<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В монографии рассмотрены отдельные аспекты феодального права Молдовы в период турецко-фанариотского ига. Исследованы социальноэкономические и политические условия, в которых развивались правоотношения в княжестве с 1711 г.

до начала XIX в., в первую очередь гражданское право - вещное, наследственное, обязательственное, брачно-семейное, а также судоустройство и судопроизводство. Административное и уголовное право не является предметом изучения настоящей монографии, ибо эти вопросы по своему характеру заслуживают отдельного, самостоятельного исследования.

В ходе изучения поставленных в данной работе проблем не подтвердилась распространенная прежде в русской литературе точка зрения о якобы низком уровне молдавского правотворчества, впрочем, как и бытующее в современной зарубежной историографии мнение о "неповторимости" и исключительности норм молдавского феодального права. Не оправдала себя и концепция, по которой история права Молдовы времен турецко-фанариотского ига не имеет якобы аналогов на исторической карте средневековой Европы. Настоящая моногрфия впервые в системе гуманитарных наук Молдовы выявила черты молдавского средневекового права, характерные для румынской цивилизации в целом, преодолев в этом смысле ту "китайскую стену", которая возводилась между различными правовыми ветвями, выросшими из древнего "Jus valachicum", — общих правовых корней, определяющих лицо румынской цивилизации.

Каждое из этих концептуальных направлений имеет свои характерные особенности, которые уже представлены в литературе. Они проявляются в постановке проблем и преследуемых целей, тематике изданных работ, характере использования источниковой базы, в методах изложения фактов и явлений.

Характерная черта всех этих "школ" и направлений состоит в том, что все они выполняли социальный заказ правящих классов, поэтому между ними существовала определенная взаимосвязь.

Для ряда направлений было характерно непонимание значения правовых отношений как надстроечного выражения экономических и социальных отношений, представляющих базис общества. В предлагаемой работе акцентируется внимание на специфике социально-политического статуса людей, учитывается процесс синтеза и взаимовлияния норм обычного права, рецепциированного византийского законодательства и правовых систем народов, живших в разные времена на территории Молдовы или сопредельных территориях, с учетом особенностей местной цивилизации. Анализ документальных и других источников позволяет сделать вывод, что изменения общественных отношений приводили к переменам и в правовых институтах молдавского законодательства. В результате этих изменений эволюция правоотношений в период средневековья в Молдове представляла собой взаимосвязанное развитие местного правотворчества (господарские и боярские анафоры и распоряжения), рецепциированного византийского законодательства, канонических кодификаций, а также местного обычного права.

Социально-экономические и политические условия, которые складывались в крае после 1711 г., привели к заметному расширению сфер влияния византийского законодательства. Именно с установлением турецко-фанариотского режима и до 1812 г. вырабатывались в Молдове, на базе синтеза и взаимовлияния молдавских юридических обычаев, канонического права, господарских анафор и поздневизантийских законоположений, правовые нормы, ставшие позже основой так называемых "местных законов Бессарабии". В социально-экономическом плане в это время (1711-1774 гг.) иноземное иго достигло в Молдове своего апогея, после чего начало постепенно ослабевать. С другой стороны, в первой половине XVIII в. был тяжелый экономический упадок, а во второй половине и начале XIX в. наблюдается выход из него и зарождение новых, более прогрессивных капиталистических отношений.

Разумеется, все эти изменения сказывались на правовом развитии Молдавского княжества. Экономический упадок, а затем выход из него и зарождение капитализма были связаны с характером османского владычества и его последствиями, с характером развития товарноденежных отношений,они нашли прямой выход в юридических отношениях, в первую очередь, в системе гражданского права и процесса.

В юридической практике стали все больше опираться на систему внедряемых писаных законов. Ряд норм обычного права кодифицируется в виде анафор и господарских грамот публично-правового характера. Постепенно сужается сфера действия старых юридических обычаев.

Характерной для всего турецко-фанариотского периода, но в основном с 40-х годов XVIII в., явилась выработка общих законодательных норм для Молдовы и Валахии. Трехгодичное правление одних и тех же господарей-фанариотов попеременно в Молдове и Валахии способствовало разработке единых правовых норм и законов для Дунайских княжеств. Все это во многом сближало их в правовом смысле. Так было при К.Маврокордате и А.Ипсиланти, а также при правлении других господарей. Именно в силу этих общих особенностей в политике и законодательстве даных княжеств Россия выдвинула проект создания Дунайского государства под названием "Современная Дакия".

На развитие юридической мысли Молдавского княжества после Кючук-Кайнарджийского мира оказало влияние проникновение просветительских идей Бекария, Гроция, Монтескье, Вольтера, Руссо, Радищева. Этому во многом способствовали лица, обучавшиеся в зарубежных учебных заведениях Европы, купцы, торгующие с различными странами, путешественники, а также прогрессивно настроенные русские офицеры. Благодаря этому судоустройство и судопроизводство в некотором отношении демократизируются. Повышается роль Дивана. В конце XVIII в. господарский Диван из совещательного органа превращается, по сути дела, наравне с господарским судом в высшую судебную инстанцию. Появляются профессиональные судьи и судебные департаменты. Идет процесс отделения суда от администрации, весьма прогрессивное для того времени явление.

В последней четверти XVIII в. вырабатываются первые письменные молдавские законы публично-правового характера: Соборная грамота 1785 г., Соборная грамота 1794 г., "Краткое собрание законов..." А.Донича, которые впоследствии вошли в состав "Местных бессарабских законов", и, соответственно, в "Свод гражданских законов Российской империи".

Под влиянием изменившихся этических норм и воздействием христианской морали в Х\\/Ш-нач.Х1Х в. меняются взгляды на брак и безбрачие. Христианство всячески восхваляло брак как проявление высшего целомудрия. И хотя он признавался союзом, освященным христианской религией, вместе с тем выдвигались все новые препятствия к заключению брака: пострижение в монахи, различие веры и др. Расширялся круг родственников и свойственников, которым запрещалось заключать между собою браки. Считался недействительным брак между похитителем и похищенной девушкой, вдовой или монахиней, даже при наличии согласия похищенной вступить в брак с похитителем. Был запрещен брак между опекуном и опекаемой до достижения ею совершеннолетия. Считался невозможным брачный союз между сообщниками в прелюбодеянии. За нарушение этих запретов устанавливалась суровая кара.

Христианская религия строго осуждала развод и повторные браки. Эти воззрения также оказали воздействие на законодательство

Молдовы интересующего нас периода. Развод допускался лишь в чрезвычайных случаях. Законными причинами к одностороннему расторжению брака считались: смерть одного из супругов, потеря свободы, плен, неспособность супруга к выполнению супружеских обязанностей, поступление в монастырь. При этом принятие монашеского сана и избрание "чистой" аскетической жизни всячески восхвалялись.

Категорически запрещался развод по взаимному согласию супругов, кроме случаев поступления в монастырь мужа или жены. И хотя развод по вине одного из супругов разрешался, он влек за собой последствия для виновной стороны. Жена могла возбудить дело о разводе, если муж был виновен в прелюбодеянии, человекоубийстве, отравлении, государственной измене, осквернении могил и храмов, грабеже, укрытии разбойников и угонщиков скота, похищении людей, оскорблении целомудрия нравственных женщин, покушении на жизнь жены, избиении жены бичом.

Особое место в юриспруденции и судоустройстве занимала церковь. Епископскому суду было предоставлено право рассматривать гражданские иски по желанию только одной из сторон.

Рассмотрение судебных дел стало важной сферой деятельности епископа, ведь клирики не имели права обращаться в гражданский суд — в этом случае они теряли свой сан и свое положение в клире.

Что касается уголовного права, то клирики подлежали епископскому суду только за незначительные проступки. Вообще же духовенство было полностью во власти митрополита и епископа.

Сами епископы могли быть судимы лишь соборами, а в криминальных случаях - подлежали личному суду митрополита или господаря. Тяжбы между духовными лицами решались судом епископов, а к концу XVIII в. жалоба на духовное лицо разбиралась не церковным, а светским судом. Право посредничества позволяло епископу вмешиваться в любое судебное дело. Епископы получали в суде исключительные привилегии: если давал показания епископ, не требовалось выслушивать других свидетелей.

До начала XVIII в. церковь располагала "правом убежища". Убежищем признавались храм и вся территория вокруг него в радиусе 50 шагов; духовенство имело право не выдавать властям человека, который прибегал к его защите. С установлением турецкофанариотского режима это право подверглось ограничению. Его были лишены те, кто, укрываясь в церкви, хотел оградить себя от гражданских исков или избавиться от выполнения обязательств перед государством.

Наказанием для клириков было снятие сана или же временное недопущение к богослужению. При тяжелых проступках их передавали

21 Comanda nr. 81033 _

321

в руки светских властей, подвергали изгнанию, иногда — за ересь — приговаривали к смертной казни. Епископ мог арестовать своих врагов, приговаривать их к телесным наказаниям, держать в заключении, особенно под видом "покаяния".

Существенную роль в феодальной юриспруденции играло судопроизводство. В разных странах в указанный период его механизм был различным. Восприняв (наряду с развитием традиционной) византийскую форму процесса, судопроизводство Молдовы не сумело достичь уровня развития, аналогичного соответствующим институтам в государствах Европы, которые в XVIII в. находились на стадии позднего феодализма и генезиса капитализма.

Византийское право, позаимствовав в Молдавском княжестве множество элементов канонических законов православного образца, тормозило развитие многих институтов светского общества, следовательно, и государства в целом. В XVNI-первой пол.Х1Х в. в странах Западной Европы - Франции, Германии, Англии; Восточной Европы - России, Прибалтике; в Южной Европе были собраны и обработаны нормы местного обычного права, которые, будучи сопоставлены с заимствованными византийскими нормами, придавали новому правотворчеству свежее содержание и колорит. Поэтому они воспринимались населением этих стран как развитие своих известных испокон веков правовых норм. В Молдове же, как и в Византии позднего периода, это не было сделано. В результате здесь из-за применения византийских законов, которые слабо перерабатывались, возникало много конфликтных ситуаций между тяжущимися и судебными органами, которые в ряде случаев прибегали ктрадиционному обычному праву страны (obiceiulpamantului). Это отразилось на деятельности суда господарского совета (Дивана), из-за чего господари относительно мало для своего времени занимались законодательными вопросами экономического и политического характера. Лишь в конце XVIII в., в связи с ослаблением турецкофанариотского режима и с поддержкой Дивана русскими администрациями, в Молдове начинается серьезное осмысление норм обычного права, происходит процесс возведения их в ранг закона, более быстрыми темпами развивается местное правотворчество.

Видную роль в правовой жизни Молдовы играли традиционные нормы обычаев земли. И это не было случайностью, а вытекало из своеобразия развития нужд как господствующих, так и низших слоев населения.

Обычное право нашло применение в столь позднее время, во- первых, в результате правовой политики османов, выражавшейся в запрете выработки местных кодифицированных законов. Во- вторых, юридические обычаи были выгодны господствовавшим классам, ибо позволяли им камуфлировать свое господство. В- третьих, неписаное право во многих случаях устраивало и народные массы, так как давало крестьянам возможность мобилизоваться на борьбу против социального и национального гнета, за сохранение древних дедовских обычаев.

В данной монографии впервые в отечественной историографии воспроизводится феодальная лестница судебного устройства Молдавского княжества. Исследование позволило по-новому подойти к изучению высшей судебной инстанции и определить место господаря и Дивана на вершине пирамиды судоустройства. Бесспорно, Диван не составлял какой-либо судебной ступени, а являлся лишь вспомогательным органом, из состава которого господарь делегировал своих посланников для расследования на месте или анализа документов по судебному делу. Вопреки распространенному в литературе мнению, которое абсолютизирует роль господаря как верховного судьи, и тому, что ему предписываются черты то носителя западноевропейского абсолютизма, то восточного деспота, нами установлено, что господари Молдовы указанного периода занимали позиции, аналогичные позициям западноевропейских монархов периода позднего феодализма. В юриспруденции же статус господаря ограничивался властью Порты. Конечно, последняя не вмешивались напрямую в правовые дела Молдовы, за исключением случаев, когда рассматривались тяжбы между турецкими подданными или феодалами, обратившимися за помощью к султану. Господари должны были считаться с нормами обычного права.

В указанное время Молдавское княжество располагало определенной судебной автономией в правовых делах, суде и юстиции. Как и в других православных странах Юго-Восточной Европы, здесь воспринимались многие византийские законы. Этим во многом объясняется столь широкое распространение Синтагмы, Номоканона, Шестикнижья Арменопуло, Прохирона, Василик, Кодекса Юстиниана и Новелл Льва VI. Византийские законы нашли широкое распространение не только в Молдове того времени, но и во всех православных землях, вошедших в состав Османской империи, попавших в зависимости от Порты, ибо османские султаны, считавшие себя продолжателями традиций Византийской империи, не только разрешали, но и навязывали византийские законы. Христианской церкви это было выгодно. Не случайно молдавская православная церковь весьма сильно окрепла за годы правления фанариотов. Внешне она была против османов, что естественно, но в определенных пределах сотрудничала с ними.

Автономная позиция молдавской юриспруденции во многом зависела от деятельности представителя султана-диван-эффенди, который мало вмешивался в дела молдавского судопроизводства, участвуя лишь в разборе дел между местными жителями и турками. Обычно он назначался Портой, а жалованье получал от господаря.

Как любой надстроечный институт, феодальное право сыграло определенную положительную роль в жизни края. Во- первых, оно способствовало централизации государства и не позволяло феодалам подорвать основы его единства. В условиях типологического сдвига форм молдавского феодализма в сторону государственности это имело большое значение. Во-вторых, право, выполнявшее на данном этапе светско-юридические, а также духовно-церковные функции, препятствовало разложению государства изнутри. Миф о б о ж е с т в е н н о й п р и р о д е г о с п о д а р я с ы г р а л в э т о м п л а н е большую роль. Отмечено, что в правовых нормах Молдовы XVIII — нач^^ в. с необычайной яркостью отразилась социально-политическая и идейная борьба между уходившим с и т о р и ч е с к о й с ц е н ы с т а р ы м , н о е щ е в л и я т е л ь н ы м средневековым феодальным строем и нарождавшимися новым временем и капиталистическими порядками. Главной политикоправовой идеей периода было сохранение имущественных отношений, основанных на частной собственности. В монографии показано, что речь идет об юридических отношениях собственности, ибо в период турецко-фанариотского владычества в экономических отношениях собственности господствовал не сениориальный, а государственный феодализм.Ослабление турецко-фанариотского ига отражалось и на рецепции византийского права и кодификации юридических обычаев. В нормы местного права все больше проникают элементы просветительства, в частности теория естественного права, согласно которой по природе все люди равны, а рабство противоречит человеческой природе и др. В обстановке перемен, совершавшихся в социально-экономической жизни страны, в законодательство Молдовы начали проникать новые веяния. В связи с растущей нерентабельностью крепостного труда и утверждением государственного феодализма в конце 40-х годов упраздняется институт вечинства.

Общие тенденции экономического развития приводили к тому, что все вопросы гражданского права рассматривались в юридическом плане, с учетом господства частной собственности и потребностей товарного обращения. Вот почему в законодательстве Молдовы XVIII

- нач. XIX в. отводилось такое важное место регулированию торговых и ростовщических операций о купле-продаже, ссуде, проценте, аренде, а также семейно-брачному праву. Особенно четко были сформулированы в юридическом плане положения о полной частной собственности, на которых базировались основы гражданского права Молдовы. Именно благодаря этому местные молдавские законы могли быть впоследствии использованы в "Своде гражданских законов Российской империи" времен перехода к капитализму.

Сильны в законодательстве Молдовы и централистские, универсалистские тенденции, наталкивавшиеся, правда, на сопротивление со стороны поборников децентрализации — возраставшей власти крупных светских и духовных землевладельцев на местах. Тенденции централизации, несмотря на некоторые уступки землевладельцам, явно торжествуют. Именно поэтому в законодательстве Молдовы получает юридическую санкцию идея единого государства, подвластного одному господарю, обладающему неограниченной властью, санкционированной православной религией. Единая страна во главе с господарем, единый закон, единая форма собственности и семьи, одинаковые права для всех свободных подданных государства, единая вера — вот основные идеи законодательства княжества, быть может, не всегда последовательно, но весьма настойчиво проводимые господарями Молдовы турецкофанариотского периода. Эти идеи во многом были восприняты законодателем А.Доничем в начале XIX в.

На основе изучения и научного анализа источников и литературы по данной теме, а также исследования трудов отечественных и зарубежных историков и юристов нами разработаны некоторые рекомендации и предложения, которые, по нашему мнению, помогут повысить степень разработанности истории государства и права Молдовы.

1. Было бы целесообразно, на наш взгляд, чтобы Министерство национальной экономики Молдовы, Отдел социального развития Правительства Республики Молдова совместно с Президиумом Академии наук страны изучили вопрос о выделении средств для исследований такой слабо развитой отрасли гуманитарных наук как история национального права и традиции молдавского правотворчества.

2. Желательно проводить более целенаправленную работу по подготовке научных кадров по истории государства и права и одновременно в области ключевых научных проблем, таких как генезис и развитие румынской цивилизации и этноправовых обычаев в регионе.

3. Целесообразно открывать при юридических факультетах вузов республики отделения по изучению актуальных проблем юриспруденции, начиная с классических законодательств, в том числе древних правовых обычаев, рецепции римско-византийского права и "местныхзаконов Бессарабии", которые оказывали бы существенное влияние на развитие правового менталитета в Молдове.

4. Представляется целесообразным создание при Институте философии и права АН Молдовы специального сектора по изучению истории государства и права Молдовы, который содействовал бы подготовке академического издания истории государства и права Молдовы.

5. Большое значение для исследования истории государства и права Молдовы имеет сотрудничество ученых сопредельных стран. Формы этого сотрудничества могут быть различными: координация исследовательской работы, обмен информацией, совместное исследование различных проблем, выступления на международных симпозиумах по общим и частным проблемам государства и права.

<< | >>
Источник: А. Галбен. ИЗ ИСТОРИИ ФЕОДАЛЬНОГО ПРАВА МОЛДОВЫ XVIII - НАЧАЛА XIX В. (турецко-фанариотский период). 1998

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. Статья 7. Заключение договора потребительского кредита (займа)
  2. Заключение эксперта как доказательство.
  3. Заключение эксперта в гражданском судопроизводстве.
  4. 48.Заключение эксперта.
  5. 35. Заключения экспертов. Процессуальные права и обязанностиэкспертов. Дополнительная и повторная экспертизы. Комиссионная и комплексная экспертизы.
  6. Структура заключения эксперта.
  7. 3. Структура заключения эксперта. Ход и результаты проведенного исследования оформляются в виде заключения эксперта.
  8. § 2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА КАК СУДЕБНОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО И ЕГО ОЦЕНКА
  9. § 1. Соотношение заключения и показаний эксперта в континентальном и англо-американском уголовном процессе.
  10. Препятствия к заключению брака
  11. § 4.2. Значение института консультативных заключений Международного суда ООН для обеспечения выполнения международных договорных обязательств
  12. § 4.3. Роль института консультативных заключений международных региональных судебных органов по правам человека в институциональном механизме обеспечения выполнения международных договорных обязательств
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -