<<
>>

§2. Правовые нормы и их влияние на правосознание и профессиональную деятельность сотрудников уголовного розыска

Переходя к рассмотрению вопроса о регулятивной роли права в поведении оперработников уголовного розыска и, соответственно, о влиянии права на формирование и развитие правосознания, считаем необходимым отметить следующие исходные положения:

социальная среда - существенный фактор, влияющий на правосознание[21];

правосознание индивида обусловлено общественным и групповым правосознанием[22];

правосознание обладает определенной автономностью по отношению к социальной среде[23].

Тезис о том, что правовое сознание - сложная сфера общественного, группового и индивидуального сознания, имеющая познавательные, оценочные и регулятивные функции, не вызывает сомнений.

Однако для того, чтобы правовые нормы стали регулятором поведения человека, необходимо включить их требования в систему жизненных отношений данной личности с тем, чтобы они приобрели для человека “личностный смысл”[24]. Иначе эта норма если и будет выполняться, то не ради нее самой, а ради каких-то побочных целей.

Эти соображения вполне приемлемы и для рассмотрения нашей проблемы, потому что именно таким же является механизм воздействия правосознания на поведение оперработника уголовного розыска.

Нормативно-правовая установка, в основе которой система нормативно­правовых актов, определяющих правовую базу деятельности сотрудников уголовного розыска, выражается, как правило, в принципиальной позиции соблюдения закона. Для формирования такой установки необходимо усвоение общих принципов права на основе достаточно развитых навыков элементарно­правомерного поведения сотрудника как законопослушного гражданина.

Привычное правомерное поведение может быть, как пишет В.Н. Кудрявцев, “максимально автоматизированным”[25] , и это не противоречит тому, что оно имеет правовое значение, поскольку неважно, какая степень осознанности имела место, если норма была соблюдена.

Однако при выполнении служебных обязанностей такой вопрос уместен и правомерен, потому что речь идет об интересах государства, общества, граждан. Нарушение же здесь может повлечь опасные последствия, предотвращение которых требует сознательного отношения к принимаемым решениям.

Правовая информация (как и нравственная) влияет на поведение оперативника в тесной связи с другой социальной информацией, проходящей

через призму культуры и мировоззрения сотрудника, его интересов, индивидуальных черт психики и т.п. При этом, как думается, поведение сотрудника уголовного розыска в большей степени, чем следователя или представителя иной юридической профессии, определяется не столько самими нормами, а представлениями об этих нормах и содержащихся в них предписаниях, т.е. правосознанием конкретного оперработника, равно как и его нравственным сознанием. Наряду с этим нельзя исключать и воздействие на него, вернее, на его поведение индивидуальных и психологических свойств, иногда действующих вразрез с требованиями права[26] (психологический срыв в результате большой нагрузки, эмоциональное воздействие картины места происшествия, отсутствие контакта с подозреваемыми, свидетелями, агрессивная позиция задержанного и т.п.).

Достаточно очевидно выступает ряд факторов, способствующих или препятствующих регулятивной роли права в поведении сотрудников. К ним можно отнести: особенности социального и служебного статуса личности: образование, в том числе юридическое, стаж службы в органах внутренних дел (в том числе в аппаратах уголовного розыска), возраст, должностное положение (руководитель аппарата, оперуполномоченный), успешность служебной карьеры (или нет) и тому подобное; степень совпадения требований правовой нормы с конкретной ситуацией оперативно-служебной деятельности, действенность существующей системы контроля (ведомственного, судебного, прокурорского надзора). Как уже отмечалось в § 1 диссертационного исследования причинами игнорирования правовых норм выступают низкий профессиональный уровень, слабое знание законодательства, пренебрежение к нему, беспечность, безынициативность, ложное понимание “интересов” своего органа внутренних дел.

При оценке сотрудником конкретной ситуации иногда происходят расхождения между различными нормативными представлениями и

ценностями (как правило, далекими от истинных), оказывающими влияние на его поведение (показатели работы, защита корпоративных интересов и т.п.). К сожалению, необходимо признать реальностью положение, когда правовая норма предписывает одно (например, возбуждение уголовного дела), а социально-экономические условия жизни - другое (в конкретном случае, например, отказ в возбуждении уголовного дела), решающая роль для выбора поведения, в конечном счете, принадлежит условиям жизни. Именно здесь зачастую лежат обстоятельства, обуславливающие нарушения законности, дисциплины, преступления (взяточничество, предательство служебных интересов).

Анализируя данную ситуацию, нельзя не упомянуть и ряд других детерминирующих факторов.

Характерный для недавнего прошлого разрыв между идеологическими мифами и объективной социально-экономической реальностью породил не только двойную мораль, двоемыслие в сфере нравственной, но и определенным образом деформировал правовую систему: в разных сферах жизни в большей или меньшей степени нормативная модель правового регулирования не совпадает с принятыми правилами функционирования правоохранительных органов, в том числе милиции.

Существование на протяжении семи десятилетий государства, как единственного и всеобъемлющего собственника, породило нивелировку отношений с ними различных профессиональных и иных социальных групп, которые оказались бесправными и зависимыми.

Дифференциация социально-профессиональных групп населения происходила лишь по степени благ, предоставляемых им государством, и по наличию или отсутствию возможности (легально или нелегально) участвовать в их распределении.

“Деструктуризация общества сопровождалась возникновением механизмов, обеспечивающих функционирование лишенной естественных

стимулов экономической системы, а также реализации государственной власти вне и помимо легально установленных правомочий и процедур.

Такого рода механизмами стали теневая экономика и теневая политика. Поскольку последние определяли повседневную жизнь в большей мере, чем писаные законы, почвы для воспитания уважения к праву, как цивилизованной форме идеи справедливости и инструмента защиты от произвола, фактически не существовало”[27].

Необходимо отметить также и существенное искажение сущности права, а также таких институтов, как органы внутренних дел, уголовный розыск в частности. Ведомственные акты МВД, регулирующие деятельность всех своих структур, дополнялись арсеналом прямых воздействий высших властных инстанций.

“Существование в мире писаных законов и мире фактически действующих правил поведения стирало грань между правомерным и неправомерным поведением, резко снижало ценность юридической осведомленности, разрывало связь между правом и нравственностью, развивая вместе с тем исключительную способность к выживанию в условиях неправового государства”[28].

Не в последнюю очередь на эти процессы влияла и влияет правовая неосведомленность населения[29].

Возвращаясь к механизму регулирования поведения оперативника уголовного розыска со стороны права, рассмотрим структуру данного процесса. Полагаем необходимым выделение, как минимум, двух компонентов: принятие решения на совершение конкретного действия оперативно-розыскного характера и его реализацию.

Сотрудниками, работающими в условиях привычного собственного правомерного поведения, преследуются повседневные, обычные цели оперативно-служебной деятельности. При этом правомерность выступает как основная цель действий. Как правило, в условиях каждодневного выполнения своих обязанностей эти свойства правомерности действий не имеют значения для сотрудника.

Оперработником, аппаратом уголовного розыска в целом принимается в процессе раскрытия преступления в течение одного дня целый ряд решений. Так, если речь идет о раскрытии кражи: установление лица (лиц), совершившего преступление, похищенных вещей, мест их возможного хранения или сбыта, связей предполагаемого преступника, возможно, обеспечивающих подготовку, совершение преступления, сокрытие похищенного и т.д.

Возможны самые разные решения, вытекающие из версий, плана оперативных мероприятий.

Каждое решение представляет собой осознание правовой, организационной проблемы, стоящей перед сотрудником, оценку имеющихся вариантов решений и выбор наиболее оптимального из них. Поставив перед собой цель раскрытия данного преступления, сотрудник должен оценить имеющиеся возможности и принять ряд решений, направленных на их реализацию. Однако заметим, что характер цели, не вызывающей сомнений в

своей правомерности, общественной полезности и необходимости, еще не определяет правомерность средств.

Оценка и выбор варианта решения, в свою очередь, предполагают анализ имеющейся оперативной информации, учет нормативных требований, использование собственного и чужого опыта, понимание следственной перспективы своих действий.

Выбор решения, его наиболее оптимального варианта предопределен системой личностных свойств сотрудника уголовного розыска, т.е. его мировоззрением, опытом, установками, стереотипами, особенностями внутренней системы нормативного, нравственного и правового контроля.

Делая же вывод об искажениях, могущих иметь место при выработке и принятии решения в связи с оперативно-розыскной деятельностью, мы объединяем их в следующие четыре группы:

а) неверная оценка оперативной информации, доказательств, полученных при проведении осмотра места происшествия, других следственных действий, поведения лица, совершившего преступление, лиц скрывавшихся от следствия И суда;

б) недостаточный учет нормативных требований;

в) искажение ценностной ориентации сотрудника;

г) дефект самоконтроля.

Сложность процесса раскрытия преступления, встреченные затруднения (опровержение выдвинутых версий, отсутствие доказательств) создают как бы видимость недоступности ситуации, невозможности разрешить ее правомерными способами. И тогда недоступная цель замещается другой, дающей мнимое состояние успеха: цель любой ценой.

Отвергая этот принцип, этика оперативно-розыскной деятельности исходит из того, что нет заранее обусловленных “добрых” или “злых” средств, а есть средства законные.

В принципе оперативно-розыскная деятельность, если оставить на время цель ее осуществления, представляет собой зло, так как ведет к ограничению прав и интересов граждан, применению тайных, морально не очень “чистоплотных” приемов, введение в заблуждение, использование двурушничества и т.п.

Но это зло вынужденное, своеобразный компромисс, на который идет общество для достижения благих целей.[30]

Средства и методы, направленные на достижение этих целей, по своей этической природе могут быть морально - нейтральными (оперативная техника, отдельные приемы личного сыска, оперативного осмотра) либо, заключая в себе элементы принуждения и ограничений (открытое наблюдение, негласный оперативный осмотр и другие), представлять собой неизбежное и вынужденное зло, к которому приходится прибегать для достижения добра.

Однако и в этой обстановке применяемые средства должны основываться на правовых и нравственных нормах.

При этом следует учитывать, что оперативный уполномоченный уголовного розыска находится часто в состоянии противоборства с правонарушителем. Это предполагает такие приемы, составляющие тактику оперативно-розыскной деятельности, как противодействие противной стороне, проведение упреждающих действий, умышленное введение в заблуждение, использование фактора внезапности и другие. Естественно, что в этой обстановке оперработник вынужден применять средства и методы, которые носят наступательный, в какой-то мере агрессивный характер.

Во всех случаях средство должно быть адекватно цели. Во-первых, необходимо, чтобы с помощью выбранного средства можно было успешно, эффективно решить стоящую задачу, при этом с учетом моральной стороны дела. В значительной степени, если не в полной мере, это возможно при правильном понимании нормы закона. Например, для того, чтобы собрать

биографические данные на проверяемого, изучить его поведение и бытовой образ жизни, необходимо осуществлять оперативные мероприятия. Это могут быть опрос граждан, наведение справок. Применять же для этого обследование помещения будет не только нецелесообразно в тактическом отношении, но и морально не оправдано.

Во-вторых, средство это должно быть достаточным для достижения стоящей цели. Его применение должно исключить необходимость использования других средств.

Так, при достаточности подобранного средства применять другие меры для достижения цели не только нецелесообразно, но и неоправданно в ограничении прав проверяемого, что не обосновано ни с правовой, ни с нравственной стороны.

В-третьих, выбранное средство, необходимое для достижения стоящей цели, не должно уничтожать морального характера более высокой цели. Так, привлечение к негласному сотрудничеству лица, совершившего опасное преступление, может дать промежуточный эффект, но противоречит цели борьбы с преступностью[31] .

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРС'і'ВЕНИ* 41 ’ЧЬЛИОТЕДД

Важнейшим понятием, определяющим эффективность воздействия права на правосознание оперработника и его поведенческую сферу являются социальный контроль и наличие ответственности.

Нормативно-правовой метод регулирования деятельности данной категории сотрудников службы криминальной милиции предполагает существование контрольных механизмов, при помощи которых определяется соответствие их действий существующим правовым нормам [32].

Общеизвестны способы контроля за деятельностью уголовного розыска: прокурорский надзор, судебный и ведомственный контроль. Но нас интересует в данном случае не деятельность указанных государственных органов и различных инстанций системы МВД. Здесь существует достаточная ясность, и дело за уровнем эффективности этих форм контроля за оперативной работой. В меньшей степени изучена проблема социального контроля внутри коллектива аппаратов уголовного розыска, т.е. проблема неформального социального контроля.

Поскольку коллективы сотрудников уголовного розыска являются своеобразными малыми социальными группами, то они (коллективы) обеспечивают контроль за соблюдением своих ценностей.

Естественно, что основное содержание и направленность социального контроля в такой малой группе зависит прежде всего от разделяемых группой нравственных и правовых ценностей или, иначе говоря, от уровня ее нравственного и правового сознания.

Определенная автономность коллектива подразделения уголовного розыска, даже относительно других структур органа внутренних дел, ведет к тому, что в ней могут возникать и такие групповые нормы поведения и

групповые ценности, которые не совпадают с системой ценностей, санкционированных государством и обществом, системой правоохранительных органов, других структур МВД.

Разумеется, подобные групповые образцы поведения не обязательно противоречат правовым и нравственным нормам социума, чаще они в этом смысле нейтральны (традиции конкретного ОВД, этические правила, обусловленные социально-служебными чертами ветеранов, отдельных сотрудников). Вместе с тем возможны и такие групповые нормы и образцы, которые не соответствуют общим правовым и нравственным требованиям.

На вопрос, заданный респондентам: “Удовлетворяет ли вас обстановка в вашем коллективе?”, около 80% отвечали утвердительно. При сопоставлении с ответами на последующие вопросы мы получили довольно сложную картину. Сотрудники уголовного розыска из числа слушателей-заочников Ростовской высшей школы МВД РФ оценили свою работу следующим образом.

Характеристика Да Нет Затрудн. ответ.
Престижная 26% 48% 26%
Благородная 50% 15% 35%
Опасная 88% 12% -
Жестокая 10% 87% 3%
Требующая положительных моральных качеств 62% 18% 20%
Неблагодарная 45% 54% 1%
Богатая впечатлениями и опытом 82% 5% 13%
Можно спиться или сойти с ума 15% 48% 37%

Признавая приоритетное значение организационного фактора, влияющего на жизнь и службу сотрудника, мы видим и заметное место групповых

ценностей в механизме обстоятельств, определивших вышеприведенные мнения оперработников уголовного розыска.

Сложнее обстоит дело с пониманием ответственности, рассматриваемым в двух аспектах: позитивном и негативном. По существу ответственность сотрудника уголовного розыска в позитивном плане означает необходимость принимать такие решения, в которых учитывались бы общественные интересы. Это позволяет считать, что данное понятие ответственности характеризует социальное отношение сотрудника к характеру своих действий, к избранным средствам. Оно включает понимание важности своей работы, своих действий для общества и получения необходимой оценки, одобрения, а также признания обоснованности наказания за допущенные нарушения. Не рассматривая суть давней полемики о соотношении концепции позитивной ответственности C понятием обязанности[33], полагаем, что обязанность есть юридическая сущность позитивной ответственности. Строго соответствующая правовым установлениям, получая нравственное и правовое значение в определенных случаях, деятельность оперативника влечет для сотрудника меры дисциплинарного поощрения.

В случае нарушения установленных норм, определяющих оперативно­розыскную деятельность, реализуется другая форма ответственности - негативная (меры дисциплинарного наказания, уголовная ответственность, моральное осуждение).

Следующей проблемой, стоящей в логическом ряду рассматриваемых, является проблема критериев оценки качества правовой основы оперативно­розыскной деятельности и, соответственно, степени ее влияния на правосознание сотрудника уголовного розыска.

Первое. Соответствие правовой основы стандартам и нормам международного права.

Новая Конституция РФ, подтвердив приоритет норм международного права, относящихся к правам человека, над законами России, более расширила сферу применения международно-правовых норм. Так, в соответствии со ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Ориентирами для нормотворчества в сфере оперативно-розыскной деятельности стали международные пакты о правах человека, конвенции и протоколы к ним, а также в некоторых случаях резолюции Генеральной Ассамблеи ООН (Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью 1985г., Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1986г., Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984г. и ряд других)[34] . Так, пп. 2-4, 7-12 ст. 11 Закона РФ “О милиции” находятся в строгом соответствии с нормами Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка 1979г. (Ст. ст. 2 - 5 Кодекса). Закон Российской Федерации “О безопасности” в ст. 7 прямо указывает на то, что при обеспечении безопасности не допускается ограничение прав и свобод граждан за исключением случаев, предусмотренных законом. Эти и другие положения Закона основаны на нормах Международного пакта о гражданских и политических правах (ст. 17).

C принятием Закона РФ “Об оперативно - розыскной деятельности” впервые в нашей стране эта деятельность получила законодательную регламентацию. Важно отметить, что оперативно-розыскная деятельность осуществляется в соответствии с законом в целях защиты жизни, здоровья, прав

и свобод граждан. Одним из важнейших принципов, на которых основывается оперативно-розыскная деятельность, является уважение прав и свобод личности. Здесь законодатель руководствовался прежде всего статьями 7,10,11 и 12 Всеобщей декларации прав человека.

Ряд изменений внесен и в действующий уголовно-процессуальный кодекс. В основу их легли положения руководящих принципов в области предупреждения преступности и Свода принципов защиты всех лиц, подвергнутых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (принципы 2, 4, 9 и 11).

Второе. Достаточность правового регулирования правоотношений, возникающих при использовании оперативно-розыскных средств и методов[35]. Принятие Закона РФ “Об оперативно-розыскной деятельности” не сняло целый ряд вопросов, связанных с функционированием оперативных аппаратов, в том числе уголовного розыска[36].

Третье. Системность правовой основы. Речь идет о внутренней согласованности, непротиворечивости: от закона до конкретного приказа, инструкции, наставления по оперативной работе. Мало что так влияет на уровень правосознания, как данное обстоятельство.

Системность права, как и его социальная ценность, неоднократно становилась объектом изучения[37]. Однако эти вопросы применительно к системе Министерства внутренних дел, его оперативных служб, в том числе уголовного розыска, еще не стали предметом специального исследования.

Особое внимание здесь заслуживают вопросы, вытекающие из деятельности уголовного розыска в отношении нетрадиционных объектов воздействия и в нестандартных условиях. Так, на протяжении длительного времени правосознание сотрудников уголовного розыска формировалось в условиях все усиливающейся борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда. Отмена ст. 209 УК РФ, отсутствие в Законе РФ “О милиции” указания на обязанность борьбы с этим явлением создали ряд проблем. Суть заключается в том, что, с одной стороны, исчезла правовая основа деятельности милиции в этом направлении (что совершенно правильно, если иметь в виду Конституцию РФ, Конвенцию о запрещении принудительного труда, известные социально-экономические процессы в России и миграционные явления, вызванные распадом СССР), а с другой - актуализировались задачи выявления лиц, скрывающихся от следствия и суда, раскрытия тяжких преступлений (в том числе среди бродяг или преступлений совершенных ими). По существу прекратилась негласная работа в приемниках- распределителях для бродяг, поскольку видоизменились и эти спецучреждения, перешедшие из ведения МВД в Министерство социальной защиты.

Общеизвестна проблема борьбы с рецидивной преступностью. Неза-

висимо от жизненного, служебного опыта, уровня правосознания каждый оперативный сотрудник отдает себе отчет о повышенной общественной опасности рецидивистов. Однако отмена ст.198[38] УК РФ о злостном нарушении административного надзора (при сохранении этого института)1 не повлекла за собой каких-либо изменений в задачах уголовного розыска по борьбе с рецидивной преступностью (что и недопустимо) в ведомственных актах управления. Таких примеров можно привести немало. Можно представить себе последствия такой правовой неупорядоченности для правового сознания сотрудника уголовного розыска.

",

Очевидно данная ситуация объясняется тем, что правовая основа деятельности милиции, уголовного розыска в частности, формировалась на протяжении длительного периода, неся на себе политические и идеологические представления иного времени, других социальных реалий. Однако само по себе это обстоятельство не может служить оправданием ненормального положения вещей в деле правового обеспечения органов внутренних дел.

Далее, мы выходим на проблему эффективности правовой базы, определяющей деятельность сотрудника уголовного розыска. При этом подчеркивается, что речь идет о разграничении эффективности правовых актов и отдельных норм от эффективности оперативно-розыскной деятельности[39].

Надо полагать, что синтезирующим показателем эффективности права является степень его влияния на систему социальных, правовых оценок, правовых чувств сотрудников, объективно выражающихся в его поведении. Таким образом, подход в изучении правосознания сотрудников

правоохранительных органов, юристов, других государственных служащих, представляющий собой анализ их отношения к праву, выводит на определенное решение вопросов эффективности тех или иных элементов правовой системы. При этом представляется спорным положение о том, что “... поведение людей связано с их правосознанием, однако в целом представляет собой самостоятельный социальный феномен, имеющий свои собственные закономерности, формы проявления, особенности”[40]. Думается, что точка зрения А.М. Яковлева о приоритетном значении поведенческого аспекта правосознания[41] более предпочтительна. Разумеется, отрицать различия в процессах эмоционально-нравственной и психологической сферы от их конкретных действий и поступков просто невозможно. Но поскольку главным является не гамма чувств и переживаний, а “выходные” реакции человека, то раздельное рассмотрение оценочно-эмоционального аспекта отношения к праву от поведенческого имеет сугубо лабораторно-теоретическое значение и вряд ли обеспечивает требуемый выход на решение вопросов правоохранительной и правоприменительной деятельности уголовного розыска. Сказанное не противоречит устоявшемуся мнению о разграничении критериев эффективности права и оперативно-розыскной деятельности, что отмечено выше. Мы рассматриваем здесь лишь фрагменты поведения оперработника, а не всю оперативно-розыскную деятельность, как одну из основных направлений работы милиции.

Право, его нормы институты, в принципе адекватно отражающие характер регулируемых процессов в сфере борьбы с преступностью в части выполняемых оперативно-розыскных мероприятий, по всей видимости, следует считать если не эффективными, то близкими к этому состоянию. Однако в процессе работы аппаратов уголовного розыска возможны искажения смысла норм, ошибки и

просчеты, подмена правовых предписаний усмотрением должностных лиц и т.п. Поэтому, как очевидно, реальная “жизнь" правовой системы - это нечто отличное от правовых нормативов. Однако эту саму “жизнь” дает оперативный работник. И от того, как он понимает смысл, идеи и цели правовых норм, каков уровень его уже сложившегося правосознания, насколько хорошо (или плохо) организована его работа зависит замысел законодателя.

Следовательно, для достижения цели правовой нормы как регулятора отношений в сфере деятельности уголовного розыска, т.е. ее эффективности, необходима и эффективность совершенных действий, конкретных мероприятий, способов, приемов. Данное положение значительно определяет и состояние правосознания, его уровень, поскольку правосознание, с одной стороны, влияет на степень эффективности правовой нормы, с другой - само зависит от качества права.

Другой вывод, вытекающий из рассуждения об эффективности права и правосознания, - это более точное определение места социально-правовой установки в механизме правосознания[42].

Роль социально-правовой установки, т е. отношение людей к праву, не вызывает сомнений, но характер ее проявления в деятельности сотрудников уголовного розыска, как и вообще представителей правоохранительной системы, несколько иной, чем у других граждан. Юридическая практика, деятельность по борьбе с преступностью, т.е. нарушениями норм уголовного права, в соответствии с нормативно-правовыми актами, причем постоянно, изо дня в день, позволяют говорить о такой установке, как об органичном элементе правосознания. “Социально-правовые установки оказывают принципиальное воздействие на поведение сотрудников и его, по нашему мнению, нельзя анализировать без обращения к таким установкам, однако последние остаются,

тем не менее, целиком в сфере сознания”[43]. Однако, как представляется, в силу их постоянного задействования - трансформируются и видоизменяются в сторону все большего внедрения в правосознание.

<< | >>
Источник: Жуков Евгений Анатольевич. Профессиональное правосознание сотрудников уголовного розыска. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону - 1997. 1997

Еще по теме §2. Правовые нормы и их влияние на правосознание и профессиональную деятельность сотрудников уголовного розыска:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -