<<
>>

§ 1. Значение и источники правового регулирования внешнеторгового оборота энергетических ресурсов

Энергетические ресурсы являются глобальным товаром современного внешнеэкономического рынка. Во внешнеторговом обороте Российской Федерации продажа энергетических ресурсов и носителей занимает не просто существенное, но скорее главенствующее место.

Можно смело утверждать, что приоритетное развитие топливно- энергетического сектора как основы современного общества в XXI веке имеет характер одной из глобальных тенденций развития мировой экономики и выделяется в качестве ключевой отрасли народного хозяйства России, а также важнейшего элемента экономики страны.

Фактически, энергетический сектор, обеспечивая жизнедеятельность всех отраслей национального хозяйствования, способствует объединению не только субъектов федерации, но даже укреплению межгосударственных социо-хозяйственных связей, а также в значительной степени определяет формирование фундаментальных макроэкономических показателей страны. Природные топливно-энергетические ресурсы - это национальное достояние Российской Федерации, эффективное использование которого формирует обязательные предпосылки для перехода экономической системы государства на путь устойчивого развития, обеспечивающего повышение уровня благосостояния населения[3].

Россия - один из главных поставщиков энергии для многих зарубежных стран мира. Так, по данным Аналитического центра при Правительстве РФ, Россия производит около 10% мирового объема первичной энергии, примерно половина от названного показателя идет на экспорт[4]. Председатель правительства РФ Дмитрий Медведев 22 декабря 2016 года перед заседанием по обсуждению проекта «Энергетической стратегии России до 2035 года» сообщил, что топливно-энергетический комплекс обеспечивает более четверти валового внутреннего продукта России и половину поступлений в бюджет[5].

Успешное развитие внешнеторгового оборота в сфере энергетики России по большей части зависит от надлежащего правового регулирования отношений в сфере энергетики - области народного хозяйства, охватывающей энергетические ресурсы, поиск, добычу, выработку, преобразование, передачу, распределение и использование различных видов энергии.

Необходимость и значение правового регулирования в данной сфере определяются самим предметом регулирования - энергией как важным товаром, пользующимся повышенным спросом не только в РФ, но и во всем мире.

В процессе создания эффективной законодательной базы,

регулирующей энергетические отношения должны учитываться все факторы, влияющие на развитие современной действительности, а также существующие экономические реалии и основные, преобразующие их тенденции.

Вместе с тем, следует отметить, что объективная значимость, удельный вес российского топливно-энергетического сектора в общем объеме трансграничного оборота энергетических ресурсов, динамичное развитие энергетической отрасли России обусловливают необходимость постоянного совершенствования правового регулирования, обеспечивающего баланс интересов всех участников общественных отношений в сфере энергетики.

Говоря о системе правового регулирования энергетических ресурсов как объекта внешнеторгового оборота, следует отметить, что она включает в себя элементы как общего, так и специального законодательства, нормы технического регулирования, а также международно-правовое регулирование, основой которого являются унифицированные материальноправовые нормы международных договоров, обычаев международного делового оборота и нормы мягкого права, вырабатываемые различными международными организациями.

На внутригосударственном уровне, начиная с момента принятия Конституции РФ на всенародном референдуме 12.12.1993 г., правовому регулированию отношений в сфере внешнеторгового оборота энергоресурсов всегда уделялось и уделяется значительное внимание.

Конституционную основу энергетического права РФ составляют положения Конституции РФ [6] о поддержке конкуренции, свободе экономической деятельности, гарантировании единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств (ст. 8), свободном владении, пользовании и распоряжении землей и другими природными ресурсами собственниками (ст.

36), о нахождении в ведении РФ федеральных энергетических систем (ст. 71), о нахождении в совместном ведении РФ и субъектов РФ земельного, законодательства о недрах, об охране окружающей среды и вопросов владения, пользования и распоряжения землей, недрами и другими природными ресурсами (ст. 72)[7].

В развитие вышеназванных конституционных положений последовало принятие целого ряда законов, направленных на регулирование различных отношений в топливно-энергетическом комплексе страны.

Отношения в области внешней торговли между хозяйствующими субъектами в России регулируются, в первую очередь, Гражданским кодексом Российской Федерации (далее - ГК РФ).

В ГК РФ помимо общих положений о договоре, имеются и специальные положения, регулирующие энергетические отношения. Нормы § 6 главы 30 ГК РФ посвящены договору энергоснабжения, объектом которого является энергия как особый товар, обладающий специфическими свойствами, а именно, невозможность в отличие от других вещей (товаров), накопления и хранения; непрерывность процесса производства, передачи и потребления; невозможность возврата энергии после передачи; необходимость в специальных приборах для её обнаружения в сети и др. Договор энергоснабжения является основной договорной конструкцией, опосредующей оборот энергетических товаров в РФ[8].

Надо сразу сказать, что национальный законодатель относит к энергетическим товарам электрическую, тепловую энергию, газ, нефть, нефтепродукты (ст. 539, 548 ГК РФ).

По своей правовой природе внешнеторговая сделка по передаче энергетических ресурсов другой стороне является договором поставки, с рядом особенностей. Несмотря на разнообразие договорных отношений по передаче энергоносителей (договор непрерывной поставки, договор поставки через присоединенную сеть, отдельный договор энергоснабжения и др.), их правовое регулирование определяется нормами главы 30 ГК РФ как имеющих единую правовую природу купли-продажи.

Кроме того, часть 3 раздела VI «Международное частное право» ГК РФ регулирует общие положения о внешнеэкономической деятельности, в частности это вопросы, касающиеся:

- определения права, подлежащего применению к гражданскоправовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданскоправовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом;

- квалификации юридических понятий при определении права, подлежащего применению;

- применения права страны-контрагента и установление его содержания;

- определения права, подлежащего применению при определении правового положения юридических лиц;

- участия государства в гражданско-правовых отношениях, осложненных иностранным элементом;

- определения права, подлежащего применению к имущественным и личным неимущественным отношениям[9].

Таким образом, раздел VI ГК РФ, существенно обновленный в 2013 году, устанавливает основные положения о порядке осуществления внешнеторговой деятельности хозяйствующими субъектами.

Как отмечает А.В. Асосков, уровень нашего коллизионного регулирования в целом можно сопоставить с ведущими странами. При работе над поправками в 2013 году учтены все последние тенденции, в частности некоторые коллизионные решения заимствованы из новых Регламентов, появившихся в ЕС, прежде всего, «Рим I» и «Рим II»[10].

Не менее важную роль в правовом регулировании международной купли-продажи энергоресурсов играют нормы публичного права, в частности экспортного, валютного, таможенного и налогового законодательства[11].

Среди кодифицированных законов значительная роль в комплексе правовых основ внешнеторгового оборота энергетических ресурсов принадлежит Земельному кодексу РФ[12], Градостроительному кодексу РФ[13], Налоговому кодексу РФ [14] , Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях[15], Уголовному кодексу РФ[16].

В РФ множество специальных нормативно-правовых актов регулирует рассматриваемую сферу общественной деятельности с международным характером.

Романова В.В. предлагает огромный массив законодательных актов разделить на условные группы: (1) федеральные законы в сфере энергетики, регулирующие определенные отношения в топливно -энергетическом комплексе вне зависимости от конкретной отрасли (электроэнергетика, нефтяная промышленность, газовая промышленность и т.д.) либо охватывающие отношения в нескольких отраслях энергетики, и (2) федеральные законы, регулирующие отношения в определенной сфере энергетики (электроэнергетика, теплоснабжение, газоснабжение и т.д.)[17].

Если опираться на предложенную дихотомию, то к первому виду специальных федеральных законов в сфере энергетики следует отнести, в частности, Федеральный закон от 21.07.1997 № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов»[18]; Федеральный закон от 21.07.2011 № 256-ФЗ «О безопасности топливно-энергетического

комплекса» [19] ; Федеральный закон от 03.12.2011 № 382-ФЗ «О

государственной информационной системе топливно-энергетического

комплекса» [20] , Федеральный закон от 23.11.2009 № 261 -ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»[21], Закон РФ от 21.02.1992 № 2395-1 «О недрах»[22], Федеральный закон от 30.11.1995 № 187-ФЗ «О континентальном шельфе Российской Федерации» [23] , Федеральный закон от 21.07.2005 № 115-ФЗ «О

концессионных соглашениях»[24].

Ко второй группе федеральных законов, которые регулируют деятельность в определенной сфере энергетики, относятся, в частности: Федеральный закон от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике»[25], устанавливающий правовые основы экономических отношений в сфере электроэнергетики, основные права и обязанности субъектов

электроэнергетики, осуществляющих деятельность в сфере потребителей электрической энергии, порядок осуществления государственного надзора в этой сфере хозяйственной деятельности; Федеральный закон от 27.07.2010 № 190-ФЗ «О теплоснабжении» [26] , который определяет правовые основы отношений, существующих в связи с передачей тепловой энергии, функционированием систем теплоснабжения, а также устанавливает права и обязанности потребителей тепловой энергии, теплоснабжающих

организаций[27], теплосетевых организаций; Федеральный закон от 21.11.1995 № 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии» [28] , устанавливающий правовые основы и принципы регулирования отношений, возникающих при использовании атомной энергии; Федеральный закон от 31.03.1999 № 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации» [29] , который определяет правовые, экономические и организационные основы отношений в области газоснабжения в Российской Федерации и направлен на удовлетворение потребностей государства в стратегическом виде энергетических ресурсов.

В целях предупреждения нарушения хозяйствующими субъектами, занимающими доминирующее положение, антимонопольного законодательства в сфере торговли нефтью и нефтепродуктами Федеральная антимонопольная служба РФ со ссылкой на положения Энергетической стратегии России на период до 2030 года[30] разработала проект Федерального закона «Об особенностях оборота нефти и нефтепродуктов в РФ»[31], целью которого является определение основ государственного регулирования торговли нефтью и нефтепродуктами в Российской Федерации.

Деятельность по экспортированию энергоресурсов относится к внешнеэкономической деятельности. Одним из основных нормативноправовых актов в данной сфере является Федеральный закон от 08.12.2003 № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» [32] , определяющий основы государственного регулирования внешнеторговой деятельности, полномочия РФ и ее субъектов в сфере экспорта и импорта товаров и услуг. Относительно внешней торговли энергетическими ресурсами закон включает нормы, касающиеся правового положения российских и иностранных лиц как участников внешнеторговой деятельности, заключения международных торговых договоров и иных

договоров РФ в области внешнеэкономических связей, таможенно-тарифного и нетарифного регулирования, вопросов лицензирования в сфере внешней торговли товарами и исключительного права на экспорт и (или) импорт отдельных видов товаров, обеспечения благоприятных условий для доступа российских лиц на внешние рынки.

В ряду наиболее значимых нормативно -правовых актов следует указать также Федеральный закон от 18.07.1999 № 183-ФЗ «Об экспортном контроле» [33] , который устанавливает основные направления правовой регламентации системы экспортного контроля в Российской Федерации (принципы осуществления государственной политики, правовую основу деятельности органов государственной власти, а также права, обязанности, ответственность участников внешнеэкономической деятельности).

Положения данного закона лежат в основе практических мер Правительства РФ по совершенствованию организации поставок нефти на экспорт.

Экспортные операции, связанные с международной куплей-продажей энергоресурсов, как правило, осуществляются с использованием иностранной валюты. В связи с этим необходимо отметить существующие правила валютного регулирования и валютного контроля, имеющие прямое отношение к экспорту энергоресурсов.

Федеральным законом от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном

регулировании и валютном контроле» [34] предусмотрен контроль за соблюдением валютного законодательства Российской Федерации, а также полноты и достоверности учета и отчетности по валютным операциям.

Требования валютного законодательства государств, к которым принадлежат стороны внешнеэкономического контракта, могут императивно предписывать, в какой валюте должны производиться расчеты. Также

существуют ситуации, когда на исполнении обязательства в определенной валюте настаивает одна из его сторон. Наиболее доступным и действенным средством в данных случаях, дающим возможность снизить экономические потери от изменения курса валюты платежа с момента возникновения обязательства до наступления срока его исполнения, - это право сторон контракта предусмотреть для расчета и для выражения суммы задолженности различные валюты. Конвертируемость многих иностранных валют позволяет участнику международного экономического оборота выбрать в качестве валюты задолженности ту валюту, изменение курса которой минимально либо наиболее прогнозируемо[35].

В п. 2 ст. 317 ГК РФ закреплена возможность выражения денежного обязательства в иностранной валюте. Контрактом может быть предусмотрено условие об оплате стоимости контракта в рублях в сумме, равной сумме в иностранной валюте. Таким образом, использование иностранной валюты исключительно в качестве валюты задолженности зависит от усмотрения сторон контракта. Однако валютой платежа иностранная валюта может являться только в случаях, в порядке и на условиях, определенных законом или в установленном им порядке (п. 3 ст. 317 ГК РФ).

Среди федеральных законов, регулирующих деятельность в сфере энергетики, следует отметить: Федеральный закон от 17.08.1995 № 147 -ФЗ «О естественных монополиях»[36], который распространяется на отношения, возникающие на товарных рынках Российской Федерации, в которых участвуют субъекты естественных монополий. Данный закон регулирует деятельность субъектов естественных монополий, в том числе в сфере транспортировки нефти, нефтепродуктов, газа по трубопроводам; в сфере оказания услуг по передаче электрической энергии и тепловой энергии.

Нельзя не отметить также Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» [37] , который распространяется на отношения, связанные с защитой конкуренции в целях обеспечения единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности в РФ, защиты конкуренции и создания условий для эффективного функционирования товарных рынков, и в которых участвуют российские юридические лица и иностранные юридические лица, организации, государственные органы, а также Федеральный закон от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» [38], который устанавливает общие принципы закупки товаров, работ, услуг и основные требования к закупке товаров, работ, услуг государственными корпорациями, государственными компаниями, публично-правовыми компаниями, субъектами естественных монополий, организациями, осуществляющими регулируемые виды деятельности в сфере электроснабжения, газоснабжения, теплоснабжения дочерними хозяйственными обществами.

Во внешней торговле любыми товарами обязательным этапом является перемещение товаров через границу государства в целях поставки или транзита. Отношения в этой сфере регулируется таможенным законодательством. Согласно статье 2 Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании» [39] таможенное регулирование в Российской Федерации в соответствии с таможенным законодательством Таможенного союза и законодательством Российской Федерации заключается в установлении порядка и правил регулирования таможенного дела в Российской Федерации. Принцип свободы транзита через территорию России - основной принцип таможенного регулирования внешней торговли.

Помимо федеральных законов к источникам энергетического права относится большое количество подзаконных актов: Постановление Правительства РФ от 27.12.2010 № 1172 «Об утверждении Правил оптового рынка электрической энергии и мощности и о внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации по вопросам организации»[40], Постановление Правительства РФ от 29.12.2011 № 1178 «О ценообразовании в области регулируемых цен (тарифов) в

41

электроэнергетике»[41] и др.

В настоящее время приобретает особенную значимость национальная энергетическая политика, определяющая в долгосрочной перспективе устойчивый курс развития энергетического сектора. Воплощает в себе цели и задачи развития национального энергетического сектора, приоритеты и ориентиры, а также механизмы государственной энергетической политики на отдельных этапах ее реализации Энергетическая стратегия России на период до 2030 г. Анализ положений данного программного акта позволяет заключить, что совершенствование нормативно-правовой базы в сфере энергетики пойдёт по пути дальнейшего формирования законодательства, обеспечивающего стабильность, полноту и непротиворечивость нормативноправового поля этой важнейшей сферы жизнедеятельности общества.

Международно-правовое регулирование в области внешнеторгового оборота энергетических ресурсов составляют в основном международные договоры.

В 1991 году одобрена Европейская энергетическая хартия [42] , определившая основные пути и принципы современного международного сотрудничества в сфере энергетики [43], а в 1994 году принят Договор к Энергетической хартии[44] - уникальный многосторонний международный договор, содержащий торговые, инвестиционные и транзитные положения. Географический охват договора, распространяющийся на страны Европы, Азии (Япония, Монголия, Турция), бывшего СССР и Австралию, хотя и выводит его за региональные рамки, но не придает ему признака «всеобщего признания» и универсального характера.

В числе основных путей достижения цели государств, подписавших Европейскую энергетическую хартию, по повышению уровня безопасности и сведения к минимуму проблемы окружающей среды, называются создание конкурентного и открытого рынка энергетических продуктов, оборудования, материалов и услуг; устранение препятствий в торговле энергией, соответствующим оборудованием, технологиями и связанными с энергией услугами; предоставление доступа к разработке на коммерческой основе и разведке энергетических ресурсов, доступа к местным и международным рынкам и др.

К числу международных документов, касающихся энергетической сферы, относятся также Протокол к Энергетической хартии по вопросам энергетической эффективности и соответствующим экологическим аспектам 1994 г.[45], призванный сформировать единое энергетическое пространство; Г орная хартия государств - участников Содружества Независимых Государств 1997 г.[46]; Соглашение о сотрудничестве в области изучения, разведки и использования минерально-сырьевых ресурсов 1997 г. [47] ;

Соглашение о приграничном сотрудничестве в области изучения, освоения и охраны недр 2001 г.[48] и др.

Среди многосторонних международных договоров, положения которых так или иначе связаны с внешнеторговым оборотом энергетических ресурсов следует учитывать, прежде всего, положения Венской конвенции о международной купле-продаже товаров 1980 года[49], Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 года [50] , Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года [51] , Конвенции о физической защите ядерного материала[52], Нью-Йоркской конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 года[53].

Унификации коллизионных правил способствовала разработка в 1986 году новой Гаагской конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров[54].

Конвенция содержит правила определения применимого права к договорам купли-продажи товаров, сферы действия применимого права, возможность применения права, с которым договор с учетом всех обстоятельств имеет более тесную связь и др. До настоящего времени Гаагская конвенция 1986 г. не вступила в силу по причине имеющихся расхождений не только в доктрине, но и в практике применения континентальной и англосаксонской систем международного частного права, ставших препятствием для признания Конвенции достаточным числом государств. При этом Шестакова М.П., отмечая положительную роль данного акта, верно указывает, что «многие сформулированные положения способствовали сближению позиций различных государств при выработке общих подходов в дальнейшей работе по унификации коллизионных норм на международно-правовом уровне, а в последующем нашли отражение и в национальном законодательстве ряда стран»[55].

17 декабря 2009 г. начал действовать за исключением некоторых положений Регламент № 593/2008 Европейского парламента и Совета Европейского Союза «О праве, подлежащем применению к договорным обязательствам («Рим I»)» [56] , отражающий современные требования международного экономического сотрудничества. В основу Регламента положена Римская конвенция[57] и практика ее применения.

Регламентом «Рим I», также как и Римской конвенцией, закрепляется принцип автономии воли сторон при выборе применимого права (ст. 3); «договор регулируется правом, выбранным сторонами. Выбор должен быть прямо выражен или определенно вытекать из положений договора либо из обстоятельств дела. Посредством данного выбора стороны могут указать подлежащее применению право для своего договора в целом или только для отдельной его части».

Также Регламент «Рим I» предусматривает положения о праве, подлежащем применению при отсутствии выбора сторон (ст. 4), определяя коллизионные привязки по самым распространенным типам договоров, применяемым во внешнеэкономической сфере, - купли-продажи, оказания услуг, аренды недвижимости и др. Для договора купли-продажи - это право страны, где имеет свое обычное место жительства продавец. В тех случаях, когда заключаемый сторонами договор не входит в перечень обязательств, имеющих дифференцированные коллизионные привязки, либо относится к смешанным, действует правило, предусмотренное п. 2 той же статьи: применимым признается право той страны, где находится обычное место жительства стороны, которая должна осуществить исполнение, имеющее решающее значение для договора. Предусматриваются возможные исключения из этих правил, - например, для случаев, когда договор имеет явно более тесные связи с другой страной (п. п. 3 и 4) [58].

Таким образом, в Регламенте «Рим I», как и в новой ст. 1211 ГК РФ, существенное значение для определения применимого права имеют коллизионные нормы и принцип решающего исполнения, которые прямо указывают, право какого государства подлежит применению к договорному обязательству с иностранным элементом, устраняя неопределенность и нечеткость, присущие закону наиболее тесной связи.

Внешнеэкономическая деятельность является одной из немногих, где проведена была достаточно серьезная унификация причем не только коллизионных, но и материальных норм. Это объясняется стремлением государств создать достаточно эффективный регулятор международных отношений.

Особое место среди перечисленных выше основополагающих международных источников, регулирующих внешнеэкономические сделки посредством унификации материально-правовых норм, и наиболее часто применяемых для регулирования отношений по внешнеэкономическим сделкам, занимает Конвенция ООН о договорах международной купли - продажи товаров, подписанная в 1980 году в Вене.

По состоянию на 2017 год участниками Венской конвенции являются более 80 стран, среди которых и Российская Федерация, действующая как правопреемник СССР, ратифицировавшая Конвенцию 23 мая 1990 года. В соответствии со статьей 1 Венской конвенции она применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах.

Интересным является тот факт, что применение Конвенции возможно не только когда сторона договора - коммерческое предприятие находится в государстве-участнике (Договаривающемся государстве), но и когда согласно нормам международного частного права применимо право Договаривающегося государства[59]. Таким образом, вопрос о применимости Венской конвенции напрямую связан с фактическим местом нахождения предприятия. Однако данное правило не действует в случае, если нахождение сторон торговых отношений в разных государствах нельзя установить из договора, деловых отношений или обмена информацией между ними.

Статья 6 Конвенции предоставляет сторонам возможность исключить ее применение в регулировании общественных отношений, вытекающих из указанного договора. Данная норма права, в силу отсутствия необходимой конкретизации, обусловила появление ряда дискуссионных вопросов, связанных с определением пределов применения Венской конвенции. Так, в настоящее время в научной литературе и в практике международных судебных органов остается открытым вопрос о том, какой способ исключения применения Конвенции к договору международной купли- продажи является надлежащим.

Согласно первой точки зрения, для исключения применения к договорным отношениям положений Венской конвенции, сторонам достаточно определить в тексте договора национальное право страны, подлежащее применению к данным договорным правоотношениям.

В научной литературе такого подхода придерживается большинство авторов, в том числе С.С. Алексеев и Е.А. Суханов, по мнению которых, в данном случае, должно приниматься буквальное значение содержащихся в условиях договора слов и выражений[60].

Сторонники другой научной позиции, в частности Г.В. Кочетов, полагают, что сам по себе выбор сторон в качестве права, подлежащего применению, внутреннего законодательства страны не может рассматриваться как отказ от применения Конвенции[61]. По их мнению, единственным надлежащим способом исключения положений Конвенции из числа нормативно-правовых актов, регулирующих порядок заключения договора купли-продажи, является ясно выраженное намерение сторон, изложенное в тексте договора.

Вторая точка зрения представляется нам наиболее обоснованной и соответствующей положениям статьи 6 Конвенции в силу следующих обстоятельств. Национальным законодательством РФ (статья 7 ГК РФ) и статьей 7 Конвенции установлен приоритет международно-правовых норм над нормами национального законодательства, которое регулирует отношения, вытекающие из договора международной купли-продажи лишь в части, не урегулированной Венской конвенцией. При этом международный акт не ставит приоритетность его норм над гражданским законодательством РФ в зависимости от того, определены ли нормы национального законодательства, подлежащие применению, на основании соглашения сторон, либо исходя из коллизионных норм[62]. Таким образом, вопрос об исключении применения Конвенции к договорным правоотношениям должен быть решен путем выражения сторонами соответствующего намерения в тексте договора. При таких условиях указание в документе страны, право которой будет применяться для регулирования правоотношений, не может рассматриваться как отказ от использования положений Конвенции.

Вопрос о пределах применения норм Венской конвенции остается открытым и в международной судебной практике. Так, Международный коммерческий Арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС РФ), разрешая спор между коммерческими предприятиями, имеющими местонахождение на территории Украины и Чехии, указал, что стороны избрали для применения к договору международной купли-продажи нормы материального права РФ, но при этом, не воспользовались правом на исключение применения Венской конвенции, так как текст договора не содержит соответствующего намерения сторон[63]. При рассмотрении аналогичного спора между коммерческими предприятиями Великобритании и Российской Федерации, МКАС при ТПП РФ пришел к совершенно противоположному выводу, и установил, что стороны реализовали право, предоставленное им статьей 7 Конвенции путем включения в текст договора пункта о применении норм российского национального законодательства [64] . Исследование судебной практики позволяет сделать вывод об отсутствии в ней единообразия, обусловленного неоднозначностью нормы, изложенной в статье 7 Венской конвенции. Следует отметить также тот факт, что Венская конвенция не применима к договору поставки электроэнергии через присоединенную сеть.

Нормами данной Конвенции, что типично для большинства действующих международных договоров, обеспечивающих унификацию норм гражданского и торгового права, регулируются только отношения, связанные с международным оборотом энергоресурсов и не затрагиваются операции, осуществляемые внутри страны. Значение Конвенции для рассматриваемой сферы характеризуется уже тем обстоятельством, что она имеет большое число участников[65], среди которых государства - основные торговые партнеры России по экспортным поставкам нефти и газа.

Конвенция, учитывающая принципы и институты правовых систем различных государств и содействующая созданию единого правового режима контрактов международной купли-продажи товаров, способствует унификации национальных законодательств, регулирующих международную куплю-продажу товаров. Венская конвенция содержит единообразное регулирование заключения и использования договоров международной купли-продажи товаров, позволяющее устранить расхождения в национальных законодательствах; содействует ликвидации неравноправных дискриминационных отношений в международной торговле; способствует однозначному пониманию сторонами их прав и обязанностей; устанавливает перечень объектов договора купли-продажи, к которым Конвенция не применяется; определяет основные обязательства покупателя и продавца по договору[66].

Среди исследователей высказывается позиция о необходимости создания нового международного документа универсального характера в целях совершенствования правовых основ мировой торговли энергоресурсами. Сторонами такого юридически обязывающего соглашения могут стать все основные страны-производители, потребители и транзитеры энергетических ресурсов. Положения Соглашения должны соответствовать тенденциям развития и глобализации мировой экономики, интернационализации и либерализации сферы энергетики.

Полагаем, обязательными характеристиками рекомендуемого к разработке международно-правового документа должны стать:

универсальный характер; комплексность регулирования; недискриминация участия; эффективность общего механизма реализации; отсутствие коллизий с нормами других международных документов в данной сфере. Соглашение должно охватывать все аспекты глобального энергетического

взаимодействия и определять: основные понятия, цели и принципы международного сотрудничества в сфере энергетики, положения о координации энергетической политики, торговле энергетическими ресурсами, конкуренции на международных энергетических рынках, инвестициях в энергетическом секторе, налогообложении, инновационной деятельности, экологии, энергетической безопасности, разрешении споров, ответственности и др.

Кроме того, в Соглашении рекомендуется определить специфику и существенные/обязательные условия договора международной купли- продажи (поставки) энергоресурсов, которые, прежде всего, касаются долгосрочных контрактов, преимущественных для сферы внешнеторгового оборота, на добычу и поставку нефти и газа с постоянными внешнеэкономическими партнерами и будут подробно рассмотрены в следующем параграфе диссертационного исследования.

В обеспечении внешнеторгового оборота энергетических ресурсов большую роль играют двусторонние международные Соглашения [67] . Данными Соглашениями определяются направления сотрудничества для компаний государств - участников данных Соглашений, которые охватывают в том числе производство, добычу, переработку, транспортировку энергетических ресурсов, поставку материалов, предоставление услуг, строительство энергетических объектов.

Необходимо отметить расширяющееся влияние международных организаций на развитие массива национального правового регулирования в сфере торгового оборота энергоресурсов. Так, например, вступление России во Всемирную торговую организацию [68] приводит к необходимости приведения национального законодательства, регламентирующего торговую деятельность в целом и торговлю энергетическим сырьем в частности в соответствие с принципами и правилами ВТО.

Особое место в регулировании отношений в сфере международной торговли энергетическими ресурсами занимают унифицированные обычаи международного делового оборота. Традиционными элементами внешнеторгового обычая являются, во-первых, длительность существования; во-вторых, устойчивость практики его применения; в-третьих, признание его государствами и широкая известность, иначе заинтересованной стороне придется доказывать его существование[69].

Уровень международного регулирования представлен и «мягкими» унифицированными правилами рекомендательного характера, такими как Правила толкования торговых терминов «Инкотермс» [70] , Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА[71] [72], Условия контрактов на строительство промышленных объектов, унификацию которых осуществляет Международная федерация инженеров -консультантов (далее - ФИДИК)12и другие.

Широко распространены в международной торговой практике так называемые типовые контракты - это примерные письменные договоры или ряд унифицированных условий, сформулированных заранее с учетом торговой практики или обычаев, принятых договаривающимися сторонами, после того, как они были согласованы с требованиями конкретной сделки[73].

Такие контракты применимы только к определенным товарам или определенным видам торговли. Они используются чаще всего в торговой деятельности между партнерами, которые ведут регулярные внешнеторговые операции на долгосрочной основе.

В процессе подготовки и моделирования внешнеторговой сделки в сложившихся проформах торговых контрактов меняются только конкретные сведения. К числу основных переменных относится описание товара, его качественные и количественные характеристики, условия и способ расчетов, а также транспортные условия поставки, включая договор фрахтования судна[74].

За период деятельности ФИДИК изданы различные проформы контрактов, активно применяемые сторонами при осуществлении строительства энергетических объектов. К примеру, «Условия контракта на сооружение объектов гражданского строительства» («Красная» книга); краткая форма контракта («Зеленая» книга); условия контракта для проектов «под ключ» («Серебряная» книга). Правовая природа изданных ФИДИК проформ условий контрактов имеет рекомендательный характер, стороны могут им следовать, а могут использовать иные формы[75].

Международным институтом по унификации частного права в Риме были разработаны Принципы международных коммерческих договоров (далее - Принципы УНИДРУА), содержащие, как указано в преамбуле, «общие нормы для международных коммерческих договоров».

Николюкин С.В. отмечает следующие преимущества применения Принципов УНИДРУА в регулировании международных коммерческих контрактов: отражение в них концепций большинства правовых систем; установление правил, способных дополнить новыми подходами национальные правовые системы, фактически не требуя их изменения; использование юридико-технических решений, нашедших применение, например, в Венской конвенции ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров, а также положений по тем вопросам, которые не были в ней отражены, т.е. восполнение Венской конвенции; предоставление субъектам правоотношения в рамках международного коммерческого оборота возможности самостоятельного определения применения к их договору Принципов УНИДРУА, с указанием или без указания соответствующей оговорки, и в этой связи их применение будет зависеть от их убедительности и авторитетности[76].

В целях предотвращения недоразумений в трансграничном коммерческом обороте Международная торговая палата разработала унифицированные международные правила по толкованию терминов (ИНКОТЕРМС)[77].

Основной целью ИНКОТЕРМС является систематизация и стандартизация условий поставки товара по договору купли-продажи.

ИНКОТЕРМС является одним из важнейших международных документов неофициальной кодификации международных торговых обычаев, где сформулированы унифицированные правила по толкованию широко распространенных в мировой торговле торговых терминов[78].

В ИНКОТЕРМС указаны некоторые типы договоров международной купли-продажи, основанные на распределении прав и обязанностей торговых партнеров по перевозке товаров, по выполнению правил, связанных с экспортом и импортом товара, его транзитом через третьи страны, перехода риска случайной гибели или повреждения товара в период транспортировки с продавца на покупателя.

Особое значение в процессе заключения и исполнения внешнеторгового договора поставки энергоресурсов в РФ имеют обычаи торгового мореплавания, возможность применения которых закреплена в статье 285 Кодекса торгового мореплавания РФ. Непосредственная передача энергоресурсов другой стороне, прежде всего, нефти и нефтепродуктов, угля осуществляется морскими судами танкерного типа, в этой связи применение морских торговых обычаев становится особенно актуальным.

В случае выбора сторонами российского права в качестве применимого к контракту, стороны получают возможность обратиться к Йорк- Антверпенским правилам 1994 года[79], регулирующим порядок возмещения убытков в случае общей аварии на море с участием торговых судов. Следует обратить внимание на тот факт, что ссылка во внешнеторговом договоре на общеизвестные и принятые к использованию торговые термины, указывает на применение к договору торгового обычая, обозначаемого данными терминами. Стороны имеют право также включить в договор иные указания относительно применения торговых обычаев.

Важную роль для эффективного правового регулирования отношений в сфере энергетики имеют нормы технического регулирования. К таковым относятся нормы, направленные на обеспечение экологической и иной безопасности, устанавливающие технические и технологические условия, стандарты и системы оценки соответствия Евразийского экономического союза и Таможенного союза. Эти положения разрабатываются в соответствии с Соглашением ВТО о технических барьерах в торговле[80].

В заключение следует отметить, что в настоящее время действующие нормативно-правовые акты энергетического законодательства представляют собой устойчивую систему правового обеспечения топливно -энергетического комплекса страны. В сфере внешнеторгового оборота энергетических ресурсов эта система состоит из элементов общего и специального законодательства, норм технического регулирования, унифицированных материально-правовых норм международно-правовых договоров, международных деловых обычаев и рекомендательного права, вырабатываемого различными международными организациями.

Договорная практика в РФ в области внешнеторгового оборота в сфере энергетики сложилась с учетом имеющейся обширной материальной и коллизионной правовой базы, включающей в себя не только гражданскоправовое законодательство, но и нормы административного, экспортного, валютного, таможенного и налогового законодательства.

На основании проведенного анализа различных теоретических подходов к пределам применения норм Венской конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. относительно надлежащего способа исключения применения положений Конвенции к договору международной купли-продажи энергетических ресурсов, а также практики международного коммерческого арбитража сделан вывод о том, что недостаточно просто определить в тексте договора национальное право, подлежащее применению к данным договорным правоотношениям.

В качестве единственного надлежащего способа исключения положений Конвенции из числа нормативно -правовых актов, регулирующих порядок заключения договора купли-продажи, рекомендуется отразить в его тексте ясно выраженное намерение сторон.

При согласовании данного условия рекомендуется использовать следующую формулировку: «К отношениям сторон по договору (контракту) подлежат применению нормы законодательства Российской Федерации. Стороны исключают применение Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. к правоотношениям, которые регулирует договор (контракт)».

Определенность и однозначность формулировок договора позволят исключить возможные потенциальные противоречия в партнерских взаимоотношениях сторон внешнеторговой сделки, а также избежать различий в понимании формулировок, составляющих содержание договора и препятствующих правильному пониманию действительной воли его сторон. Кроме того, такой подход будет способствовать эффективной защите прав и законных интересов участников внешнеторговой деятельности, снижению рисков недобросовестного поведения одной из сторон договора, а при возникновении спора и в процессе его разрешения позволит ограничить усмотрение суда при толковании его условий. Предложенный подход не противоречит действующему российскому законодательству и согласуются со следующими нормативными предписаниями: пункт 1 «a» статьи 1, статья 7 Венской конвенции, часть 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, статья 7 Гражданского кодекса Российской Федерации.

<< | >>
Источник: МАРЧУКОВ ИГОРЬ ПАВЛОВИЧ. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ВНЕШНЕТОРГОВОГО ОБОРОТА ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ В РФ, ЕС И БРИКС. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Значение и источники правового регулирования внешнеторгового оборота энергетических ресурсов:

  1. Особенности инфляционных процессов в России
  2. Формы и методы регулирования внешнеэкономической деятельности
  3. § 2. Договор купли-продажи
  4. § 2. Благоприятная окружающая среда как конституционная ценность и объект конституционно-правового регулирования
  5. ОГЛАВЛЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. § 1. Значение и источники правового регулирования внешнеторгового оборота энергетических ресурсов
  8. § 2. Основные понятия правового регулирования внешнеторгового оборота энергетических ресурсов
  9. §3. Внешнеторговые контракты как договорная основа международного гражданского оборота энергетических ресурсов: понятие, виды, содержание
  10. § 4. Применимое право как необходимое условие внешнеторгового договора поставки энергетических ресурсов
  11. § 2. Участие международных организаций и интеграционных объединений в развитии гражданско-правового регулирования внешнеторгового оборота энергетических ресурсов
  12. § 4. Приоритетные направления развития гражданско-правового регулирования внешнеторгового оборота энергетических ресурсов стран БРИКС
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -