<<
>>

§3. Внешнеторговые контракты как договорная основа международного гражданского оборота энергетических ресурсов: понятие, виды, содержание

Отношения, возникающие между различными субъектами международной предпринимательской деятельности, связанные с перемещением и торговым оборотом энергетических ресурсов нуждаются в договорном выражении.

Действующее российское законодательство не содержит определения ни внешнеэкономического контракта, ни внешнеторгового контракта, ни внешнеэкономической сделки.

Внешнеторговый договор (контракт) является основной формой оформления внешнеэкономических торговых сделок.

Понятие внешнеэкономическая сделка носит комплексный характер и означает деятельность субъектов международного частного права в области международного обмена товарами, работами, услугами, направленную на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей[104]. Под термином международная коммерческая сделка[105] или трансграничная сделка, более распространенным в международной торговой практике, понимают сделку, предопределяющую предпринимательскую деятельность частных лиц в сфере международной торговли и внешнеэкономической деятельности. Эти сделки совершаются между сторонами, коммерческие организации которых расположены на территории различных государств[106].

Внешнеэкономические сделки являются основой международной торговли, фундаментом, центральным звеном международного

107

товародвижения[107].

Проблема квалификации сделки как внешнеэкономической является одним из самых важных вопросов при регулировании международной экономической деятельности. Внешний характер внешнеэкономической деятельности специалисты связывают с наличием «иностранного элемента», местонахождением сторон в разных государствах, перемещением товаров, услуг, финансовых средств через таможенную границу РФ и выполнением работ на территории иностранного государства[108].

Договор внешнеторговой (международной) купли -продажи товаров является основной разновидностью внешнеэкономических сделок.

Число таких договоров превалирует в совокупности мировых хозяйственных взаимосвязей[109]. Активная работа по унификации правил международной купли-продажи товаров началась с середины 50-х годов прошлого столетия[110].

Из вышесказанного можно сделать вывод: контракт внешнеторговой купли-продажи энергетических ресурсов представляет собой документ, оформляющий внешнеторговую сделку, в силу которой продавец обязан передать энергоресурс в собственность покупателя, а покупатель обязан принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму.

По своей правовой природе внешнеэкономическая сделка по передаче энергетических ресурсов другой стороне представляет собой договор поставки, обладающий рядом специфических особенностей, обусловленных объектом договора[111]. Передача энергоресурсов может осуществляться путем использования различных договорных форм, в зависимости от потребностей покупателя и продавца. Так существует обычная поставка, передача

энергоносителей через присоединенную сеть, непрерывная поставка, а также договор энергоснабжения[112] и др.[113].

Правовое регулирование внешнеэкономических отношений характеризуется очень динамичным развитием, как на национальном, так и на международном уровне. При заключении и исполнении внешнеэкономических сделок устанавливаются особенности правового режима их объектов, особенности правового положения субъектов, требования налогового, таможенного регулирования, которые необходимо учитывать. Все перечисленные особенности внешнеэкономических сделок имеют свою специфику в сфере энергетики.

Так, в сфере энергетики заключаются различные виды внешнеэкономических сделок. Среди них: сделки, предметом которых является купля-продажа, транспортировка, перевозка [114] энергетических ресурсов, купля-продажа энергетического оборудования; сделки, предметом которых является проектирование, строительство энергетических объектов и другие.

Особенности правового регулирования обусловлены, прежде всего, спецификой основного объекта внешнеэкономических сделок - энергетического ресурса. Данная специфика находит отражение в особенностях правового режима энергетических ресурсов как объекта внешнеэкономических сделок[115].

Ключевыми соглашениями, которые обеспечивают регулирование взаимоотношений участников газового и нефтяного бизнеса в области отношений промышленности, связанной с системой обращения добытого сырья, являются договоры переработки, транспортировки и поставки. Данные соглашения обеспечивают перемещение газа, нефти и нефтепродуктов от мест производства к местам конечного потребления. В сфере, связанной с транспортировкой нефти по магистральным сетям, существуют следующие основные виды соглашений: соглашения транспортировки нефти по магистральным нефтепроводам, соглашения о хранении нефти в системе магистральных трубопроводов, соглашения на уступку прав на транспортировку нефти.

Типы и характер соглашений зависят от многих факторов: от вида продукции, от особенностей сторон соглашений, от способа доставки энергоресурсов и др.[116].

На сегодняшний день в газовой и нефтяной отрасли можно выделить три стадии производственно-сбытовой деятельности:

1. Upstream (апстрим, от англ. - верхний поток) - добыча и эксплуатация;

2. Midstream (мидстрим, от англ. - средний поток) - транспортировка;

3. Downstream (даунстрим, от англ. - нижний поток) - переработка и

сбыт.

При этом стоит сделать оговорку о том, что к стадии даунстрим в нефтяной отрасли традиционно относят переработку нефти и сбыт нефти и нефтепродуктов[117]. В отношении газовой отрасли переработка природного и попутного нефтяного газа происходит перед транспортировкой газа (например, сжижение или сжатие природного газа), тогда как нефть перерабатывается на нефтеперерабатывающих заводах, как правило, после ее транспортировки по магистральным нефтепроводам с мест добычи[118].

Для каждой из стадий в силу специфики возникающих общественных отношений присуще применение особых юридических договорных конструкций гражданско-правового характера.

На стадии «апстрим» используются следующие договорные связи:

А) Договорные конструкции, необходимые для получения доступа к поиску и освоению нефтегазовых месторождений:

- соглашение о разделе продукции (договор, заключенный между зарубежной нефтяной компанией (подрядчиком) и государственной корпорацией на проведение поисково -разведочных работ и эксплуатацию месторождения в пределах определенной контрактной территории);

- соглашение о совместном предприятии по маркетингу природного газа (предметом договора выступает создание совместного предприятия между производителем газа и сбытовой организацией);

- договор подряда (к примеру, подряд на бурение в открытом море);

- субарендное соглашение (владелец доли в совместном операционном соглашении либо обладатель лицензии на бурение и\\или добычу нефти передает свои права субарендатору на определенных условиях и в обмен на определенные действия последнего).

Б) Договорные конструкции, непосредственно направленные на разведку и освоение нефтегазовых месторождений - нефтесервисные договоры, суть которых сводится к обеспечению деятельности нефтяной компании различными видами работ и услуг, необходимых для разработки месторождений нефти и газа.

Иванов А.А. выделяет следующие отличительные признаки нефтесервисных договоров, заключаемых на этапе «апстрим»:

1) данные договоры являются предпринимательскими, что обусловлено целью деятельности любой нефтяной компании - извлечением прибыли;

2) в договорах всегда участвуют специфические объекты права - недра, опасные отходы, права и проч. Особенности правового режима этих объектов обусловлены различными причинами, но во всех случаях их объединяет наличие публичного интереса, направленного на защиту интересов общества и (или) государства;

3) особый субъектный состав сделок, а именно, обязательное участие в договорных отношениях пользователя недрами.

С развитием экономики и усложнением договорных связей в экономическом обороте появляются особые виды договорных отношений в области оказания нефтесервисных услуг.

Они являются новыми для российской практики, но часто применяются в зарубежных странах. Например, договоры на выполнение крупных капитальных проектов (договоры на условиях EPC (engineering, procurement, construction or elements), услуги генподрядчика (проектирование, закупки, строительство или составляющие) и договоры EPCM (engineering & procurement services and construction management), услуги по проектированию и закупкам, а также по управлению строительством[119].

На стадии «мидстрим» используются договоры транспортировки, опосредующие перемещение газа, нефти и нефтепродуктов от мест производства к местам конечного потребления. В сфере, связанной с транспортировкой нефти по магистральным сетям[120], существуют следующие основные виды соглашений: соглашение транспортировки нефти по магистральным нефтепроводам, соглашение о хранении нефти в системе магистральных трубопроводов, соглашение на уступку прав на транспортировку нефти.

На стадии «даунстрим» используются следующие договорные связи:

- договор купли-продажи газа;

- договор о продаже (на поставку) сырой нефти, договор поставки нефтепродуктов;

- соглашение о совместном предприятии по маркетингу природного газа (рамочный договор, по которому производитель (поставщик) натурального газа привлекает местную компанию для представления его интересов и заключения договоров купли-продажи газа с конечными покупателями. Сотрудничество осуществляется на основании раздела прибыли)[121].

Стадия реализации (сбыта) продукции нефтяной и газовой промышленности, которой посвящено диссертационное исследование, не менее важна, чем разведка, разработка и производство. Продажа газа, нефти и нефтепродуктов является звеном, связывающим производителя и потребителя. Эти отношения - важнейший элемент производства, и, если они не урегулированы, это может привести к недопоставкам или поставкам, превышающим спрос, что в конечном счете может вызвать колебания в глобальной экономике. В данной связи нельзя переоценить важность договоров купли-продажи нефти и газа.

Поэтому в контексте настоящего диссертационного исследования и как самая широко используемая договорная конструкция будет рассмотрен, прежде всего, договор купли-продажи (поставки) энергетических ресурсов.

В отечественной юридической литературе высказываются различные мнения относительно перечня существенных условий договора купли- продажи. К ним относят условия о цене, порядке расчетов, качестве и количестве товара, месте и сроке поставки, объеме ответственности, порядке разрешения споров. Обязательными условиями договора купли-продажи всегда будут предмет (наименование и количество товара) и цена. Однако, данный перечень нигде не определен. В том числе и Конвенция ООН не уточняет, какие условия подобных договоров являются существенными. В статье 14 сказано лишь, что «предложение является определенным, если в нем обозначен товар и прямо или косвенно устанавливаются количество и цена либо предусматривается порядок их определения». Из этого следует, что Венская конвенция относит к числу существенных условия, характеризующие предмет договора (наименование и количество товара), а также условие о цене либо способе ее определения.

В российском законодательстве в п.1 ст. 432 ГК РФ указывается, что: «Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение».

Вышеназванное определение в целом совпадает с воззрениями

122 123

дореволюционных[122] и советских[123] исследователей, а также не вызывает вопросов и не воспринимается критически представителями современной юридической доктрины. Существует целый ряд современных

~ 124

исследователей [124] , которые полагают, что существенными признаются условия, которые необходимы и достаточны для заключения договора без согласования или при отпадении которых договор соответствующего типа нельзя считать заключенным.

При этом по вопросу о целях и основном предназначении категории «существенные условия договора» в отечественной литературе существуют две позиции, которые, на наш взгляд, взаимодополняют друг друга.

Так, согласно первой, обязательность отдельных условий договора может служить, в частности, гарантией защиты интересов слабой стороны[125]. Во всех случаях, если только речь не идет о необходимости защитить интересы одной из сторон договора либо общества в целом, включение того или иного условия в состав существенных направлено на то, чтобы создать гарантии определенности взаимоотношений сторон, в чем непосредственно заинтересован гражданский оборот[126].

Иная позиция сводится к тому, что основное назначение существенных условий, исходя из ст. 432 ГК, заключается в том, чтобы определить минимум, при соблюдении которого договор считается заключенным[127].

Следует отметить, что применительно к договорам в сфере энергетики, перечень их существенных условий относится к числу дискуссионных тем в современной юридической доктрине. Существуют различные точки зрения по обозначенному вопросу. Согласно одной из них, существенным условием договоров подобного типа называют только предмет[128]. Противоположна позиция, в соответствии с которой к существенным условиям договоров в рассматриваемой сфере относят: предмет договора, условия о количестве, качестве энергии, цене, а также условия по обеспечению содержания и безопасной эксплуатации сетей, приборов и оборудования[129].

Полагаем, закрепление в законодательстве широкого разрозненного перечня существенных условий договоров в рассматриваемой сфере нецелесообразно и необоснованно[130].

Исходя из этого, по смыслу Венской конвенции, ст. 432 ГК РФ и правовой природы внешнеторгового договора (контракта) купли-продажи (поставки) энергетических ресурсов к его существенным условиям следует относить условие о предмете и цене договора, а также иные определяющие его содержание условия, обозначенные сторонами договора.

Однако в контексте настоящего диссертационного исследования с учетом тенденций либерализации энергетического регулирования во внешнеторговой сфере, особых свойств товара и цели выработки более подробных рекомендацией относительно составления и содержания долгосрочного внешнеторгового договора (контракта) купли-продажи (поставки) энергетических ресурсов помимо существенных условий такого договора (контракта) следует принимать во внимание и включать в содержание договора все условия, являющиеся

обязательными/необходимыми для максимально эффективного исполнения обязательств, взятых на себя сторонами по договору и минимизации рисков возникновения конфликта вследствие нарушения прав и интересов сторон.

В контексте исследования темы диссертации интересной является договорная практика, отображающая специфику, а также значимые условия [131] , преимущественных для сферы внешнеторгового оборота, долгосрочных контрактов на добычу и поставку нефти и газа в страны ЕС российскими компаниями, такими как ПАО «Г азпром», ПАО «Лукойл», ПАО «НК «Роснефть» и другими крупнейшими организациями. Так среди существенных условий следует выделить:

1. Период действия контракта. Как правило, контракт начинает действовать сразу после его подписания. Однако, как и в любом гражданско - правовом договоре, стороны контракта вправе обусловить дату начала поставок, а также согласовать, что началу действия контракта будет предшествовать предварительное (за месяц) уведомление от Поставщика или Покупателя.

Часто контракты носят долгосрочный характер. В этих контрактах существуют стандартизированные периоды, которые варьируются от 20 до 25 лет. Это условие существенным образом позволяет гарантировать определенный застрахованный возврат на инвестиции, особенно в газотранспортную инфраструктуру. Также оно гарантирует надежность поставок для импортера.

2. Технические условия. Указание точки поставки товара - обязательное условие долгосрочного контракта. В отношении контрактов поставки газа, как правило, точкой поставки является газораспределительная станция или компрессорная станция вблизи межгосударственной границы.

3. Объем поставки. Базисом для определения объемов поставки считается суточный объем (Daily Contract Quantity - DCQ). Максимальный суточный объем (Maximum Daily Quantity - MDQ), доступный потребителю для отбора определяется в контракте либо в абсолютных величинах, либо в процентах от суточного объема. Swing - величина эквивалентная отношению пикового значения поставок энергетического ресурса к среднему. «Фактор нагрузки» (Load Factor) - величина обратная Swing. На основе данных величин определяется ограничение общего объема продукта, поставляемого в течение года[132].

4. Балансировка поставок по заявкам. Потребитель обычно подает заявку на поставку энергоресурсов «на день вперед». Можно получить и больше количества продукта, указанного в заявке, но за него придется заплатить более высокую цену.

5. Условие «take-or-pay» («бери или плати»), суть которого в обязательстве оплаты всего или части товара, независимо от объемов его реального потребления. В таких договорах определение объема исполнения зависит от Покупателя и сторонам заранее неизвестно. Иными словами, договоры take-or-pay отличаются тем, что содержат обязательство Покупателя о минимальном количестве «заказов» (минимальном объеме получения исполнения)[133]. В случае если Покупатель отбирает товара меньше оговоренного уровня take-or-pay, то его плата рассматривается как плата за балансировку. В процессе исполнения контракта по причине недопоставки товара, форс-мажорных обстоятельств, реализации механизма Carry Forward, нарушения спецификаций поставляемого товара и по желанию Продавца уровень take-or-pay может снижаться. Данное условие позволяет поставщику застраховать себя против риска «объема». В последнее время это условие сопровождается рядом дополнительных поправок, например, таких как перенос объема с одного периода на другой, что обеспечивает тем самым большую гибкость контрактных условий.

С точки зрения экономической теории договорная модель take-or-pay служит уменьшению риска поставщика (исполнителя, подрядчика) от «недозагрузки» мощностей. К примеру, при строительстве газопровода в новую страну, стороне необходимы гарантии, что через этот газопровод будет осуществляться закупка газа хотя бы в определенном количестве, иначе само строительство будет нецелесообразным. Уменьшение данного риска в теории ведет к снижению цены для Покупателя. Договорная модель take-or-pay необходима и для получения финансирования по такому проекту, так как банку или иной финансирующей организации нужны гарантии, что компания сможет обслуживать кредитный долг из будущих доходов[134].

Полагаем, что условие take-or-pay является предпочтительным для долгосрочных внешнеторговых контрактов в сфере энергетики, так как обеспечивает стабильное гарантированное поступление выручки поставщику [135] . На способность данного условия выступать средством долгосрочного закрепления доли поставщика на рынке сбыта прямо указывается исследователями в перечне положительных результатов вследствие его закрепления в контракте[136].

6. Механизмы обеспечения гибкости. Make Up - механизм, по которому Покупатель в случае оплаты суммы take-or-pay, имеет право на отбор части невыбранного количества товара в будущем контрактном периоде. Обычно его размер составляет 100% от суммы take-or-pay, но с различными дополнительными ограничениями. Carry Forward - механизм, в некотором смысле обратный make-up, по которому Покупатель в случае отбора больше газа, чем take-or-pay, образовавшийся «излишек» может использовать для компенсации обязательства take-or-pay будущего (не обязательно следующего) контрактного периода. Обычно carry-forward считается в долях от take-or-pay, ограничивая верхний лимит механизма на отбор (это не MDQ).

7. Систематизация недопоставок. Стороны долгосрочных контрактов уделяют значительное внимание причинам недопоставки, в зависимости от причин дифференцируется и ответственность. Намеренная недопоставка часто приводит к снижению уровня take-or-pay, покрытию Поставщиком всех (включая косвенных) потерь потребителя и предоставлению покупателю возможности прекратить действие контракта. Непреднамеренная недопоставка (из-за аварии или иных проблем) вызовет уменьшение уровня take-or-pay, а также повлечет за собой возможное снижение цены на последующие поставки. Форс-мажор (природные катаклизмы, правительственные решения и забастовки), как правило, приводят лишь к снижению уровня take-or-pay[137].

Важным при заключении внешнеторгового контракта является определение формы внешнеэкономической сделки.

По оценкам специалистов, подходы национального законодателя, как в российском, так и в советском международном частном праве, всегда отличались консервативным отношением к вопросам установления формы внешнеэкономической сделки. На протяжении длительного времени в силу п. 2 ст. 1209 ГК РФ к вопросам формы внешнеэкономической сделки обязательным к применению было российское право. Таким образом, данная односторонняя коллизионная норма отсылала к положениям п. 3 ст. 162 ГК РФ, в соответствии с которыми несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влекло за собой ее недействительность [138]. Российская судебная практика и доктрина квалифицировали данную норму как сверхимперативную.

Однако, с 1 сентября 2013 года в соответствии с Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ п. 3 ст. 162 ГК РФ признан утратившим силу, а с 1 ноября 2013 года согласно Федеральному закону от 30.09.2013 № 260-ФЗ вступила в силу новая редакция ст. 1209 ГК РФ - форма сделки подчиняется праву страны места ее совершения. Сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права. Императивный коллизионный принцип о применении российского права и обязательной письменной формы любой внешнеэкономической сделки с участием российских лиц уступил место гибкому коллизионному регулированию, основанному на принципе favor negotii («в пользу (формальной действительности) соглашения»), закрепленном в новой редакции п. 1 ст. 1209 ГК РФ и хорошо известном в зарубежных правопорядках. Реализованный в ходе реформы гражданского законодательства подход позволяет говорить о его постепенной либерализации и ориентированности на более гибкие, международные стандарты регулирования частноправовых отношений.

По новым правилам, если соблюдены требования к форме внешнеэкономической сделки, установленные по меньшей мере в одном из возможно применимых правопорядкові права страны места совершения сделки и права РФ, если одной из сторон сделки выступает лицо с личным

законом РФ или права, подлежащего применению к самой сделке, то сделка по причине несоблюдения формы не может быть признана

недействительной. Новая редакция п. 1 ст. 1209 ГК РФ закрепила альтернативную коллизионную норму, направленную на сохранение действительности сделки. Согласно ст. ст. 1210 и 1217 ГК РФ право, регулирующее содержание сделки, может быть выбрано самими участниками сделки. Следовательно, стороны сделки, осуществляя выбор договорного статута одновременно влияют на решение вопроса о праве, применимом к форме этой сделки[139] [140].

Структура внешнеторгового контракта индивидуальна, но в соответствии с рекомендациями контракт должен содержать обязательные разделы, такие как предмет контракта; цена и порядок оплаты; срок поставки; прием товара; форс-мажорные обстоятельства; рассмотрение

140

споров; ответственность сторон; заключительные положения .

Следует отметить, что долгосрочные контракты являются основой стабильности и надежности поставок газа и нефти. Только такие контракты могут гарантировать импортеру надежное и бесперебойное снабжение энергоресурсом в течение длительного периода времени, а экспортеру - окупаемость многомиллиардных инвестиций для реализации крупных экспортных проектов.

В качестве примера можно привести такие контракты как контракты, подписанные ПАО «Газпром» со следующими итальянскими газовыми компаниями: Premium Gas S.p.A. - сроком на 13 лет (с опционом на продление на 5 лет), ERG S.p.A. - сроком на 10 лет (с опционом на продление на 10 лет), Sinergie Italiane S.r.l. - сроком на 10 лет, EGL - сроком на 20 лет. Всего в рамках этих контрактов на период до 2028 г. (без опционов) Группа поставит 28,6 млрд куб. м газа[141].

«Роснефть» и Petro Vietnam Oil Corporation (PV OIL) (дочерняя компания КНГ «Петровьетнам») в 2016 году подписали долгосрочный контракт на поставку нефти. Контракт предусматривает поставку до 96 млн тонн нефти до 2040 года в адрес вьетнамской стороны[142] [143].

Для дальнейшего повышения конкурентоспособности российского газа «Г азпром» совершенствует контрактную работу. Компания также применяет альтернативные формы торговли - в частности, газовые аукционы, что позволяет повысить объемы реализуемого газа. На заседании совета директоров было подчеркнуто, что сочетание долгосрочных контрактов с новыми формами и механизмами торговли позволит «Газпрому» укрепить

~ 143

рыночные позиции и увеличить выручку от экспорта российского газа .

Однако предпочтение отдается все же долгосрочным контрактам, о приверженности к ним европейских потребителей, в частности в отношениях, с ПАО «Газпром» свидетельствует, в частности, продление экспортных контрактов с такими западными партнерами как: GDF SUEZ (Франция) до 2030 года, E.ON Ruhrgas (Германия) до 2035 года, RWE Transgas (Чехия) до 2035 года, ENI (Италия) до 2035 года. Заключены контракты с компанией WIEE (Швейцария) до 2030 года, с компанией Conef Energy (Румыния) до 2030 года, с немецкой компанией WIEH (Германия) до 2027 года, с итальянской Premium Gas (Италия) до 2024 года[144].

При подписании двустороннего соглашения совершенно очевидно, что каждое государство стремится приблизить его к собственной модели документа, вследствие чего не могут существовать два абсолютно идентичных договора. Однако, анализируя заключенные между Россией и странами ЕС договоры в области энергопоставок, нужно отметить, что сходство большинства, из них в том, что цена на газ представляет собой сумму, связанную со стоимостью нефти.

Одной из разновидностей международных контрактов являются, так называемые, нефтяные контракты - разновидность контрактов на недропользование. Нефтяные контракты имеют общие с контрактами на недропользование признаки и отличительные особенности, позволяющие их выделить в отдельную группу договоров.

Контракт на недропользование - это соглашение сторон об осуществлении определенного вида пользования недрами (разведки полезных ископаемых, добычи полезных ископаемых, совмещенной разведки и добычи полезных ископаемых и других)[145].

К специфическим признакам контракта на недропользование относят следующие:

1) стороной контракта на недропользование обязательно является государство в лице своих органов;

2) стадии заключения контракта предшествует проведение конкурса инвестиционных программ на право недропользования или проведение прямых переговоров;

3) основания и порядок заключения, изменения, прекращения или расторжения контракта на недропользование устанавливается специальным законодательством (законодательством о недрах и недропользовании), а не гражданским законодательством [146] . Обычным гражданско-правовым договорам наличие таких признаков не свойственно.

Стороны контракта на недропользование - недропользователь и компетентный орган.

Особенностью контракта на недропользование является то, что проект контракта согласовывается не только сторонами, но и различными министерствами и ведомствами, а также подлежит обязательной

экономической, налоговой экспертизе и обязательной государственной регистрации в государственном органе, заключившем контракт.

Таким образом, следует говорить о более жесткой правовой регламентации, проявляющейся в контрольно -надзорном сопровождении рассматриваемого вида международных договорных отношений со стороны государственных органов, представляющих интересы той или иной национальной юрисдикции.

Несмотря на то, что договоры в сфере недропользования обладают указанной спецификой своего правового обеспечения, по сравнению с обычными гражданско-правовыми договорами, они в то же время сохраняют черты, присущие последним.

Проанализировав общеправовую специфику договоров в области энергетики, можно сделать вывод, о том, что существующее название договора о недропользовании содержит в себе правовую коллизию, поскольку в гражданско-правовом законодательстве есть положения, регулирующие отношения в простом договоре и положения, регулирующие правоотношения, вытекающие из лицензионного договора. Поскольку, как показало проведенное исследование существа договора о недропользовании, данный договор является лицензионным, то с целью устранения выявленной коллизии, представляется правильным определить единое название данного соглашения, назвав его «лицензионный договор о недропользовании».

Сравнительный анализ различных видов соглашений в области недропользования позволил сделать вывод о том, что при проведении нефтяных операций наиболее приемлемым и выгодным для государства является заключение соглашения о разделе продукции. В сравнительно -

147

правовом анализе с таким видом контракта как концессионное соглашение последнее также заключается в процессе возникновения хозяйственных [147]

отношений по поводу нефтяных продуктов потребления. Однако, лицензионное соглашение имеет более широкий спектр действия и не ограничивается только «нефтяными соглашениями».

Полагаем, с целью недопущения в дальнейшем возникновения конфликтных ситуаций между государствами - энергетическими партнерами, договор добычи, купли-продажи или поставки энергетической продукции из России в иностранное государство должен носить точный характер, то есть основные его положения, касающиеся порядка поставки и исполнения сторонами своих обязательств по договору должны быть прописаны таким образом, чтобы в случае нарушения, неисполнения или ненадлежащего исполнения стороной своих обязательств, эта сторона несла бы материальные убытки, однако при возникновении конфликта между правительствами государств, не должно возникать ситуации, при которой граждане одной из стран становились бы «заложниками» политического конфликта.

Важное место в развитии недропользования занимают договоры о гарантиях иностранных инвестиций между государствами в энергетическом секторе, среди которых важную роль играют соглашения о разделе продукции (далее - СРП).

Как показывает мировая практика наиболее эффективная и обоюдовыгодная форма осуществления иностранных инвестиций в сферу разработки и добычи минерального сырья - инвестиционные соглашения, предоставляющие их сторонам - государству и инвестору - максимальные гарантии надлежащего исполнения договорных обязательств.

Основное отличие договора о СРП от государственного контракта в источнике финансирования: по СРП работы финансируются непосредственно инвестором, а уже потом государство частью продукции возмещает ему затраты.

Основным источником законодательного регулирования в данной сфере являются Федеральный закон от 30.12.1995 № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции»[148](далее - ФЗ «О СРП»), регулирующий вопросы заключения и прекращения соглашений, а также гл. 26.4 (ст. ст. 346.34 - 346.42) Налогового кодекса РФ - правовая основа регулирования налогообложения субъектов, заключивших соглашение, а также налогообложения добычи полезных ископаемых, производимой в рамках заключенных СРП.

СРП развивается как гражданско-правовая конструкция - изначально стороны сделки пользуются гражданско-правовыми методами регулирования отношений, возникающих в недропользовании.

Проанализировав правовую природу и сущность договора о СРП, можно прийти к выводу, что соглашение о разделе продукции по аналогии с договором в сфере недропользования, представляет собой гражданско- правовой договор. Одной из сторон соглашения всегда выступает государство, а его контрагентом - инвестором выступает физическое или юридическое лицо, обязующееся провести разведку, добычу полезных ископаемых с целью получения прибыли для сторон соглашения[149].

Резюмируя вышеизложенное можно прийти к выводу о том, что особенности правового регулирования внешнеторговых контрактных отношений РФ в сфере энергетики обусловлены прежде всего спецификой энергетических ресурсов как объекта оборота и особого товара, обладающего специфическими свойствами.

Анализ имеющихся юридических конструкций гражданско-правового характера, применимых в сфере оборота нефти и газа показал, что к ним относятся: 1) договорные конструкции апстрим, необходимые для получения доступа к поиску и освоению нефтегазовых месторождений, а также непосредственно направленные на разведку и освоение нефтегазовых месторождений - нефтесервисные договоры; 2) договоры мидстрим, связанные с транспортировкой; 3) договоры даунстрим, регулирующие переработку и сбыт. В целом, в сфере энергетики - это сделки, предметом которых является купля-продажа, транспортировка, перевозка энергетических ресурсов, купля-продажа энергетического оборудования; сделки, предметом которых является проектирование, строительство энергетических объектов, и другие.

Контракт внешнеторговой купли-продажи энергетических ресурсов представляет собой документ, оформляющий внешнеторговую сделку, в силу которой продавец обязан передать энергоресурс в собственность покупателя, а покупатель обязан принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму.

Установлено, что при заключении внешнеторговых контрактов в сфере международного оборота энергоресурсов преимущество отдается именно долгосрочным контрактам. С учетом сделанного вывода, а также с целью выработки более подробных рекомендаций относительно составления и содержания долгосрочного внешнеторгового договора (контракта) купли - продажи (поставки) энергетических ресурсов можно сформулировать рекомендации относительно перечня существенных и рекомендуемых, по мнению автора, обязательных условий, определение которых дано выше и которые должны быть включены в содержание внешнеторгового договора (контракта) поставки энергетических ресурсов. Помимо существенных для всех видов международных договоров купли-продажи условий, таких как: предмет договора (наименование, количество товара) и цена к обязательным условиям внешнеторгового договора поставки энергетических ресурсов следует отнести следующие: индексация цен; налоги, издержки и расходы; условия платежа; объемы поставок; качество товара; место и срок поставки; приемка товара; гарантии; страхование; форс-мажорные обстоятельства; способы рассмотрения споров; ответственность сторон; срок действия; применимое право; условие, препятствующее одностороннему прекращению договорных обязательств, за исключением случаев продолжительных во времени форс-мажорных обстоятельств.

Кроме того, перечень рекомендуемых в качестве обязательных условий долгосрочного внешнеторгового договора поставки энергетических ресурсов должен содержать специфические условия, присущие ему в силу особых свойств товара и технологии реализации договорных отношений, такие как: технические условия; балансировка поставок по заявкам; условие «take-or- pay» («бери или плати»); механизмы обеспечения гибкости, систематизация недопоставок.

<< | >>
Источник: МАРЧУКОВ ИГОРЬ ПАВЛОВИЧ. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ВНЕШНЕТОРГОВОГО ОБОРОТА ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ В РФ, ЕС И БРИКС. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме §3. Внешнеторговые контракты как договорная основа международного гражданского оборота энергетических ресурсов: понятие, виды, содержание:

  1. § 2. Договор купли-продажи
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. § 1. Значение и источники правового регулирования внешнеторгового оборота энергетических ресурсов
  5. §3. Внешнеторговые контракты как договорная основа международного гражданского оборота энергетических ресурсов: понятие, виды, содержание
  6. § 4. Применимое право как необходимое условие внешнеторгового договора поставки энергетических ресурсов
  7. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  8. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  9. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  10. Библиографический список
  11. §1. Основания внедрения антимонопольного регулирования в частноправовую сферу хозяйствующих субъектов.
  12. Список литературы Нормативные правовые акты
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -