<<

Создание холдинга путем реорганизации хозяйственных обществ

Классическим способом разделения бизнеса при сохранении контроля за выделенной сферой является реорганизация юридического лица в форме выделения. В теории права[401] под реорганизацией юридических лиц принято понимать установленную законодательством процедуру перехода прав и обязанностей одних юридических лиц к другим в порядке правопреемства,

т.е.

одним из главных признаков реорганизации является наличие правопреемства.

В настоящее время в российской правоприменительной практике и доктрине утвердилась точка зрения, в соответствии с которой реорганизация юридического лица не квалифицируется в качестве гражданско-правовой сделки[402], а рассматривается как сложный состав, включающий в себя множество юридических фактов. Практическим следствием такого подхода является неприменимость норм о сделках с заинтересованностью, о крупных сделках в отношении действий по передаче имущества, которые совершаются при реорганизации в порядке универсального правопреемства, об основаниях и последствиях недействительности сделок, совершаемых в процессе реорганизации, поскольку такие сделки имеют иную правовую природу, принципиально отличную от передачи имущества во исполнение обычной гражданско-правовой сделки.

Важнейшей характеристикой выделения как способа реорганизации является то, что, в отличие от всех других способов реорганизации (слияние, присоединение, разделение, преобразование), которые ведут к прекращению юридических лиц, выделение, напротив, ведет к возникновению нового (ых) юридического (их) лица (ц) и не является прекращением реорганизуемого юридического лица.

Основные положения, которые характеризуют выделение как форму реорганизации, состоят в следующем:

1) на месте одного хозяйственного общества возникают два или более общества;

2) вновь созданным обществам передается часть прав и обязанностей реорганизуемого общества в соответствии с разделительным балансом в порядке сингулярного правопреемства;

3) само реорганизуемое общество продолжает существовать и в результате реорганизации может приобрести акции вновь созданного общества.

С.Н.

Братусь отмечал, что реорганизация юридических лиц вообще является прекращением юридических лиц без ликвидации дел и имущества, при этом «выделение - не способ прекращения юридического лица, а один из способов его возникновения»[403]. Именно эта особенность выделения как способа реорганизации делает возможным возникновение холдинговой структуры.

Правовой основой реорганизации в форме выделения являются ст. 57-60 ГК РФ, ст. 15, 19 Закона об АО, ст. 51, 55 Закона об ООО, ст. 50 НК РФ и другие правовые акты. Порядок эмиссии и размещения акций при реорганизации акционерных обществ предусмотрен Стандартами эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг[404]. Финансовые и учетные аспекты реорганизации определяются ст. 12 Закона о бухгалтерском учете, Приказом Минфина России от 20 мая 2003 № 44м «Об утверждении Методических указаний по формированию бухгалтерской отчетности при осуществлении реорганизации организаций»[405].

Выделением хозяйственного общества признается создание одного или нескольких обществ с передачей им части прав и обязанностей реорганизуемого общества без прекращения последнего. Решение о реорганизации акционерного общества принимает общее собрание акционеров по представлению совета директоров тремя четвертями голосов акционеров-владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров, т.е. в голосовании по этому вопросу принимают участие владельцы как обыкновенных, так и привилегированных акций, поскольку их права при реорганизации могут быть нарушены (п. 2 ст. 19, пп. 2 п. 1 ст. 48, п. 4 ст. 49 Закона об АО). Решение о реорганизации общества с ограниченной ответственностью принимает общее собрание участников единогласно (пп. 11 п. 2 ст. 33; п. 8 ст. 37 Закона об ООО).

В соответствии со ст. 55 Закона об ООО общее собрание участников общества также принимает решение о порядке и об условиях выделения, о создании нового общества (новых обществ) и об утверждении разделительного баланса, вносит в учредительные документы общества, реорганизуемого в форме выделения, изменения, связанные с изменением

состава участников общества, определением размеров их долей и иные изменения, предусмотренные решением о выделении, а также при необходимости решает иные вопросы, в том числе вопросы об избрании органов общества.

Участники выделяемого общества подписывают учредительный договор[406]. Общее собрание участников выделяемого общества утверждает его устав и избирает органы общества. Если единственным участником выделяемого общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью является реорганизуемое общество, общее собрание последнего принимает решение о реорганизации общества в форме выделения, о порядке и об условиях выделения, а также утверждает устав выделяемого общества и разделительный баланс, избирает органы выделяемого общества.

Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 120-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» внес целый ряд новаций в правовое регулирование реорганизации акционерных обществ, в том числе в форме выделения. В настоящий момент разрешены многие вопросы, связанные с осуществлением реорганизации АО в форме выделения, ранее так остро стоящие перед практиками. К числу таких относится, например, вопрос о необходимости проводить при выделении общие собрания акционеров каждого реорганизуемого общества с повесткой дня об утверждении устава и образовании органов, за исключением случая, когда в соответствии с решением о реорганизации в форме выделения единственным акционером создаваемого общества будет являться реорганизуемое общество. В последнем случае утверждение устава создаваемого общества и образование его органов осуществляется общим собранием акционеров реорганизуемого общества.

Таким образом, заложенная в Законе об ООО (п. 2 ст. 55) концепция проведения двух общих собраний при реорганизации хозяйственного общества в форме выделения, если реорганизуемое общество не является единственным участником выделяемого общества, теперь воспроизведена в

Законе об АО. Тем самым прекращены многочисленные дискуссии на страницах правовых изданий на предмет, одно или два общих собрания акционеров надо организовывать[407].

По мнению отдельных специалистов, такая позиция законодателя не является безупречной.

Так, А.А. Глушецкий замечает, что концепция двух собраний при реорганизации путем выделения является алогичной, поскольку она основана на конструкции собрания акционеров не существующего юридического лица. «Нельзя стать акционером, не приобретя акции, которые будут размещены только в момент государственной регистрации общества. Нельзя пользоваться правами по неразмещенным ценным бумагам». «Поскольку реорганизуемое общество, - считает указанный автор, - передает выделяемому свои активы и обязательства в порядке правопреемства, оно в лице своего уполномоченного органа - общего собрания акционеров, принявшего решение о реорганизации, вправе утвердить устав создаваемого им правопреемника»[408]. Справедливости ради, следует заметить, что законодательство знает конструкцию учредительного общего собрания, когда учредители, еще не будучи акционерами, по сути, пользуются правами по неразмещенным ценным бумагам.

Процедура общего собрания учредителей установлена акционерным законодательством - кворумом является 100% участие; ряд вопросов принимается единогласным решением учредителей (например, утверждение устава, оценка неденежных вкладов в уставный капитал); другие требуют квалифицированного большинства в три четверти голосов участников (избрание органов управления и пр.). Порядок проведения общего собрания акционеров выделяемого общества действующим законодательством не урегулирован, в нем нет даже намека на то, какими нормами следует руководствоваться по аналогии - устанавливающими порядок проведения общего собрания учредителей или обычного общего собрания действующего акционерного общества. Следует заметить, что Кодекс корпоративного

поведения[409] в п. 3.4 гл. 6 дает рекомендацию по правилам голосования на совместном общем собрании реорганизуемых путем слияния и присоединения юридических лиц, предлагая порядок, установленный для голосования на общем собрании создаваемого (т.е. учреждаемого) юридического лица. По вопросу проведения общего собрания реорганизуемого путем выделения акционерного общества Кодекс корпоративного поведения рекомендаций не содержит.

В отсутствие надлежащего правового регулирования представляется более логичным по аналогии закона (ст. 6 ГК РФ) к общему собранию акционеров выделяемого общества применять правовые нормы, установленные для учредительного собрания, поскольку и учреждение, и реорганизация в форме выделения являются способами создания (возникновения) нового юридического лица, т.е. цели проведения этих общих собраний совпадают.

Действительно, общее собрание акционеров общества, создаваемого в результате реорганизации, нетождественно общему собранию акционеров как высшему органу управления уже существующего юридического лица, действующего в правовом режиме, установленном ст. 47-49 Закона об АО. Но тут возникают вопросы практической осуществимости реорганизации путем выделения, если на общем собрании акционеров выделяемого общества, по аналогии с учредительным собранием, должно присутствовать 100% акционеров и ряд вопросов необходимо решать единогласно. Становится очевидным, что простое применение аналогии норм, регулирующих учредительное собрание и собрание акционеров выделяемого общества, не является оптимальным. Процедура проведения общего собрания акционеров выделяемого в ходе реорганизации общества должна быть надлежащим образом урегулирована действующим законодательством.

Применительно к определению состава участников общего собрания акционеров общества, создаваемого путем выделения, возникает также проблема с лицами, владеющими привилегированными акциями, - должны ли они принимать участие в голосовании на общем собрании? Представляется, что да, опять же исходя из аналогии закона, устанавливающего, что акционеры - владельцы привилегированных акций,

участвуют в общем собрании акционеров с правом голоса при решении вопроса о реорганизации общества (п. 4 ст. 32 Закона об АО). Принятие решения об утверждении устава выделяемого общества сопровождается определением прав акционеров - владельцев каждой категории (типа) акций. Для обеспечения прав владельцев привилегированных акций, чтобы их права не были ограничены в сравнении с имеющимися до реорганизации, владельцы привилегированных акций должны принимать участие в голосовании на общем собрании реорганизуемого путем выделения общества.

Подводя итог рассмотрению проблем общего собрания акционеров выделяемого в процессе реорганизации общества, заметим, что правовое регулирование в этой части требует совершенствования. В целом разделяя позицию законодателя по унификации норм федеральных законов «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью», считаем целесообразным урегулирование в каждом из указанных законов процедуры проведения общего собрания акционеров (участников) выделяемого в процессе реорганизации общества.

Закон об АО устанавливает следующий обязательный перечень вопросов, решения по которым должны быть приняты общим собранием по вопросу реорганизации путем выделения: о порядке и об условиях выделения, о создании нового общества (обществ), о конвертации акций реорганизуемого общества в акции создаваемого общества (распределении акций создаваемого общества среди акционеров реорганизуемого общества, приобретении акций создаваемого общества самим реорганизуемым обществом) и о порядке такой конвертации (распределения, приобретения), об утверждении разделительного баланса (п. 3 ст. 19 Закона об АО).

Возникает вопрос: следует ли по каждому из указанных выше вопросов общего собрания акционеров (участников) принимать самостоятельное решение с использованием отдельного бюллетеня для голосования или это один вопрос повестки дня, по которому необходимо голосовать одним бюллетенем? В данном случае автор согласен с мнением А.А. Глушецкого[410], полагающего, что это один вопрос повестки дня, по которому используется один бюллетень для голосования. Действительно, в Законах об АО и ООО,

исходя из буквального прочтения норм, предусмотрено одно решение о реорганизации путем выделения общества, а не несколько решений о реорганизации. Голосование за реорганизацию носит как бы комплексный характер, поскольку без решения всех позиций невозможно решение о реорганизации вообще. Для решения вопроса по существу акционеры (участники) должны проголосовать не только «за» реорганизацию, но и «за» порядок и условия выделения, утверждение разделительного баланса и прочее, т.е. за реорганизацию в форме выделения на определенных существенных условиях. Эти условия - составные части единого решения.

Создание холдингов путем реорганизации в форме выделения из акционерного общества дочерних обществ является процедурно более сложным, чем образование холдинга путем реорганизации общества с ограниченной ответственностью в результате выделения из него общества (обществ) с ограниченной ответственностью, поскольку в первом случае процесс реорганизации связан с эмиссией и конвертацией (приобретением, распределением) акций. Учитывая сложность этого процесса, а также тот факт, что холдинги, создаваемые путем реорганизации, в подавляющем большинстве случаев возникают именно на базе акционерных обществ, рассмотрим этот вопрос подробнее.

Формирование имущества акционерных обществ, создаваемых в результате реорганизации согласно п. 3 ст. 15 Закона об АО (с изменениями, внесенными Федеральным законом от 7 августа 2002 г. № 120-ФЗ), осуществляется только за счет имущества реорганизуемых обществ, т.е. при проведении реорганизации акционерного общества, в том числе путем выделения, исключается возможность внесения дополнительных вкладов в уставный капитал его участниками, а также привлечение средств третьих лиц.

Стандарты эмиссии ценных бумаг следующим образом регулируют проблему формирования уставного капитала создаваемых в результате реорганизации путем выделения обществ: дополнительные взносы и иные платежи за ценные бумаги, размещаемые при реорганизации, не допускаются (п. 8.3.6). Уставный капитал акционерного общества, созданного в результате выделения, может быть сформирован за счет уменьшения уставного капитала и (или) за счет иных собственных средств (в том числе за счет добавочного

капитала, нераспределенной прибыли и других) акционерного общества, из которого осуществлено выделение - п. 8.3.10.

Длительное время спорным вопросом, даже потребовавшим вмешательства Верховного Суда РФ[411], оставалась проблема размещения акций при выделении. До внесения изменений от 11 ноября 1998 г.[412] в ранее действовавшие Стандарты эмиссии акций и облигаций и их проспектов эмиссии при реорганизации коммерческих организаций[413] устанавливались два способа размещения акций при выделении: конвертация и приобретение их реорганизуемой коммерческой организацией (при отсутствии конвертации). Конвертация акций при выделении означала, что акционеры реорганизуемого АО получали акции нового АО в обмен на акции реорганизуемого. Отсутствие конвертации вело к образованию нового АО, все акции которого приобретало реорганизуемое общество. Стандартами предполагался также третий «комбинированный» вариант размещения акций: определение заранее части (доли или процента) акций нового АО, в которые осуществляется конвертация, и части, приобретаемой реорганизуемым обществом. Именно в результате второго и третьего (комбинированного) вариантов размещения акций при выделении мог возникнуть холдинг, когда у реорганизованного общества оказывался контрольный пакет выделенного общества, становящегося по отношению к нему дочерним. Используя отсутствие на тот момент законодательного регулирования (Закон об АО до внесения в него изменений Законом от 7 августа 2001 г. № 120-ФЗ не определял способов конвертации акций) и многовариантность способов размещения акций при выделении, предусмотренных Стандартами эмиссии при реорганизации, акционерные общества стали принимать решения, ущемляющие права отдельных акционеров. Например, участие в конвертации в акции выделяемых, «чистых» (т.е. без значительного обременения долгами) обществ предусматривалось только для отдельных групп акционеров, как правило, владельцев крупных пакетов акций, а меньшинство акционеров было вынуждено оставаться «вместе с долгами» в реорганизуемом обществе.

Федеральная комиссия по ценным бумагам отреагировала на эту опасную тенденцию своим распоряжением, установившим принудительное участие всех акционеров в конвертации акций при реорганизации общества путем выделения и разделения. Однако такой подход при всех благих намерениях практически исключил возможность цивилизованного раздела бизнеса и формирования холдингов в результате реорганизации крупных акционерных обществ. Принятое ФКЦБ распоряжение противоречило Закону об АО, не предусматривающему каких-либо ограничений на размещение акций при реорганизации акционерного общества путем выделения, а также не соответствовало интересам многих коммерческих организаций, нуждающихся в структурной перестройке, направленной на обособление отдельных видов деятельности при сохранении управленческого контроля.

Решением Верховного Суда РФ от 20 июля 1999 г. № ГКПИ 99-24 «О признании незаконной части 2 пункта 6.7 Стандартов эмиссии акций и облигаций и их проспектов эмиссии при реорганизации коммерческих организаций, утвержденных постановлением ФКЦБ РФ от 11 ноября 1998 № 48» норма, согласно которой каждому акционеру реорганизуемого акционерного общества должно размещаться целое число акций каждого акционерного общества, создаваемого в результате разделения или выделения, предоставляющих такие же права, что и принадлежащие ему акции в реорганизованном акционерном обществе, пропорциональное числу принадлежащих ему акций, была признана незаконной. Это означало, что акционерные общества по-прежнему могли самостоятельно определять порядок и условия размещения акций при реорганизации в форме выделения.

В настоящий момент на законодательном уровне определено, что решение о реорганизации общества в форме выделения может предусматривать 1) конвертацию акций реорганизуемого общества в акции создаваемого общества; 2) распределение акций создаваемого общества среди акционеров реорганизуемого общества или 3) приобретение акций создаваемого общества самим реорганизуемым обществом (п. 3 ст. 19). Очевидно, что возможен и смешанный вариант, когда часть акций выделенного общества приобретается реорганизуемым обществом, а часть распределяется среди акционеров. Таким образом, Закон об АО с изменениями, внесенными Федеральным законом от 7 августа 2001 г.

№ 120-ФЗ, создает правовую базу для создания холдингов в результате реорганизации в форме выделения хозяйственных обществ.

Следует отметить, что не все специалисты разделяют точку зрения об обоснованности такого способа реорганизации акционерного общества в форме выделения, когда все акции выделенного общества оказываются у реорганизуемого общества. Так, Г.С. Шапкина считает неудачной в этой части норму, внесенную в п. 3 ст. 19 Закона об АО Федеральным законом от 7 августа 2001 г. № 120-ФЗ. Конструкция, при которой действующее общество становится единственным акционером вновь создаваемого, по мнению этого автора, возможна лишь при учреждении такого общества, а не в процессе реорганизации[414].

Однако представляется, что, несмотря на одни и те же правовые последствия - единственным акционером вновь созданного общества будет другое общество - учреждение общества с одним акционером отличается по целому ряду обстоятельств от реорганизации общества путем выделения, в результате которого все акции приобретаются реорганизуемым обществом. Во-первых, при учреждении общества новому юридическому лицу могут передаваться исключительно активы, тогда как в случае реорганизации выделяемому обществу могут быть переданы и пассивы. Во-вторых, активы, передаваемые создаваемому обществу при его учреждении, будут вноситься в его уставный капитал, чего может не происходить в результате реорганизации. В-третьих, при учреждении дочернего общества, по сути, происходит обмен вносимого в уставный капитал имущества общества- учредителя на акции учреждаемого общества[415]. Именно исходя из этих обстоятельств, создание акционерного общества в результате реорганизации регламентируется иначе, чем учреждение.

Представляется оправданной позиция законодателя, предусмотревшего в Законе об АО возможность в результате реорганизации в форме выделения (путем приобретения 100% пакета акций выделяемого общества самим реорганизуемым обществом) создания акционерного общества с одним акционером в лице реорганизуемого общества. Этот путь, наряду с учреждением хозяйственных обществ, является одной из легальных возможностей возникновения холдинга.

Важнейшими принципами, которые должны быть соблюдены при размещении акций в результате реорганизации в форме выделения, являются: всеобщность, равенство и добровольность участия акционеров в конвертации акций. Во-первых, решением о конвертации акций должно быть предусмотрено, что все без исключения акционеры (а не только отдельные группы акционеров) реорганизуемого общества могут участвовать в конвертации. Во-вторых, все акционеры должны участвовать в конвертации на равных условиях.

Среди специалистов долгое время дискуссионным оставался вопрос о возможности участия в реорганизации акционерного общества юридических лиц иных организационно-правовых форм - применительно к рассматриваемому случаю, например, о возможности выделения из акционерного общества общества с ограниченной ответственностью или напротив, выделения из общества с ограниченной ответственностью акционерного общества. Заметим, что Стандарты эмиссии акций в редакции ранее действующего Постановления ФСФР от 18 июня 2003 г. № 03-30/пс[416] были построены на концепции возможности «смешанной реорганизации», т.е. применительно к способу выделения предусматривали возможность в один этап образования на месте юридического лица одной организационно­правовой формы юридических лиц других организационно-правовых форм. Действующие Стандарты эмиссии акций такую возможность не предусматривают; Закон об АО напрямую не регулирует, но и не запрещает «смешения» организационно-правовых форм при реорганизации, что позволяло отдельным специалистам сделать вывод в пользу возможности «смешанной реорганизации»[417].

Другие специалисты полагают, что реорганизация, не предусмотренная ГК РФ и другими законами, не может быть осуществлена[418]. По их мнению, при прямом прочтении, например, ст. 19 Закона об АО следует, что акции реорганизуемого общества могут быть конвертированы только в акции создаваемого общества (распределены среди акционеров реорганизуемого общества, приобретены самим реорганизуемым обществом), но не в доли

членов товарищества, общества с ограниченной, дополнительной ответственностью, паи членов кооператива (курсив И.Ш.).

В Постановлении от 18 ноября 2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»[419] Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что положения Закона об акционерных обществах, определяющие порядок их реорганизации путем слияния, присоединения, разделения или выделения (ст. 16-19), не предусматривают возможность проведения реорганизации этих обществ посредством объединения с юридическими лицами иных организационно­правовых форм (в том числе с обществами с ограниченной ответственностью) либо разделения их (выделения) на акционерное общество и юридическое лицо другой организационно-правовой формы. Слияние или присоединение двух или нескольких акционерных обществ может осуществляться в целях создания более крупного общества, а разделение (выделение) - в целях образования одного или нескольких новых акционерных обществ. Таким образом, при образовании холдинга на базе акционерного общества из реорганизуемого АО могут быть выделены только акционерные общества, которые в последующем могут быть преобразованы в другую организационно-правовую форму предпринимательской деятельности в соответствии со ст. 20 Закона об АО.

При этом известно, что Правительство РФ внесло в Государственную Думу законопроект «О реорганизации, ликвидации коммерческих организаций», согласно которому, в частности, разрешается в один этап реорганизация путем выделения с преобразованием выделенных организаций в другую организационно-правовую форму. По мнению авторов законопроекта, такое законодательное решение облегчит возможности предпринимателей в реструктуризации бизнеса и тем самым повысит его эффективность[420]. Таким образом, дискуссию о возможности «смешанной» реорганизации нельзя считать исчерпанной.

Предложение Правительства РФ, как обеспечивающее динамичный подход к развитию бизнеса, можно поддержать, но при условии внесения соответствующих изменений в другие законодательные акты, в том числе в Гражданский Кодекс РФ, федеральные законы «Об акционерных обществах»,

«Об обществах с ограниченной ответственностью», «О производственных кооперативах» и др. При этом нормы законодательства, регулирующие различные организационно-правовые формы, должны коррелироваться друг с другом - в организациях разных форм участники обладают правами разной природы и разного объема, и задача по их «конвертации», с нашей точки зрения, не является простой. Рассматриваемая проблема может быть решена только путем комплексного правового регулирования на законодательном уровне всех организационно-правовых форм, участвующих в «смешанной» реорганизации.

Создание холдинга в результате реорганизации коммерческой организации регулируется правовыми нормами, направленными на защиту прав и законных интересов акционеров и кредиторов реорганизуемого общества.

В этой части необходимо отметить, что Закон об АО с изменениями на 7 августа 2001 г. предусматривает дополнительные гарантии защиты прав акционеров реорганизуемого акционерного общества. Согласно п. 3 ст. 19 Закона об АО, если решение о реорганизации общества в форме выделения предусматривает конвертацию акций реорганизуемого общества в акции создаваемого общества или распределение акций создаваемого общества среди акционеров реорганизуемого общества, каждый акционер реорганизуемого общества, голосовавший против или не принимавший участия в голосовании по вопросу о реорганизации общества, должен получить акции каждого общества, создаваемого в результате выделения, предоставляющие те же права, что и акции, принадлежащие ему в реорганизуемом обществе, пропорционально числу принадлежащих ему акций этого общества.

Установленный порядок, предусматривающий право каждого акционера, не принимавшего участия в голосовании или голосовавшего против решения о реорганизации общества в форме выделения, на получение акций каждого общества, создаваемого в результате выделения, пропорционально числу принадлежащих ему акций реорганизуемого общества, не лишает акционера возможности воспользоваться правом потребовать от общества выкупа имеющихся у него акций на условиях,

предусмотренных ст. 75 и ст. 76 Закона об АО[421]. Выбор способа реализации защиты своих прав остается в этом случае за акционером. Согласно п. 21 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. № 19 выкупленные обществом акции в связи с проведением его реорганизации погашаются. Если у акционера выкуплена часть принадлежащих ему акций, то он имеет право на конвертацию (получение акций) оставшихся у него акций на условиях, предусмотренных ст. 18 и 19 Закона об АО. При выкупе у акционера всех имеющихся у него акций участие акционера в реорганизуемом обществе прекращается, и в состав участников создаваемых в результате реорганизации обществ он не входит.

Надо заметить, что не все специалисты положительно оценивают законодательную новеллу о дополнительной защите прав акционеров, голосовавших против или не принимавших участия в голосовании, путем предоставления им права получить акции каждого общества, создаваемого в результате реорганизации, пропорционально числу принадлежащих им акций. Так, Д.В. Жданов считает, что «закон не должен обязывать акционеров распоряжаться определенным образом своими акциями, что будет происходить при конвертации на данных условиях. Акционеры должны иметь право разделить свой бизнес. При этом они также должны иметь право определять условия такого разделения. Роль законодателя должна состоять не в определении условий разделения и не в принуждении акционеров участвовать в обществах, образуемых в результате реорганизации, а в защите их прав при осуществлении такого разделения путем реорганизации»[422]. По мнению указанного автора, в данном случае достаточным средством защиты является уже имевшаяся ранее законодательная гарантия защиты прав акционеров - право требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций. Дополнительной мерой обеспечения прав акционеров при проведении реорганизации по аналогии с

банковским законодательством[423] могло бы быть установление правила об обязательном привлечении независимого оценщика для оценки условий конвертации акций реорганизуемых обществ.

На защиту прав кредиторов реорганизуемого общества направлены законодательные нормы (ст. 60 ГК РФ, п. 6 ст. 15 Закона об АО, п. 5 ст. 51 Закона об ООО), предусматривающие, что не позднее 30 дней с даты принятия решения о реорганизации путем выделения общество обязано письменно уведомить об этом своих кредиторов и опубликовать в печатном издании, предназначенном для публикации данных о государственной регистрации юридических лиц, сообщение о принятом решении. При этом кредиторы общества в течение 30 дней с даты направления им уведомлений или в течение 30 дней с даты опубликования сообщения о принятом решении вправе письменно потребовать досрочного прекращения или исполнения соответствующих обязательств общества и возмещения им убытков. Пунктом 6 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 февраля 1995 г. № 2/1 «О некоторых вопросах, связанных с введением части первой ГК РФ»[424] подтверждено, что неуведомление кредиторов о реорганизации общества влечет за собой возможность признания в судебном порядке недействительными актов о государственной регистрации юридических лиц, созданных в результате реорганизации. В литературе имеется точка зрения, что в качестве санкции за неуведомление кредиторов в законодательстве следует предусмотреть солидарную ответственность всех юридических лиц, участвующих в реорганизации[425]. В настоящий момент аналогичная норма установлена только применительно к случаю, когда из содержания разделительного баланса и передаточного акта невозможно определить правопреемство (п. 3 ст. 60 ГК РФ).

При усилении в новой редакции Закона об АО позиции защиты прав кредиторов специалистами справедливо отмечается, что в Законе, к сожалению, не указан объем обязательной информации, которая должна содержаться в уведомлении кредиторов и публикации[426]. Для кредиторов, которые принимают решение о направлении требования о досрочном прекращении или исполнении обязательств, важен не только факт осуществления реорганизации, но и условия, на которых она производится.

Следует отметить, что внесенный Правительством РФ в Государственную Думу проект Федерального закона «О реорганизации, ликвидации коммерческих организаций» изменяет установленные действующим законодательством подходы к защите прав кредиторов реорганизуемых организаций. Согласно этому законопроекту кредиторы лишаются права по своему усмотрению досрочно требовать исполнения или прекращения обязательств при реорганизации. Они имеют право только в судебном порядке требовать прекращения или досрочного исполнения соответствующих обязательств реорганизуемой организацией и возмещения связанных с этим убытков и (или) о возложении на создаваемые в процессе реорганизации организации солидарной ответственности по обязательствам реорганизуемой. Суд может отказать в удовлетворении таких требований, если реорганизуемое юридическое лицо и его правопреемники докажут, что в результате реорганизации опасности ненадлежащего исполнения обязательства не возникает. Обсуждаемый законопроект подвергается критике. Так, И. Алещев замечает, что предложение об изменении прав кредиторов при реорганизации ставит гарантии прав кредиторов в зависимость от оценки конкретных обстоятельств дела судом. «В ситуации, когда с целью вывода активов проводится реорганизация путем разделения (выделения) по принципу «имущество направо - долги налево», - пишет указанный автор, - не составит труда на время судебных споров ввести в состав активов «долговой» организации ценное, но высоколиквидное имущество, доказать, что в результате реорганизации опасности ненадлежащего исполнения обязательства не возникает, а после отказа кредитору в иске - вывести такое имущество обратно»[427]. Очевидно, что необходимо продумать взвешенные нормы, которые бы не позволяли

кредиторам, по сути, парализовывать реорганизацию, как это зачастую происходит сейчас, и в то же время обеспечивали бы их законные права.

Касательно правопреемства по всем гражданско-правовым обязательствам, в отношении всех кредиторов и должников, включая оспариваемые обязательства, информацию должен содержать разделительный баланс реорганизуемого в форме выделения общества. Оценивая значение разделительного баланса, Б.Б. Черепахин писал: «Разделительный баланс не является бесспорным документом, а поэтому переход ответственности возможно доказывать и вопреки передаточному балансу. Невключение спорной суммы в баланс отнюдь не является препятствием к возложению ответственности на всех, на часть или на одного из правопреемников, если эта претензия будет признана обоснованной». И далее: «...передаточная документация не является единственным доказательством, и тем более не является бесспорным доказательством наличия или отсутствия определенной задолженности»[428]. Для обеспечения правопреемства по гражданско-правовым обязательствам реорганизованного юридического лица действующим законодательством установлено, что если разделительный баланс не дает возможности определить его правопреемника, то вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами (ст. 60 ГК РФ, п. 6 ст. 15 Закона об АО, п. 5 ст. 51 Закона об ООО). К такой же солидарной ответственности должны привлекаться созданные в результате реорганизации общества (включая то, из которого выделилось новое общество), если из разделительного баланса видно, что при его утверждении допущено нарушение принципа справедливого распределения активов и обязательств реорганизуемого общества между его правопреемниками, приводящее к явному ущемлению интересов кредиторов этого общества (п. 1 ст. 6 и п. 3 ст. 60 ГК РФ). Следует также отметить, что правоприменительная практика рассматривает недобросовестную реорганизацию в форме выделения, совершенную с целью вывода активов, как форму злоупотребления правом со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями[429].

Что касается правового режима ответственности по публичным обязательствам реорганизуемой коммерческой организации, интересно отметить, что ст. 50 Налогового кодекса РФ устанавливает различный порядок правопреемства обязанностей по уплате налогов и сборов при реорганизации в форме разделения и выделения. При реорганизации в форме выделения вновь образованному юридическому лицу не могут быть переданы в порядке правопреемства какие-либо налоговые обязательства реорганизованного общества (п. 8 ст. 50 НК РФ). Для сравнения: при реорганизации в форме разделения вновь образованные юридические лица становятся правопреемниками реорганизованного общества в части исполнения обязанности по уплате налогов в соответствии с утвержденным разделительным балансом (пп. 6, 7 ст. 50 НК РФ).

Если после реорганизации реорганизованное общество (при выделении) или какое-либо из вновь созданных обществ (при разделении) не имеет возможности исполнить обязанность по уплате налогов и если в судебном порядке будет установлено, что отсутствие этой возможности является производной от состоявшейся реорганизации, то выделившиеся юридические лица (при выделении) или созданные лица (при разделении) могут быть привлечены к солидарной ответственности по уплате налогов реорганизованного лица (пп.7, 8 ст. 50 НК РФ). Таким образом, если одной из целей реорганизации путем выделения было создание «чистой», свободной от налоговых задолженностей организации - дочернего общества с ценными имущественными активами, прибыльной сферой деятельности и без обременения гражданско-правовыми и налоговыми обязательствами, то такая цель может оказаться нереализованной в случае установления в судебном порядке того факта, что реорганизация была направлена на неисполнение обязанности по уплате налогов.

3.2.

<< |
Источник: Шиткина Ирина Сергеевна. Правовое регулирование организации и деятельности холдинга как формы предпринимательского объединения [Электронный ресурс] : Дис. ... д-ра юрид. наук : 12.00.03. - М.: РГБ, 2006. 2006

Скачать оригинал источника

Еще по теме Создание холдинга путем реорганизации хозяйственных обществ:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -