<<
>>

§1. Принципы построения действующих классификаций судебных экспертиз

Одним из спорных и дискуссионных в теории судебной экспертизы на протяжении нескольких десятилетий остается вопрос классификационных построений судебных экспертиз.

К вопросам классификации судебных экспертиз в последнее время обращаются многие ученые в области криминалистики и судебной экспертизы1.

Вместе с тем, данная проблема актуальна со времен становления судебной экспертизы еще даже не как самостоятельной науки, а как отрасли криминалистического знания.

Важнейшие теоретические разработки классификаций экспертиз принадлежат А. Р. Шляхову, Ю. Г. Корухову, Е. Р. Россинской , на основании которых В. Н. Шерстюк предложила обширную классификацию

судебной экспертизы , включающую четырнадцать категорий, в структуру каждой входят десятки элементов. Также исследованиями в обозначенной области занимались Т. В. Аверьянова, Д. В. Артюшенко, А. И. Винберг, Т. С. Волчецкая, Е. И. Галяшина, Ю. Г. Гамаюнова, Г. Л. Грановский, Е. А. Зайцева, А. М. Зинин, Ю. Г. Корухов, Л. В. Лазарева, Н. П. Майлис, Е. И. Майорова Т. Ф. Моисеева, В. Ф. Орлова, Е. Р. Россинская, [138] [139]

12 3

О. А. Соколова, Ю .Б. Суворова , Л. И. Савченко , Г. Г. Муминова-Савина , Т. В. Толстухина[140] [141] [142] [143], Т. Н. Шамонова, Н. П. Яблоков и другие авторы.

Так, более ста лет тому назад Е. Ф. Буринский выделил различные виды экспертизы документов[144]. На наш взгляд, наиболее важным в классификации Е. Ф. Буринского является выделение и разработка комплексного подхода к формированию ее основ - в ней четко просматривается интеграция знаний разных областей наук в экспертизу документов (например, использование в процессе исследования документов методов химического анализа).

Дальнейшая разработка классификаций судебных экспертиз

прослеживается с середины прошлого века и по настоящее время практически во всех трудах основоположников и крупнейших ученых в области криминалистики и судебной экспертизы.

Так, например, в 1962 году А. Р. Шляхов предложил наиболее разработанную для того времени классификацию экспертиз[145]. Среди первых была и классификация криминалистических экспертиз, разработанная в 1966

году Л. Е. Ароцкером[146]. ГЛ. Грановский расширил и уточнил классификацию трасологических исследований2.

Определенный интерес вызывает классификация, разработанная Ю. Г. Коруховым, содержащая в своей структуре не только

криминалистические экспертизы, но и другие классы, роды, виды (медицинская; психофизиологическая; психиатрическая; психологическая; инженерно-техническая; инженерно-технологическая; техногенная; товароведческая; экономическая; биологическая экологическая;

сельскохозяйственная; искусствоведческая) .

Таким образом, как следует из краткого исторического экскурса в историю развития классификационных построений судебных экспертиз, за период развития и совершенствования судебной экспертизы, особенно в 1970-1990 годах, неуклонно развивались ее научные и методические основы; формировались новые роды и виды экспертиз. Благодаря накопленному значительному фактическому материалу, были выявлены закономерности, принципы и методология создания частных теорий в отдельных родах (видах) экспертиз, образовался прочный фундамент, подтвержденный и проверенный практикой.

Однако, в связи с научно-техническим прогрессом, который, как мы уже отмечали ранее, сказывается, в том числе, и на процессе развития судебной экспертизы, существующая общая теория данной науки, а также система теорий и методов по отдельным родам (видам) судебных экспертиз представляется нам не отвечающей современным условиям и требующая усовершенствования и доработок из-за значительного расширения их возможностей.

Кроме того, появление новых знаний и технологий влечет, соответственно, развитие новых экспертных исследований, которые зачастую не всегда вписываются в уже существующие классификационные системы. К тому же, по справедливому замечанию ряда исследователей, на протяжении последних десятилетий наблюдается такая тенденция: экспертизы, которые еще 20-30 лет тому назад возникли как новые виды, на сегодняшний день получили статус традиционных[147].

Это касается, например, таких видов судебных экспертиз, как автороведческая, видеофоноскопическая, взрывотехническая, психологическая, безопасности жизнедеятельности и охраны труда, строительно-техническая, инженернотранспортная, товароведческая, компьютерно-техническая, экономическая, ботаническая, зоологическая, почвоведческая, экологическая, искусствоведческая и др.

Данное обстоятельство, на наш взгляд, наглядно демонстрирует влияние научно-технического прогресса на судебно-экспертную деятельность, в частности, взаимосвязь общих интеграционных процессов в науке на состояние развития практики судебной экспертизы, где эти процессы реализуются в форме новых видов судебных экспертиз и дальнейшего развития общей теории судебной экспертизы. При этом не следует забывать, что внедрение интеграции знаний разных областей науки в судебную экспертизу строится на базе разработок методологии решения ее задач, внедрения методов, используемых естественными, техническими и гуманитарными науками.

Появление новых знаний, неизбежно влекущих новые виды экспертных исследований, по замечанию Н. П. Майлис, мнение которой нами полностью разделяется, порождает дискуссии о классификации судебных экспертиз, о комплексном подходе в различных экспертных направлениях[148]. Мы полагаем, что данное обстоятельство диктует целесообразность разработки современной системы классификационных построений, не только гармонично включающей в себя все новые виды исследований, но и имеющей возможность предвидеть появление в будущем других знаний и разрабатываемых на их основе исследований. С помощью подобного рода классификационной системы не только возможно разрешить существующие проблемы в теоретической науке, но и систематизировать разновидности экспертиз в практической сфере деятельности, что существенно поможет следователям, судьям и экспертам различать их при назначении и производстве, а экспертным учреждениям - в организации научных исследований, определении структуры подразделений, подготовке и переподготовке научных и экспертных кадров; иными словами, позволит успешно функционировать всей судебно-экспертной системе.

Таким образом, необходимость единого подхода к решению проблем судебной экспертизы, в частности, к классификационным системам, продиктована, как нам представляется, следующими обстоятельствами:

- во-первых, как показывает анализ научных исследований, практически в каждом серьезном научном труде предпринята попытка реформирования классификации судебных экспертиз, не всегда приводящая к ее совершенствованию в целом;

- во-вторых, требования системного подхода обязывают всех авторов, предпринимающих попытки построения классификаций судебных экспертиз, делать это с учетом научного системно-структурного подхода к решению данной проблемы;

- в-третьих, в основу построения классификации судебных экспертиз должна быть положена интеграция научных знаний, отражающая саму интеграционную сущность судебной экспертизы;

- в-четвертых, интеграция знаний предполагает комплексный подход к исследованию объектов судебной экспертизы, гарантирующий успешное решение наиболее сложных экспертных задач.

Основополагающую роль, как мы уже отмечали, в построении и использовании классификаций, в том числе и в судебной экспертизе, играют принципы классификации. Под принципом (от латинского principum - начало, основа) следует понимать те основные условия, которые определяют гносеологическую направленность научных исследований, рассматривая их при этом в качестве одной из разновидностей единого по своей гносеологической сущности процесса научного познания объективного мира1. Принципы построения классификаций рассматривались в

криминалистической и экспертной литературе. Например, П. Б. Куцонис предложил в качестве таковых принципы объективности, связи, развития, историзма, учёта практики[149] [150] [151]. Т. В. Аверьянова в качестве классификационных принципов указывает развитие, структурность и взаимосвязь

классификаций .

На наш взгляд, определение принципов классификации, имеющей своим основанием интеграцию знаний, должно носить, прежде всего, системный характер.

Это позволит избежать объединения в одну классификационную группу таких разноуровневых и разнохарактерных принципов как общенаучные принципы, принципы системного подхода, логические правила деления объёма понятия и собственно принципы судебной экспертизы.

Представляется целесообразным выделение следующих групп принципов, как основополагающих условий построения и существования классификаций, основанных на интеграции знаний:

1. Общие принципы науки. Такими принципами являются: принцип историзма, принцип системности науки и принцип объективности науки.

Принцип историзма является общеметодологическим и применяется во всех науках. Он отражает диалектическое требование рассмотрения предмета познания под углом зрения его возникновения, развития. Историзм - это, прежде всего, требование изучения явления с учётом его происхождения и исторического развития. Этот принцип не следует смешивать с историческим методом познания. Данный принцип - более широкое понятие, в котором отражены и определённый взгляд на мир, на явления, и определённый метод познания явлений.

Принцип системности науки означает такой подход к предмету познания, при котором судебная экспертиза в целом, отдельные её разделы и направления, изучаемые ею объекты и явления рассматриваются как элементы системы, то есть как взаимосвязанные части целого. Данный принцип позволяет рассматривать в единой системе научные знания, отражает действие такого всеобщего закона науки, как закон непрерывности накопления научного знания. Реализация этого принципа обеспечивает поступательное развитие науки, так как позволяет увязывать имеющиеся знания с новыми и ожидаемыми, способствует действию законов развития науки[152].

Принцип объективности состоит в деполитизации, десубъективизации науки. Применительно к интеграции в судебной экспертизе принцип объективности означает, что перед ней должны стоять обусловливаемые реальной действительностью цели и задачи.

2. Правила деления объёма понятия. На наш взгляд, эти правила должны быть признаны принципами построения любой классификации, поскольку познавательное значение будет иметь только логически правильно построенная классификация.

Как справедливо заметил ещё в 1969 году

Н. А. Селиванов, «строгое соблюдение правил деления понятий является одной из основ логически выдержанной методологии»1. В литературе традиционно приводится четыре правила деления объёма понятия:

1) деление должно быть соразмерным, то есть должны быть перечислены все виды делимого понятия;

2) деление должно производиться только по одному основанию, то есть в процессе деления избранный признак должен оставаться одним и тем же и не подменяться другим признаком;

3) члены деления должны исключать друг друга, то есть конкретный предмет или явление должны находиться только в объёме одного какого - либо видового понятия и не входить в объём другого видового понятия;

4) деление должно быть непрерывным, то есть в процессе деления нужно переходить к ближайшим видам, не пропуская их[153] [154] [155].

3. Принципы системного подхода. Принципы системного подхода

раскрыты в общенаучной литературе , а также признаются основополагающими при проведении системных исследований в криминалистике и судебной экспертизе[156].

Принцип целостности. Обязывает рассматривать любое изучаемое явление (в нашем случае - понятие) как нечто целое, состоящее из частей, но не сводимое к сумме этих частей[157]. В свете указанного принципа среда, в которой находятся интеграционные классификационные системы (или, иными словами, системы понятий), представляет собой, по нашему мнению, понятийный аппарат судебной экспертизы как науки. Каждое понятие общей теории судебной экспертизы, отражая признаки того или иного предмета или явления, качественно отличается от любого другого понятия общей теории судебной экспертизы, отражающего, в свою очередь, признаки какого-либо иного предмета или явления. Таким образом, классификационная система, как результат деления того или иного понятия, также будет отличаться от классификационной системы другого понятия. Также каждая классификация, имеющая своим основанием интеграцию знаний, построенная по одному классификационному признаку, будет выступать самостоятельным целостным образованием по отношению к другим классификациям того же понятия, но построенным по иным основаниям. Расчленение же системы приводит к понятию элемента, то есть неделимой единицы, свойства и функции которой зависят от её места в рамках целого1. Мы находим справедливым утверждение В. А. Жбанкова, который считает, что «элементом может быть названа только такая часть системы, которая характеризуется относительной выделенностью, самостоятельностью и выполняет определённое назначение или ряд назначений по отношению к системе»[158] [159].

В классификации, основанной на интеграции знаний, элементами, по нашему мнению, являются соподчинённые понятия, полученные в результате деления родового понятия. Мы также разделяем мнение А. Ю. Головина, который считает, что самостоятельность, выделенность каждого из соподчинённых понятий обусловливается тем, что каждое из них определяет признаки особого класса предметов, явлений, которые не совпадают с признаками, определяемыми другим соподчиненным понятием, хотя и те, и другие определяются единым основанием деления главного (родового) понятия. В классификационной системе количество элементов может быть от двух и более. В то же время каждое соподчинённое понятие может быть подвергнуто делению по тому или иному основанию, и, следовательно, рассмотрено в качестве самостоятельной классификационной системы1.

Интеграционные исследования основываются на принципе связи. Этот принцип употребляется практически в любом системном исследовании. Он означает, что лишь связанные определённым образом понятия могут признаваться в качестве элементов одной классификационной системы.

4. Специальные принципы разработки и функционирования интеграционных классификаций. На наш взгляд, важнейшим принципом построения и функционирования классификаций, основанных на интеграции знаний, является их направленность на дальнейшее познание закономерностей, изучаемых общей теорией судебной экспертизы, систематизации знаний в области судебной экспертизы, а также на обеспечение возможности их использования в практической деятельности экспертных учреждений. Данный всеобъемлющий принцип состоит из следующих принципов: принципа учёта практики, принципа истинности классификационного признака, принципа всесторонности

классификационных исследований.

Мы полагаем, что глубокий анализ и системный подход позволят наиболее успешно приблизиться к решению обозначенных проблем.

Прежде чем предложить и обосновать собственную классификационную систему судебных экспертиз, проанализируем имеющиеся на настоящий момент теоретические разработки ученых по данному вопросу.

В настоящее время в теории судебной экспертизы существует множество разработок относительно классификаций судебных экспертиз. В частности, С. А. Звягин предлагает классификацию судебных экспертиз по следующим признакам: организационным, процессуальным, объемным,

предметным и квалификационным1. По мнению А. В. Нестерова,

классифицирование экспертиз должно осуществляться как минимум по трем основаниям: правовому, юридическому и исследовательскому. Правовое классифицирование экспертиз необходимо осуществлять с помощью правовой парадигмы, юридическое классифицирование осуществляется с помощью законов и подзаконных нормативных правовых актов в виде порядков проведения экспертиз. Специальная исследовательская, в том числе методическая, часть экспертиз фактически регламентируется в нормативно - технических документах. Поэтому классифицирование экспертиз по специальному исследовательскому основанию осуществляется экспертами и теоретиками права[160] [161].

Однако, по нашему мнению, наибольшее распространение в науке получила позиция, согласно которой классификация судебных экспертиз осуществляется в двух основных аспектах: организационно-процессуальном , а также в совокупности по таким основаниям, как предмет, объект, метод и отрасль специальных знаний.

Классификация судебных экспертиз в организационно-процессуальном аспекте базируется на положениях нормативно-правовых актов, регулирующих указанные вопросы (например, нормы УПК РФ, ГПК РФ, ФЗ о ГСЭД РФ и др.) и проводится по следующим основаниям: по объему исследований (основные и дополнительные экспертизы) и последовательности проведения (первичные и повторные экспертизы) - статья 207 УПК РФ и статья 20 ФЗ о ГСЭД РФ; по численности и составу экспертов (единоличные, комиссионные и комплексные) - статьи 200, 201 УПК РФ и статьи 21, 22, 23 ФЗ о ГСЭД РФ. (см. Приложение 3, 4 и 5)

Согласно данным проведенного нами исследования материалов уголовных, гражданских и арбитражных дел и экспертных производств1, 22,7% постановлений и определений о назначении судебной экспертизы, содержат наименования судебных экспертиз, которые не закреплены ни одним нормативным актом.

Если приведенные классификации не вызывают противоречий и споров, то на наш взгляд, наибольший интерес представляет классификация судебных экспертиз по отраслям знаний. Как показывает анализ специальной литературы, данная научная разработка вызывает определенные дискуссии в научных кругах по следующим двум основным вопросам: основания классификации и связанная с этим проблема об отнесении тех или иных экспертиз к классу криминалистических. По справедливому замечанию Т. Ф. Моисеевой, это, прежде всего, обусловлено формированием новых видов экспертиз (ввиду появления новых объектов и методов экспертного исследования) и необходимостью определения их места в общей системе судебных экспертиз[162] [163].

Значение данной классификации в современной науке, согласно позиции Д. В. Артюшенко, связано с созданием системного представления об объектах исследования. В науках так называемой синтетической природы, т.е. имеющих тесное взаимоотношение и взаимозависимость с рядом других наук, к которым относится и общая теория судебной экспертизы, интегрирующая в себе как естественные, так и ряд юридических наук (наиболее тесно взаимосвязана с такими науками, как криминалистика, медицина, химия и др.) классификация представляет собой «научный инструмент» интеграции и сведения в системное единство данных различных областей знания[164].

Как мы уже отмечали, одной из первых в науке классификация судебных экспертиз была сформирована и предложена А. Р. Шляховым в 70х годах XX века, представлявшая собой четырехуровневую систему класс - род - вид - разновидность (группа)[165].

В соответствии с данной разработкой, класс экспертизы составляют экспертные исследования, объединяемые общностью знаний, служащих источником формирования теоретических и методических основ судебных экспертиз, и объектов, исследуемых на базе этих знаний. Таковым, например, является класс судебно-экономических экспертиз.

Роды экспертиз различаются по предмету и объектам и соответственно методикам экспертного исследования. Например, в криминалистической экспертизе на уровне рода выделяют следующие: почерковедческие, автороведческие, технические экспертизы документов, трасологические, баллистические, портретные и другие экспертизы.

Вид экспертизы составляют элементы рода, отличающиеся специфичностью предмета в отношении общих для рода объектов и методик. Например, в судебно-технической экспертизе документов учреждений Минюста (в системе МВД - технико-криминалистические экспертизы документов) различают: экспертизы реквизитов документов; экспертизы материалов документов (красителей, бумаги и т.п.), используемых для их изготовления.

Подвид (группа) экспертизы - составные части вида, отличающиеся своеобразной группой задач, характерных для предмета данного вида экспертизы, и комплексами метода исследования отдельных объектов или их групп.

Данная классификация предусматривала деление судебных экспертиз на области знания по совокупности трех существенных признаков — предмет, объект и методика экспертного исследования. По мнению

А. Р. Шляхова, существовавшие до этого в науке попытки определить природу судебной экспертизы лишь по источникам научных знаний («материнские науки»), применяемых в судебной экспертизе, либо по группе объектов, либо по методам (и тем более по одному методу) не дают возможности отличить один род и вид экспертизы от другого, ведут к путанице и затрудняют решение методических и организационно-научных вопросов1. В частности, если в основу классификации будет заложен только предмет судебной экспертизы, т.е. устанавливаемые экспертом фактические данные, то можно убедиться, что многие из них имеют общие черты и признаки.

Например, криминалистические: портретные, дактилоскопические, почерковедческие, а равно медико-биологические экспертизы решают одинаковые задачи - о тождестве лиц; криминалистические и товароведческие экспертизы в отношении многих веществ, материалов и изделий из них часто сводятся к установлению родовой (групповой) принадлежности (на разных уровнях) сравниваемых материалов и т.д. Приняв за основание классификации объекты экспертизы, например документы, как это прослеживается в трудах А. М. Питиримова и ряда других авторов, невозможно различить разнородные экспертизы: криминалистические (судебно-почерковедческие и технические экспертизы документов), судебно-бухгалтерские, товароведческие, так как нередко эксперты названных специальностей изучают один и тот же род и вид документов в их процессуальном значении. На наш взгляд, данное [166] [167] утверждение не бесспорно, т.к. анализ существующих классификаций, построенных на нескольких основаниях, как в теории, так и в нормативно - правовых документах, регламентирующих судебно-экспертную деятельность, не позволяет говорить о наличии четко выстроенной системы и отсутствии противоречий между ее элементами.

Однако на тот момент развития теоретических концепций о классификации судебных экспертиз подход А. Р. Шляхова представлялся достаточно прогрессивным и перспективным. Учитывая имеющиеся в науке несовершенства, А. Р. Шляхов для выделения родов судебных экспертиз предложил использовать только объединенный критерий классификационных построений «предмет-объект-метод». В качестве основания для выделения классов им указывалась общность знаний, служащих источником формирования теоретических и методических основ судебных экспертиз1.

Руководствуясь вышеизложенными положениями, в основе которых заложено трехмерное основание классификации, А. Р. Шляхов предложил поделить экспертизы на девять классов: криминалистические, судебномедицинские и психофизиологические, судебные инженерно-транспортные, судебные инженерно-технологические, судебно-технические, судебнобухгалтерские и финансово-экономические, судебные сельскохозяйственные, судебно-экологические, судебно-биологические экспертизы объектов животного и растительного происхождения. Позднее Ю. Г. Коруховым эта классификация была дополнена еще одним классом - судебноискусствоведческой экспертизой[168] [169] [170], а Т. С. Волчецкая обоснованно

предложила внести еще два класса - судебно-почвоведческие экспертизы и

3

экспертиза пищевых продуктов .

На наш взгляд, подобное деление судебных экспертиз с учетом основных решаемых ими задач имеет существенное значение:

- помогает определить роды и виды экспертиз, производство которых должно быть организовано в судебно-экспертных учреждениях, прогнозировать создание новых;

- облегчает разработку краткосрочных и перспективных планов НИР для развития теории и методики экспертного исследования;

- предопределяет подготовку и переподготовку экспертных кадров, их компетенцию и специализацию;

- помогает лицу, назначающему судебную экспертизу, в правильном выборе соответствующего рода (вида) экспертизы.

Следует отметить, что в теории предложения и мнения о выделении новых классов экспертиз актуальны и в настоящее время. На страницах современной научной литературы довольно часто появляются публикации, посвящённые теоретическим проблемам развития общей теории судебной экспертизы, в которых предлагаются новые классы или роды экспертиз.

Например, В. В. Колтунин, С. М. Зосимов, Л. В. Пустовалов, С. Г. Харламов, С. А. Аксенов и Е. Г. Дмитриев предложили свою классификацию судебных экспертиз. В общей системе судебных экспертиз они выделяют 4 уровня: классы (типы), роды, виды, разновидности (подвиды). В классы вошли: криминалистические, медицинские и психофизиологические, инженерно-транспортные, экономические, инженерно-технические, инженерно-технологические, биологические, сельскохозяйственные, экологические, искусствоведческие экспертизы. Данная классификация соответствует общепринятой, однако следует заметить, что при рассмотрении последнего класса - искусствоведческой экспертизы - авторы выделяют ситуалогическую (ситуационную) экспертизу, которая исследует событие преступления как целостный объект[171].

Определенный интерес представляют выделяемые исследователями роды экспертиз, например, фоноскопические, объектом их исследования являются функционально-динамические признаки, о которых упоминали ряд ученых, в том числе A. M. Зинин, В. Г. Булгаков и др. Зачастую она проводится для определения личности говорившего по таким признакам, как голос и речь, записанным на фонограмме. Она позволяет достигнуть результата даже в случае намеренного и сильного искажения голоса. Предметом фоноскопической экспертизы являются достоверные факты, определяемые по фонограммам на основании специальных знаний в физикоматематических, информационных или других технологиях. В рамках данной экспертизы возможна антропометрическая диагностика лица по фонограмме его устной речи, восстановление дословного содержания разговора; диагностика синхронности записи звука и изображения на видеофонограмме; диагностика эмоционального состояния по фонограмме устной речи; поиск признаков монтажа в фонограмме, или в видеозаписи; установление голоса конкретного человека на спорной фонограмме, либо соотношения копии и оригинала, между фонограммами; шумоочистка фонограмм и повышение качества разборчивости речевого сигнала; экспертиза голоса?, идентификация и диагностика личности по фонограммам устной речи, экспертиза аудиозаписей и др. В этой связи Е. И. Галяшина предлагает выделить следующие виды фоноскопических экспертиз:

і

Класс традиционных криминалистических экспертиз

РОД

При этом, по замечанию автора, судебная фоноскопическая экспертиза как сравнительно молодой род судебных экспертиз находится в стадии бурного развития, а потому приведенная классификация не может считаться окончательной и полностью завершенной. В перспективе данный род может оформиться в самостоятельный класс мультимедиальных или теле-радио- коммуникационных экспертиз[172].

В качестве самостоятельного класса Е. И. Г аляшина предлагает выделить судебные речеведческие экспертизы, основаные на сфере знаний о процессе речепроизводства, восприятия, понимания и интерпретации речевой информации, зафиксированной на материальном носителе. Соответственно, объектами судебных речеведческих экспертиз будут выступать устные и письменные произведения речи. В качестве родов данной класс содержит почерковедческую, автороведческую и лингвистическую экспертизы1. Однако данное разделение класса речеведческих экспертиз на роды до сих пор подвергается научной дискуссии. Так, например, по мнению Т. П. Соколовой в роде лингвистических экспертиз необходимо выделять экспертизу нейма, так как специфика нейма как особого объекта судебной экспертизы не позволяет исследовать его в рамках других видов данного рода[173] [174] [175]. Позиция автора заслуживает внимания, так как экспертные исследования продуктов речевой деятельности сложны и трудоемки, требуют привлечения высококвалифицированных специалистов, обладающих разносторонними знаниями из различных областей науки и техники (криминалистики, лингвистики, акустики, психологии, физиологии и т.д.), и, соответственно, могут рассматриваться в качестве самостоятельного класса. Специальные знания эксперта в области криминалистического исследования речевой информации включают естественно-научные знания о речевом произведении как продукте речемыслительной деятельности человека, закономерностях формирования и отражения в речи свойств личности, их устойчивости и индивидуальности.

Некоторыми исследователями предлагается выделение такого вида судебной экспертизы как правовая (юридическая), что является предметом дискуссии таких ученых, как Е. Р. Россинская, Ю. К. Орлов, Е. А. Зайцева, Ю. Г. Корухов, Т. В. Аверьянова и др. На наш взгляд, данная позиция не лишена основания и требует более детального обоснования и разработки.

Также на страницах научной литературы обосновывается выделение

рода судебных речеведческих экспертиз , рода интеграционной судебной

экспертизы высокотехнологичных носителей1, судебной энтомологии[176] [177] [178] [179]

судебно-оценочной экспертизы и др. Все предложения интересны, требуют разработки и занятия своего места в общей классификационной системе.

Рассмотренные классификационные построения, базирующиеся на разработках А. Р. Шляхова, являются в настоящее время общепринятыми, но в последние годы подвергаются переосмыслению и глубокому анализу. Так, например, комплексный критерий, предложенный А. Р. Шляховым, был дополнен четвертым признаком, а именно характером специальных знаний, играющим доминирующую роль при решении задач данного вида

4

экспертизы .

Так, Д. А. Сорокотягина и И. Н. Сорокотягин основанием создания класса, рода судебной экспертизы считают применяемый в процессе экспертного исследования характер современных знаний в области специальных наук, имеющих строго определенную предметную направленность на познание объективной действительности[180].

Авторы считают, что стабильную направленность предмета научного знания на содействие установлению обстоятельств уголовного, гражданского, административного дела имеют классы судебно-медицинских, судебно-психиатрических, судебно-психофизиологических и

криминалистических экспертиз.

Мы считаем, что данный подход, несомненно, говорит о появлении и развитии более глубоких научно-методологических концепций построения

классификаций судебных экспертиз, однако, не решает проблему единообразного подхода к данному вопросу. Появление нового основания для классификационных построений лишь усложняет процесс упорядочивания всех экспертиз в единую систему. К тому же, как мы выяснили в первой главе нашей работы, с точки зрения таких базовых и первостепенных наук, как логика и философия, основанием для построения классификации, соответствующей всем критериям ее формирования, может и должен служить только лишь один критерий.

Отдельного внимания заслуживает позиция ученых, которые основанием рассматриваемой классификации судебных экспертиз считают комплексный критерий. Так, по мнению Т. В. Аверьяновой, это объекты, задачи экспертного исследования и традиционное представление об объектах и задачах определенного рода, вида экспертизы. В то же время автор отмечает, что в следственной и судебной практике можно руководствоваться общепринятым делением экспертиз по характеру обосновывающего знания1.

Нам представляется, что процесс формирования и последующего выделения новых классов вполне естественен, так как процесс появления новых знаний неизбежно должен подвергать изменениям существующую на данный момент классификацию судебных экспертиз. В частности, решение экспертных задач в рамках одной отрасли знания в настоящее время уже далеко не всегда обеспечивает должный и качественный уровень экспертного исследования. Поэтому, как отмечает Н. П. Майлис, процесс дифференциации достиг такого уровня в ряде научных направлений, что систематизация знаний в них требует перехода к интеграции. Только интеграция научных знаний позволяет, благодаря синтезу, создать такую науку, которая в комплексном единстве и взаимосвязи двух наук, будет составлять при всем многообразии единое и неразрывное целое[181] [182].

Такие образования новых научных направлений в науковедении закономерны. Период количественного накопления фактов и закономерностей развития каждой науки достиг такого уровня, когда наступает качественное изменение, позволяющее претендовать на новое самостоятельное научное знание. Эти новые направления могут быть отнесены к разряду «гибридных наук», предложенных профессором Р. С. Белкиным и включают в себя синтетические, интегральные и комплексные науки. Многие из этих конструктивных предложений уже реализованы на практике, что значительно расширило рамки проводимых экспертиз и повысило и качество.

В соответствии с этим, согласно позиции Т. В. Аверьяновой, процессы интеграции и дифференциации, а также становление и формирование общей теории судебной экспертизы, определение ее природы привели к изменению представлений о классификации судебных экспертиз. «Синтетическая природа общей теории судебной экспертизы позволяет снять ярлыки, которые мы наклеиваем на различные виды и роды экспертиз, и рассматривать любой вид и род экспертизы просто как судебную экспертизу»[183]. По нашему мнению, данный процесс вполне закономерен.

Так, например, согласно мнению Е. Р. Россинской, все судебные экспертизы находятся на разных стадиях формирования, поэтому нельзя говорить о едином основании для их подразделения по классам, родам и видам. Поэтому автор полагает, что основаниями подразделения судебных экспертиз на роды и виды является характер исследуемых объектов в совокупности с решаемыми задачами. B классы же объединяются роды судебных экспертиз, относящиеся к одной или близким отраслям специальных знаний, которые к тому же используют сходный инструмента- рий.2 В соответствии с этим, по мнению данного ученого, основной единицей классификации является род экспертиз, который связан с определенными задачами и объектами исследования. Не будем отрицать, что именно род является наиболее важным звеном в классификации судебных экспертиз, но и не можем недооценивать значение классов, так как в правильно построенных научных классификациях самая крупная классификационная единица - класс - никак не может являться изменяющейся категорией. Наоборот, наиболее крупная классификационная единица, каковой является класс, является и самой стабильной, неменяющейся категорией. Только в этом случае классификация будет развиваться по законам науки за счёт формирования в этих классах родов и наиболее динамичных категорий - видов и подвидов.

Одной из последних работ, посвященных развитию классификационных построений судебных экспертиз, является кандидатская диссертация Д. А. Артюшенко. К сожалению данная работа также не лишена общих недостатков отраженных нами ранее, а именно: нарушены основные принципы классификационных построений - это, во-первых, отсутствие единого основания, а, во-вторых, имеет место нахождение одних и тех же объектов в объёме разных видовых понятий. Кроме того, в предлагаемых классах отсутствует система соподчиненных понятий, т.е. роды, виды и подвиды экспертиз.

Таким образом, на основании методологических положений относительно построений классификационных систем судебной экспертизы отметим, что существующие на настоящий момент разрозненные знания по этому вопросу требуют серьезного осмысления, унификации понятийного аппарата и, как итог, создания стройной научной классификационной системы судебных экспертиз. В настоящее время это является актуальным, поскольку появляющиеся новые виды судебных экспертиз должны быть полностью систематизированы.

Далее в работе предлагаем остановиться более подробно на некоторых классах судебных экспертиз. Следует признать, что критерий общности используемых знаний, служащих источником формирования теоретических и методических основ судебных экспертиз, представляется расплывчатым, аморфным. Что мы должны понимать под общностью знаний в выделяемых в настоящее время классах экспертиз? Что обеспечивает эту общность?

<< | >>
Источник: Бурвиков Никита Викторович. Системные построения в судебной экспертизе. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Тула - 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме §1. Принципы построения действующих классификаций судебных экспертиз:

  1. § 1.2. Теоретические основы судебно-баллистической идентификации нарезного огнестрельного оружия по следам на пулях
  2. Приложение 4 Предлагаемые дисциплины и их примерное содержание для внесения в «Требования к обязательному минимуму содержания основной образовательной программы подготовки судебного эксперта по специальности «Судебная экспертиза»
  3. 4.2. ПРИНЦИПЫ КРИМИНАЛИСТИКИ
  4. § 3. Общая теория судебной экспертизы, ее концептуальные основы
  5. § I. Процессуально-технические принципы получения отображений опосредствованных источников информации
  6. §2. Развитие системных построений в криминалистике и общей теории судебной экспертизы
  7. §1. Принципы построения действующих классификаций судебных экспертиз
  8. §2. Проблемы построения отдельных классов, родов и видов судебных экспертиз
  9. §2. Экспертные задачи как основание построения классификации судебных экспертиз
  10. § 1. Понятие, функции и современное состояние систем гражданскоправовых договоров по принципу дихотомии
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -