<<
>>

§ 2.1 Характеристика дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации

При характеристике дополнительных гарантий реализации прав и свобод, установленных субъектами Российской Федерации, первостепенную важность приобретают гарантии, установленные в конституциях (уставах), как основополагающих для правовой системы субъектов Российской Федерации

138

правовых актах .

Вопросы закрепления прав и свобод человека и гражданина в конституционном (уставном) законодательстве субъектов Российской Федерации находили свое отражение в научных публикациях. Во многом специфика данных научных трудов сводится к познанию общих (единых) для всех субъектов Российской Федерации положений о правах и свободах человека и гражданина, об их гарантиях. Сделанные выводы позволили провести классификацию конституций (уставов) субъектов Российской Федерации в зависимости от содержащихся в них положений о правах и обязанностях человека и гражданина . При этом имеются специальные исследования, посвященные [133] [134] отдельным конституционным правам и свободам человека и гражданина, в ракурсе их обеспечения на территории субъектов Российской Федерации[135].

В целом можно сказать, что весь комплекс научных изысканий, касающихся гарантий прав и свобод, устанавливаемых субъектом Российской Федерации, сводится к анализу гарантий защиты или гарантий охраны прав и свобод, которые выражаются в наличии таких правовых институтов как конституционный (уставной) суд субъекта Российской Федерации, уполномоченный по правам человека в субъекте Российской Федерации, иные уполномоченные в субъекте Российской Федерации лица.

Во многом интерес авторов привлекает определенным образом структурированное содержание самих конституций (уставов) субъектов Российской Федерации, в которых детальным образом отражаются положения Конституции Российской Федерации, а все дополнительные гарантии имеют институциональный характер.

Вместе с тем в рамках конституций (уставов) субъектов Российской Федерации фиксируются основы жизнедеятельности общества на конкретной территории и определяются основные направления правовой политики соответствующего субъекта Российской Федерации. В зависимости от того насколько системно и детально в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации сформулированы положения, касающиеся прав и свобод человека и гражданина, можно судить об уровне взаимодействия гражданского общества и органов публичной власти, о степени реализации прав и свобод в субъекте Российской Федерации.

Важно понимать, что в системе законодательства субъектов Российской Федерации высшую юридическую силу имеют нормы, закрепленные в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации. В связи с этим положениям, касающимся прав и свобод человека и гражданина, закрепленным в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации, обеспечена высшая степень юридической защиты, в том числе и в рамках деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации.

Следует согласиться с мнением тех, кто считает, что нет правовой необходимости в полном дублировании положений Конституции Российской Федерации в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации[136]. Повторение норм федерального законодательства в учредительных актах субъектов Российской Федерации не способствует ни повышению качества системы нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации в целом, ни повышению юридической значимости и силы указанных норм, поскольку они уже все определены федеральным законодательством. Напротив, в правоприменительной практике возникает множество проблем, связанных с реализацией данных нормативных положений. Во-первых, любое изменение федерального законодательства требует соответствующего изменения

законодательства субъектов Российской Федерации, что в значительной степени увеличивает массив законодательных актов субъектов Российской Федерации, не имеющих юридического содержания, но требующих трудовых и финансовых затрат на их подготовку и принятие.

Во-вторых, включение в конституции (уставы) субъектов Российской Федерации положений о правах и свободах, предусмотренных в Конституции Российской Федерации, позволяет конституционным (уставным) судам субъектов Российской Федерации

рассматривать дела о соответствии данным нормам положений нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации. При этом указанная компетенция есть только у Конституционного Суда Российской Федерации.

Считаем, что развитие конституционных прав и свобод в законодательстве субъектов Российской Федерации возможно в случае установления субъектами Российской Федерации дополнительной специфики их реализации, их конкретизации, что и отражается в понятии дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод. На указанные обстоятельства указывает и

А.А. Демидов, когда утверждает: "... предметом правового регулирования в конституциях и уставах субъектов РФ должны быть не сами эти права и свободы, а лишь гарантии их реализации, механизмы защиты на региональном уровне" .

Установление дополнительной гарантии реализации конституционного права или свободы с юридико-технической стороны такого процесса заключается в наложении специфики социально-экономического развития субъекта Российской Федерации на реализацию конкретных конституционных прав и свобод. Формулирование дополнительной гарантии конституционного права или свободы происходит посредством обращения к терминологии самого конституционного права или свободы.

Так, в п. 1 ст. 66 Устава (Основного закона) Омской области[137] [138] установлено: "В Омской области гарантируется право граждан на свободное использование их способностей и собственности для осуществления в соответствии с федеральным и областным законом любых форм и видов предпринимательской деятельности, создание условий, стимулирующих деловую активность населения, обеспечиваются экономическая свобода и конкуренция, осуществляется антимонопольное регулирование". Указанная норма является примером установления дополнительной гарантии конституционного права, предусмотренного в ст.

34 Основного Закона страны. При формулировании дополнительной гарантии произошел синтез содержания конституционного права и повышенных обязательств Омской области, заключающихся в создании соответствующих условий, стимулирующих деловую активность населения.

Таким образом, особую значимость при установлении дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод следует уделять процессу их связи с самими конституционными правами и свободами. Указанная связь позволяет сформулировать дополнительную гарантию реализации конституционного права или свободы.

Ст. 15 Устава Новосибирской области[139] указывает на реализацию права граждан на свободное использование своих способностей и имущества для осуществления предпринимательской деятельности, а также указывает на то, что органы государственной власти и местного самоуправления принимают меры, направленные на стимулирование развития и поддержку предпринимательства.

В рамках данных положений сформулирована дополнительная гарантия реализации конституционного права, предусмотренного в ст. 34 Конституции Российской Федерации. При этом Основной Закон России обращается исключительно к человеку, а в Основном Законе Новосибирской области происходит дополнительная конкретизация механизма реализации данного права посредством обращения к органам публичной власти с повышенными обязательствами, направленными на реализацию конституционного права.

В связи с этим представляется логичным обратиться к практике субъектов Российской Федерации по отражению в своих конституциях (уставах) именно дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод, а не в целом института прав и свобод человека и гражданина.

Практика конституционного (уставного) законотворчества не отличается единообразием в части выделения дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод в рамках главы или раздела конституции (устава) субъекта Российской Федерации.

При анализе структуры конституций (уставов) субъектов Российской Федерации применительно к закреплению в них дополнительных гарантий можно выделить несколько видов групп конституций (уставов) субъектов Российской Федерации.

В рамках первой группы конституции (уставы) субъектов Российской Федерации характеризуются наличием отдельной главы, посвященной гарантиям прав и свобод человека и гражданина (например, Республика Алтай[140],

Забайкальский край[141], Томская область[142], Тамбовская область[143], Московская область[144], Брянская область[145]).

Вторая группа конституций (уставов) субъектов Российской Федерации отдельного структурного элемента, касающегося гарантий конституционных прав и свобод человека и гражданина не содержит (например, Республика Тыва[146] [147] [148],

152 153

Республика Хакасия , Чувашская Республика - Чувашия , Республика Татарстан (Татарстан)[149], Республика Мордовия[150], Республика Марий Эл[151], Республика Башкортостан[152], Республика Бурятия[153], Алтайский край[154], Кемеровская область[155], Новосибирская область[156], Омская область[157], Тульская область[158], Тверская область[159], Рязанская область[160], Орловская область[161], Курская область[162], Калужская область[163], Ивановская область[164], Владимирская

17П 171 179 179

область , Челябинская область , Саратовская область , Пермский край ,

17/1 17с і пс

Оренбургская область , Нижегородская область , Кировская область , Ямало-

177

Ненецкий автономный округ , Ханты-Мансийский автономный округ - Югра ). Вместе с тем вопросы гарантирования конституционных прав и свобод человека и гражданина находят отражение в отдельных структурных элементах конституций (уставов), закрепляющих правовой статус личности, а также в общих положениях, направленных на обеспечение и защиту прав и свобод человека и гражданина.

В конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации третьей группы находят отражение только общие вопросы гарантирования всех прав и свобод человека и гражданина, закрепленных Конституцией Российской Федерации (например, Иркутская область , Красноярский край , город Москва ,

1Я9 1Я9 1 ЯА

Ярославская область , Смоленская область , Липецкая область , Костромская

1Я9 1Я6 1Я7

область , Воронежская область , Белгородская область , Удмуртская [165] [166] [167] [168] [169] [170] [171] [172] [173] [174] [175] [176] [177] [178] [179] [180] [181] [182]

1ЯЯ 1ЯО 1QO

Республика , Ульяновская область , Самарская область , Пензенская область[183] [184] [185] [186], Тюменская область[187], Свердловская область[188], Курганская

область[189]).

Вместе с тем анализ содержания конституций (уставов) субъектов Российской Федерации показывает, что отдельные дополнительные гарантии прав и свобод могут быть закреплены в рамках положений всего текста конституции (устава) субъекта Российской Федерации. При этом группа конституций (уставов) значения не имеет. В данном случае происходит гармоничное сочетание дополнительной гарантии прав и свобод с иными положениями в рамках соответствующей сферы правового регулирования конституции (устава) субъекта Российской Федерации.

Между тем, рассматривая конституции (уставы) субъектов Российской Федерации, можно выделить определенные группы дополнительных гарантий прав и свобод в зависимости от структуры самой конституции (устава) субъекта Российской Федерации. В частности одним из структурных элементов конституций (уставов) субъектов Российской Федерации является раздел (глава), посвященная вопросам конституционного статуса субъекта Российской Федерации или основам конституционного строя. Институт "основы конституционного строя", закрепленный в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации, в научной литературе исследуется с позиции связанности с основами конституционного строя Российской Федерации[190]. Как следствие, значимость данного института для общественно-политического развития субъекта Российской Федерации представляется в определенном смысле производной от значимости основ конституционного строя Российской Федерации для конституционного развития всего российского общества.

Под основами конституционного строя понимаются основополагающие принципы устройства общества[191] [192] [193], в связи с чем дополнительные гарантии реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, содержащиеся в рамках указанного раздела конституций (уставов) субъектов Российской Федерации, показывают значимость для общественного развития на территории соответствующего субъекта Российской Федерации определенных отношений.

С.А. Фоменко при анализе "гуманистических основ конституционного строя" классифицировал конституции республик Российской Федерации на три группы в зависимости от закрепления таких основ посредством обращения к правам и свободам человека и гражданина. При этом, по его мнению, отдельные уставы субъектов Российской Федерации, закрепляя гуманистические основы конституционного строя, устанавливают гарантии обеспечения прав человека на территории данных субъектов Российской Федерации .

Применительно к дополнительным гарантиям реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина в рамках указанного структурного элемента конституций (уставов) субъектов Российской Федерации можно выделить положения, направленные на установление обязанностей органов государственной власти субъектов Российской Федерации в наиболее общей форме принимать меры к реализации соответствующих конституционных прав и свобод. Например, в ст. 2 Конституции Республики Бурятия помимо человека, его прав и свобод высшей ценностью признаются его жизнь и здоровье, честь и достоинство, личная неприкосновенность и безопасность . Как следствие, Республика Бурятия берет на себя повышенные обязательства применительно к обеспечению права на жизнь и др. конституционным правам, в основе которых лежит здоровье человека, его честь и достоинство, личная неприкосновенность и безопасность.

Кроме того, дополнительной гарантией реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, обеспечивающей стабильность правового регулирования соответствующих отношений, можно считать, во-первых, специальный порядок внесения изменений в соответствующий раздел (главу) конституции (устава) субъекта Российской Федерации, осложненный рядом обстоятельств, а во-вторых, положения, устанавливающие повышенную юридическую силу, присущую нормам, содержащимся в разделе (главе) основы конституционного строя.

Специальный порядок внесения изменений в соответствующий раздел (главу) конституции (устава) субъекта Российской Федерации может заключаться в необходимости квалифицированного большинства депутатов для принятия таких изменений, либо в необходимости принятия конституции (устава) субъекта Российской Федерации в целом в установленном порядке, либо в дополнительном одобрении таких изменений избирателями в субъекте Российской Федерации.

Например, согласно ст. 16 Конституции Республики Башкортостан никакие другие положения Конституции Республики Башкортостан не могут противоречить основам конституционного строя Республики Башкортостан. Кроме того, ст. 124 Конституции Республики Башкортостан устанавливает, что предложения о внесении изменений и дополнений в основы конституционного строя Республики Башкортостан рассматриваются Государственным Собранием Республики Башкортостан лишь после поддержки их пятьюдесятью тысячами избирателей. Данные нормы Конституции Республики Башкортостан обусловливают дополнительные меры юридического характера к реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, закрепляемые в основах конституционного строя, на территории Республики Башкортостан.

Вместе с тем следует отметить, что дополнительные гарантии реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, установленные в рамках основ конституционного строя или основах конституционного статуса субъектов Российской Федерации, не сводятся исключительно к повышенным обязательствам общего характера, но и могут представлять собой достаточно конкретные юридические гарантии.

Например, согласно ст. 10 Конституции Республики Хакасия на территории Республики Хакасия не допускается захоронение экологически вредных отходов производства, доставленных из за пределов Республики Хакасия, если иное не установлено федеральным законом. Данная норма, содержится в главе "Основы конституционного строя" и представляет собой дополнительную гарантию реализации конституционных прав, предусмотренных ст. 41, 42 Конституции Российской Федерации.

Рассматривая группу конституций (уставов) субъектов Российской Федерации, в которых гарантии прав и свобод человека и гражданина закреплены в рамках отдельной главы конституции (устава), можно прийти к выводу, что в указанной главе не все положения следует признать дополнительной гарантией реализации конституционных прав и свобод. Многие нормы закрепляются в конституции (уставе) субъекта Российской Федерации по аналогии с Конституцией Российской Федерации или иным федеральным законодательством. Вместе с тем ряд положений устанавливает дополнительные гарантии реализации конституционных прав и свобод.

Например, согласно ч. 1 ст. 27 Устава (Основного Закона) Томской области граждане имеют право на беспрепятственное получение информации о положении дел в области, в соответствующих муниципальных образованиях по вопросам, обсуждаемым в органах государственной власти области, органах местного самоуправления, за исключением информации, отнесенной в установленном федеральным законом порядке к сведениям, составляющим государственную или иную охраняемую законом тайну. При этом ч. 2 ст. 27 Устава (Основного Закона) Томской области устанавливает обязанность органов государственной власти и местного самоуправления предоставлять информацию о деятельности соответствующих органов. В связи с этим в Уставе (Основном

Законе) Томской области разграничиваются понятия "информация о положении дел в области" и "информация о деятельности органов государственной власти и местного самоуправления".

С учетом того, что Федеральный закон от 9 февраля 2009 года № 8-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и

„199

органов местного самоуправления" направлен на регламентацию отношений, связанных с правом на информацию о деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, положения ч. 2 ст. 27 Устава (Основного Закона) Томской области нельзя признать дополнительной гарантией реализации конституционных прав и свобод.

Вместе с тем гарантия, предусмотренная в ч. 1 ст. 27 Устава (Основного Закона) Томской области выступает дополнительной гарантией реализации конституционных прав, предусмотренных ст. 29 Конституции Российской Федерации, направленных на свободный поиск, получение, передачу, производство и распространение информации любым законным способом.

Следует отметить, что в рамках конституций (уставов) субъектов Российской Федерации главы, посвященные гарантиям прав и свобод человека и гражданина, не отличаются единообразным подходом к содержанию.

Например, в Конституции (Основном Законе) Республики Алтай, Уставе (Основном Законе) Тамбовской области Российской Федерации в своем большинстве предусмотрены не гарантии реализации прав и свобод, а гарантии защиты прав и свобод. При этом данные гарантии установлены Конституцией Российской Федерации. Вместе с тем отдельные дополнительные гарантии реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина установлены в рамках иных глав Конституции (Основного Закона) Республики Алтай, Устава (Основного Закона) Тамбовской области Российской Федерации, посвященных конкретным видам конституционных прав и свобод. [194]

В Уставе Забайкальского края также преимущественно закрепляются гарантии защиты прав и свобод человека и гражданина. Так, ст. 9 Устава Забайкальского края предусмотрено право нормативными правовыми актами края и органов местного самоуправления устанавливать дополнительные гарантии защиты прав и свобод человека и гражданина в Забайкальском крае. В той мере, в какой защита способствует реализации прав и свобод, данное правовое положение можно считать дополнительной гарантией реализации конституционных прав и свобод, поскольку помимо субъекта Российской Федерации предусмотрена возможность и тем самым созданы правовые условия для защиты прав и свобод человека и гражданина на уровне органов местного самоуправления. Учитывая, что защита прав и свобод человека и гражданина находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, наделить указанной компетенцией органы местного самоуправления представляется возможным.

В Уставе (Основном Законе) Томской области предпринята попытка гарантировать реализацию всего комплекса конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Так, в ст. 30 Устава (Основного Закона) Томской области предусматривается, что каждый обязан уважать честное и доброе имя других лиц и вправе пресекать антиобщественные действия в местах общего пользования, трудовой деятельности, местах жительства. Каждый гражданин обязан не допускать оскорбительного поведения и действия по отношению к лицам иной национальности и вправе пресекать подобные действия со стороны других лиц. Данные нормы можно понимать как дополнительная гарантия реализации личных конституционных прав и свобод человека и гражданина. Ст. 32 Устава (Основного Закона) Томской области установлено направление деятельности органов государственной власти в части развития конкурсной системы получения стипендий, премий, грантов, образовательных кредитов и займов с целью поощрения творческой интеллигенции, молодежи, детей, расширения доступности высшего образования, творческой деятельности, охраны и использования исторических и культурных ценностей. Данные положения в комплексном виде способствуют реализации ряда социальных конституционных прав и свобод.

Вместе с тем большинство норм, закрепляющих гарантии прав и свобод человека и гражданина, установлены по аналогии с Конституцией Российской Федерации и не могут быть отнесены к дополнительным гарантиям реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Особо следует выделить дополнительные гарантии реализации конституционных прав человека и гражданина, закрепленные в Уставе Московской области. Так, ст. 17 Устава Московской области предусмотрена необходимость обеспечения прав человека и гражданина в Московской области посредством установления системы государственных социальных стандартов Московской области. Государственные социальные стандарты Московской области не могут снижать уровень обеспечения прав и свобод человека и гражданина, установленный минимальными государственными стандартами Российской Федерации. При этом под государственным социальным стандартом Московской области понимается установленный законом Московской области норматив (группа нормативов) организационного, финансового, материального и правового обеспечения, примененный к обязательству органов государственной власти Московской области по защите и гарантиям конституционного права граждан. Указанные дополнительные гарантии направлены на реализацию всего комплекса конституционных прав человека и гражданина на территории Московской области.

Таким образом, дополнительные гарантии реализации конституционных прав человека и гражданина, установленные в рамках отдельного структурного элемента конституций (уставов) субъектов Российской Федерации, имеют общий характер и направлены на реализацию определенного объема конституционных прав и свобод. Системная форма изложения соответствующих положений конституций (уставов) субъектов Российской Федерации создает юридико- техническую возможность для повышения правового статуса личности на данной территории.

Рассматривая вторую группу конституций (уставов) субъектов Российской Федерации, в которых выделены отдельные структурные элементы, закрепляющие правовой статус личности, а также общие положения, направленные на обеспечение и защиту прав и свобод человека и гражданина, можно констатировать отсутствие единства в содержательном отношении применительно к наличию дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод.

Так, Конституция Республики Хакасия дублирует положения Конституции Российской Федерации, касающиеся прав и свобод человека и гражданина, а также дублирует гарантии их реализации.

В Уставе Новосибирской области сделан акцент на установлении гарантий реализации прав и свобод человека и гражданина. В частности п. 3 ст. 2 Устава Новосибирской области установлено, что органы государственной власти Новосибирской области и органы местного самоуправления в пределах своих полномочий обязаны создавать условия для реализации прав и свобод человека и гражданина на территории Новосибирской области. В данном случае терминологически идет речь об установлении дополнительных гарантий реализации прав и свобод. Указанная логика отражается в текстуальном отношении в других статьях Устава Новосибирской области применительно к конкретным конституционным правам и свободам. Например, ст. 16 Устава Новосибирской области установлено, что в Новосибирской области обеспечивается реализация прав граждан на землю на основании принципов приоритета охраны жизни и здоровья человека, участия граждан в решении вопросов, касающихся их прав на землю, сочетания интересов общества и законных интересов граждан. Данные положения направлены на комплексное решение вопросов реализации конституционных прав на землю, жизнь, охрану здоровья и др.

Положения конституций (уставов) субъектов Российской Федерации второй группы в большей степени характеризуются отражением гарантий прав и свобод человека и гражданина, закрепленных Конституцией Российской Федерации. Конечно, фиксация норм Конституции Российской Федерации в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации позволяет говорить о понимании человека, его конституционных прав и свобод как высшей ценности и, как следствие, о значимости такого понимания для населения соответствующей территории субъекта Российской Федерации, но не лишает возможности восприятия этой деятельности с позиции формальной составляющей. Кроме того, отсутствие фиксации дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина в рамках специально выделенного структурного элемента конституции (устава) субъекта Российской Федерации, порой указывает на отсутствие системности в изложении положений.

Вместе с тем дополнительные гарантии реализации конституционных прав и свобод представляют собой симбиоз самих конституционных прав и свобод человека и гражданина, накладываемых на условия их реализации в конкретном субъекте Российской Федерации. Таким образом, без системного, формальноюридического закрепления дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации сложно вести речь об их совершенствовании.

В Уставе Иркутской области, Уставе Красноярского края, Уставе города Москвы, Уставе Ярославской области, Уставе Смоленской области, Уставе Липецкой области, Уставе Костромской области, Уставе Воронежской области, Уставе Белгородской области, Конституции Удмуртской Республики, Уставе Ульяновской области, Уставе Самарской области, Уставе Пензенской области, Уставе Тюменской области, Уставе Свердловской области, Уставе Курганской области отсутствуют главы, непосредственно закрепляющие гарантии прав и свобод человека и гражданина либо направленные на регламентацию правового статуса человека и гражданина. Вместе с тем в рамках иных положений уставов можно выделить дополнительные гарантии реализации отдельных конституционных прав и свобод.

Например, согласно ст. 34 Устава Иркутской области развитие социальной сферы в Иркутской области осуществляется в числе прочего на основе принципов обеспечения и поощрения самореализации личности и экономической активности человека в условиях сочетания обоснованности, дифференцированности, гарантированности и доступности социальной поддержки, предотвращения социального иждивенчества, недопустимости произвольного отказа государства от ранее принятых обязательств. Закрепление в уставной норме недопустимость произвольного отказа государства от ранее принятых обязательств позволяет говорить о реализации принципа стабильности в установлении мер социальной поддержки. Данная уставная норма устанавливает дополнительную гарантию реализации конституционного права на социальное обеспечение.

В Уставе Красноярского края особое внимание уделено реализации права граждан на непосредственное осуществление государственной власти края и участие в ее осуществлении органами государственной власти края. В частности п. 2 ст. 36 Устава Красноярского края установлено, что вопросы, выносимые на краевой референдум, не должны содержать формулировки, предполагающие ограничение или отмену общепризнанных прав и свобод человека и гражданина или гарантии реализации таких прав и свобод. Невозможность вынесения указанных вопросов на референдум является дополнительной гарантией стабильности действия не только самих прав и свобод, но и гарантий их реализации. Другая дополнительная гарантия реализации вышеизложенного конституционного права закреплена в п. 9 ст. 36 Устава Красноярского края, согласно которой решение, принятое на краевом референдуме, может быть отменено или изменено путем принятия иного решения на краевом референдуме, но не ранее двух лет после его принятия либо оспорено в судебном порядке. Безусловно, несмотря на то, что может возникнуть множество вопросов, связанных с реализацией указанной нормы, например, в случае противоречия со временем данного решения федеральному закону, ее наличие является дополнительной гарантией стабильности решений принятых непосредственно населением вследствие осуществления прямой формы народовластия.

В ст. 70 Устава Курганской области указано на необходимость органов государственной власти устанавливать нормативы качества окружающей среды не ниже требований и норм, установленных на федеральном уровне. Следовательно, уставная норма зафиксировала обязанность такого установления вместо предусмотренного на федеральном уровне права.

Конечно, нельзя сказать, что положения данной группы конституций (уставов) субъектов Российской Федерации противоречат федеральному законодательству, но складывается впечатление об отсутствии понимания важности закрепления института гарантий прав и свобод человека и гражданина на территории соответствующего субъекта Российской Федерации. В конечном итоге происходит недооценка значимости норм конституционного (уставного) законодательства субъектов Российской Федерации для повышения правового статуса личности, поскольку презюмируется, что гарантии прав и свобод человека и гражданина есть исключительно институт федерального законодателя.

Думается, что выделенная классификация конституций (уставов) субъектов Российской Федерации свидетельствует об уровне развития законодательства субъектов Российской Федерации и уровне осознания правотворческими органами субъектов Российской Федерации важности и необходимости участия субъектов Российской Федерации в установлении и нормативном закреплении дополнительных гарантий реализации прав и свобод. В тех субъектах Российской Федерации, в конституциях (уставах) которых имеется отдельная глава, посвященная гарантиям конституционных прав и свобод, в большей степени созданы юридико-технические возможности для закрепления в системном виде дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод. Конечно, отсутствие законодательного определения данного понятия, сложности в формулировании дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод, отсутствие четкости в разграничении гарантий реализации и гарантий защиты способствует установлению в рамках данной главы не только собственно дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод, но и гарантий защиты и собственно самих конституционных прав и свобод. В любом случае закрепление в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации единой главы о гарантиях конституционных прав и свобод является в юридическом отношении прогрессивным началом в механизме установления дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Учитывая, что согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства, одной из основных целей правотворческой деятельности субъекта Российской Федерации в рамках конституционного (уставного) законодательства должна стать деятельность по установлению дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина. Только в таком случае можно будет вести речь о реальном признании конституционных прав и свобод человека и гражданина в субъектах Российской Федерации.

Таким образом, объективные закономерности развития конституционно - правового института прав и свобод человека и гражданина свидетельствуют о назревшей необходимости выделения в рамках конституций (уставов) субъектов Российской Федерации отдельной главы, посвященной гарантиям конституционных прав и свобод человека и гражданина. В рамках указанной главы следует установить дополнительные гарантии конституционных прав и свобод человека и гражданина, исключив прямое дублирование норм федерального законодательства. В этих целях целесообразно Министерству юстиции Российской Федерации поручить своим территориальным органам выработать системные рекомендации субъектам Российской Федерации о возможных механизмах установления дополнительных гарантий конституционных прав и свобод человека и гражданина в отдельной главе конституции (устава) субъекта Российской Федерации. Учитывая действующие

полномочия Министерства юстиции Российской Федерации[195] по оказанию методической помощи в систематизации законодательства субъектов Российской Федерации, проведению правовой экспертизы нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации на предмет их соответствия Конституции Российской Федерации и федеральным законам, осуществлению

государственного учета нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, выдача системных рекомендаций о закреплении отдельной главы в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации, касающейся дополнительных гарантий прав и свобод, будет способствовать комплексному подходу со стороны Министерства юстиции Российской Федерации к принятию и действию учредительных актов субъектов Российской Федерации как центрального звена всей системы законодательства субъектов Российской Федерации. Проект распоряжения Министерства юстиции Российской Федерации прилагается (приложение № 1).

<< | >>
Источник: Чуклин Александр Владимирович. Дополнительные гарантии реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемые субъектами Российской Федерации. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Челябинск - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2.1 Характеристика дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации:

  1. Понятие и классификация норм избирательного права
  2. Глава 1. §2. Принципы избирательного права Российской Федерации
  3. Введение
  4. § 1.1 Понятие дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации
  5. §1.3 Классификации дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации
  6. § 2.1 Характеристика дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации
  7. § 3.1 Проблемы действия дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод
  8. § 3.2 Направления совершенствования правового регулирования отношений, связанных с установлением дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод
  9. 2.1. Роль административных процедур в реализации административно-правового статуса граждан и их организаций во взаимоотношениях с органами исполнительной власти.
  10. Избирательная правосубъектность личности в Российской Федерации как предпосылка ее избирательных прав и обязанностей.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -