<<
>>

§ 2. Особенности организации и осуществления приоритетных видов прокурорского надзора за исполнением законов об обороте наркотиков

В связи со значительным количеством видов прокурорского надзора за исполнением законов об обороте наркотиков, рассмотренных нами при классификации надзорной деятельности на исследуемом направлении, рассмотреть особенности всех без исключения элементов не представляется возможным по объективным причинам.

Такой цели мы перед собой и не ставим.

Раскрыть сущность исследуемого направления прокурорского надзора нам поможет изучение особенностей только отдельных видов, которые, по нашему мнению, являются наиболее актуальными, приоритетными и способными значительно повысить эффективность[222] надзорной деятельности, обеспечить законность в сфере оборота наркотиков.

Рассматриваемые в данном параграфе отельные виды прокурорского надзора за исполнением законов об обороте наркотиков выделены нами с учетом официальной позиции Г енеральной прокуратуры Российской Федерации.

Так, проведенные в 2013 - 2015 годах Генеральной прокуратурой Российской Федерации в прокуратурах субъектов Российской Федерации отраслевые проверки организации прокурорского надзора и состояния законности в сфере борьбы с наркопреступностью, результаты которых отражены в значительном количестве информационных писем, в том числе с грифом «совершенно секретно», выявили существенные просчеты, снижающие эффективность работы прокуроров, а также снижение качества подготовки и результативности рассмотрения актов прокурорского реагирования.

В ряде случаев отмеченные недостатки обусловлены элементарным незнанием прокурорами имеющейся нормативной правовой базы, регулирующей правоотношения в сфере оборота наркотиков, а также отсутствие комплексного подхода при решении поставленных задач прокурорского надзора.

С целью преодоления имеющихся просчетов при осуществлении прокурорского надзора за исполнением законов в исследуемой сфере правоотношений остановимся на ряде типичных нарушений, которые являются отличительными свойствами, позволяющими отграничить исследуемые направления (подвиды) надзорной деятельности, следовательно, раскрывают содержание их особенностей[223].

1. Прокурорский надзор за исполнением законов о противодействии

незаконному обороту наркотиков.

Начнем с особенностей наиболее актуального вида, надзора за исполнением законов о профилактике незаконного потребления наркотиков, наркомании, которой согласно ст. 1 Федерального закона № 3-ФЗ является совокупность мероприятий политического, экономического, правового, социального, медицинского, педагогического, культурного, физкультурноспортивного и иного характера, направленных на предупреждение возникновения и распространения наркомании.

Осуществление указанной деятельности, согласно ст. 53.1 Федерального закона № 3-ФЗ возложено на федеральные органы исполнительной власти и органы государственной власти субъектов Российской Федерации. Кроме того, в профилактической деятельности имеют право участвовать органы местного самоуправления, граждане и организации, независимо от организационно - правовых форм и форм собственности.

Прокурорам необходимо иметь ввиду, что, прежде всего, осуществление профилактики, в соответствии с ведомственными организационно - распорядительными документами, возложено на органы внутренних дел, органы и учреждения системы здравоохранения, образования, социальной защиты, органы по делам молодежи, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, в деятельности которых продолжают иметь место многочисленные нарушения, существенно влияющие на эффективность реализации государственной политики в данной сфере и общее состояние борьбы с наркоманией.

В итоге, качество и результативность прокурорского надзора, своевременное, исчерпывающие и безусловное реагирование на нарушения законов со стороны перечисленных органов, является одной из первоочередных задач при осуществлении надзорной деятельности.

С целью охарактеризовать особенности прокурорского надзора отметим основные нарушения, имеющие место со стороны поднадзорных субъектов.

Анализ практики прокурорских проверок исполнения законов об антинаркотической профилактике свидетельствует, что к наиболее типичным нарушениям требований законодательства со стороны органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, можно отнести следующие:

- отсутствие или ненадлежащее состояние региональной (муниципальной) нормативной правовой базы, регулирующей вопросы профилактики, несоответствие нормативных правовых актов федеральному законодательству;

- нарушения при разработке и реализации региональных и муниципальных целевых программ (подпрограмм) профилактики наркомании, в том числе необоснованное занижение при формировании бюджетов расходов на их реализацию, нецелевое либо не эффективное использование денежных средств, неэффективное, формальное исполнение мероприятий, предусмотренных такими программами;

- непринятие должных мер по созданию и развитию государственных и муниципальных медицинских организаций, оказывающих наркологическую помощь, реабилитацию и ресоциализацию наркозависимых;

- нарушение законодательства, регламентирующего вопросы создания и деятельности региональных и муниципальных антинаркотических комиссий, в том числе формальное составление либо отсутствие антинаркотических планов, несвоевременное внесение изменений в состав комиссий и т.д.

Значительное число нарушений требований законодательства об антинаркотической профилактике выявляется прокурорами в деятельности органов и организаций здравоохранения.

К ним относятся, невыполнение стандартов лечения больных наркоманией, нарушение сроков диспансерного наблюдения, непринятие врачами-наркологами участия в заседаниях комиссии по делам несовершеннолетних; отсутствие наркологических кабинетов, невыполнение учреждениями здравоохранения требований СанПиНов, в том числе обязательных требований о размере площади помещения кабинета врача- нарколога, не укомплектованность штатов врачей-наркологов амбулаторного приема в учреждениях здравоохранения, недостаточное материальнотехническое оснащение наркологических кабинетов, нарушение правил хранения лекарственных средств в наркологических кабинетах и т.д.

В работе органов внутренних дел следует отметить ненадлежащее выполнение требований закона и ведомственных нормативных актов подразделениями по делам несовершеннолетних органов внутренних дел, в части взаимодействия подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел с другими службами полиции и органами системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних; несвоевременное информирование органов управления здравоохранением о выявлении несовершеннолетних, нуждающихся в обследовании, наблюдении или лечении в связи с употреблением наркотиков, ненадлежащая организация индивидуально-профилактической работы, снятие с учета, внесение в учетнопрофилактические карточки формальных записей о проведении беседы о недопустимости употребления наркотиков, совершения преступлений и правонарушений, нарушения требований законодательства, регламентирующего проведение участковыми уполномоченными профилактической работы среди лиц, злоупотребляющих наркотиками и тому подобные нарушения.

Кроме того, отметим отсутствие должной организации работы по координации деятельности в области противодействия незаконному обороту наркотиков без учета состояния законности, неэффективную работу по выявлению фактов пропаганды наркопотребления и недостаточную реализацию полномочий по возбуждению дел об административных правонарушениях в сфере незаконного оборота наркотиков, нерегулярное участие в работе антинаркотических комиссий, нарушения правил хранения, перевозки и уничтожения наркотиков, изъятых из незаконного оборота и другие.

Также отметим, что составной частью антинаркотической профилактики является противодействие распространению информации о наркотиках, общий запрет на распространение которой предусмотрен Законом Российской Федерации от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации», в силу положений ст. 7 Федерального закона от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе» также не допускается их реклама.

В целях защиты и ограждения населения от запрещенной информации о наркотиках, распространяемой посредством сети «Интернет», в Российской Федерации приняты нормативные правовые акты, устанавливающие внесудебную процедуру ограничения доступа к подобной информации, а также ответственность за ее распространение.

Использование нового механизма показало эффективность в борьбе с незаконным распространением запрещенной информации посредством информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», размещаемой не только на российских информационных порталах, но и поступающей из-за рубежа, что требует необходимости его использования в надзорной деятельности.

Информационная продукция, распространяемая посредством информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», способная вызвать у детей желание употребить наркотические средства, психотропные и (или) одурманивающие вещества, запрещена положениями Федерального закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» от 29.12.2010 № 436-ФЗ.

Частью 1 статьи 11 вышеуказанного закона на лиц, организующих доступ к сети «Интернет», возложена обязанность его предоставления при условии применения административных и организационных мер, технических и программно-аппаратных средств защиты детей от указанной информации.

Кроме того, в целях ограничения доступа к сайтам в сети «Интернет», содержащим информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено, постановлением Правительства РФ от 26.01.2012 №1101 создана единая автоматизированная информационная система «Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено» (далее - реестр).

Создание, формирование и ведение реестра возложено на федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи.

Основаниями для включения в реестр сведений о доменных именах и (или) указателях страниц сайтов в сети «Интернет» являются решения уполномоченных федеральных органов исполнительной власти, принятые в соответствии с их компетенцией, а также вступившее в законную силу решение суда о признании информации запрещенной.

Так, в ходе осуществления прокуратурой Свердловской области надзора за процессуальной деятельностью Следственной службы регионального наркоконтроля, изучено уголовное дело в отношении неустановленного лица, сбывшего гражданину Л. наркотик синтетического происхождения. Допрошенный по уголовному делу в качестве свидетеля гражданин Л. пояснил, что наркотическое средство он приобретал через сайт www.legalrc.biz.

На момент проверки уголовного дела, приостановленного производством на основании п. 1 ч.1 ст. 208 УПК РФ, установлено, что доступ к сайту www.legalrc.biz, содержащий запрещенную информацию об ассортименте наркотических средств и их аналогов, способах и местах их приобретения, не ограничен. Кроме того, с указанного сайта имелись рекламные ссылки на другие Интернет-ресурсы, содержащие запрещенную информацию.

По результатам изучения уголовного дела постановление о приостановлении предварительного следствия отменено заместителем прокурора области, материалы уголовного дела возвращены следователю для возобновления расследования и устранения выявленных нарушений.

На имя начальника Управления наркоконтроля по Свердловской области направлена информация для проверки и включения указанных сайтов в Реестр во внесудебном порядке, предусмотренном п. 5 Правил создания, формирования и ведения Единого реестра, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26.10.2012 № 1101, в настоящее время указанные сайты включены в реестр.

Кроме того, в случае выявления сайтов с информацией о способах, методах разработки, изготовления и использования наркотиков, с целью их оперативного включения в реестр на основании п. 5 Правил создания, формирования и ведения Единого реестра, следует по указанной в п. 6 форме информировать органы МВД России, как правопреемника наркоконтроля.

Прокурор имеет право и самостоятельно обратится с исковым заявлением в суд о признании информации, распространяемой в сети «Интернет», запрещенной к распространению на территории Российской Федерации. После удовлетворения исковых требований и получения решения суда следует информировать Роскомнадзор для включения сведений о сайте в реестр, с приложением решения суда.

Факты размещения в сети «Интернет» информации о возможных местах, способах и методах распространения наркотических средств необходимо рассматривать как фактическое приготовление к совершению преступления, связанного со сбытом наркотических средств.

Исходя из выше изложенного, по каждому подобному факту необходимо принимать исчерпывающие меры прокурорского реагирования, направлять информацию для проведения правоохранительными органами оперативно - розыскных мероприятий, направленных на установление лиц, причастных к совершению противоправных деяний в сфере незаконного оборота наркотиков, в случае необходимости принимать решения в порядке ст. ст. 144-145 УПК РФ.

В связи с необходимостью наличия специальных знаний для установления вида и размера наркотиков, особое значение и свои особенности имеет и практика прокурорского надзора за соблюдением законов при

~ 224

осуществлении экспертной деятельности .

В частности, отмечено, что нарушения требований нормативных актов при производстве судебных экспертиз носят системный характер, так как большинством субъектов экспертной деятельности не обеспечивается надлежащий уровень образования и подготовки экспертов, не уделяется должного внимания их независимости (в большинстве ведомств эксперты [224] подчиняются органам, назначающим экспертизу, и дислоцируются в одних и тех же помещениях).

Характерной особенностью для прокуроров в данном контексте является создание и внедрение основополагающих критериев исследований в условиях ведомственной разобщенности, что порождает различный подход к их проведению.

Так, по методике Минюста России масса наркотиков, находящихся в смеси, определяется общей массой смеси, а по методике МВД России - только массой наркотика в чистом виде, и ряд других особенностей. Таким образом, при одних и тех же обстоятельствах могут быть приняты взаимоисключающие процессуальные решения.

К примеру, по уголовному делу, возбужденному следователем органов внутренних дел по факту сбыта наркотика, экспертом ЭКЦ ГУ МВД России по Кемеровской области дано заключение о том, что изъятое вещество является смесью гашиша и табака. В ходе повторного исследования экспертом Минюста России определено, что не весь табак отделен от наркотика. Более того, второй эксперт пришел к выводу, что изъятый наркотик является не гашишем, а гашишным маслом с примесью табака. В результате, в материалах дела имелось два заключения с различными выводами.

Необходимость выявления таких фактов требует от прокурора не только проверки экспертных заключений в совокупности с иными доказательствами, но и организации на системной основе проверок соблюдения законов при осуществлении экспертной деятельности.

В связи с ограниченностью объема диссертационной работы ограничимся приведенными особенностями прокурорского надзора на исследуемом направлении.

2. Прокурорский надзор за исполнением законов при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

Одной из основных особенностей прокурорского надзора при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков, является широкое распространение случаев укрытия от учета преступлений, связанных со сбытом наркотиков, путем не выделения материалов в отношении неустановленных сбытчиков наркотиков из уголовных дел, возбужденных по фактам приобретения, хранения, перевозки, изготовления, переработки наркотиков, а также дел об административных правонарушениях в указанной сфере правоотношений.

Так, согласно ст. 140 УПК РФ основанием для проведения процессуальной проверки является наличие в сообщении данных, указывающих на признаки преступления, дающие основания для вывода о совершении деяния, которое в уголовном законе характеризуется, как преступление. Несмотря на это, следственными органами зачастую необоснованно отказывается в их рассмотрении в уголовно-процессуальном порядке.

В связи с актуальностью указанных нарушений учетно-регистрационной дисциплины, препятствующих эффективному противодействию наркоторговле, Генеральной прокуратурой Российской Федерации организовано проведение межведомственного совещания руководителей правоохранительных органов Российской Федерации «О практике выделения материалов в отношении неустановленных сбытчиков наркотиков, принятия по таким материалам процессуальных решений, а также расследования соответствующих уголовных дел», состоявшегося 27.06.2014 в г. Москва.

Заслушав и обсудив выступления участников, совещанием отмечено, что, невзирая на требование, предусмотренное в ч. 1 ст. 144 УПК РФ, обязывающее дознавателя, орган дознания, следователя принять и проверить сообщение о любом совершенном и готовящемся преступлении, нередки случаи их оставления без рассмотрения.

К примеру, только в 2015 году в ходе надзора прокурорами выявлено 5834 таких преступлений (МВД России - 4742, наркоконтроль - 1092), из которых значительная часть - по фактам сбыта. Чаще всего преступления укрывались посредством не выделения в отдельное производство материалов уголовных дел в отношении неустановленных сбытчиков.

В большинстве случаев укрытие преступлений от учета связано с отсутствием сведений о виде и размере сбытого вещества, а также о лицах, совершивших его сбыт, которые в своей совокупности могут свидетельствовать о признаках преступления, подлежащих установлению в ходе

предварительного расследования по уголовному делу.

Так, в книге учета сообщений о происшествиях (КУСП) ОМВД России по Макаровскому району МУ МВД России «Южно-Сахалинское» не

зафиксирован факт сбыта наркотика гражданину Ф.

Сотрудниками полиции проигнорировано то, что гражданин Ф., привлеченный к административной ответственности за потребление наркотических средств, дал подробные объяснения об обстоятельствах приобретения на привокзальной площади полимерного пакета с наркотическим веществом у неизвестного мужчины. За совершение незаконной сделки Ф. передал указанному неустановленному лицу денежные средства в размере 1,5 тыс. рублей.

Только после вмешательства надзирающего прокурора сотрудники органов внутренних дел зарегистрировали сообщение о преступлении, по результатам рассмотрения которого возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228.1 УК РФ[225].

Указанные нарушения встречаются повсеместно, в том числе выявлены прокурорами на территории Республики Коми, Краснодарского края, Магаданской, Челябинской, Тюменской, Томской, Свердловской областей, Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, а также в других регионах, и связанны с попытками искусственного завышения показателей раскрываемости преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков путем не регистрации «бесперспективных» преступлений.

Фактическое укрытие преступлений от централизованного статистического учета происходит не только при помощи нерегистрации сообщений о преступлениях, но и путем невыделения соответствующих материалов для проведения проверки в порядке ст. ст. 144-145 УПК РФ, при наличии сведений о признаках преступления, связанного со сбытом наркотиков из уголовных дел, возбужденных по фактам их незаконного оборота.

Исходя из сложившейся правоприменительной практики, в значительной степени указанные факты связанны с незаконным оборотом синтетических наркотиков, которые не могут быть изготовлены без использования специального оборудования, знаний и навыков, следовательно, в подавляющем большинстве случаев приобретаются путем их незаконного сбыта.

Так, при изучении в прокуратуре г. Первоуральска Свердловской области материалов уголовного дела в отношении гражданина Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, установлено, что правовая оценка действиям неустановленного лица, сбывшего обвиняемому синтетическое наркотическое средство, не дана.

Следователями следственного отдела ОМВД России по городу Первоуральску не приняты во внимание показания обвиняемого, согласно которым он приобрел наркотик у своего знакомого Д., указал время и место его передачи.

Только после вмешательства надзирающего прокурора по факту сбыта наркотиков возбуждено уголовное дело, по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ. В ходе расследования гражданин Д. установлен и привлечен к уголовной ответственности.

Кроме того, прокурорам следует обратить особое внимание и на факты незаконного вынесения постановлений об отказе возбуждении уголовного дела без выяснения обстоятельств, имеющих существенное значение для принятия законного процессуального решения.

К примеру, постановлением следственного отдела Управления наркоконтроля по Белгородской области необоснованно отказано в возбуждении уголовного дела по факту сбыта гражданину М. неустановленным лицом четырех пакетов семян мака, содержащих в своем составе наркотическое средство - опий, за отсутствием события преступления.

В постановлении при обосновании принимаемого решения следователь сослался на отсутствие возможности определить умысел неизвестного сбытчика, который является признаком субъективной стороны состава преступления и подлежит установлению в ходе расследования.

В связи с выявленными нарушениями прокурором постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменено, по результатам дополнительной проверки установлена гражданка Д., занимающаяся сбытом наркотиков на постоянной основе, которая и реализовала гражданину М. указанные семена, возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228.1 УК РФ. Одновременно установлена ее причастность к совершению еще 6 эпизодов сбыта наркотических средств. Приговором суда гражданка Д. признана виновной в совершении 7-ми аналогичных преступлений[226].

Вместе с тем, прокурорам следует исключить и факты необоснованной отмены процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовного дела, когда в материалах проверки имеются достаточные сведения о не криминальном характере приобретения наркотика (сбор дикорастущих растений, находка и т.д.).

Следующей особенностью прокурорского надзора при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях исследуемой категории, является и другая крайность - практика безосновательного выделения по инициативе прокуроров из административных производств, возбужденных по факту употребления наркотических средств, материалов для проведения процессуальной проверки в порядке ст. ст. 144-145 УПК РФ по факту сбыта этих веществ.

В правоприменительной практике имеют место случаи, когда в постановлении о направлении материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании (п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ) имеется только ссылка на факт употребления лицом запрещенных к обороту наркотических средств, в том числе таких, как героин (диацетилморфин), амфетамин, марихуана и т.п. При этом, каких-либо данных, свидетельствующих о том, что наркотик приобретен в результате его сбыта, в ходе проверки не установлено и в постановлении не указано.

Исходя из того, что в указанных случаях, материалы не содержат сведений о признаках преступления, устанавливающего уголовную ответственность за сбыт запрещенных к обороту веществ, процессуальных оснований для рассмотрения такой информации в качестве сообщения о преступлении не имеется.

Соответственно, подобные постановления прокуроров подлежат отмене, как не отвечающие требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ о законности, обоснованности и мотивированности.

3. Прокурорский надзор за исполнением законов при возбуждении уголовных дел о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

Как известно, поводами для возбуждения уголовного дела является заявление о преступлении, явка с повинной, сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, а также постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании (ч. 1 ст. 140 УПК РФ). Помимо повода необходимо наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, что является основанием для возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 140 УПК РФ).

В результате толкования норм уголовно-процессуального закона учеными установлено, что основание для возбуждения уголовного дела включает в себя два взаимосвязанных элемента. Первое - наличие признаков преступления в событии, ставшем известным органу или должностному лицу, компетентному разрешать вопрос о возбуждении уголовного дела. Второе - достаточность данных, на основе которых устанавливается наличие

227

признаков .

В связи с тем, что на момент возбуждения уголовного дела вывод должностного лица органа расследования носит вероятностный характер, особое значение имеет достаточность данных для подобного вывода.

Отмечая бланкетный характер диспозиции статей уголовного закона о преступлениях, связанных с оборотом наркотиков, необходимо установить именно незаконный характер их оборота, то есть нарушение ст. 5 Федерального закона № 3-ФЗ, устанавливающей государственную монополию на основные виды деятельности, связанные с оборотом наркотиков. То есть, осуществление деятельности юридическими либо физическими лицами без специального разрешения (лицензии).

Следующим моментом, определяющим позицию прокурора по результатам проверки законности возбуждения уголовного дела, является вид и размер предмета преступления, которые невозможно установить без специальных знаний, следовательно, вывод необходимо основывать на базе результатов исследования, проведенного экспертом (справка об исследовании, заключение и т.п.). Документ, составленный по результатам исследования, должен изучаться прокурором в обязательном порядке.

Вид предмета преступления (наркотическое средство, психотропное вещество, их прекурсоры, аналоги и т.д.) является критерием разграничения составов преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, в свою очередь размер наркотиков, обнаруженных в нелегальном обороте, может выступать своеобразной гранью между уголовно-наказуемым деянием и административным проступком, также определенный размер в случаях, предусмотренных уголовным законом, может выступать в качестве квалифицирующего обстоятельства[227] [228].

При решении вопроса о наличии значительного, крупного или особо крупного размера предмета преступления надзирающему прокурору необходимо исходить из размеров, установленных в постановлении Правительства Российской Федерации от 01.10.2012 № 1002. Вместе с тем, следует исходить из общего количества смеси (в граммах), т.е. с учетом нейтральных компонентов (мука, крахмал, табак, тальк и т.п.), а не из количества содержащегося в смеси наркотика в чистом виде[229] [230].

Особое значение при определении предмета преступления имеет определение его вида, если речь идет о фактах сбыта аналогов наркотиков, которыми являются вещества синтетического или естественного происхождения, не включенные в Список № 1, химическая структура и свойства которых сходны с химической структурой и свойствами наркотических средств, психоактивное действие которых они воспроизводят (п. 4 ст. 1 Федерального закона № 3-ФЗ).

По мнению профессора Т.А. Боголюбовой, понятие аналоги наркотиков вводилось в федеральное законодательство, с целью упредить появление новых не менее опасных для человека средств и веществ, чем наркотики, включенные в Список № 1, и заблаговременно поставить им преграду на пути к их потребителю. Кроме того, главным признаком аналогов является не соотносимое количество атомов в молекулах сравниваемых веществ и их строение, а способность производить специфическое воздействие на организм человека, привлекательное для него по самым разным причинам, в силу чего человек стремится к его повторению, несмотря на запреты, угрозы здоровью и

т д230

Вместе с тем исследование показало, что практика прокурорского надзора (в частности прокуратур субъектов, входящих в Уральский федеральный округ) также объективно свидетельствует о проблемах правоприменения, которые не позволяют правоохранительным органам существенно снизить объем процессуальных издержек и обеспечить безусловную реализацию требований уголовно-процессуального законодательства о разумном сроке уголовного судопроизводства (ст. 6.1 УПК РФ), а также влекут за собой существенные нарушения учетнорегистрационной дисциплины.

Так, для решения вопроса об отнесении изъятых веществ к аналогам наркотических средств требуется заключение специалиста в области медицины и фармакологии[231]. Специалисты по проведению химико-фармакологических исследований (экспертиз) на территории Свердловской области (как и в подавляющем большинстве субъектов Российской Федерации) отсутствуют.

Ближайший субъект, где проводится химико-фармакологическая судебная экспертиза (исследование), находится в г. Пермь (Региональноиспытательный центр «Фарматест»). Для проведения данного рода исследований и экспертиз требуются дополнительные финансовые затраты, срок проведения исследования, с учетом транспортировки, составляет от 1 до 2 месяцев.

Таким образом, при выявлении фактов незаконного хранения либо сбыта аналогов наркотических средств в дежурные сутки принять решение без проведения исследования невозможно, что влечет за собой существенное нарушение разумных сроков уголовного судопроизводства, а недостаток бюджетного финансирования указанных исследований - фактическое сокрытие преступлений от учета (в 2014 - 2015 годах прокуратурой Свердловской области выявлено более 55 подобных фактов[232]).

Проблемой правоприменения является и факт возбуждения уголовного дела в отношении сбытчиков наркотиков в случаях, когда наркотик не изымался в чистом виде, а обнаруживается в следовых остатках в крови лиц, умерших в результате их передозировки.

Исследователями отмечается, что подобные преступления нередко укрываются от учета и уголовные дела возбуждаются спустя значительный промежуток времени. По этой причине, а также вследствие того, что правоохранительные органы, как правило, не обладают информацией о виновном лице, располагая лишь результатами судебно-медицинского исследования трупа, показаниями родственников и знакомых, сведениями из наркологического диспансера, свидетельствующими о том, что умерший являлся потребителем наркотиков, проведение по данным уголовным делам комплекса оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий по установлению сбытчиков зачастую не дает положительных результатов[233].

Судебная практика по данному вопросу крайне неоднозначна. Так, судами Свердловской, Курганской, Челябинской и ряда других областей, несмотря на наличие уголовных дел в отношении установленных сбытчиков наркотиков, при его обнаружении в крови умерших лиц, не выносились. Вместе с тем, в Алтайском крае, Белгородской, Иркутской, Магаданской, Смоленской областях обвинительные приговоры в подобных случаях имели место в правоприменительной практике.

Кроме того, при изучении законности возбуждения уголовного дела исследуемой категории прокурору необходимо учитывать норму примечания к статье 228 УК РФ, регламентирующую такие основания освобождения от уголовной ответственности, как добровольная выдача (сдача) наркотика и активная позиция при раскрытии или пресечении преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, изобличении лиц, их совершивших, обнаружении имущества, добытого преступным путем.

Так, согласно п. 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2006 № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (редакция от 30.06.2015) закон (статья 75 УК РФ) не исключает возможности освобождения от уголовной ответственности за впервые совершенное преступление, предусмотренное частью 1 ст. 228 УК РФ, тех лиц, которые хотя и не сдавали наркотики, ввиду отсутствия у них таковых, но явились с повинной, активно способствовали раскрытию или пресечению подобных преступлений, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем.

В свою очередь, добровольная сдача наркотика определяется, как выдача лицом таких средств, веществ или растений представителям власти, при наличии у лица реальной возможности распорядиться ими иным способом.

При задержании лица, а также при проведении следственных действий по обнаружению и изъятию наркотика, выдача таких средств, веществ или растений по предложению должностного лица, осуществляющего указанные действия, не может являться основанием для освобождения от уголовной ответственности.

Исходя из изложенного, при осуществлении надзора за исполнением законов при возбуждении уголовных дел исследуемой категории прокурорам необходимо истребовать материалы проверки и установить наличие доказательств, указывающих на направленность умысла обвиняемого, и проводить их анализ в совокупности с другими материалами дела, обращая особое внимание на условия и обстоятельства совершения преступления: размер и вид сбываемого наркотического средства или психотропного вещества, обстоятельства и время его приобретения, количество фактов сбыта (покушения на сбыт), временные промежутки между указанными фактами, количество лиц, являющихся или выступающих в роли приобретателя. На основании полученных данных необходимо тщательно изучить постановление о возбуждении уголовного дела с целью установления соответствия квалификации, избранной органом предварительного расследования, фактическим обстоятельствам, отраженным в представленных материалах уголовного дела[234].

В случае установления нарушений норм закона, принять меры к отмене процессуального решения о возбуждении уголовного дела в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и, в зависимости от характера нарушений, привлечению к ответственности виновных должностных лиц.

4. Прокурорский надзор за исполнением законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий по делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков.

Как мы уже отмечали, подавляющее большинство уголовных дел по фактам незаконного оборота наркотиков возбуждаются по результатам оперативно-розыскных мероприятий (обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств; наблюдение, проверочная закупка и др.) Необходимость проведения данных мероприятии вызвана рядом обстоятельств, существенно затрудняющих выявление, пресечение и расследование преступлений данной категории.

Одной из наиболее актуальных особенностей прокурорского надзора является необходимость обеспечение исполнения правоохранительными органами требований нормы ч. 8 ст. 5 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», согласно которой органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация).

Участившиеся случаи подстрекательства, склонения, побуждения в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий в сфере оборота наркотиков со стороны правоохранительных органов, привели к тому, что ряд исследователей высказывают мнение о целесообразности криминализировать провокацию к совершению преступлений в данной сфере по аналогии со ст. 304 УК РФ[235].

По мнению ряда исследователей, суть провокации состоит в том, что провокатор, в данном случае должностное лицо правоохранительных органов, сам возбуждает у других лиц намерение совершить преступление с целью их

последующего разоблачения[236].

В связи с изложенным, приоритетной задачей прокурора при изучении материалов дел оперативного учета исследуемой категории и легализованных результатов ОРД является определение того, имело ли место в каждом конкретном случае совершение преступления, либо действия совершены лицом, подозреваемым (обвиняемым) в совершении преступления в результате провокации сотрудников правоохранительных органов.

Актуальность изложенной проблемы правоприменения в России связанна с многочисленными решениями Европейского Суда по правам человека (далее - ЕСПЧ) по вопросам нарушения статьи 6 Конвенции о защите прав и основных свобод, первым из которых считается судебный акт от 15.12.2005 «Ваньян против Российской Федерации». Согласно тексту решения, если преступление было предположительно спровоцировано действиями тайных агентов и ничто не предполагает, что оно было бы совершено и без какого-либо вмешательства, то эти действия уже не являются деятельностью тайного агента и представляют собой подстрекательство к совершению преступления. Подобное вмешательство и использование его результатов в уголовном процессе могут привести к тому, что будет непоправимо подорван принцип справедливости судебного разбирательства»[237].

Также в тексте судебного акта содержится утверждение о том, что правоохранительные органы не ограничились пассивным расследованием преступной деятельности гражданина Ваньяна и своими противоправными действиями спровоцировали заявителя на приобретение наркотиков.

В последствие, ЕСПЧ принят целый ряд решений, свидетельствующих о фактах провокации со стороны правоохранительных органов России, к числу которых относятся постановления по делу «Худобин против Российской Федерации» от 26.10.2006, «Банников против Российской Федерации» от 04.11.2010, «Латугин и другие против Российской Федерации» от 24.04.2014 и целый ряд других решений.

Так, в постановлении по делу «Веселов и другие против Российской Федерации» от 02.10.2012[238] ЕСПЧ сформулировал позицию о том, что «в делах, в которых основное доказательство получено за счет негласной операции, такой как проверочная закупка наркотиков, власти должны доказать, что они имели достаточные основания для организации негласного мероприятия».

Достаточность оснований для проведения ОРМ категория условная, и с учетом негласного характера проведения оперативно-розыскных мероприятия, использования конфиденциальных источников информации, существуют различные трактовки данной категории, допустимости и пределов использования результатов ОРД.

Изложенное обстоятельство, зачастую, влечет признание недопустимыми доказательств на стадии досудебного производства и при рассмотрении уголовного дела по фактам незаконного оборота наркотиков в суде.

В этой связи, надзирающим прокурорам следует обратить особое внимание на соблюдение требований и условий подготовки и проведения оперативными подразделениями оперативно-розыскных мероприятий по делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков, и обеспечить должную эффективность прокурорского надзора за законностью осуществления ОРД.

Согласно новой редакции (от 30.06.2015) п. 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2006 № 14, результаты оперативно-розыскного мероприятия могут использоваться в доказывании по уголовному делу, если они получены и переданы органу предварительного расследования или суду в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у лица умысла на незаконный оборот наркотиков, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

В тех случаях, когда материалы уголовного дела о преступлении рассматриваемой категории содержат доказательства, полученные на основании результатов оперативно-розыскного мероприятия, судам следует иметь в виду, что для признания законности проведения такого мероприятия необходимо, чтобы оно осуществлялось для решения задач, определенных в статье 2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», при наличии оснований и с соблюдением условий, предусмотренных соответственно статьями 7 и 8 указанного Федерального закона.

Исходя из этих норм, в частности, оперативно-розыскное мероприятие, направленное на выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступления, а также выявление и установление лица, его

подготавливающего, совершающего или совершившего, может проводиться только при наличии у органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведений об участии лица, в отношении которого осуществляется такое мероприятие, в подготовке или совершении противоправного деяния.

К примеру, элементами, характеризующими намерение лица осуществить противоправную деятельность являются его осведомленность о видах наркотических средств, действующих на них ценах, способность

незамедлительно приобрести наркотик, материальная выгод от сделки, связанной с незаконным оборотом наркотиков, которые должны быть зафиксированы посредством специальных технических средств в ходе ОРМ (наведение справок, наблюдения, записи телефонных и иных переговоров и др.)[239].

Прокурорам необходимо учитывать, что любая информация, касающаяся существующего намерения совершить преступление, должна быть проверена путем проведения таких ОРМ, результаты которых, в последующем, возможно предоставить[240] органу предварительного расследования и проверить в судебном заседании.

Для этих целей должны использоваться аудиозапись и (или) видеозапись, и (или) киносъемка, и (или) фотосъемка, а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерб жизни и здоровью людей и не причиняющие вред окружающей среде.

Кроме того, необходимо учитывать, что задокументированная в ходе ОРМ информация должна однозначно свидетельствовать о том, что преступление было бы совершено без вмешательства правоохранительных органов. К сведениям о вмешательстве следует отнести факты инициативного обращения к сбытчику с повторной просьбой о продаже наркотиков, несмотря на первоначальный отказ, настойчивые напоминания, повышение цены сверх средней, ссылки на абстинентный синдром покупателя в целях возбуждения чувства сострадания и т.д.

Изучая дела оперативного учета и материалы ОРМ прокурорам следует учитывать, что активное участие правоохранительных органов в переговорах фактически побуждает лицо к реализации наркотиков, лишь в случае, когда сбытчик сам инициативно сообщает о возможности сбыта наркотиков или предлагает приобрести их у него, оперативно-розыскное мероприятие, реализованное с целью документирования подобного факта, можно считать законным. Сами по себе подобные мероприятия, если в ходе их проведения не оказывалось давление на участников сделки, не имеют признаков провокации.

С учетом требований решений ЕСПЧ, Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а также информационных писем Генеральной прокуратуры Российской Федерации, в частности письма № 69-23-2015 от 16.06.2015 «О порядке подготовки и предоставления информации по запросам Уполномоченного Российской Федерации при ЕСПЧ», сформулируем следующие рекомендации с целью формирования единообразного подхода при осуществлении надзорной деятельности.

Для установления признаков провокации сотрудников правоохранительных органов необходимо установить:

- были ли действия сотрудников правоохранительных органов направлены на формирование у заявителя решимости совершить преступление;

- оказывалось ли сотрудниками правоохранительных органов воздействие на заявителя в форме уговоров, угроз, предложения очевидно завышенной цены за наркотики;

- имелись ли до проведения ОРМ объективные, обоснованные подозрения в том, что заявитель участвует в преступной деятельности или склонен к совершению преступления;

- на основании какой информации принято решение о проведении ОРМ в отношении фигуранта (информация сотрудников правоохранительных органов, граждан, привлекаемых для проведения ОРМ, или третьих лиц, не сотрудничавших с правоохранительными органами или из иных достоверных источников);

- привлекался ли фигурант ДОУ ранее к уголовной/административной ответственности в связи с незаконным оборотом наркотиков;

- обнаружено ли у заявителя большее количество наркотических средств, чем то, о передаче которого была достигнута договоренность в рамках ОРМ;

- продемонстрировал ли заявитель свою осведомленность о ценах на наркотические средства и источниках их приобретения или соответствующую информацию предоставили заявителю сотрудники правоохранительных органов.

Фактические обстоятельства, предшествующие оперативно-розыскному мероприятию, должны быть подтверждены документально.

Для установления указанных обстоятельств, в соответствии с требованиями приказа Генерального прокурора РФ от 15.02.2011 № 33 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности», необходимо изучить соответствующие материалы оперативно-розыскной деятельности, в ходе чего обратить особое внимание на содержание справок-меморандумов, рапортов оперативных сотрудников, сведений, поступивших от источников оперативной информации, а также иных граждан, результаты проведенных ОРМ наблюдение, опрос, прослушивание телефонных переговоров, а также информацию подразделений ИЦ МВД РФ в отношении фигуранта.

Следующей особенностью прокурорского надзора являются массовые случаи повторного проведения ОРМ, в нарушении требований ст. 2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», согласно которой задачами оперативно-розыскной деятельности являются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, установление лиц, их совершающих.

Примером может служить определение Верховного Суда Российской Федерации № 24-Д11-1 от 12.04.2011, которым изменен приговор в отношении Мудревского И.А., осужденного по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ за совершение шести преступлении, по п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ за совершение двух преступлений, по п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

В своем решении суд отмечает, что «вопреки задачам оперативнорозыскной деятельности, выявив 20.08.2005 факт сбыта гражданином Мудревским наркотического средства, оперативные работники не изобличили его, не пресекли совершение им преступлений. Напротив, 24, 26, 27, 29 августа оперативные работники наркоконтроля (Республика Адыгея) своими действиями провоцировали Мудревского И.А. на совершение преступлений. Не имея у себя наркотических средств, он по их просьбе ходил на окраину , где обрывал листья и верхушечные части дикорастущей конопли и передавал данное наркотическое средство им.

В результате провокации работников правоохранительных органов доказательства виновности осужденного в совершении преступления 24 - 29 августа 2005 года, получены с нарушением требований процессуального закона и по смыслу ст. 75 УПК РФ являются недопустимыми»[241].

В связи с участившимися случаями многократного проведения ОРМ с целью искусственного увеличения статистических показателей противодействия преступлениям в сфере оборота наркотиков, Верховный Суд Российской Федерации предлагает учитывать, что проведение очередного оперативно-розыскного мероприятия (в частности проверочной закупки) у одного и того же лица должно быть обоснованно и мотивированно, в том числе новыми основаниями и целями, и с обязательным вынесением нового постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность .

С учетом сложившейся правоприменительной практики прокурорам необходимо обращать внимание не только на указание в новом постановлении причины проведения последующих ОРМ (к примеру, установление личности и связей сбытчика, выявление других членов преступной группы и т.п.), но и реальные действия оперативных сотрудников по достижению заявленных целей, которые не должны сводится к документированию очередного эпизода преступной деятельности уже установленного фигуранта.

По такому же принципу прокурорам необходимо дать оценку законности и обоснованности постановления о заведении ДОУ и соответствия изложенных сведений в его описательной части материалам оперативно-розыскной деятельности, предшествовавшим его вынесению.

Очередной особенностью прокурорского надзора является проверка законности при выявлении, предупреждении, пресечении и раскрытии преступлений, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных от незаконного оборота наркотиков.

Помимо проблемы отсутствия единообразия судебной практики по делам данной категории, которая вызывает существенные затруднения при доказывании объективной стороны легализации (отмывания) денежных средств[242] [243], остановимся на ряде других вопросов, которые в большей степени являются техническими, и связаны с отслеживанием денежных потоков, получаемых от незаконного оборота наркотических средств.

Так, для установления признаков преступлений, предусмотренных ст. ст. 174, 174.1 УК РФ, необходимо проконтролировать конкретную сделку, связанную со сбытом наркотиков, отследить полученную сумму денежных средств и выяснить их дальнейшую судьбу.

В настоящее время сделки по сбыту наркотиков с использованием наличных денежных средств практически не совершаются, а используются счета в кредитных организациях и электронные платежные системы, обеспечивающие бесконтактный способ передачи наркотиков и денег.

При этом, если в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности установить контроль за совершением передачи наркотиков не представляет сложности, то отследить передачу конкретной денежной суммы и ее получение фигурантом представляет определенную проблему.

Необходимо отметить, что осуществление длительного контроля за фигурантами по делам оперативного учета с целью отслеживания используемых схем получения денежных средств, влечет совершение ими новых преступлений. Подобная практика противоречит целям и задачам оперативно-розыскной деятельности и, в ряде случаев, ставит в тупик надзирающих прокуроров.

Невозможность сбора доказательств, подтверждающих связь конкретной банковской операции со сделкой в сфере незаконного оборота наркотиков, снижает эффективность противодействия легализации доходов, полученных преступным путем.

Как правило, оперативным сотрудникам удается проконтролировать одну или несколько сделок, связанных с незаконным оборотом наркотиков, после чего фигуранты по ДОУ задерживаются.

Таким образом, документируется только тот объем денежных средств, который получен сбытчиками наркотиков от конкретной сделки. Вместе с тем, в ходе проведения в отношении фигурантов ОРМ устанавливаются их счета в банках, содержащие значительные суммы денег, а также принадлежащие или используемое ими дорогостоящее имущество. Установить источники приобретения указанных денег и имущества, в том числе с помощью доходов, полученных от преступной деятельности, как правило, возможно только на основании косвенных доказательств.

Кроме того, на эффективность противодействия преступлениям, связанным с легализацией доходов, полученных преступным путем, оказывает негативное влияние активное использование при совершении преступлений в сфере НОН возможностей сети Интернет и электронных платежных систем в целях конспирации.

Очередной особенностью, характерной именно для выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков является и неприкрытая конкуренция правоохранительных органов (МВД, ФСИН и ФСБ), сотрудники которых могут «разрабатывать» одно и тоже лицо (преступную группу или организацию), что влечет за собой фактическое отсутствие должного взаимодействия и, в результате, снижение эффективности всей правоохранительной системы.

Резюмируя изложенные особенности прокурорского надзора за исполнением законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий по делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков, отметим, что в ходе осуществления надзора прокуроры часто сталкиваются и с иными характерными нарушениями, допускаемыми оперативными подразделениями при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

К их числу, прежде всего, относятся невыполнение или несвоевременное выполнение оперативных мероприятий, предусмотренных в соответствующем плане, формальность и шаблонность при планировании ОРД, отсутствие инициативности и наступательной работы по ДОУ, волокита и отсутствие ведомственного контроля со стороны непосредственных и вышестоящих руководителей.

Исследование особенности надзора за исполнением законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий требуют от прокуроров комплексного анализа ситуации и применения нестандартных подходов, речь о которых пойдет при исследовании путей совершенствования прокурорского надзора за исполнением законов об обороте наркотиков.

Переходя к следующему этапу исследования отметим одно из основных правил (принципов) документирования наркопреступлений - результаты ОРМ не должны быть единственным и основным доказательством по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

5. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

Наиболее характерной особенностью прокурорского надзора за исполнением законов при расследовании уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков, являются существенные различия при квалификации действий подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления при сходных обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, а также размытая грань между оконченным и неоконченным преступлением, совокупностью преступлений и единым продолжаемым преступлением, а также приготовлением к преступлению и покушение на преступление.

Правоприменительная практика свидетельствует о том, что подозреваемые (обвиняемые) в совершении преступлений, признавая событие и фактические обстоятельства совершения преступления, в том числе вид и размер изъятого наркотика, стремятся избежать уголовной ответственности за наиболее тяжкие преступления. Правоохранительные органы, в свою очередь, с целью искусственного повышения эффективности противодействия наркоугрозе, пытаются «задокументировать» как можно большее количество оконченных преступлений.

Особое значение при проверке законности выводов органов расследования о квалификации действий подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления имеет правильное определение направленности умысла фигуранта, а также стадия и характер вмешательства правоохранительных органов в противоправную деятельность.

В каждом конкретном случае, прокурору необходимо изучать все имеющиеся в уголовном деле материалы и проводить их тщательную оценку и анализ, руководствуясь не только действующим законодательством, но и сложившейся правоприменительной практикой, в том числе официальным толкованием норм уголовного права, к примеру, положений п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами».

Так, прокурорам следует учитывать, что под незаконным сбытом наркотика следует понимать незаконную деятельность лица, направленную на их возмездную либо безвозмездную реализацию (продажу, дарение, обмен, уплату долга, дачу взаймы и т.д.) другому лицу (приобретателю).

При этом сама передача лицом реализуемых средств, веществ, растений приобретателю может быть осуществлена любыми способами, в том числе непосредственно, путем сообщения сведений о месте их хранения, произведения закладки в обусловленном месте (тайнике), введения инъекции.

В ходе анализа судебной практики установлено, что об умысле на сбыт наркотиков могут свидетельствовать, при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, количество (объем) наркотика, размещение в удобной для передачи форме (расфасовке), наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.

Вместе с тем, не может квалифицироваться, как незаконный сбыт, реализация наркотика путем введения одним лицом другому лицу инъекций, если указанное средство или вещество принадлежит самому потребителю и инъекция вводится по его просьбе либо совместно приобретено потребителем и лицом, производящим инъекцию, для совместного потребления, либо наркотик вводится в соответствии с медицинскими показаниями.

Ответственность лица за сбыт наступает независимо от размера изъятого наркотика.

Учитывая, что диспозиция части 1 статьи 228.1 УК РФ не предусматривает в качестве обязательного признака объективной стороны данного преступления наступление последствий в виде незаконного распространения наркотиков, их незаконный сбыт следует считать оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю указанных средств, веществ, растений независимо от их фактического получения приобретателем, в том числе когда данные действия осуществляются в ходе проверочной закупки или иного оперативно - розыскного мероприятия, проводимого в соответствии с Федеральным законом от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Изъятие в таких случаях сотрудниками правоохранительных органов из незаконного оборота наркотика не влияет на квалификацию преступления, как оконченного.

Вместе с тем, если лицо, в целях осуществления умысла на незаконный сбыт наркотика, незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает эти вещества, тем самым совершает действия, направленные на их последующую реализацию, однако, по не зависящим от него обстоятельствам, не передает наркотик, то такое лицо несет уголовную ответственность за покушение на их незаконный сбыт.

Данные особенности необходимо учитывать не только на всех стадиях уголовного судопроизводства, но и при осуществлении надзора за производством оперативно-розыскной деятельности.

Очередной особенностью прокурорского надзора за исполнением законов при расследовании уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков, являются факты незаконной пересылки наркотиков, обладающие значительной латентностью и имеющие существенные проблемы при установлении личности преступника - отправителя почтовой корреспонденции и квалификации деяния.

Решить проблемы правоприменения прокурорам поможет исследование типичных особенностей при расследовании и квалификации незаконной пересылки наркотиков, базирующееся на изучении практики прокурорского надзора за исполнением законов территориальными правоохранительными органами, расположенными в Дальневосточном федеральном округе (Амурская область, Приморский край, Республика Саха (Якутия), Хабаровский край)[244].

В качестве примера успешной реализации оперативного сопровождения и расследования уголовного дела, связанного с незаконной пересылкой наркотиков может служить и практика прокуратуры Красноярского края[245]. Так, при расследовании уголовного дела по факту незаконной пересылки наркотиков (гашишное масло) из Красноярского края в Амурскую область, следователь обратил внимание на наличие перечеркнутой надписи «Отправление 1 класса», расположенной на изъятом полимерном почтовом конверте с пересылаемым наркотиком.

При допросе оператора отделения почтовой связи гражданки Д. установлено, что за несколько дней до расследуемых событий местный житель гражданин О. приобрел почтовый конверт для отправки корреспонденции. В связи с отсутствием в продаже почтовых конвертов для обычных отправлений, она перечеркнула надпись на конверте, приобретенном гражданином О., тем самым, придав корреспонденции статус обычного отправления. В дальнейшем, при допросе подозреваемого О. выяснилось, что данный конверт им приобретен по просьбе его сына, у которого есть знакомый, проживающий в Амурской области.

В связи с ограниченностью объема диссертационной работы остановимся на исследованных особенностях. Вместе с тем, на основании проведенного исследования и анализа информационных, методических и иных документов, содержащих официальную позицию Генеральной прокуратуры Российской Федерации, научной литературы, судебных решений и практики прокурорского надзора, автором разработаны методические рекомендации: «Особенности различных видов прокурорского надзора за исполнением законов об обороте наркотиков» (Приложение № 9), которые являются важной составляющей научного исследования.

<< | >>
Источник: Шаров Михаил Иванович. Прокурорский надзор за исполнением законов об обороте наркотиков. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Особенности организации и осуществления приоритетных видов прокурорского надзора за исполнением законов об обороте наркотиков:

  1. § 3. Административные и правоохранительные органы
  2. Планирование как основной метод организационноуправленческой деятельности руководителя следственнооперативной группы в расследовании многоэпизодных преступлений
  3. СОДЕРЖАНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. § 1. Понятие прокурорского надзора за исполнением законов об обороте наркотиков
  6. § 2. Особенности организации и осуществления приоритетных видов прокурорского надзора за исполнением законов об обороте наркотиков
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. ПРИЛОЖЕНИЯ
  9. Советы руководителей территориальных органов МВД России в федеральных округах как субъекты межрегиональной координации
  10. ПРИЛОЖЕНИЕ № 7
  11. Список литературы
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -