<<
>>

§2.1. Право автора на вознаграждение как составляющая исключительного права

Для того, чтобы определить, существует ли специфика права на вознаграждение как проявления предоставленной правообладателям возможности контролировать использование произведения, обратимся к сущности исключительного права.

Исключительное право представляет собой основное имущественное право автора, благодаря которому он имеет возможность самостоятельно по своему усмотрению использовать произведение любым не противоречащим закону способом, распоряжаться исключительным правом на произведение, а также по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам такое использование (ст. 1229, ст. 1270 ГК РФ).

Сама категория исключительного права имеет чрезвычайную важность для всей системы интеллектуальных прав, представляет собой «единую концепцию», на основе которой строится часть 4 ГК РФ. А.Л. Маковский особо подчеркивает, что «вся область прав на интеллектуальную собственность возникла как особая и сложная область частного права прежде всего и почти исключительно ради защиты имущественных интересов названных выше творцов и создателей интеллектуальных ценностей»[148].

В.А. Дозорцев, обосновывая существование такой категории прав, как исключительные права, выделял два имущественных права автора,

отражающих смысл установления исключительного права - право

149

использования и право распоряжения этим использованием .

Сущность права использования состоит в «возможности правообладателя монопольно совершать действия по коммерческой эксплуатации объекта, приносящие имущественные выгоды, и запрете всем третьим лицам совершать такие действия без разрешения правообладателя»130. Соответственно, использование заключает в себе две составляющие - возможность только правообладателю совершать действия по эксплуатации объекта и возможность запрещать всем третьим лицам такие действия без его разрешения.

Право распоряжения корреспондирует второй возможности права использования, так как его суть в праве автора выдавать разрешение на использование объекта интеллектуальных прав.

Распоряжение возможно в двух формах - когда право использования объекта интеллектуальных прав в полном объеме переходит другому лицу, при этом прекращаясь у прежнего правообладателя, и случаи, когда передается только часть правомочий использования, и у прежнего правообладателя сохраняется какая-то часть правомочий использования.

Данные теоретические положения нашли свое отражения в статьях ГК РФ, посвященных договору об отчуждении исключительного права и лицензионному договору. В соответствии с и. 1 ст. 1234 ГК РФ по договору об отчуждении исключительного права одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю). Определение лицензионного договора содержится вп. 1. ст. 1235 ГК РФ, в соответствии с которым одна сторона - обладатель исключительного права [149] [150]

на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.

В. А. Дозорцев подчеркивает, что право распоряжения является «примыкающим» к праву использования[151]. Следует ли из этого вывод, что право распоряжения необходимо считать составной частью права использования? Е.А. Моргунова утверждает, что «право на использование и право на распоряжение этим правом являются самостоятельными правами», аргументируя это тем, что «распоряжение касается не произведения, а права его использования», а значит, «предоставленная правообладателю возможность распоряжения исключительным правом является самостоятельным правом и не входит в содержание исключительного права»[152].

Данный тезис представляется относительно верным, по нескольким причинам. Во-первых, в законодательстве не предусмотрено возможности передать право распоряжения как самостоятельное право.

Отметим, что в статье 1235 ГК РФ прямо указано на то, что передается именно право использования результата интеллектуальной деятельности, нет указаний на возможность передачи права распоряжения. Однако существует возможность заключения сублицензионного договора (ст. 1238 ГК РФ), по которому первоначальный лицензиат по согласию с правообладателем может предоставить право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации другому лицу. Соответственно, у лицензиата есть право распоряжения предоставленной ему частью права использования, хотя данное право по договору отдельно от права использования не могло быть передано. Следовательно, исходя из

природы права использования и права распоряжения, существующего нормативного регулирования, необходимо сделать вывод о том, что право распоряжения является составной частью права использования.

Важно отметить еще один важный тезис В.А. Дозорцева относительно права использования и распоряжения, который разграничивает «пользователей» и «потребителей»133. В случае, если лицо осуществляет использование объекта интеллектуальных прав, однако не является при этом правообладателем исключительного права, то его стоит именовать «пользователь». А ситуации, в которых лицо потребляет продукцию, содержащую в себе интеллектуальные права, при этом не приобретая никаких прав использования, данное лицо стоит именовать «потребителем».

При реализации права использования, а также при реализации права на распоряжение правом использования автор может получить доход. Каким образом соотносятся правомочия исключительного права и право на вознаграждение? По нашему мнению, наиболее обоснованной является схема, предложенная Е.А. Павловой. Исследователь предлагает широкую категорию - право автора на получение дохода, которая состоит из двух составляющих - самостоятельное использование произведение автором, при котором доходы не принимают форму авторского вознаграждения и использование произведения третьими лицами, которое дает право на получение авторского вознаграждения.

Рассмотрим каждую из этих составляющих.

Различные правомочия использования произведения перечислены в п. 2. ст. 1270. К примеру, это случаи, когда автор сам печатает свою книгу и продает ее читателям, которые никакие права использования в смысле содержания исключительного права при этом не приобретают. Реализация данного права возможна только путем заключения договоров с «потребителями». Как уже было отмечено ранее, доходы, которые автор [153]

приобретает от самостоятельного использования произведения форму авторского вознаграждения не приобретают. Условно данное право автора возможно охарактеризовать «правом на получение дохода за самостоятельное использование произведения». Отметим, что по желанию автора, реализация рассматриваемого права может быть безвозмездной.

Использование третьими лицами возможно в трех ситуациях. Во- первых, это случаи, когда автор выразил свое согласие на использование, к примеру, заключил возмездный лицензионный договор с третьим лицом. Именно данная ситуация в настоящей работе рассматривается как реализация права на вознаграждение, которое, по сути, является проявлением предоставленной правообладателям возможности контролировать использование произведения.

Во-вторых, это ситуации, когда автор не выражал согласие на заключение договора, однако необходимость заключения такого договора предусмотрена законом (принудительная лицензия) и автор вынужден идти на заключение договора на условиях, отраженных в судебном решении. По своей природе данное право на вознаграждение схоже с вознаграждением как проявлением предоставленной правообладателям возможности контролировать использование произведения, изменяется только механизм заключения договора.

И, в-третьих, некоторые исследователи в качестве авторского вознаграждения рассматривают доходы в случае возникновение внедоговорного (деликтного) обязательства[154]. В настоящем исследовании важное значение имеет разграничение терминов «вознаграждение» и «компенсация», в связи с чем доход, полученный в результате деликтного обязательства, предлагается именовать «компенсация» и в рамках существующих прав автора на вознаграждение не рассматривать.

Таким образом, в целом придерживаясь концепции Е.А.

Павловой, отметим, что на данном этапе представляется обоснованным сделать следующие выводы. Сущность исключительного права как основного имущественного права автора - получать доход от его реализации. В исследуемом контексте право на вознаграждение представляет собой проявление предоставленной правообладателям возможности контролировать использование произведения.

Принимая во внимание тот факт, что рассматриваемое право на вознаграждение является, по сути, неотъемлемой частью, следствием имущественного характера исключительного права, совершенно верными представляются мнения ученых о том, что нет необходимости выделять это право отдельно в тексте закона.

Как подчеркивает А.П. Сергеев, «автор вправе требовать выплаты ему вознаграждения за использование произведения в любой форме и любыми способами. ... предполагается, что каждое из уже рассмотренных авторских правомочий неразрывно связано с правом автора на получение вознаграждения. В абстрактном виде, вне связи с каким-либо конкретным способом использования произведения, право на вознаграждение не существует. Поэтому в его специальном выделении в качестве особого права нет никакой необходимости»[155].

Отметим, что в состав исследуемого права входит не только право требовать соответствующих денежных выплат, но и возможность оговорить условия получения вознаграждения[156].

Представляется обоснованным еще раз подчеркнуть важность ранее упомянутой концепции, предложенной А.Г. Матвеевым, по разграничению контекстов в рамках научных дискуссий о природе правовых явлений,

именуемых схожим термином «право на вознаграждение»[157]. Через призму механизма правового регулирования право на вознаграждение как проявление предоставленной обладателю исключительного права возможности контролировать использование объекта отсутствует на стадии нормативного закрепления субъективных прав (условно охарактеризуем данную стадию как состояние «статики») и как элемент содержания исключительного права, и как его правомочие[158] [159].

Рассматриваемое право на вознаграждение существует только на стадии осуществления исключительного права, то есть в рамках относительных правоотношений (условно - состояние «динамики»).

Таким образом, считаем некорректным рассматривать указанное право на вознаграждение отдельно от исключительного права в рамках контекста нормативного закрепления субъективных прав, наравне с иными правами на вознаграждение, упомянутыми в ГК РФ, так как оно по своей природе является проявлением правомочий, заложенных в исключительном праве, и реализуется только в относительных правоотношениях.

Важным вопросом является определение возможной авторско-правовой специфики рассматриваемого права на вознаграждение. По мнению А.Г. Матвеева, у рассматриваемого права на вознаграждение какая-либо авторско-правовая специфика отсутствует, о таком же праве на вознаграждение становится уместно говорить как о проявлении иных имущественных прав, к примеру, права собственности\'39.

Соглашаясь с тем, что по своей природе рассматриваемое право действительно не обладает особой авторско-правовой спецификой, отметим, что в рамках относительных правоотношений, когда сторонами выступают автор и пользователь, действует определенная совокупность гарантий, направленных на защиту материальных интересов автора.

Необходимость защиты прав авторов как создателей интеллектуальных продуктов не вызывает сомнений. Как было отмечено ранее, исключительное право на сегодняшний день является основным механизмом, при помощи которого автор произведения может получить вознаграждение за свой творческий труд. Для реализации права на вознаграждение авторам необходимо передать свое исключительное право, заключив договор с профессиональными участниками рынка (издателям, продюсерам и иными последующими правообладателями).

Данный механизм не является совершенным в части защиты интересов авторов, так как они во взаимоотношениях с профессиональными участниками рынка являются более слабой в экономическом плане стороной, соответственно, обладают меньшей переговорной силой и не могут своими силами достичь разумного для них баланса интересов.

С целью поддержания справедливого баланса интересов авторов, пользователей и общества действует определенная совокупность гарантий, направленная на защиту прав автора на получение справедливого вознаграждения. В доктрине встречаются различные определения указанных гарантий. Например, В.А. Дозорцев называл данные гарантии термином «социальные начала исключительного права»[160] [161]. Э.П. Гаврилов обращает

внимание на «проявление взаимосвязи между исключительными правами на

~ ~ 161 результаты интеллектуальной деятельности и личностями их создателей» . В литературе также встречаются упоминания принципа повышенной защиты интересов авторов. Данный принцип активно обсуждался при работе над

четвертой частью ГК РФ[162], а также имеет некоторое отражение в научной литературе[163].

Данная совокупность гарантий, направленная на защиту прав автора на получение справедливого вознаграждения, может быть выражена через трехзвенный механизм, который состоит из следующих частей.

Первое, это установленная презумпция того, что исключительное право всегда первоначально возникает у автора. Во-вторых, это ограничения принципа свободы договора во взаимоотношениях между авторами и пользователями. В-третьих, это существование дополнительных прав на вознаграждение, то есть прав на вознаграждение, которые являются самостоятельными по отношению к исключительному праву, некоторые из которых являются неотчуждаемыми, что является дополнительной гарантией прав авторов.

Как было отмечено ранее, автор может реализовать свое право на вознаграждение путем передачи исключительного права третьим лицам. Данное право имело бы значительно меньшие возможности для реализации, если бы не существовала краеугольная презумпция того, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности всегда первоначально возникает у автора.

В связи с этим данная презумпция заслуживает особого внимания. В современном законодательстве указанная презумпция закреплена в п. 3 ст. 1228 ГК РФ, в котором указано, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный творческим трудом,

первоначально возникает у его автора[164]. В сфере авторского права данная презумпция получает свое подтверждение в ст. 1255 ГК РФ.

Прежде всего данное положение необходимо рассмотреть во взаимосвязи с нормой о том, что автором результата интеллектуальной деятельности признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат (п. 1 ст. 1228 ГК РФ). Таким образом, автором признается только физическое лицо-создатель объекта интеллектуальной собственности, что объясняется в том числе природой самого творчества, заниматься которым может только человек. В данном вопросе представляется обоснованно согласиться с мнением Каминского В.В.: «Творческая деятельность присуща только людям, только человеческий мозг способен на совершение акта интеллектуального творчества. ... Только физическое лицо, у которого возник некий новый образ, идея, способен заключить результат творческой деятельности в объективную форму, то есть форму, которая позволит донести информацию до общества. В силу указанных обстоятельств первоначальным обладателем авторских прав может быть только создатель — физическое лицо»[165]. Отметим, что существуют некоторые исключения из данного правила[166].

В научной литературе подчеркивается, что данная конструкция авторства с признанием авторов первоначальными правообладателями является тенденцией континентально-правовой традиции, в отличие от стран

англо-саксонской системы[167], что характерно для концепции droit d’auteur, в которой произведение признается воплощением, отражением личности автора[168]. Данное положение имеет не только теоретическое, но и практическое значение при разграничении первоначального и производного правоприобретения[169].

Представляется обоснованным особо выделить положения ГК РФ о том, что исключительное право может быть передано автором другому лицу по договору, а также может перейти к другим лицам по иным основаниям, установленным законом. Отметим, что в ситуациях, когда исключительное право переходит к иным лицам не по договору (к примеру, это ситуации служебных произведений, выполнение работ по государственным и муниципальным контрактам), автор также имеет возможность получить доход за свой творческий труд, однако не в виде права на вознаграждение, являющегося проявлением предоставленной правообладателю возможности контролировать использование произведения, а на основании особого, самостоятельного по отношению к исключительному праву права на вознаграждение за служебные произведения, которое также будет подробно исследовано в рамках настоящей работы. В настоящий момент представляется важным подчеркнуть, что реализация права на вознаграждение за служебные произведения также основана на презумпции первоначального возникновения исключительного права у автора[170].

Как уже было отмечено ранее, основной возможностью получить вознаграждение для автора является вовлечение результатов его творческого труда в гражданский оборот, то есть выход на рынок. Для этого в

большинстве случаев требуется заключение договора о передаче исключительного права с профессиональным участником рынка, которые представлены различными издательствами, продюсерскими компаниями и прочими коммерческими организациями. Отметим, что такая потребность у авторов существует уже очень давно, с зари появления авторского права. Более того, авторское право как «право авторов» часто именуют «правом издателей»171, чтобы подчеркнуть коммерческую основу в существующей системе торгового оборота исключительных прав и сильную позицию в этом контексте профессиональных участников рынка.

По каким причинам автор вынужден обращаться к посреднику? По нашему мнению, довольно емкое объяснение этих причин было дано в начале XX века Б.П. Юргенсоном, однако осталось актуальным и сегодня: «Если мы попробуем разобраться по существу, в чем заключается смысл и причина всякого соглашения между автором и издателем, то мы увидим, что автор, не обладая денежными средствами, временем и уменьем, чтобы самому заняться изданием и распространением своих сочинений, входит в особое соглашение с лицами или группой лиц, специализировавшихся на издательском деле. Главная основа этого соглашения заключается в том, что автор за известное вознаграждение передает издателю свое монопольное право на размножение и продажу какого-либо своего сочинения, а издатель,

уплачивая вперед авторский гонорар и расходы по изданию, берет на себя

172

весь риск его неуспеха» .

В рассматриваемой нами ситуации сторонами договора всегда являются автор как первоначальный правообладатель и последующий правообладатель в лице профессионального посредника (пользователь).

Договоры между авторами и пользователями обладают особой спецификой, которая не характерна для договоров о последующей передаче исключительных прав от пользователей к последующим приобретателям исключительного права.

О.А. Рузакова выделяет следующие системные признаки указанных договоров: 1) особый субъектный состав, одной из сторон является физическое лицо, чьим творческим трудом создан объект; 2) правообладатель распоряжается первоначальными правами; 3) объектами этих прав являются именно результаты интеллектуальной деятельности; 4) данные договоры не являются предпринимательскими[171]. Указанные признаки, а также система гарантий защиты прав авторов как более слабой стороны в договоре по сравнению с пользователями позволяют, по мнению исследователя, выделить данные договоры в особый подвид договоров о передаче исключительных прав[172] [173] [174]. Мы поддерживаем данную позицию и считаем целесообразным особое внимание в настоящем исследовании уделить гарантиям защиты прав авторов, направленным на реализацию права автора на вознаграждение.

Учитывая особую природу рассматриваемых договоров, в литературе также предлагается различная терминология для их обозначения. К примеру, О.А. Рузакова предлагает использовать термин договоры об использовании первоначальных прав115. А.П. Сергеев обозначал указанные соглашения как авторские договоры в узком смысле116. Отметим, что на сегодняшний день ГК РФ, в отличие от ранее действовавшего Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», не содержит упоминания об авторском договоре[175],

поэтому предлагаем использовать терминологию О.А. Рузаковой - договоры об использовании первоначальных прав.

Характерной чертой рассматриваемых правоотношений между авторами и пользователями является тот факт, что автор выступает как экономически более слабая сторона, имеющая меньшую переговорную силу. Данный фактор в доктрине объясняется тем, что количество предлагаемых произведений постоянно растет, превышая спрос на них со стороны общества, а количество пользователей, как правило, растет очень медленно, либо сокращается. В развивающихся странах данный фактор осложняется наличием не только высокой конкуренции на национальном рынке, но и большим количеством доступных зарубежных произведений, уже доказавших свой успех[176]. По словам Д. Липцик, «эти особенности, кроме естественных исключений, как правило, ставят автора в ситуацию психологической зависимости от пользователя. Они мешают ему свободно обсуждать условия договора, в результате чего он позже будет страдать от уступок, на которые он согласился, и от последующего разочарования»[177].

Отечественные исследователи также отмечают, что основная цель договорных отношений в рассматриваемой сфере не столько в создании произведений, сколько в их последующем использовании[178]. В связи с этим пользователи находятся в более сильной позиции, что требует предоставления дополнительных гарантий авторам[179]. Несомненно, поддержка авторов в данной ситуации должна быть одной из государственных задач в сфере правового регулирования[180].

Таким образом, доходы автора вследствие реализации исключительного права приобретают форму авторского вознаграждения только в случае возмездного распоряжения правом использования путем заключения договоров с третьими лицами. Данное право на вознаграждение как проявление предоставленной правообладателям возможности контролировать использование произведения отсутствует на стадии нормативного закрепления субъективных прав и находит свою реализацию только на стадии осуществления исключительного права, то есть в рамках относительных правоотношений.

Особенность реализации указанного права на вознаграждение проявляется в рамках относительных правоотношений между авторами и пользователями. В данной ситуации действует определенная совокупность гарантий, направленных на защиту материальных интересов автора как слабой в экономическом плане стороны, которая раскрывается в трехзвенном механизме, включающим в себя презумпцию того, что исключительное право всегда первоначально возникает у автора, ограничения принципа свободы договора во взаимоотношениях между авторами и пользователями, а также существование самостоятельных по отношению к исключительному праву прав на вознаграждение, часть из которых являются неотчуждаемыми.

<< | >>
Источник: Мальцев Никита Михайлович. ПРАВА АВТОРОВ ПРОИЗВЕДЕНИЙ НАУКИ, ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА НА ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Пермь 2017. 2017

Еще по теме §2.1. Право автора на вознаграждение как составляющая исключительного права:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -