<<
>>

§ 2. ПОЛНОМОЧИЯ ПРОКУРОРА ПО УСТРАНЕНИЮ НАРУШЕНИЙ ЗАКОНА, ДОПУЩЕННЫХ ОРГАНАМИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ, А ТАКЖЕ ПРИЧИН И УСЛОВИЙ, ИМ СПОСОБСТВУЮЩИХ

Анализ норм УПК РФ позволяет отнести к числу полномочий второй группы следующие права (обязанности) прокурора:

1) отменять незаконное или необоснованное постановление о возбуждении уголовного дела (ч.

4 ст. 146 УПК РФ);

2) отменять постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в срок не позднее 5 суток с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении (ч. 6 ст. 148 УПК РФ);

3) отменять незаконное или необоснованное постановление о приостановлении предварительного следствия в срок не позднее 14 суток с момента получения материалов уголовного дела (ч. 1.1 ст. 211 УПКРФ);

4) отменять незаконное или необоснованное постановление о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в срок не позднее 14 суток с момента получения материалов уголовного дела (ч. 1 ст. 214 УПК РФ);

5) требовать от следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ);

6) передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому (за исключением передачи уголовного дела в системе одного органа предварительного расследования) в соответствии с правилами подследственности, установленными ст. 151 УПК РФ. Изымать любое уголовное дело у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передавать его следователю Следственного комитета РФ с обязательным указанием оснований такой передачи (п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ);

7) незамедлительно освобождать всякого незаконно задержанного, или лишенного свободы, или незаконно помещенного в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного УПК РФ (ч.

2 ст. 10 УПК РФ);

8) установив, что следователь нарушил требования ч. 5 ст. 109 Кодекса, а предельный срок содержания обвиняемого под стражей истек, отменять данную меру пресечения (ч. 2 ст. 221 УПК РФ);

9) признавать недопустимыми доказательства, полученные с нарушением требований УПК и федеральных законов (ч. ч. 2, 3 ст. 88 УПК РФ);

10) выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства (п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ);

11) возвращать уголовное дело следователю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков (и. 15 ч. 2 ст. 37, и. 2 ч. 1 ст. 221, и. 2 ч. 5 ст. 439 УПК РФ).

Актами реализации вышеперечисленных прав и исполнения возложенных обязанностей являются решения прокурора, облекаемые, как правило, в форму постановлений. Единственным исключением является требование прокурора1.

Реализация данных полномочий составляет содержание второго этапа правоприменительной (управленческой) деятельности прокурора. На данном этапе ранее полученная информация сопоставляется с правовыми условиями принятия решения и целями, которые должны быть достигнуты этим решением, и принимается решение по конкретному правовому вопросу[354] [355] [356].

Принципиально важно отметить, что поскольку «принятие решения является центральным процессом на всех уровнях переработки информации человеком, группами людей, системами «человек - машина» , то эффективность прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия определяется именно в результате использования этого вида полномочий.

Поэтому, исследуя обозначенный вопрос, предпримем попытку рассмотреть, насколько совокупность имеющихся у прокурора полномочий по устранению нарушений закона, допущенных органами предварительного следствия, а также причин и условий, им способствующих, отвечает требованиям достаточности и действенности.

Другими словами, в состоянии ли прокурор, используя предоставленные ему УПК РФ полномочия, добиться реального устранения любого выявленного им нарушения закона, обеспечить соблюдение прав и свобод участников уголовного судопроизводства.

Необходимо отметить, что большинство исследователей совокупность этих полномочий с точки зрения достижения целей и решения задач прокурорского надзора оптимальной не считает. Критика действующего уголовнопроцессуального законодательства сосредоточена на следующих направлениях.

1. Необходимость предоставления прокурору права возбуждения уголовного дела.

Большинство исследователей и практических работников считает лишение прокурора сугубо надзорных полномочий, в том числе по возбуждению уголовного дела, системной ошибкой, идущей вразрез с положениями международных правовых актов, и апробированной многолетним опытом российской и мировой законодательной и правоприменительной практикой1.

Действительно, в Рекомендациях Комитета министров Совета Европы от 6 октября 2000 г. N R (2000) 19 «Комитет министров - государствам-членам о роли прокуратуры в системе уголовного правосудия», в частности, указано, что во всех системах уголовного правосудия прокуроры решают вопрос о возбуждении или продолжении уголовного преследования (играют основную роль при инициировании или продолжении уголовного преследования)[357] [358].

Норма, содержащаяся в и. 4 ч. 1 ст. 140 УПК РФ, безусловно, не является равноценной заменой праву прокурора возбудить уголовное дело по факту выявленного им нарушения закона, на что обращают внимание А.Б. Соловьев и В.А. Лазарева. Постановление, речь о котором идет в упомянутой норме, по своей правовой сути нельзя назвать постановлением. Это «сопроводительное письмо либо еще что-то, но не постановление»[359].

В то же время единства мнений по поводу того, должно ли быть возвращено прокурору право возбудить любое уголовное дело, не достигнуто.

Часть авторов считает, что прокурору необходимо возвратить полномочие возбудить уголовное дело при отмене незаконного и необоснованного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

B. Ф. Крюков полагает, что действующая редакция ч. 6 ст. 148 УПК РФ не решает главную задачу - восстановление законности в связи с принятием незаконных процессуальных решений, что свидетельствует о непоследовательности законодателя. Поэтому он предлагает внести изменения в ч. 6 ст. 148 УПК РФ, предоставив прокурору право, отменив незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, возбудить уголовное дело и направить его для организации производства расследования1.

C. П. Зайцев, заместитель Генерального прокурора Российской Федерации, убедительно, на основе статистики неоднократных необоснованных отказов в возбуждении уголовного дела следователями Следственного комитета Российской Федерации по сообщениям о преступлениях, связанных с применением к гражданам насилия должностными лицами правоохранительных органов, доказывает, что только предоставление прокурору права своим постановлением не просто отменить незаконное постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, но и возбудить уголовное дело станет серьезной гарантией соблюдения прав потерпевших на судебную защиту и доступ к правосудию, а также пресечения фактов превышения полномочий[360] [361].

На нарушение прав пострадавших от преступлений обращает внимание и

B. А. Лазарева: «Удобным способом показать видимость работы является проведение проверок оснований для возбуждения уголовного дела, в том числе после неоднократной отмены незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела по жалобам самих потерпевших»[362].

«Возведенная малообоснованная новая процессуальная конструкция» - ч. 1.1 ст. 148 УПК РФ - сводит правовое положение прокурора до уровня обычного заявителя, - считают А.Б. Соловьев, М.Е. Токарева, В.М. Быков. Выход из этого положения данным авторам видится в предоставлении прокурору права самому принимать решения о возбуждении уголовного дела при отмене незаконного решения об отказе в возбуждении уголовного дела1.

Аналогичные предложения сформулированы в диссертационном исследовании Ж.К. Коняровой[363] [364].

Другая группа авторов полагает, что необходимо предоставить прокурору право возбуждать уголовное дело не только в случае отмены им постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, но также и тогда, когда признаки преступления были выявлены прокурором при осуществлении надзорной деятельности[365].

В полном объеме вернуть полномочия прокурора по возбуждению уголовного дела считают необходимым И. А. Попов[366], В.Б. Ястребов[367], Э. Р. Исламова.[368] [369]

Ш. М. Абдул- Кадырову, Т.Л. Оксюку предоставляется необходимым возвратить прокурору весь комплекс полномочий по приему и разрешению сообщений о преступлениях с принятием мотивированных решений о возбуждении уголовного дела и направлении его для производства предварительного расследова-

H

ния, об отказе в этом или передаче сообщения по подследственности .

Такая позиция встречает принципиальные возражения, поскольку не отвечает идее разделения несовместимых уголовно-процессуальных функций надзора и расследования[370].

Оставаясь в рамках избранной темы исследования, полагаем, что надзорной природе полномочий прокурора, безусловно, отвечало бы наделение его правом возбуждения уголовного дела при отмене незаконного и необоснованного постановления следователя или руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела (ч. 6 ст. 148 УПК РФ). Здесь же следует отметить, что совершенно права В.А. Лазарева, критикуя законодательную технику изложения ч. 6 ст. 148 УПК РФ, в которой трижды сформулировано одно и то же правило. Одинаковые по своей сути общественные отношения не должны регулироваться различным образом в угоду ведомственной ангажированности1. Данная норма нуждается в унификации - условия и порядок отмены прокурором незаконного и (или) необоснованного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела не должны зависеть от того, кем вынесено незаконное постановление: руководителем следственного органа, следователем, дознавателем или органом дознания.

Кроме того, в случае выявления по результатам проверки исполнения требований федерального законодательства при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлении (п. 1 ч. 2 ст. 37 УПК РФ) достаточных данных, указывающих на признаки преступления, прокурор должен иметь право возбудить уголовное дело и поручить по нему производство расследования. Данные статистики Генеральной прокуратуры Российской Федерации свидетельствуют, что речь идет

0 тысячах совершенных преступлений, которые, так или иначе, «укрыли» следственные органы. Так, в 2012 г. выявлено и поставлено на учет в различных следственных органах по инициативе прокуроров в Российской Федерации 8 977 преступлений, из них в CK РФ - 1 562, в следственных подразделениях МВД РФ - 6 869. Из числа этих преступлений: убийств - 131, умышленных причинений тяжкого вреда здоровью граждан - 234, в том числе повлекших смерть - 51[371] [372].

Таким образом, для того, чтобы выправить явно неудовлетворительную ситуацию, необходимо безотлагательно принять меры законодательного характера. На основании изложенного, предлагается изложить часть 6 статьи 148 УПК РФ в следующей редакции:

«6. Признав постановление руководителя следственного органа, следовате- ля, органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и возбуждает уголовное дело либо направляет материалы руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для дополнительной проверки со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения. Признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, соответствующий руководитель следственного органа отменяет его и возбуждает уголовное дело либо направляет материалы для дополнительной проверки со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения».

При этом часть 1.1. статьи 148 УПК РФ подлежит исключению.

Предлагаемые изменения, а также корректировка статьи 37 УПК РФ позволят придать надзорным полномочиям прокурора в стадии возбуждения уголовного дела недостающую им в настоящее время действенность. Прокурор сможет не просто ставить вопрос об устранении нарушений закона, а самостоятельно их устранять, возбуждая уголовное дело, тем самым, эффективно защищая права пострадавших от преступлений граждан.

2. Необходимость предоставить прокурору право давать следователю письменные указания, обязательные для исполнения.

А.Г. Халиулин, анализируя причины резкого, почти в пять раз, роста количества дел, возвращенных прокурорами следователям Следственного комитета для дополнительного расследования, относит к ним лишение прокурора полномочий по даче следователям обязательных указаний в ходе предварительного следствия[373].

Рассматривая надзор за законностью предварительного следствия в качестве начального этапа деятельности прокурора по подготовке и обоснованию обвинения в суде, М.Г. Полуяненко считает необходимым наделить прокурора правом дачи следователю обязательных к исполнению письменных указаний о выполнении проверочных, следственных и процессуальных действий и о направлении

расследования в целом в любой стадии досудебного производства1.

Исключение из полномочий прокурора права давать следователю обязательные для исполнения указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, полагает Е.Н. Бушковская, отстранило прокурора от участия в формировании доказательственной базы по уголовному делу, несмотря на то, что именно прокурор выдвигает от имени государства обвинение и затем поддерживает его в суде[374] [375].

В.С. Балакшин считает право прокурора требовать от следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, важным полномочием, но позволяющим реагировать только на очевидные и формальные нарушения закона, устранение которых зачастую не обеспечивает полноту, объективность и всесторонность исследования обстоятельств конкретного уголовного дела. Именно неполнота и односторонность проведенного расследования является, по справедливому мнению В.С. Балакшина, слабым звеном в процессуальной деятельности органов предварительного следствия. Одной из причин создавшегося положения автор называет лишение прокурора права давать следователю обязательные для исполнения указания о производстве следственных действий, направленных на обеспечение полноты, объективности и всесторонности предварительного следствия[376].

Данный вывод подтверждается изучением практики внесения требований об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного расследования.

В требованиях, направленных прокурорами Уральской транспортной прокуратуры в органы предварительного следствия, ставится вопрос об устранении нарушений положений ст. ст. 73, 171 УПК РФ, выразившихся в непроведении (или неполном, поверхностном проведении) необходимых процессуальных действий: истребования документов, допроса судебно-медицинского эксперта, выяснения в ходе допроса обвиняемого мотива совершения преступлений1, допроса свидетелей, проведения судебно-фармакологической экспертизы, предъявления обвинения по всем подтвержденным доказательствами эпизодам преступлений[377] [378] и т.д.

О неполноте и односторонности расследования свидетельствует также изучение практики возвращения прокурорами уголовных дел для производства дополнительного расследования. Так, например, из изученных 104 постановлений прокуратуры Октябрьского района гор. Екатеринбурга о возвращении уголовных дел для производства дополнительного расследования за 2008-2013 г. г. указание на неполноту проведенного следствия содержали 60[379].

Несомненно, реализация прокурором полномочия давать обязательные для исполнения указания в ходе предварительного следствия способствовала бы предотвращению таких нарушений.

В.Н. Исаенко считает, что ограничение прокурора в праве давать следователю указания о проведении следственных действий, которые не выполнены, хотя их проведение диктуется обстоятельствами расследуемого преступления, а также о проведении следственных действий, при выполнении которых допущены отступления от требований УПК РФ, влекущие недопустимость полученных доказательств, может быть компенсировано лишь отчасти. Правда, в порядке компенсации автор предлагает средства, не обладающие свойствами обязательности для следователя либо оперативности: внесение соответствующих предложений при участии прокурора в оперативном совещании, проводимом в порядке координации деятельности правоохранительных органов, с заслушиванием хода и результатов расследования по конкретному делу; дача следователю указаний в порядке п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ[380].

Понятно, что полноценной заменой указаниям по находящемуся в производстве уголовному делу эти средства быть не могут.

На важное значение указаний прокурора по различным вопросам предварительного расследования в обеспечении прав участников уголовного процесса обращает внимание С.Н. Алексеев. Необходимость дачи указаний может быть обусловлена, по верному мнению автора, рассмотрением жалобы участника уголовного процесса1.

Предложение о закреплении в УПК РФ права прокурора давать письменные указания следователю, руководителю следственного органа не только в стадии предварительного расследования, но и в стадии возбуждения уголовного дела формулирует Э.Р. Исламова. Это необходимо, полагает она, для предотвращения волокиты, недопущения проведения проверок по сообщениям о преступлениях при очевидности признаков состава преступления[381] [382].

Выводы ученых-процессуалистов о необходимости включения в прокурорский арсенал права давать следователю обязательные для исполнения указания находят поддержку практических работников.

Одним из средств обеспечения конституционных прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве считает указания прокурора следователю и руководителю следственного органа Т.Л. Оксюк[383].

Ш.М. Абдул - Кадыров, А.В. Петров видят в восстановлении данного права прокурора необходимое условие обеспечения оперативной защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений[384].

Согласно результатам проведенного анкетирования, 88,6 % из числа опрошенных полагает, что прокурору необходимо предоставить право давать следователю письменные указания, обязательные для исполнения[385].

УПК РФ предусматривает право прокурора давать следователю указания при возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пере- составления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков (п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ). По мнению исследователей, прокурор в своем постановлении должен указать, в чем состоят допущенные нарушения, способы их устранения, следственные и иные процессуальные действия, которые следует выполнить в ходе дополнительного расследования, обстоятельства, подлежащие установлению, срок, в течение которого необходимо устранить выявленные недостатки1.

Изучение практики реализации прокурорами полномочий, предусмотренных п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ, показывает, что в ряде случаев прокуроры, помимо вынесения соответствующего постановления, отдельно дают по уголовному делу следователю письменные указания, предлагая конкретные способы устранения выявленных нарушений. Например, 28.11. 2011 г. заместителем Уральского транспортного прокурора было возвращено старшему следователю следственной части СУ УТ МВД России по УрФО для производства дополнительного расследования уголовное дело № 30536 по обвинению 3. и М. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 и ч. 2 ст. 228 УК РФ; в тот же день по делу были даны письменные указания о проведении конкретных процессуальных действий, сформулированные в отдельном документе[386] [387].

Кроме того, характер указаний носит «изложение конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительному расследованию», содержащееся в постановлениях прокурора об отмене постановления руководителя следственного органа или следователя о приостановлении предварительного следствия (ч. 1.1. ст. 211 УПК РФ) или об отмене постановления руководителя следственного органа или следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования (ч. 1 ст. 214 УПК РФ).

Нельзя согласиться с мнением И.В. Маслова о том, что «прокуроры отменяют процессуальные решения следователей по надуманным основаниям. ... Даваемые следователям указания всегда носят неконкретную и аморфную форму»1. При этом ни одного примера отмены прокурорами постановлений следователей по надуманным основаниям или дачи аморфных по форме и неконкретных указаний автор не приводит. Проведенное нами исследование показывает обратное - указания прокурора конкретны и обоснованы материалами уголовного дела.

Так, например, в постановлении заместителя Уральского транспортного прокурора от 18.03.2011 г. об отмене незаконного (необоснованного) постановления о прекращении уголовного преследования в отношении Д. по уголовному делу № 30346 указаны обстоятельства, подлежащие дополнительному расследованию, и перечислены процессуальные действия, которые должны быть выполнены для выяснения этих обстоятельств (осмотр компьютера Д. с участием специалиста, допрос конкретных лиц в качестве свидетелей, истребование у правообладателя сведений о стоимости программного продукта и т.д.)[388] [389].

Также как указания можно расценивать «изложение конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительной проверке» в постановлении прокурора об отмене постановления руководителя следственного органа, следователя об отказе в возбуждении уголовного дела (ч. 6 ст. 148 УПК РФ).

Генеральный прокурор в пункте 1.3 Приказа № 162 требует от подчиненных работников в постановлениях об отмене незаконных постановлений следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела «указывать обстоятельства, подлежащие дополнительной проверке, нарушения уголовного и уголовно-процессуального законодательства, а при наличии оснований, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, ставить вопрос о возбуждении уголовного дела»[390].

Фактически речь идет о том, что соответствующее постановление прокурора должно содержать указания в адрес следственных органов.

Характерна формулировка, использованная Генеральным прокурором РФ для изложения требований к постановлениям прокуроров об отмене постановлений о возбуждении уголовного дела:

<< | >>
Источник: Спирин Александр Владимирович. Полномочия прокурора по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия: вопросы теории, практики, законодательного регулирования. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. ПОЛНОМОЧИЯ ПРОКУРОРА ПО УСТРАНЕНИЮ НАРУШЕНИЙ ЗАКОНА, ДОПУЩЕННЫХ ОРГАНАМИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ, А ТАКЖЕ ПРИЧИН И УСЛОВИЙ, ИМ СПОСОБСТВУЮЩИХ:

  1. Содействие органов внутренних дел избирательным комиссиям в обеспечении законности при организации и проведении выборов
  2. § 1. Понятие прокурорского надзора за исполнением законов об обороте наркотиков
  3. § 2. Предмет и пределы прокурорского надзора за исполнением законов об обороте наркотиков
  4. ПРИЛОЖЕНИЯ
  5. Оглавление
  6. § 2. ПОЛНОМОЧИЯ ПРОКУРОРА ПО УСТРАНЕНИЮ НАРУШЕНИЙ ЗАКОНА, ДОПУЩЕННЫХ ОРГАНАМИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ, А ТАКЖЕ ПРИЧИН И УСЛОВИЙ, ИМ СПОСОБСТВУЮЩИХ
  7. § 3. ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПОЛНОМОЧИЙ ПРОКУРОРА ПО НАДЗОРУ ЗА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ
  8. Понятие и виды контрольно-надзорной деятельности при производстве дознания в органах внутренних дел
  9. 1.1 Явление взяточничества и необходимость уголовно-правовой борьбы с ним посредством применением оперативно-розыскных мероприятий.
  10. § 3. Взаимодействие оперативных подразделений и следственных органов на этапе реализации результатов оперативно-розыскной деятельности по выявлению и раскрытию преступлений коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики
  11. 3.3. Основные принципы, формы и методы деятельности полиции по обеспечению конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  12. §1. Инициирование обвиняемым производства по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей
  13. §3. Элементы и источники антисистемы, их классификация
  14. Приложения
  15. Государственно-правовой механизм обеспечения личной безопасности несовершеннолетних лиц
  16. Параграф 3. Предмет и пределы прокурорского надзора за исполнением законов в сфере антитеррористической защищенности объектов железнодорожного транспорта
  17. Приложения
  18. § 2. Виды правоприменительных ошибок
  19. § 1. Причины правоприменительных ошибок и условия, спо­собствующие их появлению
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -