для мира и безопасности - использованием гражданских пассажирских воздушных судов в качестве оружия для уничтожения людей и объектов на земле.

В первые же дни после терактов 11 сентября 2001 г. Президент США провел консультации с лидерами Конгресса США для принятия соответствующих мер, чтобы справиться с ситуацией, стоящей перед Соединенными Штатами. Эти консультации привели к принятию резолюции Конгресса, дающей Президенту США право принимать военные меры, чтобы справиться со сторонами, ответственными за нападения на Соединенные Штаты Америки[181] [182].

Резолюция (S.J. Res. 23), которая, согласно ее разделу 1, носит официальное название «Разрешение на применение военной силы» («Authorization for Use of Military Force»), была принята Конгрессом США 14 сентября 2001 г. и подписана Президентом США 18 сентября 2001 г., приобретая таким образом силу закона (в США - статута).

Вступившая в силу Резолюция содержит 5 пунктов. В ее преамбуле объясняется необходимость принятия этой совместной резолюции:

«Принимая во внимание, что 11 сентября 2001 г. против Соединенных Штатов и их граждан были совершены коварные акты насилия;

принимая во внимание факт, что такие деяния вызывают необходимость и целесообразность Соединенных Штатов осуществлять свои права на самооборону и защиту своих граждан как у себя дома, так и за рубежом;

в свете угрозы национальной безопасности и внешней политики Соединенных Штатов, исходящей от этих серьезных актов насилия;

принимая во внимание то, что такие действия продолжают создавать необычную и чрезвычайную угрозу для национальной безопасности и внешней политики Соединенных Штатов;

принимая во внимание то, что Президент имеет полномочия в соответствии с Конституцией США принимать меры для недопущения и предотвращения актов международного терроризма, направленных против Соединенных Штатов,

принимается соответствующая резолюция Сенатом и Палатой представителей Конгресса Соединенных Штатов» .

Разд. 2 (а) Резолюции уполномочивает Президента США «использовать всю необходимую и соответствующую силу против тех наций, организаций или людей, которых он определяет, из числа тех, которые запланировали, уполномочили, совершили или помогли совершить теракты, произошедшие 11 сентября 2001 г., или укрывали такие организации или лиц, в целях предотвращения любых будущих актов международного терроризма против Соединенных Штатов такими

188

странами, организациями или лицами» . [183] [184]

28 сентября 2001 г. известная английская газета «The Guardian», основываясь на полученной от Пентагона информации, сообщила, что 2 генерала Военно-воздушных сил США были уполномочены Президентом США сбивать коммерческие авиалайнеры, которые представляют собой угрозу для любого города в Соединенных Штатах. На вопрос, какие гарантии есть у пассажиров гражданских воздушных судов в случае допущения ошибки неправильной квалификации ситуации, тогдашний американский Министр обороны Дональд Рамсфельд подчеркнул, что генералы будут действовать без прямого разрешения Президента только в самых чрезвычайных обстоятельствах и только тогда, когда не будет достаточно времени, чтобы проконсультироваться с другими службами[185] [186].

Такой же приказ уничтожать гражданский самолет с пассажирами на борту был отдан 11 сентября 2001 г., но с опозданием. В 9:26 утра 11 сентября 2001 г. администрация Буша-Чейни приказала запретить взлеты всех гражданских самолетов на территории США, а в 9:45 всем самолетам в воздухе приказали приземлиться . Эти приказы послужили основой для возможности давать приказ сбивать гражданские самолеты, которые нарушают этот порядок. Вице-президент Чейни прибыл в Президентский оперативный центр по чрезвычайным событиям «незадолго до 10:00»[187] [188].

В 10:02 он «начал получать отчеты от разведки о некоем гражданском самолете - предположительно угнанном, - направлявшемся в сторону Вашингтона» .

Хотя этот самолет был «United 93» (один из четырех угнанных гражданских авиалайнеров), Комиссия по расследованию событий 11 сентября (the 9/11 Comission) заявила, что это не было известно в то время, потому что военные не узнали о захвате этого самолета, пока он не разбился . Через военного помощника Чейни дал разрешение на уничтожение гражданских самолетов «где-то между 10:10 и 10:15», снова повторил такой приказ, «вероятно, где-то между 10:12 и 10:18», а затем получил подтверждение от президента Буша в 10:20[189] [190]. Докладывая, что Ричард Кларк (в то время Национальный координатор Соединенных Штатов по безопасности, защите инфраструктуры и борьбе с терроризмом) «попросил Президента США дать разрешение сбивать самолеты», Комиссия по расследованию событий 11 сентября 2001 г. написала: «Подтверждение этого органа (Президента США) пришло в 10:25»[191]. Авторизация на применение оружия против гражданских воздушных судов в полете была получена слишком поздно, чтобы повлиять на судьбу пассажирского самолета «Юнайтед 93», который разбился в 10:03.

Эти факты говорят о том, что разрешение на применение оружия и боевой техники против вредоносных гражданских воздушных судов было получено от Президента США до принятия вышеупомянутой резолюции (S.J. Res. 23), из чего можно сделать вывод, что несмотря на отсутствие конкретного закона о применении оружия против гражданских воздушных судов, использованных в качестве оружия для уничтожения людей и разрушения объектов на земле, Президент США уделен полномочиями дать такое решение исходя с того, что, в соответствии с Конституцией Соединенных Штатов, Президент имеет полномочия принимать меры для недопущения и предотвращения актов международного терроризма, направленных против США. Данные экстраординарные полномочия Президента США не предусмотрены прямо Конституцией. Они предоставляются Президенту Актом о национальном чрезвычайном положении 1976 г. (the National Emergencies Act)[192]. Соединенные Штаты находились в состоянии чрезвы-

191

194

чайного положения, начиная с 14 сентября 2001 г., когда администрация Буша объявила чрезвычайное положение, основываясь на событиях 11 сентября. В сентябре 2010 г. Президент США Барак Обама сообщил Конгрессу, что чрезвычайное положение, вступившее в силу с 14 сентября 2001 г., будет продлено еще на один год . Все акты, изданные Президентом в период действия чрезвычайного положения, подлежат немедленному представлению в палаты Конгресса США. Если ими предусматривается использование Вооруженных Сил Соединенных Штатов, то действуют правила Резолюции палат о военных полномочиях 1973 г. (the War Powers Resolution) . Ст. 3 этой Резолюции требует проведения консультаций Президента США с Конгрессом, прежде чем отправлять вооруженные силы США в зоны военных действий. Ричард Никсон и все его преемники утверждали, что Резолюция о военных полномочиях 1973 г. подрывает доверие союзников к США, дает противникам основания сомневаться в решимости США применить силу и посягает на президентские прерогативы. Президенты обычно игнорировали, уклонялись или, иначе говоря, сводили к минимуму пределы действия этой Резолюции (статута), и к концу срока полномочий администрации Президента Рейгана Конгресс отказался от ссылок на нее.

Ричард Познер недавно утверждал, что «в условиях большой опасности правовые ограничения окажутся на обочине; должностные лица действуют, оставляя за собой юридические последствия, с которыми придется разобраться позже. Многие солдаты и сотрудники службы безопасности “живут” именно для таких чрезвычайных ситуаций, и их выделяют за проявленное мужество» .

Он считает, что Президент США имеет как юридические полномочия, так и [193] [194] [195] моральный долг нарушать закон, если он считает, что страна находится в состоянии риска. Познер говорит о «лицензированном гражданском неповиновении», когда создаются такие непредвиденные «обстоятельства, что правила (нормы закона) могут быть игнорированы»[196].

Аналогично данному подходу, мотивируя так называемой «Конституцией необходимости», Полсен заявляет, что для защиты Конституции США (и народа) Президент юридически в соответствии с Конституцией вправе игнорировать конкретные конституционные положения[197] [198]. Другой видный консервативный ученый Роберт Борк, относясь с пренебрежением к международному праву, заявлял, что «США не должны совершить ошибку, признавая, что договоры имеют силу закона независимо от того, что жизненные интересы нации находятся под угрозой» .

Джон Ю, один из строителей правовой архитектуры «борьбы против терроризма» Президента Джорджа Буша (младшего), утверждает, что президентские полномочия в военное время представляют собой не разрешенные или не правовые действия в связи с тем, что «борьба против террора, в которую мы вовлечены сейчас, приобрела статус постоянного явления, поэтому эти исключительные, неурегулированные законом полномочия также приобретают статус постоянных»[199].

Основная проблема заключается в том, является ли закон полезным «инструментом» в борьбе против терроризма или, в более широком смысле, в «чрезвычайной ситуации» или «при необходимых обстоятельствах».

Применение оружия и боевой техники против пассажирских гражданских самолетов действительно является сложным вопросом принятия правильного решения. Автор диссертации не совсем согласен с критикой американского ученого- юриста Рональда Дворкина, который утверждает, что «сложные случаи не имеют правильного решения, потому что они, как правило, представляют собой нравственные дела, и для моральных дел нельзя найти “правильных” решений»[200]. Речь идет о том, что есть некоторые обстоятельства, при которых право (как предварительно установленная система правил) имеет очень ограниченное место.

Как показал так называемый подход «пределы закона», есть некоторые вопросы или ситуации, которые закон не может предусмотреть, и что после того, как эти ситуации произошли, закон не может ни регулировать, ни решать их. Луи Сэ- идман считает, что «никто не может использовать закон, чтобы определить, когда законность должна быть приостановлена»[201] [202]. Как выразился Левинсон, «я все больше верю, что обсуждение чрезвычайных полномочий, в конечном счете, является глубоко политическим вопросом; с другой стороны с законодательством в его традиционном виде, которое имеет мало общего с разрешением любо-

206

го подлинно живого спора» .

Подведя итоги анализа законодательства США, касающегося правовых оснований применения оружия и боевой техники в случае использования гражданских самолетов для совершения террористических актов, можно утверждать, что несмотря на отсутствие конкретных норм закона, санкционирующих такое право, Президент США может приказать уничтожить смертоносный гражданский самолет, опираясь на широкое толкование своих полномочий в «чрезвычайных обстоятельствах».

Другие нормы внутреннего законодательства, дающие право властям США применять силу (в виде перехвата или принуждения к посадке воздушного судна-нару-

шителя), содержатся в Сборнике аэронавигационной информации (АИП) США , где опубликованы нормы Федерального авиационного закона США 1958 г. , в ко

тором прямо указано, что США вправе устанавливать зоны идентификации в интересах национальной безопасности. Положения этого закона предусматривают, что в таких зонах могут быть перехвачены, а в отдельных случаях и принуждены к посадке любые воздушные суда (гражданские и государственные), которые заранее не заявили соответствующим компетентным службам США о своем пролете в указанной зоне, даже если суда не следуют в направлении территории США.

Воздушные суда, которые преждевременно не известили службы США о совершении пролетов этих зон, «рассматриваются американской стороной как действующие подозрительно с враждебными намерениями»[203] [204] [205] [206] [207]. Такой подход США «противоречит принципам и нормам международного права и

ограничивает право других государств на осуществление свободы полетов над

210

открытым морем» , но, тем не менее, такие действия американских властей

находят закрепление во внутреннем законодательстве. Профессор Майкл Мил- дэ считает такие действия США нарушением международного права .

Что касается других деяний, составляющих ненадлежащее использование гражданских воздушных судов, интерес для целей настоящей диссертации представляет Свод законов США, в котором дается определение «воздушной контрабанды». Согласно ст. 1590 Свода законов США, мы «имеем дело с правонаруше-

нием в виде воздушной контрабанды, если пилот самолета перевозит или любое лицо на борту воздушного судна обладает товаром, зная или намереваясь ввести этот товар на территорию США, нарушая закон. Также будет квалифицироваться как воздушная контрабанда деяние, когда лицо производит трансфер товаров с воздушного судна на морское судно и, наоборот, в открытом море или в водах таможни США, если такое лицо не уполномочено для этого» .

Любое лицо, совершающее воздушную контрабанду, несет ответственность в виде гражданского штрафа, равного удвоенной стоимости товаров, участвующих в нарушении, но не менее 10 000 долл. В дополнение к гражданскому штрафу любое лицо, которое умышленно совершает нарушение, будет по приговору нести ответственность в виде штрафа до 10 000 долл. или лишения свободы до 5 лет, или будет нести оба наказания, если ни один из перевозимых товаров не был контролируемым веществом; или ответственность в виде штрафа до 250 000 долл. или лишения свободы до 20 лет, или оба наказания, если любой из товаров, участвующих в контрабанде, был контролируемым веществом .

Что касается незаконной торговли наркотическими и психотропными препаратами, в соответствии с гл. 1 Национального закона о контроле над наркотиками 1988 г. (the National Narcotics Leadership Act of 1988) , Госсекретарь

США отвечает за координацию всей помощи, предоставленной Правительством США для поддержки международных усилий по борьбе с производством или незаконным оборотом наркотиков.

Законодательство США предусматривает использование государственных воздушных судов для распыления гербицидов с целью искоренения с воздуха плантаций наркотиков. Президент США при содействии соответствующих федеральных ведомств контролирует любое использование гербицида для воз-

212 19 U.S. Code. § 1590.

213 См.: 19 U.S. Code. § 1590.

214 -

H.R.2454 - National Narcotics Leadership Act of 1988. 100th Congress (1987-1988) // Pub. L. Title I, subtitle A (Sec. 1001 et seq.). 1988, Nov. 18. № 102. Stat. 4181. Р. 100-190.

душного искоренения наркотических культур, чтобы определить влияние такого использования на окружающую среду и на здоровье людей[208].

Следует отметить, что Соединенные Штаты, несмотря на то, что не участвуют сами напрямую в операциях по принуждению наркоторговцев, использующих частные самолеты для перевозки изъятого из гражданского оборота товара, приземлиться или уничтожить воздушное судна в полете (вне воздушного пространства США), не только оказывают финансовую помощь для совершения таких воздушных операций, но и предоставляют иммунитет агентам Соединенных Штатов и агентам иностранных государств за действия, вытекающие из борьбы с наркоторговлей, когда в совершении таких операций иностранным государствам оказывается помощь сотрудниками и агентами США[209].

Ст. 2291-4 Свода законов Соединенных Штатов гласит: «Несмотря на любые другие положения законодательства, не должны классифицироваться как незаконные действия уполномоченных сотрудников или агентов иностранного государства (в том числе членов Вооруженных Сил этого государства) пресекать или пытаться пресечь полет самолета в воздушном пространстве над территорией этого государства, если:

- этот самолет обосновано подозревается быть напрямую использованным для незаконного оборота наркотиков; и

- Президент США в течение 12-месячного срока после совершения операции по захвату заверил Конгресс США в отношении этой страны, что:

а) пресечение полета необходимо в связи с чрезвычайной угрозой, исходящей от незаконного оборота наркотиков, для национальной безопасности этой страны; и

б) в стране существуют соответствующие процедуры для защиты от невинной гибели людей в воздухе и на земле в связи с пресечением полета, которые должны как минимум включать в себя эффективные средства для идентификации и предупреждения самолета до применения силы, направленной про-

217

тив этого самолета» .

Несмотря на любые другие положения законодательства США, не должны квалифицироваться как незаконные действия уполномоченных сотрудников или агентов США (в том числе военнослужащих Вооруженных Сил США) для оказания помощи иностранным государствам во время совершения перехвата воздушных судов. Предоставление такой помощи не должно приводить к подаче гражданских исков против Соединенных Штатов или их сотрудников и агентов (в том числе военнослужащих Вооруженных Сил США) с требованием возмещения денежного ущерба или любой другой формы возмещения ущерба[210] [211] [212].

219

Такая помощь с разрешением Президента США была оказана Колумбии и Перу[213] [214]. Эта помощь была приостановлена в апреле 2001 г. после ошибочного уничтожения в Колумбии воздушного судна с американскими миссионерами на борту . Но американская помощь для таких усилий была восстановлена в августе 2003 г.[215].

Таким образом, мы сталкиваемся с довольно странной ситуацией. В то время как Соединенные Штаты осуждают применение вооруженной силы против гражданских самолетов, в то же самое время они непосредственно поддерживают применение силы против самолетов, подозреваемых в незаконной перевозке наркотиков даже над международными водами . При этом США запрещают подобные действия в воздушном пространстве США, и американским военным нельзя непосредственно применять вооруженные силы против граж-

224

данских самолетов, даже подозреваемых в наркоторговле .

Законодательство Великобритании. Правила действий пилотов Королевских Военно-воздушных сил в случае столкновения с «вредоносным» гражданским воздушным судном простые. Документы, опубликованные журналистами газеты «Scotland on Sunday» в ноябре 2002 г., показывают, что пилотам британских истребителей «Торнадо» было приказано дать подозреваемым «вредоносным» гражданским самолетам возможность выбора между двумя действиями: уйти с курса или приземлиться, прежде чем уничтожить их в небе, лишая жизни угонщиков, невинных пассажиров и членов экипажа.

Инструкции, изложенные в меморандуме Министра обороны Великобритании, подчеркивают, насколько серьезно в настоящее время Правительство принимает угрозу террористического нападения после терактов, совершенных 11 сентября 2001 г. в США.

Меморандум гласит: «Если пилот перехваченного самолета отказывается выполнять приказы... пилот истребителя... может получить разрешение выполнить “маневр ножа”, чтобы показать пилоту захваченного самолета, что истребитель вооружен. Если перехваченное воздушное судно продолжает не отвечать на требования пилотов истребителей, может быть отдан приказ произвести предупредительные выстрелы (предупредительный выстрел должен быть произведен с такой позиции, чтобы пилот перехваченного самолета воспринял [216] [217] подобное действие как намерение пилотов истребителей усилить команду о

225

принудительной посадке, а не как атаку» .

Во время операции перехвата пилоты Королевских Военно-воздушных сил сообщают о маневрах «вредоносного» воздушного судна, которые интерпретируются как «агрессивные» и «уклонение от курса», до того как Премьер-министром будет принято окончательное решение уничтожить «вредоносный» самолет. Через несколько минут после неожиданного уклонения от траектории полета гражданского воздушного судна в направление возможной террористической цели (объекта или людей на земле) на государственной территории Великобритании жизни всех пассажиров, находящихся на борту, будут потеряны.

Военные разработали правила действий истребителей для предотвращения возможных нападений на более чем 350 важнейших национальных инфраструктурных объектов, определенных MI5 (контрразведка), включая здания Парламента, Банка Англии и военных баз и ядерных электростанций в Шотландии, Англии и Уэльсе. Действия, которым необходимо придерживаться Группе истребителей быстрого реагирования Королевских Военно-воздушных сил (RAF’s Quick Response Aircraft Team), имеющей свои базы в Корнуолле, Восточной Англии и RAF Leuchars в Файф, апробированы на проведенных учениях. Военные начальники утверждают, что решение применять оружие на поражение против захваченного террористами гражданского самолета в полете, чтобы предотвратить большие потери человеческих жизней и избежать «непоправимое и неизбежное зло», не будет принято достаточно легко[218] [219].

Когда дежурные самолеты Королевских Военно-воздушных сил находятся в воздухе, сотрудники коммуникационных служб на земле должны наблюдать за местоположением, высотой, скоростью и направлением полета подозреваемого воздушного судна.

В меморандуме отмечено, что степень применяемой силы должна быть «соразмерной». «В условиях, когда на борту вредоносного гражданского судна находятся только угонщики и его сбивают без потери человеческих жизней, применение принципов соразмерности было бы несложным. Гораздо сложнее применение силы против вредоносного гражданского самолета, которое будет непосредственно угрожать жизни пассажиров и членов экипажа на борту этого самолета, которые не виновны ни в каком преступлении и которые удерживаются против их воли. Кроме того, если есть вероятность, что сбитый самолет упадет в месте, где есть риск возникновения дальнейшей потери жизни на земле, применение

227

принципа соразмерности становится значительно сложнее» .

Но это решение будет считаться соответствующим, если представляется вероятным сценарий, что невинные люди на борту с большой вероятностью умрут «в очень короткое время» в любом случае и если потеря их жизней от уничтожения гражданского самолета «не является несоразмерной последствиям, которые ожидаются в случае, если не будут применяться такие действия» .

Другой документ Министерства обороны Великобритании показывает, что обороноспособность Великобритании для защиты от вредоносных воздушных судов распространяется не только на Королевские ВВС, но и на наземные системы ПВО, в том числе на ракеты «земля-воздух».

Слишком деликатный характер данного вопроса убедил министров в том, что только им (Правительству) должно быть предоставлено право дать окончательную инструкцию, чтобы сбить гражданский самолет. Но журналистам онлайн газеты «Scotlandon Sunday» (www.scotsman.com) стало известно, что высокопоставленные фигуры Министерства обороны настаивают, чтобы это изме- [220] [221] нить. Они предупредили в частном порядке о своем опасении, что пока они будут дожидаться, когда политики примут решение действовать, это промедление может стоить жизни невинных людей. Передавая полномочия Министерству обороны для принятия такого решения означало бы действовать аналогично, как в США, где военные имеют право сбивать гражданские самолеты, не проводя консультации с политиками и получая согласие Президента, если для этого нет времени и необходимо быстрое принятие решения. Американские генералы имеют право уничтожать любые вражеские самолеты, если у них нет времени для связи с высокопоставленными политиками.

Бывший Премьер-министр Великобритании Тони Блэр, опираясь на поддержку Министра обороны Джефф Хун и высокопоставленных депутатов, настаивал на том, что окончательное решение должно быть принято именно политиками. В докладе парламентского Комитета по обороне «О защите Великобритании от терроризма» его члены настаивали: «Любое решение сбить подозреваемый вражеский гражданский самолет должно быть принято министрами»[222] [223].

Вопрос о том, кто принимает решение об окончательных действиях против вражеского гражданского самолета, до сих пор законодательно не решен в Великобритании. Но несмотря на это власти страны выступают за уничтожение гражданского воздушного судна, используемого в качестве оружия для разрушения объектов или убийства людей на земле, хотя до сих пор не был принят закон для конкретного юридического регулирования данного вопроса.

В Стратегии национальной безопасности Великобритании (National Security Stratetgy) к приоритетным рискам для безопасности страны Совет национальной безопасности относит международный терроризм, включая террористи-

ческое нападение с использованием химического, биологического, радиологического или ядерного оружия. Что касается темы настоящего исследования, данный риск для британской безопасности относится к возможному сценарию, рассмотренному в первой главе диссертации (ст. 1 Пекинской Конвенции 2010 г.) - «высвобождение и выбрасывание с борта воздушного судна, находящегося в эксплуатации, любого оружия БХЯ (биологического, химического, ядерного) или взрывчатых, радиоактивных или аналогичных веществ таким способом, который причиняет или может причинить смерть, серьезное телесное повреждение или значительный ущерб имуществу или окружающей среде» .

Законодательство Республики Индия. Республика Индия является одной из крупнейших азиатских государств. В 2005 г. Индия приняла жесткую политику по отношению к угнанным самолетам, которые могут быть использованы в террористических целях. Политика, которая была одобрена Правительственным комитетом по безопасности Индии (India’s Cabinet Commity on Security (CCS)), позволяет сбивать угнанный коммерческий самолет, который уверенно считается «ракетой», направляющейся на стратегические объекты на территории государства .

В новой политике Правительства Индии говорится, что истребители немедленно поднимутся в воздух для сопровождения любого самолета, который угнали или который несанкционированно находится в воздушном пространстве Индии. Истребители будут сопровождать самолет все время, пока он находится в индийском воздушном пространстве. Если угнанный самолет зарегистрирован в Индии, пилоты истребителей будет стремиться заставить его приземлиться в одном из аэропортов Индии.

Данная политика Правительства Индии предусматривает вооруженное вмешательство для того, чтобы положить конец угону самолетов. Решение штурмовать [224] [225] захваченный самолет будет принято Правительственным комитетом по безопасности в качестве высшего органа, имеющего право принимать меры в случае угона самолета. Порядок принятия решения тоже был уточнен. В новой политике был установлен отлаженный механизм координации между авиадиспетчером и Комитетом по безопасности. Совместный контрольный и аналитический центр, включающий Военно-воздушные силы Индии и чиновников, отвечающих за обслуживание воздушного судна движения (далее - ОВД), будет органом распространения информации до других заинтересованных учреждений. Комитет по делам об угонах самолетов, состоящий из секретарей министерств обороны, гражданской авиации, иностранных и внутренних дел, помимо руководителей спецслужб и главного сотрудника по вопросам передачи информации, образуют группу кризисного управления и координации действий с Правительственным комитетом по безопасности. Они также будут взаимодействовать с органом исполнительной власти, который является центральным комитетом, состоящим из сотрудников соответствующих министерств и ведомств, формирующих позицию относительно приказов об уничтожении террористических воздушных судов.

Соответствующая государственная политика Республики Индия предусматривает возможность уничтожения угнанного коммерческого самолета. Но до этого идет процесс установления факта, что угнанный коммерческий самолет действительно представляет собой угрозу, т.е. является «вредоносным самолетом», который отклоняется от предварительно установленного плана полета, отказывается выполнять указания органов ОВД или истребителей-перехватчиков и направляется к стратегическому объекту, такому как, например, здания правительственных учреждений, Парламента и т.д. Решение сбить вредоносный самолет будет принято Правительственным комитетом по безопасности. Тем не менее в случае нехватки времени Премьер-министр, Министр обороны или Министр внутренних дел или в случае невозможной связи с перечисленными должностными лицами старший чиновник ВВС Индии может отдать приказ об открытии огня на поражение.

Государственная политика Индии по отношению к угону самолетов предусматривает четкий набор руководящих принципов, которым должны следовать чиновники в случае угона. Бюрократические процедуры для получения разрешения применения оружия и боевой техники против угнанного коммерческого воздушного судна упрощены.

Таким образом, Индия позиционирует себя в ряде тех государств, законодательство которых допускает применение оружия и боевой техники против угнанных коммерческих самолетов, используемых для совершения терактов.

Законодательство латиноамериканских государств. Многие государства Латинской Америки приняли законы, регулирующие вопрос применения вооруженных сил против гражданских воздушных судов, которые используются для перевозки наркотических средств.

В Боливии в некоторых частях страны наркоторговцы для перевозки своих грузов используют легкомоторные самолеты. 23 апреля 2014 г. Президентом Эво Моралесом был подписан закон, разрешающий сбивать самолеты, перевозящие наркотики в воздушном пространстве Боливии. До этого Боливия оставалась, пожалуй, единственной страной региона, в которой не было такого закона. Боливийским военным удалось завершить лишь несколько операций по перехвату гражданских самолетов с партиями наркотиков на борту. Эти самолеты возвращались владельцам, и они снова начинали свою противоправную деятельность. При этом ни один самолет не был сбит. Закон о безопасности и обороне воздушного пространства (Ley de Seguridad у Defensa del Espacio Ae- reo)[226] [227] создал Командование по безопасности и обороне воздушного пространства (Comando de Seguridad у Defensa del Espacio Aereo) , командир которого имеет полномочия принимать решение о применении вооруженных сил против самолетов, уклоняющихся от установленного плана полета, считающихся враждебными или не реагирующих на «предупредительные или принудительные» действия боливийских Военно-воздушных сил (Fuerza Aerea Boliviana (FAB)). В настоящее время способность FAB отслеживать и перехватывать самолеты ограничена, учитывая отсутствие эффективной системы радаров. Самому высокому риску быть сбитыми подвергаются легкие частные самолеты, которые ошибочно квалифицируются как воздушные суда, использующиеся для незаконного оборота наркотиков недалеко от основных регионов культивирования наркотиков.

В апреле 2014 г. Министр обороны Боливии Рубен Сааведра заявил, что в распоряжении ВВС страны есть такие виды самолетов, как «Пилатус ПС-7», «Марк Т-33» и «Каракорум К-8». Их планируют задействовать в уничтожении летательных аппаратов, используемых для перевозки запрещенных веществ, либо нарушающих воздушное пространство страны.

Правительство Гондураса объявило в марте 2014 г. о вступлении в силу Закона о запретной зоне полетов, разрешающего национальным Военно-воздушным силам сбивать гражданские самолеты даже при подозрении перевозки. Нормы этого закона ограничивают пролет неопознанных летательных аппаратов с 18:00 вечера до 6:00 утра по местному времени в запретной зоне, которая включает районы Gracias a Dios, Islas de la Bahia, Colon и Olancho (запад) , наиболее часто используемые для перевозки наркотиков. Закон предусматривает, что воздушные суда, которым не разрешено летать, будут подвергаться «прогрессивному применению силы» после процесса «исследования, перехвата, убеждения и максимального использования окончательных мер для обезвреживания угрозы»[228] [229].

Ссылаясь на новый закон, Министр обороны заявил, что Гондурас имеет необходимые механизмы для обеспечения соблюдения этого акта с целю вос-

становления мира и спокойствия на территории Гондураса. Он сказал: «Мы должны содействовать тому, чтобы страна определила свои приоритеты, и если в число этих приоритетов входит защита воздушного пространства Гондураса, нашей морской и сухопутной территорий, мы должны сделать то, что мы обязаны сделать, чтобы достичь этих целей» .

Территория Гондураса используется международными наркоторговцами, которые отправляют грузы кокаина в США на частных самолетах через Карибское море. Гондурас испытывал эскалацию насилия, связанного с наркотиками и, согласно данным Организации Объединенных Наций, Гондурас - страна с наиболее высоким числом совершенных на этой почве убийств в мире. В 2012 г. 85 убийств приходилось на 100 000 жителей .

12 июля 2014 г. Президент Перу Ольянта Умала заявил, что его правительство ведет переговоры с США о перезапуске политики разрешения применения вооруженных сил против воздушных судов, занятых в торговле наркотиками, в ответ на увеличение таких незаконных полетов в перуанском воздушном пространстве . Перу так же, как и Колумбия, заключила договор с США о получении информации с целю уничтожения гражданских самолетов, перевозящих наркотики, так называемой «Air Bridge Denial» (ABD)[230] [231] [232] [233]. Данный договор прекратил свое действие в 2001 г. 20 апреля того же года самолет-разведчик ЦРУ сообщил пилоту истребителя «FAP A-37» Военновоздушных сил Перу, что легкомоторный самолет «Cessna», подозреваемый в перевозке кокаина, совершает полет в суверенном воздушном пространстве его страны. Перуанские военные подняли тревогу и открыли огонь. На борту подозреваемого в перевозке наркотиков самолета «Cessna» летели американская баптистская миссионерка Вероника Бауэрс и ее семья. Она и ее 7-месячный ребенок погибли. Ее муж и другой 6-летний сын, а также пилот получили серьезные травмы. Расследование показало, что агенты ЦРУ передали ложную информацию. Также имело место языковое недопонимание в общении с пилотом самолета-перехватчика «FAP А-37». После случившегося ВВС Перу не сбивали больше гражданские самолеты, подозреваемые в перевозке нарко-

241

тиков .

Комиссия по обороне Конгресса Перу согласилась поставить на голосование в марте 2015 г. законопроект, разрешающий Военно-воздушным силам Перу (FAP) сбивать самолеты, причастные к незаконному обороту наркотиков. Законопроект № 2891/2013/CR[234] [235], представленный парламентарием Карлос Ту- бино Ариас Шрайбер, устанавливает, что Министерство обороны Перу является компетентным органом для определения сферы применения этого правового документа.

В соответствии с этим законопроектом применяются меры, которые включают в себя радио- и визуальный запрос об изменении маршрута и/или приказ произвести посадку воздушного судна-нарушителя. В случае неподчинения таким командам перехватчиком совершаются маневры сдерживающего характера и производятся предупредительные выстрелы трассирующими пулями. После исчерпания вышеназванных мер полет воздушного судна-нарушителя будет классифицироваться как «опасный полет» (Vuelo Peligroso), что дает право Военно-воздушным силам Перу его сбить его в перуанском воздушном простран-

243

стве в зонах с низкой плотностью населения .

Несмотря на то что данный законопроект еще не вступил в силу, в Перу уничтожение гражданских самолетов, подозреваемых в перевозке наркотиков, находит свое правовое обоснование в ст. 7 Законодательного декрета № 824[236] [237] [238], который устанавливает, что в случае неподчинения командам, подаваемым истребителями ВВС Перу, со стороны воздушного судна-нарушителя к нему будут приняты меры для пресечения полета «вплоть до его полного уничтожения».

Дебаты в Аргентине о принятии нормативных актов, разрешающих уничтожать гражданские воздушные судна, также продолжаются . В июне 2014 г. Государственный секретарь по безопасности Серхио Берни выступил против их принятия. При этом Берни сообщил, что Правительство установило 1400 нелегальных взлетно-посадочных полос вдоль северной границы страны и политическая чувствительность к растущей проблеме незаконного оборота наркотиков в Аргентине может стимулировать прохождение таких законов в Парламенте страны[239].

Колумбийские военные действуют в соответствии с программой «Air Bridge Denial» (далее - ABD) при поддержке Правительства Соединенных Штатов. Система предназначена для использования вооруженных сил против самолетов, «обоснованно подозреваемых в участии в незаконном обороте наркотиков».

Программа ABD был восстановлена в 2003 г. после ее 2-летнего приостановления в 2001 г. в связи со случайным сбитием гражданского воздушного судна в Перу, где данная программа находится в рамках строгих процедур безопасности. Применение оружия и боевой техники разрешается только по специальному разрешению Командования ВВС Колумбии (Comando Fuerza Ae- rea Colombiana (COFAC)) только тогда, когда все условия проверки воздушного судна были выполнены. Они включают в себя идентификацию самолета, его

248

перехват и открытие предупредительного огня .

Эти действия относятся только к легкомоторным самолетам-нарушителям, которые совершают полеты без обязательного плана полета и привлекают к себе особое внимание в связи с подозрительным поведением, заключающемся, например, в том, что они совершают полеты в районах, известных как центры наркоторговли, или пытаются пролететь на низкой высоте, чтобы радиолокаторы не могли их обнаружить. Ни один гражданский самолет не был сбит с момента возобновления программы Air Bridge Denial в Колумбии. При этом общая статистика гражданских самолетов, вовлеченных в незаконный оборот наркотиков, не известна.

В Бразилии Закон о применении оружия против гражданских воздушных судов в полете вступил в силу в 2004 г., спустя 6 лет после того, как законопроект был одобрен бразильским Парламентом. Эта задержка была обоснована разработ- [240] [241] кой специальных процедур для защиты правомерно используемой гражданской авиации. Особенность законодательства Бразилии заключается в том, что оно дает возможность использования Военно-воздушных сил не только при вооруженном нападении или враждебных действиях, представляющих собой акт войны, но и при противоправных действиях, не представляющих опасности для жизни людей[242]. Разрешение сбивать относится исключительно к гражданским самолетам, используемым для торговли наркотиками, и требует согласия Президента, за исключением запретных для полетов зон, где такие полномочия делегированы оперативному командующему Военно-воздушных сил Бразилии[243]. Эти зоны были установлены для защиты от терроризма в 2013 и 2014 гг. в воздушном пространстве над городами, где проводились матчи Клуба Конфедерации и чемпионат мира по футболу. Аналогичная запретная для полетов зона, скорее всего, будет установлена вокруг Рио-де-Жанейро и в других местах, используемых во время Олимпийских игр 2016 г. Вероятность применения оружия и боевой техники высока для легкомоторных самолетов, летающих в районе р. Амазонки, где проходят маршруты наркотрафика на линии границ с Перу, Боливией и Колумбией. Бразильский юрист Пасифико Луис Сальданья считает, что вступление в силу Закона об уничтожении гражданских воздушных судов (Leido Abate) «является настоящим уничтожением прав гражданина, поскольку Федеральная конституция Бразилии ограничивает право на жизнь только в случае объявленной войны»[244]. Такой позиции придерживается и бразильский конституционалист Фернанда Мачадо да Сильва Лима, который утверждает, что «уничтожение самолета всего лишь из- за подозрения незаконной перевозки наркотиков, убив таким образом членов

экипажа и пассажиров, является убийством, и выступает против государства, которое под предлогом борьбы с торговцами наркотиков использует те же самые методы преступников» . Но совсем другого мнения придерживается бра

зильский адвокат Антонио дэ Фреитас, который утверждает, что «процедура уничтожения гражданского самолета в национальном воздушном пространстве находится в строгом соответствии с процедурами обеспечения международной безопасности» и, следовательно, «в целях защиты бразильского общества мы должны продолжать реализовывать предписания Закона об уничтожении гражданских воздушных судов-нарушителей» .

22 мая 2012 г. Национальная ассамблея Венесуэлы одобрила Контрольный закон о комплексной защите воздушного пространства (Ley de Control

254

para la Defensa Integral del Espacio Aereo) . Закон детализирует процесс применения оружия против воздушных судов. Открытие огня на поражение цели установлено для неопознанных летательных аппаратов и самолетов, предположительно вовлеченных в террористические акты или в иную преступную деятельность, а также самолетов, которые препятствуют их перехвату или не подчиняются подаваемым командам органов ОВД или пилотов истребителей, преследующих их. Оперативно-стратегическое командование, находящееся в подчинении генерала-главнокомандующего, является высшей инстанцией для дачи приказа о перехвате или уничтожении воздушного судна- нарушителя.

Правительство Венесуэлы начало применять положения данного Закона в октябре 2013 г. и объявило, что в течение 2013 г. были сбиты 20 самолетов. Фо- [245] [246] [247]

тографии, опубликованные Оперативно-стратегическим командованием, указывают на то, что самолеты были перехвачены, были вынуждены приземлиться и уже после этого были уничтожены силами безопасности, а не сбиты в воздухе .

Тем не менее относительно широкое определение самолетов, против которых закон разрешает применение оружия и боевой техники, и низкий уровень требуемого разрешения на такие действия увеличивают риск случайного уничтожения гражданских воздушных судов по сравнению с другими странами Южной Америки. Эти риски особенно высоки для легкомоторных самолетов, особенно для тех, которые совершают полеты за пределами установленных маршрутов около колумбийской границы. Под высоким риском быть сбитыми теоретически окажутся также незарегистрированные легкие самолеты, выполняющие полеты к северо-западу над Карибским морем в районе, используемом наркоторговцами для перевозок в Центральную Америку.

В Чили тоже имеются действующие законы об уничтожении воздушных судов-нарушителей. Верховный указ, подписанный в декабре 2006 г. Президентом Мишель Бачелет, допускает перехват гражданского самолета. Регламент «DAR 91»[248] [249] определяет процедуру и обстоятельства, в которых можно осуществлять перехват воздушного судна. В Регламенте «DAN 91» «Reglas del Aire» (Правила полетов) закреплено: «перехват гражданских воздушных судов во всех случаях представляет потенциальную опасность, его следует избегать и осуществлять только в крайнем случае»[250]. Тем не менее уполномоченные органы государства еще не продемонстрировали на практике свою дееспособность действовать согласно положениям таких внутренних правил. Учитывая очевидное отсутствие политической воли для активного применения норм вышеназванных правил, разрешающих уничтожение воздушных судов-нарушите-лей, риск быть сбитыми для гражданских воздушных судов в Чили остается минимальным.

Что касается Уругвая, полковник Родольфо Перейра, директор Центра воздушных операций ВВС Уругвая, в 2003 г. заявил: «В уругвайском законодательстве нет нормы, которая могла бы дать основу для уничтожения самолета, за исключением случаев, когда мы находимся в состоянии войны. В

258

мирное время такая процедура не предусматривается законодательством» .

Уругвай подписал договоры с Бразилией и Аргентиной о передаче информации о воздушных судах, совершающих нерегулярные транзитные полеты. Договор с Бразилией уже ратифицирован, а договор с Аргентиной ждет ратификации парламентов обоих государств. Это создаст механизм, в соответствии с которым «если воздушное судно-нарушитель не выполняет приказы и продолжает полет в воздушное пространство соседнего государства, данному государству передается соответствующая информация, и это государство в дальнейшем берет на себя перехват воздушного судна и заставляет его

259

совершить принудительную посадку на своей территории» .

Законодательство вышеназванных латиноамериканских государств свидетельствует о существовании разных подходов борьбы с наркотрафиком, осуществляемым посредством гражданских воздушных судов. В отличие от законодательства государств в международном праве нет норм, устанавливающих единообразные основания и процедуры применения принудительных мер, направленных на пресечение таких противоправных действий, составляющих незаконное использование гражданских воздушных судов. [251] [252]

2.2.

<< | >>
Источник: Лули Редион противодействие актам. НЕНАДЛЕЖАЩЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ: МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Законодательство государств, допускающее применение оружия и боевой техники против гражданских воздушных судов-нарушителей:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -