<<
>>

§2. Проблемы построения отдельных классов, родов и видов судебных экспертиз

В данной работе мы косвенно касались анализа существующих ныне классификаций судебных экспертиз, который свидетельствует о том, что одно из основных требований системности классификационных построений - построение по одному основанию - иногда нарушен при построении классификаций.

Следовательно, можно говорить о том, что на сегодняшний день в общей теории судебной экспертизы налицо отсутствие научнообоснованной системы построения классификации судебных экспертиз. Например, в классе криминалистических экспертиз, построенному по специальным криминалистическим знаниям, имеются в качестве родов: экспертиза оружия и следов выстрела, экспертиза маркировочных обозначений, техническая экспертиза документов; криминалистическая экспертиза видео- и звукозаписей: криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий, построенные по объекту исследования.

Аналогичная картина наблюдается и на уровне видов экспертиз. Так, например, род трасологической экспертизы, построенный по специальным знаниям, содержит виды, построенные по объектам: «Исследование следов человека и животных», «Исследование следов орудий, инструментов, механизмов, транспортных средств». В роде «Почерковедческая экспертиза», в основании которого лежат специальные почерковедческие знания, можно наблюдать вид «Исследование почерка и подписей», в основании которого лежит объект. И такая картина наблюдается по всем родам и видам. Зачастую в качестве построения вида заложена задача. Например, в роде «Портретная экспертиза» в качестве основания вида заложена задача «Идентификация человека по фотоснимкам и видеоизображениям». Данное обстоятельство также противоречит требованиям системности, так как все роды и виды в классе должны быть построены по одному основанию.

На основании этого мы полагаем, что единство интеграционной природы всех судебных экспертиз требует кардинального изменения и уточнения такого системного образования как классификация судебных экспертиз, которую будем использовать в дальнейшем в качестве делимого понятия.

Прежде чем представить классификацию экспертиз, отвечающую не только общефилософским и логическим принципам построения, но и учитывающую особенности судебной экспертизы как самостоятельной науки, предлагаем проанализировать основные теоретические и практические проблемы наиболее значимых классов судебных экспертиз.

Традиционно в классификациях судебных экспертиз принято выделять класс криминалистических экспертиз и отграничивать его от всех прочих. На протяжении многих лет ученые дискутируют, порождая совершенно противоположные точки зрения, на тему либо отнесения вновь возникших родов1 судебных экспертиз к криминалистическому классу, либо о выделении из него какого-либо рода в самостоятельный класс [184] [185] [186], что также обусловлено отсутствием системного подхода к разработке классификационных построений судебных экспертиз.

Чтобы говорить о состоятельности класса криминалистических экспертиз, который до сих пор является ведущим в классификации судебных экспертиз, необходимо вернуться к истокам формирования А. Р. Шляховым

первой классификации судебной экспертизы .

В это время все экспертизы подразделялись на идентификационные и неидентификационные. Судебная экспертиза, находясь в рамках криминалистической науки, по праву заняла положение криминалистической экспертизы, а значит, идентификационной. Поэтому, сама природа криминалистической науки и обусловила то обстоятельство, что именно криминалистикой (а точнее, криминалистической техникой) были продиктованы критерии допустимости использования определенных методов, необходимость их применения, возможности исследования объектов и решения криминалистических задач.

Отметим, что в науке имеются и иные, далеко не бесспорные точки зрения относительно оснований отнесения экспертиз к классу криминалистических. Например, на наш взгляд, достаточно критично выделение «нетрадиционных криминалистических» экспертиз и отнесение к ним видеофонографической, КЭВМИ, одорологической, автороведческой экспертизы[187].

Приверженцы указанной точки зрения в качестве аргументов указывают, прежде всего, на возможность проведения в рамках этих экспертиз индивидуальной идентификации, как отличительного признака криминалистической экспертизы. Однако, как показывает практика, криминалистическая идентификация проводится и в других классах судебных экспертиз. Исходя из специальных знаний, необходимых для проведения экспертных исследований, в настоящее время исследование веществ, материалов и изделий предлагается рассматривать как самостоятельный класс судебной экспертизы1.

Г оворя об одорологической экспертизе, отметим, что она представляет собой судебно-биологическое исследование запаховых следов человека[188] [189] [190], поэтому говорить о применении в ходе ее проведения только лишь криминалистических методов представляется неверным.

Проведение видеофонографической и автороведческой экспертиз также основано на фундаментальных специальных знаниях, прежде всего. других наук, а лишь потом криминалистики.

Следовательно, на наш взгляд, рассматривать данные экспертизы в классе криминалистических, с точки зрения обоснованности и общих принципов и оснований построения классификаций, не совсем верно.

А. И. Винбергом в качестве критериев отнесения экспертиз к

криминалистическим и прочим были предложены основной и производный .

Он считал, что под основным критерием предполагалась только индивидуальная идентификация, которая возможна только в криминалистической экспертизе. Производный критерий автор ассоциировал с применением базовых наук - физикой, химией, экономикой, биологией и другими.

В дальнейшем данная концепция была подвергнута сомнению и доказано, что индивидуальная идентификация возможна не только при использовании криминалистических методов, но и химических, биологических, физических и многих других[191].

Следует согласиться с Ю. Г. Коруховым, отмечающим, что «такие частные теории, как например, теория криминалистической идентификации и теория криминалистической диагностики являются обосновывающим знанием не только для экспертиз, называемых традиционными криминалистическими, но и для большинства других видов и родов экспертиз»1.

В этой связи справедливо отметил Н. Н. Лысов, что общими являются и криминалистические рекомендации по собиранию вещественных доказательств - объектов судебных экспертиз, их фиксации и изъятию[192] [193] [194]. Криминалистика становится одной из базовых наук вообще для всех

судебных экспертиз .

Кроме указанного, Р. С. Белкин называл еще один критерий, согласно которому определенные экспертизы относят к классу криминалистических - это традиция, исторический аспект[195]. Например, фоноскопическую экспертизу отнесли к криминалистическому классу лишь на основании того, что ранее отождествление человека по голосу осуществлялось в рамках криминалистической тактики при предъявлении для опознания.

По мнению А. Г. Филиппова, в качестве основания отнесения экспертиз к классу криминалистических следует считать используемые при их проведении специальные методы, разработанные в криминалистике. По этому критерию к криминалистическим относятся так называемые традиционные криминалистические экспертизы. Эти экспертизы могут выполнять только эксперты-криминалисты, получившие соответственное специальное экспертное образование в высших учебных заведениях, в тоже время, указанные выше «нетрадиционные криминалистические» экспертизы могут проводиться экспертами с высшим естественно-научным, тех-

ническим или лингвистическим образованием. Однако, как справедливо отмечает Е. Р. Россинская, в современных условиях сказать, что такая традиционная криминалистическая экспертиза, как, например,

дактилоскопическая, базируется в основном на чисто криминалистических методах, — уже совершенно неверно. В той же степени, что и на положениях криминалистической науки, она базируется и на информационных методах, методах анализа изображений и др. ...Методы исследования изображений используются в трасологической экспертизе наряду с методами электронной микроскопии. Вообще в силу усложнения и комплексирования общеэкспертных методов становится всё труднее выделять из их числа чисто криминалистические\'1.

Не выдерживает критики позиция, согласно которой

криминалистические экспертизы следует выделять в отдельный класс на основании того обстоятельства, что они назначаются в процессе расследования преступлений. Однако, как убедительно свидетельствует анализ судебной практики за последние годы, роды и виды экспертиз, причисляемых традиционно к криминалистическим, всё чаще используются, помимо уголовного, и в гражданском, и в арбитражном процессах. Так, судебно-портретная экспертиза, например, может назначаться в рамках искового производства о защите авторских прав; судебная почерковедческая экспертиза, судебно-техническая экспертиза документов востребованы при разрешении споров между субъектами хозяйственной деятельности, когда необходимо исследовать документы, представленные сторонами[196] [197] [198];

трасологическая экспертиза также назначается при рассмотрении гражданско-правовых споров, связанных, например, с поставкой не

3

соответствующих условиям договора товаров .

Определенный интерес представляет позиция Н. П. Яблокова, предлагающего дробную классификационную систему криминалистических экспертиз. Как класс судебной экспертизы автор подразделяет ее на три рода экспертиз: традиционные криминалистические экспертизы, сложившиеся в период ее формирования и становления; новые экспертизы,

сформировавшиеся в последние десятилетия XX века; различные виды исследований материалов, веществ и изделий, называемые

материаловедческими1.

В соответствии с позицией ученого, в состав традиционных криминалистических экспертиз входят следующие виды: автороведческая; баллистическая; почерковедческая; портретная; технико-криминалистическая экспертиза документов; трасологическая; холодного оружия.

В рамках новых экспертиз выделяются такие виды, как видеофонографическая (видеофоноскопическая); взрывотехническая; фототехническая; экспертиза восстановления уничтоженных маркировочных обозначений.

Материаловедческие экспертизы, в свою очередь, имеют в своей структуре такие виды экспертиз: объектов волокнистой природы; лакокрасочных материалов и покрытий; нефтепродуктов и горючесмазочных материалов; стекла; металлов, сплавов и изделий из них (металловедческие); полимерных материалов, пластмасс, резин и изделий из них; наркотических средств и психотропных веществ; спиртосодержащих жидкостей; парфюмерных и косметических средств.

Некоторые из вышеперечисленных экспертиз имеют в своем составе подвиды, выделяемые с учетом специфичности отдельных видовых объектов и характерных для них задач и методов исследования[199] [200]. Например, подвидами трасологической экспертизы являются: дактилоскопическая экспертиза, транспортно-трасологическая и т.д.

По нашему мнению, предложенная Н. П. Яблоковым классификация криминалистических экспертиз не соответствует не только основополагающим философским и логическим принципам построения классификаций, но и не отражает в полной мере сути и специфики подвергающихся делению криминалистических экспертиз с присущими им их объектами, задачами, и методами. Во-первых, в указанной классификации сложно выделить единственное основание, на котором она должна строиться. Так, если традиционные и новые криминалистические экспертизы выделяются автором только лишь с учетом временного промежутка их появления и внедрения в практическую деятельность, то почему тогда не отнести материаловедческий класс к одному из выше указанных в зависимости от того промежутка времени, когда стали проводиться различные виды исследований материалов, веществ и изделий? По всей видимости, ученый отграничивает последний класс от прочих уже основываясь не на временном критерии в качестве основания, а применяя в этом качестве объект исследования. В соответствии с этим получается, что в одной классификации всего лишь с тремя классами используется несколько оснований, совершенно не связанных друг с другом, что, на наш взгляд, является недопустимым.

Как следует из вышеизложенного, проблемы классификации экспертиз криминалистического класса всегда активно обсуждались и дискутировались, однако, с течением времени и развитием судебной экспертизы как самостоятельной науки в целом, и, классификационных построений в ней, в частности, в теоретической литературе вместо преобладающей тенденция о расширении класса криминалистических экспертиз все чаще появляются точки зрения о полном отрицании данного класса.

Так А. Г. Скоморохова предлагает все судебные экспертизы разделить на традиционные криминалистические, иные криминалистические, методики

которых разработаны позже 1960-х годов, естественно-технические криминалистические и т.д.1 С точки зрения Е. Р. Россинской, поскольку комплексирование и взаимное проникновение знаний закономерно приводит к стиранию граней между криминалистическими и некриминалистическими экспертизами, интеграции разных родов и видов экспертиз, напрашивается вывод о единой природе судебных экспертиз. Таким образом, утрачивается принципиальное отличие между традиционными криминалистическими и прочими судебными экспертизами. Более того, отнесение судебной экспертизы к криминалистическим в современных условиях играет негативную роль, поскольку во главу угла ставит именно

криминалистические знания[201] [202] [203].

Таким образом, говоря о роле, месте и значении класса криминалистических экспертиз в современной науке, отметим, что интегрирование знаний, пронизывающее все классы экспертиз постепенно приводит к уничтожению процесса дифференциации на криминалистические

и другие судебные экспертизы. На это указывали и другие ученые , однако в большинстве существующих на сегодняшний день классификаций класс криминалистических экспертиз неизменно присутствует. Анализ

современной литературы показывает, что данный класс в существующих классификациях является наиболее динамичным, роды и виды данного класса постоянно меняются местами либо дополняются совершенно новыми в связи, с одной стороны, отсутствием единого мнения по поводу предмета и круга исследуемых объектов указанной экспертизы, с другой стороны, интеграцией наук и расширением средств и методов исследования в рамках научно-технического прогресса, позволяющего с каждым годом решать все более сложные задачи, получать ответы на вопросы, ранее находившиеся за гранью проводимых исследований.

По нашему мнению, о несостоятельности данного класса могут свидетельствовать следующие обстоятельства:

1) решение идентификационных задач, являющееся одним из критериев отнесения тех или иных экспертиз к классу криминалистических, возможно не только в рамках данных экспертиз, так как частные криминалистические теории, в том числе и теория идентификации, являются обосновывающим знанием не только для судебных экспертиз, называемых криминалистическими, но и для большинства других видов и родов экспертиз;

2) криминалистика как наука в целом и криминалистическая техника в частности, в современных условиях уже не являются основополагающей базовой наукой для криминалистических экспертиз. По справедливому мнению ряда ученых, она становится одной из базовых наук для всех судебных экспертиз вообще[204], следовательно, говорить о ее преобладающей роли именно для криминалистических экспертиз как таковых, представляется не совсем правильным;

3) рамки применения криминалистических экспертиз давно вышли за пределы уголовного процесса и используются также, например, в гражданском и арбитражном процессах;

4) построение класса криминалистических экспертиз противоречит формально-логическим правилам и принципам, на которых должны базироваться все существующие классификации. Например, согласно одному из таких правил, в одной и той же классификации (как минимум — на одном

её уровне, одной ступени) необходимо применять одно и то же основание1, что явно не соответствует принципам построения класса криминалистических экспертиз, как следует из проведенного выше анализа, чем впрочем грешат и все другие классы.

Определенные теоретические проблемы, негативно отражающиеся на практической деятельности, имеются и в содержании судебно-медицинских, судебно-биологических и психофизиологических экспертиз.

Так, например, обосновывается деление класса судебно-медицинских и психофизиологических экспертиз на два класса: судебно- медицинской и судебно-психологической экспертизы[205] [206] [207].

Рассматривая особенности судебно-биологической экспертизы, отметим, что согласно общепринятой была точка зрения, к которой относили объекты растительного и животного происхождения. Как показывает анализ особенностей проведения, применения и использования результатов данной экспертизы на практике, следы тканей и выделений человека в настоящее время исследуются в большей степени экспертами-биологами, имеющими специальное образование в области молекулярной биологии и генетики, и в гораздо меньшей степени экспертами, специалистами в области медицинской биохимии и биофизики (а не собственно медицины), проводящими исследования в рамках судебно-медицинской экспертизы. Само определение таких исследований в судебной медицине как экспертиза вещественных доказательств также подвергается справедливой критике, поскольку понятие «вещественные доказательства» имеет свое четкое процессуальное определение (ст. 81 УПК РФ) и относить его только к одной специальной

категории объектов не совсем правильно . На основании этого предлагается исследование следов тканей и выделений человека рассматривать как самостоятельный род судебно-биологической экспертизы1.

Отдельного внимания заслуживает мнение ряда ученых, прежде всего, Н. П. Майлис, о выделении трасологической экспертизы в самостоятельный класс[208] [209] [210].

По мнению указанного автора, трасология не только отвечает основным критериям (общефилософскому, общенаучному, частнонаучному и региональному), которым должна соответствовать любая самостоятельная наука, но и существенно влияет на развитие и совершенствование других научных, в том числе и экспертных направлений. В связи с этим важно подчеркнуть, что трасология выполняет методологическую функцию не только на межотраслевом уровне (проникая в судебную медицину, археологию, биологию, геологию и ряд других технических наук), но и на внутриотраслевом, т.е. в различных разделах криминалистики и судебной экспертизы. Этот тезис подтверждается и тем, что в судебной экспертизе в настоящее время благодаря использованию общих подходов и методов трасологии достигнут такой уровень, при котором процесс интеграции научных знаний, находящихся на стыке двух и более наук, невозможен без образования самостоятельных теорий. В данном случае теория криминалистической трасологии способна не только нести методологическую функцию, но может иметь общенаучный характер и выполнять

руководящую роль в процессе интеграции в области судебных экспертиз .

В соответствии с этим, в качестве родов данной экспертизы можно выделить криминалистическую трасологию, транспортную трасологию, материаловедческую трасологию, судебно-медицинскую трасологию, археологическую трасологию, искусствоведческую трасологию и др.

По нашему мнению, указанная позиция вполне обоснована и аргументирована, так как процессы интеграции и дифференциации научного знания, возрастающая роль комплексных исследований закономерно приводят к появлению новых тенденций в классификации судебных экспертиз. Поэтому не удивительно, что позиция Н. П. Майлис в дальнейшем продолжала развиваться, совершенствоваться, и, как следствие, расширяться. Например, Ю. Г. Г амаюновой было выдвинуто предложение о формировании такого самостоятельного вида, как трасолого-волокноведческая экспертиза1, а Е. В. Чесноковой было предложено в трасологии выделить в самостоятельный вид исследования экспертизу маркировочных обозначений транспортных средств[211] [212].

Таким образом, отсутствие единых основ системного подхода порождает субъективизм классификационных исследований, разногласия в определении понятий и отдельных положений теории судебной экспертизы, а отсюда - бесконечные, ничем не заканчивающиеся дискуссии.

При проведенном нами выше анализе существующих классификационных систем судебных экспертиз можно выделить ряд недостатков их построения.

Во-первых, основной проблемой построения классификации судебных экспертиз является факт одновременного использования, как правило, множества (от двух до пяти) оснований.

Так Е. Р. Россинская отмечает: «С нашей точки зрения, основаниями подразделения судебных экспертиз по классам, родам и видам являются характер исследуемых объектов в совокупности с решаемыми задачами»1.

По нашему мнению экспертные задачи не могут быть положены в основание построения классификации класса-рода-вида, так как одна и та же задача может быть решена в рамках разных родов (например, оставлен ли след пальца конкретным человеком? Может быть решена как в рамках дактилоскопической экспертизы, так и путем исследования потожирового вещества).

При этом следует отметить схожесть решения задач в разных родах и классах экспертиз. Так, например, фоноскопическая и автороведческая экспертизы, которые исследуют устную и письменную речь; взрывотехническая (ВУ, ВВ) и, так называемая, технологическая могут состоять в проведении исследований технических и организационных причин, условий возникновения, характера протекания взрыва и его последствий на объектах промышленности, транспорта, сельского и коммунального хозяйства. При этом, эксперты оперируют схожими признаками и объектами, методами и методиками их исследования.

А. Р. Белкин в качестве основания деления судебных экспертиз предлагал использовать область базовых знаний, таким образом, сохраняя криминалистические, биологические, медицинские, автотехнические и другие экспертизы . Мы уже отмечали и хотим подчеркнуть еще раз, что криминалистические знания в настоящее время стали универсальными, применяются практически во всех классах судебных экспертиз и все сложнее становится обосновывать исключительность криминалистических экспертиз. Кроме того, криминалистические экспертизы (например, почерковедческая, техническое исследование документов) часто назначаются при рассмотрении гражданских дел, административных правонарушений. [213] [214]

Во-вторых, до сих пор существует проблема использования названия класса криминалистических экспертиз.

Каждый автор пытается найти аргументы в пользу того или иного рода экспертиз, выдвигая на первый план методы, специальные знания, объекты исследования в зависимости от того, желает ли он оставить тот или иной род экспертиз в классе криминалистических либо выделить в самостоятельный класс. Так обстоит дело с экспертизой материалов, веществ и изделий, почвоведческой, фоноскопической, автороведческой и др. Причем аргументы авторов публикаций по данной проблеме постоянно вступают в противоречие. Ярчайшим примером может служить класс медицинских и психофизиологических экспертиз. В роде судебно-медицинских экспертиз этого класса в качестве вида приводится идентификация орудия преступления и человека по его следам. Более «криминалистической» по методам и специальным знаниям экспертизы трудно представить. Непонятно, что лежит в основе отнесения ветеринарной экспертизы к классу сельскохозяйственных или на чем основано деление класса криминалистических экспертиз на традиционные, новые и материалов, веществ и изделий.

Так, например, Л. Е. Чистова, поддерживая позицию самостоятельности класса судебной экспертизы материалов, веществ и изделий, указывая перечень решаемых вопросов, в том числе и идентификационных, отмечает, что, как следует из приведенного перечня вопросов, вся деятельность экспертов в данном случае направлена на выявление состава почвы, ее структуры и основана лишь на данных физики, химии коллоидов, биохимии, микробиологии, ботаники, зоологии и т.д. И лишь определив состав почв, применяют метод криминалистической идентификации как вспомогательный для сравнения нескольких групп почв[215].

Указанная позиция лишь подтверждает, что интеграция научных знаний коснулась всех классов экспертиз и выдвигать приоритеты в использовании того или иного метода либо специальных криминалистических знаний в конкретных классах или родах экспертиз некорректно.

На основании этого мы считаем, что пренебрежение научными основами системности при разработке классификаций судебных экспертиз не приведет к решению данной проблемы. В свою очередь, одним из возможных решений может выступить построение классификационной системы по одному основанию - объекту исследования.

Проведенный анализ оснований, выдвинутых в качестве деления судебных экспертиз, убедительно свидетельствует о том, что единственно рациональным и удовлетворяющим современным научным подходам к построению классификационных систем, является объект экспертного исследования. Классификация судебных экспертиз по объекту позволит, не нарушая системности предлагаемых классов выдержать научные требования (одно основание деления; конкретный предмет или явление должны находиться в только в объеме одного видового понятия и не входить в объем другого), а также при необходимости дополнить систему вновь возникающими экспертизами, в случае появления принципиально новых объектов исследования, либо добавить их в уже существующую, что не отражено в действующей классификации. Мы исходим из того, что именно объект является системообразующим элементом, требующим к себе интеграции знаний и методов, всестороннего подхода. Именно объект интегрирует решение экспертных задач.

<< | >>
Источник: Бурвиков Никита Викторович. Системные построения в судебной экспертизе. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Тула - 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме §2. Проблемы построения отдельных классов, родов и видов судебных экспертиз:

  1. Проблемы исследования эффективности и качества технологии принудительного исполнения
  2. §1 Понятие и основные виды правоприменительной техники
  3. § 1.2. Теоретические основы судебно-баллистической идентификации нарезного огнестрельного оружия по следам на пулях
  4. § 3. Общая теория судебной экспертизы, ее концептуальные основы
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. §2. Развитие системных построений в криминалистике и общей теории судебной экспертизы
  7. §1. Принципы построения действующих классификаций судебных экспертиз
  8. §2. Проблемы построения отдельных классов, родов и видов судебных экспертиз
  9. §1. Объект экспертного исследования как основание построения классификации судебных экспертиз
  10. §2. Экспертные задачи как основание построения классификации судебных экспертиз
  11. § 5.3. Процессуальные и организационные проблемы натурных исследований
  12. § 6.1. Содержание и форма заключений эксперта-строителя и специалиста
  13. § 1. Сущность, понятие, основные признаки, виды и юридические формы выражения оценочных категорий в уголовно-исполнительном праве. Оценочные категории, нетипичные правовые предписания и бланкетные нормы
  14. § 1.4. Место судебно-экспертного исследования обликовых характеристик личности по фонограммам речи в классификации судебных экспертиз
  15. Систематизация задач многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы
  16. Частная методика идентификационной многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы
  17. § 2.2. Судебно-медицинская экспертиза и использование ее результатов в расследовании преступлений
  18. Современный понятийный аппарат судебно-экспертной деятельности
  19. Глава 3. Система судебных действий следственного характера и вопросы их регламентации 3.1. Система и общие условия проведения судебных действий следственного характера
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -