<<
>>

Введение

Соединенные Штаты Америки — государство в Северной Америке, занимающее четвертое место в мире по территории (9 809 390 км2)[1], третье место в мире по численности населения (304 млн человек), со столицей в городе Вашингтон, административным делением на 50 штатов, федеральный округ Колумбия и ряд островных территорий.

Денежная единица этого государства (доллар) до недавнего времени играла роль основной мировой валюты2.

Что мы знаем о них? Наверное, многое и в то же время не все. Информация поступает самая разная. Демократическое правовое государство2? Ведущая мировая экономическая и военная держава4? Агрессор, помышляющий о мировом господстве5? Мошенник и афе-

.

См.: Хазин М. Дешевый доллар развалит США, а потом Россию? / Беседовала Е. Кривякина // Комсомольская правда. 2007. 30 нояб.

См.: Запольскис М. Внешняя политика США: вчера, сегодня, завтра. Геополитика // ; Звонарева О.С. Глобализация и взаимодействие цивилизаций: политико-правовые аспекты // Право и политика. 2005. № 5; Мелехин А.В. Особые правовые режимы Российской Федерации // СПС «КонсультаитПлюс»; Он же. Теория государства и права: учебник. М., 2008; Кабанов ПА. Криминологический анализ основных политических причин, детерминирующих политическую преступность // Российский следователь. 2007. № 19; Горбунов Ю.С. Глобализация терроризма // История государства и права.

2007. № 19.

См.: Хазин М. Указ. соч.

См.: Dr Clonan Т. US generals planning for resource wars. The Irish Times.

2008. Monday. September 22 // .

рист, ставший главным виновником мирового финансового кризиса, банкрот, эмитирующий ничем не обеспеченную денежную массу, производящий 20% мирового ВВП и потребляющий его 40%Паразит, обладающий 4% населения Земли и потребляющий 30% ее ресурсов2?

Тем не менее Америка сегодня также один из главных носителей современной мировой государственной идеологии и права, совсем недавно один из основных примеров для сравнения при проведении российской правовой и экономической реформ.

Как американское государство выполняет одну из своих главных функций — разрешение споров и конфликтов? Как соотносится американское правосудие по гражданским делам с судебной защитой прав и законных интересов граждан в России и соответствующими процессуальными механизмами разрешения гражданских дел? Ответы на эти вопросы могут представлять интерес для нас в том числе в силу того, что судебная реформа пока не закончена и опыт построения иных систем гражданского правосудия может помочь нам избежать лишних ошибок и найти собственные способы решения общих проблем.

Фундамент любого гражданского судопроизводства, как правило, складывается из основных институтов: суда, процессуальных правил рассмотрения судебных дел, государственной идеологии и источников материального права, используемых для принятия решений по существу гражданских дел.

Суд и нормы гражданского процесса — два компонента одного целого. Так же как музыкант и музыка, которую он исполняет.

Гражданский процесс как порядок рассмотрения споров и конфликтов существует уже на протяжении нескольких тысяч лет.

Казалось бы, что нового может быть в порядке, который существует так давно? Действительно, общего довольно много. В любой стране и в любую эпоху он всегда имеет общие черты: государственную власть в лице правителя, судьи или иного чиновника, уполно-

См.: Ведомости. 2008. 29 окт. (); Хазин М. Указ. соч.

См.: Тропин В. Мировые ресурсы и проблемы геополитики // ; .

моченного на разрешение споров и конфликтов сторон — участников процесса из числа граждан государства и иных лиц; а также свои особенности: условия обращения к суду, правила проведения судебного разбирательства, в целях обеспечения справедливого и правильного (соответствующего нормам законов, морали, нравственности) рассмотрения судебных дел, касающихся прав субъектов государственной власти.

Отличия в процессуальном порядке являются следствием культурных, экономических, социальных особенностей жизни различных эпох, государств и народов.

Тысячи лет назад, когда мир пребывал в его первозданной дикости, предшествовавшей появлению правовых норм и государства, люди часто разрешали свои споры без помощи судов, действуя по принципу «закон — тайга, медведь — хозяин». Тогда потенциальный «истец» сам мог разыскать своего «ответчика», предъявить ему свои требования, а потом исполнить их с помощью грубой физической силы.

Но прошли тысячелетия, изменившие быт людей, их систему взглядов и дополнившие их жизнь множеством технических открытий, породившие право и государство, которые сегодня мы воспринимаем как достижения и свидетельства высокого уровня развития нашей цивилизации.

Государство упорядочило конфликты субъектов своей власти, взяло на себя функцию их разрешения на основании им же изданных норм права, устанавливающих критерии справедливости общественного блага и вреда. Государство монополизировало право принуждения людей к исполнению решений, принятых при разрешении споров.

По мере своего становления оно сформировало властный аппарат, одним из основных звеньев которого стала судебная система. Как правило, она постепенно возникла тогда, когда верховные правители государств стали доверять часть своей верховной власти — рассмотрение частных споров подданных — чиновникам, специализирующимся исключительно в данной области.

Чиновники постепенно образовали корпус судей — специалистов, наделенных полномочиями по регулированию частных правоотношений граждан, проблем, связанных с их имуществом, ведени- [2]

ем торговых дел, работой, они занялись даже интимной — семейной сферой взаимоотношений.

Постепенно судьи взвалили на свои плечи нелегкую ношу суждения о справедливости и общественном благе, добре и зле, добросовестности и истине, действуя, конечно, не только от своего имени, но от имени и по поручению верховной государственной власти в целом. Подданных под страхом сурового наказания и силой государственного принуждения обязали исполнять решения судей и доверяться их судебному усмотрению. Самим судить своих обидчиков им запретили, а тех, кто пытался заниматься таким самоуправством, наказывали.

Судебный механизм заработал, рассмотрение тысяч, миллионов однотипных дел постепенно привело к формированию и усложнению порядка рассмотрения судебных дел; обрядовость и символичность, сопряженная с ритуалами, клятвами и испытаниями божественной воли, постепенно уступила место писанной процедуре.

В легисакционном процессе Древнего Рима судебное разбирательство предполагало соблюдение его участниками формальной процедуры. Обязанность соблюдения процедуры следовала из самого волеизъявления участников судебного процесса, и считалось, что не существует права без иска1. Не меньшее значение имела форма рассмотрения судебных дел имела, например, в английских судах общего права, которые уделяли форме гражданского процесса столько внимания, что для совершенствования судопроизводства понадобилось введение суда Канцлера, который затем сформировал право справедливости Англии2.

Процедура, значительно усложнившись, пополнялась все новыми принципами и правилами и настолько усложнилась, что потребовала дополнительной специализации. По данной причине некогда единый судебный процесс разделился на судебный процесс гражданский и уголовный.

Но значение формы, процедуры, правил, как это ни парадоксально звучит, всегда было и остается не меньшим, чем значение материального права, поскольку судьи всегда были и есть по сути своей

См.: История государства и права зарубежных стран. М., 1980. С. 209-210. 2 См.: Там же. С. 329-330.

обычные чиновники, а чиновникам в их работе всегда необходимы соответствующие документы и процедуры. Поэтому форма осуществления судебной власти, ее внешняя процессуальная оболочка всегда имела не меньшее значение, чем ее внутреннее материальноправовое содержание. Процессуальная форма — это не только способ лучшей организации государственной службы, но также и способ обеспечить наилучшее представление и защиту интересов каждой из сторон гражданского спора, более полного установления и исследования обстоятельств и доказательств по делу.

Любое государство трудно представить без идеологии.

Идеология государства — словно цемент, скрепляющий здание его власти.

В средние века роль основной государственной идеологии Европы играла христианская религия1, сегодня это некая почти повсеместно признаваемая смесь идеологических штампов: «демократии», «правового государства» и «прав человека»2.

Учение о правовом государстве рассматривает государственный аппарат в качестве разумного целого, связанного принципами господства закона в сфере отношений властвующих и подвластных, разделением (распределением) властей на законодательную, исполнительную и судебную, подзаконный характер исполнительной власти и ограничением административного усмотрения4.

Данный способ организации общества внешне выглядит настолько идеально и привлекательно, что сегодня принципами правового государства при построении системы государственной власти, по крайней мере внешне, руководствуется подавляющее большинство стран всех континентов.

См.: Васильев В.11., Киселева Т.Г. Диалектика миграционных процессов во Франции: взгляд сквозь призму политической культуры // Культура, управление, экономика, право. 2006. № 1.

См.: Статья 1 Конституции РФ, Послание Президента РФ Федеральному собранию «России надо быть сильной и конкурентоспособной» // Российская газета. 2002. 19 апр.; Концепция внешней политики Российской Федерации // Российская газета. 2000. 11 июля; Стругова Е.В. Формирование идеологии как фактор формирования политики в государстве // Государственная власть и местное самоуправление. 2006. № 4.

См.: Хачинский К.Б. Идея правового государства в трудах русских юристов // История государства и права. 2006. № 10. [3]

Даже там, где власть всегда принадлежала и принадлежит родоплеменной знати, постоянно перекрашивающейся в соответствии с требованиями времени то в монархические, то в социалистические цвета, сегодня господствует демократическая форма и стремление к построению «правового государства» в соответствии с текстами основных законов.

Что представляет собой правовое государство? Возможно, это несколько идеалистическая концепция, появившаяся в юридической теории в том числе благодаря трудам выдающегося немецкого философа-правоведа Иммануила Канта.

С точки зрения абстрактного идеализма и фантастики правовое государство (совершенное государство-идеал) — это трехголовый дракон, робот-интеллектуал, три головы которого — три ветви власти (законодательная, исполнительная и судебная). Управляемый сверх совершенной программой — идеальным правом, он действует за счет справедливого и строгого разделения труда между тремя своими головами (ветвями власти), эффективно сдерживают они произвол друг друга и следят за соблюдением принципа верховенства закона, чтобы народу, которым они управляют, жилось свободно в пределах, установленных для него справедливым законодательством.

Конечно, в некоторой степени это всего лишь красивая сказка, но очень популярная. Ее сегодня время от времени рассказывают по всем телевизионным каналам, почти на всех языках мира, и мы обязаны считать ее былью в соответствии со ст. 1 Конституции РФ, декларирующей, что Россия — демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления.

Конечно, пресловутый «человеческий фактор» всегда играет свою роль и вносит свои коррективы. Например, в средние века религия христианской добродетели обернулась для многих людей кострами инквизиции и кровопролитными крестовыми походами. Даже сегодня не являются редкостью кровавые столкновения на религиозной почве, как те, например, что произошли 14 июля 2009 г. в Ирландии между католиками и протестантами, людьми, которые по смыслу христианского учения должны являть собой образец добродетели и любви к ближнему. Прекрасная идея построения коммуни- стического справедливого общества, помимо блестящих достижений развития народного хозяйства, мобилизации людских ресурсов и великой победы над фашизмом, хранит также мрачный опыт незакон-

ных репрессий, жестокого раскулачивания крестьян, депортации народов и уничтожения ни в чем не повинных людей.

Идеал правового государства при применении его на практике формируется из обычных государственных служащих, которые тоже могут совершать ошибки, могут оказаться недостаточно компетентными и ответственными, допустить просчет или правонарушение, действия их могут носить личностный, предвзятый характер, и эксцесс исполнителя везде, где действует сложная иерархия власти, не исключение из правил, а скорее норма. Так получается, что наш дракон совсем не робот, а скорее человек. Право как идеальная сверхпрограмма, которой он должен руководствоваться, к сожалению, тоже не идеально. Оно представляет собой совокупность законов и иных правовых актов, принятых различными заинтересованными группами. Не все они думают об общественном благе, многие руководствуются только частными интересами, в том числе противоречащими интересам государства и общества в целом.

Выходит, что наша сверхпрограмма страдает пробелами и коллизиями норм, декларативными правилами, принятыми без механизмов их исполнения, а также положениями, которые просто не могут быть исполнены в силу отсутствия условий для их исполнения.

Таким образом, так же как и в ситуации с постоянным накапливанием ошибок в процессе постоянного обновления организма человека, ведущего к его старению и смерти, человеческие ошибки и человеческий фактор в целом приводят к тому, что на практике наш универсальный трехголовый дракон-робот — правовое государство — совсем не так красив, как в теории, недостаточно справедлив и руководствуется далеко не идеальной, а несовершенной, постоянно меняющейся и весьма противоречивой программой — законом, идея о полном верховенстве отдельных, особенно наиболее неудачных положений которой может внушить ужас и вызвать протест даже у самых законопослушных граждан нашего правового государства. К счастью, не все они знают законы.

Правовое государство должно быть также социальным, т.е. заботящимся об общественном благе своих граждан (у такого государства очень хмного других прекрасных названий: «государство благоденствия», «государство труда»), обеспечивающим основные нужды человека (определенный уровень образования, здравоохранения, инфраструктуру), но где гражданин, тем не менее, должен сам пред- 7

[1]

Copyrighted

принимать меры для своего благополучия, а государственная поддержка должна касаться наиболее уязвимых социальных слоев1.

Такое государство, предположительно, должно устраивать всех граждан: кому не хотелось бы жить в государстве, которое уважает и охраняет права и свободы своих граждан и основной ценностью признает личность с ее правами и свободами2?

В действительности, при внимательном рассмотрении, здесь можно также обнаружить некоторые противоречия, те самые, благодаря которым В.И. Ленину удалось создать советское государство, а Карл Маркс до сих пор является одним из величайших экономистов человечества. Очевидно, что «социальное государство», как богато бы оно ни было, выступает «ночным сторожем» в основном в отношении частной собственности наиболее состоятельной части общества и в лучшем случае раздает щедрую «милостыню» бедным, поскольку пособие должно обеспечивать лишь «основные нужды человека», вернее, те самые нужды, которые, по мнению сверхсостоятельных, представленных во власти, для бедных являются вполне достаточными. Но судить о том, что достаточно для бедных, будучи богатым, довольно трудно, потому что, как говорится, сытый голодного не разумеет.

Нужды беднейших слоев общества, их потребности также вряд ли хмогут сегодня иметь различимую форму, когда телевидение с его рекламной самоокупаемостью формирует потребности в роскошных товарах и услугах у всех, кто смотрит телевизор, не зависимо от уровня их достатка и реальной покупательной способности. В связи с этим многие бедные хотят сегодня быть не просто богаче, но богаче самых богатых.

В социальном государстве другие слои населения, как правило, должны сами предпринимать меры для своего благополучия без обеспечения государственного активного участия в их жизни. Поэтому социальное государство — не государство социалистическое.

Тем не менее даже при социализме, когда государство, аккумулируя все ресурсы, само решало свои национальные, а также и многие

См.: Хабриева Т.Я., Пушило Н.В., Азарова Е.Г. Социальное государство: исследование на основе единства экономической и правовой теории // Журнал российского права. 2006. № 11.

См.: Черданцев А.Ф. Теория государства и права: учебник для вузов. М., 2000. С. 152.

мировые проблемы, устанавливало «правила игры» для всех своих граждан без исключения, в своей деятельности оно руководствовалось принципом законности и, следовательно, придерживалось концепции правового государства как государства верховенства права. На XXII съезде КПСС был сделан вывод о необходимости укрепления законности в советском общенародном государстве1.

Идея построения правового государства, как государства, деспотизм власти которого ограничен силою закона, не нова. До Имануи- ла Канта император Юстиниан в VI в. н.э. в конституции «О составлении Дигест» писал, что нельзя найти среди всех дел ничего столь важного, как власть законов, которая изгоняет всяческую несправедливость.

Идея правового государства как государства власти закона получила развитие в трудах Д. Локка, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо и др.

В Российской Федерации, так же как и во многих других в прошлом республиках СССР, в настоящее время теория правового государства воспринимается так же, как в США и странах Западной Европы.

США впервые воплотили концепцию правового государства осознанно и целенаправленно и затем немало сделали для того, чтобы распространить ее на мировой политической арене.

Они одними из первых заявили о намерении сформировать свое государство согласно принципам демократии и правового государства.

Декларация независимости США от 4 июля 1776 г. закрепила в нормах законодательного акта высшей юридической силы, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются правительства, черпающие свои законные полномочия из согласия управляемых. В случае если какая-либо форма правительства становится губительной для самих этих целей, народ имеет право изменить или упразднить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и формах организации власти, которые, как

См.: Черданцев А.Ф. Указ. соч.

9

ему представляется, наилучшим образом обеспечат людяхМ безопасность и счастье.

Разумеется, благоразумие требует, чтобы правительства, установленные с давних пор, не менялись бы под влиянием несущественных и быстротечных обстоятельств; соответственно, весь опыт прошлого подтверждает, что люди склонны скорее сносить пороки до тех пор, пока их можно терпеть, нежели использовать свое право упразднять правительственные формы, ставшие для них привычными. Но когда длинный ряд злоупотреблений и насилия, неизменно подчиненных одной и той же цели, свидетельствует о коварном замысле вынудить народ смириться с неограниченным деспотизмохм, свержение такого правительства и создание новых гарантий безопасности на будущее становится правом и обязанностью народа.

Положения Декларации независимости США еще в XVIII в. определили, что государственная власть должна создаваться народом и служить народу страны, будучи ограниченной обязанностью следовать в правлении главной цели — благу народа, ее избравшего.

В США понимание правового государства также неразрывно связано с принципом верховенства или господства закона (rule of law). Господство закона рассматривается в этой стране в качестве основополагающего компонента демократического общества, принципа, согласно которому все члены общества, как граждане так и органы государственной власти, связаны совокупностью ясно выраженных и общепризнанных законов.

Другим не менее важным постулатом мировой государственной идеологии являются принципы соблюдения прав человека и демократические ценности.

С одной стороны, принятие Всемирной декларации прав человека1 было обусловлено гуманными соображениями: не допустить в будущем повторения тех преступлений, которые были совершены во время Второй мировой войны2, но у данных замечательных инициатив была и обратная сторона.

Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 (III) (Международный пакт о правах человека) // СПС «КонсультантПлюс».

2 См.: Звонарева О.С. Указ. соч.

Идеологическая концепция необходимости соблюдения государствами прав человека нашла правовое оформление в нормах Атлантической Хартии 1941 г.1, провозгласившей четыре основные свободы: свободу жить, свободу религии, свободу от нужды и свободу от страха. В 1945 г. была создана Организация Объединенных Наций, в преамбуле Устава2 которой указано, что народы объединенных наций преисполнены решимости «вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство больших и малых наций», а также «содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе».

В ст. 1 Устава ООН указано, что данная организация преследует цель «осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии». Кроме того, в соответствии со ст. 55 Устава ООН Организация Объединенных Наций содействует «всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии».

10 декабря 1948 г. Генеральной Ассамблеей ООН в Париже была принята Всеобщая декларация прав человека.

4 ноября 1950 г. в Риме была заключена Конвенция о защите прав человека и основных свобод3.

26 мая 1995 г. в Минске заключена Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека вместе с Положением о Комиссии по правам человека Содружества Независимых Государств от 24 сентября 1993 г.4

При внимательном рассмотрении можно вновь заметить, что справедливая идея «соблюдения прав человека», помноженная на амбиции политических элит и эксцессы исполнителей, стала идео-

3

2

1

Англо-Американская декларация (Атлантическая хартия) от 14 августа 1941 г. // СПС «КонсультантПлюс».

Устав Организации Объединенных наций от 26 июня 1945 г. // СПС «Консуль- тантПлюс».

СПС «КонсультантПлюс». Там же.

логическим знаменем как военно-политического блока НАТО, которая в 1999 г. бомбила сербскую Югославию «для защиты прав человека» албанского населения, так и Организации Варшавского Договора в 1978 г., участники которой полагали, что «знамя прав человека является знаменем социализма» и требует военной защиты.

Тем не менее основными идеологами, инициаторами и авторами концепции прав человека все же являлись руководящие круги США и Великобритании.

Концепция «прав человека» по своей юридической форме является исключительным правовым продуктом правовой семьи общего права, вполне возможно, что и сформированным с тайной целью унифицировать за счет его восприятия правовыми системами иных стран их государственную идеологию и право.

Идея распространения и торжества «прав человека» выражалась в признании государственной властью разных стран мира ценности человеческой жизни, обеспечения свободы и личной неприкосновенности, права личной и семейной жизни, права неприкосновенности частной корреспонденции; свободу мысли и религии, свободного выражения мнения, свободы мирных собраний и ассоциации с другими членами общества, вступления в брак в соответствии с правилами национального законодательства.

Есть мнение, и оно часто высказывается российскими политологами, что концепция соблюдения прав человека очень напоминает Троянского коня, распространяя на все страны, принявшие на себя обязательства соблюдать права человека, обязанность организовывать свою государственную власть по образу демократии западного образца, а также обеспечивать свободу собраний, организуемых, финансируемых и, соответственно, управляемых Западом, «оппозиционных» политических партий, движений и других общественных ассоциаций.

Концепция «прав человека» вполне вписывается в известный план Pax Americana, устройства хмирового порядка в интересах США как ведущей мировой политической, экономической и военной державы.

Кроме того, чтобы проводить внешнюю политику в соответствии с классическим принципом «кто не с нами, тот против нас» имен-

но в Америке появилось понятие «демократических ценностей и идеалов»1.

Данное понятие стало эффективно применяться для разделения государств мира на «свои» и «чужие»; демократические и, соответственно, недемократические, внешняя и внутренняя политика которых требует активного вмешательства США в целях приведения данных стран в соответствие с высокими стандартами демократических ценностей и идеалов.

Нельзя не отметить, что сами понятия «правовое государство», «права человека», «демократические ценности» не имеют однозначного и полного определения и являются во многом не более чем абстракциями, что позволяет США и другим заинтересованным сторонам мировой политики легко манипулировать данными терминами в своих интересах.

Указанная неопределенность данных понятий позволяет любым странам, в том числе не желающим подчиняться диктату США и проводящим самостоятельную политику, давать свое толкование разработанных американцами понятий, с учетом собственных интересов.

Таким образом, принципы правового государства, прав человека и демократического развития стали универсальными международноправовыми по своей форме и универсальными всемирно-признанными государственно-идеологическими штампами по содержанию.

С учетохм изложенного, мы можем прийти к занимательному выводу о том, что США является одним из основных авторов мировой идеологии и тех правовых понятий, которыми сегодня оперируют юристы самых различных стран мира.

Другим рычагом всемирной экспансии США стала экономика. Глобализация как процесс роста взаимозависимости экономик всех стран мира, в основе которого лежит углубление интернационализации производства и капитала, превращения мирового хозяйства в единый рынок товаров, услуг, капиталов, рабочей силы и знаний2 воспринимается сегодня в качестве неизбежной реальности нашего времени.

См.: Мелехин А.В. Особые правовые режимы Российской Федерации; Он же. Теория государства и права.

См.: .

Результатом ее1 стало господство финансового сектора над производством в мировой экономике. В условиях глобализации управления, прежде всего, движением капитала национальные финансовые системы активно интегрируются в единый планетарный механизм с универсальной системой финансовых институтов и взаимодействия рынков. Операции на финансовом и валютном рынках в десятки раз превосходят мировой ВВП2.

У истоков мировой глобализации США вновь стояли в качестве основных ее идеологов и апологетов. Роль и значение США в мировых экономических отношениях или всемирном гражданском обороте более чем значительны.

Но претензии на восприятие права США другими государствами в качестве примера для подражания или руководства к действию основаны не только на их роли в экономике.

В США происходит синтез различных правовых традиций и культур.

История американского народа представляет собой историю иммиграции, отмеченную широким этническим разнообразием. США приняли к себе больше иммигрантов, чем любая другая страна в мире — в общей сложности более 50 млн человек — и продолжают ежегодно принимать почти 700 000 иммигрантов.

Даже несмотря на то, что имеет место такое явление, как ассимиляция, которую американские исследователи характеризовали как идею тигля — образ, означающий, что люди, впервые прибывающие в Америку на постоянное жительство, постепенно теряют свои обычаи и привычки и начинают вести себя как настоящие амери-

Категорию «глобализация» (от англ, global - мировой, всемирный) впервые употребил в описании мировой экономики американский экономист Т. Левитт в статье, опубликованной в газете «Гарвард бизнес ревю» в 1983 г. Под этим термином он понимал процесс слияния рынков отдельных благ, выпускаемых крупными транснациональными и многонациональными корпорациями. Наиболее широкое значение этому понятию дал японский экономист К. Омэ, консультант Гарвардской школы бизнеса, в своей книге «Мир без границ» (1990), где он выделил пять основных направлений глобализации: финансовую глобализацию, становление глобальных многонациональных корпораций, регионализацию экономики, интенсификацию мировой торговли, тенденцию к конвергенции.

См.: Мамедов АЛ. Глобализация и финансовое право // Финансовое право. 2006. № 8.

канцы, здесь сосуществуют граждане различных рас и национальностей, каждая из которых привносит в культуру, в том числе правовую, свои особенности1.

В правовой системе США произошла унификация, объединение множества различных самобытных правовых систем государств — штатов, каждый из которых имеет самостоятельные органы власти (законодательной, исполнительной, судебной), законы и правовые механизмы их исполнения, в единое федеральное правовое пространство, кроме того, были сформулированы единые общепризнанные принципы, воспринятые всеми штатами США.

Данные правовые процессы исторически происходили в тот период времени, когда США являлись объединением суверенных государств — конфедерацией и продолжались в федеративный период, когда США сформировались как суверенное государство.

Тем не менее особенностью федеративного устройства США является крайне высокая степень автономии штатов как субъектов федерации.

По своему характеру правовая система США является одним из вариантов дальнейшего развития ранее существовавшей системы английского права, поскольку территории современных США до получения государственного суверенитета находились под юрисдикцией Великобритании и учреждали свои институты права в соответствии с английским правом и его правовыми традицияіми.

Англичане, конечно, были не единственной нацией, создававшей колонии в Новом Свете, но именно они заложили фундамент той правовой системы, которая сформировалась на северном американском континенте, в связи с этим все право США в основном происходит из одного источника — права английского2.

Британская империя распространяла свое правовое наследие вместе с колонизацией таким образом, что одна четвертая часть суши на Земле в то время принадлежала английской короне и использовала английское право в качестве основы для построения собственных правовых систем.

См.: .

См.: Петрова ЕЛ. Основные исторические этапы развития американского права // История государства и права. 2006. № 5.

к л

Руководствуясь намерением распространить свое влияние в мире, в том числе через унификацию правовых систем разных стран на основе модели правового развития США, данное государство предлагает свою правовую систему в качестве модели унификации правовых систем других государств мира, поскольку правовые системы других стран, если они не похожи на ту, что существует в США, по мнению научной доктрины этой страны, скорее всего, являются неразвитыми и требуют правовых реформ.

Например, специалистами Американского института права США были разработаны модельные Транснациональные правила гражданского процесса, которые, по их мнению, необходимы для унификации систем судопроизводства по гражданским делам в различных странах.

Необходимость унификации норм гражданского процессуального права, по мнению правоведов из Американского института права США, обусловлена актуальностью упрощения процедур защиты прав и разрешения споров с участием иностранных инвесторов и международных корпораций, которые в настоящее время в связи с существенными различиями в процессуальных нормах разных стран вынуждены обращаться к услугахМ национальных юристов данных стран и поэтому не могут обеспечить полноценный контроль осуществляемой ими деятельности, находясь, таким образом, в неравном процессуальном положении с участниками споров и конфликтов из числа организаций и граждан — резидентов данных стран1.

Западные ученые-правоведы даже уверены в том, что необходимость утверждения транснациональных правил гражданского процесса так же очевидна, как была очевидна необходимость формирования частного международного права. По их мнению, мировой правовой порядок будущего потребует использования норм международного права и лишь избирательного применения норм национального права разных стран2. Логично, что по этой причине им хотелось бы, чтобы будущий международный гражданский процесс был как можно больше похож на гражданский процесс США.

См.: Taruffo. Drafting Rules for Transnational Litigation // Texas International Law Journal. Vol. 33:489. P. 142.

См.: Данной точки зрения придерживаются профессор Долингера, профессор Ти- бурцио и профессор Вайнтрауб.

К А

Американские специалисты в области гражданского процесса, конечно, признают, что история и национальные традиции отдельных стран еще достаточно сильны для того, чтобы предотвратить любую значительную унификацию национальных гражданских процессуальных систем1 разных стран мира, но тем не менее отмечают, что использование созданного с учетом опыта функционирования американской системы гражданского процесса транснационального судопроизводства могло бы стать попыткой сделать первый шаг в направлении глобальной эволюции всех действующих ныне гражданских процессуальных систем.

Российская Федерация также является страной проведения правовых реформ. В начале 1990-х гг. на деньги Международного валютного фонда с привлечением американских и других иностранных научных консультантов правовую систему Российской Федерации обогатил значительный слой норм иностранного права, преимущественно американского, перенесенный на почву отечественного законодательства, к сожалению, часто не достаточно подготовленными специалистами, на скорую руку и без серьезного анализа последствий иностранно-правовых нововведений.

Таким образом, российские правовые реформы привели к фактической рецепции отдельных положений права США либо положений международного права, ранее сформулированных на основании положений американского права, особенно в отношении тех правоотношений, опытом регулирования которых РСФР не обладала. Отраслевые федеральные законы в области рынка ценных бумаг, корпоративного права, законодательства о конкуренции, несостоятельности (банкротстве) с помощью законодателей периода 1990-х гг. и содействующих им наемных экспертов, вбирали в себя аналоги правил и требований статутов американского права, как жарой иссушенная почва впитывает капли дождя.

И даже несмотря на то, что заимствование американизмов в российском праве было избирательным и диктовалось скорее соображениями обеспечения наибольшего удобства для государственной власти, нежели государственно-общественной целесообразностью со-

См.: Tarujfo. Op. cit. Р. 143.

вершенствования правовых механизмов защиты гражданских прав, роль его оказалась более чем заметна.

Реформы затронули отдельные институты гражданского материального права, право же гражданское (арбитражное) процессуальное, так же частично пойдя по «международному», американскому пути развития, было частично дополнено лишь теми принципами американского процесса, которые предоставляли дополнительные полномочия и упрощали работу сообщества российских судей: принципы неограниченной независимости судей, состязательности процесса и юридической (формальной) истины, несколько расходящейся по смыслу с тем, что мы привыкли понихмать под значением данного слова в русском языке.

Даже не слишком глубокий анализ заимствованных положений показывает, что восприняты лишь те правовые принципы и хмеханиз- мы США, которые расширяли правомочия органов власти и делали их бюрократическую жизнь еще более комфортной, обратную сторону данных правовых явлений, предназначенных для «умиротворения» западных народных масс или обеспечения их сравнительно более эффективной правовой защиты, неизвестную в России, заимствовать не стали.

В результате нормы гражданского процесса США, детализирующие судебные процедуры, налагающие ограничения на деятельность суда, упорядочивающие его деятельность определенными срокахми, предусматривающие комплексные процессуальные механизмы для рассмотрения дел особой категории сложности, неразрывно связанные в этой стране с нормами, предоставляющими исключительные, властные полномочия судьям и обеспечивающими их процессуальную самостоятельность, не были восприняты ни российским гражданским процессуальным, ни арбитражным процессуальным законодательством.

Заимствование отдельных институтов гражданского материального права с частичным заимствованием институтов гражданского процессуального права породило проблему реализации заимствованных юридических норм и обратила многие из них в формальные положения, не имеющие практического значения.

Привнесение в российскую правовую систему декларативных положений иностранного права без учета сопровождающих их реализацию правовых механизмов привело к невозможности их реализации.

Другой причиной неспособности привести в действие части привнесенных норм стало фатальное для них различие в правовых системах, специфика семьи общего права, где основным источником права является судебный прецедент, в то время как в России исторически прецедентное право отсутствует.

1.

<< | >>
Источник: Аболонин Г.О.. Гражданское процессуальное право США : монография / Г.О. Аболонин. — М.,2010. — 432 с.. 2010

Еще по теме Введение:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -