<<
>>

§ 2. Специфика предмета и пределов доказывания по уголовным делам о преступлениях террористического характера

Согласно нормативным положениям, содержащимся в ч. 1 ст. 73 УПК РФ, доказывание представляется как установление фактических обстоятельств, которые входят в нормативно определенный предмет доказывания.

Мы,

как и другие авторы , полагаем, что именно предмет доказывания наиболее ярко отражает особенности доказывания по уголовным делам о преступлениях террористического характера в стадии предварительного расследования.

Под основанием уголовной ответственности понимается совершение деяния, содержащего в себе все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством РФ .

Для того, чтобы начать говорить о предмете и пределах доказывания, мы сначала должны определиться, что представляет собой состав основных преступлений террористического характера.

Как уже отмечалось нами, терроризм является наиболее радикальной формой проявления экстремизма, представляющей собой состояние насилия, направленного на устрашение населения в форме совершения преступлений, подрывающих общественную безопасность, конституционный строй, а также мир и безопасность человечества (ст. 205, 2051, 2052, 2053, 2054, 2055 206, 208, 277, 278, 279, 360 УК РФ), выражающегося в воздействии на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями.

Анализируя состав преступления ст. 205 УК РФ - террористический акт, мы не можем обойти объект данного преступления. Именно объект преступления, точнее его сущностное содержание дает возможность к определению характера преступного деяния, позволяет произвести разграничение похожих друг на друга преступных деяний и верно их квалифицировать. Объект преступления дает нам возможность определить степень общественной опасности. По мнению С. Мокринского, описывая состав преступления, мы в [230] [231]

первую очередь определяем его объект - «социальное благо, отражающее или

~ 232

подвергающееся опасности от преступного действия» .

Террористический акт являет собой совершение взрыва, поджога или иных действий, которые устрашают население и создают опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий в целях воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях. Часть 2 ст. 205 УК РФ в качестве квалифицирующего признака указывает на то, что те же деяния должны быть совершены группой лиц по предварительному сговору, повлекшие по неосторожности смерть человека либо повлекшие причинение значительного ущерба или наступление иных тяжких последствий. Часть 3 ст. 205 УК РФ в качестве квалифицирующего признака указывает, что все вышеперечисленные деяния должны быть сопряжены с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ.

Если субъект, который принимал участие в подготовке террористического акта, но изменил свою позицию, стал активно способствовать предотвращению совершения акта терроризма, во время предупредил о возможности совершения акта терроризма органы власти, то он освобождается от уголовной ответственности за совершение данного преступного деяния.

Объектом данного преступления являются общественные отношения, находящиеся под охраной уголовного закона, на которое осуществляет преступное посягательство виновный и им при этом может быть причинен или причиняется вред. Являясь элементом состава преступления, объект может характеризоваться рядом признаков. Первый признак - обязательный и он [232] представлен общественными отношениями, которые находятся под охраной уголовного закона. Второй признак - факультативный и выражен дополни-

233

тельным объектом, предметом преступления и потерпевшим .

Что является непосредственным объектом террористического акта? Данный вопрос представляет в настоящее время предмет научной дискуссии.

Подавляющее число правоведов считают террористический акт многообъектным преступлением, которое в себе несет посягательство на общественную безопасность, безопасное и планомерное функционирование органов власти, а также жизнь и здоровье человека. В рассматриваемом случае общественная безопасность представляет собой основной объект, а все прочие - дополнительные . Однако на этот счет высказывались и иные мнения .

Автор придерживается позиции, что в качестве основного объекта террористического акта выступают отношения, которые складываются в области обеспечения основ общественной безопасности, включающих в себя совокупность общественных отношений, которые складываются в области обеспечения неприкосновенности жизни и здоровья граждан, общегосударственного спокойствия и нормализованной деятельности государственных органов. В качестве дополнительного объекта выступают отношения, которые складываются в области обеспечения безопасности здоровья и жизни человека, собственности и безопасного и планомерного функционирования органов власти.

Само определение безопасности рассматривалось и филологами и юристами на разных уровнях. К примеру, в словаре Ожегова безопасность определена как состояние, при котором не угрожает опасность кому или чему- [233] [234] [235] нибудь[236] [237]. Федеральный закон от 28.12.2010 № 390-ФЗ «О безопасности» определяет безопасность как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних

237

угроз» .

К числу дополнительных объектов террористического акта, в результате которого был причинен значительный ущерб или наступили другие тяжкие последствия, либо причинение по неосторожности смерти человека могут быть отнесены и иные общественные отношения применительно к виду тяжести наступивших последствий после террористического акта.

Весьма интересным моментом в плане квалификации выступает такой дополнительный объект как причинение значительного имущественного ущерба.

При доказывании размера ущерба, причиненного актом терроризма, следователь должен установить в какой мере уничтоженное или поврежденное имущество может оказать влияние на сознание людей и позицию органов власти.

Объективная сторона преступления представлена в виде внешних обстоятельств и признаков, которые в той или иной мере характеризуют акт терроризма. В частности она представляется общественно опасными деяниями и такими же последствиями. То есть в процессе доказывания по уголовным делам о терроризме должно быть установлено наличие общественно опасного деяния (как в пассивной, так и активной форме), а также наступление общественно опасных последствий. Обязательно устанавливается наличие причинной связи между совершенными общественно опасными деяниями и общественно опасными последствиями, ну и естественно время, место, способ совершения преступления, с использованием каких орудий оно было совершено, в какой обстановке и каковы средства совершения преступления.

Объективная сторона террористического акта выражена в действиях, направленных на совершение поджога, взрыва или иного действия , которое устрашает население и создает опасность жизни людей, причиняет значительный имущественный ущерб либо влечет за собой наступление иных тяжких последствий. Объективная сторона террористического акта может выражаться как в совершении единичных последовательных действий, так и в пролонгированном действии (в данном случае в качестве примера можно привести совершение ряда связанных друг с другом вооруженных нападений на граждан, которое сопряжены с многочисленными убийствами, что в своем итоге приводит к устрашению населения, порождению паники). Иными словами объективная сторона террористического акта выражается в виде действия либо в виде угрозы совершения данных действий. Способы совершения указанных действий таковы: осуществление взрыва, поджога, а также иных действий, которые создают опасность гибели человека, наступление иных тяжких последствий или причинения значительного имущественного ущерба.

К примеру, по уголовному делу № 724053 при планировании и совершении террористического акта Г.А.Г. и А.И.А., действуя в составе организованной преступной группы, выполняли указание вышестоящего руководства террористического организации «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа» и осуществлением террористического акта в местах проживания мусульманского населения намеревались оказать воздействие на принятие решения органами власти, а именно: спровоцировать проведение правоохранительными органами следственных действий, оперативно-розыскных и иных мероприятий в отношении данных слоев населения с целью вызова недовольства и ответной реакции агрессивно настроенной части указанной социальной группы и дестабилизировать социально-политическую обстановку в стране. Кроме того, по их замыслу регулярное проведение такого рода акций на территории нескольких регионов [238] европейской части России должно было подтвердить пропагандистские высказывания лидеров вышеназванной преступной организации о расширении зоны проводимых ими боевых действий и подрывной деятельности за пределы Северного Кавказа и побудить политическое и военное руководство России к принятию решений о перераспределении военных и правоохранительных сил, принимающих участие в контртеррористической операции в Чеченской Республике и сопредельных регионах. Совершая действия, направленные на разрушение и повреждение важного объекта жизнеобеспечения населения, участники преступной группы также ставили своей целью подрыв экономической безопасности Российской Федерации и рассчитывали, что осуществление взрыва повлечет причинение значительного имущественного ущерба, прекращение подачи электроэнергии потребителям в осенне-зимний период, устрашение населения и наступление иных общественно опасных

~239

последствий .

Термин «иные действия» включает в себя понимание разнообразных действий, которые влекут за собой наступление аналогичных последствий, какие возникли бы при взрыве или поджоге.

Ю.М. Антонян указывает на то, что дать исчерпывающий перечень иных действий невозможно, ввиду того, что людская изобретательность по части злодейства неисчерпаема[239] [240].

Как мы говорили ранее, объективная сторона террористического акта может быть выражена в виде угрозы совершения перечисленных выше действий. С позиции уголовного права угроза подразумевает под собой психическое насилие, характеризующееся реальностью, наличием решимости совершить поступательное действие, которое будет направлено на то, чтобы причинить вред благу человека. Угроза может быть выражена устно и письменно. Лицо может выражать свое желание не только в совершении террори-

стического акта, но и некоторых действий, свидетельствующих о его желании совершения акта терроризма.

Субъективную сторону преступления - террористический акт можно охарактеризовать с помощью двух обязательных для квалификации признаков. Это вина и специальная цель. Статья 5 УК РФ гласит том, что уголовной ответственности подлежит человек только за те общественно опасные действия либо бездействия, а также наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена вина . Вина представляет собой психическое отношение лица к общественно опасному деянию, которое оно совершило[241] [242] [243] [244] [245]. Мотив же это ничто иное, как побуждение лица в момент совершения преступления, которым оно руководствуется . Цель преступления представлена ожидаемым результатом, которого лицо путем совершения

244

преступления желает достичь .

В настоящее время субъекты доказывания, разрешая вопрос о виновности лица в совершении террористического акта, устанавливая наличие или отсутствие у подозреваемого (обвиняемого), подсудимого умысла на его совершение, не должны останавливаться на достигнутом, так как именно виновность является общим основанием уголовной ответственности.

Рассматривая субъективную сторону террористического акта, можно отметить, что террористический акт всегда является преступлением умышленным, которое совершается с прямым умыслом и направлено на совершение неких действий, дабы достичь определенные цели. В.Б. Малинин указывает, что указание в законе специальной цели может сочетаться исключительно с прямым умыслом . Умысел о преступлениях, связанных с совершением террористического акта, как правило, всегда заранее обдуманный. Это говорит нам о повышенной опасности субъекта данного преступления.

К примеру, привлеченный и допрошенный по делу в качестве обвиняемого по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона № 321-ФЗ от 30.12.2008) А.И.А. виновным себя признал полностью и показал, что обстоятельства, изложенные в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого, в целом соответствуют действительности. Он действительно состоял в группе террористического характера, в которую входили Г.А.Г. в качестве руководителя, Х.В.Р. как его заместитель и З.Р.Р. При этом Г.А.Г. и Х.В.Р. установили связь с высокопоставленными представителями чеченского террористического подполья, а Г.А.Г., по его словам, какое- то время провел в лагере по подготовке боевиков, где под руководством полевого командира по имени Сейф-Ислам прошел обучение стрельбе и минноподрывному делу. Изначально они планировали ехать в Ирак или Афганистан воевать против американцев. Но представители чеченского террористического подполья сообщили Г.А.Г., что не могут отправить их туда, поскольку сначала нужно заявить о себе в России. При этом они дали Г.А.Г. указание о подрыве объектов жизнеобеспечения в центральной части России, а также передали ему оружие, детонаторы и методические рекомендации по изготовлению взрывных устройств. Об этом ему (А-ну) известно со слов самого Г.А.Г. и других участников группы. Он согласился участвовать в подрывах объектов жизнеобеспечения, так как думал, что это единственный способ попасть в Ирак или Афганистан. В дальнейшем Г.А.Г., Х.В.Р. и З.Р.Р. неоднократно выезжали в Чеченскую республику, где получали оружие и детонаторы. Там Г.А.Г. дал кому-то из лидеров чеченских террористов клятву верности, а они (А. и другие участники группы) дали клятву верности уже самому Г.А.Г. В их группе была строгая иерархия: ослушание или неисполнение приказа Г. А.Г. должно было караться смертью. На вооружении имелось огнестрельное оружие - два обреза гладкоствольных ружей и не менее трех пистолетов, один из которых находился у Г.А.Г., а еще один - у него (А.). С этим пистолетом он ездил на два подрыва объектов жизнеобеспечения в Ульяновскую и Кировскую области. В качестве транспорта ими использовались автомобиль «Нива», принадлежащий Г.А.Г., и автомобиль «Жигули», принадлежащий З.Р.Р. В период с октября по декабрь 2004 г. он (А.) в составе организованной группы принял участие в изготовлении взрывчатых веществ и взрывных устройств. Сначала вместе с Г.А.Г. он ездил на поиски аммиачной селитры, которую они планировали использовать для изготовления взрывных устройств. Аммиачную селитру они нашли на складе в д. Урахча Рыбно-Слободского района Республики Татарстан. Два мешка селитры он принес к автомобилю Г.А.Г., после чего они доставили ее в дом к З.Р.Р., где он, Г.А.Г., Х. В.Р. и З.Р.Р. измельчили ее при помощи мясорубки и смешали с алюминиевой пудрой. Полученную смесь они рассыпали по канистрам и другим емкостям. Кто-то из участников группы собирал исполнительно- замедлительные механизмы на базе механических часов-будильника с присоединенными к нему проводами, ведущими к детонатору и батарее питания. Исполнительно-замедлительный механизм присоединялся к емкости, в которой находилось взрывчатое вещество. При этом электрическая цепь не замыкалась, чтобы не допустить преждевременного взрыва детонатора. Семь изготовленных таким образом взрывных устройств были впоследствии им доставлены к местам осуществления четырех террористических актов и трех покушений на них. Кроме того, ими было изготовлено и в лесном массиве на территории Рыбно-Слободского района успешно взорвано экспериментальное взрывное устройство. Одно из собранных таким образом устройств было использовано при покушении на подрыв трансформатора на подстанции, расположенной рядом с д. Озерки Самарской области. В этом преступлении он участвовал вместе с Г.А.Г. Второе взрывное устройство применялось при подрыве газораспределительного пункта на окраине г. Уржума. В данном преступлении он принимал участие совместно с Х.В.Р. и Г.А.Г. Третье и четвертое взрывное устройство было использовано им и Г.А.Г. при подрыве трансформатора и покушении на подрыв опоры линии электропередач на

207

222

[Электронный

взрывных устройств // Дис.

224 См.: Александров А.С., Александрова И.А.

239

г.

240

территории Республики Башкортостан. Данные взрывные устройства были доставлены им и Г.А.Г. на автомобиле последнего к подстанции, расположенной на окраине д. Старый Калмаш. Г.А.Г. дал ему указание об установке двух взрывных устройств на небольшом расстоянии друг от друга, но с разным временем замедления. По замыслу Г.А.Г. после взрыва первого устройства на место взрыва должны были приехать сотрудники правоохранительных органов. В это время должен был произойти второй взрыв, который повлек бы за собой человеческие жертвы. Он (Ахметшин) сказал Г.А.Г., что исполнит его приказ, однако для себя решил, что не будет так делать. Он взял два взрывных устройства и перенес их к подстанции. Одно из устройств он заложил под трансформатором, а второе взрывное устройство - под опорой ЛЭП, расположенной примерно в полукилометре от трансформатора. Предварительно у обоих взрывных устройств он соединил контакты и завел будильники. Затем он вернулся к Г.А.Г. и сказал ему, что второе взрывное устройство установил под столб, находящийся неподалеку. При этом он не сказал Г.А.Г., что поставил второе СВУ настолько далеко от первого. Затем он и Г.А.Г. вернулись в Татарстан. В настоящее время ему известно, взрывное устройство, заложенное им под трансформатором, сработало. Он знает, что второе взрывное устройство, заложенное им под опорой линии электропередач, не сработало. Данное взрывное устройство было обнаружено при проведении проверки показаний на месте с его участием. Очередное взрывное устройство, состоявшее из двух канистр, наполненных взрывчатым веществом, двух детонаторов и батарей питания, соединенных в единую электрическую цепь, использовалось им и Г.А.Г. при подрыве опоры линии электропередач на территории Самарской области. Шестое взрывное устройство было взорвано им и З.Р.Р. по приказу Г. А.Г. в целях повреждения газораспределительного пункта на окраине с. Новочеремшанск Ульяновской области. Седьмое взрывное устройство он и Р.Р. заложили с целью подрыва подстанции на окраине г. Вятские Поляны Кировской области246.

Кроме того обязательным признаком субъективно стороны террористического акта является цель. Окончательной целью акта терроризма будет являться оказание влияния на органы власти в принятии ими каких-либо решений. Как средство достижения такой цели являются последствия, которые возникают после совершения общественно-опасных деяний либо угроза их совершения, что в конечном итоге приводит страху, панике среди большой группы людей.

Так, по уголовному делу № 724053 при проведении всех террористических актов обвиняемые выполняли указания лидеров чеченского террористического подполья. Данные взрывы должны были, по их замыслам, напугать население, продемонстрировав, что боевики уже добрались до их городов, а также спровоцировать правоохранительные органы производить задержания местных мусульман, чтобы тем самым вызвать их недовольство и склонить к вооруженной борьбе против власти, а также отвлечь внимание властей от республик Северного Кавказа и побудить их перебросить часть своих сил из регионов Северного Кавказа в Центральную Россию. Тем самым они должны были помочь мусульманам, воюющим против федеральных сил на Северном Кавказе. Кроме того, своими действиями они должны были нанести экономический ущерб Российской Федерации .

Говоря о том, что по уголовным делам о терроризме в процессе доказывания наличия признаков состава преступления обязательно необходимо устанавливать цель, надо отметить следующее обстоятельство. Закон от 5 мая 2014 г. № 130-ФЗ дополнил ст. 63 УК РФ пунктом «р» (совершение преступления в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма). Как пишет А.И. Рарог, борьба с таким явлением, как терроризм, должна быть острой и непримиримой, но для этого достаточно уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за различные проявления террористического деятельности. Теперь же органы предварительного расследования практически по каждому делу должны ставить вопрос: а не было ли совер-

шено преступление с целью пропаганды, оправдания или поддержки терроризма? Правда, установление этой цели исключает возможность применить некоторые формы смягчения наказания (ч. 1, 2 ст. 62 УК РФ), но реальное усиление борьбы с проявлениями терроризма вряд ли возможно с использованием такого мало эффективного средства, как ссылка в приговоре на цель преступления, доказывание которой потребует немалых усилий[246].

Субъектом данного преступления у нас выступает любое вменяемое физическое лицо, которое достигло к моменту совершения террористического акта установленного в законе возраста- 14 лет. Субъект преступления в данном случае общий, однако, в процессе доказывания по делам о совершении акта терроризма не следует упускать из виду такие моменты, которые касаются осознания подростком при совершении акта терроризма его целей, а самое главное его общественной опасности.

Субъектами совершения акта терроризма в большей части случаев выступают лица в возрасте от 16 до 32 лет с довольно-таки низким уровнем образования (как правило, имеют среднее либо среднее профессиональное образование) и низким культурным уровнем. В подавляющем числе случаев они не имеют постоянного источника дохода, а также общественно значимых интересов. Следствием этому является наличие большого количества свободного времени, сохраненных сил и энергии для террористического самореализации, которая основана на политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной мотивации.

В процессе расследования у следователей могут возникать штатные ситуации, в ходе которых им необходимо будет разграничивать, в частности это касается ситуаций с определением квалификации деяния. К примеру, в ч. 1 ст. 205 УК РФ говорится о совершении взрыва, поджога или иных действий, которые устрашают население, создают опасность гибели человека, причиняют значительный имущественный ущерб или наступление иных тяжких последствий..., а равно угроза совершения этих действий. Иными словами объективная сторона акта терроризма представлена такими деяниями как взрыв, поджог и ряд других общественно опасных деяний , которые обладают способностью причинить вред людям, обществу и государству в целом. При такой раскладке вопроса мы видим явное сходство с таким преступлением как «Диверсия» - ст. 281 УК РФ. В процессе доказывания состава преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ необходимо устанавливать адресатов общественно-опасного посягательства (предмет). В ч. 1 ст. 281 УК РФ четко указываются адресаты общественно опасных посягательств - предприятия, сооружения, пути и средства сообщения, средства связи, объекты жизнеобеспечения населения, а в диспозиции ст. 205 УК РФ данной конкретизации нет. Основополагающим моментом будет являться то, что эти действия обладают способностью устрашать население и создавать реальную опасность наступления обозначенных в законе последствий.

Состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 167 УК РФ - умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенное путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом по некоторым параметрам также схож с составом акта терроризма. Сходными являются признаки объективной стороны. Однако оконченным преступление, предусмотренное ч.2 ст. 167 УК РФ можно считать с того момента как наступают предусмотренные законом последствия, то есть уничтожение или повреждение имущества. Именно это отличает данный состав от состава террористического акта.

Все три перечисленные состава преступления имеют существенные отличия, вытекающие из специфики характеристики субъективной стороны им соответствующих составов. В них присутствуют реальные различия непосредственного и видового объектов. При совершении террористического в качестве данного критерия выступает общественная безопасность, а не собственность, как при совершении умышленного уничтожения или повреждения имущества и не основы конституционного строя и безопасности государства как при совершении диверсии.

Несмотря на то, что все три вышеперечисленные состава преступления по степени общественной опасности согласно «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года»[247] поставлены в один ряд, при доказывании совершения террористического акта должна быть обязательна установлена цель совершения преступления как обязательный признак субъективной стороны преступления. То есть должно посредством доказывания быть установлена цель, которая выражается в оказании воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями.

Так, к примеру, по уголовному делу № 724053, согласно которого в начале ноября 2004 г. Г.А.Г., являясь руководителем структурного подразделения созданной чеченскими сепаратистами преступной организации, «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», принял решение совершить террористический акт путем взрыва какого-либо объекта жизнеобеспечения населения на территории Самарской области. При планировании и совершении данного преступления Г.А.Г. и А.И.А., действуя в составе организованной преступной группы, выполняли указание вышестоящего руководства террористического организации «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа» и осуществлением террористического акта в местах проживания мусульманского населения намеревались оказать воздействие на принятие решения органами власти, а именно: спровоцировать проведение правоохранительными органами следственных действий, оперативно-розыскных и иных мероприятий в отношении данных слоев населения с целью вызова недовольства и ответной реакции агрессивно настроенной части указанной социальной группы и дестабилизировать социально-политическую обстановку в стране. Кроме того, по их замыслу регулярное проведение такого рода акций на территории нескольких регионов европейской части России должно было подтвердить про-

пагандистские высказывания лидеров вышеназванной преступной организации о расширении зоны проводимых ими боевых действий и подрывной деятельности за пределы Северного Кавказа и побудить политическое и военное руководство России к принятию решений о перераспределении военных и правоохранительных сил, принимающих участие в контртеррористической операции в Чеченской Республике и сопредельных регионах .

И в заключение отметим, что все три из вышеперечисленных составов имеют отличия друг от друга по признакам субъекта преступления, а именно уголовная ответственность за совершение акта терроризма наступает с 14-ти лет, а за совершение диверсии с 16-ти лет. Если же к совершению диверсии привлекается несовершеннолетний в возрасте о 16-ти лет, то в зависимости от объема осознания субъектом фактических обстоятельств преступления, совершаемого им самим и характера его посягательств деяния несовершеннолетнего могут быть квалифицированы по ст. 205 УК РФ или по ст.167 УК РФ.

Осуществляя доказывание по уголовному делу о совершении акта терроризма, следователю особое внимание следует уделять квалифицирующим признакам, то есть тем обстоятельствам, которые повышают общественную опасность преступления. К числу квалифицирующих признаков можно отнести такие как совершение акта терроризма группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, совершение акта терроризма, повлекшее по неосторожности смерть человека и совершение акта терроризма, повлекшее причинение значительного имущественного ущерба или наступление иных тяжких последствий.

Рассматривая первый квалифицирующий признак как совершение акта терроризма группой лиц по предварительному сговору или организованной группой при доказывании следователь должен учесть, что в совершении акта терроризма должны принимать участие два и более лица, обладающих признаками субъекта преступления. Действия при совершении акта терроризма

должны быть совместными и согласованными, направленными на достижение конкретного результата. Устанавливается наличие причинной связи между действиями соучастников и общим конкретным результатом.

Сговор между участниками террористического акта должен произойти до начала их действий, которые направлены на совершение поджога, взрыва и пр., а не после. Если же акт терроризма совершается организованной группой , то для следователя, осуществляющего доказывание по уголовному делу о террористическом акте необходимо установить конкретику формы соучастия. Организованную группу характеризует такой основной критерий как устойчивость. Устойчивость преступной группы могут охарактеризовать: ее стабильный состав, существующая плотная взаимосвязь между членами группы, определенные «фирменные» методы и приемы преступной деятельности, согласованность действий и предварительная их обусловленность,

~ 251

пролонгированное существование данной группы .

Если же акт терроризма не совершен, но для этого была создана организованная группа, согласно ч. 6 ст. 35 УК РФ, то ее участники должны быть привлечены к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 30 и ч. 2 ст. 205 УК РФ. Что требует получения доказательств, подтверждающих признаки организованной группы и членства в ее составе обвиняемого.

К числу особо квалифицирующих признаков совершения акта терроризма следует отнести деяния, которые предусмотрены ч.1 и ч.2 ст. 205 УК РФ, сопряженные с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, [248] токсичных, опасных химических или биологических веществ; повлекшие умышленное причинение смерти человека.

Согласно ст. 3 ФЗ № 170 от 21 ноября 1995 г. (ред. от 02.07.2013) «Об использовании атомной энергии» , объектами использования ядерной энергии следует считать:

- ядерные установки - сооружения и комплексы с ядерными реакторами, в том числе атомные станции, суда и другие плавсредства, космические и летательные аппараты, другие транспортные и транспортабельные средства;

- сооружения и комплексы с промышленными, экспериментальными и исследовательскими ядерными реакторами, критическими и подкритическими ядерными стендами;

- сооружения, комплексы, полигоны, установки и устройства с ядерными зарядами для использования в мирных целях;

- другие содержащие ядерные материалы сооружения, комплексы, установки для производства, использования, переработки, транспортирования ядерного топлива и ядерных материалов;

- радиационные источники - не относящиеся к ядерным установкам комплексы, установки, аппараты, оборудование и изделия, в которых содержатся радиоактивные вещества или генерируется ионизирующее излучение;

- пункты хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, пункты хранения, хранилища радиоактивных отходов (далее - пункты хранения) - стационарные объекты и сооружения, не относящиеся к ядерным установкам, радиационным источникам и предназначенные для хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, хранения или захоронения радиоактивных отходов;

- тепловыделяющая сборка ядерного реактора - машиностроительное изделие, содержащее ядерные материалы и предназначенное для получения [249] тепловой энергии в ядерном реакторе за счет осуществления контролируемой ядерной реакции;

- облученные тепловыделяющие сборки ядерного реактора - облученные в ядерном реакторе и извлеченные из него тепловыделяющие сборки, содержащие отработавшее ядерное топливо;

- ядерные материалы - материалы, содержащие или способные воспроизвести делящиеся (расщепляющиеся) ядерные вещества;

- радиоактивные вещества - не относящиеся к ядерным материалам вещества, испускающие ионизирующее излучение;

- радиоактивные отходы - не подлежащие дальнейшему использованию материалы и вещества, а также оборудование, изделия (в том числе отработавшие источники ионизирующего излучения), содержание радионуклидов в которых превышает уровни, установленные в соответствии с критериями, установленными Правительством Российской Федерации.

Ядовитые вещества большинством авторов представляются как химические соединения, которые обладают высоким уровнем токсичности и способны оказывать крайне негативное (в физическом смысле) влияние на живые организмы (вплоть до летального исхода) .

Токсичные вещества представляют собой вещества, которые способны, воздействуя на живые организмы, вызывать их гибель[250] [251].

Под отравляющими веществами понимаются токсичные химические соединения, которые предназначены для поражения живой силы врага во время военных действий[252].

Опасные химические вещества определяются как токсичные химические вещества, которые могут применяться и в промышленности и в сельском хозяйстве, которые в случае разлива и выброса могут вызвать негативные последствия в виде гибели или поражения всего живого[253] [254] [255] [256]. Опасные химические вещества делятся на три группы (класса) по степени опасности .

Опасные биологические вещества представляются как биологические вещества природного или искусственного происхождения, которые негативно воздействуют на все живое (вплоть до летального исхода) . В качестве их могут выступать различные микроорганизмы, бактерии, риккетсии, грибы, вирусы.

Так, в 2001 году в США Брюсом Айвенсом производилась рассылка писем, содержащих в себе споры сибирской язвы в адрес издательств ряда газет и государственных учреждений, в результате которой пять человек погибло и десятки были подвержены данному заболеванию в нелетальной форме . Цель, которую он преследовал, так и не была установлена ввиду того, что Айвенс покончил жизнь самоубийством, однако этот случай явился наглядным примером для использования биологических объектов к совершению актов терроризма.

Аналогичный случай имел место в Российской Федерации, в начале 2002 года гражданин РФ Р. из своего дома с территории РФ осуществил массовую рассылку писем в посольства Канады и США, в которых содержались угрозы о совершении взрывов, а также сыпучее вещество белого цвета, которое он обозначил как «споры сибирской язвы». Несмотря на то, что отсутствовали намерения и реальная возможность осуществления угрозы, это не влияет на квалификацию, так как заведомо ложное сообщение о террористическом акте, которое сопровождается выдвижением в адрес органов власти каких либо условий, формирует состав преступления, предусмотренный ст. 205 УК РФ[257].

Теперь остановимся на доказывании состава преступления, который описывается в ст. 207 УК РФ. Согласно п. 3 ч. 1 ст. 150 и п. 3 ч. 1 ст. 151 УПК РФ расследование по данной категории дел проводится в форме дознания. Само по себе сообщение о готовящемся взрыве не содержит как правило в себе того достаточного объема сведений и информации, необходимых для разрешения вопроса: есть ли действиях лица состав преступления или нет. Для того, чтобы решить вопрос а надо ли возбуждать уголовное дело по ст. 207 УК РФ или нет, необходимо выяснить, каков был точный текст сообщения, поступившего в органы внутренних дел, содержались ли в нем сведения о готовящемся акте терроризма (сведения о совершении поджогов, взрывов и т.д.). В данной ситуации дознавателю в своей профессиональной деятельности приходится оперировать такими терминами как «взрывное устройство», «боеприпасы» и пр.

В частности, дознаватель должен четко понимать, что такое взрывное устройство. Оно в обязательном порядке характеризуется одноразовостью своего применения, обладает большой поражающей силой, в его состав входит заряд взрывчатого химического вещества, который в свою очередь должен быть неразрывно соединен со средством взрывания.

А.А. Беляков полагает, что оно должно использоваться исключительно в преступных целях[258]. Понятие боеприпасов дается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 12 марта 2002 г.[259] Одним из главных моментом является то, что дознаватель должен установить, что поступившее в органы внутренних дел сообщение реально было ложным, его сущностное содержание не соответствует действительности (в рамках проверки по материалу дознаватель должен установить факт того, что на обозначенном звонившим (приславшим сообщение) объекте отсутствуют взрывоопасные объекты и горючие вещества. Плюс ко всему дознаватель обязательно должен установить мотивы лица, которое делает сообщение о заведомо ложном акте терроризма; он устанавливает какую цель преследовал при этом преступник. В рамках доказывания необходимо устанавливать возраст виновного ну и иные обстоятельства, подлежащие доказыванию.

Примером может служить уголовное дело № 352543[260], фабула которого такова. П.Е.В. 16.08.2012 года около 02 часов 32 минут находился у ночного клуба «Лекс», расположенного по адресу: Зеленский съезд, д.8, Нижегородского района г. Н. Новгорода. Внезапно у него возник преступный умысел, направленный на нарушение общественного порядка. Реализуя свой преступный умысел, П.Е.В., действуя из хулиганских побуждений, с целью заведомо сообщить об акте терроризма, воспользовавшись своим сотовым телефоном «Sony Ericsson K700i» imei 359204002150402 абонентский номер «+79503414913», зарегистрированным на имя знакомой П.С.М., произвел звонок по каналу связи «112» в Главное Казенное Учреждение Управление по делам Г ражданской обороны и Чрезвычайных Ситуаций и Пожарной Безопасности по Нижегородской области. После соединения с оператором П.Е.В., действуя умышленно с целью нарушения общественного порядка, сделал заведомо ложное сообщение о том, что в ночном клубе «Лекс», расположенном по адресу: Зеленский съезд, д.8, Нижегородского района г. Н.Новгорода, заложена бомба. По указанному адресу прибыли сотрудники служб быстрого реагирования: 3-ПЧ ФГКУ «1 отряд ФПС по Нижегородской области», экипажи автопатрулей полка ППСп Управления МВД России по г.Н.Новгороду, экипаж автопатруля УВО Управления МВД России по г.Н. Новгороду, следственно-оперативная группа ОП № 5 Управления МВД России по г.Н. Новгороду, кинологи со служебно-розыскными собаками. В целях безопасности все посетители и сотрудники ночного клуба «Лекс» были эвакуированы. При обследовании помещений ночного клуба «Лекс» взрыв- ного устройства обнаружено не было. Своими противоправными действиями П.Е.В. создал чрезвычайный режим работы служб быстрого реагирования, отвлек силы и средства вышеуказанных служб на проверку ложного сообщения и причинил материальный ущерб, выразившийся в затратах на выезд подразделений указанных служб, тем самым, совершив преступление, предусмотренное ст. 207 УК РФ.

В процессе доказывания по данной категории дел первоначально, как правило, дознаватель изымает запись разговора преступника с тем лицом, которое получило сообщение об угрозе совершения террористического акта и осматривает данную запись[261]. В процессе осмотра выявляются такие факты, которые могут свидетельствовать о национальной принадлежности звонившего, его половой принадлежности, возрасте. В ходе осмотра могут быть установлены также такие аспекты как дефекты речи звонившего, его эмоциональное состояние на момент звонка, характерные обороты речи. Если же сообщение о готовящемся акте терроризма поступило в письменной форме, то оно также подлежит изъятию дознавателем и экспертному исследованию.

В частности, назначаются, как правило, дактилоскопическая экспертиза на предмет обнаружения следов пальцев рук, пригодных для идентификации, биологическая экспертиза на предмет обнаружения на бумаге следов биологических объектов (потожировых следов, перхоти, крови, слюны), почерковедческая экспертиза.

В зависимости от ситуации, будет ли обнаружено взрывное устройство (взрывоопасный объект), либо будет обнаружен предмет, который имитирует взрывное устройство, либо вообще ничего не будет обнаружено, завит квалификация деяния лица, совершившего противоправный поступок. К примеру, если членами следственно - оперативной группы будет обнаружен взрывоопасный объект, то деяния лица должны быть квалифицированы по ст.ст. 205, 281, 167 УК РФ (в зависимости от ситуации), а не ст. 207 УК РФ. Если же членами СОГ был обнаружен предмет, который имитирует взрывное устройство, то после совершения действий, направленных на его фиксацию и изъятие, дознавателю необходимо предпринять все возможные действия и средства, направленные на установление личности преступника, а также его целей и мотивов. В зависимости от прояснения подробностей, совершенного деяния действия лица могут быть квалифицированы и по ст. 207 УК РФ и по ст. 205 УК РФ. Если же взрывоопасный объект обнаружен вовсе не был, то имеются все достаточные основания оценить содеянное как заведомо ложное сообщение об акте терроризма.

Итак, анализ конкретных уголовно-правовых составов позволяет сделать вывод о том, что именно предмет доказывания наиболее ярко отражает особенности доказывания по уголовным делам о преступлениях террористического характера в стадии предварительного расследования. Возможно дальнейшее совершенствование уголовного антитеррористического законодательства, что с неизбежностью породить его процессуальную проекцию в виде предмета доказывания.

<< | >>
Источник: БУТАЕВ Мурадали Якубович. ДОКАЗЫВАНИЕ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА НА ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА (ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНОЙ АСПЕКТ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Махачкала - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Специфика предмета и пределов доказывания по уголовным делам о преступлениях террористического характера:

  1. § 2. Специфика реализации механизма уголовной ответственности за совершение экологических преступлений
  2. ЗЛ. Проблемы дифференциации уголовной ответственности за распространение криминогенной информации
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. § 1. Стадия возбуждения уголовного дела как элемент уголовнопроцессуального механизма противодействия преступлениям террористического характера: общие проблемы нормативно-правового регулирования и доктринального толкования
  5. § 1. Особенности досудебного доказывания, проводимого органами предварительного расследования по делам о преступлениях террористического характера: теоретико-доктринальный аспект
  6. § 2. Специфика предмета и пределов доказывания по уголовным делам о преступлениях террористического характера
  7. § 3. Правовое положение субъектов доказывания и система уголовно-процессуальных отношений между ними на стадии предварительного расследования уголовных дел о преступлениях террористического характера
  8. Внутрисистемные и межсистемные связи российского уголовного права: понятие, виды, интегративные свойства
  9. Элементы системосохраняющего механизма
  10. Приложения
  11. Специфика деятельности судебных палат в качестве суда первой инстанции
  12. § 1. Деятельность следователя при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве как объект криминалистического исследования
  13. Проблема определения субъектного состава международно-правовойответственности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -