<<
>>

ГРАНИЦЫ БАНКОВСКОГО КРЕДИТА

Отдельные части банковского капитала весьма различны по своему происхождению, но в своем движении банковский капитал выступает как единый ссудный капитал. Предоставляя кредит в самых различных формах, банки не только облегчают, но и ускоряют процесс метаморфоз товаров и денег; торгуя кредитом, банки интенсифицируют кругооборот капитала, постоянный метаморфоз различных функциональных форм капитала.

Как мы видели, банки не только распределяют предоставляемый в их распоряячение ссудный капитал, но и превращают другие формы капитала, а также и доходы в ссудный капитал; кроме- того, они «создают» ссудный капитал посредством превращения в таковой создаваемые ими орудия обращения.

Существуют ли границы банковского кредита и чем эти границы определяются? Обусловливается ли расширение банковского кредита какими-либо объективными, вне банка лежащими, обстоятельствами, или же банки могут расширять кредит по своему произволу? Если же существуют определяющие банковскую деятельность внешние обстоятельства, то каковы они?

Ответ на эти вопросы имеет значение не только для проблемы банковского кредита в узком смысле этого слова, но также и для проблемы взаимоотношения ссудного и реального капиталов.

Ссудный и промышленный капиталы являются противоположными моментами единства процесса воспроизводства капитала.

При анализе функций банков мы рассматривали ссудный и промышленный капиталы как противоположные моменты единства, которое (единство) проявляет себя в движении своих противоположностей. В своем движении эти противоположные- моменты становятся внешне самостоятельными, стало быть, приобретают самостоятельное движение. Но так как ссудный и промышленный капиталы суть противоположные моменты единства, это последнее с необходимостью (насильственно) восстанавливается. Анализ движения противоположных моментов единства должен быть связан с анализом движения единства.
Должна быть понята не только внешняя самостоятельность

движения ссудного капитала, но и его внутренняя связь с движением промышленного капитала. Проблема кредитной экспансии и границ банковского кредита разрешается на основе понимания диалектической связи ссудного и промышленного капитала, и разрешение этих проблем дает конкретную характеристику этой диалектической связи.

Движение ссудного капитала есть, вообще говоря, своеобразный способ приведения в движение капитала реального и пере-распределения этого последнего. Именно характерным для современного капиталистического хозяйства является то, что движение реального капитала, установление связи между различными элементами производственного процесса осуществляются через посредство движения ссудного капитала.

Чем же определяются возможность и размеры кредитной деятельности банков? Чем определяется масса того ссудного капитала, которой располагают банки и которую они предоставляют как денежный капитал?

Для тех, кто полагает, что банки являются только посредниками между одними капиталистами и другими, что кредит есть только перенесение капиталов, что ссудный капитал как объект деятельности банков есть не что иное, как вещный капитал, вопрос, нами поставленный, разрешается очень просто. Развитие кредита и банковской системы имеет с этой точки зрения чисто техническое значение, а техника только облегчает процессы движения реального капитала, но не вносит никаких качественных изменений в эти процессы.

Эта точка зрения чрезвычайно упрощает сложное явление кредита и поэтому неспособна ни объяснить реальных отношений, ни дать ключ к познанию совершающихся сложных экономических процессов.

Говорят, что ссудный капитал — это вещный капитал, но ведь совершенно несомненно, что банки вовсе не оперируют вещным капиталом, а капиталом в денежной форме. Это обстоятельство имеет огромное значение. Само существование банков обусловлено наличием денежных форм капитала. Если бы движение капитала всегда представляло движение вещного капитала, если бы капитал никогда не принимал формы денег, само существование ссудного капитала было бы невозможно, как невозможно было бы и существование банков, осуществляющих и организующих движение ссудного капитала.

Пребывание капитала в денежной форме в условиях товарно-денежного хозяйства вовсе не является случайным, а фактом, имеющим принципиальное значение; это пребывание не является просто техническим моментом, а придает всему кругообороту капитала определенное экономическое содержание. Сказать, что банки осуществляют только передвижение собственности, что денежный капитал является случайным техническим моментом в кругообороте капитала, то же, что утверждать,

что деньги являются только техническим моментом в сделке купли-продажи. И то и другое утверждение ложно, оно слишком упрощает сложную экономическую действительность и поэтому-то не дает орудия для ее познания. Указанные воззрения на кредит не дают возможности объяснить все растущую роль банков в народном хозяйстве, все более и более увеличивающееся их значение, т. е. не дают возможности осознать всех тех тенденций, которыми характеризуется капитализм в его новейшей стадии.

В той же мере нельзя признать правильной и противоположную точку зрения, которая преувеличивает как роль банков, так и возможности их деятельности. Рассматривая всю сложную экономическую действительность, сложный процесс кругооборота и накопления капитала сквозь призму банковского капитала, банковской практики, некоторые экономисты преувеличивают роль банков, приписывая банкам такое значение, какого они иметь не могут. Банки в этом представлении оказываются определяющим для народного хозяйства фактором. Пределы кредитной экспансии безграничны, эти пределы ограничиваются только доверием. До тех пор, пока сохраняется доверие к банкам, эти последние могут беспредельно расширять кредит. Границы кредитной экспансии наталкиваются иногда на формальные ограничения банковских законов, но в этом обнаруживается только отсталость банковского законодательства.

Ни та, ни другая точка зрения не дает удовлетворительного объяснения сложным явлениям банковского кредита. Движение ссудного капитала, который является объектом деятельности банка, тесно связано с движением капитала реального, но в то же время самостоятельно и имеет свои закономерности.

В общей форме нашу мысль можно выразить так.

Границы банковского кредита определяются специфическими закономерностями банковской деятельности, которые в свою очередь обусловливаются закономерностями движения реального капитала. Здесь важна двоякая характеристика проблемы, во-первых, внешняя самостоятельность движения ссудного капитала и, во- вторых, тесная его внутренняя связь с движением капитала реального.

То, что движение ссудного капитала самостоятельно, создает возможность выхода банковского кредита за пределы, намечаемые закономерностями движения реального капитала, возможность перепроизводства, так сказать, ссудного капитала, возможность нарушения равновесия между ссудным капиталом и капиталом реальным, возможность денежных и кредитных кризисов.

Связь ссудного капитала с реальным сказывается уже в кредитном кризисе, который есть не что иное, как насильственное разрешение создавшегося противоречия, устранение разрыва и установление единства в движении ссудного и реального капитала.

Разрыв единства ссудного и реального капитала не только возможен, но и неизбежен, он вытекает из внешней самостоятельности движения ссудного капитала, организуемого и осуществляемого банками, но это единство восстанавливается в силу закономерностей движения капитала реального.

Больше того, этот разрыв дает характеристику развертывания противоречия между составляющим единство ссудным и реальным капиталом. Закономерности движения ссудного капитала включены в закономерности движения капитала, но этот последний представляет собою единство в противоположности, развертывание противоположностей превращает их в противоречивые моменты, и это противоречие выражается в том, что каждый из этих моментов получает внешне самостоятельное движение. Но так как эта самостоятельность движения противоречивых моментов представляет разрыв единства, последнее должно восстанавливаться. Насильственное восстановление единства противоположных, ставших самостоятельными по отношению друг к другу моментов образует содержание кризиса. Таким образом, когда идет речь о самостоятельности движения ссудного капитала, то имеется в виду внешняя самостоятельность одного из противоположных моментов единства, но здесь мы имеем дело с самостоятельностью одного из противоположных моментов единства, поэтому эта самостоятельность включена, обусловлена закономерностями двия^ения единства.

Мы не можем здесь останавливаться подробно на этом про-цессе, он будет нами разобран тогда, когда мы перейдем к проблеме кредита и конъюнктуры. Общую же нашу точку зрения на отношение закономерностей движения ссудного и реального капитала, которые (закономерности) могут быть поняты только в связи с анализом процесса воспроизводства капитала, стало быть, в связи с анализом циклического развертывания капиталистического способа производства, мы выразили в другом месте.

Останавливаться подробно на этой проблеме, повторяем, здесь невозможно. Формулированная вкратце точка зрения служит исходным моментом для разрешения частного и конкретного вопроса — проблемы кредитной экспансии банков, к которой мы и переходим.

Банковский кредит осуществляется, как мы видели, различными функциями банков. Эти функции тесно между собою связаны, взаимно обусловлены. Все же теоретически допустимо вопрос о границах банковского кредита рассматривать под углом зрения каждой функции, взятой в отдельности.

577

37 И. А. Трахтенберг

Количественная характеристика банковской экспансии находит свое выражение в банковских ресурсах, под которыми разумеются все те средства, которыми банки располагают. Конкретно общая масса пассивов или же, что одно и то же, общая масса активов и есть количественный показатель (характери-

етика) банковского кредита. Количественное изменение ресурсов банка, рассматриваемое в общей связи взаимозависимости пассивов и активов, дает характеристику двия^ения банковской деятельности.

Движение общих ресурсов банков определяется единой законо-мерностью, но для разрешения поставленной нами проблемы теоретически допустимо рассмотрение различных частей этих ресурсов в отдельности.

Или иначе. Банковские ресурсы, хотя и состоят из качественно\' различных по своему происхождению и природе частей, все же вовне они выступают как единый ссудный капитал, поэтому связь банковского кредита с реальными процессами производства и воспроизводства капитала подчиняется единой закономерности. Но для того чтобы определить границы, определяющие возможность развития банковской деятельности, т. е. определить границы возможной экспансии кредита, необходимо — и это теоретически допустимо — рассмотреть каждую из функций в отдельности.

2

Начнем с первой функции, выполняя которую банки являются только посредниками между денежными и функционирующими капиталистами. Какими пределами ограничивается использование этой функции и какие обстоятельства эти пределы устанавливают?

Поскольку в этой функции банки выступают только посредниками в кредите, совершенно очевидно, что пределы кредитной экспансии, ею (этой функцией) осуществляемой, обусловливаются массой ссудного капитала, возникающей и изменяющейся вне банковой системы, массой денежного капитала, выступающей не в качестве функциональной формы промышленного или торгового капитала, а в качестве денежного капитала, приносящего проценты.

Исторически этот капитал возникает из ростовщического капитала, в условиях же капиталистического производства он пополняется за счет различного рода капиталистических накоплений. Процесс его роста есть процесс все большего и большего отделения капитала-собственности от капитала-функции. Это де-нежное накопление, как и всякое накопление, является результатом расширенного воспроизводства капитала, производства прибавочной стоимости. Но для того чтобы часть прибавочной стоимости отложилась как денежный капитал, приносящий проценты, — и исключительно как денежный капитал, приносящий проценты, — необходимо специфическое распределение прибавочной стоимости, необходимо, чтобы право притязаний на прибавочную стоимость не связано было с непосредственным участием в процессе производства.

Процесс производства и воспроизводства капитала определяет размер капиталистических накоплений, процесс распределения вновь производимой стоимости, распределение в общественном масштабе прибавочной стоимости определяет размер денежного накопления, накопления капитала, приносящего проценты. Следовательно, размер деятельности банков, поскольку она осу-ществляется рассматриваемой здесь функцией, определяется обстоятельствами, образующимися и развивающимися вне непосредственной банковской сферы.

Впрочем, значение банков может проявляться только в том, что сама деятельность банков как предприятий, организующих ссудный капитал и осуществляющих его движение, стимулирует это накопление, создает условия развития ссудного капитала, расширяет основу его функционирования. Там, где нет банков, или же там, где банковская система недостаточно развита, развитие категории ссудного капитала, как особого вида капитала, не может быть большим. В этом проявляется уже активная деятельность банков. Банки могут стимулировать образование и накопление денежно-ссудного капитала и достигают этого всей своей активной деятельностью. В этом-то заключается один из моментов народнохозяйственного значения банков.

Но это обстоятельство не только не отрицает, но скорее подтверждает, что пределы деятельности банков, поскольку эта деятельность осуществляется упражнением посреднической функции, обозначаются общим процессом расширенного воспроизводства капитала.

Здесь же будет уместно указать на следующее, характерное для накопления денежно-ссудного капитала, обстоятельство. Это, впрочем, относится к ссудному капиталу, вытекающему и из других источников, но это особенно характерно для того типа денежного капитала, о котором идет здесь речь.

Ссудный капитал в большей своей массе капитал фиктивный. Это значит, что большая часть ссудного капитала является не столько превращенной формой капитала реального, сколько отображает плод реального капитала, т. е. прибавочную стоимость, отображает, следовательно, не капитал, а его движение.

Масса этого ссудного капитала в стоимостном своем выражении чрезвычайно эластична, и ее изменение (увеличение или уменьшение) происходит не только, вернее, не столько как след-ствие накопления, сколько как результат изменения эффективности капитала, рентабельности реального капитала, массы присваиваемой функционирующим капиталом прибыли. Это вытекает из характера данного капитала как капитала фиктивного.

37*

579

Особенно интересно для того денежно-ссудного капитала, о котором идет здесь речь, то, что формой его приложения являются преимущественно ценные бумаги. Стоимость же ценных бумаг, определяющая ссудный капитал, нашедший в ценных

бумагах форму своего приложения, определяется дивидендом. Увеличение дивиденда ведет к увеличению ссудного капитала, уменьшение дивиденда — к соответственному уменьшению ссудного капитала. Здесь процесс накопления ссудного капитала вовсе не отображает накопления реального капитала, а рефлектирует производство прибавочной стоимости.

Это обстоятельство, само собой разумеется, не колеблет утверждения, что масса этого ссудного капитала определяется процессом воспроизводства капитала, оно только указывает на своеобразие накопления этого ссудного капитала.

Таким образом, как ни рассматривать ссудный капитал, движение которого осуществляется через посредство банков, приходится прийти к заключению, что кредитная экспансия банков в их чистой посреднической функции обусловливается общими процессами воспроизводства капитала.

К тому же заключению надо прийти и относительно возможной экспансии кредита при рассмотрении второй функции банков, упражняя которую банки превращают денежную форму промышленного и торгового капитала в ссудный капитал. Определяемая этой функцией деятельность банков ограничена, очевидно, размерами высвобождаемого из кругооборота промыш-ленного и торгового капитала денежного капитала. Определяющим, стало быть, является процесс движения промышленного капитала; деятельность банков только отображает этого процесс.

Само собой разумеется, что использование этой функции банками не может в свою очередь не оказывать влияния и воздействия на народное хозяйство. Именно этой функцией банки интенсифицируют процесс обращения реального капитала, усиливают его темп, способствуют наиболее рациональному эффективному использованию всего общественного капитала в целом. С этой точки зрения деятельность банков представляется весьма активной. Но эта активность имеет определенные границы, последние же определяются процессом кругооборота всего совокупного капитала. В какой мере и насколько банкам удается вовлечь в сферу движения ссудного капитала высвобождающиеся денежные капиталы функционирующих капиталистов, в такой банки могут развивать свои активные операции. Зависимость активов от пассивов здесь совершенно бесспорна и ясна.

Связь и зависимость массы ссудного капитала от кругооборота капитала совершенно очевидна.

Эту. связь и зависимость все же не следует понимать в том смысле, что масса ссудного капитала, таким образом возникающая, изменяется параллельно капиталу реальному, т. е. с увеличением реального капитала увеличивается и масса ссудного капитала, с уменьшением реального капитала уменьшается и капитал ссудный. Зависимость эта гораздо сложнее. Кругооборот капитала представляется как метаморфоз товара и де-

нег, и масса ссудного капитала, образуемая из высвобождающегося денежного капитала, из кругооборота промышленного и торгового капитала, определяется темпом и интенсивностью этого метаморфоза. Эти же темп и интенсивность обусловли-ваются самыми различными факторами, и они различны в различных стадиях народнохозяйственного цикла. В период подъема они достигают максимальной величины, в период кризиса — минимальной; период депрессии характеризуется процессом их нарастания. Кредит только отражает, но не определяет народно-хозяйственную конъюнктуру, а кредитная деятельность, сущность которой сводится к использованию процесса высвобождения денежной формы капитала, упирается в границы, определяемые вне непосредственно банковской деятельности.

Вместе с тем необходимо заметить, что вообще-то эти границы не так велики. Представление о высвобождающихся из кругооборота денежных капиталах как о главнейшем источнике ссудных капиталов не соответствует, как мы показали в предыдущей главе, действительности.

В конкретной действительности в отдельных промышленных и торговых предприятиях фактически происходит высвобождение чужих ранее привлеченных ссудных капиталов. Функционирующий капитал не столько ссужает, сколько занимает.

Но вместе с тем совершенно очевидно, что если бы не было высвобождения денежного капитала, банковский кредит был бы сужен. Процесс высвобождения денежной формы капитала имеет значение не в том отношении, что он создает дополнительные источники ссудных капиталов, а в том, что он создает возможность с помощью одной и той же массы уже имеющегося ссудного капитала, возникающего из других источников, обслуживать процесс кругооборота ряда индивидуальных функционирующих капиталов. Стало быть, кредит раздвигает рамки воспроизводства и расширенного воспроизводства капитала, поскольку эти рамки намечаются наличным запасом денежного капитала. Раздвиже- ние же этих рамок достигается не путем накопления ссудного капитала, а путем более рационального его использования.

Поскольку денежная форма промышленного капитала может служить источником ссудного капитала, постольку кредитная деятельность банков расширяется, но это расширение, или, иначе, банковская деятельность, осуществляемая с помощью соответствующей функции, целиком и полностью определяется процессом воспроизводства капитала.

Это положение совершенно одинаково относится также и ко всем формам так называемого накопления денежной формы промышленного или торгового капитала.

Вопрос о границах превращения доходов в ссудный капитал также не представляет больших трудностей. Связь функции банков по превращению доходов в ссудный капитал с реаль-

ными процессами производства и воспроизводства капитала также совершенно очевидна. Доходы рабочего суть не что иное, как переменный капитал, доходы капиталиста — часть прибавочной стоимости. Как масса этих доходов, так и их движение (изменение) непосредственно определяются процессом производства. Банки, превращая эти доходы в ссудный капитал, увеличивают массу ссудного капитала, но не могут увеличивать массу этих доходов. Развитие банковской деятельности может способствовать большему вовлечению доходов в русло движения ссудного капитала, но сами эти доходы являются результатом про-изводства реального капитала; в производственном процессе определяется как масса этих доходов, так и их изменение. Рассматриваемая здесь функция банков имеет огромное значение, она обнаруживает весьма активную роль банков в развитии народного хозяйства. Но поскольку идет речь о границах банковского кредита, достигаемых этой функцией, приходится признать, что эти границы определяются вне банков в производственном процессе. Рассматриваемая здесь банковская деятельность то расширяется, то сужается, но это расширение и сужение отражают лишь процесс кругооборота реального капитала. В различных стадиях народнохозяйственной конъюнктуры эта функция, как и предыдущая, проявляется в различной мере; она имеет наибольшее значение во время хозяйственного подъема, падает до минимума в период кризиса.

3

Гораздо сложнее дело обстоит с четвертой функцией банков — созданием банками покупательных и платежных средств и превращением их в ссудный капитал. На первый взгляд может казаться, и новейшие буржуазные теории кредита как раз стоят на такой точке зрения, что в этой области возможности расши-рения деятельности банков чуть ли не безграничны. В действительности же пределы кредитной экспансии и в этой функции определяются общими народнохозяйственными закономерностями.

Общее разрешение проблемы границ кредита, осуществляемого функцией банков по созданию покупательных и платежных средств и превращению их в ссудный капитал, может быть формулировано следующим образом.

Создание банками покупательных и платежных средств определяется закономерностями денежного обращения, или, иначе, закономерностями товарооборота. Превращение покупательных и платежных средств в ссудный капитал, движение которого имеет своим основанием движение капитала реального, определяется закономерностями движения этого последнего, процессом метаморфоз различных функциональных форм капитала, процессом иоспроизводства и расширенного воспроизводства капитала.

Более детальное рассмотрение вопроса может быть дано применительно к отдельным формам создания банками покупательных и платежных средств. Таких форм довольно много, но главнейшие из них, как мы говорили: выпуск банкнот и «делание» депозитов.

Начнем с банкнот.

В том, что банкноты являются платежными средствами и что выпуск банкнот есть создание платежных средств, сомневаться, конечно, не приходится. Можно говорить о своеобразии этого рода платежных средств, об отличительных их чертах в сравнении с другими платежными средствами, но вряд ли кто может отрицать, что банкноты являются платежными средствами. В то же время, и это характерно для банкнот, попадая в обращение, эти платежные средства выполняют функции орудий обращения.

Определяется ли выпуск банкнот произволом банков или же их выпуск, как и функционирование их в обороте в качестве орудий обращения, обусловливается обстоятельствами, вне банков образующимися?

Выпуск банкнот вообще и всегда регламентируется рядом формальных ограничений. Во всех странах законодательство регламентирует выпуск банкнот, устанавливая главным образом зависимость эмиссионной деятельности банков от имеющегося в распоряжении банков золота.

Но нас здесь интересуют не ограничения формального характера, нормы законодательства. Если бы даже законодательство не ставило никаких ограничений формального характера, все же эмиссионная деятельность банков подчинена была бы закономерностям денежного обращения или, что то же, закономерностям товарного оборота.

Дело заключается в следующем. Банкноты, хотя и имеют кредитный характер, хотя и являются долговыми обязательствами, в действительности превращаются в окончательное средство платежа. Неслучайно в большинстве стран банкноты снабжены силой законного платежного средства. Неслучайно, что Маркс всегда, где он говорит о наличных деньгах, разумеет под по-следними не только металлические деньги, но и банкноты.

К этому необходимо прибавить, что чистый классический тип банкноты, циркуляция которой опирается исключительно на вексельное обращение, отошел в сущности в область истории. Современная банкнота характеризуется многими чертами, сближающими ее с бумажными деньгами. Кредитный характер банкноты сохраняется только тем, что банкноты выпускаются в порядке ссуд, выпуском банкнот осуществляется движение ссудного ка-питала.

Но при всем принципиальном отличии банкнот от бумажных денег выпуск их (банкнот) определяется теми же факторами,

какими определяется вообще количество орудий обращения, могущих в обороте циркулировать. Количество их определяется их ценностью, которая есть не что иное, как ценность представляемого ими золота, при данной же их ценности количество орудий обращения определяется общими условиями товарооборота. Банкноты, как мы указывали, выполняют в обороте функции наличных денег; исходя из неизменности ценности банкнотной единицы, необходимо признать, что их количество определяется потребностями той сферы товарооборота, где меновые сделки совершаются за наличный расчет.

Приспособление массы банкнот к потребностям товарооборота может быть достигнуто разнообразными способами. Классическая банкнота, какой являлась банкнота прошлого столетия, автоматически регулировалась. Автоматическое приспособление массы банкнот к потребностям товарооборота достигалось, во- первых, характером тех операций, по которым банкноты выпускались, и, во-вторых, постоянным разменом их на золото. Банкноты выпускались только под учет краткосрочных товарных векселей; поскольку такие векселя служат показателем обнаруженной уже потребности оборота в денежных знаках, показателем циркуляции товаров, требующих новых орудий обращения, выпуск банкнот взамен векселей всегда соответствует потребностям товарооборота. (Само собой разумеется, отсюда нельзя делать вывода, что вся масса возникающих товарных векселей может быть заменена банкнотами. См. об этом мою работу «Бумажные деньги».) Постоянный размен на золото служит дополнительной гарантией того, что в каналах денежного обращения застревает как раз такая масса банкнот, какая обороту необходима. Если банкнот будет выпущено больше, чем это необходимо обороту, излишнее их количество будет предъявлено к обмену, и таким образом общая масса остающихся в обороте кредитных орудий обращения — банкнот — находится всегда в соответствии с той потребностью, какая в них ощущается. Размен на золото как способ автоматического регулирования банкнотной эмиссии достигает своей цели при циркуляции, хотя бы и в небольшом размере, золота наряду с банкнотами. Точно так же этот способ действителен только при свободной, ничем не стесняемой флюктуации золота.

В последнее время, как известно, методы, которыми регулируется банковская эмиссия, подверглись значительному изменению. К операциям, посредством которых выпускаются банкноты, предъявляются значительно менее строгие требования, а документы, которые могут быть положены в основу этого выпуска, не исчерпываются товарными краткосрочными векселями (например, в Соединенных Штатах Северной Америки возможен выпуск банкнот под обеспечение облигаций государственных займов); свободного размена банкнот на золото и свободной флюктуации золота также нет.

Излишне выпущенное количество банкнот отражается на товарных ценах (номинальных), наблюдение за товарными ценами, наблюдение за общей хозяйственной конъюнктурой постепенно- становится методом непосредственного регулирования эмиссионной деятельности.

Насколько эти методы могут заменять автоматизм регулирования — вопрос, который будет рассмотрен при конкретном анализе деятельности эмиссионных банков. Теперь же ограничимся только указанием, что, по нашему мнению, в условиях стихийного капиталистического хозяйства достижение соответствия- между массой выпускаемых банкнот и потребностями товарооборота путем сознательного регулирования невозможно.

Во всяком случае совершенно очевидно, что выпуск банкнот в конечном счете определяется условиями товарооборота, обусловливаемыми реальными процессами воспроизводства и расширенного воспроизводства капитала.

Правда, выпуск банкнот и превращение их в ссудный капитал не остаются без влияния на движение реального капитала. Возникновение дополнительной массы ссудных капиталов ведет не только к перераспределению наличного реального капитала; оно, как было указано, интенсифицирует процесс воспроизводства- капитала, втягивает в процесс оборота новые стоимости, до сих пор не функционировавшие как капитал. Но такое увеличение- реального капитала возможно лишь в той мере, в какой возможно в данных конкретных условиях расширение производства, в какой объективные обстоятельства допускают расширение реального капитала. С этой точки зрения создание ссудного капитала базируется не только на наличных производственных процессах, но и на антиципации возможного и допустимого в данных конкретных условиях расширения отношений реального капитала.

В этом смысле можно сказать, что кредит раздвигает рамки капиталистического производства, обусловленного уже обнаружившимися отношениями капитала, так как он может антиципировать только еще складывающиеся или могущие быть организованными отношения капитала. Антиципацию здесь надо понимать, не в том смысле, что в данном случае создаются новые отношения aus dem Nichts (из ничего), а в том, что используются наличные, уже сложившиеся предпосылки отношений капитала, но только не реализованные еще вовне. Эти предпосылки создают только возможность образования определенных отношений (отношений капитала); кредит эту возможность превращает в действительность.

Таким образом, как бы ни рассматривать «создание» банками ссудного капитала как отображение уже существующих отношений или же как антиципацию только складывающихся отношений, необходимо прийти к выводу, что предел выпуска банкнот определяется закономерностями воспроизводства реального капитала.

То же необходимо сказать и об экспансии кредита, осуществляемой функцией банков по «деланию» депозитов и превращению их в ссудный капитал:. Здесь, само собой разумеется, речь идет -о тех депозитах, которые возникают в результате банковских ссуд.

Банки выдают ссуды, и эти ссуды отлагаются в банках в виде депозитов.

Как мы уже указывали, и депозиты представляют собой •своеобразные покупательные и платежные средства. Возможность «делания» депозитов обусловливается тем, что значительная часть депозитов не погашается наличными. Депозиты и вырастающее на их основе чековое обращение обслуживают ту область товарооборота, где сделки погашаются не наличными, а в порядке зачета встречных притязаний. Делать депозиты можно потому, что, как общее правило, по депозитам не приходится платить наличными, делать депозиты можно лишь в той мере, тв какой совершаются безналичные расчеты.

Депозиты представляют собою не что иное, как право на получение денег. Это «право» может выполнить функции денег лишь в той мере, в какой оно осуществляется не получением наличными, а посредством компенсации встречным правом. «Простое право на получение денег может замещать деньги лишь путем выравнивания долговых требований»

Развитие банковской техники, развитие расчетных операций увеличивает объем безналичных расчетов, но возможность этих безналичных расчетов определяется массой совершающихся товарных сделок и возникающих из самого товарооборота встречных кредитных требований. Если цепь покупок и продаж, если метаморфоз товаров и денег наталкивается на какие-либо препятствия, если участники хозяйственного оборота начинают больше продавать, нежели покупать, как это бывает во время (Кризисов, возможность безналичных расчетов уменьшается и вместе с тем уменьшается возможность «делания» депозитов.

Таким образом, выпуск банкнот определяется закономерностями наличного оборота, «делание» депозитов упирается в факт •безналичных расчетов. Движение капитала, осуществляемое без наличных денег, создает основу для «делания» депозитов.

Та сфера товарооборота, которая осуществляется без наличных денег, не только составляет базу депозитов, но и определяет границы их создания. Стало быть, и эта творческая деятельность банков находит свои границы в объективно складывающихся потребностях товарооборота, точнее, находит свои границы в массе взаимно погашающихся платежей. Последняя же определяется общими процессами воспроизводства реального капитала.

Таким образом, как выпуск банкнот, так и «делание» депозитов в конечном счете обусловливаются закономерностями денеж-

ного обращения. Можно провести аналогию между деятель-ностью государства в выпуске бумажных денег и деятельностью банков в создании покупательных и платежных средств.

Некоторым экономистам денежно-творческая деятельность государства кажется безграничной, в действительности же она определенно ограничивается факторами народнохозяйственного значения; точно так же и произвол банков в торговле кредитом на деле оказывается далеко не свободным, а совершенно точно обусловленным объективными, вне банка лежащими факторами в сфере движения реальных стоимостей.

Конечно, между выпуском бумажных денег государством и созданием покупательных и платежных средств банками — огромная разница. Бумажные деньги выпускаются государством в порядке уплаты за покупаемые им товары и услуги, банк же оказывает ссуду, торгует кредитом. Создание банками покупательных и платежных средств тесно связано с превращением их в ссудный капитал. Для этих платежных средств как раз характерно, что они являются не только платежными средствами, но и ссудным капиталом. Стало быть, их движение не есть просто движение денег, а движение денежного капитала.

Движение денежного капитала опирается и тесно связано с движением капитала реального. Наличность отношений реального капитала делает возможным движение капитала ссудного. Без первого абсолютно невозможно второе. Создание банками покупательных и платежных средств определяется как закономерностями денежного обращения, так и закономерностями кругооборота капитала. Это особенно относится к депозитам, ибо они обслуживают не просто товарное обращение, не просто метаморфоз товара и денег, а кругооборот капитала, метаморфоз различных функциональных форм капитала.

В заключение необходимо подчеркнуть еще одно чрезвычайно •существенное обстоятельство. Оно имеет значение для характеристики границ кредитной экспансии, осуществляемой любой из функций банков.

Как общее правило, ссуды даются и ссуды берутся для произ-водительного использования ссуженного как капитала; для того же, чтобы последнее было осуществлено, требуется наличность реальных отношений, приводимых в движение взятым в ссуду денежным капиталом или же могущих быть приведенными в движение как капитал (антиципация) . Если этих отношений нет,

ссуды не осуществляются, и, следовательно, не может проявиться творческая деятельность банков по выпуску банковых билетов или по деланию депозитов.

Резюмируем.

Экспансия кредита, осуществляемая через посредство «творческой» деятельности банков по выпуску банкнот и по созданию депозитов, находит свои пределы, во-первых, в закономерностях денежного обращения и, во-вторых, в наличии уже циркулирующих или потенциальных реальных капиталов. Созданный такими способом ссудный капитал вносит лишь изменения в расположение этих существующих или антиципируемых реальных капиталов. Производственные отношения в узком смысле этого слова определяют возможность развития того типа производственных связей, который находит свое внешнее выражение в движении ссудных капиталов.

4

Из сказанного все же не следует, что выпуск банкнот, как и делание депозитов, не может происходить в большем размере, чем это требуется оборотом. Подобно инфляции бумажных денег возможна банкнотная и депозитная инфляция. Последняя выражается в чрезмерном в сравнении с реальными потребностями кругооборота капитала росте ссуд и депозитов. Инфляция банкнот вполне возможна, поскольку не действует метод автоматического приспособления массы эмитируемых банкнот к потребностям товарооборота (определенный способ выпуска банкнот и их размен на золото). Инфляция депозитов будет в том случае, если размер депозитов окажется большим, чем необходимо для системы безналичных расчетов, и если окажется необходимым депозиты погашать наличными деньгами. То и другое будет результатом избыточного кредита, перекредитования.

И в том, и в другом случае мы будем иметь дело с инфляцией покупательных и платежных средств, их циркуляцией в большем количестве, чем это требуется товарооборотом. Результаты такой инфляции будут примерно такими же, как при бумажно-денежной инфляции.

Выпуск банкнот и делание депозитов связаны с превращением их в ссудный капитал. Возможна инфляция ссудного капитала, именно ссудного капитала, а не платежных средств.

Под инфляцией платежных средств следует понимать чрезмерное их количество в сравнении с потребностями товарооборота. Под инфляцией ссудного капитала надо разуметь факт излишней массы денежного капитала в сравнении с капиталом реальным. Эта последняя инфляция может проявляться двояко.

Возможна инфляция ссудного капитала как денежного капитала. Кругооборот совокупного капитала требует определенной массы капитала в денежной форме. Если же этого капитала ока-

взывается больше, это означает, что часть его не может играть роль функциональной формы промышленного капитала, вследствие ли того, что отсутствуют материальные элементы действительного капитала (сырье, вспомогательные материала и т. д.), т. е. вследствие натурально-технических пределов расширенного воспроизводства, вследствие ли главным образом того, что противоречия производственной системы достигли тех размеров, когда весь ход обращения капиталов нарушается (кризис).

Но ссудный капитал есть не просто денежный капитал, а капитал, приносящий проценты. Процент же есть не что иное, как часть прибавочной стоимости, уступаемая промышленными капиталистами собственникам денежного капитала. Увеличение массы ссудного капитала означает увеличение массы притязаний на прибавочную стоимость; при неизменности общей массы производимой прибавочной стоимости это означает или увеличение доли ее, уступаемой денежно-ссудному капиталу, или же уменьшение дохода на каждую отдельную массу ссудного капитала, т. е. процента. В первом случае доход промышленного капитала обнаруживает тенденцию к понижению, но есть предел этому понижению, дальше которого промышленному капиталу •становится невыгодным пользоваться ссудным капиталом; во втором случае обнаруживается тенденция к понижению процента, и есть предел, дальше которого становятся невыгодными операции с ссудным капиталом.

В инфляции ссудного капитала находит свое выражение факт несоответствия между массой ссудного капитала и капитала реального, несоответствия между массой притязаний на приба-вочную стоимость и массой этой самой прибавочной стоимости.

Это противоречие разрешается или аннулированием части депозитов, частичными крахами банков, или же равномерным обесценением всех депозитов и, следовательно, всего ссудного капитала, — биржевые и денежные кризисы. Эти кризисы яв-ляются показателями крайнего обострения противоречий ссудного капитала, как и противоречий между реальным и ссудным капиталом, являющихся результатом обострений противоречий внутри производственной системы; практически чаще всего и того и другого (поэтому-то биржевые кризисы часто предшествуют и служат показателями грядущего экономического кризиса). Таким образом, экспансия кредита, осуществляемая функцией банков по созданию покупательных и платежных средств и превращению их в ссудный капитал сверх допускаемого условиями товарооборота, возможна и даже неизбежна, но результаты этой экспансии как раз доказывают, что границы и этого кредита (нарушение которых ведет к кризисам) определяются реальными процессами воспроизводства капитала.

<< | >>
Источник: И. А. ТРАХТЕНБЕРГ. ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕ НИЕ И КРЕДИТ ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ. 1962

Еще по теме ГРАНИЦЫ БАНКОВСКОГО КРЕДИТА:

  1. 6.2. Структура и механизм функционирования кредитной системы, формы кредита
  2. 12.3. Границы кредита
  3. ГРАНИЦЫ БАНКОВСКОГО КРЕДИТА
  4. 12.3. Границы кредита
  5. 2.2 Экономические риски и оценка устойчивости банковской системы России
  6. 12.3. Границы кредита
  7. 2.5.8. Граница кредитования и ее отражение в банковском учете
  8.   9.! .Формы кредита 
  9. Границы кредита: назначение, виды и функции
  10. 8.3. Банковская система : сущность, принципы построения и функции.
  11. 7.2. ПРИНЦИПЫ БАНКОВСКОГО КРЕДИТОВАНИ
  12. Функции, роль и границы кредита
  13. Сущность кредита
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -