<<
>>

Глава 3ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ B ОТНОШЕНИЯХ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ

Потребность в настоящей главе определяется тем, что основу эколого-правового статуса человека, или правового закрепления участия человека в экологических отношениях, составляют основные формы взаимодействия общества с окружающей средой.

Изначально человек активно взаимодействовал с природой, именно используя природные ресурсы, в силу этого объем прав и обязанностей физических лиц в отношениях по использованию природных ресурсов в достаточной степени развит. Разносторонность прав и обязанностей в сфере природопользования зависит от разнообразия воздействий на окружающую среду, которые оказывает человек своей хозяйственной деятельностью.

Исследование комплекса правовых норм, устанавливающих объем прав и обязанностей физических лиц как субъектов права в связи с осуществлением деятельности по использованию природных ресурсов, в достаточной степени традиционно для правовой науки [12, 82, 118, 146, 153, 174, 299, 301 и др.]. B настоящее время этот комплекс стал весьма разнообразным, поскольку отношения по использованию ресурсов природной среды вышли за рамки административных правоотношений. B сфере использования природных ресурсов используются гражданско-правовые формы. Это касается не только права частной собственности на землю, но и аренды, сервитутов, а также вещных прав лиц, не являющихся собственниками — права пожизненного наследуемого владения земельным участком, права постоянного природопользования. Из названных юридических титулов большая часть присуща в первую очередь физическим лицам. Часть из них (например, пожизненное наследуемое владение) вообще может осуществляться только гражданами. При этом для физического лица природопользование зачастую является одновременно и формой реализации права на благоприятную окружающую среду: использование земельного участка для коллективного садоводства или дачного строительства, например. K таким формам, позволяющим реализовать право на благоприятную окружающую среду, безусловно, относится право общего природопользования, а также такая, отсутствующая в законодательстве Республики Беларусь, правовая форма, как публичный сервитут.

C этой точки зрения актуальным представляется не просто изучение правового положения физических лид в природоресурсных отношениях, а исследование эколого-правового статуса физических лиц, то есть объема прав и обязанностей, возникающих в связи с реализацией права на благоприятную окружающую среду при осуществлении ими самими деятельности по использованию природных ресурсов. Очевидно, находясь на этой позиции, следует признать, что классификация общественных экологических отношений на природоресурсные и природоохранительные является в достаточной степени условной, поскольку природоресурсные и природоохранительные отношения не существуют в отрыве друг от друга, более того, они не существуют отдельно OT того, что принято называть хозяйственной деятельностью, то есть той группы общественных отношений, которые регулируются гражданским (хозяйственным) правом. Очевидно, что сложившееся разделение, хотя и удобно в отношении правового регулирования отдельных природных компонентов, не отвечает складывающейся практике защиты прав человека в сфере охраны окружающей среды.

Наша позиция заключается в том, что комплекс прав человека в области охраны окружающей среды включает в себя природоресурсные права физических лиц, а именно те из них, посредством которых возможна реализация и защита права на благоприятную окружающую среду. Это касается группы прав вещно-правового (право собственности, сервитут, право пожизненного наследуемого землевладения, право постоянного пользования участком природного ресурса), а также обязательственного характера (аренда), наличие которых предоставляет возможность их обладателям реализовать свои права в области окружающей среды.

Таким образом, механизм обеспечения экологических прав граждан должен включать определенные правовые формы, посредством которых реализуются природоресурсные права граждан, составляющие экономическую основу экологических отношений. Подобно тому как право человека на жизнь обеспечивается рядом социальных и материальных гарантий, являющихся в свою очередь самостоятельными конституционными правами (право собственности, право на социальное обеспечение, на труд, на отдых и иные) [109], право на благоприятную окружающую среду (в его материальном воплощении) обеспечивается рядом имущественных прав, среди которых мы называем право частной собственности, сервитут, право пожизненного наследуемого землевладения и право постоянного пользования участком природного ресурса, аренду, в качестве прав лиц на пользование благами окружающей среды.

3.1. Субъекты отношений по использованию природных ресурсов

Определить круг субъектов отношений природопользования на первый взгляд просто, ведь изначально человек взаимодействует с природой именно в форме использования природных ресурсов. Более того, это взаимодействие всегда строилось как взаимодействие человека, отделившего себя от природы и объединившегося в социальное общество, с самой природой, из которой человек черпал необходимые ему ресурсы.

Ho человечество объединено в социальные группы, что, очевидно, и позволяет ему успешно (с точки зрения человека) «конкурировать» с силами природы. Уже на ранних стадиях развития общества человек взаимодействовал с природой не в одиночку, а в группе. Современное общество, осуществляя взаимодействие C природой, использует современные орудия производства, что также требует особой юридически опосредованной организации.

B соответствии со ст. 6 Закона Республики Беларусь «Об охране окружающей среды» субъектами отношений в области охраны окружающей среды являются граждане, юридические лица, административно-территориальные единицы Республики Беларусь, Республика Беларусь. Правила, установленные для названных субъектов, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных и международных юридических лиц (организаций, не являющихся юридическими лицами), иностранных государств [272].

B соответствии со ст. 1 Закона Республики Беларусь «Об охране окружающей среды» отношения по охране окружающей среды (природоохранная деятельность) трактуются весьма широко, а именно как деятельность, направленная на сохранение и восстановление природной среды, рациональное использование и воспроизводство природных ресурсов, предотвращение загрязнения, деградации, повреждения, истощения, разрушения, уничтожения и иного вредного воздействия на окружающую среду хозяйственной и иной деятельности и ликвидацию ее последствий. И если в охране окружающей среды безусловным приоритетом является обеспечение права человека на благоприятную окружающую среду, то в отношениях использования природных ресурсов приоритета прав физических лиц нет и быть не может.

Ведь в данном случае речь идет о реализации экономической составляющей экологических отношений. Природные ресурсы как предприятиями, так и гражданами используются с целью извлечения прибыли. Конкуренция между субъектами неизбежна (см. параграф 1.2).

Свою задачу мы видим в определении места физических лиц среди субъектов экологических отношений, в установлении соотношения объема прав и обязанностей названных субъектов в отношениях по использованию природных ресурсов.

Круг субъектов экологических отношений определен B ст. 6 Закона «Об охране окружающей среды». Представляется, что этот круг требует уточнения.

Характерной чертой субъектного состава отношений по использованию природных ресурсов по белорусскому законодательству является практически постоянное участие в них государства в силу того, что оно является субъектом права собственности практически всех природных ресурсов, находящихся в пределах территории нашего государства [109, 263]. Исключение составляет группа земель, которые в соответствии с земельным законодательством находятся в частной собственности граждан и юридических лиц [263, ст. 1, 38, 85]. При этом возникает вопрос об административно-территориальных единицах Республики Беларусь, также названных в ст. 6 Закона «Об охране окружающей среды» в качестве субъекта экологических отношений.

Правовое положение административно-территориальных единиц в системе государственного управления Республики Беларусь определено в Законе «Об административно-территориальном делении и порядке решения вопросов административно-территориального устройства Республики Беларусь» от 5 мая 1998 г. [258]. B соответствии со ст. 3 названного Закона административно-территориальными единицами Республики Беларусь являются территории, в пространственных пределах которых в порядке, предусмотренном законодательством, создаются и действуют местные Советы депутатов, исполнительные и распорядительные органы. K административно-территориальным единицам в Республике Беларусь относятся области, районы, сельсоветы, а также города и поселки городского типа, в которых созданы местные

Советы депутатов, исполнительные и распорядительные органы.

Административно-территориальные единицы, с точки зрения государственного управления, создаются «в целях определения пространственных пределов компетенции местных Советов депутатов, исполнительных и распорядительных органов» [258]. Итак, административно-территориальная единица — это, прежде всего, территория, в пределах которой осуществляется государственная власть — местное управление, как «форма организации и деятельности местных исполнительных и распорядительных органов для решения вопросов местного значения исходя из общегосударственных интересов и интересов населения, проживающего на соответствующей территории» [200, ст. 1].

Экономическую основу местного управления и самоуправления в соответствии со ст. 33 Закона «О местном управлении и самоуправлении» составляют природные ресурсы (земля, ее недра, воды, леса, растительный и животный мир), коммунальная и иная собственность, служащие источником получения доходов местного управления и самоуправления и удовлетворения социальных и экономических потребностей населения соответствующей территории [200]. Перечисленные природные ресурсы, согласно ст. 13 Конституции, нормам природоресурсного законодательства, объявлены объектами либо права государственной собственности (земли сельскохозяйственного назначения, животный мир), либо объектами права исключительной государственной собственности (недра, воды, леса) [109].

B соответствии со ст. 34 Закона «О местном управлении и самоуправлении» Советам принадлежит право распоряжения природными ресурсами на соответствующей территории в порядке, установленном законодательством Республики Беларусь. Право распоряжения природными ресурсами Советы осуществляют путем предоставления их в установленном порядке во владение и пользование предприятиям, организациям, учреждениям, объединениям и гражданам [200]. Правомочие по распоряжению природными ресурсами, предоставленное органам местного самоуправления, есть право, проистекающее из права государственной (Республики Беларусь) собственности на природные ресурсы, что следует как из конституционной нормы [109, ст.

13], так и из норм гражданского законодательства [263]. Законодательство Республики Беларусь не знает права коммунальной собственности на природные ресурсы [200]. Местные Советы, местные исполнительные и распорядительные органы, осуществляя право-

мочия по распоряжению природными ресурсами, по охране окружающей среды, действуют от имени государства в целом.

Другими словами, отсутствует экономическая, а следовательно, и обоснованная юридическая база для признания административно-территориальных единиц субъектами отношений в области охраны окружающей среды.

Законодательство Российской Федерации (во многом по причине ее федеративного государственного устройства) разделило природные ресурсы как объекты права государственной собственности на объекты федерального уровня и иные, определив тем самым в качестве субъекта права государственной собственности на природные ресурсы не только государство в целом, но и субъектов федерации, а также административно-территориальные единицы (право муниципальной собственности). B соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 16 декабря 1993 г. «О федеральных природных ресурсах» признано целесообразным осуществлять разграничение государственной собственности на природные ресурсы, определив в составе земель, вод, лесов, недр, ресурсов животного и растительного мира федеральные природные ресурсы, исходя из принципа их общегосударственного значения [255]. Так, в соответствии со ст. 16 Земельного кодекса Российской Федерации государственная собственность на землю разграничена на собственность Российской Федерации (федеральную собственность), собственность субъектов Российской Федерации и собственность муниципальных образований (муниципальную собственность) [67].

Ст. 11 Земельного кодекса Российской Федерации к полномочиям органов местного самоуправления в области земельных отношений относит изъятие, в том числе путем выкупа, земельных участков для муниципальных нужд, установление с учетом требований законодательства Российской Федерации правил землепользования и застройки территорий городских и сельских поселений, территорий других муниципальных образований, разработку и реализацию местных программ использования и охраны земель, а также иные полномочия на решение вопросов местного значения в области использования и охраны земель [67].

Эти полномочия аналогичны полномочиям местных Советов Республики Беларусь, местных исполнительных и распорядительных органов, установленным ст. 34 Закона «О местном управлении и самоуправлении», однако у них иная правовая природа: органы местного самоуправления Российской Федерации осуществляют управление и распоряжение земельными участками, находящимися в муниципальной собственности, то есть будучи собственниками этих участков. B соответствии с белорусским законодательством это правомочие местных Советов и местных исполнительных и распорядительных органов реализуется как полномочие, предоставленное государством — исключительным собственником [200].

Отсутствие права коммунальной собственности на природные ресурсы означает de jure, что местные Советы, местные исполнительные и распорядительные органы — всего лишь распорядители воли собственника — государства, однако содержание их правомочий говорит об обратном: право распоряжения природными ресурсами не только предоставление во владение и пользование [200, ст. 34], но и в собственность [85, ст. 24—25]. Эти правомочия сходны, как мы уже говорили, с правомочиями собственника.

B силу того что местное управление — это форма организации и деятельности местных исполнительных и распорядительных органов для решения вопросов местного значения исходя из общегосударственных интересов и интересов населения, проживающего на соответствующей территории [200], представляется целесообразным наделение таким большим объемом правомочий по распоряжению объектами собственности, включая и передачу земельных участков в частную собственность, не на органы местного самоуправления (местные Советы), а органы местного управления, которые по определению создаются с целью реализации государственной политики на местах.

Однако такой выход выглядит все же половинчатым. Для признания административно-территориальных единиц субъектами экологических отношений более логичным является придание определенной части природных ресурсов — земель, вод, недр, лесов статуса объекта права коммунальной собственности. Речь идет о той части природных компонентов и природных комплексов, которые не имеют стратегического с точки зрения экономической политики значения, например, природные комплексы, не относящиеся к особо охраняемым природным территориям республиканского значения (заказники, памятники природы), участки недр, в которых отсутствуют месторождения необщераспространенных полезных ископаемых и т. д. Однако решение вопроса в такой плоскости потребует референдума о внесения изменений в Конституцию Республики Беларусь, поскольку норма ст. 13 включена в Конституцию в результате референдума 24 ноября 1996 г. [246, 72, ст. 124].

Круг субъектов отношений по специальному использованию природных ресурсов определен ч. 3 ст. 16 Закона «Об охране окружающей среды», в соответствии с которой осуществление природопользования в процессе экономической деятельности (специальное природопользование) разрешается юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям за плату, если иное не установлено законодательными актами Республики Беларусь, на основании решений государственных органов, в компетенцию которых входит принятие таких решений, специального разрешения (лицензии), договора аренды, концессионного договора и на иных основаниях, предусмотренных законодательством Республики Беларусь» [272]. Из приведенной нормы видно, что в качестве субъекта специального природопользования Закон называет лишь юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Возникает вопрос, могут ли выступать граждане в качестве субъекта специального природопользования, не являясь в то же время индивидуальными предпринимателями? Ответ может быть только положительным: пользование животным миром, например в виде охоты, где требуется удостоверение на право охоты, а в определенных законом случаях и специальное разрешение (лицензия); аренда природных ресурсов на основании заключаемого между арендодателем (государством) и арендатором (физическим лицом) договора аренды, все формы использования земель, водопользование и др.

Таким образом, если следовать логике рассматриваемой нормы Закона, либо вышеперечисленные виды природопользования относятся к общему природопользованию, поскольку в порядке ст. 16 Закона «Об охране окружающей среды» оно «гарантируется гражданам для удовлетворения их потребностей безвозмездно без закрепления природных ресурсов за ними и без получения соответствующих разрешений, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Республики Беларусь» [272], либо перечисленные и многие иные виды природопользования, осуществляемые гражданами, относятся к предусмотренному законом исключению. Очевидно, норма ч. 3 ст. 16 Закона «Об охране окружающей среды» находится в противоречии не только с природоресурсным законодательством, в частности со ст. 10—11, 13, 69—86 Кодекса о земле [85], ст. 11 Кодекса о недрах [86], ст. 5 Водного кодекса [34], ст. 5 Закона «Об охране и использовании животного мира» [269], но и в целом со здравым смыслом.

Особый правовой подход к специальному природопользованию обусловлен тем, что оно направлено на извлечение из природной среды материальных благ, необходимых обществу, осуществляется, как правило, с применением технических средств, а значит, со значительным воздействием на природную среду. Так характеризуются физические признаки процессов воздействия на окружающую среду «в процессе экономической деятельности», которые определены как специальное природопользование. Вследствие перечисленных естественных признаков в ст. 16 Закона «Об охране окружающей среды» предлагаются следующие правовые признаки (критерии):

• разрешительный порядок, то есть «на основании решений государственных органов, в компетенцию которых входит принятие таких решений, специального разрешения (лицензии), договора аренды, концессионного договора и на иных основаниях, предусмотренных законодательством Республики Беларусь»;

• закрепление участка природного ресурса за конкретным природопользователем;

• платность специального природопользования [272].

Среди признаков специального природопользования нет таких, из которых бы вытекала невозможность его осуществления физическими лицами. По существу, индивидуальные предприни- матели, названные в качестве субъектов права специального природопользования, — это те же физические лица. Так, это трактуется Налоговым кодексом, в котором и приведено определение термина «индивидуальные предприниматели». B соответствии со ст. 19 Налогового кодекса «индивидуальными предпринимателями признаются физические лица, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей» [179]. Требование о регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя имеет, таким образом, ярко выраженный фискальный характер. Ha наш взгляд, подобное требование в экологическом законодательстве не просто излишне, оно ставит физическое лицо в принципиально иные условия, а зачастую делает невозможным осуществление права природопользования, например, если для дачного строительства либо обслуживания жилого дома потребуется регистрация субъекта в качестве индивидуального предпринимателя.

Закон «Об охране окружающей среды» в редакции 1992 г. в качестве субъектов права специального природопользования называл юридические и физические лица, что представляется соответствующим нормам природоресурсного законодательства и сложившейся практике его применения.

Участие физических лиц в отношениях специального природопользования закреплено во всех природоресурсных нормативных правовых актах. Некоторые из правовых форм использования природных ресурсов в соответствии с белорусским законодательством предоставлены только гражданам Республики Беларусь (пожизненное наследуемое землевладение) [85, ст. 10, 69], в отдельных случаях круг субъектов сужен до граждан республики, постоянно проживающих на территории Беларуси (право частной собственности граждан на землю) [85, ст. 11]. Отношения аренды природных ресурсов присущи физическим лицам как субъектам гражданских правоотношений (здесь самый широкий субъектный состав — граждане Республики Беларусь, иностранные граждане, лица без гражданства) [259]. Ho ни один из природоресурсных нормативных правовых актов не выводит физических лиц за пределы круга субъектов правоотношений даже в таких специфических отношениях, как отношения по использованию недр. B соответствии со ст. 11 Кодекса о недрах пользователями недрами могут быть юридические лица независимо от форм собственности и подчиненности и физические лица, в том числе иностранные [86, ст. 11].

Проблема правового положения физических лиц в отношениях по использованию природных ресурсов не исчерпывается неудовлетворительной формулировкой ч. 3 ст. 16 Закона «Об охране окружающей среды». Закон Республики Беларусь «Об объектах, находящихся только в собственности государства» также ставит физические лица, а также и юридические лица частной формы собственности, как субъект отношений по использованию природных ресурсов, в неравные отношения с юридическими лицами государственной формы собственности [263].

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 2 Закона Республики Беларусь «Об объектах, находящихся только в собственности государства» к таковым отнесены следующие природные ресурсы: земли сельскохозяйственного назначения, а также другие земли, не подлежащие передаче в частную собственность; недра; воды; леса; особо охраняемые природные территории; животные и растения, включенные в Красную книгу Республики Беларусь; воздушное пространство Республики Беларусь; радиочастотный ресурс [263].

Мы оставляем за рамками нашего исследования проблему определения содержания и соотношения правовых понятий «объект права государственной собственности», «объект права исключительной государственной собственности» и «объект собственности только государства», возникающую в связи с самим названием закона. He рассматриваем и иную проблему, которая вытекает из нормы ч. 1 ст. 2 Закона «Об объектах, находящихся только в собственности государства», — проблему компонентов природы как объектов права исключительной государственной собственности, правовое положение которых, кроме ст. 13 Конституции, закреплено (там, где это вообще возможно в силу естественных свойств самих природных ресурсов) в природоресурсном законодательстве.

Остановимся на проблеме физических лиц как субъектов отношений по использованию природных ресурсов в трактовке Закона «Об объектах, находящихся только в собственности государства». Автор обращалась к этой проблеме в своих публикациях [150, 151]. B соответствии со ст. 3 Закона «владение и пользование объектами, находящимися только в собственности государства, осуществляется уполномоченными государственными органами, юридическими лицами государственной формы собственности в соответствии с законодательством Республики Беларусь... Юридические лица частной формы собственности и физические лица не имеют права создавать или иным образом приобретать право собственности на объекты, находящиеся только в собственности государства» [263]. То, что цитируемая норма принципиально верна в отношении таких объектов государственной собственности, как холодное, огнестрельное и газовое оружие, боеприпасы к нему; предприятия по производству, хранению и сбыту наркотических и психотропных веществ и средств, взрывчатые вещества и взрывные устройства; радиоактивные вещества и материалы и иные, названные в законе, не вызывает сомнения. Однако компоненты природы обладают присущими только им уникальными признаками, важнейшим из которых является их естественное происхождение. B комплексе природные компоненты образуют жизненное пространство человека. B силу этого они, даже будучи объектом права исключительной государственной собственности, не могут не находиться в пользовании физических лиц, что и закреплено в природоресурсном законодательстве. Таким образом, норма Закона «Об объектах, находящихся только в собственности государства» противоречит не только ст. 13 Конституции, которая гарантирует всем равные возможности свободного использования способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом, экономической деятельности [109], не только нормам специального законодательства о природных компонентах, но и самой жизненной практике.

Анализ круга субъектов экологических отношений в делом и физических лид, как субъектов названных правоотношений, в частности показывает, что существует настоятельная необходимость более четкого закрепления субъектного состава экологических правоотношений. Представляется, что предпринятый анализ показал, что в основном имеют место коллизии гражданского и законодательства об охране окружающей среды с природоресурсным законодательством. Безусловно, при определении круга субъектов природоресурсных отношений приоритет должен быть за специальными (природоресурсными) нормативными актами, поскольку в области природопользования наработан большой опыт деятельности граждан в названной сфере, а следовательно, и опыт правового закрепления статуса физических лиц в отношениях природопользования.

Ha наш взгляд, в целом имеющее позитивный характер закрепление института права природопользования в Законе Республики Беларусь «Об охране окружающей среды» требует существенного уточнения в части, касающейся субъектного состава отношений природопользования. B ч. 3 ст. 16 Закона необходимо внести дополнение, включив в число субъектов права специального природопользования физических лиц, и установить, что осуществление природопользования в процессе экономической деятельности (специальное природопользование) разрешается юридическим и физическим лицам, в том числе индивидуальным предпринимателям.

3.2. Правовые формы использования природных ресурсов физическими лицами

Действующее экологическое законодательство устанавливает различные правовые формы использования природных ресурсов. Характерно, что переход к рыночным отношениям изменил эту весьма консервативную область не в меньшей степени, чем иные экономические отношения. O консерватизме в правовом обеспечении использования природных ресурсов мы вынуждены говорить B связи с установлением на конституционном уровне права исключительной государственной собственности на природные ресурсы [109, ст. 13]. Очевидно, что эта норма воспринята из советской правовой системы, где она была идеологически обусловлена исключительным характером права государственной собственности на средства производства в целом [54, 79]. Право природопользования независимо от особенностей природного ресурса, подлежащего использованию, и особенностей субъекта (физическое или юридическое лицо) возникало только на основании административного акта и имело характер административного правоотношения.

B настоящее время институт права природопользования выглядит иначе. Кроме административных оснований возникновения вещных прав в связи с использованием природных ресурсов, таких, как право постоянного природопользования и право пожизненного наследуемого землевладения, имеют место и гражданско-правовые основания, причем как вещные (право частной собственности на землю, сервитут, право пожизненного наследуемого землевладения), так и обязательственные (аренда природных ресурсов, обмен земельными участками). Это говорит о присутствии природных ресурсов в гражданском обороте в качестве объекта гражданских правоотношений, что и закреплено гражданским законодательством. B соответствии со ст. 129 ГК земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться или переходить OT одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законодательством о земле и других природных ресурсах [52].

Безусловно, наиболее разнообразны правовые формы использования земель: в соответствии со ст. 6 Кодекса о земле местные исполнительные и распорядительные органы предоставляют земельные участки: в пользование, аренду, пожизненное наследуемое владение, передают их в собственность. Гражданский кодекс установил, что наряду с правом собственности к вещным правам отнесены права лиц, не являющихся собственниками: право пожизненного наследуемого владения земельным участком; право постоянного пользования земельным участком; сервитут [52, ст. 217, 268].

Правовые формы использования иных природных ресурсов (лесов, вод, недр) не отличаются таким разнообразием, однако существенно то, что наряду с ранее имевшими место административными основаниями возникновения права природопользования появляются гражданско-правовые основания возникновения названного права (аренда, договор безвозмездного пользования участком леса). Для сравнения, в российском законодательстве наряду с перечисленными формами использования вод и лесов применяется сервитут как «право лиц, не являющихся собственниками» [34, ст. 41; 136, ст. 21].

Для физических лиц объем прав и обязанностей, составляющих их правосубъектность в отношениях природопользования, во многом обусловлен правовой формой, на основании которой осуществляется природопользование. B настоящем разделе рассматриваются формы природопользования, в которых проявляется специфика правового положения граждан в сфере природопользования, и правовые возможности реализации права на благоприятную окружающую среду, предоставляемые этими формами.

3.2.1.

<< | >>
Источник: Макарова T.И.. Эколого-правовой статус граждан Республики Беларусь / T. И. Макарова. — Мн.: БГУ,2004. — 231 с.. 2004

Еще по теме Глава 3ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ B ОТНОШЕНИЯХ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -