<<
>>

§ 1. Общепризнанные принципы и нормы международного права и гражданско-правовые нормы как разносистемные правовые регуляторы

Доктринальные подходы к определению правовой системы.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права являются частью российской правовой системы.

Благодаря этой конституционной норме термин «правовая система» попал и в категориальный аппарат гражданского законодательства (ст. 7 ГК РФ), что заставляет обратить на него внимание и цивилистов.

Вопрос о понятии правовой системы долгое время продолжает оставаться дискуссионным в теории российского права.

Впервые термин «правовая система» был введен в научный юридический оборот Е.Б. Пашуканисом в начале XX в.103. Однако доктринальная разработка данного понятия началась в советской науке теории права в конце этого же века104. Под правовой системой социализма понимали совокупность таких элементов, как правовые нормы, институты и принципы; юридические учреждения; правовое сознание, правовая культура; правотворчество; правореализация; правопорядок[103] [104] [105] [106].

Настоящий бум теоретических изысканий, посвященных данной правовой категории, связан с появлением в российском законодательстве ч. 4 ст. 15 Конституции, нормативно закрепившей термин «правовая система». Однако интенсивность и количество исследований правовой системы, к сожалению, не корреспондирует качеству и полноте полученных результатов.

Состояние познания этой одной из важнейших категорий правовой теории очень точно охарактеризовал В.В. Сорокин: «Представления правоведов о характере и объеме этого понятия нередко диаметрально противоположны, что свидетельствует о поверхностной разработке категории правовой системы в юридической науке»106.

По-прежнему, в российской юридической науке существуют самые разнообразные подходы как к определению понятия правовая система, так и к перечню и названию её элементов.

При этом точки зрения на структуру правовой системы различаются самым существенным образом.

Ученые - теоретики права включают в правовую систему только внутреннее право и другие внутригосударственные правовые явления,

либо вообще не упоминая о международно-правовых явлениях, либо не определяя особого места последних в национальной правовой системе.

B. М. Сырых национальную правовую систему определяет как исторически сложившуюся совокупность норм права отдельной страны, а также используемые в этой стране механизмы правотворчества, право-

107

реализации и государственного принуждения .

C. С. Алексеев к элементам правовой системы относит объективное (позитивное) право как совокупность общеобязательных норм, выраженных в законе, иных признаваемых государством формах позитивного права, правовую идеологию и судебную (юридическую) практику[107] [108]. А.В. Поляков включает в правовую систему правовые тексты, средства правой легитимации (в том числе правосознание), и собственно право (систему права)[109]. Н.И. Матузов видит в правовой системе право, правотворчество, правосудие, юридическую практику, правоприменительные и правотолкующие акты, субъективные права и обязанности, законность, ответственность, правосознание[110]. А.П. Семитко отмечает, что главным компонентом правовой системы является субъект права, наряду с ним - правовое сознание, правовая деятельность, правовые тексты[111]. В.В. Сорокин определяет правовую систему как совокупность позитивного права, правообразования, реализации права, правоотношений и правосознания[112].

М.Р. Хасаншин в состав правовой системы включает позитивное право,

113

правосознание, правовую деятельность, правовую культуру .

Аналогичные подходы к понятию правовой системы существуют и в зарубежной юридической доктрине. Так, белорусский теоретик права А.Ф. Вишневский считает, что составными элементами правовой системы являются система права, юридическая практика, правоотношения, правоспособность, юридическая наука, правовая культура[113] [114].

В теории права существуют и настолько оригинальные подходы к дефинированию правовой системы, что они вообще не дают возможности определить в ней место международно-правовых норм: «правовая система - это сложный комплекс явлений и процессов, основанный на выборе базисного для данного национального сообщества стиля правового мыш- ления»[115]; «в основании сущности российской правовой системы должна находится идея формирования такого типа правопорядка (в широком его понимании), такого правого уклада общества, который бы гармонично сочетал в себе черты национального самобытного устройства государства и позитивных тенденций международного развития»[116] [117]; «набор или совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих в направлении поставленных целей правовых частей, подсистем и элементов, которые образуют единое правовое образование, обладающее специфическими для теории и практики правового строительства системными, интегративными качествами и признаками управляемости и информационной направлен-

117

ности».

Ученые - специалисты в области международного права, напротив, при определении правовой системы особое внимание уделяют уяснению места в ней норм международного права: «Правовая система РФ представляется как комплекс всех явлений правовой действительности - не только внутригосударственных, но и связанных с международным правом. Она включает правовые нормы, действующие в стране (право РФ, а также нормы международного права, и иностранного права с санкции государства); правовую деятельность (деятельность всех органов, учреждений и иных субъектов по созданию и / или реализации действующих в стране правовых норм) и правовые идеи, представления, взгляды, доктрины (правосознание в широком смысле)»[118]. В.В. Гаврилов полагает, что «национальную правовую систему можно определить как характерную для данного государства целостную совокупность действующих на его территории правовых норм, а также юридических органов, организаций и правовой идеологии, обеспечивающих в процессе юридической практики, опосредованной правой психологией, урегулирование общественных отношений в соответствии с объективными закономерностями развития общества»[119].

В.С. Иваненко считает, что «российская правовая система предстает как сложный комплекс всех видов, форм и проявлений материального и процессуального права, функционирующих в пределах всего правого пространства российского государства. В формальноюридическом понимании правовая система - это совокупность разных правовых подсистем, содержащих как собственные, «отечественные», так и иные, «чужеродные» правовые принципы и нормы (международные и иностранные), допуск, действие и применение которых на территории России санкционированы Российским государством»[120] [121].

Однако не все юристы-международники включают международноправовые нормы в понятие правовой системы. Так, С.В. Черниченко определяет внутригосударственную правовую систему как «единство внутригосударственных правовых норм (и индивидуальных установок) с порождаемыми ими субъективными правами и обязанностями, внутригосударственными правовыми связями и внутригосударственными правоотношениями и, тем самым, устанавливаемым внутригосударственным пра- 121

вопорядком» .

Очевидно, что глубокое теоретическое познание такой категории права, как правовая система, только начинается. Отсутствует не только общепризнанная дефиниция правовой системы, но и единообразные подходы к критериям выделения её элементов, следствием чего являются различные представления о структуре правовой системы. Однако следует заметить, что все ученые, исследовавшие понятие правовой системы государства, выделяют такой обязательный её элемент, как позитивное право.

Нормы права (международные, национальные, зарубежные), действующие в государстве, составляют именно этот сегмент правовой системы, поскольку по своей юридической природе входить в другие выделяемые элементы правовой системы (юридические учреждения, субъекты права, правосознание, правоотношение и проч.) они объективно не могут. Хотя, заметим, в литературе имеются и примеры помещения международно-правовых норм в некий особый «правовой массив «сегмент» в российской правовой системе»[122].

Самостоятельность и взаимосвязь международной и национальной правовых систем. Важно отметить, что международное и национальное право образуют две самостоятельные правовые системы: «Суд применяет норму международного права с учетом того, что она является частью иной, международно-правовой системы и придает ей тот смысл, который она имеет в этой системе»[123].

Подчеркнем, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются частью позитивного права, не принадлежащего российской правовой системе, а действующего в ней. При этом само действующее на территории РФ позитивное право состоит из международных норм, национальных правовых норм и подлежащих применению в отдельных случаях норм зарубежного права.

С учетом этого вывода позитивное право, действующее в государстве, нельзя отождествлять с внутренним национальным правом: позитивное право как часть российской правовой системы - это применяемое и действующее в государстве право (внутригосударственное, зарубежное, международное), тогда как внутригосударственное право - это только часть позитивного права.

Серьезной теоретической преградой признания общепризнанных принципов и норм международного права частью права является и то, что в правовой науке различают правовую систему, систему права и систему

124

правовых регуляторов[124].

Предметом юридической науки является множество различных систем: система права, система правовых норм, система принципов права, система источников (форм) права, система законов и другие системы правовых явлений. Система - общенаучное понятие, её характеризует не просто набор элементов, а их упорядоченность, согласованность, зависимость друг от друга, логика построения и закономерности функционирования. Слово «система» происходит от греческого systema и означает «целое, составленное из частей».

Система права - это объективное строение права государства, демонстрирующее единство и дифференциацию входящих в него правовых норм на отрасли, подотрасли и институты права.

Структурность права была замечена ещё римскими юристами, делившими право на частное и публичное. Так, известный римский юрист Д. Ульпиан под публичным правом понимал все то, что относится к интересу государства и приносит публичную пользу, а под правом частным - все то, что относится к интересу частных лиц и приносит пользу частную. Мы разделяем мнение М.П. Кареевой, согласно которому предметом разрешения вопроса о системе права должно стать разграничение норм позитивного права, поскольку проблема дуального деления права на публичное и частное относится не к систематизации права, а к его сущности[125].

В советской юриспруденции под системой права понимали, прежде всего, совокупность его отраслей. О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский определяли систему права как «совокупность отраслей, соответствующих специфике общественных отношений»[126] [127]. В целом такое понимание сис-

127

темы права характерно и для гражданского права .

Отрасль права - наиболее крупное структурное подразделение системы права, состоящее из правовых норм, регулирующих определенную сферу общественных отношений. Главным критерием дифференциации отраслей российского права является предмет правового регулирования - совокупность общественных отношений, регулируемых нормами отрасли. Общие свойства гражданских отношений обусловливают единство их правового регулирования, а отличительные признаки конкретных видов этих отношений определяют разделение их правового регулирования. С позиций общности гражданских отношений международно-правовые нормы, регулирующие гражданские отношения, регламентируют одинаковый с гражданско-правовыми нормами предмет регулирования, поэтому являются предметно-однородными. Однако если отдельные элементы системы гражданского права регулирует видовые гражданские отношения субординационно (отрасль - институт - норма), то международноправовые нормы не входят ни в один из элементов этой системы и регулируют гражданские отношения в рамках своей системы международного права наравне (линейно) с системой национального права. Например, общепризнанные нормы международного морского права не входят в российский правовой институт перевозки, но действуют наравне с его нормами.

Дополнительным критерием деления права на отрасли является метод правового регулирования как совокупность приемов и средств регулирования общественных отношений. В самом общем виде можно выделить императивный и диспозитивный методы правового регулирования. Метод правового регулирования каждой отрасли права уникален, различное сочетание приемов и средств регулирования создает отраслевой метод, обусловливает его специфику, которая сказывается на всех уровнях соответствующей отрасли права. Отраслевой метод обусловливается способом возникновения общественных отношений, характером юридических фактов и чертами юридической ответственности. Отрасль права

имеет собственный режим правового регулирования, проявляющийся в отраслевых принципах, статусе субъектов отношений, юридических фактах, мерах принудительного воздействия при совершении правонарушения.

Методы правового регулирования в их теоретико-правовом понимании к характеристике международно-правовых норм вряд ли применимы, что также свидетельствует о невозможности включить их в систему российского гражданского права. С учетом общепризнанности и общеобязательности норм международного права, включенных в российскую правовую систему, они носят исключительно императивный характер.

Отрасль гражданского права имеет двухуровневую структуру, состоящую из общей и особенной частей. В общей части содержатся общие положения, «пронизывающие» любое гражданское правоотношение. Именно в общей части расположена и информация о порядке действия общепризнанных принципов и норм международного права в сфере гражданских отношений. Нормы общей части получают свое развитие в особенной части гражданского права. Например, общепризнанные принципы и нормы международного права конкретизированы в основном в разделе международного частного права.

Отрасль гражданского права с учетом объема и сложности её структуры разделена на подотрасли права, которые регламентируют определенный круг гражданских отношений в пределах отрасли права.

Следующий уровень структуры гражданского права - это правовые институты. Правовой институт представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих однородные гражданские отношения, отличающиеся меньшим объемом по сравнению с подостраслью. Институт права отличается наличием собственных общих положений, принципов, категориального аппарата, функций правового регулирования.

Система права характеризуется монолитным единством и взаимодействием её норм, которые согласуются между собой, обладая общими це-

лями, задачами, принципами, общими положениями. Международноправовые нормы в силу их юридической природы имеют отличные от отраслевых гражданско-правовых норм цели, задачи, принципы, функции, сущность и название. Внутригосударственное право, разделяясь на отдельные компоненты (нормы, институты, отрасли), выступает первичным правовым регулятором общественных отношений. Однако процессы глобализации, унификации, сближения права показывают, что внутригосударственных регуляторов, содержащихся в системе права, недостаточно для эффективного регулирования гражданских отношений. В связи с этим привлекаются международно-правовые регуляторы, входящие в систему международного права, имеющую собственные компоненты.

Сбалансированное взаимодействие системы внутригосударственного права и системы международного права непосредственно влияет на гражданские отношения. При этом вновь создаваемая норма (международная или гражданско-правовая) должна правильно «вписаться» прежде всего в свою систему права, что содействует правильному применению и уяснению принадлежащих системе правовых норм.

Таким образом, элементами системы права традиционно считаются правовые нормы, институты, субинституты, подотрасли, отрасли, различающиеся между собой уровнем сложности и предметным кругом регулируемых общественных отношений. В теории права обоснованы такие характерные черты системы права, как единство, различие, взаимодействие, способность к делению, объективность, согласованность, материальная обусловленность .

Долгое время в нашей стране систему права и правовую систему не различали, видимо не находя необходимости в дефинировании последней . И.В. Павлов писал, что «под системой права понимают право, су- [128] [129]

шествующее в том или ином государстве, соответствующее его социально-экономическому содержанию, историческому типу. Так обстоит дело, когда говорят о рабовладельческой, феодальной, буржуазной системе права. В этом случае действительную систему права образуют определенные принципы того или иного социального строя. Такое понимание системы права есть по существу понимание ее как исторического типа

130

права» .

В последние годы интенсивность исследования проблем системы российского права значительно возросла. Выделяют новые отрасли права, отрасли законодательства, пишут о комплексных структурных образованиях. В.П. Мозолин считает, что система права состоит из трех уровней: первый - конституционное право, второй - основные ветви права (гражданское, трудовое, процессуальное и т.д.), третий - правовые образования, функционирующие в отдельных сферах жизнедеятельности общества (предпринимательское, земельное право и др.) .

Однако заметим, что неизменным является то, что термин «система права» ученые применяют исключительно к внутригосударственному праву.

Как справедливо отметил А.С. Райников, система права каждого государства уникальна, обусловлена его историей, культурой, политическими, экономическими условиями развития страны . Однако и правовая система не менее самобытна. Но при этом категория «правовая система» охватывает не только внутреннего право и его строение, но и другие элементы. [130] [131] [132]

Важно отметить, что международное право не является отраслью или иным структурным элементом системы российского права, не входит в неё. Безусловно, есть и система международного права, включающая такие структурные образования, как международное гуманитарное право, международное консульское право, международное морское право, международное трудовое право и проч. Но данная система не имеет никакого отношения к внутригосударственной национальной системе права, не является её элементом, хотя и в известной степени взаимодействует с ней.

В связи с этим специалисты в области международного и конституционного права позитивно оценивают включение общепризнанных норм международного права в правовую систему РФ, а не в её право[133]. И.И. Лукашук, один из участников Конституционного совещания, специально обратил внимание авторов текста российской Конституции на то, что общепризнанные принципы и нормы международного права входят именно в правовую систему, а не в систему права, и такое юридико- техническое и содержательное решение было принято для того, чтобы избежать приравнивания по юридической силе международных правовых норм к внутригосударственным[134]. Однако парадокс заключается в том, что помещение общепризнанных принципов и норм международного права в правовую систему означает фактически их прямое включение в её нормативный компонент - позитивное право. И, несмотря на стремление законодателя включить нормы международного права именно в национальную правовую систему (а не в право), строго теоретически они попадают именно во внутреннее национальное право - другого компонента во внутренней правовой системе для правовых норм просто нет.

При этом в международно-правовой доктрине подчеркивается, что нормы международного и внутреннего гражданского права принадлежат к разным правовым системам[135]. Другими словами, нормы права, принадлежащие к самостоятельным правовым системам, оказываются в одном компоненте национальной правовой системы, что неверно теоретически и опасно практически. Некоторые исследователи вообще не делают различий между правовой системой и внутригосударственной системой права, включая общепризнанные принципы и нормы международного права в национальную систему права[136], что, на наш взгляд, неверно.

В специальной литературе даже был сделан вывод о том, что «на сегодняшний день правовая наука не располагает данными, позволяющими дать определенный ответ на вопрос о том, могут или не могут нормы международного права становиться частью национальных правовых систем. До настоящего времени не сформировалось четкого представления о том, каков именно механизм включения международно-правовых норм в правовую систему отдельного государства и их взаимодействия с иными структурными подразделениями этой системы»[137].

Позволим себе предложить вариант решения этой проблемы. Правовая система любого государства может быть представлена как статичный конгломерат определенных составных элементов. При этом национальная правовая система может рассматриваться и в действии, в динамике.

С позиций статики национальной правовой системы общепризнанные принципы и нормы международного права не могут быть её частью,

так как в этом случае они оказываются в одном элементе с национальными правовыми нормами, неизбежно приравниваются к ним, могут конкурировать с ними. Но в сфере динамики, в сфере действия права, общепризнанные нормы международного права реализуются в сфере действия внутригосударственного права[138]. Не случайно в научной литературе отмечается, что «общепризнанные принципы имеют международноправовую природу, в то же время их универсальность позволяет распространять сферу действия (курсив мой. - Ю.Н.) во внутреннюю правовую систему. При этом основными свойствами данной категории норм являются обобщенность сферы действия, а также обладание высокой степенью императивности»[139]. В связи с этим международно-правовые нормы в принципе не могут быть частью национальной правовой системы, но могут применяться в сфере действия внутригосударственного права и, как следствие, должны признаваться одним из правовых регуляторов общественных отношений.

Это обстоятельство заставляет усомниться в правомерности вывода Верховного суда РФ, согласно которому обращение к общепризнанным принципам и нормам международного права возможно только при отсутствии соответствующих национальных правовых норм, сделанному по следующему делу. Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Свердловской области обратилось в суд с иском к региональному отделению политической партии о приостановлении её деятельности на срок шесть месяцев, ссылаясь на нарушение ответчиком ст. 38 Федерального закона «О политических партиях» от 11.07.2001 № 95-ФЗ, не устраненное после двух предупреждений. Несмотря на отказ в иске, ответчик подал кассационную жалобу, в которой просил изменить мотивировочную часть решения «в связи с необходимостью применения по данному делу общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». ВС РФ, отказывая в удовлетворении кассационной жалобы, отметил: «Разрешая спор, суд первой инстанции правильно руководствовался нормами Федерального закона от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях». В соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Однако по данному делу необходимости применения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации не усматривается, поскольку правоотношения сторон надлежаще урегулированы нормами российского законода-

140

тельства» .

Урегулированность общественных отношений российским правом не препятствует обращению к использованию допускаемых Конституцией РФ правовых регуляторов, принадлежащих к другой правовой системе. Именно самостоятельность международной и национальной правовых систем позволяет их правовым регуляторам действовать одновременно, что и способно привести к коллизии, разрешаемой на конституционном уровне (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ).

Общепризнанные принципы и нормы международного права, регулирующие гражданские отношения, и нормы гражданского права являются и предметно-однородными (по предмету регулирования) - в этом проявляется их взаимосвязь, и системно-разнородными (по принадлежности к разным правовым системам) - в этом проявляется их самостоятельность. [140]

Общепризнанные принципы и нормы международного права как элемент правовой системы и гражданское законодательство. В связи с рассматриваемым вопросом представляется важным освещение проблемы соотношения позитивного права, действующего в РФ, и гражданского законодательства.

Важно отметить, что гражданское право и гражданское законодательство - понятия не тождественные, хотя и тесно взаимодействующие друг с другом. Гражданское право - это совокупность гражданскоправовых норм, гражданское законодательство - это совокупность нормативно-правовых актов. Нормы гражданского права облечены в определенные источники, среди которых основное значение имеют нормативноправовые акты. Так же как и право, законодательно имеет свою систему, включающую в себя нормативные акты государственных органов законодательной и исполнительной власти. В системе законодательства акты располагаются строго в соответствии с определенной иерархией, определяющей их юридическую силу. Ю.И. Виниченко небезосновательно заметила, что «проблему построения системы права и системы законодательства следует рассматривать не только с точки зрения их структуры и взаимосвязи, но и с позиции тех основ, которые влияют на формирование

141

названных систем в целом» .

Возглавляет систему гражданского законодательства Конституция РФ, которая обладает высшей юридической силой по отношению к другим нормативным актам.

Далее в системе гражданского законодательства находится ГК РФ, которому согласно ст. 3 должны соответствовать и все иные федеральные законы, регулирующие гражданские отношения, которые следуют за ГК РФ в системе гражданского законодательства. Основным гражданскоправовым законом в большинстве государств романо-германской право- [141]

вой системы является гражданский кодекс, который закрепляет объективно сложившуюся систему гражданского права, самые значимые общие гражданско-правовые категории и отраслевой понятийный аппарат. ГК РФ призван обеспечить согласованность актов, содержащих нормы гражданского права, единообразие судебной практики. В истории российских гражданских кодексов ГК РФ стал первым кодифицированным актом, определившим и соотношение общепризнанных принципов и норм международного права с гражданским законодательством.

Систему гражданского законодательства замыкают подзаконные нормативные акты - указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти.

Гражданские отношения могут регулироваться указами Президента Российской Федерации, которые не должны противоречить настоящему Кодексу и иным федеральным законам. Согласно ст. 80 Конституции РФ Президент РФ определяет основные направления внутренней и внешней политики государства. Это конституционное полномочие позволяет Президенту РФ издавать указы по широкому кругу вопросов, в том числе и в области регулирования гражданских отношений.

Широкая правотворческая компетенция Правительства РФ определена в Федеральном конституционном законе от 17 декабря 1997 г. «О Правительстве Российской Федерации» . Правительство РФ регулирует от

ношения в социально-экономической сфере (ст. 13), управление федеральной собственностью (ст. 14), обеспечение свободы экономической деятельности (ст. 14). Акты Правительства РФ издаются в форме постановлений (имеют нормативно-правовой характер) и в форме распоряже- [142] ний (имеют индивидуально-правовой характер). В систему гражданского законодательства входят только постановления правительства РФ.

Правительство Российской Федерации вправе принимать постановления, содержащие нормы гражданского права, на основании и во исполнение ГК РФ и иных федеральных законов, а также указов Президента Российской Федерации

Гражданско-правовые нормы могут содержаться и в нормативных актах федеральных органов исполнительной власти, принятых в случаях и пределах, предусмотренных ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами. Правительством РФ утверждены Правила подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, которые могут издаваться только в виде постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений и подлежат обязательной регистрации в Министерстве юстиции[143].

Таким образом, нормативное определение гражданского законодательства не содержит упоминания об общепризнанных принципах и нормах международного права в качестве его составной части.

Необходимо отметить, что термин «законодательство» используется в широком и в узком смыслах. При широком подходе «законодательством» является вся совокупность исходящих от государственных органов нормативно-правовых актов. При узком подходе законодательство - это совокупность только законов, т.е. нормативных актов, обладающих высшей юридической силой. Так, согласно ст. 3 ГК РФ гражданское законодательство составляют ГК РФ и принятые в соответствии с ним федеральные законы. Таким образом, как при широком, так и при узком взглядах на законодательство его правовая природа имеет исключительно национальное происхождение.

Как уже отмечалось, в зарубежной конституционной практике есть примеры включения международных правовых норм именно в законодательство (ч. 2 ст. 148 Конституции Азербайджанской Республики; ч. 1 ст. 9 Конституции Украины; ст. 96 Конституции Испании др.). Интересно отметить, что некоторые государства изменили конституционную норму, согласно которой ранее общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры являлись частью законодательства, на новую редакцию, признающую эти принципы и нормы частью правовой системы государства144.

В России общепризнанные принципы и нормы международного права признаны частью «законодательства» только в Уголовнопроцессуальном кодексе РФ, что, на наш взгляд, противоречит Конституции РФ и теоретическим подходам к пониманию внутреннего законодательства, на что уже обращалось внимание в специальной литературе[144] [145].

Законодательство в широком смысле совпадает с внутригосударственным национальным правом и таким образом составляет соответствующую часть действующего в РФ позитивного права, регулирующего, в частности, и гражданские отношения. Поэтому общепризнанные принципы и нормы международного права не должны признаваться частью законодательства, поскольку последнее - явление национальное, внутригосударственное.

Законодательство в широком смысле и составляющие его гражданско-правовые нормы принадлежат к национальной правовой системе. Общепризнанные принципы и нормы международного права принадлежат международной правовой системе. По справедливому замечанию О.А. Кузнецовой и И. Марино, «общепризнанные принципы и нормы ме-

ждународного права слишком инородное тело для национального законодательства, чтобы быть способным стать его частью»[146]. Л.В. Павлова обоснованно обращает внимание на то, что включение норм международного договора в действующее «законодательство» государства не означает, что произошло их реальное преобразование в нормы национального законодательства: «это невозможно в силу различной юридической природы таких норм, сферы применения и механизма ответственности за их нарушение. Речь идет лишь о возможности применения норм международного права в рамках правопорядка, установленного национальным законодательством»[147] [148]. Рассматриваемые правовые регуляторы гражданских отношений различаются по юридической конструкции, происхождению, субъектам принятия, юридической сущности, правилам применения и приемам толкования.

Резюмируем изложенное. Общепризнанные принципы и нормы международного права и нормы гражданского права, являясь частью права, действующего в государстве и включающего международные, национальные и зарубежные правовые нормы, вместе с тем относятся к двум различным правовым системам - международной и национальной, что необходимо учитывать при их применении и толковании.

Общепризнанные принципы и нормы международного права, регулирующие гражданские отношения, и нормы национального гражданского права являются как предметно-однородными (по предмету регулирования) - в этом проявляется их взаимосвязь, так и системноразнородными (по принадлежности к разным правовым системам) - в этом проявляется их самостоятельность.

Источники норм российского гражданского права, относясь к национальной правовой системе, составляют национальное гражданское законодательство (в широком смысле). Источники общепризнанных принципов и норм международного права не являются частью национального гражданского законодательства.

<< | >>
Источник: Нефедова Юлия Юрьевна. ОБЩЕПРИЗНАННЫЕ ПРИНЦИПЫ И НОРМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА КАК ПРАВОВЫЕ РЕГУЛЯТОРЫ ГРАЖДАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Пермь 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Общепризнанные принципы и нормы международного права и гражданско-правовые нормы как разносистемные правовые регуляторы:

  1. Оглавление
  2. Введение
  3. § 1. Общепризнанные принципы и нормы международного права и гражданско-правовые нормы как разносистемные правовые регуляторы
  4. § 2. Виды общепризнанных принципов и норм международного права, используемых при регулировании внутригосударственных гражданских отношений
  5. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -