<<
>>

§ 4. Решение суда и приговор

Решения судов бывали устными (по нормам обычного права) и письменными (по нормам письменных законодательныхактов). Они

фиксировались в судебных книгах или хрисовах. Описывалась вкратце жалоба или судебное дело, указывались фамилии и имена тяжущихся, их присутствие или отсутствие на процессе, виды доказательств, аргументы и контраргументы челобитчика и ответчика, вывод, к которому пришел суд, решение господарского суда (если дело рассматривалось в Диване).

Примерно по такой же схеме составлялись решения светских и духовных судов, но при этом исходили из конкретной ситуации.

Приговоры центральных судебных органов практически всегда были обвинительными. В лучшем случае выносилась формулировка "обвинение не доказано", что оставляло человека под подозрением, в постоянном ожидании возобновления процесса. Смягчающих обстоятельств не существовало. Приговор был окончательным и обжалованию не подлежал.

Если обвиняемый духовным судом отказывался признавать свою вину и примириться с церквью, его отлучали от церкви и "отпускали на волю". Это означало передачу его светским властям для исполнения смертного приговора. В остальных случаях по каноническому праву применялась широкая система наказаний — от епитимий (молитвы, посты, ношение позорящих знаков и т.п.) до ссылки на пожизненное тюремное заключение. Все наказания сопровождались полной или частичной конфискацией имущества, которое шло в пользу церкви, господаря и частично доносчика.

Судебные книги могут быть подразделены на две части. В одних (например, в книге от 27 марта 1793 г.) указывали объект и причины возбужденного дела. В других описывались ход расследования, ведение суда и его решение.195 Если в процесс был вовлечен крупный духовный феодал (например, монастырь св.Спиридона), то господарь делегировал надзирателя из числа апродов Дивана для разбора конфликта и подготовки судебной книги.

В подобных случаях процедура расследования и решения суда во многом напоминала судебную деятельность римского претора. Сообщалось о том, как господарский сановник изучал письменные доказательства Катрины, которая пожаловалась в Диван на притеснения со стороны монастыря св.Спиридона, и самого ответчика. Затем следовало мнение господарского делегата о виновности Катрины и оправдание монастыря. Завершалась судебная книга господарской подписью, заверенной первой господарской печатью. Также поступали при составлении судебных книг, когда свидетельские показания приносили соприсяжники и свидетели.

Судебные книги выдавались цинутными и центральными судебными органами. Местные суды, как правило, таких документов не выдавали, ибо в своих действиях руководствовались в основном нормами обычного права. Судебные книги требовали от судьи определенных знаний не только законов, но и всего механизма судопроизводства. Поэтому они подписывались, главным образом, исправниками, представителями департаментов Дивана, диванским сановником и господарем. Если же какая-либо из сторон не была удовлетворена решением нижних по рангу судебных инстанций, она была вправе обратиться в суд последней инстанции, ибо судопроизводство в Молдове не было застраховано от ошибок. Таких примеров немало, но приведем лишь один. 15 июля 1710 г.196 челобитчик, не понимая вопросов, которые ему были заданы в госоподарском суде (господарь допрашивал ответчика с помощью переводчика. Как правило, в XVIII в., начиная с Николая Маврокордата, господари фанариоты не знали румынского языка), отвечал не по существу дела. За это суд наказал его, выдав судебную книгу о проигрыше дела. Но через две недели, разобравшись в механизме ведения процесса, ответчик добился пересуда, во время которого сумел доказать свою правоту. Прежняя судебная книга была аннулирована и 28 июля он получил новую. К.Маврокордат при подготовке судебной реформы проанализировал процедуру ведения процесса. Во избежание ошибок господарь в 1742 г. указывает исправникам: "Судебные книги должны подготавливаться очень

її 1 97

тщательно и перечисляет по пунктам содержание документов, приведенных нами в начале параграфа.

Он же требовал от цинутных судей, а также от диванских сановников, чтобы судебные книги носили

w 1 98

лаконичный характер и касались только существа дела, а их содержание помещалось на одном листе бумаги.199 Судебные книги выдавались лишь по законченным делам и только тогда, когда обе стороны соглашались с решением суда. Если одна из сторон оставалась им недовольной, то выдавалось судебное свидетельство, с которым проигравший процесс имел право обращаться в господарский суд. Только там по окончании процесса выдавали судебные книги.

Если и решением господарского суда какая-либо из сторон оставалась неудовлетворенной, процесс все же считался законченным и обеим сторонам вручались судебные книги.200 Об окончании любого судебного дела второй логофет делал соответствующие записи в журнале-реестре, называемом "condica domneasca". Сторона, выигравшая процесс, была вправе потребовать сразу после суда выдачи соборной грамоты, чтобы в любое время доказать свою правоту. В таких ситуациях она оплачивала только стоимость бумаги, редактирование текста и пошлину за составление грамоты.

Все остальные расходы возмещал проигравший. Но и когда выигравший не торопил события, расходы по составлению судебной книги оплачивал также проигравший.

Процессы с участием господаря, по которым выдавались

судебные книги за его подписью, касались самых разнообразных дел:

201 202

установления хотара, назначения приданого, наследования, купли-продажи 203, протимисиса или преимущественного права приобретения недвижимости,204 залога,205 обмена206 и т.д. При рассмотрении более сложных дел в судебных книгах и хрисовах указывали на соответствующие статьи из византийского законодательства или нормы обычного права. Грамота от 6 августа 1797 г.207 ссылается на титул I из пятой книги и титул II, лист 163 из Василик и Соборной грамоты 1785 г. На Василики указывают и в грамоте от 27 февраля 1755 г.208 Таких примеров очень много.209 Если судьи сталкивались с запутанными и сложными делами, они обращались за консультацией в господарский Диван, где самым подготовленным считался митрополит, причем не тлько по каноническому, но и по светскому праву.

В конце XVIII в. за советом обращались к юрисконсульту, каким был, например, А.Донич. 2 августа 1799 г. господарь К.Ипсиланти советует диванским боярам: "Если встретите сложные дела, вызывайте бана Андронаке Донича и он даст разъяснения по таким причинам".210 Чуть позже А.Донич констатирует в "Кратком собрании законов..." (титул 2, ст.92; титул 5, ст.2 и титул 42, ст.7), что в отсутствие одной из сторон выданная судебная книга или хрисов теряют силу. В титуле 2, ст. 12 и титуле 5, ст.2 он требует, чтобы при зачтении судебных решений присутствовали обе стороны. В титуле 42, ст.2 и 42, ст.1 и 6 А.Донич отмечает, что судебные решения, вынесенные согласно правилам, никогда и никем не могут быть оспорены, но оглашенные не по закону решения подлежат уничтожению.

По вопросам уголовного права до принятия Уголовной кондики специальных письменных или некодифицированных норм не было. Поэтому в уголовном праве применялись статьи гражданского процесса.

Одна из особенностей судопроизводства Молдовы заключалась в том, что судебные решения часто оспаривались потерпевшими. Этим объяснялся офомный наплыв челобитных в высшую инстанцию, чему, однако, способствовали сами господари. Мы неоднократно ссылались на грамоту 1742 г.,211 подписанную К.Маврокордатом относительно пересуда, где сказано: "Кто будет считать, что неправильно судили в цинуте, вправе обращаться в Диван для пересуда". Предписания господаря предусматривали, чтобы с содержанием грамоты были ознакомлены все жители страны: "Ворничел и сельский священникдолжны зачитать ее в каждом селе"212. Подобные указания отдавали и другие господари. 7 марта 1794 г. М.Суцу в грамоте для цинутных судей и исправников предупреждает, чтобы они внимательно судили все дела и не спеша выносили решения,"но если найдутся недовольные, пусть приедут в господарский Диван".213

В "Кратком собрании законов..." был уточнен и дополнен ряд положений, связанных с пересудом. В пятом титуле А.Донич предусматривает для недовольной стороны право обращаться в последнюю инстанцию за пересудом дела; в 3 он указывает: "Судьи должны разобраться и исправить ошибку" первой инстанции; в §5 пишет: "Обращение за пересудом... означает возобновление судебного дела, чтобы не проскользнула какая-нибудь ошибка", а в §13 констатирует, что жалобщик после подачи челобитной не имеет права привести дополнительные факты и аргументы в свою защиту.214 Но, к сожалению, в этой кодификации, как и в прежних письменных законах Молдовы, отсутствуют указания или комментарии по поводу срока подачи жалобы на пересуд дела.

Вторая особенность судопроизводства Молдовы того времени состояла в том, что судебные решения одного господаря не являлись законом для последующих. Часто новый господарь аннулировал судебные решения прежней последней инстанции. Недовольная сторона с нетерпением ожидала смены господаря. Поэтому нередки были случаи, когда одно судебное дело судилось в последней инстанции по 10 раз.215 Однако никто не осмеливался просить пересуда дела, рассмотренного в последней инстанции во время правления господаря, подписавшего судебное решение. Но встречаются случаи, когда господарь, выдавший хрисов о заслушивании дела в господарском суде, во время следующего своего правления давал согласие на пересмотр решения.216 Так, Георге II Гика 1 аревраля 1738 г во время своего второго правления в Молдове (1735-1741 гг.) принял в Диване для пересуда судебную книгу и дело, рассмотренное им же при первом правлении (1726-1733 nr.). Таким образом, трудно утверждать, что в XVIII - начале XIX в. имелись законченные судебные дела. В любое время любая из сторон могла возобновить процесс. По-видимому, данное явление было продиктовано сохранением системы "кормления". Стремление господарей к упорядочению и уважению доказанного в судах не увенчалось успехом, ибо средние и приближенные к господарю судебные инстанции были заинтересованы в сохранении подобного положения. Да и сами господари - КМаврокордат, ГГика, А.Ипсиланти и др. - косвенно способствовали падению престижа феодального суда и юстиции. Судя по документам, судопроизводство того времени уже не отвечало сдвигам в базисе общества. Если в начале XVIII в. одно и то же дело передавалось в высшую судебную инстанцию по десять раз, то уже в 1798 г. документы подтверждают, что судились по 15 раз.217 Не случайно в ходе процесса тяжущиеся предъявляли акты о принадлежности собственности, имевшие давность свыше 300 лет218 После окончания процесса судебной инстанции оставалось следить за тем, чтобы решения суда выполнялись. По завершении разбора дела проигравшая сторона должна была оплатить все расходы и взависимости от его сложности возместить ущерб, нанесенный выигравшей стороне.

В процессах связанных с землей, и вообще с недвижимым имуществом, проигравший обычно не спешил выполнять решение суда, ожидая смены властей, т.е. возможности вновь обратиться в суд. Тогда выигравшая сторона писала официальное извещение о возможности наказания проигравшего в случае невыполнения решения суда.219 Если дебитор не был в состоянии возместить ущерб в деньгах, то продавали с аукциона часть его недвижимости, пока стоимость продаваемого не достигала суммы, указанной в решении суда.220 В конце XVIII в. учреждается институт ворников de aprozi, в обязанности которых вменялся контроль за выполнением судебных решений. В случае, когда после решения суда дебитор, получивший официальное предупреждение: "...если не будешь подчиняться, пошлю к тебе господарского человека",221 продолжал не соблюдать господарскихуказов, вмешивались vomicii deaprozi. Но вообще контроль за выполнением судебных решений по принятым обычаям оставался за сановником Дивана, которому господарь поручал перед судом расследоватьдело. Таким образом, в отличие от современного судопроизводства судебный орган являлся и исполнителем своего решения.

За невыполнение судебного решения дебитора могли посадить в тюрьму. Нередки были случаи злоупотребления властью. В одном документе о продаже читаем: "...Подписывал эту запись против моей воли, по велению бояр, заставивших отдать в залог корчму и заключивших меня в варту".222 Дебиторов сажали и держали в тюрьму (varta) до тех пор, пока они не признавали свою вину и пока с доходов их хозяйства не возмещался ущерб, указанный в судебной книге.223 Впервые в молдавском судопроизводстве упорядочил ход выполнения судебных решений А.Донич. В "Кратком собрании законов..." он указывает, что для этой цели должно быть предоставлено четыре месяца со дня окончания процесса, чтобы у дебитора было время для расплачивания. По истечении указанного срока дебитор выплачивал пеню в размере 1% в месяц от заложенной суммы, а спустя шесть месяцев со дня окончания суда выигравшая сторона имела право начать продажу с аукциона сперва движимого, а затем и недвижимого имущества, принадлежавшего проигравшему процесс. Если имущество дебитора никто не покупал, оно переходило к кредитору или передавалось ему в залог, согласно обоюдной договоренности. В случае залога или продажи с аукциона вступали в силу нормы обычного права.

Приговор по делам, расследуемым розыском, приводился в исполнение самим господарем, интересы которого превалировали над интересами истца. При так называемых нерешенных приговорах, возможных при противоречии доказательств или отсутствии собственного признания, смертная казнь заменялась обычно пожизненным тюремным заключением или отдачей на поруки с записью: "чтобы ему впредь не красть и не разбойничать". Приговоренных к смертной казни преступников обычно сажали на шесть недель в избу для покаяния при тюрьме. Если срок окончания покаяния приходился на воскресенье или религиозный праздник, казнь откладывалась. Разбойников и убийц знатных людей казнили сразу после поимки. Изучение некоторых институтов гражданского судопроизводства позволило сделать вывод о том, что юстиция и право Молдовы, особенно после 1740 г., эволюционировали в сторону юриспруденции нового времени. Тем не менее феодальные судебные органы исторически отличались от своих аналогов более поздних периодов. Рассмотрение судебных дел требовало от тяжущихся больших материальных расходов, ибо судьи основывались на системе "кормления". В результате этого особенно страдали представители низших слоев населения. Но изученная во времени и пространстве феодальная юстиция Молдовы XVIII — нач^М в. находилась на более низком уровне развития, чем юриспруденция стран классического феодализма, поскольку здесь широко применялись нормы византийского права. Использование в позднемолдавском феодализме рецепциированных законодательств придавало местному праву противоречивый характер. С одной стороны, рафинированное византийское право позволяло интерпретировать и комментировать любое происшествие, поступок или преступление, с другой -использование византийских кодификаций давало возможность прикрыть и замять любое антиобщественное и противозаконное действие, совершенное феодалами или церквью.

Значительную роль в судопроизводстве играли нормы обычного права. Там, где писаное право не могло дать полного и исчерпывающего комментария по судебному делу, в силу вступали нормы юридических обычаев, и наоборот. Однако применение неписаного права не означает, что феодальная юстиция Молдовы носила примитивный характер. Анализ источников приводит исследователя в выводу о том, что в условиях тяжкого турецко-фанариоткого ига обычаи земли позволили молдованам сохранить свой этнос.

Судопроизводство имело классовый характер и было призвано защищать устои феодального общества. В последнюю четверть XVIII в., по мере утверждения в недрах старой экономики зачатков капиталистического общества, судопроизводство аккумулирует все новые и новые элементы, способствуя тем самым скорейшей гибели феодализма.

Исследование суда и судопроизводства Молдовы XVIII - начала XIX в. показывает, что судебные органы находились под исключительным контролем феодалов. Суды и судебный процесс были несовершенны. Рассмотрение судебныхдел поручалось одному лицу, а не коллегиальным судебным органам. Даже в Диване окончательное решение зависело от господаря, а остальные его (Дивана- А.Г.) члены обладали правом лишь совещательного, а не решающего голоса.

<< | >>
Источник: А. Галбен. ИЗ ИСТОРИИ ФЕОДАЛЬНОГО ПРАВА МОЛДОВЫ XVIII - НАЧАЛА XIX В. (турецко-фанариотский период). 1998

Еще по теме § 4. Решение суда и приговор:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -