<<
>>

БАНКИ И ИХ ФУНКЦИИ

В условиях капиталистического хозяйства всякая сумма денег может быть превращена в ссудный капитал посредством простого акта ссуды. Поэтому источники ссудного капитала образуются во всех сферах народнохозяйственной жизни, где по тем или иным причинам стоимость застывает, хотя бы временно, в денежной форме.

Но для того чтобы стоимость превратилась в ссудный капитал, недостаточно только застывание ее в форме денег; всякое сокровище является источником ссудных капиталов, но само по себе, вне определенного специфического движения, оно не становится ссудным капиталом.

Денежные сбережения каждого лица, несмотря на совершенно различную свою природу, могут быть превращены в ссудный капитал, т. е. обладают потенциальной способностью совершать движение, свойственное приносящему проценты капиталу, но если эти сбережения находятся в кассах или же хранятся в «кубышках», они не становятся ссудным капиталом. Для того чтобы стать ссудным капиталом, деньги должны быть даны в ссуду, т. е. совершить определенное специфическое движение. Для того чтобы сбережения превратились в ссудный капитал, необходимо, чтобы сберегаемые, накопляемые суммы приведены были бы в движение как ссудный капитал, т. е. чтобы эти суммы превратились в капитал как товар.

Сделки ссуды совершаются различным образом. Деньги могут быть приведены в движение как ссудный капитал разнообразными способами и методами.

Но в капиталистическом хозяйстве это движение осуществляется главным образом через кредитные организации, через посредство банков.

Это не значит, что банковским кредитом исчерпывается современный кредит. Огромная масса кредитных сделок осуществляется вне банков, поэтому движение большой массы ссудного капитала осуществляется без участия банков.

Но все же в общем движении ссудного капитала определяющую и господствующую роль играют банки. И не только потому, что

через посредство банков совершается преобладающее число кредитных сделок или же через банки проходит преобладающая масса ссудного капитала.

И это, конечно, имеет значение. Но главное заключается в том, что банки составляют организованную часть рынка ссудных капиталов и закономерностям движения банковского капитала подчиняются закономерности движения всего ссудного капитала во всей его совокупности.

Что же такое банки?

В банковской литературе на этот вопрос мы находим самые разнообразные ответы. Большей частью делаются попытки дать формально юридическое определение банка, а так как законодательные постановления относительно банков в различное время были различны и так как банковское законодательство различных стран также различно, то обычно эти попытки оканчиваются простым описанием банковских операций.

Что же касается тех определений, которые исходят из народнохозяйственных признаков, то, несмотря на все их разнообразие, они могут быть сведены к двум группам теорий. Одна группа — наиболее старая, к которой можно отнести классиков, представителей исторической и этической школы, видных специалистов этого вопроса, как Шеффле, Вагнер, Щульце-Геверниц, Лансбург и многих других, — полагает, что сущность банков заключается в их посреднической роли. Банки являются посредниками между теми, кто имеет капитал в избытке и кто отказывается (или не может) их использовать самостоятельно, и теми, кто такого капитала не имеет и в нем нуждается.

Другая группа теоретиков — Дж. JIo, Маклеод, в новейшее время Шумпетер, Ган и другие, — несмотря на различие их общих воззрений, сходятся все же в том, что все они считают банки не только, вернее, не столько посредническими организациями, сколько организациями капиталотворческими.

Ни та, ни другая точка зрения нам не кажется правильной. Общая их ошибка заключается в непонимании категории капитала, форм его движения. Все они в одинаковой степени не раз-личают тех разнообразных социальных связей, выразителем которых являются различные виды и формы капитала. Все они одинаково не понимают, что кредит выражает определенный тип производственных связей, возникающий и развивающийся на основе движения ссудного капитала как особого вида капитала.

Ни к той, ни к другой точке зрения не примыкает Маркс.

Это тем более необходимо подчеркнуть, что в литературе марк- сову точку зрения на этот счет обычно приравнивают к точке зрения указанной мною первой группы теоретиков. В одном капитальном, очень популярном учебнике о кредите для характеристики воззрений первой группы теоретиков автор нашел возможным процитировать только одного Маркса. Таким образом,

получается впечатление, что Маркс не только примыкал к этой группе теоретиков, но и является наиболее лучшим выразителем ее взглядов. Такая трактовка учения Маркса кажется нам абсолютно неправильной и такой же для чего-то создаваемой легендой, как и то, что Маркс определял, и можно определять «вслед, за Марксом», кредит как вращение капитала в чужом предприятии.

У Маркса мы вообще не находим определений ни понятия кредита вообще, ни банков в частности. Но те достаточно чет-кие и ясные указания о функциях банков, которые мы находим у него, дают право утверждать, что марксово понимание банков чуждо как первой из указанных нами точек зрения, так и второй.

Исходя из развитых нами общих соображений о кредите, мы считали бы возможным дать следующее определение банка.

Банк — это особый вид капиталистического предприятия, организующего и осуществляющего движение ссудного капитала.

Это определение складывается из следующих моментов. Во- первых, банк является капиталистическим предприятием. Это- значит, что мотивом его деятельности, конечной целью его операций является капиталистический частнохозяйственный интерес — получение прибыли.

Во-вторых, объектом деятельности банков является ссудный капитал. На различии между капиталом и ссудным капиталом мы уже останавливались. Если можно сравнить банковое дела с торговлей, хотя это сравнение весьма условно, то надо сказать, что банк торгует не деньгами и не капиталом, а ссудным капиталом. А так как единственной формой отчуждения этого капитала является ссуда и так как, с другой стороны, ссудный капитал может быть и фиктивным, то можно сказать, что банк торгует кредитом.

В-третьих, банк осуществляет движение ссудного капитала * Это выражается в том, что он передает ссудный капитал одних лиц другим.

Но такой посреднической ролью деятельность банка не исчерпывается, так как банк, кроме того, в-четвертых, организует ссудный капитал и его движение. Это значит: банк не только служит посредником между капиталистами, между заимодавцами и заемщиками, но и своей организующей функцией «создает» ссудный капитал х.

Данное определение ясно показывает, что мы расходимся с господствующими двумя точками зрения в самой постановке вопроса.

Наиболее четкую формулировку точки зрения первой группы теоретиков, трактующих банки как исключительно посреднические организации, мы находим у Шеффле, который дает следующее определение банкового дела:

«Значение банка заключается особенно в том, что он. . . собирает денежный капитал, его объединяет и вновь рассеивает. . . После того как капитал в одном предприятии использован и принял денежную форму, он в этой своей чистой ценностной форме, т. е. как деньги, притекает в банк, откуда передается другим предприятиям».

И далее:

«Банковое дело можно сравнить с большим водяным насосом: он втягивает в себя посредством трассирования, контокоррента, приема вкладов, выпуска акций, облигаций и банкнот, продажи ценных бумаг избыточный капитал из пор народного хозяйства и передает их посредством учета векселей, контокоррента, ломбардного, ипотечного кредита и покупки различного рода ценных бумаг нуждающимся в капиталах предприятиям» .

По мнению Книса, «банк торгует не кредитом, а такими предметами, которые без торгово-посреднической деятельности были бы переданы непосредственно заимодавцем заемщику». Цель банка состоит в том, «чтобы кредитор и должник вообще нашли ДРУГ ДРУга, притом чтобы эта встреча произошла с затратой наименьших усилий и встретились именно подходящие друг другу лица» .

Такое же определение дает и Риссер. «Банки собирают притекающие к ним капиталы и направляют их посредством предоставления кредита по соответствующим каналам (in die richtigen Kanale). Они это делают, устанавливая связи, с одной стороны, с капиталистами, вверяющими им свои деньги и становящимися их кредиторами, и, с другой стороны, с предпринимателями, которые берут у них деньги, необходимые для ведения предприятий, и которые становятся их (банков) должниками.

В отношениях между капиталистами и предпринимателями банки играют ту же, и, с народнохозяйственной точки зрения, такую же важную, роль, как и торговля, выступающая посредником между производителями и потребителями и совершающая чрезвычайно ценную работу по перемещению благ из местностей, где наблюдается чрезмерное предложение, в местности, где обнаруживается чрезмерный спрос.

Точно так же и банки перемещают

средства, которые не могут быть использованы в одном месте, в другое, где они находят себе хозяйственное применение» .

Под капиталом Риссер понимает только капитал денежный . Единственно правильное в этих определениях заключается в признании, что объектом деятельности банков является капитал в денежной форме.

Приведем еще одно очень яркое и отчетливое выражение рассматриваемой здесь точки зрения. В 1927 г. издана была краткая, но прекрасно написанная книга о банковом деле старого английского банковского деятеля Уолтера Лифа, руководителя одного из крупнейших английских банков — Вестминстерского банка.

«Дело банкира, — пишет в этой книге Лиф, — основано на депозитах, это необходимо подчеркнуть, так как в последнее время большое распространение получила мысль, что акционер-ные банки являются «создателями кредита» (creators of credit). Они, конечно, создают кредит, но лишь в том смысле, в каком каждый заимодавец, даже добросердечный человек, оказывающий «маленькую ссуду» в 5 шиллингов своему нуждающемуся другу, является создателем кредита. Но не это имеется в виду. При употреблении упомянутой двусмысленной (ambiguous) фразы имеется в виду, что банки, акционерные банки могут создавать в неограниченном количестве кредитные орудия обращения (credit current). Мысль эта абсолютно ложна. . . Банки могут ссужать не больше, чем они занимают, — в действительности даже не совсем столько. Если кого и можно назвать создателем кредита, так это вкладчика; в своих ссудных операциях банки строго ограничены той массой средств, которую вверяет им вкладчик» .

Всем без исключения сторонникам рассматриваемого направления совершенно чуждо понятие ссудного капитала как самостоятельной специфической экономической категории. А между тем как раз эта категория должна быть положена в основание теории кредита вообще, теории банков в частности.

Согласно определению Шеффле, банки являются чисто посредническими организациями, и единственная их функция заключается

в том, что они собирают высвобождающиеся, свободные денежные капиталы одних и передают их другим.

В том, что банкам свойственна посредническая деятельность и что эта деятельность весьма значительна, не может быть сомнений.

Но сводить сущность банков только к этой деятельности значит не замечать целого ряда чрезвычайно важных и имеющих большое значение конкретных явлений. Банки привлекают к себе не только капиталы, но и доходы, кроме того, банки аккумулируют не только ссудные капиталы, но и временно свободные и находящиеся в денежной форме части промышленного и торгового капитала. Деятельность банков более чем посредническая.

С другой стороны, совершенно ошибочно считать банк капита- лотворческой организацией, как полагал и достаточно ясно формулировал в середине прошлого столетия Маклеод, как резко подчеркивают новейшие теоретики кредита в лице Шумпетера, Гана и многих других.

Кредит, по мнению всех этих экономистов, — это доверие. То, что банк предоставляет своим клиентам, можно назвать доверием. Но банки не только предоставляют «доверие», «кредит», но его и создают. А так как кредит есть капитал, то можно сделать вывод, что банки создают капитал.

По мнению Маклеода, . «банки — это не учреждения для «займа» и «ссуд» денег, это фабрики кредита (a Manufactory of Credit)» .

«Банкиры — не торговцы деньгами, они никогда не ссужают деньги, единственная функция банкира — создавать кредит». «Банкир никогда не является посредником между лицами занимающими и ссужающими» .

«Как мы видели, все, что приносит прибыль, есть капитал. Следовательно, поскольку банковский кредит приносит ему такую же прибыль, как и деньги, совершенно очевидно, что кредит — это капитал для него, как и деньги» .

545

35 И. А. Трахтенберг

«Из предшествующих соображений выходит, что если купец торгует в кредит, то банкир торгует кредитом (a merchant deals with credit, and a banker deals і n credit). Купец предлагает банкиру купить долги, по которым платеж должен последовать в известный срок; банкир одним росчерком пера превращает эти долги в такие, по которым платеж имеет последовать немедленно и которые в торговле могут обращаться наравне с соверенами. Создавая кредит в пользу своего клиента, банкир извлекает такую же прибыль, как если бы он выдал ему наличные деньги. Из этого, очевидно, следует, что банковый кредит

есть банковый капитал (banking credit is banking capital)» .

И далее: «В предыдущем отделе мы доказали, что торговый кредит есть торговый капитал, а как всякий кредит бывает или банковым, или торговым кредитом, то мы доходим до следующего общего вывода: — что кредит есть капитал (credit is capital)» u.

По мнению Шумпетера, капитал есть «фонд покупательных средств» (Es ist ein Fonds von Kaufkraft) . Кредит же есть «по существу создание покупательных средств» . Отсюда нетрудно сделать вывод, что кредит создает капитал. И как раз создание покупательных средств, по мнению Шумпетера, «дает принципиальную характеристику методам развития незамкнутого народного хозяйства» .

Ган, который полагает, что банкир «предоставляет должнику отсутствующее доверие» и что банки «не более как посредники в кредите, в буквальном смысле слова, доверия» , о взаимоотношении между кредитом и капиталом пишет следующее:

«Образование капиталов есть не следствие сбережений, а кредита; кредит предшествует капиталообразованию» .

«Без кредитования (Krediteinraumung) не могли бы производиться никакие капитальные блага, не могло бы происходить капиталообразование в смысле образования средств производства. . . Кредитование не только причина образования капитала, но и обусловливает его соединение, его величину и даже его распределение между субъектами народного хозяйства» .

Подробному разбору этих теорий мы посвятим особую главу. Теперь же ограничимся только следующим. Во-первых, банки вообще не оперируют с капиталом, а имеют дело с ссудным капиталом. И, во-вторых, движение ссудного капитала самостоятельно и не однозначаще с движением капитала. Возможно увеличение ссудного капитала при неизменном или даже уменьшающемся реальном капитале и, наоборот, возможно уменьшение ссудного капитала при увеличении капитала реального. Поэтому непо-средственно деятельность банков не характеризует движения реального капитала. Связь банковской деятельности и общих процессов народного хозяйства гораздо сложнее.

Своей деятельностью банки, интенсифицируя процесс капиталообразования и капиталонакопления, перераспределяют наличные и вновь возникающие капиталы; создавать же капитал банки так же, как и кредит, не могут.

Но в известных пределах, о которых будет речь ниже, банки могут, создавая платежные средства, превращать их в ссудный капитал. Банки могут увеличивать массу орудий обращения, следовательно, создавать притязания на товары, на стоимость; точно так же банки могут увеличивать массу притязаний на прибавочную стоимость, т. е. создавать ссудный капитал как капитал, приносящий проценты.

Обе господствующие точки зрения нам кажутся неправильными, и не только потому, что они односторонни, хотя таковыми они и являются. Нам кажется неправильной самая постановка вопроса этими теориями, их исходные посылки, их методология. Обе они в сущности исходят одинаково из частнохозяйственной точки зрения. Разница заключается только в том, что первая группа теорий, приписывающая банкам только посредническую роль, стоит на частнохозяйственной точке зрения промышленного капитала; вторая точка зрения, приписывающая банкам капитало- творческую роль, выражает частнохозяйственную точку зрения денежного банковского капитала. Неслучайно, что в прошлом столетии выразителями последних взглядов были банкиры Джон JIo, Маклеод, а в настоящее время наиболее ярким их представителем — банковский деятель Ган, и неслучайно, что в XX в., характеризующемся увеличением значимости ссудного капитала, число сторонников второй точки зрения все увеличивается. В настоящее время почти все наиболее видные представители буржуазной экономической мысли придерживаются как раз этих воззрений.

Итак, банки как капиталистические предприятия организуют ссудный капитал и осуществляют его движение.

Сообразно этой характеристике банков их функции представляются в следующем виде.

Во-первых, банки являются посредниками в передаче ссудных капиталов. Средства денежных капиталистов они передают промышленным и торговым, т. е. функционирующим капиталистам.

Во-вторых, банки превращают денежную (функциональную) форму промышленного и торгового капитала в ссудный капитал.

В-третьих, банки превращают доходы в ссудный капитал.

В-четвертых, банки в силу закономерностей денежного обращения и в меру, полагаемую этими закономерностями, непосредственно создают покупательные и платежные средства и в меру закономерностей кругооборота капитала превращают их в ссудный капитал.

547

35*

Все эти функции вытекают из существа банков как предприятий, организующих ссудный ¦ капитал и осуществляющих его движение.

Вместе с тем все эти функции тесно связаны, одна вытекает из другой и взаимно обусловлены.

На каяодой из этих функций необходимо остановиться подробнее.

2

Но прежде чем перейти к анализу отдельных функций банков, необходимо сделать еще несколько замечаний относительно общей характеристики банков. Эти замечания касаются в сущности тех проблем, которые являются темой следующих частей нашей работы, которые будут подробно, следовательно, разработаны тогда, когда мы перейдем к характеристике организации и деятельности отдельных видов банков и всей кредитной системы в целом, когда мы перейдем к выяснению той роли, которую играют банки в капиталистическом хозяйстве, в особенности той новой роли, которую они играют в современном капитализме, в эпоху империализма. Все же нам представляется не лишним уже теперь, хотя бы в неполном и в самом сжатом виде, дополнить данную нами характеристику банков.

Мы определили банки как капиталистические предприятия, организующие и осуществляющие движение ссудного капитала. Это определение, как и всякое определение, подчеркивает только основные черты, только самое главное, но, конечно, не исчерпывает характеристики банков, тем более банков современного капитализма, эпохи империализма. Это определение вполне достаточно для характеристики основных функций банков, для общего разрешения проблемы границ банковского кредита, для характеристики народнохозяйственного значения основных операций банков. Но когда мы перейдем к выяснению роли банков в современном хозяйстве, нам, очевидно, придется дополнить данную нами характеристику. Это и будет сделано в дальнейшем. Все же некоторые черты нелишне хотя бы вкратце подчеркнуть теперь.

Более полная характеристика банка требует прежде всего указания на то, что ссудный капитал, поскольку его движение организуется банками, выступает в обезличенном виде, вернее, в «обобществленной» форме. Банковый капитал, под которым разумеются все ресурсы банка, т. е. весь ссудный капитал, который проходит через банки, выступает не как капитал отдельных лиц, отдельных капиталистов, а как капитал всего класса капиталистов. Таким образом, в лице банкового капитала мы видим обобществление денежных ресурсов в капиталистической, конечно, форме. Развитая кредитная и банковая система осуществляет общественный характер капитала. «Она представляет в распоряжение промышленных и торговых капиталистов весь свободный и даже только еще потенциальный, не функционирующий еще активно капитал общества, так что ни кредитор, ни лицо, употребляющее этот капитал в дело, не являются его собственниками или произво-

дителями. Она снимает, таким образом, частный характер капитала и содержит в себе, но именно только в себе, уничтожение самого капитала. Банковое дело изымает из рук частных капиталистов и ростовщиков распределение капитала как особое предприятие, как общественную функцию» 18.

Таким образом, банки не только организуют ссудный капитал, но его и обобществляют в капиталистической, конечно, форме.

Развитие капиталистического хозяйства характеризуется чрезвычайной концентрацией банкового дела, концентрацией, далеко идущей и развивающейся чрезвычайно быстрым темпом. Само собой разумеется, что концентрация банкового дела является результатом, обусловлена общими концентрационными процессами, присущими капиталистическому способу производства, процессами концентрации в промышленности. Но в силу целого ряда обстоятельств, специфического объекта деятельности банков, специфических условий деятельности банков, специфических форм связей с промышленностью и т. д., наконец, в силу того, что в банках мы имеем обобществленный, хотя и в капиталистической форме, капитал, концентрация в банковом деле достигает значительно больших размеров, нежели в промышленности. Организация и осуществление движения ссудного капитала становится фактической монополией нескольких банков. Само собой разумеется, и здесь монополия не уничтожает конкуренции, но все же в банковом деле монополистические тенденции проявляются и осуществляются в значительно большей степени, чем в промышленности. Во всякой стране банковое дело представляет .единую кредитную систему, организационно объединяемую центральным банком, представляющим кредит всей страны, национальный кредит. Число банков весьма невелико и обнаруживает тенденцию ко все большему уменьшению. Уже к XX в. во всех крупных капиталистических странах преобладающая часть ссудного капитала отдельных стран была сконцентрирована буквально в нескольких банках. Банковое дело в отдельных странах фактически уже было монополизировано несколькими (3—6) банками. В течение XX в. концентрационные процессы в банковом деле не приостановились, и как раз в последние годы мы являемся свидетелями дальнейшего слияния гигантских банков. Анализу этого процесса мы посвятим особую главу, теперь ограничиваемся указанием на эти процессы, позволяющие утверждать, что современные банки суть монополистически организованные предприятия, стало быть, банковский капитал (ресурсы, находящиеся в распоряжении банков) является не только общественно-организованным, но и монополистически организованным капиталом. Эта характеристика, заметим кстати, имеет большое значение для выяснения проблемы финансового капитала.

Банки, будучи монополистическими предприятиями, вступают

во все более постоянную связь с промышленными предприятиями. Это постоянство связи видоизменяет оперативную деятельность банков, делает самую связь все более и более тесной, дает новую характеристику отношениям между банками и промышленностью. «Если банк, — пишет Ленин, — учитывает векселя данного предпринимателя, открывает для него текущий счет и т. п., то эти операции, взятые в отдельности, ни на йоту не уменьшают самостоятельности этого предпринимателя, и банк не выходит из скромной роли посредника. Но если эти операции учащаются и упрочиваются, если банк «собирает» в свои руки громадных размеров капиталы, если ведение текущих счетов данного предприятия позволяет банку — а это так и бывает — все детальнее и полнее узнавать экономическое положение его клиента, то в результате получается все более полная зависимость промыш-ленного капиталиста от банка» 19.

Эта постоянная и тесная связь монополистически организованных банков с монополистически же организованными промышленными предприятиями закрепляется так называемой личной унией банков с промышленными предприятиями и открывает широкую возможность учредительства, участия в грюндерстве и т. д. Банки, организуя и осуществляя движение ссудного капитала, становятся опорным пунктом сращивания ссудного и промышленного капитала, становятся орудием финансовой олигархии, посредством которого эта финансовая олигархия овладевает «большей частью средств производства и источников сырья в данной стране и в целом ряде стран».

Таким образом, банки, осуществляя движение ссудного капитала, обезличивают (обобществляют) этот последний; организуя движение ссудного капитала в монополистической форме, банки служат опорным пунктом сращивания ссудного и промышленного капитала.

Все указанные моменты вытекают из данного нами определения. На них мы в дальнейшем подробно остановимся. Для анализа же основных функций и операций банков достаточно исходить из первоначально данного нами определения банка.

3

Первая, и но исторической преемственности и по значению, функция банков состоит в посредничестве между денежными капиталистами и капиталистами промышленными и торговыми. Ссудный капитал, т. е. капитал, приносящий проценты, единственной формой отчуждения которого является ссуда, может существовать и действительно существует и вне банков, в руках денежных капиталистов. Историческими предшественниками этих денежных капиталистов были ростовщики.

Денежный капиталист может непосредственно ссужать деньгами капиталиста функционирующего. Но в современном хозяйстве такой непосредственной связи между денежным и функционирующим капиталистами не создается. Эта связь осуществляется через банки. Капитал как ссудный капитал в этом случае возникает и существует и вне банков и до его ноявления в банках. Но нрежде чем он нонадает в руки функционирующего каниталиста, он проходит через банки. Отношения этим самым осложняются. Участие банков уничтожает непосредственные отношения между денежным и функционирующим каниталистами. Вместо одной сделки ссуды, при которой денежный капиталист выступил бы как кредитор, а функционирующий каниталист явился бы должником, заключаются две сделки. Единый акт сделки ссуды разрывается на два самостоятельных акта. Первый, при котором денежный каниталист выстунает как кэедитс р, банк как должник; второй, при котором банк выстунает как кредитор, функционирующий каниталист как должник. Роли денежного и функционирующего капиталистов не изменились, но зато выстунил банк, который одновременно является и заимодавцем (но отношению к функционирующему каниталисту), и заемщиком (но отношению к денежному капиталисту). Социальные отношения вследствие посредничества банка осложнились, но не изменились. И без посредства банка налицо отношения ссудного канитала, и при его посредстве создаются те же отношения ссудного капитала. Никакого изменения не нроизошло нотому, что и до вмешательства банка в наличности уже был ссудный канитал. Банк нолучает ссудный капитал от денежного капиталиста и нередает его капиталисту функционирующему. В этом случае функция банка чисто посредническая.

Совершение этих сделок через носредство банков имеет большое значение. Оно обобществляет частные отношения индивидуальных каниталистов. Банки собирают все средства денежных капиталистов и снабжают ими капиталистов функционирующих. Таким образом, они, оборачиваясь к функционирующим капиталистам, выстунают от всего коллектива денежных каниталистов; оборачиваясь же к денежным капиталистам, они нредставляют весь коллектив капиталистов функционирующих. В лице банков мы имеем, следовательно, не только организованный, но и обобществленный денежно-ссудный капитал, а в современном капиталистическом хозяйстве не нросто организованный, но монополистический организованный ссудный канитал.

В этой своей функции банк выступает управителем денежных каниталистов, и не только денежных капиталистов, но всего денежного канитала в его целом. Именно эту функцию, и только эту функцию, разумел Маркс, когда нисал: «В связи с этой торговлей деньгами развивается другая сторона кредитного дела — управление приносящим проценты капиталом,

или денежным капиталом, как особая функция торговцев деньгами. Заем и ссуда денег становятся их особым делом. Торговцы деньгами выступают как посредники между действительным кредитором и заемщиком денежного капитала. Говоря вообще, банкирское дело с этой стороны состоит в том, чтобы концентрировать большими массами в своих руках ссудный денежный капитал, так что вместо отдельного денежного кредитора промышленным и коммерческим капиталистам противостоят банкиры как представители всех денежных кредиторов. Они становятся общими распорядителями денежного капитала. С другой стороны, по отношению ко всем кредиторам они концентрируют заемщиков, так как они берут взаймы для всего торгового мира. С одной стороны, банк представляет централизацию денежного капитала, кредиторов, с другой — централизацию заемщиков» 20.

В этой функции банк выступает посредником. То, что он получает от денежных капиталистов, он передает промышленным и торговым капиталистам. Он получает ссудный капитал и его же предоставляет.

Наиболее распространенной формой приложения этого капитала являются ценные бумаги. Поэтому капиталы денежных капиталистов не отлагаются обыкновенно в банках в виде вкладов. Объясняется это следующим.

Ссудный капитал по своей природе вообще двойствен. С одной стороны, ссудный капитал является суммой покупательных и платежных средств, а с другой — эта сумма покупательных и платежных средств выступает как капитал, приносящий проценты. Обе эти характеристики тесно между собою связаны. Но в каждом отдельном конкретном случае может иметь основное значение то одна, то другая характеристика ссудного капитала. Это обстоятельство особенно ясно обнаруживается при различении случаев, когда посредством кредита предоставляются просто средства обращения, от случаев, когда кредитом предоставляется дополнительный капитал.

Хотя обе характеристики ссудного капитала тесно между собою связаны, но в каждом отдельном конкретном случае может иметь главное значение для заимодавца или для заемщика одна или другая сторона ссудного капитала.

Совершенно очевидно, что капитал денежных капиталистов имеет для их владельцев не столько значение покупательных и платежных средств, сколько значение капитала, приносящего проценты, хотя для того, чтобы их капитал приносил проценты, он и должен иметь форму денег. Дело, конечно, в ударении. Обе характеристики

сохраняют свое значение, но в данном случае, с точки зрения денежных капиталистов, главнейшим является вторая характеристика — именно та, что денежный капитал приносит его владельцу доход в форме процента.

С другой стороны, застывание этого капитала в форме денег является не временным, не случайным его пребыванием в одной из фаз метаморфоза товаров и денег или метаморфоза форм капитала. Этот капитал всегда остается в форме денег и в своем движении не испытывает никаких метаморфоз. Здесь мы имеем дело с денежноссудным капиталом. Это не функциональная форма промышленного и торгового капитала, следовательно, не временно высвобождаемая из кругооборота капитала денежная его форма, а ссудный капитал в чистом его виде.

Оба указанных обстоятельства, — первое то, что капитал денежных капиталистов выступает не столько как деньги, как сумма покупательных и платежных средств, как сумма притязаний на товары, сколько как претензия на процент, как сумма притязаний на прибавочную стоимость, и второе, то, что этот капитал не случайно и не временно, а постоянно пребывает в денежной форме, — ведут к тому, что как раз капитал денежных капи-талистов составляет наиболее пригодный рынок для размещения различного рода ценных бумаг, государственных займов, облигаций, акций промышленных и торговых предприятий и т. д.

Капитал денежных капиталистов, поскольку он представляет чистую форму ссудного капитала, есть просто сумма притязаний на доход, а ценные бумаги по своему существу как раз представляют собою титул на доход. Капитал денежных капиталистов, как вообще денежный капитал, обладает большой подвижностью. Вложение его в ценные бумаги эту подвижность подтверждает и гарантирует. При наличии рынка ценных бумаг перенос капиталов из одних ценных бумаг в другие совершается посредством простого акта купли-продажи, и, как общее правило, такой перенос всегда легко можно осуществить. Наконец, в-третьих, вложение денег в ценные бумаги, титулы на доход, имеет то преимущество, что при этом всегда имеется легкая возможность извлечь средства и вновь получить их в денежной форме. Как общее правило, ценные бумаги всегда легко сбываются.

По всем этим обстоятельствам формой приложения капиталов денежных капиталистов по большей части являются ценные бумаги. Но такое вложение осуществляется обычно не непосредственно, а через банки.

Вложение денежного капитала в ценные бумаги возможно, конечно, и без банков, как вообще, рассматривая вопрос чисто теоретически, движение ссудного капитала возможно без участия банков. Но вместе с тем совершенно ясно, что то развитие кредитных отношений, без которого невозможно было бы при-

еуіцее капитализму огромное развитие производительных сил, не могло бы быть достигнуто без банков. С этой точки зрения возникновение и развитие банков является необходимым результатом роста капиталистических отношений и развития капиталистического производства.

Обращение к денежному рынку со стороны промышленного и торгового капитала как раз в форме выпуска различного рода ценных бумаг, как твердопроцеитиых, так и дивидендных, как известно, достигло таких размеров, которых каких-нибудь 50— 60 лет назад нельзя было бы себе п представить. А такое развитие абсолютно было бы невозможно без банков. Точно так же рост государственного кредита, при котором формой приложения денежного капитала являются обязательства государств, абсолютно был бы невозможным, если бы не было сильных, развитых кредитных учреждений.

Вся система современного финансирования как промышленных и торговых предприятий, так и государственных и общественных учреждений и предприятий покоится на развитии этой специфической формы приложения ссудного капитала, каковой являются различного рода ценные бумаги. В этом находит только свсе выражение существо современной капиталистической системы, специфический характер присвоения создаваемого трудом прибавочного продукта.

Капитал денежных капиталистов вкладывается в ценные бумаги, как общее правило, не непосредственно, а через банки. Участие банков в этом процессе проявляется двояко.

Во-первых, эмиссия ценных бумаг совершается через посредство банков. В виде редкого исключения нуждающееся в средствах предприятие самостоятельно обращается к рынку капиталов. Для успешности реализации ценных бумаг необходимо знание рынка ссудных капиталов, ориентировка в них, известная техническая сноровка и т. д., как раз те качества, которыми может обладать только банк как организация, сферой деятельности которой является рынок ссудных капиталов. В то же время банки имеют постоянные связи с денежными капиталистами. Они ие только знают рынок ссудных капиталов, но сами в свою очередь известны рынку этих капиталов. В позднейшей стадии развития капитализма, характеризующейся чрезвычайным ростом кредитной системы и в то же время крайней концентрацией банковского дела, фактически не клиент банка указывает этому последнему, куда и как должны быть размещены предоставляемые банку средства, а банки указывают это клиенту. Хотя в этой функции банк является только посредником, фактически диктует и господствует. не клиентела банка, а сами банки. Это обусловливается хотя бы тем, что банк выражает организованную и коллективную волю всего класса капиталистов, в то время как клиептела выражает частную волю данной группы.

Капитал, вложенный • в ценные бумаги, в процессе своего движения превращается в фиктивный капитал, а это значит, что его изменение (увеличение или уменьшение) в значительной степени зависит от организованного денежного капитала, а не от отдельных хотя бы механически соединяемых денежных капиталов. К тому же все растущая централизация денежных капита-лов ставит во главе рынка денежных капиталов небольшую группу финансовой олигархии. Слияние этой олигархии с банками еще более усиливает влияние и значение этих последних. Между рынком ссудных капиталов и банками существует определенное взаимодействие, но если уже говорить о господстве, то можпо скорее прийти к заключению, что не рынок ссудных капиталов господствует над банками, но скорее банки господствуют над рынком ссудных капиталов. Само собой разумеется, что это господство здесь понимается весьма в условном смысле этого слова. Дело идет только о том влиянии, которое имеет банк в деле размещения на рынке ссудных капиталов ценных бумаг. Конечно, в этом деле банк приспособляется к стихийным условиям денежного рынка. Овладение рынком ссудных капиталов совершается в меру познания этого рынка.

Во всяком случае позиции функционирующего капиталиста, обращающегося непосредственно к рынку ссудных капиталов, неизмеримо, чтобы не сказать больше, слабее позиций банка. Эмитент банк имеет все преимущества перед эмитентом промышленным и торговым предприятием. Поэтому-то только в виде весьма редкого исключения возможна эмиссия ценных бумаг без посредства банков.

Даже государственные займы, как и займы общественных учреждений, совершаются не путем прямого и непосредственного обращения к рынку ссудных капиталов, а посредством банковских организаций. Совершенно невозможно себе представить обращение к рынку ссудных капиталов, например, Соединенных Штатов без и помимо участия крупнейших представителей финансовой олигархии: Моргана, Рокфеллера и других, которые в свою очередь опираются на банки.

Таким образом, сама эмиссия ценных бумаг, т. е. спрос на ссудный капитал, организуется банком. Но не меньшее значение банков в деле организации в этом случае предложения ссудных капиталов, т. е. покупки ценных бумаг.

Мы переходим, стало быть, ко второй форме деятельности банков в области вложения капитала денежных капиталистов.

Банки не только организуют предложение ценных бумаг (спрос на ссудный капитал), но и покрывают спрос на них (предложение ссудного капитала). Банки сами покрывают подписку, а затем уже со своей стороны, от своего имени и за свой счет размещают бумаги на рынке. Само собой разумеется, при этом предприятиям или государству, которые выпускают свои обяза-

тельства, приходится уплачивать банкам более высокий процент, так же как и более высокую комиссионную оплату. Эти излишние издержки покрываются, во-первых, гарантией размещения ценных бумаг и, во-вторых, более ранним получением предприятием или государством необходимого им денежного капитала.

Организация спроса на ценные бумаги (предложения ссудных капиталов) проявляется также в том, что банк финансирует клиентелу, склонную вкладывать свои средства в ценные бумаги. Это финансирование происходит посредством кредитования покупателей ценных бумаг, выдачи им ссуд под залог ценных бумаг.

Предположим, совершается государственный заем и вы-пускаются облигации по номинальной стоимости в 100 руб. Банки выдают ссуды под эти ценные бумаги в размере 60%. При этом, стало быть, лицо, обладающее капиталом в 400 руб., может купить облигаций на 1000 руб., не 4 облигации, а 10. По сути дела, здесь происходит покрытие займа на 60% самими банками.

Покупка ценных бумаг есть форма приложения ссудных капиталов денежных капиталистов, и это совершается через посредство банков. В этих операциях банк выступает посредником между денежным и функционирующим капиталистами.

Эти операции являются формой проявления посреднической функции банков.

Эта функция банков должна быть охарактеризована как посредническая, поскольку банки рассматриваются как предприятия, осуществляющие движение ссудного капитала. Но из сказанного совершенно ясно, что эта посредническая функция предполагает весьма активную деятельность банков. Поэтому посредничество отнюдь не следует понимать как пассивное посредничество. Больше того. Эта посредническая функция имеет огромное значение с точки зрения усиления влияния банков на народное хозяйство. А так как современные банки, а с ростом их концентрации все более и более, фактически находятся во владении финансовых магнатов, то, стало быть, усиление влияния банков на промышленность означает усиление мощи и влияния финансовой олигархии. Организация спроса и предложения ценных бумаг, выпускаемых промышленными и торговыми предприятиями, дает возможность банкам и опирающимся на них финансовым магнатам фактически в той или иной мере овладевать этими предприятиями.

Об этом овладении будем говорить в другом месте, здесь лишь важно будет подчеркнуть значение и характер рассматриваемой посреднической функции банков.

Вместе с тем необходимо подчеркнуть следующее. Если, с одной стороны, рассматриваемая здесь функция банков хотя и является посреднической, ведет к усилению власти финансовой олигархии, то, с другой стороны, эта же функция, связанная с биржевой спекуляцией, способствует чрезвычайной централи-

зации денежного капитала. Финансовую олигархию составляет небольшая группа финансовых магнатов, в руках которых банки становятся орудием достижения господства и власти.

Заметим кстати, когда мы говорим, что капитал денежных капиталистов находит свое приложение главным образом в ценных бумагах, это не значит конечно, что ценные бумаги не являются формой вложения ссудных капиталов, происходящих из других источников. И другие источники используются банками для операций с ценными бумагами. А это значит, что власть финансовых магнатов зиждется на использовании не только и, вернее, не столько собственных их капиталов.

В этих операциях магнаты финансового капитала находят форму использования и экспроприации дзнежных средств широкой массы средней и мелкой буржуазии.

Для характеристики капитала, по отношению к которому банк выступает только посредником, надо заметить еще следующее.

Этот ссудный капитал, поскольку он находит свое приложение в ценных бумагах, приобретает движение, свойственное фиктивному капиталу. Каждая ценная бумага, облигация или акция представляет реальный капитал. Но, как известно, стоимостное выражение ссудного капитала, находящего форму своего приложения в ценных бумагах, определяется не представляемым им реальным капиталом, а доходом, титулом на который являются ценные бумаги. Этот капитал не есть денежное выражение реального капитала, а отражает движение его. Он отражает не стоимость, а прибавочную стоимость, не самый капитал, а его движение.

Амплитуда колебания курса ценных денег, обусловливаемая колебаниями процента и дивиденда, чрезвычайно велика, поэтому стоимость всей массы рассматриваемого здесь ссудного капитала чрезвычайно сильно колеблется. В общей же массе ссудного капитала этот капитал составляет большую и значительную часть. Этот капитал наиболее чутко отражает течение народнохозяйственной конъюнктуры.

Огромная часть банковских ресурсов как раз состоит из такого •фиктивного капитала. Под банковскими ресурсами здесь разумеются не только так называемые собственные капиталы банка, но все средства, которыми банк располагает и распоряжается.

Перемещения денежного капитала из рук денежных капиталистов в распоряжение капиталистов функционирующих имеет большое значение и с точки зрения распределения реальных капиталов. Рассматриваемой здесь посреднической деятельностью банки снабжают денежными средствами промышленных и торговых капиталистов, которые используют их как реальный капитал для производства прибавочной стоимости.

Следовательно, рассматриваемая функция интенсифицирует про- десс производства прибавочной стоимости и осуществляет перераспределение реальных капиталов.

Следующая функция банков заключается в превращении промышленного и торгового капитала в ссудный капитал.

Развитие этой функции вытекает из тех обстоятельств, своеобразных форм движения капитала, которые возможность кредита превращают в необходимость. Эти обстоятельства заключаются в том, что движение капитала представляется как постоянный метаморфоз различных форм капитала.

Именно это своеобразное движение капитала дает ключ к разрешению проблемы кредита вообще; игнорирование этого своеобразия составляет основную ошибку самых разнообразных буржуазных теорий кредита вообще и банковского кредита в частности. Кто не понимает этого своеобразия, кто не понимает, что и в этой специфической форме движения капитала обнаруживаются специфические формы общественных отношений капиталистического хозяйства, тому оказывается совершенно недоступным и понимание своеобразного типа производственных связей кредита.

В процессе кругооборота капитала масса непосредственно занятого в этом кругообороте капитала изменяется, причем это изменение происходит в виде изменения массы различных форм, которые принимает капитал в процессе своего движения (денежный, производительный и товарный капитал).

Нас здесь интересует денежный капитал, ибо только капитал в денежной форме является источником ссудного капитала, этого объекта деятельности банка.

В процессе кругооборота капитала масса денежного капитала изменяется, это значит, что капитал в денежной форме то втягивается в процесс кругооборота, то высвобождается. Временно высвобождаемый из кругооборота капитал в денежной форме и, стало быть, с точки зрения этого кругооборота капитал праздный, превращается через посредство банков в ссудный капитал и как таковой совершает присущее ему движение.

Вне банков мы имеем здесь дело с функциональной формой промышленного и торгового капитала. Для того чтобы эта функциональная (денежная) форма промышленного и торгового капитала превратилась в ссудный капитал, необходимо, чтобы данная денежная сумма отдана была бы в ссуду, это же совершается через посредство банков.

Теоретически мыслимо, и в конкретной действительности бывает, что этот денежный капитал дается в ссуду непосредственно одним промышленным (или торговым) капиталистом другому. Но как общее правило, это делается через банки. Само возникновение банков как предприятий, торгующих ссудным капиталом, отчасти обусловливается фактической невозможностью для промышленного (и торгового) капиталиста самостоятельно использовать.

временно высвобождаемый, праздный денежный капитал как ссудный капитал.

Денежный капитал как высвобождающаяся из кругооборота функциональная форма капитала передается банку, и так как это делают все капиталисты, то банк таким образом выполняет обязанности кассира и хранителя денежных сумм всего класса капиталистов. Частная собственность на капитал отдельных капиталистов обобществляется и выступает как общая собственность всего класса капиталистов. Банки организуют одновременно как общее предложение свободных денежных капиталов, превратившихся уже теперь в ссудный капитал, так и общий спрос на ссудный капитал со стороны всего класса капиталистов.

В рассматриваемой нами функции банки не являются просто посредниками между капиталистами. Считать эту функцию только посреднической нельзя.

Во-первых, капиталисты не вступают в непосредственную кредитную связь друг с другом, а каждый капиталист вступает в связь с банком. Функционирующие капиталисты не противостоят друг другу как кредиторы и должники. Промышленник- кредитор выступает кредитором именно банка, который в этом случае представляет весь класс капиталистов. Точно так же и промышленник-должник становится должником именно банка, представителя всего капиталистического класса. Один капиталист ссужает капитал, другой — занимает. Банк же, поскольку он воплощает общественный ссудный капитал, одновременно представляет и кредиторов, и должников.

Во-вторых, и это самое существенное, вне банка капитал, о котором здесь идет речь, является только функциональной формой промышленного (и торгового) капитала. Ссудный капитал — это денежный капитал, но не всегда денежный капитал является капиталом ссудным. Денежный капитал как функциональная форма промышленного капитала именно банком превращается в ссудный капитал. «Ссудный капитал, которым располагают банки, притекает к ним различными путями. Прежде всего,, так как они являются кассирами промышленных капиталистов, в их руках концентрируется денежный капитал, который хранит каждый производитель и купец в качестве резервного фонда или который притекает к нему по платежам. Эти фонды превращаются таким образом в ссудный денежный капитал» 21.

Рассматриваемая функция банков с точки зрения оборота всего общественного капитала имеет огромное значение. Поскольку резервы концентрируются, они создают возможность для каждого отдельного предприятия обходиться меньшими резервами. А с другой стороны, поскольку этой функцией банки

превращают бездействующие резервы в ссудный капитал, они интенсифицируют использование капитала всего общества, значительно уменьшают, доводят до минимального предела неиспользованный капитал всего общества.

На первый взгляд и эта функция может казаться посреднической. Но это, пожалуй, верно лишь в том же смысле, в каком, например, можно было бы назвать посредническим процесс производства. Сказать, что промышленный капиталист является посредником между производителем сырья и потребителем готового фабриката, можно только с очень и очень большой натяжкой!

Поскольку этой функцией банки превращают денежную форму промышленного и торгового капитала в ссудный капитал, можно с известными оговорками сказать, что при этом банк «создает» ссудный капитал — именно ссудный капитал, а не просто капитал. И он создает его не из ничего, а из существующего реального капитала, временно высвобождаемого в денежной форме в процессе своего кругооборота.

Отсюда совершенно ясно, что при этом не происходит увеличения реального капитала. Вообще, как мы неоднократно указывали и что имеет огромное значение, движение (изменение массы) ссудного капитала далеко не совпадает с движением (изменением) капитала реального.

Развитие кредитной системы и развитие рассматриваемой здесь функции увеличивает массу ссудного капитала при неизменном реальном капитале.

Рост реального капитала, процесс капиталонакопления вызывает рост ссудного капитала, и в этом смысле можно говорить о теснейшей связи между реальным и ссудным капиталом. Совершенно очевидно, что масса высвобождаемого в денежной форме реального капитала обусловливается массой реального капитала. При прочих равных условиях, при неизменности общей народнохозяйственной конъюнктуры, увеличение реального капитала ведет к увеличению массы высвобождаемого в денежной форме капитала и соответственно к увеличению массы ссудного капитала. Но зто происходит только «при прочих равных условиях», в число которых входит также состояние кредитного дела, степень развития кредита и кредитных организаций. Изменение же условий кредита вносит весьма существенный корректив в указанные выше закономерности.

Увеличение реального капитала ведет, как общее правило, к увеличению массы ссудного капитала, но если предположить, что одновременно происходит по каким-либо причинам сокращение кредита или же сужение работы кредитных организаций, масса ссудного капитала может оставаться без изменения или даже уменьшиться. Конкретно это выражается в увеличении «резервов и поступлений по платежам» промышленных и торго-

вых капиталистов, в увеличении бездеятельной денежной формы промышленного и торгового капитала.

С другой стороны, увеличение массы реального капитала при одновременном росте кредита и кредитных учреждений вызывает увеличение массы ссудного капитала в прогрессивной пропорции. Конкретно это выражается в том, что сохраняющиеся в кассах капиталистов «резервные формы и получения по платежам» сокращаются. Банки вовлекают большую массу денежных капиталов в сферу своего воздействия, придают ей соответствующее движение и этим умножают массу ссудного капитала.

Точно то же может быть и при уменьшении реального капитала. Уменьшение его, как общее правило, ведет к уменьшению абсолютной массы высвобождаемого денежного капитала и, стало быть, соответственному уменьшению массы капитала ссудного. Но если это уменьшение реального капитала одновременно сопровождается ростом кредита и кредитных организаций, то уменьшение ссудного капитала как превращенной формы промышленного и торгового капитала может и не произойти, в результате общая масса ссудного капитала может и увеличиться.

Все эти процессы в то же время модифицируются и рядом других обстоятельств: интенсивностью и темпом метаморфоз различных форм капитала, движением товарных цен и т. д.

В рассматриваемой здесь функции банки выполняют не просто посредническую роль. В этой функции, хотя еще не в развернутой форме, проявляются творческая роль и творческое значение банков в системе капитализма.

5

Следующая функция банков проявляется в их деятельности по превращению доходов в ссудный капитал. Источниками ссудных капиталов являются как капиталы, так и доходы. Для того чтобы доходы превратились в ссудный капитал, необходимо, чтобы они были приведены в соответствующее движение (отданы в ссуду). Это осуществляется банками.

Здесь имеется в виду следующее.

531

36 И. А. Трахтенберг

Доходы некоторых групп населения вообще не используются их владельцами как капитал, приносящий проценты. Заработная плата рабочих, хотя бы и верхних слоев рабочего класса, если отлагается в банках непосредственно или через сберегательную кассу, то больше в целях хранения, а не с целью получения доходов. В этом случае мы имеем дело просто со сбережениями. Попадая в банк, эти сбережения совершают движение, свойственное ссудному капиталу. То же нужно сказать о сбережениях мелкой буржуазии, откладывающей на «черный день», на случай старости, потери работоспособности и т. д. В обоих случаях мы имеем дело в сущности со страховыми денежными запасами. Рабочий,

хотя и имеющий вклад в банке или в сберегательной кассе, никак не может быть назван капиталистом и его доходы — капиталом.

То же можно сказать о заработках рабочих, время получения которых не совпадает с временем их траты. Мы разумеем здесь так называемых сезонных рабочих. Они получают свою заработную плату в течение, скажем, 3—6 месяцев. Но эта заработная плата должна обеспечить их существование в течение года. Такой рабочий может иметь временные сбережения, которые, будучи помещены как вклады в банк или в сберегательные учреждения, превращаются этими последними в ссудный капитал.

Несколько иного характера доходы капиталистов. Мы имеем в виду ту часть их доходов, которая предназначается для непосредственного потребления капиталистов. Эти доходы, хотя и имеют капиталистическое происхождение, хотя и принадлежат капиталистам, не являются капиталом. Доходы эти тратятся капиталистом постепенно, поэтому и они могут в качестве «сбережений» быть отложены в банке и тогда превращаются в ссудный капитал.

Таким образом, разные категории доходов, доходы различной природы, благодаря банкам, превращаются в ссудный капитал.

Сюда же можно отнести и страховые взносы. Взносы по страхованию жизни на случай смерти, от огня и т. д. составляют огромные суммы. По существу мы здесь имеем дело со сбережениями многочисленных групп населения. И эти сбережения используются на рынке ссудных капиталов, обычно через банки превращаются в ссудный капитал.

То же можно сказать и о так называемых «капиталах» различных политических и профессиональных организаций. «Капитал» профсоюзов, — по сути дела, сбережения широких масс рабочих. Эти аккумулированные сбережения обычно оседают в виде вкладов в банках или же через посредство банков вкладываются в ценные бумаги.

Превращение рассматриваемых здесь доходов в ссудный капитал только банками объясняется двоякого рода обстоятельствами.

Во-первых, владельцы этих доходов не намерены и вообще неспособны выступать в качестве субъектов предложения ссудных капиталов. Им эта роль не свойственна, и они на это неспособны. Так что превращение этих доходов в ссудный капитал не только облегчается банками, но прямо обусловливается последними. Без банков эти денежные суммы никогда не функционировали бы как ссудный капитал.

Во-вторых, эти доходы, взятые в отдельности, слишком ничтожны для того, чтобы циркулировать как ссудный капитал. Всякая денежная сумма может циркулировать как ссудный капитал, но для этого необходимо, чтобы она достигла определенной величины. Только соединение этих индивидуальных

доходов, аккумуляция их в большие массы делает возможным превращение их в ссудный капитал. Эту аккумуляцию и берут на себя сберегательные учреждения, страховые организации и непосредственно банки. Но все эти аккумулированные суммы приводятся в движение как ссудный капитал именно банками.

Поэтому банками они превращаются в ссудный капитал.

Подчеркиваем, во всех этих случаях мы имеем дело не с простой посреднической функцией банков. Эта функция принципиально отличается от той, при которой банки выступают в качестве посредников между денежным и функционирующим капиталистами.

Эта функция ближе ко второй рассмотренной нами функции, которой банки превращают промышленный и торговый капитал в капитал ссудный. Но все же и здесь отличие есть. И в том, и в другом случае мы имеем дело с творческой функцией банков, но в одном случае в ссудный капитал превращается капитал, в другом — доходы.

Функцию банков по превращению доходов в ссудный капитал нужно отличать от чисто посреднической деятельности банков. Именно эту функцию разумел К. Маркс, когда писал: «С развитием банковской системы, а именно, как только банки начинают платить^ проценты по вкладам, в них уже концентрируются денежные сбережения и временно незанятые деньги всех классов. Мелкие суммы, сами по себе неспособные функционировать как денежный: капитал, объединяются в большие суммы и таким образом образуют денежную силу. Это собирание мелких сумм, как особый результат банковской системы, следует отличать от ее посреднической роли между собственно денежными капиталистами и заемщиками. Наконец, в банках депонируются и доходы, которые предполагается потреблять лишь постепенно» 22.

Указанные доходы, только попадая в банк, совершают движение, свойственное ссудному капиталу, стало быть, именно банками они трансформируются в ссудный капитал. То, что без участия банков и вне банков не было ссудным капиталом, даже не было капиталом, становится капиталом. Еще в большей мере, нежели в предыдущем случае, можно здесь говорить о «создании» банками ссудных капиталов.

36*

563

Отданные же банком в ссуду аккумулированные им денежные суммы оказывают определенное воздействие на народное хозяйство. В этом случае особенно надо подчеркнуть то, что речь идет о денежных суммах, которые без участия банков и вне банков не являются капиталом. Отданные в ссуду деньги, с одной стороны, восполняют недостающие денежные капиталы функционирующих капиталистов, с другой — уменьшают размер необходимых ми-

нимальных денежных резервов, стало быть, содействуют тому, чтобы с помощью меньшей суммы авансируемого капитала приводить в движение большую массу живого и мертвого труда. Наконец, превращение доходов в ссудный капитал и движение этого ссудного капитала, как движение ссудного капитала вообще, ведет к перераспределению капиталов реальных.

Это перераспределение нельзя понимать в том грубо упрощенном вульгарном смысле, что банки капитал одних лиц, заимодавцев, передают другим лицам, заемщикам. В разбираемом здесь случае как раз «заимодавцы» вовсе не имеют никакого капитала и уже поэтому не могут его предоставлять заемщикам. Их денежные доходы трансформируются банком в ссудный капитал, который как сумма покупательных средств, будучи предоставлен в распоряжение функционирующих капиталистов, дает этим последним возможность приобрести и привести в движение имеющиеся в наличности элементы реального капитала или же то, что может быть превращено в капитал.

Все же образование ссудного капитала путем превращения доходов в ссудный капитал далеко не однозначаще с созданием капитала реального. Более того, возможность использования ссудного капитала как капитала реального, во-первых, обусловливается наличностью того, что может быть использовано как капитал, и, во-вторых, что является наиболее существенным, возможность использования ссудного капитала в качестве капитала реального (функциональной формы промышленного капитала) определяется народнохозяйственными условиями, возможностью расширения производства. В период подъема, например, использование ссудного капитала в качестве функциональной (денежной) формы реального капитала вполне возможно, во время же кризиса эта возможность отсутствует, хотя как раз в это время материальные элементы производства находятся даже в избытке.

Поэтому, когда А. Вебер, критикуя Гана, указывает на то, что для того чтобы предоставленные в ссуду суммы могли быть использованы как капитал, следовательно, чтобы можно было на них приобрести элементы капитала, необходимо, чтобы «машины уже были, чтобы были в готовом виде предметы продовольствия и одежды для рабочих», — он прав, хотя только отчасти. Во время кризиса налицо, при этом в избытке, все те элементы, о которых говорит А. Вебер , и все же использование ссудного капитала для расширения производственного процесса невозможно. (Впрочем, во время кризиса рассматриваемая здесь функция банков естественно сокращается.)

Но Вебер, как и другие критики Гана, неправы в следующем. Предоставление дополнительных (если в этом случае налицо

действительное предоставление дополнительных) средств функционирующему капиталисту может дать этому последнему возможность при наличии определенных условий ввести в движение капитала новые элементы, таким образом увеличить активно действующий капитал.

К этому мы еще вернемся при анализе влияния кредита на народное хозяйство.

6

Переходим к той функции банков, которая заключается в создании покупательных и платежных средств и превращения их в ссудный капитал.

С теоретической стороны эта функция представляет наибольший интерес и в то же время возбуждает большие споры.

Широко распространено убеждение, получившее уже прочность предрассудка, что учению Маркса о банках противоречит взгляд, что банки могут «создавать» ссудный капитал. Обычно и без всякого в сущности основания Марксу приписывается мысль, что деятельность банка является только посреднической. Уже предыдущее изложение могло показать, что такая трактовка учения Маркса ошибочна. Но если до сих пор все же речь шла о трансформаторской, так сказать, деятельности банков, о способности их превращать отдельные функциональные формы промышленного и торгового капитала, а также доходы в ссудный капитал, то здесь будет идти речь не о «превращении», а о «создании» ссудных капиталов, или, точнее, как мы это уже говорили, о создании банками покупательных и платежных средств и превращении этих последних, путем придания им соответствующего движения, в ссудный капитал.

Такое создание банками покупательных и платежных средств совершается разнообразными способами. Наиболее типичными являются две формы такой деятельности банков: выпуск банкнот и «делание» депозитов. Причем первый способ являлся господствовавшим примерно до последней четверти прошлого столетия; второй же характерен для последних 5—6 десятков лет.

Остановимся на каждом из этих способов проявления интересующей нас здесь функции банков в отдельности. Отдельное рассмотрение того и другого диктуется тем, что при наличии между ними сходных черт они все же весьма значительно друг от друга отличаются.

Что такое банкнота? «Банкнота есть не что иное, как вексель на банкира, по которому предъявитель в любое время может получить деньги и которым банкир заменяет частные векселя» 24.

Выпуск банкнот в схематическом виде можно представить следующим образом.

Фабрикант А продает купцу В товар на сумму в 1000 руб. Сделка совершается с отсрочкой платежа сроком на 3 месяца. Фабриканту А важно не только продать товар, но и получить за него деньги. Весь смысл отчуждения товаров заключается для него в превращении принадлежащего ему товара в деньги или в превращении товарной формы капитала в денежную. Это же отсрочено сделкой на 3 месяца.

Для того чтобы фабрикант А теперь же мог иметь капитал в денежной форме, коммерческий кредит должен быть осложнен кредитом банковским. Фабрикант передает какому-либо банку свое право требования на купца В, которое должно быть выполнено через 3 месяца, и взамен этого получает от банка билеты, по которым банк обязуется уплатить наличными во всякий момент предъявителю билета. Этот билет в силу возможности для каждого владельца превратить его в любой момент в наличные деньги, а также в силу различных технических его признаков (круглая сумма, разнообразие купюр, тщательность выделки билета, затрудняющая подлог, и т. д.) может обращаться как знак ценности и заменять в обороте деньги. Будучи не более как долговыми кредитными документами, билеты циркулируют в обороте как орудия обращения. Ввиду фактической всеобщей приемлемости их каждый владелец банкноты может приобретать на них нужные ему товары и производить причитающиеся с него платежи. Банкнота в обращении играет роль покупательного и платежного средства.

Банкнота — это кредитный документ, заменяющий создавшийся из товарного обращения и в каналах товарного обращения другой кредитный документ — частный вексель. Банкнота, таким образом, возникает не по произволу эмитирующего ее банка. Корни зарождения банкноты надо искать в недрах и порах народного хозяйства. Но раз возникнув, она в течение известного промежутка времени выполняет в обращении роль знака ценности, орудия обращения.

Выполнение обязательств банка по выпущенным им банкнотам отнюдь не обусловливается той частной сделкой, которая непосредственно вызвала появление банкноты. Эти обязательства гарантируются всеми ресурсами банка, всеми его активами. А так как активы представляют собою не что иное, как сумму прав, требований, имеющихся у банка к народному хозяйству, то, следовательно, банкнота опирается не на частный кредит отдельного капиталиста, а на национальный кредит всего класса капиталистов. Это связано и с тем, что сам банк представляет не частный индивидуальный капитал, а капитал всего общества. Национальный, общественный характер банкноты создает ей особую характеристику, отличающую ее от частного векселя и превращающую се в орудие обращения.

Но отсюда возникает возможность в отдельных конкретных случаях выпуска банкнот и без соответствующего учета векселя, ибо не данный частный акт создает обращаемость банкноты, а общественное содержание всех частных актов.

До каких пределов может банк использовать свою возможность выпуска обязательств, превращающихся в орудие обращения, — вопрос особый, который будет нами рассмотрен в другом месте. Здесь важно лишь подчеркнуть, что банки имеют возможность создавать покупательные и платежные средства. Эта возможность вытекает из общей деятельности банка, которая может быть охарактеризована как торговля кредитом.

Выпуск банкнот как форма кредита «кажется непосвященным особенно поразительной и важной, во-первых, потому что этого рода кредитные деньги переходят из простого торгового обращения в общее обращение и здесь функционируют как деньги; а также и потому, что в большинстве стран главные банки, выпускающие банкноты, представляют собой удивительное смешение государственного банка и частного банка; в действительности основу их операций составляет государственный кредит, а их билеты являются в большей или меньшей степени узаконенным платежным средством; потому что здесь становится явным, что именно кредит есть то, чем торгует банкир, так как банкнота представляет только кредитный знак, находящийся в обращении. Но банкир торгует кредитом и во всех других формах, даже когда дает наличными в ссуду депонированные у пего деньги» 25.

Часть банкнот обычно покрыта металлом, но только меньшая часть. Эта часть представляет собою скорее депозитные квитанции. Выпуск банкнот в пределах имеющегося у банка металла не есть выпуск добавочной массы платежных средств. То, о чем мы до сих пор говорили, относится к той части банкнот, которые выпускаются сверх имеющегося у банка металлического покрытия.

Выпуском банкнот банк не только создает покупательные и платежные средства, но и придает им определенное движение, свойственное ссудному капиталу. Воплощенная в банкнотах масса покупательных и платежных средств дается в ссуду, а только в порядке ссуды банкноты выпускаются и таким образом превращаются (по крайней мере для банка) в капитал, приносящий процепты, т. е. ссудный капитал; это — фиктивный ссудный капитал, но все же добавочный ссудный капитал.

Процесс выпуска банкнот посредством учета векселей представляет собою, с одной стороны, превращение капитала в деньги, вернее, в знаки денег, и, с другой стороны, превращение денег в ссудный капитал. Вексель учитывается капиталистом потому, что он имеет капитал в одной форме, ему же нужен капитал в дру-

гой форме, форме денег. Посредством учета векселей происходит превращение капитала в деньги. Но эти деньги предоставляются ему банком как денежный капитал, этот денежный капитал дается ему в ссуду, таким образом деньги выступают как ссудный капитал.

То, что банк создает, именно создает, орудия обращения, весьма резко подчеркивается Марксом в следующих словах: «Поскольку банк выпускает банкноты, не покрытые металлическим сокровищем, находящимся в его подвалах, он создает знаки стоимости, которые образуют не только средства обращения, но и некоторый добавочный — хотя и фиктивный — капитал для него на сумму номинальной стоимости этих непокрытых банкнот. И этот добавочный капитал доставляет банку добавочную прибыль» 26.

Переходим к другой типичной форме создания покупательных и платежных средств и превращения их в ссудный капитал. Речь идет о «делании» депозитов.

Выдача ссуд банком может производиться различными способами. Одним из таких способов является открытие клиенту счета в банке. Это открытие счета вовсе не предполагает предварительного вклада клиента. Наоборот, в результате этого счета по-является вклад. Активы в данном случае предшествуют пассивам. Лицо А получает в банке ссуду в 1000 руб., и эту ссуженную сумму он депонирует в банке — появляется новый вклад. Эта операция может совершаться и сложнее. Лицо А получает ссуду в одном банке и депонирует ее в другом. Общая масса банковских депозитов может увеличиться на сумму выданных ссуд.

Если взять всю банковскую систему в целом, может ли масса депозитов увеличиться в результате ссуд?

Нет сомнения, что большая часть ссуд производится потому, что банки предварительно аккумулировали у себя свободные денежные средства общества. Таким образом, большая часть ссуд только потому и осуществляется, что ранее банки сосредоточили у себя вклады. Но известная часть ссуд (о пределах этой возможности мы сейчас не говорим) может быть выдана и без наличия вкладов. Депозиты представляют в сущности находящуюся в распоряжении клиента (общества) сумму покупательных и платеж- ных средств. Возможность выдачи ссуд без предварительного вклада обусловливается совершающимся в большом размере взаимным погашением банковских обязательств без наличия денег. Депозит — это своеобразное платежное средство, могущее функционировать только в обороте встречных требований. Можно делать депозиты потому, что обязательства одного банка сталкиваются с создаваемыми другими банками обязательствами. Депозиты можно создать потому и в той мере, в какой эти обязательства

банку не приходится выполнять с помощью наличных денег. Там, где существует взаимная компенсация долговых притязаний, там возможно делание депозитов. Депозиты с этой точки зрения представляют обязательства банка, выполняемые без наличных денег. Так как циркуляция таких обязательств, поскольку взаимные требования компенсируются, вполне возможна, возникает возможность создавать депозиты.

Ошибка Маклеода, Гана, Зомбарта заключается не в том, что они подчеркивают эту возможность. Эта возможность действительно существует. Как раз последнее полстолетие является свидетелем огромного развития депозитных банков, известная часть ресурсов (ссудный капитал) которых создается самими банками. Именно это обстоятельство — создание покупательных и платежных средств депозитной системой — повело к падению роли эмиссионных банков 26а. Ограничение выпуска банкнот вызвало чрезвычайное развитие чекового обращения; монополия выпуска банкнот вызвала реакцию в виде создания своеобразных- платежных средств, каковыми являются депозиты.

Когда мы говорим о «делании» депозитов, мы имеем в виду,, следовательно, не те депозиты банков, которые являются результатом притока к банкам капиталов денежных капиталистов, и не те депозиты, происхождение которых надо искать в процессе постоянного высвобождения капитала в денежной форме из кругооборота промышленного и торгового капитала, и не те депозиты, источником которых являются доходы различных групп населения. Дело идет только о тех депозитах, которые являются результатом активной деятельности самих банков, результатом банковских ссуд.

Повторяем, ошибка Гана заключается не в том, что он эту способность банков создавать покупательные и платежные средства подчеркивает. Это скорее надо поставить ему в заслугу, это выгодно отличает его от других представителей буржуазной науки.

Ошибка его — практика-банкира, которому кажется, что банки являются осью всей экономической системы, — заключается в следующем: во-первых, Ган эту функцию обобщает, думает, что этой функцией главным образом характеризуется банк. В действительности же эта функция хотя и самостоятельна, но обусловлена другими функциями банка. Если бы банки не являлись посредниками между денежным и функционирующим капиталистами, если бы банки не превращали денежную форму промышленного и торгового капитала в ссудный капитал, и, наконец, если бы банки не превращали доходы в ссудный капитал, они не могли бы

26а В свете дальнейшего развития едва ли есть основания| говорить о падении роли эмиссионных банков. С одной стороны, даже в странах с высокоразвитой кредитной системой эмиссия банкнот продолжает играть важную роль, с другой — функции эмиссионных (центральных) банков не ограни-чиваются эмиссионными операциями (Прим. ред.).

выполнять функций создания платежных средств и превращения их в ссудный капитал. Эта функция — производная от первых. Первые составляют базу и основание ее развития.

Во-вторых, Ган полагает, что эта способность чуть ли не безгранична, она ограничена только формальными установлениями, но ведь последние — «дело рук человеческих». В действительности же эта способность весьма ограничена и определяется объективными условиями народного хозяйства. На этом нам еще придется остановиться в дальнейшем.

Наконец, в-третьих, с точки зрения Гана, банк создает капитал, в действительности же здесь создается ссудный капитал, что далеко не одно и то же. И здесь, заметим кстати, по большей части, как и при выпуске банкнот, происходит превращение капитала в деньги (в знаки денег) и превращение денег в ссудный капитал.

Указание на эту функцию мы находим уже у Маркса, хотя в то время, когда он писал свою работу, эта функция далеко не имела -столь большого значения, какое она приобрела в настоящее время.

«Вместо выдачи бумажных билетов банк может открыть лицу А кредит по своим счетам, причем А, должник банка, становится «го мнимым вкладчиком» 27.

Делание депозитов и выпуск банкнот представляют собою метод создания покупательных и платежных средств и превращения этих последних в ссудный капитал. Но между депозитами и банкнотами большая разница. Различие, которое имеет значение в данной связи, с точки зрения рассматриваемой здесь проблемы, заключается в следующем.

Хотя банкнота и является только кредитным документом, но в силу ряда своих свойств, в силу того, что фактически выпуск банкнот составляет монополию центральных банков, национальных государственных учреждений, банкнота превращается в орудие обращения, в окончательное средство платежа. Почти во всех странах банкнотам присваивается сила законного платежного средства. Это обостоятельство приближает банкноту к бумажным деньгам, банкноту можно рассматривать как наличные деньги.

Депозиты же являются только обязательствами частных банков, поэтому чек, циркуляция которого основывается на депозитах, никогда не может принять характера окончательного средства платежа. Нормальное погашение чека, уплата по нему, заключается не в выдаче наличных, а в компенсации его встречным чеком.

Поэтому циркуляция банкноты базируется на наличном обороте, депозитов — на взаимно погашающихся платежах.

Это различие особенно надо иметь в виду при определении границ кредитной экспансии, о чем будет речь в следующей главе.

Но несмотря на различие банкноты и депозита, их сближает то, что оба они являются своеобразным платежным средством. Создавая их, банки «создают кредит и ссудный капитал».

В сущности выпуском банкнот и деланием депозитов не исчерпывается функция банков по созданию покупательных и платежных средств и превращению их в ссудный капитал. Выпуск всякого рода долговых обязательств, которые хотя бы временно и в каком бы то ни было размере могут выполнять роль знаков ценности, — есть в сущности «создание» ссудного капитала.

Ввиду того, что в силу укоренившихся предрассудков и недостаточной разработки марксовой теории кредита наши утверждения могут показаться не согласованными с идеями Маркса, мы позволим себе привести еще следующие цитаты, из которых с совершенной очевидностью явствует, что Маркс подчеркивал способность банков создавать кредит и ссудный капитал. «Банки имеют, впрочем, — читаем мы в «Капитале», — и другие средства создавать капитал. По словам того же самого Ньюмарча, провинциальные банки имеют, как уже упомянуто выше, обыкновение посылать свои избыточные фонды (т. е. банкноты Английского банка) лондонским ЬіПЬгокег\'ам, которые взамен этого отсылают им дисконтированные векселя. Этими векселями банк обслуживает своих клиентов, так как он придерживается правила не выпускать из своих рук векселей, полученных от его местных клиентов, чтобы деловые операции этих клиентов не сделались известными в их округе. Эти полученные из Лондона векселя служат не только для того чтобы выдавать их клиентам, которым предстоит сделать прямые платежи в Лондоне, если они не предпочтут потребовать от банка собственного перевода на Лондон; векселя служат также для того чтобы производить платежи в провинции, так как передаточная надпись банкира обеспечивает им местный кредит. Таким образом они, напр. в Ланкашире, вытеснили из обращения все собственные банкноты местных банков и в значительной степени банкноты Английского банка». И далее: «Мы видим таким образом, как банки создают кредит и капитал: ^путем выпуска собственных банкнот; 2) путем выдачи платежных приказов на Лондон сроком до 21 дня, причем, однако, они сами, выдавая эти приказы, получают немедленно наличными; 3) производя платежи дисконтированными векселями, кредитоспособность которых прежде всего и преимущественно — по крайней мере для соответствующего местного округа — создается передаточной надписью банка» 28.

Все формы создания покупательных и платежных средств сводятся в конце концов к выпуску долговых обязательств,

которые в меру, определяемую закономерностями денежного обращения, могут циркулировать в обороте как кредитные орудия обращения. Создаваемые же таким образом покупательные и платежные средства в меру, определяемую закономерностями кругооборота капитала, могут быть превращены в ссудный капитал.

Само собой разумеется также, что мы неоднократно подчеркивали и что следует с особой силой подчеркнуть вновь, создание ссудного капитала, вернее, создание орудий обращения (знаков ценности) и превращение этих последних, посредством придания им соответствующего движения, в ссудный капитал не есть создание капитала реального. То же, что мы имеем здесь дело с фиктивным капиталом, не требует, конечно, разъяснений.

«Создавая» ссудный капитал, банки предоставляют клиенту платежные и покупательные средства, которые являются или превращенной формой имеющегося у клиента капитала, или же новым добавочным капиталом. Создавая ссудный капитал, предоставляя покупательные и платежные средства промышленному (или торговому) капиталисту, банки дают этому последнему возможность приобрести элементы капитала и привести их в движение. Получивший ссуду в банке клиент может превратить ссудный капитал в капитал реальный, но это он может сделать только, во-первых, потому, что элементы реального капитала — машины, сырье, средства продовольствия рабочих и т. д. — имеются налицо, и, во-вторых, главным образом потому, что имеются в наличии предпосылки реального движения капитала, т. е. существует народнохозяйственная возможность воспроизводства и расширенного воспроизводства капитала. «Создание» ссудного капитала (его предоставление), таким образом, ведет к перераспределению реальных капиталов, но не к изменению их общей массы, как актуальной, так и потенциальной, обусло-вливаемой реальными производственными отношениями.

* * *

Этим мы заканчиваем характеристику природы банков и их функций. Функции банков мы излагали в порядке возрастания значения «творческой» деятельности банков; исходной явилась чисто посредническая деятельность банков, конечной—функция по «созданию» ссудного капитала.

Изложенные в таком порядке функции банков характери-зуют одновременно как историческую, так и логическую их преемственность.

Функция чисто посредническая — это основная и первичная функция банков. Это функция Получает уже достаточно большое развитие с самого начала возникновения банков.

Функция по превращению промышленного и торгового капитала в ссудный капитал развивается вместе с ростом промышлен-

ного капитализма. Она получает развитие не только после развития первой функции, но и развивается на основе первой.

Функция по превращению доходов в ссудный капитал связана € ростом доходов, обусловливается самим развитием кредитной системы и именно этому последнему (развитию кредитной системы) обязана.

Наконец, четвертая функция, по созданию покупательных и платежных средств и превращению их в ссудный капитал, связана с растущим значением ссудного капитала, поэтому особенно характерна для позднейшей стадии развития капитализма, для эпохи финансового капитализма. Вместе с тем эта функция могла получить развитие только на основе роста предыдущих функций, усовершенствования кредитной системы, выработки методов взаимной компенсации долговых требований, роста и распространенности этих методов.

<< | >>
Источник: И. А. ТРАХТЕНБЕРГ. ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕ НИЕ И КРЕДИТ ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ. 1962

Еще по теме БАНКИ И ИХ ФУНКЦИИ:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -