<<
>>

§ 1. ТНК как основные субъекты внешнеторгового оборота энергетических ресурсов, влияющие на развитие его гражданско-правового регулирования

Правоотношения в сфере энергетики складываются между лицами, осуществляющими деятельность по поиску, добыче, производству, переработке, реализации, хранению, распределению различных видов энергетических ресурсов, инженерным изысканиям, проектированию, строительству, модернизации, реконструкции энергетических объектов, а также осуществляющими инновационную деятельность и иную деятельность в сфере энергетики, и лицами, которые приобретают различные виды

172

энергетических ресурсов и которым оказываются соответствующие услуги .

Основные положения о субъектах хозяйственной деятельности РФ в сфере внешнеторгового оборота закреплены в главе 3 Федерального закона от 08.12.2003 № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности»[172] [173]. В силу статьи 10 указанного Закона любые российские и иностранные лица обладают правом осуществления внешнеторговой деятельности. Это право может быть ограничено в случаях, предусмотренных международными договорами России и федеральными законами.

Таким образом, всех участников внешнеторгового оборота, в том числе в сфере энергетики, вышеназванный закон подразделяет на российских и иностранных лиц.

К числу первых относятся публично-правовые образования (Россия, ее субъекты, муниципальные образования), юридические лица, созданные в соответствии с российским законодательством и зарегистрированные на территории РФ, а также зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей российские граждане и имеющие в нашей стране постоянное или преимущественное место жительства лица без гражданства. Остальные участники внешнеторговой деятельности отнесены к иностранным лицам.

Российская Федерация и ее субъекты осуществляют внешнеторговую деятельность через специально создаваемые (обычно в форме предприятия) структуры, действующие в интересах государства.

В качестве примера государственного предприятия, осуществляющего контроль импорта и экспорта товаров и услуг энергетического назначения, можно назвать государственную корпорацию по атомной энергии «Росатом». Корпорация создана на основании Федерального закона от 01.12.2007 № 317 - ФЗ[174] для оказания государственных услуг и управления государственным имуществом в области использования атомной энергии, осуществления отраслевого нормативно-правового регулирования. Госкорпорация «Росатом» - крупнейшая генерирующая компания в России, обеспечивающая 18,3% выработки электроэнергии в стране. Она занимает лидирующее положение на мировом рынке ядерных технологий: 1 место в мире по количеству одновременно сооружаемых АЭС за рубежом; 2 место в мире по запасам урана и 4 место по объему его добычи; 2 место в мире по генерации атомной электроэнергии, обеспечивая 36% мирового рынка услуг по обогащению урана и 17% рынка ядерного топлива[175]. Росатом организует осуществление различных видов деятельности, в том числе производство, передачу, распределение и реализацию электрической и тепловой энергии, а также оказание связанных с этим услуг (выполнение работ); экспорт и импорт товаров (работ, услуг), связанных с использованием атомной энергии; осуществление прямых инвестиций за рубежом.

Вместе с тем, действующее законодательство ограничивает возможность непосредственного участия публично-правовых образований во внешнеторговой деятельности. Так, законодатель указывает, что ее осуществление возможно только в случаях, установленных федеральными законами. В качестве примера можно назвать Федеральный закон от 21.07.2005 № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях»[176] [177], в соответствии с которым в качестве концедента, имеющего возможность заключить договор с иностранным юридическим лицом, выступают публично-правовые образования, от имени и в интересах которых действуют соответствующие органы власти.

В отличие от соглашений о разделе продукции концессионные соглашения предполагают предоставление иностранным инвесторам на определенный срок права на разработку и освоение возобновляемых и невозобновляемых природных ресурсов, а также предпринимательскую деятельность, связанную с использованием объектов, находящихся в государственной собственности. Возможность заключения концессионного соглашения с российскими и иностранными инвесторами закреплена в статье 11 Федерального закона от 25.02.1999 № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме

177

капитальных вложений» .

Наряду с рассмотренными правовыми формами в настоящее время усиливается роль транснациональных корпораций (далее - ТНК), которые в силу присущих их правовой природе характеристик в наибольшей степени отвечают интересам интернационализации и концентрации капитала на современном этапе.

В настоящее время тема транснационализации на мировом рынке энергетических ресурсов является достаточно актуальной. Россия взяла курс на полномасштабное интегрирование в мировую экономику, важной частью которой является энергетика[178]. Развитие энергетического сотрудничества с ведущими импортерами и экспортерами энергетических ресурсов важнейший элемент реализации этой стратегии[179].

Значимым объектом международных отношений, регулируемых международным, как публичным, так и частным правом, являются магистральные газопроводы высокого давления, высоковольтные системы и линии электропередачи, магистральные нефтепроводы, угольные пульпопроводы, нефтепродуктопроводы и другие стационарные объекты, предназначенные для перемещения энергоресурсов. На их сооружении и эксплуатации специализируются отраслевые операторы, на установление юридического контроля над которыми направлена деятельность крупнейших транснациональных корпораций[180].

В настоящее время понятие «транснациональная корпорация» не имеет однозначного легального определения. Однако, существуют компетентные мнения о том, что оно непосредственно связано с развитием инвестиционного законодательства и обращением развивающихся государств к материально-правовому методу регулирования как к способу защиты национальных интересов государством - реципиентом иностранного капитала[181].

В общем виде дефиниция закреплена в ряде международных актов. Так, согласно п. 6 Трехсторонней Декларации принципов, касающихся многонациональных корпораций и социальной политики [182] 1977 года, к многонациональным корпорациям можно отнести такие корпорации, под контролем или в собственности которых вне страны их размещения находятся производство, обслуживание, распределение и другие сферы[183] [184] [185].

К. Шмиттхоффом предложено наиболее удачное, на наш взгляд, определение: «ТНК - это группа компаний с различной национальностью, связанных посредством держания акций, управленческим контролем или

184

путем заключения договора, представляющих экономическое единство» . Для ТНК характерны следующие признаки: экономическая обособленность; единое внутреннее управление головного предприятия, координирующего деятельность зарубежных отделений; широкая система торговых и

185

экономических связей, которые выходят за пределы страны регистрации . Эти признаки и обусловливают участие ТНК во внешнеторговом обороте энергетических ресурсов в качестве основных субъектов хозяйственной деятельности.

Вельяминов Г.М. предложил определять ТНК как независимые от формы собственности и страны происхождения предприятия, которые имеют компании в двух или более странах и функционируют согласно системе принятия решений, предоставляющей возможность проводить общую стратегию и согласованную политику [186] [187].

Анализ представленных в доктрине и международном правотворчестве дефиниций позволяет в качестве характерных признаков ТНК, обусловливающих их преимущества в сфере международного оборота энергетических ресурсов выделить те, которые всегда и неизбежно присущи данной форме хозяйствования:

- экономическая целостность сложной трансграничной взаимосвязанной отношениями собственности или иными отношениями структуры;

- осуществление согласованной деятельности на национальном и международном уровнях;

- юридическая множественность, проявляющаяся в существовании различной правовой формы самостоятельных и несамостоятельных структурных подразделений юридического лица;

- различная форма собственности многонационального предприятия;

- централизованное управление и контроль головного предприятия, обеспечивающие согласованность действий;

- ограниченная ответственность независимых зарубежных структурных

^ і 07

подразделений .

Стоит отметить, что крупнейшие российские ТНК являются вертикально интегрированными нефтяными компаниями (далее - ВИНК), которые осуществляют деятельность по всей цепочке энергетического бизнеса - от геологоразведки, через добычу и нефтепереработку, до сбыта нефтепродуктов конечным потребителям. Данная стратегия обусловлена желанием крупных участников нефтегазового рынка максимально снизить зависимость от иных нефтяных корпораций, осуществляющих отдельные виды деятельности в области транспортировки, переработки или сбыта продукции, а также желанием получить дополнительные конкурентные преимущества на рынке.

Указанные объединения капитала и производства в вертикально интегрированной структуре представляют собой сложные холдинговые образования, сосредоточение управления и контроля[188]. Организационноправовой основой ВИНК выступает акционерное общество холдингового типа, являющееся основным обществом по отношению к другим дочерним нефтеперерабатывающим и прочим компаниям, и осуществляющая управление денежными потоками, производством, координацию и контроль. При этом дочерние компании почти независимы от ВИНК и имеют собственное управление. Основное общество поручает выполнение конкретных заданий, способствующих достижению определенных целей.

К крупнейшим ВИНК можно отнести ПАО «Роснефть», ПАО «ЛУКОЙЛ», ОАО «Сургутнефтегаз», ПАО «Газпром нефть» - около 80% рынка[189]. К зарубежным компаниям данной бизнес-модели относятся все крупнейшие нефтегазовые холдинги мира: Exxon Mobil, Chevron Corporation, CNPC, BP, Shell, Total и проч.

Одной из крупнейших российских газовых ТНК является ПАО «Газпром», самый крупный акционер которого - российское государство (38% акций). Доходы от экспорта этой компании образуют A часть доходов бюджета России и почти 20 % всех валютных поступлений[190].

Основными направлениями деятельности этой глобальной энергетической компании являются добыча и реализация газа, нефти, производство и сбыт электро- и теплоэнергии.

«Г азпром» имеет самые богатые в мире запасы природного газа. На его долю в мировых запасах газа приходится 17%, в российских - 72%. Компания является поставщиком газа как российским, так и зарубежным потребителям и обладает крупнейшей в мире газотранспортной системой, протяженность которой составляет 171,2 тыс. км. На внутреннем рынке «Газпром» реализует свыше половины продаваемого газа. Кроме того, компания поставляет газ в более чем 30 стран ближнего и дальнего зарубежья[191].

Крупнейшими иностранными партнерами ПАО «Г азпром» во внешнеэкономических энергетических связях (в частности, в сфере поставок), регулируемых международным частным правом, являются: датская DONG Energy; немецкие компании Wintershall Holding, E.ON, Verbundnetz Gas, BASF, Siemens; китайские CNPC, Petro China; французские GDF SUEZ, EDF и Total; индийская GAIL; итальянская ENI; финская Fortum; турецкая Botas; нидерландские Gasunie и Gas Terra; японские Mitsui, Mitsubishi Corporation и транснациональная Shell; вьетнамская Petrovietnam, норвежская Statoil; австрийская OMV; алжирская Sonatrach, польская PGNiG; венесуэльская PDVSA; венгерская MOL; корейская Kogas[192].

Как видно, среди перечисленных контрагентов российской корпорации «Газпром» большинство компаний имеют национальность страны -участницы ЕС, что обусловливает обращение автора к исследованию правового регулирования внешнеторгового оборота энергетических ресурсов в общем праве ЕС как международного интеграционного объединения (см. подробнее параграф 3 главы 2 диссертации).

Международные связи «Г азпрома» не исчерпываются

вышеуказанными компаниями. Ввиду того, что «Газпром» выступает участником зарубежных upstream-проектов (развездка и добыча нефти и газа) была создана Gazprom International, которая является его специализированной компанией. Иностранными партнерами компании являются: министерство энергетики и промышленности Республики Таджикистан, Нигерийская национальная нефтегазовая корпорация, НХК «Узбекнефтегаз», Petrobangla (Корпорация по добыче нефти, газа и минеральных ресурсов Бангладеш), Национальное Агентство Алжира по разведке углеводородных ресурсов Alnaft, YPBF (Боливийский Национальная нефтегазовая компания), международная сеть компаний Deloitte (США), BAPEX (Бангладеш) и др[193].

Но на европейском газовом рынке доля «Г азпрома» непрерывно растет и только за 2016 год она увеличилась на 3% и составила 34%[194].

Еще одна российская транснациональная компания, одна из крупнейших вертикально интегрированных нефтегазовых компаний в мире, на долю которой приходится более 2% мировой добычи нефти и около 1% доказанных запасов углеводородов - «ЛУКОЙЛ». Обладая полным производственным циклом, Компания полностью контролирует всю производственную цепочку - от добычи нефти и газа до сбыта нефтепродуктов. Ежедневно продукты деятельности Компании, энергию и тепло покупают миллионы потребителей в 35 странах мира[195].

Одной из могущественных отечественных нефтегазовых корпораций является «Роснефть». Основные виды деятельности ПАО «НК «Роснефть»: поиск и разведка месторождений углеводородов, добыча нефти, газа, газового конденсата, реализация проектов по освоению морских месторождений, переработка добытого сырья, реализация нефти, газа и продуктов их переработки на территории России и за ее пределами.

Компания включена в перечень стратегических предприятий России. Ее основным акционером (50,00000001% акций) является АО «РОСНЕФТЕГАЗ», на 100% принадлежащее государству. «Роснефть» является глобальной энергетической компанией с основными активами в России и диверсифицированным портфелем в перспективных регионах международного нефтегазового бизнеса, включая активы в Венесуэле, республике Эквадор, республике Куба, Канаде, США, Бразилии, Норвегии, Германии, Италии, Алжире, Монголии, Китае, Вьетнаме, Туркменистане, Беларуси, Украине и ОАЭ[196].

Конкуренция капиталов на мировом рынке, особенно в сфере энергетики, неизбежно приводит к использованию ТНК любых средств для усиления конкурентных позиций своих государств. Здесь можно увидеть четкую взаимозависимость национальных государств и их ТНК. Г осударство заинтересовано в развитии собственных ТНК, усиливающих конкурентные позиции своих государств на мировой арене[197].

Таким образом, в современном мире ТНК - участник глобального уровня мирового хозяйствования. Создавая свою собственную автономную экономическую систему, правовой надстройкой которой выступает транснациональное право, ТНК становятся главными «операторами» в международных экономических отношениях[198].

Превалирующее участие ТНК в качестве субъектов внешнеторгового оборота энергетических ресурсов и их влияние на его правовое регулирование доказывает и исследование массива международных коммерческих споров в сфере энергетики, значительное количество которых составляют споры между энергетическими компаниями.

В мировом энергетическом секторе выделяют четыре категории споров в зависимости от того, кто выступает сторонами конфликта:

1. государство против государства. Однако, надо сказать, что между государствами в энергетическом секторе редко возникают споры. Если они и возникают, то сводятся они к торговым и территориальным спорам (относительно пограничных месторождений). Так, в 2013 году Филиппины передали на международный арбитраж иск по поводу спора с Китаем за территории в Южно-Китайском море в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву. В июле 2016 года Постоянная палата Третейского суда в Гааге не нашла оснований для территориальных претензий Китая и сочла, что Пекин не может претендовать на исключительную экономическую зону в районе архипелага Спратли[199].

Торговые споры между государствами могут возникать в отношении мер, ограничивающих: 1) транзит энергетических продуктов (например, монополизация доступа); 2) импорт энергетических продуктов (например, пошлины и налоги); 3) экспорт энергетических продуктов (например, экспортные квоты), а также в отношении оказания услуг в энергетическом секторе;

2. компания против государства. Споры между ТНК и государством - это в первую очередь международные инвестиционные споры, появляющиеся вследствие значительного изменения условий относительно времени осуществления инвестиций, экспроприации или необоснованной национализации.

В качестве примера, можно привести спор между Аргентиной и испанской нефтяной компанией Repsol. В 2012 году власти Аргентины национализировали YPF (дочернюю компанию Repsol). В результате Repsol лишилась почти половины доказанных запасов и 20% годовой прибыли. В ответ компания подала иск в Международный арбитражный суд с требованием, чтобы Буэнос-Айрес либо вернул активы, либо выплатил компенсацию в размере $10,5 млрд. Спор длился почти два года. В 2014 году Совет директоров компании Repsol принял предложение правительства Аргентины о компенсации в размере $5 млрд за национализацию ее активов[200].

По условиям соглашения, утвержденного советом директоров компании, Repsol получит около половины этой суммы.

Инвестиционные споры могут опираться на контракты, заключенные между инвестором и принимающим государством (такие как соглашения о разделе продукции, сервисные контракты), и/или на соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций. Россия имеет подобные соглашения с более чем 60 государствами.

Помимо инвестиционных споров, следует упомянуть и о возрастающем внимании к вопросам защиты окружающей среды в мире, что находит отражение в спорах между энергетическими компаниями и принимающими государствами.

Наиболее известным примером последних лет являются иски к британской компании BP в связи с аварией на глубоководной буровой установке Deepwater Horizon в Мексиканском заливе в апреле 2010 года и последовавшим за этим крупнейшим разливом нефти в истории США, который превратил аварию в одну из крупнейших техногенных катастроф по негативному влиянию на экологическую обстановку;

3. компания против компании. Международные коммерческие споры между энергетическими компаниями в настоящее время являются наиболее распространенными. Среди них можно выделить два направления существа таких споров:

1) когда затронуты или попираются интересы участников совместных предприятий в контрактах типа соглашений о совместной разработке, арендных соглашений, соглашений о купле-продаже, соглашений о конфиденциальности и т.д.

2) когда возникает конфликт интересов между операторами нефтегазовых проектов и сервисными компаниями.

Обстоятельства таких споров обычно конфиденциальны. В качестве примера можно привести споры, возникшие в 2016 году между «Газпром» и датской компанией DONG Naturgas A/S, польской PGNiG, турецкой BOTA§ Petroleum Pipeline Corporation, голландской Gas Terra B.V. и базирующейся в Лондоне Shell Energy Europe о пересмотре цен на природный газ[201];

4. индивид/группа лиц против компании. Иски индивидов/групп лиц против ТНК в энергетическом секторе возникают в случае причинения ущерба/вреда здоровью, например, иски нигерийских рыбаков и фермеров к британско-голландской компании Shell в Высокий суд Лондона (март 2012 года) и в Королевский суд Нидерландов (октябрь 2012 года), связанные с разливом нефти в регионе Огонилэнд в 2008 году и загрязнением прудов, где местное население ловило рыбу.

Все эти споры в большей или меньшей степени касаются интересов России как одного из крупнейших производителей и экспортеров энергии, энергетических ресурсов и российских ТНК, продолжающих интеграцию в мировой энергетический сектор[202].

Мировые тенденции либерализации внешнеторгового оборота, интернационализации производства и капитала вовлекли в международную экономику и политику международные юридические лица и интеграционные объединения.

Говоря об участии и влиянии деятельности ТНК на процессы развития правового регулирования внешнеторгового оборота энергетических ресурсов в условиях необходимости международной интеграции в сфере энергетики,

нельзя не обратиться к положениям Энергетической стратегии России на период до 2030 года, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 13.11.2009 № 1715-р [203] . Согласно данному программному акту,

определяющему перспективные направления развития международного энергетического сотрудничества, дипломатическая поддержка интересов российских топливно-энергетических компаний за рубежом, как и перечень мер и механизмов государственной энергетической политики включает в себя: активное участие в международном переговорном процессе по энергетическим вопросам, обеспечение баланса интересов импортеров, экспортеров и транзитеров энергоресурсов в международных договорах и деятельности международных организаций; развитие сотрудничества в области энергетики со странами Содружества Независимых Государств, Евразийского экономического сообщества, Северо-Восточной Азии, Шанхайской организации сотрудничества, Европейского союза, с другими международными организациями и государствами; развитие новых форм международного (в том числе технологического) сотрудничества в энергетике; активное участие России в международном сотрудничестве по развитию энергетики будущего (водородной энергетики, термоядерной энергетики, использования энергии морских приливов и др.); координацию деятельности на мировых рынках нефти и газа со странами Организации стран - экспортеров нефти и Форума стран - экспортеров газа; содействие формированию единого европейско-российско-азиатского энергетического пространства; содействие обеспечению благоприятного и недискриминационного режима деятельности отечественных энергетических и сервисных компаний (а также иностранных компаний с долевым участием российских лиц) на мировых рынках, включая их доступ к зарубежным рынкам энергоресурсов и рынкам конечного энергопотребления; содействие привлечению на взаимовыгодных условиях зарубежных инвестиций, в первую очередь в технически сложные и рисковые проекты; обеспечение доступа российских энергетических компаний к использованию ресурсов мировых финансовых рынков, передовых энергетических технологий» и др.

Таким образом, очевидно, что важная роль в развитии правового регулирования внешнеторгового оборота энергетических ресурсов отводится различного рода международным юридическим лицам, организациям и интеграционным объединениям. Ярким подтверждением такого влияния является то, что многие изменения, внесенные в ГК РФ, учитывают современные тенденции развития коллизионного регулирования, которые нашли отражение, в частности, в Регламенте Рим I (см. подробнее параграф 1 главы 1 диссертации).

Изменения, внесенные в раздел VI ГК РФ, отражают мировые тенденции самого современного законодательства по международному частному праву. Основные изменения касаются, прежде всего, расширения сферы действия автономии воли участников отношений с иностранным элементом, уменьшения роли формальных требований к составлению различных документов, расширения самостоятельности юридических лиц и их участников в вопросах выбора применимого права и др.

Общая направленность внесенных изменений свидетельствует о создании законодателем благоприятных условий для либерализации внешнеторгового регулирования, в том числе в сфере энергетики, сокращении степени непосредственного воздействия государства на внешнюю торговлю и оставляет важную роль регулятора отношений за участниками международной хозяйственной деятельности - сторонами договора.

Перспективной тенденцией международно-договорной практики является включение в договоры все большего количества диспозитивных норм, в основе которых лежит принцип свободы договора и автономии воли участников правоотношений.

Положения коллизионных норм ГК РФ также подтверждают общую тенденцию расширения диспозитивности договорных обязательств.

Новейшие кодификации в области МЧП и практика его применения отказываются от требования, чтобы выбранное сторонами право имело связь с правоотношением, позволяют сторонам выбирать в качестве применимого права не только национальное право, но и транснациональное право (lex mercatoria), общие принципы права и даже международное право. В практике заключения международных коммерческих контрактов возникло такое явление, как «интернационализация» контрактов, имеющая своей целью выведение контракта из-под действия национального права и заключение контрактов в виде самодостаточных автономных правовых систем. Следуя психологической теории права, можно утверждать, что на основе принципа автономии воли стороны определенного контракта могут создать особую систему интуитивного права, специфику которой нужно учитывать при

204

реализации и толковании данного контракта .

В настоящее время существенное значение приобретают акты частноправовой унификации, т.е. рекомендательные акты, разрабатываемые международными правительственными и неправительственными организациями и обобщающие международную коммерческую практику и обычаи (типовые контракты, руководства по составлению контрактов, унифицированные правила, модельные законы и т.п.), к которым обращаются «непосредственно участники международного коммерческого оборота в повседневной договорной практике, а также государства при разработке проектов собственного законодательства»[204] [205].

Таким образом, ТНК, с одной стороны, являются основными субъектами отношений в сфере внешнеторгового оборота энергетических ресурсов, а с другой стороны, представляют собой мощный механизм воздействия на них. Активно воздействуя на отношения в сфере внешнеторгового оборота энергетических ресурсов, ТНК посредством заключения договоров на основе принципа автономии воли формируют новые отношения, видоизменяют сложившиеся их формы, тем самым создают особую самодостаточную автономную правовую систему.

Определяющее значение влияния международных юридических лиц и объединений на развитие национального правового регулирования внешнеторгового оборота энергетических ресурсов связано с заинтересованностью российского государства в расширении экспорта всех основных видов энергоресурсов, продуктов их переработки, а также высоких технологий, в которых российские энергетические и промышленные компании имеют конкурентные преимущества.

В заключение следует отметить, что превалирующее участие в качестве основных субъектов внешнеторгового оборота энергетических ресурсов российских ТНК определяется присущими им характерными признаками, дающими преимущества перед остальными субъектами внешнеэкономической деятельности и позволяющими наиболее эффективно осуществлять ее в сфере международного торгового оборота энергетических ресурсов. Среди таких признаков: экономическая целостность сложной трансграничной взаимосвязанной отношениями собственности или иными отношениями структуры; осуществление согласованной деятельности на национальном и международном уровнях; юридическая множественность, проявляющаяся в существовании различной правовой формы самостоятельных и несамостоятельных структурных подразделений юридического лица; различная форма собственности многонационального предприятия; централизованное управление и контроль головного предприятия, обеспечивающие согласованность действий.

Подтверждением участия ТНК во внешнеторговом обороте энергетических ресурсов в качестве основного субъекта хозяйственных отношений, оказывающим значимое влияние на его правовое регулирование, являются результаты анализа их участия во внешнеторговых контрактных отношениях в сфере энергетики. Сделать подобное заключение позволяют изученные правовые документы, официально опубликованные статистические данные крупнейших российских ТНК, а также материалы международной судебной практики, отражающей категории споров в сфере международного обращения энергетических ресурсов, предмет и стороны изученных судебных разбирательств.

Кроме того, возрастающая роль ТНК в сфере международного оборота энергетических ресурсов является одновременно и следствием и причиной очевидной тенденции к объединению интересов государств на экономически - субъективном уровне, что приводит к возникновению интеграционных процессов в области правового регулирования возникающих между ними внешнеторговых отношений, ориентированности на его либерализацию и унификацию.

С учетом сделанного вывода предлагается в процессе совершенствования и унификации правового регулирования деятельности субъектов внешнеторговых контрактных отношений в сфере энергетики ориентироваться на формирующуюся международную торговую (договорную) практику ТНК, учитывающую признаки и особенности их правовой природы и составляющую важную часть современного международного частноправового энергетического регулирования. Среди них определяющими будут: национальность ТНК, международный характер деятельности, господство капитала какой-либо страны, единство управления, объединение монополистического капитала, согласованная политика, осуществление общей стратегии, экономическое единство и юридическая множественность самостоятельных в структуре независимых компаний, возможность осуществления вертикально интегрированного бизнеса, невмешательство ТНК во внутренние дела принимающего государства и межправительственные отношения, уважение суверенитета государств над их природными ресурсами, материальными ценностями и экономической деятельностью; право государства на регулирование и контролирование деятельности ТНК, на участие в распределении прибыли и национализацию иностранной собственности на его территории.

Интеграционные процессы развития и либерализации внешнеторгового энергетического регулирования проявляются не только посредством формирования международной договорной (торговой) практики (международного коммерческого права) в деятельности ТНК среди осуществляющих международное хозяйствование юридических лиц. Важное участие в правовом развитии и унификации внешнеторгового оборота энергетических ресурсов принимают различного рода международные организации и интеграционные объединения. Это участие вызвано необходимостью развития новых форм международного энергетического сотрудничества во внешнеэкономической деятельности.

Обобщая сведения, полученные в ходе анализа деятельности международных юридических лиц, прежде всего, крупнейших российских компаний - поставщиков энергетических ресурсов и оформившихся под влиянием этой деятельности тенденций развития правового регулирования внешнеторгового оборота энергетических ресурсов можно сделать вывод, что главными задачами в ходе такого развития являются:

- привлечение представителей крупнейших энергетических корпораций в рабочие группы, созданные в процессе правотворчества и совершенствования правового обеспечения внешнеторгового оборота энергетических ресурсов в целях соблюдения баланса интересов импортеров, экспортеров и транзитеров энергоресурсов;

- развитие международного сотрудничества и кооперации в рамках международных интеграционных объединений с участием РФ в области энергетики с целью разработки унифицированных материально-правовых основ регулирования отношений стран-участниц, связанных с оборотом энергетических ресурсов;

- развитие новой формы международного сотрудничества и кооперации специальной компетенции в рамках приоритетных для РФ межгосударственных интеграционных объединений в области энергетики с целью разработки рекомендательных договорных основ регулирования отношений стран-участниц, связанных с оборотом энергетических ресурсов[206].

Таким образом, сегодня процесс развития и унификации правового регулирования внешнеторгового оборота энергетических ресурсов не может игнорировать влияние деятельности основных субъектов международной хозяйственной деятельности в сфере энергетики - международных юридических лиц. На основе анализа характерных признаков ТНК, международной судебной практики и установленного факта преобладания их в качестве субъектов внешнеторгового оборота энергетических ресурсов можно утверждать, что посредством деятельности ТНК усиливаются интеграционные процессы развития и либерализации энергетического регулирования, в результате чего возрастает роль и формируются основы международной частноправовой договорной практики - международного коммерческого права юридических лиц - энергетических компаний, которое приобретает нарастающее значение в общем правовом массиве и должно учитываться в процессе законотворчества.

Под влиянием деятельности международных юридических лиц и интеграционных объединений формируются основные перспективные тенденции развития правового регулирования внешнеторгового оборота энергетических ресурсов в РФ, свидетельствующие о его либерализации, сокращении степени непосредственного воздействия государства, возрастании роли рекомендательных актов частноправовой унификации, разрабатываемых международными организациями и обобщающих международную коммерческую практику и обычаи, возрастании роли в качестве регулятора отношений участников международной хозяйственной деятельности - сторон договора. Среди перспективных тенденций развития коллизионного регулирования внешнеторгового оборота энергетических ресурсов: расширение сферы действия автономии воли участников отношений с иностранным элементом, уменьшение роли формальных требований к составлению различных документов, расширение самостоятельности юридических лиц и их участников в вопросах выбора применимого права, расширение диспозитивности договорных обязательств, отход от требования, чтобы выбранное сторонами право имело связь с правоотношением, возможность выбора сторонами в качестве применимого права не только национального права, но и права международных коммерческих контрактов (lex mercatoria), а также общих принципов права и международного права.

Особо значимый вклад в объединение интересов государств на экономически-субъективном уровне, развитие и создание единообразного частноправового регулирования внешнеторговых отношений в сфере энергетики в условиях расширения международного сотрудничества РФ вносят международные интеграционные объединения с участием РФ и/или являющиеся ее основными внешнеэкономическими партнерами. С учетом данного тезиса параграфы 3 и 4 главы 2 диссертационного исследования посвящены изучению вопросов правового регулирования внешнеторгового оборота энергетических ресурсов в международных интеграционных объединениях ЕС и БРИКС.

<< | >>
Источник: МАРЧУКОВ ИГОРЬ ПАВЛОВИЧ. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ВНЕШНЕТОРГОВОГО ОБОРОТА ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ В РФ, ЕС И БРИКС. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. ТНК как основные субъекты внешнеторгового оборота энергетических ресурсов, влияющие на развитие его гражданско-правового регулирования:

  1. § 2. Благоприятная окружающая среда как конституционная ценность и объект конституционно-правового регулирования
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. § 1. Значение и источники правового регулирования внешнеторгового оборота энергетических ресурсов
  5. § 1. ТНК как основные субъекты внешнеторгового оборота энергетических ресурсов, влияющие на развитие его гражданско-правового регулирования
  6. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  7. §2. Правовой режим движения капиталов в региональных группировках
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -