<<
>>

Правовые основания и процедуры применения силы в отношении государственных воздушных судов-нарушителей

Говоря о противоправных действиях государственных летательных аппаратов, должна быть принята достаточно упрощенная (по сравнению с гражданскими воздушными судами) процедура применения принудительных мер, которая может различаться в зависимости от типа летательного аппарата (например, боевой или транспортный, управляемый или неуправляемый, пилотируемый или беспилотный) и от степени угрозы, возникающей вследствие совершенного им нарушения воздушного пространства.

В истории авиации зарегистрированы случаи разного подхода к пресечению полетов государственных летательных аппаратов-нарушителей.

Первый пример связан со сбитием 12 июня 1952 г. шведского военного самолета радиоразведки «DC-З» в международном воздушном пространстве над Балтийским морем (район о. Готланд) советским истребителем «МиГ-15» (летчик Г. Осинский). Приказ об уничтожении «DC-З» был отдан командующим войсками противоздушной обороны Прибалтийского района полковником Ф. Шинкаренко, несмотря на то, что этот шведский самолет даже не нарушал государственную границу СССР. При расследовании и разборе данного инцидента на заседании у И. Сталина многие военные руководители (например, министр Военно-морского флота СССР Кузнецов) предлагали отдать Ф. Шинкаренко под суд военного трибунала за «пиратские действия». Дискуссию по данному вопросу прекратил И. Сталин фразой: «А почему, товарищи, у нас полковник Шинкаренко еще не генерал?» В результате Ф. Шинкаренко стал генералом, летчик «МиГ-15» Г. Осинский был награжден орденом «Боевого Крас- ного Знамени», а шведское Правительство было правдиво проинформировано о данном событии только через 40 лет[353].

4 июля 1989 г. был зарегистрирован уникальный по своей природе инцидент с советским самолетом-истребителем «МиГ-23» (без летчика на борту), совершавшим полет с аэродрома Колобжег (Польша) через воздушное пространство ГДР, ФРГ, Бельгии и упавшим в г.

Куртрэ (Бельгия). В результате этого инцидента погиб бельгийский гражданин и был разрушен его дом. Это произошло по причине катапультирования летчика сразу после взлета, предположившего остановку работы двигателя самолета. В результате расследования этого происшествия было установлено, что полет российского истребителя непрерывно контролировался радиолокационными средствами НАТО и сопровождался их самолетами-перехватчиками. Российский боевой самолет не был уничтожен в связи с отсутствием у военного руководства НАТО уверенности в том, что в кабине «МиГ-23» нет пилота[354]. Этот пример демонстрирует иной подход государств к военным боевым воздушным судам-нарушите- лям государственной границы. Военные воздушные суда могут совершать международный полет только в случае, когда представители Военно-воздушных сил государства регистрации этих воздушных судов получат приглашение участвовать в военных учениях или других мероприятиях (парадах, показах и т.п.), имеющих место на иностранной территории. В других случаях появление иностранного военного воздушного судна над территорией государства будет считаться нарушением режима его воздушного пространства. Подход к прекращению несанкционированного полета боевого самолета простой: после исчерпания всех принудительных мер и после отказа покинуть воздушное пространство государства или совершить принудительную посадку в сопровождении воздушных судов-перехватчиков единственной мерой пресечения его полета является открытие огня на поражение, поскольку несанкционированное присутствие военного самолета в воздушном пространстве другого государства является прямой угрозой для безопасности последнего.

Процедура принятия решения о применении силы против боевых воздушных судов-нарушителей не сложная. Однако на практике многие государства не применяют силу, а сопровождают боевой самолет истребителями-перехватчиками и наблюдают за поведением боевого самолета-нарушителя. Причина такого подхода - риск начала нежелательного военного конфликта. Но есть государства, которые довольно решительно поступают и не отказываются от применения силы в случае, когда боевой самолет-нарушитель не выполняет распоряжение контролирующих органов о принудительной посадке.

Ситуация сложнее в случае необходимости применения принудительных мер в отношении государственных транспортных воздушных судов, совершающих несанкционированный полет в иностранном воздушном пространстве. К таким воздушным судам можно отнести, например, самолеты и вертолеты Министерства чрезвычайных ситуаций (далее - МЧС) Российской Федерации, которые принимают участие в спасательных операциях в случае крушений судов и кораблей на море, при стихийных бедствиях или для эвакуации граждан Российской Федерации из стран, в которых ведутся военные действия, и т.п. По отношению к таким государственным воздушным судам нельзя применить силу после их идентификации органами УВД. Эти государственные воздушные суда не могут представлять угрозу для жизни третьих лиц или для безопасности государства, и поэтому в случае, например, потери ориентировки пилотами таких судов в воздушном пространстве иностранного государства, разрешение от которого на полет не получено заранее, не следует применять против них силу, а наоборот, необходимо оказать содействие в восстановлении ориентировки.

Приведенные выше примеры достаточно наглядно показывают различные подходы государств к случаям противоправных действий иностранных воздушных судов.

«Жизни людей не могут зависеть от субъективных воззрений лидеров различных стран на защиту суверенитета над воздушным пространством своих государств, а мировое сообщество в целом просто обязано определить в универсальных нормах международного права, кто и на каких основаниях может, а в некоторых случаях обязан отдать распоряжение о применении оружия против воздушных судов-

362

нарушителей национального законодательства или международных договоров» .

В принятой 26 февраля 1996 г. Резолюции 10 6 7 [355] [356] (в связи с уничтожением 24 июля 1996 г. кубинскими ВВС двух американских гражданских легкомоторных воздушных судов) Совет Безопасности ООН, подтверждая, что «государство обладает полным и исключительным суверенитетом над своей территорией», одновременно подчеркивал, что, осуществляя это право, государство должно руководствоваться принципами, правилами, стандартами и рекомендуемой практикой, зафиксированной в Конвенции о международной гражданской авиации от 7 декабря 1944 г.

и в приложениях к ней, включая правила, касающиеся перехвата гражданских воздушных судов, а также принципами международного обычного права о неприменении оружия против таких воздушных судов в полете.

Но смотря на наши сегодняшние реалии, к такой позиции следует внести корректировки, поскольку в 1996 г. мировое сообществе не могло представить, что может столкнуться с такими угрозами, исходящими от самих гражданских воздушных судов, какие продемонстрировали всему миру события 11 сентября 2001 г. в США. И к этому можно добавить факт признания мировым сообществом возможности совершения в будущем новых террористических актов, конкретные последствия которых даже трудно представить. Самые приблизительные расчеты показывают, что в результате указанных в п. 1 ст. 1 Пекинской конвенции 2010 г. противоправных актов могут погибнуть от десятков до сотен тысяч человек. При этом нельзя не учитывать ужасающие размеры возможных экологических катастроф, которые неизбежно возникнут в результате таких террористических актов.

Таким образом, у мирового сообщества остается всего лишь один путь для противодействия этим угрозам - установить международно-правовые основания и процедуры правомерного и адекватного применения силы (оружия и боевой техники) в отношении воздушных судов, используемых в противоправных целях, угрожающих безопасности всего человечества.

<< | >>
Источник: Лули Редион противодействие актам. НЕНАДЛЕЖАЩЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ: МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Правовые основания и процедуры применения силы в отношении государственных воздушных судов-нарушителей:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -