<<
>>

§ 2.2 Особенности нормативного закрепления дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации

Ранее были рассмотрены дополнительные гарантии реализации прав и свобод, закрепленные в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации, отличительной особенностью которых можно считать их общий, обязывающий органы государственной власти и местного самоуправления характер.

Данные особенности вытекают из сущности конституций (уставов) субъектов Российской Федерации как основополагающих, учредительных, обладающих высшей юридической силой источников права.

Особенности нормативного закрепления дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина в законодательстве субъектов Российской Федерации во многом обусловлены видовой принадлежностью таких гарантий. Специфика конкретного вида дополнительных гарантий проявляется в соответствующих способах и средствах юридико-технического закрепления указанных гарантий в нормативном источнике.

При этом особенности закрепления дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод в законах субъекта Российской Федерации и подзаконных актах субъекта Российской Федерации не столь очевидны, поскольку одна и та же дополнительная гарантия может быть закреплена как в законе субъекта Российской Федерации, так и в подзаконном акте.

Важным представляется деление дополнительных гарантий реализации на прямые и косвенные. Рассматривая специфику прямых и косвенных гарантий, мы обращали внимание на правовой режим их установления и действия, связанный с непосредственным или опосредованным правовым регулированием соответствующих отношений. Законодательство субъектов Российской Федерации в полной мере отражает указанную специфику правового регулирования общественных отношений по обеспечению конституционных прав и свобод.

Так, в отдельных субъектах Российской Федерации приняты законы субъекта Российской Федерации, регулирующие вопросы рассмотрения обращений граждан , связанные с реализацией конституционного права [196] гражданина избирать и быть избранным, осуществлением бесплатной юридической помощи и т.д.

В рамках данных законодательных актов, предусмотрены прямые дополнительные гарантии реализации соответствующих конституционных прав.

Законы субъектов Российской Федерации, регулирующие вопросы рассмотрения обращений граждан, направлены на установление дополнительных гарантий реализации конституционного права граждан, предусмотренного ст. 33 Конституции Российской Федерации, в соответствии с Федеральным законом от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" . В рамках указанных законов предусмотрена процедура рассмотрения обращений граждан на территории соответствующего субъекта Российской Федерации в части, не противоречащей Федеральному закону от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации". Данная процедура в ряде случаев имеет особенности в зависимости от предмета обращения. Например, при организации рассмотрения обращения, поступившего в результате личного приема руководителем, по фактам коррупционной направленности. В отдельных субъектах Российской Федерации (например, Омская область, Республика Тыва, Московская область) предусмотрены категории граждан, имеющих право на внеочередной личный прием, а также установлена обязанность органов возвращать документы гражданину, направленные вместе с обращением. Безусловно, это не полный перечень дополнительных гарантий. В научной литературе имеются работы, [197]

посвященные анализу законов субъекта Российской Федерации об обращениях

203

граждан .

Интерес отдельных субъектов Российской Федерации к регламентации отношений, связанных с установлением дополнительных гарантий реализации конституционного права граждан на обращение, связан с востребованностью данного права у населения. Как отметил С.А. Широбоков: "востребованность такой организационной формы, как обращение, настолько велико, что различные варианты и модели данной формы присутствуют практически во всех иных формациях участия граждан в управлении делами государства"[198] [199].

Действительно, дополнительные гарантии реализации конституционного права на обращение одновременно являются дополнительными гарантиями реализации иных конституционных прав и свобод. В связи с этим значимость дополнительных гарантий реализации конституционного права граждан на обращение заключается в гарантировании обширного круга конституционных прав и свобод и не исчерпывается лишь одним конституционным правом граждан на обращение.

Следует отметить, что не во всех субъектах Российской Федерации приняты законы, направленные на организацию рассмотрения обращений граждан (например, город Москва). В большей степени этому способствуют положения ст. 3 Федерального закона от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", предусматривающие возможность дополнительного регулирования указанных отношений субъектами Российской Федерации.

Кроме того, Федеральный закон от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" был предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. При этом Конституционный Суд Российской Федерации исходит из того, что положения Конституции Российской Федерации требуют от государства максимально широких гарантий реализации конституционных прав и свобод, с тем чтобы они были не иллюзорными, а реально действующими и эффективными. Соответствующие обязанности возлагаются, исходя из конституционных начал разграничения предметов ведения и полномочий между уровнями публичной власти, как на органы государственной власти Российской Федерации, так и на органы государственной власти субъектов Российской Федерации.

Содержащаяся в названном Федеральном законе, регламентация отношений граждан и органов публичной власти в связи с реализацией права на обращение по своему содержанию в значительной части относится к сфере защиты взаимосвязанных прав, закрепленных в статьях 33 и 45 Конституции Российской Федерации, а также в ряде других ее статей. Соответственно, реализуя в данной сфере конституционную модель разграничения полномочий, субъекты Российской Федерации могут принимать нормативные правовые акты, предусматривающие дополнительные гарантии права на обращение, в рамках, определенных Конституцией Российской Федерации, ее ст.

72 и 76 (части 2, 5 и 6), и федеральными законами, в том числе применительно к данным отношениям, положениями ст. 3 Федерального закона от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" в системном единстве с другими его положениями, прежде всего с частью 1 ст. 1 и частью 1 ст. 2.

Вместе с тем расширение законодателем субъекта Российской Федерации объема гарантий права на обращение не должно влечь распространение соответствующих обременений на лиц, не осуществляющих отдельные функции государственной власти данного субъекта Российской Федерации.

Таким образом, федеральный законодатель детальным образом регламентирует возможность субъектов Российской Федерации устанавливать дополнительные гарантии реализации конституционного права граждан на обращение. Именно поэтому субъекты Российской Федерации, понимая важность реализации конституционного права граждан на обращение в политико-правовом значении, принимают законы, во многом дублирующие нормы федерального законодательства. Указанные законы носят декларативный характер, что связано с нежеланием публичной власти дополнительно себя ограничивать, поскольку Федеральный закон уже достаточно регламентирует данную сферу общественных отношений.

В связи с этим судебная правоприменительная практика и принятие Федерального закона от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" во многом способствовали отсутствию соответствующих законов субъектов Российской Федерации в данной области общественных отношений. Так, А.Т. Карасев, А.В. Савоськин, проанализировав законы субъектов Российской Федерации об обращениях граждан, пришли к выводу, что после принятия Федерального закона от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" 44 субъекта Российской Федерации отменили свои законы об обращениях граждан . Отсутствие закона субъекта Российской Федерации, конечно, не препятствует реализации Федерального закона на территориях субъектов Российской Федерации, но в целях совершенствования правового статуса личности считаем принятие закона субъекта Российской Федерации, предусматривающего дополнительные гарантии реализации конституционного права граждан на обращение без дублирования норм федерального законодательства, необходимым.

Применительно к реализации конституционного права, предусмотренного ст. 38 Конституции Российской Федерации, в субъектах Российской Федерации приняты необходимые в соответствии с Федеральным законом от 21 ноября 2011 года № 324-ФЗ "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации" правовые акты[200] [201].

При этом следует отметить, что в отдельных субъектах Российской Федерации дополнительные гарантии реализации конституционного права граждан на бесплатную юридическую помощь нашли отражение в уставе субъекта Российской Федерации, а в дальнейшем в соответствующем законе субъекта Российской Федерации. Например, в ст. 77 Устава (Основного Закона) Ханты-Мансийского автономного округа - Югры и в Законе Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 16 декабря 2011 года № 113-оз "О бесплатной юридической помощи в Ханты-Мансийском автономном округе - Югре" .

В целом дополнительные гарантии реализации конституционного права граждан на бесплатную юридическую помощь, устанавливаемые субъектами Российской Федерации, достаточно однотипны.

Так, ст. 8, 9 Закона Иркутской области от 6 ноября 2012 года № 105-ОЗ "Об обеспечении оказания юридической помощи в Иркутской области", ст. 2, 2.1 Закона Забайкальского края от 10 октября 2012 года № 701-ЗЗК "Об оказании бесплатной юридической помощи гражданам Российской Федерации на территории Забайкальского края", ст. 3, 7 Закона Республики Хакасия от 5 октября 2012 года № 82-ЗРХ "Об оказании бесплатной юридической помощи в [202]

Республике Хакасия", ст. 3 Закона Брянской области от 5 июля 2012 года № 43 -З "О государственной системе бесплатной юридической помощи на территории Брянской области" направлены на установление расширенного перечня категорий граждан, имеющих право на получение бесплатной юридической помощи, а также на установление дополнительных случаев оказания бесплатной юридической помощи.

Вместе с тем исходя из понимания объема понятия дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод, устанавливаемых субъектами Российской Федерации, можно утверждать, что расширение перечня участников государственной системы бесплатной юридической помощи, минимизация перечня документов, необходимых для получения гражданами бесплатной юридической помощи, также будет являться процедурой закрепления дополнительных гарантий реализации соответствующего конституционного права граждан.

В этой связи можно обратить внимание на достаточно широкий объем дополнительных гарантий реализации конституционного права граждан на бесплатное оказание юридической помощи, установленный в Законе Свердловской области от 5 октября 2012 года № 79-ОЗ "О бесплатной юридической помощи в Свердловской области"[203] [204]. Во-первых, в указанном Законе установлен максимальный перечень участников государственной системы бесплатной юридической помощи: исполнительные органы государственной власти Свердловской области и подведомственные им учреждения, государственные юридические бюро, адвокаты и т.д. (ст. 5 Закона Свердловской области от 5 октября 2012 года № 79-ОЗ "О бесплатной юридической помощи в Свердловской области"). Во-вторых, помимо государственных юридических бюро огромную работу по оказанию бесплатной юридической помощи ведут исполнительные органы государственной власти Свердловской области и подведомственные им учреждения. Данные органы и учреждения осуществляют не только правовое консультирование в рамках осуществления рассмотрения обращений граждан, являющееся традиционным видом бесплатной помощи для многих субъектов Российской Федерации, но и оказывают юридическую помощь в виде составления заявлений, жалоб, ходатайств и других документов правового характера, в виде представления в государственных и муниципальных органах, организациях интересов граждан (ст. 6 Закона Свердловской области от 5 октября 2012 года № 79-ОЗ "О бесплатной юридической помощи в Свердловской области"). В-третьих, представляет интерес перечень дополнительно установленных по отношению к федеральному закону категорий граждан, имеющих право на получение бесплатной юридической помощи. Ст. 8 Закона Свердловской области от 5 октября 2012 года № 79-ОЗ "О бесплатной юридической помощи в Свердловской области" право на получение бесплатной юридической помощи предоставлено пенсионерам, получающим страховую пенсию по старости. Это очень объемная категория граждан, требующая пристального и уважительного к себе внимания. Расходы на оказание бесплатной юридической помощи данной категории граждан представляются весьма значительными, в связи с чем не каждый субъект Российской Федерации способен дополнительно обеспечить этих граждан бесплатной помощью.

Следует отметить, что дополнительные гарантии реализации права граждан на получение бесплатной юридической помощи, с одной стороны, являются прямой гарантией соответствующего конституционного права, а, с другой стороны, косвенной гарантией иных конституционных прав и свобод, поскольку от реализации права граждан на получение бесплатной юридической помощи зависит реализация иных конституционных прав, обеспечиваемых посредством указанного права. Данный тезис в полной мере соответствует принципу оказания бесплатной юридической помощи, закрепленному в п. 1 ст. 5 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 324-ФЗ "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации" (обеспечение реализации и защиты прав, свобод и законных интересов граждан).

Вместе с тем согласно ст. 1, ч. 4 ст. 3 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 324-ФЗ "О бесплатной юридической помощи в Российской

Федерации" им устанавливаются основные гарантии реализации права граждан Российской Федерации на получение бесплатной квалифицированной юридической помощи в России, а законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации могут устанавливаться дополнительные гарантии реализации права граждан на получение бесплатной юридической помощи. При этом указанный федеральный закон в пп. 2 пункта 1 ст. 12 определяет примерный состав таких дополнительных гарантий реализации, устанавливая полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации в области обеспечения граждан бесплатной юридической помощью. В частности к дополнительным гарантиям реализации права относится расширение перечня категорий граждан, имеющих право на ее получение, перечня случаев оказания бесплатной юридической помощи, определение порядка принятия решений об оказании в экстренных случаях бесплатной юридической помощи гражданам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, и обеспечение их исполнения.

В содержательном отношении практика субъектов Российской Федерации по установлению дополнительных гарантий реализации права граждан на получение бесплатной юридической помощи сводится в основном именно к регламентации вопросов указанных в ст. 12 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 324-ФЗ "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации".

В итоге можно констатировать, что федеральный законодатель детальным образом обозначил пределы установления субъектами Российской Федерации дополнительных гарантий реализации конституционного права на получение бесплатной юридической помощи.

В субъектах Российской Федерации принят комплекс законодательных актов, направленных на регламентацию отношений, связанных с реализацией конституционного права гражданина избирать и быть избранным, а также на участие в референдуме, в том числе устанавливающих дополнительные гарантии реализации указанного конституционного права[205] [206] в рамках закрепленных основных гарантиях реализации, установленных Федеральным законом от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" .

Вместе с тем, характеризуя непосредственно дополнительные гарантии реализации конституционного права на участие в выборах и референдумах, установленные субъектами Российской Федерации, можно условно разделить их на две группы: дополнительные гарантии реализации, необходимость установления которых закреплена в федеральном законе, и дополнительные гарантии реализации, возможность установления которых закреплена в федеральном законе.

Например, согласно ст. 13 Федерального закона от 12 июня 2012 года № 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" законом субъекта Российской Федерации может быть установлен срок, в течение которого референдум субъекта

Российской Федерации с такой же по смыслу формулировкой вопроса не проводится. В данном случае дополнительная гарантия реализации конституционного права на участие в референдуме заключается в осуществлении возможности, установленной федеральным законом.

Кроме того, согласно ст. 12 Федерального закона от 12 июня 2012 года № 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" конституцией (уставом), законом субъекта Российской Федерации могут быть определены вопросы, подлежащие обязательному вынесению на референдум субъекта Российской Федерации, а также конституцией (уставом), законом субъекта Российской Федерации могут быть определены вопросы, подлежащие обязательному вынесению на местный референдум. В данных положениях заключается возможность установления дополнительных гарантий реализации конституционного права на участие в референдуме.

Вместе с тем согласно ст. 65 Федерального закона от 12 июня 2012 года № 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" при проведении выборов в органы государственной власти, в органы местного самоуправления, референдума субъекта Российской Федерации, местного референдума, если законом не предусмотрено голосование по открепительным удостоверениям, избирателю, участнику референдума, который в день голосования по уважительной причине (отпуск, командировка, режим трудовой и учебной деятельности, выполнение государственных и общественных обязанностей, состояние здоровья и иные уважительные причины) будет отсутствовать по месту своего жительства и не сможет прибыть в помещение для голосования на избирательном участке, участке референдума, на котором он включен в список избирателей, участников референдума, должна быть предоставлена возможность проголосовать досрочно.

Таким образом, основная гарантия конституционных избирательных прав и прав на участие в референдуме предусматривает необходимость предоставления гражданам возможности либо проголосовать досрочно, либо воспользоваться открепительным удостоверением. При этом само осуществление такой возможности на уровне субъекта Российской Федерации будет представлять собой дополнительную гарантию реализации конституционного права избирать и участвовать в проведении референдума.

Например, Законом Омской области от 7 июля 2003 года № 455-ОЗ "О

212

выборах депутатов Законодательного Собрания Омской области" предусмотрена возможность получить открепительные удостоверения. Вместе с тем Кодексом Алтайского края о выборах, референдуме, отзыве от 8 июля 2003 года № 35-ЗС предусмотрена возможность, как получения открепительного удостоверения, так и возможность проголосовать досрочно, но совершенно в различных ситуациях.

М.И. Кукушкин выделил два вида избирательных прав граждан Российской Федерации, различающихся по юридической природе . Одни права относятся к основным конституционным правам, а другие выполняют вспомогательные функции по отношению к праву избирать и быть избранными.

Учитывая тесную связь данных двух видов избирательных прав, представляется, что дополнительными гарантиями реализации конституционного права будут являться нормы, дополняющие условия реализации любого вида избирательных прав, установленные субъектом Российской Федерации.

Проблемы установления и действия дополнительных гарантий реализации соответствующего конституционного права видятся в особенностях нормативного их закрепления с учетом федерального законодательства.

В ст. 2 Федерального закона от 12 июня 2012 года № 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" определено понятие "гарантии избирательных прав и права на участие в референдуме", которыми являются установленные Конституцией Российской Федерации, законом, иным нормативным правовым [207] [208] [209] актом условия, правила и процедуры, обеспечивающие реализацию избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации. Данное понятие в полной мере относится как к основным гарантиям реализации конституционного права, так и к дополнительным.

Правоприменительная практика Конституционного Суда Российской Федерации также исходит из того, что субъекты Российской Федерации при определении условий реализации указанного конституционного права устанавливают дополнительные гарантии реализации данного конституционного права. В частности в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 года № 34-П "По делу о проверке конституционности пункта 5 статьи 33 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и части 8 статьи 32 Избирательного кодекса города Москвы в связи с жалобой гражданина К.С. Янкаускаса" закреплено, что федеративной природой Российского государства, как она определена в Конституции Российской Федерации, обусловлено и установленное ею разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

В частности, регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина находятся в ведении Российской Федерации, а защита прав и свобод человека и гражданина - в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. По смыслу данных положений Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с положениями ее статей 5 (части 2 и 3), 71 (п. "г", "о"), 72 (п. "н" части 1), 76 и 77, субъекты Российской Федерации имеют собственное избирательное законодательство, на основе которого проводятся выборы в их органы государственной власти и органы местного самоуправления и обеспечиваются избирательные права граждан применительно к данным видам выборов. [210]

Соответствующие законы субъекта Российской Федерации выступают при этом в качестве конкретизирующего нормативного регулятора избирательных прав граждан, реализуемых ими при организации и проведении выборов в органы государственной власти субъекта Российской Федерации и органы местного самоуправления.

Такое регулирование не является регулированием прав и свобод человека и гражданина в смысле статьи 71 (п. "в") Конституции Российской Федерации, оно носит вторичный характер и производно от базового, устанавливаемого (в соответствии с принципом единства системы правового регулирования избирательных прав, вытекающим из ее статей 4 (часть 2), 15 (часть 1), 32 (части 1 и 2), 71 (п. "в"), 72 (п. "б" части 1) и 76) Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, в частности Федеральным законом от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", который, как нормативный правовой акт прямого действия, затрагивающий основополагающие вопросы организации и проведения выборов, определяет права и обязанности участников избирательных правоотношений, в том числе полномочия федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации по реализации и обеспечению избирательных прав граждан, осуществляя тем самым разграничение этих полномочий.

Соответственно, именно на федеральном законодателе, прежде всего, лежит обязанность закрепить основные условия реализации гражданами пассивного избирательного права на выборах в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления.

Таким образом, законодательство субъектов Российской Федерации, направленное на обеспечение избирательных прав граждан, носит вторичный характер и производно от базового федерального законодательства, и в связи с этим в полной мере направлено на установление лишь дополнительных гарантий реализации конституционных избирательных прав граждан.

Вместе с тем законодательство субъектов Российской Федерации о выборах и референдумах, несмотря на то, что должно устанавливать только дополнительные гарантии реализации соответствующего конституционного права, дублирует основные гарантии реализации, установленные федеральным законом. При этом отдельные субъекты Российской Федерации прямо предусматривают предметом регулирования своих законов о выборах и референдумах установление дополнительных гарантий реализации конституционного права граждан на участие в выборах и референдумах (например, п. 4 ст. 1 Кодекса Алтайского края о выборах, референдуме, отзыве от 8 июля 2003 года № 35-ЗС, п. 2 ст. 1 Закона Курганской области от 6 июня 2003 года № 311 "О выборах депутатов Курганской областной Думы"[211] [212]). Во многом такое дублирование не позволяет четко определить и обозначить исключительно дополнительные гарантии реализации конституционного права. Необходимо также отметить, что основные гарантии реализации, закрепленные федеральным законом, носят достаточно исчерпывающий характер и лишь отдельные вопросы в рамках общих процедур и правил могут быть регламентированы в законодательстве субъектов Российской Федерации . Именно поэтому субъектам Российской Федерации приходится зачастую в той или иной мере дублировать федеральный закон. Без дублирования основных гарантий реализации конституционного права субъектам Российской Федерации затруднительно регламентировать те отношения, которые являются предметом регулирования их законов. В связи с этим и дополнительные гарантии реализации конституционного права на участие в выборах и референдумах растворяются в общем механизме гарантирования конституционного права. В свою очередь в законах субъектов Российской Федерации это проявляется в акцентировании внимания на обобщенном понятии "гарантии избирательных прав и права на участие в референдуме", определенном федеральным законом (например, ст. 1 Закона Кемеровской области от 14 февраля 2007 года № 24-ОЗ "О выборах депутатов Совета народных депутатов Кемеровской области", п. 8 ст. 1 Закона Республики Бурятия от 6 января 2004 года № 603-III "О выборах депутатов Народного Хурала Республики Бурятия", ст. 1 Кодекса Республики Башкортостан

Л 1 о

о выборах от 6 декабря 2006 года № 380-з ).

В конечном итоге можно утверждать, что федеральное законодательство исчерпывающим образом определяет варианты установления субъектами Российской Федерации дополнительных гарантий реализации конституционных избирательных прав граждан и права на участие в референдуме. В этой связи представляется обоснованным мнение М.С. Саликова об отсутствии самостоятельного значения у регионального избирательного законодательства в рамках системы избирательного законодательства Российской Федерации, поскольку ничтожно мал объем регулирования субъекта Российской Федерации в указанной сфере[213] [214] [215] [216].

Рассматривая реализацию конституционного права граждан Российской Федерации собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования, следует отметить, что на уровне Российской Федерации принят Федеральный закон от 19 июня 2004 года № 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" .

В научной литературе также были исследованы отдельные вопросы

реализации указанного конституционного права на уровне субъектов Российской

221

Федерации .

Законом субъекта Российской Федерации должно быть установлено минимальное допустимое расстояние между лицами, осуществляющими пикетирование; порядок использования специально отведенных мест, нормы их предельной заполняемости и предельная численность лиц, участвующих в

публичных мероприятиях, уведомление о проведении которых не требуется; порядок проведения публичного мероприятия на объектах транспортной инфраструктуры, используемых для транспорта общего пользования и не относящихся к местам, в которых проведение публичного мероприятия запрещено. Реализация указанных полномочий субъектов Российской Федерации направлена на установление дополнительных гарантий реализации конституционного права.

Так, Законом Омской области от 9 февраля 2005 года № 606-ОЗ "О

222

проведении публичных мероприятий на территории Омской области" установлено, что минимальное допустимое расстояние между лицами, осуществляющими пикетирование, составляет 50 метров; норма предельной заполняемости специально отведенных мест составляет 2 человека на 1 кв. метр; предельная численность лиц, участвующих в публичных мероприятиях, уведомление о проведении которых не требуется, составляет 100 человек.

Законом Свердловской области от 7 декабря 2012 года № 102-ОЗ "Об отдельных вопросах подготовки и проведения публичных мероприятий на территории Свердловской области" установлено, что минимальное допустимое расстояние между лицами, осуществляющими пикетирование, составляет 40 метров; норма предельной заполняемости специально отведенных мест составляет 1 человек на 1,5 кв. метр; предельная численность лиц, участвующих в публичных мероприятиях, уведомление о проведении которых не требуется, составляет 100 человек.

Закон Новосибирской области от 10 декабря 2004 года № 238-ОЗ "Об обеспечении условий проведения публичных мероприятий на территории Новосибирской области" определил, что норма предельной заполняемости специально отведенных мест составляет не более одного человека на один квадратный метр; предельная численность лиц, участвующих в публичных мероприятиях, уведомление о проведении которых не требуется, составляет 100 [217] [218] [219] человек; минимальное допустимое расстояние между лицами, осуществляющими пикетирование, проводимое одним участником, составляет 30 метров друг от друга.

Законом Республики Бурятия от 22 декабря 2012 года № 3075-IV "О некоторых вопросах проведения публичных мероприятий на территории Республики Бурятия"[220] установлено, что норма предельной наполняемости мест, специально отведенных или приспособленных для коллективного обсуждения общественно значимых вопросов и выражения общественных настроений, а также для массового присутствия граждан для публичного выражения общественного мнения по поводу актуальных проблем преимущественно общественнополитического характера составляет 1 человек на 1 кв. метр.

Думается, что такой дифференцированный подход в большей степени определяет правовые условия для реализации конституционного права граждан Российской Федерации на проведение публичных мероприятий и продиктован наличием региональных особенностей.

Кроме того, в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, обеспечения законности, правопорядка, общественной безопасности законом субъекта Российской Федерации дополнительно определяются места, в которых запрещается проведение собраний, митингов, шествий, демонстраций, в том числе если проведение публичных мероприятий в указанных местах может повлечь нарушение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, создать помехи движению пешеходов и (или) транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры (ст. 8 Федерального закона от 19 июня 2004 года № 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях").

Согласно ст. 3.2 Закона Омской области от 9 февраля 2005 года № 606-ОЗ "О проведении публичных мероприятий на территории Омской области" таким местом является детская площадка.

Ст. 7 Закона Свердловской области от 7 декабря 2012 года № 102-ОЗ "Об отдельных вопросах подготовки и проведения публичных мероприятий на территории Свердловской области" относит к таким местам: территории, непосредственно прилегающие к зданиям аэропортов, железнодорожных, автомобильных и речных вокзалов и станций; территории, непосредственно прилегающие к зданиям, в которых размещаются образовательные организации, медицинские организации, организации социального обслуживания граждан, учреждения культуры, физической культуры и спорта, а также непосредственно прилегающие к объектам, используемым при осуществлении образовательной деятельности, объектам спорта и объектам связи; территории, непосредственно прилегающие к жилым домам и многоквартирным домам; территории, непосредственно прилегающие к зданию, в котором размещается полномочный представитель Президента Российской Федерации в Уральском федеральном округе; территории, непосредственно прилегающие к зданиям, в которых размещаются высшие органы государственной власти Свердловской области; территории, непосредственно прилегающие к зданиям, в которых размещаются представительные органы муниципальных образований, расположенных на территории Свердловской области, и главы этих муниципальных образований; территории, непосредственно прилегающие к зданиям, в которых размещаются религиозные объединения.

В ст. 5.1 Закона Костромской области от 28 декабря 2012 года № 319-5-ЗКО "О некоторых вопросах проведения публичных мероприятий на территории Костромской области"[221] установлено, что запрещается проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий в Костромской области: на площади Сусанинской в городе Костроме; на площади Советской в городе Костроме; в помещениях, занимаемых органами государственной власти Костромской области, государственными органами Костромской области, органами местного самоуправления муниципальных образований Костромской области, а также на расстоянии менее 100 метров от любой точки периметра зданий, в которых расположены указанные помещения; на стадионах, детских и спортивных площадках; на рынках, ярмарках; на остановках транспорта общего пользования.

В Законе Республики Тыва от 26 декабря 2012 года № 1700 ВХ-1 "О некоторых вопросах проведения публичных мероприятий на территории Республики Тыва"[222] также установлен широкий перечень дополнительных мест, в которых проведение собраний, митингов, шествий, демонстраций запрещается.

Положения изложенных законов субъектов Российской Федерации не просто направлены на создание дополнительных правовых условий для реализации конституционного права собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования, но и на обеспечение реализации иных конституционных прав (конституционного права на образование, права собственности, права на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям). Именно этим объясняется устанавливаемый субъектами Российской Федерации широкий перечень дополнительных мест, в которых проведение собраний, митингов, шествий, демонстраций запрещается.

При этом важно отметить, что только в случаях, предусмотренных Федеральным законом от 19 июня 2004 года № 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", органы государственной власти субъектов Российской Федерации принимают нормативные правовые акты, касающиеся обеспечения условий проведения собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований. В рамках данного Федерального закона установлены основные гарантии реализации конституционного права граждан Российской Федерации собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования. Весь Федеральный закон устанавливает основные гарантии реализации конституционного права, несмотря на то, что глава 3 данного Федерального закона направлена исключительно на установление гарантий реализации гражданами права на проведение публичного мероприятия.

Федеральный законодатель определил пределы допустимости реализации вышеизложенных полномочий субъектов Российской Федерации. Например, минимальное расстояние между лицами, осуществляющими пикетирование не может быть более пятидесяти метров, а предельная численность лиц, участвующих в публичных мероприятиях, уведомление о проведении которых не требуется, не может быть менее ста человек. В рамках указанных основных гарантий реализации конституционного права субъекты Российской Федерации вправе проводить собственную политику, принимать решения направленные на регламентацию соответствующих отношений, исходя из достигнутого субъектом Российской Федерации уровня развития.

Можно заметить, что применительно к регламентации отношений, связанных с закреплением субъектами Российской Федерации дополнительных гарантий реализации конституционного права на проведение публичных мероприятий, федеральный законодатель совершенно исчерпывающе определяет пределы полномочий субъектов Российской Федерации.

Проведенный анализ особенностей нормативного закрепления субъектами Российской Федерации прямых дополнительных гарантий конституционных прав свидетельствует о детальном подходе федерального законодателя к возможным вариантам установления субъектами Российской Федерации дополнительных гарантий. Указанная детализация федерального законодателя способствует единству правового пространства, но в меньшей степени стимулирует субъект Российской Федерации к отражению особенностей своего развития при закреплении дополнительных гарантий реализации конституционных прав. В связи с этим требуется расширение сферы общественных отношений, в рамках которой субъект Российской Федерации имеет право устанавливать дополнительные гарантии, в ином случае придется констатировать отсутствие воли субъекта Российской Федерации при закреплении соответствующих положений.

Таким образом, рассматривая практическую деятельность субъектов Российской Федерации по установлению дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, можно утверждать, что данная деятельность не отличается единообразием в выборе средств и способов закрепления соответствующих дополнительных гарантий. Значительный объем текстуального выражения дополнительных гарантий составляют дублируемые субъектом Российской Федерации нормы федерального законодательства. В большей степени субъекты Российской Федерации формально подходят к процессу установления дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод. Фиксация в региональном законодательстве гарантий реализации прав и свобод, уже предусмотренных в Конституции Российской Федерации и федеральных законах, не способствует совершенствованию деятельности по дополнительному гарантированию реализации конституционных прав и свобод и соответственно качественно новому подходу к их обеспечению. Вместе с тем необходимо отметить, что само федеральное законодательство исчерпывающим образом определяет сферы общественных отношений, в рамках которых возможно установление дополнительных гарантий прав и свобод, а также исчерпывающе закрепляет полномочия субъектов Российской Федерации в указанных сферах. В таких условиях представляется закономерным исследовать проблемы эффективности действия дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, установленных субъектами Российской Федерации.

<< | >>
Источник: Чуклин Александр Владимирович. Дополнительные гарантии реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемые субъектами Российской Федерации. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Челябинск - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2.2 Особенности нормативного закрепления дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации:

  1. Глава 1. §2. Принципы избирательного права Российской Федерации
  2. § 1.1 Понятие дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации
  3. §1.2 Принципы установления субъектами Российской Федерации дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина
  4. §1.3 Классификации дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации
  5. Глава 2. Содержание дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации, и особенности их нормативного закрепления
  6. § 2.2 Особенности нормативного закрепления дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации
  7. § 3.1 Проблемы действия дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод
  8. 2.1. Деятельность органов региональной конституционной (уставной) юстиции по защите избирательных прав и совершенствованию избирательного законодательства субъектов Российской Федерации средствами абстрактного нормоконтроля
  9. §1.1 Понятие и сущность прав и свобод человека и гражданина
  10. § 1.2. Юридические гарантии орав и свобод человека и гражданина
  11. 1.2. Современные подходы в исследовании сущности конституционных прав и свобод человека и гражданина в условиях модернизации правовой системы России
  12. § 3. Сопутствующие элементы теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  13. 1.1.2 Избирательное право субъекта Российской Федерации как подотрасль (институт) права субъекта Российской Федерации
  14. 2.1.3 Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и избирательное право субъектов Российской Федерации
  15. § 1.1 Понятие дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации
  16. §1.2 Принципы установления субъектами Российской Федерации дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина
  17. §1.3 Классификации дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации
  18. Глава 2. Содержание дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации, и особенности их нормативного закрепления
  19. § 2.2 Особенности нормативного закрепления дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -