<<
>>

§1.2. Проблема определения понятия права автора на вознаграждение в российской цивилистике

Генезис понятия права на вознаграждение в отечественной науке условно можно поделить на три этапа: дореволюционный, советский и современный этап.

Дореволюционный этап характеризуется первыми доктринальными концепциями, стремящимися обосновать особую природу авторского дохода, а также развить идеи авторского вознаграждения в рамках теории исключительных прав.

Несомненно, наиболее полное обоснование особой природы авторского дохода, а также способов его получения дано в трудах Г.Ф. Шершеневича, который стал основоположником теории исключительных прав в отечественном авторском праве.

Сравнивая мотивы, побуждающие к труду земледельца, ремесленника, торговца и представителей умственного труда, Г.Ф. Шершеневич приходил к однозначному выводу, что они совершенно разные[73]. Специфика самого труда, направленность на иной результат свидетельствовали о необходимости отделять авторское вознаграждение от обычного трудового дохода. Дополнительным аргументом в пользу данной дифференциации являлось то, что «авторский доход не ограничивается успехом одного издания, его имущественное право продолжает существовать в течение всей жизни, а это обстоятельство чуждо заработной плате»[74] [75].

Касательно юридических конструкций, которые бы позволили автору получать его особый доход, Г.Ф. Шершеневич отмечал, что «единственно возможный способ обеспечения авторов состоит в том, чтобы поставить их наряду с экономическими деятелями и предоставить им, лично, на общих экономических основаниях, заботиться о своих экономических интересах»73. Для этого закон и предоставляет авторам исключительное право использования их произведений, при отсутствии которого цена книги

сводится к стоимости бумаги, печатных работ и издержек производства с присоединением процента на капитал и предпринимательской прибыли[76].

Отметим, что при этом Г.Ф. Шершеневич уже тогда обращал внимание, что указанная защита «не лишена и обратных сторон»[77].

Данные теоретические выводы нашли свое выражение в Положении об авторском праве 1911 г.[78], в ст. 2 которого было установлено, что «автору принадлежит исключительное право всеми возможными способами воспроизводить, опубликовывать и распространять свое произведение». Право на вознаграждение отдельно не упоминалось[79], более того, сам термин «вознаграждение» употреблялся вместо термина «компенсация» в контексте возмещения убытков[80].

Таким образом, уже в дореволюционный период юридическая наука пришла к выводам о необходимости существования особого материального вознаграждения авторов, которое имеет специфическую, отличную от трудового дохода природу, и которое должно быть реализовано путем предоставления авторам исключительного права использования их произведений.

После Революции 1917 г. коренным образом поменялись существовавшие общественные отношения и, как следствие, законодательство, в том числе в сфере авторского права. Отметим, что первые акты советской власти, регулировавшие авторские права, предусматривали некоторую преемственность дореволюционного Положения об авторском праве 1911 года. В ст. 3 Постановления ЦИК и СНК СССР от 30 января 1925 г. «Об основах авторского права»[81] было указано,

что автору принадлежит исключительное право «выпустить в свет свое произведение и в течение установленного в законе срока всеми дозволенными законом способами воспроизводить и распространять его произведение, а равно извлекать всеми законными способами имущественные выгоды из своего исключительного права». Отметим, что право извлекать имущественные выгоды стало указываться отдельно, хотя и в тесной связи с исключительным правом. Е.А. Павлова объясняет это тем, что «первоначально специальное упоминание этого права было необходимо, чтобы подчеркнуть возможность и законность получения автором дохода от каждого случая использования его произведения»[82].

По нашему мнению, данный факт также свидетельствует о неоспариваемой важности вознаграждения авторов в любых социально-экономических условиях.

Основы авторского права, утвержденные Постановлением ЦИК и СНК СССР от 16 мая 1928 г., также восприняли данную формулировку исключительного права и права на вознаграждение. Однако со временем термин исключительное право приобретает совершенно иное значение, по сравнению с дореволюционным законодательством, так как «в условиях социалистического общества ни о какой монополии автора на созданное им произведение не может быть и речи»[83]. Не только имущественные, но и личные неимущественные права начинают именоваться «исключительными» в смысле «неотчуждаемости, неотторжимости их от личности автора в течение всей его жизни или в течение срока, определенного законом для особых случаев, в недопустимости перенесения прав автора на другое лицо»[84]. В итоге в Основах гражданского законодательства СССР и союзных республик 1961 г. и в ГК РСФСР 1964 г., исключительным правом в новом содержании стали личные неимущественные права на опубликование,

воспроизведение и распространение произведения, а единственным имущественным правом автора осталось «право на получение вознаграждения за использование произведения другими лицами» (ст. 98 Основ, ст. 479 ГК РСФСР). Таким образом, объем права на вознаграждение также со временем изменился в сторону его ограничения лишь случаями использования произведения другими лицами.

Принципиально важно отметить, что несмотря на постепенный отказ от теории исключительных прав, разработанной Г.Ф. Шершеневичем, вознаграждение авторов как задача авторского права продолжила существовать и приобрела свое дальнейшее развитие. Вознаграждение авторов упоминалось в доктрине как одна из целей советского авторского права: «предоставить возможность каждому советскому гражданину, создавшему произведение в области литературы, науки или искусства, получить вознаграждение по общему принципу социализма, то есть в соответствии с количеством и качеством затраченного труда»83.

Изменения законодательства в сфере авторского права требовали развития доктринальных взглядов в области вознаграждения авторов произведений науки, литературы и искусства. Одной из основных задач становится определение природы авторского вознаграждения, критериев для его оценивания в условиях отсутствия рыночных начал, когда исключительное право на произведение свободно передается от одного лица к другому[85] [86]. В научной литературе данный вопрос широко обсуждался, озвучивались различные критерии, основания для выплаты авторского вознаграждения.

Взгляды исследователей того времени условно можно поделить на несколько направлений. Исследуя развитие авторского права и авторских

вознаграждений в этот период, Е.А. Павлова выделяет трудовую и меновую теорию[87]. Анализ существующих теорий авторских вознаграждений в сфере материального стимулирования авторов изобретений, где присутствовали схожие теоретические проблемы, проводил И.А. Зенин. Исследователь выделял четыре основных подхода к вопросам природы авторского вознаграждения: 1) меновая теория; 2) трудовая теория; 3) премиальная теория; 4) вознаграждение за изобретение - это форма стимулирования, учитывающая одновременно затраты труда изобретателя и значение изобретения[88].

Представители трудовой теории, к которым возможно отнести Б.С. Антимонова, Е.А. Флейшиц[89], А.И. Ваксберга[90], И.А. Грингольц, считали, что авторское вознаграждение должно зависеть от количества и качества затраченного труда. К примеру, И.А. Грингольц считал, что авторское вознаграждения это «одна из форм распределения по количеству и качеству труда, наряду с заработной платой»[91].

Представители меновой теории - М.В. Гордон[92], В.А. Дозорцев[93],

A. Е. Пашерстник[94], В.И. Серебровский[95] считали определяющим фактором в оценке произведения степень использования произведения[96]. К примеру,

B.

И. Серебровский отмечал, что «количественный показатель может только приблизительно служить критерием для установления размера авторского вознаграждения. ... Решающее значение для установления размера авторского вознаграждения должны иметь качество произведения и степень его

использования обществом»[97] [98]. В.А. Дозорцев также критиковал существовавшие в то время критерии оценки труда, основанные на размере произведения: «Установление непосредственной связи между затратами

труда и размером вознаграждения - это принцип трудового права, который

98

неправильно распространять на гражданско-правовое вознаграждение» . Учитывая гражданско-правовую природу этого права, размер вознаграждения должен выстраиваться в зависимости от экономических характеристик самого объекта авторского права, «выявляющимися в обороте, в форме поступлений от использования произведения»[99].

Сравнивая тезисы представителей двух направлений, Е.А. Павлова делает вывод, что основное различие выражалось в критериях для построения системы выплат авторского вознаграждения: «сторонники трудовой теории пытались выработать критерии, которые позволили бы в ставках авторского вознаграждения учитывать количество и качество авторского труда, в то время как сторонники меновой теории критиковали этот путь как неправильный, но приходили в итоге примерно к тем же выводам»[100].

Данные дискуссии не привели к консенсусу в виде создания универсальных критериев для установления размеров вознаграждения в условиях советского законодательства, так как оценка творческого труда автора возможна только по его результату - законченному произведению, в чем соглашались представители обоих направлений. Это возможно объяснить как спецификой творческой деятельности, которая не поддается точному и объективному расчету затраченного труда, времени и сил, так и тем фактом, что единственным мерилом вознаграждения авторов и по

настоящее время остается спрос на произведение со стороны общества, пусть это и не всегда свидетельствует о подлинном достоинстве произведения.

Вопрос критериев для оценивания вознаграждения тесно связан со специфическим принципом советского авторского права - нормированностью вознаграждения[101]. Как отмечал Э.П. Гаврилов, «принципиальной особенностью советского авторского права, отличающей его от авторского права капиталистических стран, является установление ставок авторского вознаграждения для различных случаев использования произведений»[102] [103].

Данный процесс начался в 1920-1930х годах с существования

минимальных ставок вознаграждения для некоторых видов произведений

103

или отдельных видов их использования , с дальнейшим развитием в сторону установления как минимальных, так и максимальных ставок вознаграждения[104]. Нормирование вознаграждения приобретало всеобъемлющий характер. Несмотря на то, что ст. 479 ГК РСФСР 1964 года устанавливало правило, что «при отсутствии утвержденных ставок авторского вознаграждения размер вознаграждения автора за использование его произведения определяется соглашением сторон»[105], по замечанию Э.П. Гаврилова, данное правило «с большой неохотой применяется организациями-пользователями и судебными органами», что в итоге приводит к тому, что «те случаи использования произведений, за которые не

предусмотрены ставки авторского вознаграждения, зачастую остаются без оплаты»[106].

Вознаграждение авторов реализовывалось в нескольких формах, основными из которых были авторский гонорар[107] и заработная плата. Также особый вид вознаграждения возможно было получить путем продажи автором произведений искусства, к примеру, путем продажи картины[108]. В данном случае договора о передаче прав использования не заключалось, вознаграждение существовало в форме покупной цены за передаваемый объект искусства.

Принципиально важно отметить продолжившиеся с дореволюционных исследований дискуссии в части различий авторского гонорара и заработной платы рабочих и служащих[109]. В доктрине предлагались многочисленные критерии для разграничений. К примеру, В.Г. Камышев объяснял различия особенностями творческих процессов и характером создаваемого продукта[110]. Также исследователь подчеркивал, что «автор получает вознаграждение за конечный результат труда (если он используется), а рабочий и служащий - за самый труд»[111]. Кроме того, В.Г. Камышев подчеркивал различие в нормативных основаниях выдачи заработной платы и вознаграждения[112]. В.И. Серебровским выделялись следующие отличия авторского гонорара от заработной платы рабочих и служащих: возможность

выдачи аванса в счет авторского вознаграждения, что, по общему правилу, не предусматривается в случае трудовых договоров; возможность получения вознаграждения при «переиздании произведения, при каждом публичном исполнении его произведения, когда автором фактически не было затрачено дополнительного труда»; возможность получения вознаграждения наследниками автора, когда наследники рабочего и служащего имеют право получить только уже причитавшуюся, но еще не полученную заработную плату; возможность издания произведения и без уплаты авторского гонорара, в отличие от всегда оплачиваемого труда рабочего, служащего[113].

Однако несмотря на столь многочисленные доказательства и однозначные выводы, на практике многим сотрудникам, создававшим объекты авторского права по трудовому договору, выплачивалась именно заработная плата, а не авторский гонорар[114]. Б.С. Антимонов и Е.А. Флейшиц объясняли это тем, что в социалистическом обществе все больше стирается грань между трудом физическим и трудом духовным, что приводит к тому, что «теперь нередки случаи, в которых автор получает вознаграждение за свой творческий труд в виде заработной платы»[115]. По мнению Б.С. Антимонова и Е.А. Флейшиц, видна тенденция развития законодательства от концепции параллельного существования права на оплату труда по трудовому договору и права на оплату труда по издательскому договору к их все большему сближению[116]. Несмотря на то, что закон по общему правилу исключал получение заработной платы и авторского гонорара одновременно, существовали некоторые исключения в

отношении научно-педагогических работников, которые могли получать как заработную плату, так и авторские гонорары за издаваемые труды[117].

Таким образом, можно сделать вывод о существовании некоторых противоречий между доктринальными выводами, признававшими различную природу авторского вознаграждения и заработной платы, и законодательством, практикой, позволявшим выплачивать заработную плату вместо гонорара.

Для лучшего понимания правовой природы имущественного права автора на получение вознаграждения, каким оно было представлено в Основах гражданского законодательства 1961 г. и ГК РСФСР 1964 г., стоит отметить следующие выводы советских исследователей. Во-первых, В.А. Дозорцев отмечал, что формулировка правомочия «за использование произведения другими лицами» не охватывает случаев использования произведения самим автором, хотя в этом случае автор также может получать «экономические выгоды, имеющие иную природу, чем авторское вознаграждение»[118]. Во-вторых, был сделан важный вывод о том, что право на вознаграждение находит свою реализацию только в авторско-правовых обязательствах: «субъективное гражданское право на получение

вознаграждения возникает у автора в результате использования произведения, которое является либо результатом исполнения договора, либо основанием возникновения бездоговорного гражданско-правового (авторского) обязательства»[119]. В.Ф. Яковлев также отмечал специфику авторских правоотношений и тот факт, что имущественные права являются правами относительными и образуются позже абсолютных прав «из дополнительных юридических фактов, в которых правовая инициатива авторов находит различное выражение»[120].

Анализ развития законодательства и доктрины в советский период позволяют сделать следующие выводы относительно вознаграждения авторов произведений науки, литературы и искусства. В первую очередь, отказ от классической теории исключительных прав, которая продолжала развиваться в западных странах, потребовал создания новых, уникальных теоретических конструкций и механизмов вознаграждения авторов. Понятие исключительного авторского права претерпевает существенные изменения, вследствие чего такие правовые явления как исключительное право и право на вознаграждение начинают существовать параллельно друг другу. Исключительным правом в новом содержании становятся личные неимущественные права на опубликование, воспроизведение и распространение произведения, а единственным имущественным правом автора остается право на получение вознаграждения за использование произведения другими лицами. Несмотря на коренную смену законодательства в сфере авторского права, основополагающий принцип того, что автор имеет право получать материальное вознаграждение за свой труд, остался в силе. Данный принцип продолжал развиваться, хотя и не без определенных противоречий в доктрине, нашел свою реализацию в нескольких формах вознаграждения, имел уникальные, специфические черты, одна из которых - нормированность авторского вознаграждения.

В 1991 году происходят масштабные преобразования в стране, экономика вновь начинает строиться на рыночных началах, что влечет за собой постепенную смену законодательства во всех сферах, включая отношения в сфере интеллектуальной собственности.

Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г.[121] устанавливают право на использование произведения и отдельно

право на вознаграждение за разрешение использовать и использование произведения (п. 2. ст. 135 Основ), которые выступают самостоятельными правомочиями, с различным правовым режимом. К примеру, в соответствии с п. 6. ст. 135 Основ право на получение вознаграждения за разрешение использовать и использование произведения могло перейти к наследникам автора, а к иным правопреемникам автора, в том числе юридическим лицам, переходило только право на использование произведения.

Как отмечает Е.А. Павлова, «положения ст. 135 Основ гражданского законодательства 1991 г. во многом еще следовали за положениями Основ гражданского законодательства 1961 г., но в то же время сделали существенный шаг вперед в развитии имущественных прав автора, признав возможность автора распорядиться своим правом на использование произведения и связав получение авторского вознаграждения с фактом распоряжения этим правом (разрешением использовать произведение)»[122].

Отметим, что Основы гражданского законодательства 1991 года действовали до момента вступления в силу Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 года[123]. Новый закон устанавливал иной порядок регулирования имущественных прав.

В соответствии сп. 1. ст. 16 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» автору в отношении его произведения принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом. Право на вознаграждение отдельно не выделяется, что, по справедливому замечанию Е.А. Павловой, свидетельствует о том, что «получение дохода (в том числе в виде вознаграждения за использование произведения третьими лицами) является следствием реализации исключительного права и не требует специального упоминания».[124] Данный

подход широко распространен за рубежом, что, по мнению Делии Липцик, является верным, так как историческая роль авторского права, а точнее закрепления имущественных прав автора, и состояла в том, чтобы позволить автору извлекать имущественную выгоду из его использования[125].

Понимание права авторов произведений науки, литературы и искусства на вознаграждение во взаимосвязи с исключительным правом развивались, претерпевали неоднократные изменения в дореволюционный, советский и российский периоды, пока не нашли свое современное воплощение в кодифицированной части 4 ГК РФ.

Анализ современного законодательства приводит к выводу о существовании большого количества правовых явлений, обозначаемых термином «право на вознаграждение», которые имеют разную природу, основания возникновения, законодательное регулирование. К примеру, в отношении автора произведений науки, литературы и искусства возможно выделить следующие «права на вознаграждение»: право на вознаграждение автора при возмездной передаче исключительного права, которая возможна в виде договора об отчуждении (ст. 1234, ст. 1285 ГК РФ), лицензионного договора (ст. 1235, ст. 1286 ГК РФ), договора авторского заказа (ст. 1288 ГК РФ) и иных договоров; право на вознаграждение за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях (ст. 1245 ГК РФ), право на вознаграждение автора музыкального произведения при публичном исполнении либо сообщении в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции, аудиовизуального произведения (п. 3. ст. 1263 ГК РФ), а также право следования (ст. 1293 ГК РФ) и право автора на вознаграждение за служебное произведение (ст. 1295 ГК РФ).

В национальном государственном стандарте «Интеллектуальная собственность. Термины и определения»[126] также дано максимальное широкое определение права на вознаграждение. В соответствии с п. 3.4.3.12 правом на вознаграждение является «имущественное право автора или иного правообладателя на вознаграждение за создание и (или) использование созданного охраняемого результата интеллектуальной деятельности», которое включает в себя, в том числе:

1) имущественное право автора и иного правообладателя на вознаграждение от приобретателя исключительного права на основании возмездного договора об отчуждении исключительного права, определяющего размер вознаграждения или порядок его определения;

2) имущественное право автора и иного правообладателя (лицензиара) на вознаграждение от лицензиата на основании возмездного лицензионного договора, определяющего размер вознаграждения или порядок его определения и его выплату в форме фиксированных разовых или периодических платежей, процентных отчислений от дохода (выручки) либо в иной форме;

3) имущественное право авторов, исполнителей и иных правообладателей объектов авторских и смежных прав на вознаграждение за использование этих объектов.

Последнее имущественное право в сфере авторского права возможно конкретизировать следующими правами:

1) право композиторов, являющихся авторами музыкальных произведений (с текстом или без текста), использованных в аудиовизуальном произведении, на получение вознаграждения при публичном исполнении или сообщении в эфир или по кабелю такого аудиовизуального произведения;

2) право авторов, исполнителей, изготовителей фонограмм и аудиовизуальных произведений на получение вознаграждения за

воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных

127

целях ;

3) имущественное право работника — автора служебного произведения на вознаграждение от работодателя;

4) имущественное право автора программы для ЭВМ или базы данных на вознаграждение при их создании по заказу или при выполнении договора подряда или договора на выполнение научно-исследовательских, опытно­конструкторских или технологических работ, которые прямо не предусматривали их создание (в случае, если ему не принадлежит исключительное право на такую программу или такую базу данных);

5) имущественное право работника — автора произведения науки, литературы или искусства на вознаграждение при создании такого произведения в соответствии с государственным или муниципальным контрактом, если исключительное право на данное произведение перешло к исполнителю контракта — работодателю данного работника[127] [128].

Право следования в числе прав на вознаграждение не выделено.

Все указанные права возможно обозначить термином «право на вознаграждение», однако они имеют совершенно разную природу и основания возникновения, что создает проблемы для доктринальных исследований и правоприменения.

К примеру, п. 5 ст. 1229 ГК РФ говорит об использовании результатов интеллектуальной деятельности без согласия правообладателей, но с

сохранением за ними права на вознаграждение. Возникает вопрос, какого из прав на вознаграждение, ранее рассмотренных? Отметим, что А.А. Ушаков специально подчеркивал, что юридическая терминология не допускает многозначности, и все термины должны использоваться в строго определенном, единственном значении[129] [130].

Особую значимость для данного вопроса имеют положения п. 10-10.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»110 (далее - Постановление ВС и ВАС РФ №5/29).

Несмотря на то, что данное Постановление имело своей первоначальной целью разъяснить положения ГК РФ в части права на вознаграждение, как итог оно создало еще больше неопределенностей и не устранило многие неясности[131].

Даже при поверхностном анализе содержания указанных пунктов возникает множество вопросов. В п. 10 Постановления ВС и ВАС РФ №5/29 сделано исключение в пользу права на вознаграждение за использование служебного произведения. Означает ли это, что права на вознаграждение за использование иных служебных результатов интеллектуальной деятельности не подпадают под действие данного пункта? В п. 10.1. рассматриваемого Постановления сказано следующее: «По смыслу положений пункта 5 статьи 1229 ГК РФ право на вознаграждение входит в состав исключительного

права». Означает ли это, что любое право на вознаграждение, за исключением права на вознаграждение за использование служебного произведения входит в состав исключительного права? Однозначный ответ можно дать только в отношении права следования, которое в п. 10.5 прямо охарактеризовано как самостоятельное право автора, отличное от принадлежащего ему исключительного права на произведение. В п. 10.2 содержатся положения о том, что право на вознаграждение сохраняется у автора, исполнителя, изготовителя фонограммы и тогда, когда исключительное право ему не принадлежит, а равно у обладателя исключительного права, если оно существенно ограничено. Данные положения противоречат п. 10.1., так как у автора в случае отчуждения исключительного права (которое, в соответствии со ст. 1234 ГК РФ всегда происходит в полном объеме) должна, таким образом, остаться часть этого исключительного права.

Примечательно то, что при обсуждении и принятии Постановления ВС и

ВАС РФ №5/29 отсутствовал консенсус взглядов относительно

132

рассмотренных выше вопросов .

Многие из рассматриваемых прав на вознаграждение (право следования, право автора музыкального произведения при публичном исполнении аудиовизуального произведения, право на вознаграждение за свободное воспроизведение в личных целях) появились с принятием Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» и рассматривались в нем в качестве самостоятельных[132] [133]. Это позволяло рассматривать категорию имущественные права как включающую в себя исключительное право и права на

вознаграждение114. В настоящее время часть 4 ГК РФ не содержит какого- либо единого регулирования имущественных прав и классифицирует все интеллектуальные права на 3 группы: исключительное право, личные неимущественные права и иные права (ст. 1226 ГК РФ). Соответственно, необходимо определить, к какой из указанных категорий относится то или иное право на вознаграждение.

В доктрине вопрос прав на вознаграждение в их совокупности, их соотношения с исключительным правом исследовался И.А. Близнецом115, Н. Ивановым[134] [135] [136], А.Г. Матвеевым[137], Е.А. Моргуновой[138], Е.А. Павловой[139].

Рассмотренные выше недостатки правового регулирования приводят к

тому, что в научных исследованиях существуют прямо противоположные

взгляды на права автора на вознаграждение. К примеру, А.Л. Маковский

отрицает существование особого, помимо общего вознаграждения за

использование исключительного права на вознаграждение, таким образом,

сводит все права на вознаграждение к праву на вознаграждение вследствие

реализации исключительного права[140] [141]. Е.А. Моргунова, напротив,

утверждает, что все права на вознаграждение не входят в состав 141

исключительного права и являются правами самостоятельными .

В научной литературе предлагаются различные варианты по систематизации указанных выше явлений, обозначаемых термином «право на вознаграждение». К примеру, И.А. Близнец говорит о праве на вознаграждение из исключительного права, о компенсационном

вознаграждении и о дополнительных правах на вознаграждение[142] [143] [144].

Е.А. Моргунова предлагает классифицировать данные права на две группы,

143

как права в силу договора и права в силу закона .

По нашему мнению, наиболее обоснованным является подход,

предлагаемый А.Г. Матвеевым. Исследователь указывает на то, что использование термина «право автора на вознаграждение» в российском авторском праве является непоследовательным и реализуется в различных

144

контекстах . С

одной стороны, возможно говорить о праве на
вознаграждение как проявлении предоставленной обладателю
исключительного права возможности контролировать использование

объекта[145], а с другой стороны - о правах на вознаграждение, обозначаемых А.Г. Матвеевым как альтернативы исключительному праву[146]. Разграничение контекстов обсуждения понятий прав на вознаграждение необходимо проводить через призму элементов механизма правового регулирования. В данном случае первый контекст касается стадии нормативного закрепления и признания субъективных прав, а второй - стадии осуществления исключительного права в относительных правоотношениях.

Так, по мнению А.Г. Матвеева, право на вознаграждение как проявление предоставленной обладателю исключительного права возможности контролировать использование объекта отсутствует на стадии нормативного закрепления субъективных прав, о нем возможно говорить только на стадии осуществления исключительного права, то есть в рамках относительных правоотношений[147].

Продолжая логику исследователя, отметим, что самостоятельные права на вознаграждение (альтернативы исключительному праву), то есть права, предусмотренные ст. 1245, п. 3. ст. 1263, ст. 1293 и ст. 1295 ГК РФ, существуют уже на первой стадии закрепления и признания субъективных прав.

В настоящей работе исследование правовых явлений, объединенных единым термином «право на вознаграждение» будет построено исходя из следующих предпосылок. Во-первых, представляется актуальным и ранее неисследованным проследить возможную специфику права автора на вознаграждение как проявления предоставленной авторам в качестве первичных обладателей исключительного права возможности контролировать использование произведения и, как следствие, распоряжаться правом использования в относительных правоотношениях между авторами и пользователями.

Во-вторых, представляется обоснованным выделить характерные общие черты и объединить право на вознаграждение за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях (ст. 1245 ГК РФ), право на вознаграждение автора музыкального произведения при публичном исполнении либо сообщении в эфир или по кабелю аудиовизуального произведения (и. 3. ст. 1263 ГК РФ), а также право следования (ст. 1293 ГК РФ) и право автора на вознаграждение за служебное произведение (ст. 1295 ГК РФ) в единую группу - самостоятельные по отношению к исключительному праву права авторов произведений науки, литературы и искусства на вознаграждение.

Учитывая существующую несистемность анализа самостоятельных по отношению к исключительному праву прав на вознаграждение, считаем необходимым дать ответы на следующие группы вопросов, которые в итоге позволят составить цельную картину о существующих правах на вознаграждение авторов.

Во-первых, необходимо определить причину появления данных дополнительных прав на вознаграждение через призму баланса интересов автора, пользователей и общества. Ответы на данные вопросы позволят расширить представление о том, какими способами может быть реализована задача по стимуляции творчества в части вознаграждения авторов.

Во-вторых, необходимо определить взаимосвязь рассматриваемых прав на вознаграждение и исключительного права. Анализ доктринальных источников и судебной практики показывает, что возможны варианты того, что данное право является самостоятельным правом и независимо от исключительного права, либо данное право является самостоятельным правом, однако тесно связано с исключительным правом, либо данное право является частью исключительного права.

В-третьих, если рассматриваемое право на вознаграждение является самостоятельным правом, значит, должно быть отнесено к категории иных прав в контексте ст. 1226 ГК РФ. Учитывая тот факт, что в ГК РФ отсутствуют какие-либо общие нормы, которые бы распространялись на иные права, для их эффективного функционирования необходимо дать ответы на следующие вопросы. В первую очередь, определить оптимальный вариант действия данного права на территории РФ. В соответствии с действующей редакцией ст. 1231 ГК РФ, режим действия исключительного права и иных прав - различный, соответственно, требуется определить, насколько данный дифференцированный режим будет способствовать эффективному функционированию права на вознаграждение.

Отдельным вопросом является определение оборотоспособности рассматриваемого права в части возможности распоряжения данным правом при жизни автора и возможности наследования данного права после его смерти. Также особое внимание представляется обоснованным уделить возможным способам защиты рассматриваемого права, если данная проблема не решена на законодательном уровне.

В-четвертых, необходимо определить насколько рассматриваемое право эффективно реализуется на практике, защищает интересы авторов и тем самым способствует поддержанию справедливого баланса интересов автора, пользователей и общества.

Таким образом, идея вознаграждения авторов произведений науки, литературы и искусства, а также понимание исключительного права как основного правового инструмента для получения вознаграждения развивались, претерпевали изменения в дореволюционный, советский и российский периоды. Несмотря на богатый опыт предыдущих исследований, на сегодняшний день вследствие частых и непоследовательных изменений в законодательстве в российском авторском праве существует крайне широкий плюрализм мнений относительно того, что можно рассматривать в качестве права автора на вознаграждение, а также неоднозначное толкование данного вопроса в судебной практике, в частности, в Постановлении ВС и ВАС РФ №5/29.

Системный анализ различных правовых явлений, обозначаемых термином «право на вознаграждение», позволит дать ответы на вопросы о природе и месте различных прав на вознаграждение в системе интеллектуальных прав, а также наиболее полно представить механизмы, через которые реализуется справедливый баланс интересов авторов, пользователей и общества.

<< | >>
Источник: Мальцев Никита Михайлович. ПРАВА АВТОРОВ ПРОИЗВЕДЕНИЙ НАУКИ, ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА НА ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Пермь 2017. 2017

Еще по теме §1.2. Проблема определения понятия права автора на вознаграждение в российской цивилистике:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -