<<
>>

1. Выработка судебных прецедентов Конституционным Судом РФ

Конституционное правосудие в России связывается с деятельностью Конституционного Суда РФ, который был создан в 1991 г. Его предшественником считается Комитет конституционного надзора СССР, просуществовавший с 1989 г.

и до распада СССР.

Комитет конституционного надзора был квазисудебным органом, который не выносил обязательных и не подлежащих обжалованию вердиктов, а всего лишь давал рекомендательные заключения по проектам законов, указам, постановлениям и иным нормативным актам. Тем не менее, комитет принял несколько решений, имевших судьбоносное значение[143].

На смену Комитету пришел новый институт конституционного правосудия - Конституционный Суд РФ, обладающий широким кругом правомочий в области конституционного контроля за нормативными актами и действиями государственных органов.

В связи с этим ему отводится особая роль в сохранении конституционного строя, обеспечении конституционных прав и свобод граждан, суверенитета, целостности и неприкосновенности территории России, нормальных взаимоотношений субъектов Российской Федерации с федеральными органами государственной власти[144].

Правосудие - главная, но не единственная функция судебной власти. Наряду с правосудием судебная власть осуществляет судебный контроль (надзор) за законностью и обоснованностью применения мер процессуального принуждения (ареста, обыска, ограничение тайны переписки, телефонных переговоров и т. п.); толкование правовых норм (толкование Конституционным Судом норм Конституции РФ, руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда); установление фактов, имеющих юридическое значение (признание умершим, безвестно отсутствующим лицом); ограничение конституционной и иной правосубъекности граждан (признание гражданина недееспособным и пр.); судебный надзор за решениями судов[145]; а также осуществляет правотворческую (нормообразующую) функцию[146].

В научной литературе нет однозначного признания за судебной властью, в лице высших судебных органов, судебного правотворчества и создание ими судебного прецедента. Так, М.И. Байтин пишет: «Конституцией и законами России судебный прецедент не указывается в числе источников права. Соответственно и прецедентные нормы не получили официального признания в качестве особой разновидности правовых норм, хотя в юридической науке данный вопрос продолжает оставаться дискуссионным»[147]. Спор рассудят реальная жизнь, практика.

В рамках нашего исследования как раз и должно определиться место судебного прецедента среди источников права в правовой системе России. «В современных условиях, - как пишет Б.Н. Топорнин, - идет нормальный процесс анализа развития российского права, его освобождения от груза идеологических догм и предрассудков, его обогащения на базе изучения мирового опыта, его приведения в соответствие с новыми общественными условиями и потребностями»[148].

Прежде чем перейти к исследованию процедуры выработки судебного прецедента Конституционным Судом, следует кратко остановиться на полномочиях, основных направлениях деятельности, компетенции и структуре Суда. Основные положения нашли свое закрепление в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 г. и Регламенте Конституционного Суда от 1 марта 1995 г.[149].

Конституционный Суд является судебным органом конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляет судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Полномочия придаются ему в целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции РФ на всей территории Российской Федерации.

Выступая на торжественном заседании в Кремле 1 ноября 2001 г. посвященного 10-летию начала работы Конституционного Суда России, Президент Российской Федерации В.В.

Путин отметил, что Конституционный Суд РФ охраняет Конституцию и защищает права и свободы людей. Но есть еще одна, не менее важная функция Конституционного Суда. Он активно участвует в создании и укреплении правового фундамента государства. Позиции, которые отстаивает Суд при обосновании своих решений, во многом влияют на развитие права в стране, способствуют повышению правовой культуры во всем нашем обществе[150].

При осуществлении конституционного судопроизводства Суд воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств. В своей деятельности Конституционный Суд призван решать исключительно вопросы права.

Полномочия и содержание деятельности Конституционного Суда состоит из следующих основных направлений:

1) разрешение дел о соответствии Конституции РФ федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, конституций республик, уставов, законов и иных нормативных актов субъектов Федерации, изданных по ограниченному кругу вопросов, договоров, заключаемых органами государственной власти РФ или субъектов Федерации, и не вступивших в силу международных договоров РФ;

2) разрешает споры о компетенции между органами государственной власти как федеральными, так и на уровне субъектов РФ;

3) проверяет по жалобам нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов, конституционность законов, применяемых или подлежащих применению в конкретном судебном деле;

4) дает толкование Конституции РФ;

5) дает заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения против Президента России в государственной измене или совершение иного тяжкого преступления;

6) выступает с законодательной инициативой по вопросам своего ведения;

7) осуществляет иные полномочия, предоставленные ему Конституцией РФ, Федеральным договором и федеральными конституционными законами.

Особенности производства дел по данным категориям закреплены в разделе III. Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Конституционный Суд состоит из 19 судей, назначаемых на должность Советом Федерации по представлению Президента РФ. Рассмотрение и разрешение дел Судом проходит в пленарных заседаниях и заседаниях палат. Конституционный Суд состоит из двух палат, включающих в себя соответственно десять и девять судей. В пленарных заседаниях участвуют все судьи Конституционного Суда, а в заседаниях палат только судьи входящие в состав соответствующей палаты.

В пленарном заседании Конституционный Суд вправе рассмотреть любой вопрос, входящий в его компетенцию. Исключительно в пленарных заседаниях Суд разрешает дела о соответствии Конституции РФ конституций республик и уставов субъектов РФ, дает толкование Конституции РФ и заключение о соблюдении порядка выдвижения обвинения против Президента России, а также решает и другие вопросы установленные законом.

В заседаниях палат Конституционного Суда разрешаются дела, отнесенные к ведению данного органа и не подлежащие рассмотрению в пленарных заседаниях. Законодатель определил три основные группы вопросов подлежащих разрешению, а именно: дела о соответствии Конституции РФ, споры о компетенции, жалобы на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов о проверки конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле.

Поводом к рассмотрению дела в Конституционном Суде является обращение в Суд в форме запроса, ходатайства или жалобы. Следует отметить, что ранее действовавшее законодательство предоставляло Конституционному Суду право рассмотрения вопросов по собственной инициативе. В настоящее время Суд таких полномочий не имеет.

Это вполне оправдано, поскольку обеспечивает в значительной мере принцип объективности и беспристрастности в деятельности Суда при принятии им решений[151].

Основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ закон, иной нормативный акт, договор между органами государственной власти, не вступивший в силу международный договор, или обнаружившееся противоречие в позициях сторон о принадлежности полномочия в спорах о компетенции, или обнаружившаяся неопределенность в понимании положений Конституции РФ, или выдвижение Государственной Думой обвинения Президента России в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

Рассмотрения дела по запросу, ходатайству или жалобе в Суде регулируется процедурными правилами и состоит из последовательно сменяющих друг друга стадий.

Н.В. Витрук в этом случае считает, что стадия конституционного судопроизводства охватывает относительно замкнутый комплекс действий конституционного суда и участников конституционного процесса, протекающих во времени и направленных на решение конкретной правовой ситуации. Последовательность наступления стадий преследует конечную цель - вынесение Конституционным Судом итогового решения по делу и его исполнение[152].

В конституционном судебном процессе можно выделить следующие стадии:

1) внесение обращений в Суд; 2) предварительное изучение обращений судьями; 3) принятие обращения к рассмотрению, отказ в принятии обращения к рассмотрению или отзыв обращения; 4) назначение и подготовка дела к судебному разбирательству; 5) судебное разбирательство дела; 6) выработка Конституционным Судом итогового решения; 7) провозглашение, опубликование и вступление с силу решения Суда; 8) исполнение решения Конституционного Суда[153].

По нашему мнению, процесс выработки судебного прецедента Судом начинается со стадии назначения и подготовки дела к судебному разбирательству, после того как обращение принято к рассмотрению и дело назначено к слушанию.

Это обуславливается определенными действиями, проводимыми Судом по уточнению юридически значимых обстоятельств, имеющих важное значение для правильного разрешения дела; определение конституционных и иных правовых положений, которыми следует руководствоваться; разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле; определение доказательств.

Непосредственная роль в организации подготовки дела к слушанию отводится судье-докладчику. Он назначается Судом, как правило, при принятии обращения к рассмотрению. По сложившейся практике поручение дается тому судье, который предварительно изучал обращение. При решении данного вопроса учитывается загрузка судей делами, сложность и объем дел, профессиональные интересы и фактическая специализация среди судей.

По трудным делам могут назначаться несколько судей-докладчиков.

Порученное дело судья-докладчик ведет до его завершения. В рамках подготовки дела к слушанию судья-докладчик проводит следующие действия: 1) уточняет предмет доказывания; 2) встречается с заявителем и стороной, к которой адресованы претензии, разъясняет им их права и обязанности, привлекает их к сбору доказательств; 3) истребует необходимые правовые акты, документы и материалы, организует проверки представленных данных и материалов, проведение экспертиз, получение профессиональных мнений от специалистов; 4) анализирует юридическую сторону дела, в том числе конституционно-правовые и доктринальные аспекты проблемы, ее отражение правоприменительной практике, международно-правовом регулировании, изучает судебные решения, включая решения международных судов; 5) координирует работу сотрудников Секретариата Суда по подготовке необходимых справок и заключений; 6) определяет, совместно с председательствующим в заседании, круг лиц подлежащих приглашению и вызову в заседание, направляет участникам процесса необходимые материалы.

Данная деятельность судьи-докладчика материализуется в составлении доклада. В докладе кратко отражаются существо дела, поводы и основания к его рассмотрению, позиции сторон, раскрываются содержание имеющихся материалов и мер, предпринятых по сбору доказательств. С оглашения этого доклада судья-докладчик открывает процесс исследования вопросов в заседании Суда.

Судья-докладчик готовит проект решения Суда. В зависимости от сложности и характера дела готовится перечень вопросов, подлежащих, по мнению судьи, обсуждению и разрешению в ходе совещания судей по принятию итогового решения. При этом судьей-докладчиком могут быть предложены мотивированные ответы на эти вопросы.

Собранные материалы, включающие оригиналы обращения, все приложенные к нему документы, отзывы на обращение, копии требований и запросов, ответы на них, заключения экспертов, дополнительные материалы полученные в процессе подготовки дела оформляются как судебное дело.

Подготовительная стадия включает определение даты и времени начала слушания дела. По этому поводу принимается решение: если вопрос слушается в пленарном заседании, то всем составом Суда, а если в заседании палат, то соответствующей коллегией судей.

После подготовительной стадии следует рассмотрение дела по существу, то есть порядок исследования собранных материалов в судебном заседании. Начало судебного исследования материалов начинается сообщением судьи-докладчика, который информирует участников процесса о поводах и основаниях к рассмотрению дела, существе вопроса, содержании имеющихся материалов и мерах, предпринятых по подготовке дела к рассмотрению. По окончании выступления судье-докладчику могут быть заданы вопросы другими судьями, участвующими в рассмотрении дела.

Далее с учетом мнения сторон председательствующий по делу устанавливает порядок исследования вопросов. С начала выступают стороны, которые дают пояснения по существу рассматриваемого вопроса и приводят правовые аргументы в обоснование своей позиции.

Следующими Суд заслушивает заключения экспертов. Затем опрашиваются свидетели, по фактам и обстоятельствам лично им известным в связи рассматриваемым делом. В необходимых случаях в судебное заседание могут быть приглашены специалисты для изложения точки зрения по существу обсуждаемой в судебном заседании проблемы. Их мнение принимается Судом к сведению без обсуждения, но в отдельных случаях судьи и стороны задают им уточняющие вопросы.

Практика Конституционного Суда показала, что для полноты уяснения обстоятельств рассматриваемого дела полезным является заслушивание специалистов, представителей заинтересованных государственных органов, ведомств, не являющимися сторонами по данному делу, которые высказывают свою правовую позицию, сообщают дополнительные сведения, что способствует достижению полноты и объективности подхода к оценке Конституционным Судом обстоятельств дела[154].

Наиболее важный момент судебного разбирательства составляет исследование документов. Данная процедура включает: заслушивание мнения сторон и судей по поводу приобщения предоставленных документов к материалам дела, оглашение документов, оценку всех документальных материалов с точки зрения их относимости и достоверности. Документы, исследованные Конституционным Судом, подлежат по решению Суда приобщению к материалам дела в подлинниках или в заверенных копиях.

По окончании судебного исследования сторонам предоставляется возможность сделать заключительные выступления. Если после выступлений Суд признает необходимым выяснить дополнительные обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения дела или исследовать новые доказательства, он принимает решение о возобновлении рассматриваемого вопроса. После дополнительного исследования стороны имеют право на повторные заключительные выступления, но лишь с новыми обстоятельствами и доказательствами.

В случае если Суд приходит к выводу, что оснований для постановки вопроса о выяснении дополнительных обстоятельств, имеющих существенное значение для разрешения дела, или об исследовании новых доказательств не имеется, то Суд признает исследование вопросов дела завершенным. Председательствующий в судебном заседании объявляет об окончании слушания дела. Наступает новая фаза в рассмотрении дела - выработка и вынесение итогового решения Суда. Для этого Суд удаляется в совещательную комнату безотлагательно. Решение Суда принимается в закрытом совещании.

Но мы приоткроем дверь в совещательную комнату и с научно-исследовательских позиций определим процесс выработки судебного прецедента и его правовой позиции[155].

Совещание судей состоит из заседаний, которые могут прерываться для отдыха, сна и по другим объективным причинам. Регламент работы заседаний определяется Судом. Совещание судей можно условно разделить на несколько стадий: 1) обсуждение исследованных в судебном заседании материалов дела; 2) голосование; 3) составление решения; 4) подписание решения.

Каждая стадия самостоятельна, требует логического завершения и перехода с одной на другую. Конечная цель данной процедуры выработка и принятие итогового решения Конституционного Суда. Проходят через такую процедуру и принимаются все решения Конституционного Суда. Но не каждое решение Суда становится судебным прецедентом, а только такое решение, в котором содержится правовая основа или как принято называть в литературе правовая позиция.

Обсуждение материалов дела. После удаления судей на совещание начинается процесс обсуждения исследованных в судебном заседании материалов дела.

В совещании участвуют только судьи Конституционного Суда, рассматривающие данное дело. Судьи в ходе совещания вправе свободно излагать свою позицию по обсуждаемому вопросу и просить других судей уточнить их позиции. Число и продолжительность выступлений судей в совещательной комнате не ограничиваются.

В совещательной комнате могут присутствовать сотрудники Суда, обеспечивающие протоколирование и нормальный ход совещания.

Порядок выработки итогового решения в совещании закреплен Регламентом Суда. Проект решения и перечень вопросов, определяющих его существо, представляются для обсуждения судьей-докладчиком. При этом проект решения должен основываться на материалах исследованных Судом.

Если в деле было несколько судей-докладчиков и между ними нет единого мнения, то каждый из них может составить собственный перечень вопросов или проект итогового решения. Так же судья, участвующий в рассмотрении дела, вправе представить для обсуждения свой вариант перечня вопросов или проект решения.

Одобренные большинством судей ответы на вопросы, касающиеся существа решения, служат основой доработки проекта итогового решения, представленного судьей-докладчиком (судьями-докладчиками). Если судья-докладчик оказался в меньшинстве при голосовании по ответам на вопросы, относящиеся к резолютивной части решения, он вправе отказаться от доработки проекта. В этом случае Суд поручает доработку другому судье.

По требованию не менее трех судей в пленарном совещании или одного судьи в совещании палаты голосование по проекту итогового решения производится не ранее чем через сутки после вручения судьям всех представленных проектов итогового решения.

Если для обсуждения, предоставляются несколько проектов итогового решения, Суд принимает один из них за основу для дальнейшей работы. Принятым за основу считается проект, получивший наибольшее число голосов судей.

К проекту итогового решения, принятому за основу, судья принимающий участие в рассмотрении дела, вправе предлагать поправки вплоть до начала постановки на голосование соответствующей части проекта итогового решения.

По требованию любого из судей поправки представляются в письменном виде. После завершения данной процедуры Суд переходит к голосованию.

Согласно ст. 73 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» если большинство участвующих в заседании палаты судей склоняются к необходимости принять решение, не соответствующее правовой позиции, выраженной в ранее принятых решениях Конституционного Суда, дело передается на рассмотрение в пленарное заседание. По существу в данной статье, заложен механизм обязательности для Суда, следовать ранее вынесенным судебным прецедентам.

После окончания слушания дела в палате и до завершения закрытого совещания судей по принятию итогового решения любой из судей, участвующий в деле, вправе поставить вопрос о несоответствии предлагаемого решения по делу правовой позиции, выраженной в ранее принятых решениях Конституционного Суда.

Если большинство судей признают предлагаемое решение по делу не соответствующим правовой позиции, выраженной в ранее принятых решениях Суда, и при этом большинство из них выскажется в пользу необходимости его принятия, председательствующий, не проводя голосования по принятию предлагаемого решения, объявляет о прекращении закрытого совещания судей и передает все материалы и протоколы заседания по делу Председателю Конституционного Суда, который направляет их всем судьям. Рассмотрение дела в пленарном заседании начинается со стадии слушания дела.

Голосование. Итоговое решение принимается открытым голосованием путем поименного опроса судей, даже если все судьи с ним согласны. Весь ход закрытого совещания протоколируется. Судьи и другие лица, присутствующие на закрытом совещании не вправе разглашать содержание и результаты голосования. Это является одной из гарантий объективности и независимости судей при принятии ими решения.

После того как председательствующий объявит о начале голосования по поправке или по частям проекта решения, никто из судей присутствующих на совещании не может прерывать голосование, за исключением случаев выступления судьи по порядку ведения совещания в связи с ходом данного голосования.

Поправка к проекту итогового решения по делу считается принятой, если за нее проголосовало большинство участвовавших в голосовании судей. В том случае, если голоса разделились поровну, поправка считается отклоненной. Части проекта решения с принятыми поправками ставятся на голосование в целом.

После голосования по частям проекта итогового решения проводится голосование по проекту в целом с учетом принятых поправок. Как показывает практика работы Конституционного Суда, не всегда возможно принятие большинством голосов решения в целом из-за имеющихся у ряда судей особых мнений по отдельным пунктам резолютивной части постановления[156].

Похожие ситуации складываются при выработке прецедента английскими судьями. А.К. Романов по этому поводу отмечает, что с содержательной стороны к прецедентам относится только та часть решения суда, которая отражает позицию большинства судей, рассматривавших данное дело в составе коллегии. Если мнения судей в составе коллегии расходятся, то судьи, оставшиеся при голосовании в меньшинстве, излагают свое мнение отдельно. Эта часть судебного решения не имеет силы прецедента, а представляет собой особое мнение судьи, отличное от мнения большинства состава суда по данному делу[157].

Итоговое решение Суда принимается открытым голосованием путем поименного опроса судей. Председательствующий во всех случаях голосует последним. При голосовании по поправкам поименный опрос судей производится лишь в том случае, если этого требуют не менее трех судей. Поименный опрос производится в алфавитном порядке фамилий судей, начиная с судьи, определяемого при каждом опросе по жребию. Судья не вправе воздерживаться при голосовании или уклоняться от голосования.

Председательствующий в заседании ставит на голосование предложения судей Конституционного Суда в порядке их поступления. В конце ставится на голосование решение в целом.

Решение Конституционного Суда РФ считается принятым при условии, что за него проголосовало большинство участвовавших в голосовании судей.

В случае, если при принятии решения по делу о проверке конституционности нормативного акта, договора между органами государственной власти, не вступившего в силу международного договора Российской Федерации голоса разделились поровну, решение считается принятым в пользу конституционности оспариваемого акта. Решения по спорам о компетенции во всех случаях принимается большинством голосов. Решение о толковании Конституции РФ принимается большинством не менее двух третей от общего числа судей.

Составление решения. Решения Конституционного Суда выносятся от имени государства. Они должны основываться на материалах и доказательствах, исследованных Судом.

Конституционный Суд принимает постановления и дает заключения только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта или компетенции органа, конституционность которых подвергается сомнению в обращении. Суд принимает решение по делу, оценивает как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из места в системе правовых актов.

В конституционном судопроизводстве выделяются итоговые и иные решения. Итоговое решение принимается в случае проверки конституционности правовых актов, разрешения споров о компетенции, по жалобам граждан и запросам судов, толковании Конституции РФ и именуется постановлением. Решение Суда принятое по существу запроса о соблюдении установленного порядка обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления именуют заключением. Данные решения являются основными в конституционном судопроизводстве и венчают процесс рассмотрения дела в Суде. Эти решения должны отвечать установленным законом требованиям, излагаются в виде отдельных документов с обязательным указанием мотивов их принятия.

Иные решения Суда именуются определениями. Они носят промежуточный характер, касаются процессуальных вопросов (например, принятия или отказа в принятии к рассмотрению обращений Судом, приобщения документов к материалам дела и т. п.), оформляются протокольно или в виде отдельного акта и публикуются по специальному решению Суда.

Решения Конституционного Суда России представляют собой особую разновидность актов судебной власти, выносимых Судом, его палатами при рассмотрении и разрешении конституционных споров. В них получают официальное закрепление выводы Суда по всем возникшим в ходе процесса материально-правовым и процессуально-правовым вопросам.

Б.С. Эбзеев отмечает, что решением Суда является всякий акт, принимаемый в его заседании, выражающий волю или констатирующий в соответствии с законом определенные обстоятельства[158].

Ряд авторов под решением Конституционного Суда понимают правовой акт, принятый Судом в пределах своей компетенции и в установленном Законом процессуальном порядке, содержанием которого является констатация определенных юридических фактов и изложение государственно-властных велений, имеющих обязательное значение для участников конституционных правоотношений[159].

Тем не менее, чтобы решение Суда отвечало законным требованиям, в нем должны быть изложены все имеющие значение для дела обстоятельства, приведены доказательства в подтверждение выводов и содержаться ответы, на все поставленные в обращении вопросы.

В решении Конституционного Суда, излагаемом в виде отдельного документа, в зависимости от характера рассматриваемого вопроса содержатся следующие сведения:

1) наименование вопроса, дата и место его принятия;

2) персональный состав Конституционного Суда, принявший решение;

3) данные о сторонах;

4) формулировка рассматриваемого вопроса, поводы и основания к его рассмотрению;

5) нормы Конституции РФ и закона, согласно которым Суд вправе рассматривать данный вопрос;

6) требования, содержащиеся в обращении;

7) фактические и иные обстоятельства, установленные Судом;

8) нормы Конституции РФ и закона, которыми руководствовался Суд при принятии решения;

9) доводы в пользу принятого Судом решения, а при необходимоститакже доводы, опровергающие утверждение сторон;

10) формулировка решения;

11) указание на окончательность и обязательность решения;

12) порядок вступления решения в силу, а также порядок, сроки и особенности его исполнения и опубликования.

Указанные сведения, если их сгруппировать, образуют четыре основные части судебного решения Конституционного Суда: вводную (п. 1-5), описательную (п.6-8), мотивировочную (п. 9), резолютивную (п. 10-12).

Составленное решение по рассматриваемому вопросу, с учетом выше приведенных требований, подписывается судьями.

Подписание решения. Принятое в закрытом совещании итоговое решение Суда подписывается всеми судьями, участвовавшими в голосовании, причем независимо от того, голосовали они за это решение или против. Подпись судьи под решением не свидетельствует о его согласии или не согласии с выводами Суда, а лишь служит подтверждением того, что судья действительно участвовал в голосовании, по результатам которого было принято это решение. Такой порядок обеспечивает равенство прав судей, а также предотвращает возможность провозглашения несогласованных решений[160].

Решение Суда провозглашается от имени Российской Федерации в открытом судебном заседании, немедленно после его подписания. Данная стадия включает провозглашение итогового решения Суда, направление его сторонам и другим заинтересованным лицам, официальное опубликование и вступление в силу.

Как правило, решение Суда провозглашается в полном объеме и включает мотивировочную и резолютивную его части. Стороны и другие органы заранее уведомляются о времени провозглашения решения.

Решение Суда, вынесенное в виде постановления или заключения, не позднее двухнедельного срока со дня его подписания направляются судьям Конституционного Суда, сторонам, Президенту РФ, Совету Федерации, Государственной Думе, Правительству РФ, Уполномоченному по правам человека, Верховному Суду РФ, Высшему Арбитражному Суду, Генеральному прокурору РФ, министру юстиции РФ.

Указанные решения могут быть также направлены другим государственным органам и организациям, общественным объединениям, должностным лицам и гражданам.

Данные судебные акты подлежат незамедлительному опубликованию в официальных изданиях «Российской газете», «Собрании законодательства Российской Федерации», «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Решение Конституционного Суда окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Юридическая сила решений Суда состоит в его обязательности на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Применение решений Конституционного Суда в практической деятельности сталкивалось с определенными трудностями по их доступности и оперативности отыскания необходимого решения Суда, для его непосредственного применения в спорных случаях. Данная проблема стала разрешима с выходом первых сборников решений Конституционного Суда[161]. В сборниках опубликованы наиболее значимые решения Конституционного Суда получившие силу судебного прецедента.

В этой связи, В.А. Туманов отмечает, что не без основания Конституционный Суд называют «негативным законодателем». Однако он более чем таковой в той мере, в какой его решения носят характер прецедента, то есть содержат правило или указание, которому и в дальнейшем должны следовать законодательные или иные органы[162].

В практике применения решений Конституционного Суда возникает неопределенность, какая часть в решении Суда обладает обязательностью (прецедентностью). Законодатель по этому поводу не дал точного ответа.

Неточность формулировки об обязательной части решения Суда в законе позволяет нам говорить, исходя из практического опыта применения решений Суда, о том, что к обязательной части можно относить как правовые выводы, правовые положения, правовые позиции, изложенные в мотивировочной части, так и окончательные выводы изложенные в резолютивной части решения Суда.

Отчасти такая неопределенность была снята одним из решений Конституционного Суда. В своем определении Суд разъяснил: « Следует иметь в виду, что правовые позиции, содержащие толкование конституционных норм либо выявляющие конституционный смысл закона, на которых основаны выводы Конституционного Суда Российской Федерации в резолютивной части его решений, обязательны для всех государственных органов и должностных лиц (ст.6 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»)[163].

Думается, следует также считать обязательным правовые положения, изложенные в мотивировочной части решения Суда. Поскольку в этой части решения раскрываются и отражаются основные правовые понятия, принципы, положения, которые принимаются Судом, как в пользу доводов заявителя, так и против заявленных доводов. Часть их трансформируется в выводах Суда и получает свое изложение уже в резолютивной части решения.

Заслуживает мнение Л.В. Лазарева об обязательной части решений Конституционного Суда. В частности он пишет: «Обязательность решения Конституционного Суда не означает вместе с тем, что таковым является все его содержание, что оно целиком носит нормативно-прецедентный характер как источник конституционного права. Она относится прежде всего к резолютивной части, содержащейся в ней формулировке решения. Но обязательна и мотивировочная часть, правда, не все в ней сказанное, а то, что образует систему правовых аргументов, правовую позицию, лежащую в основе решения и выражающую правопонимание соответствующего конституционного принципа, нормы и должного конституционного содержания оспоренного правоположения»[164].

Если мы считаем, что решения Суда имеют обязательную силу, то что собой представляет обязательная часть решения, его правовая основа? В науке и литературе по этому поводу отсутствует единая точка зрения. Одни авторы отмечают, что это правовая позиция[165], другие относят ее к преюдиции[166], третьи сторонники классического подхода и считают ее прецедентом[167].

Каждая точка заслуживает внимания. Тем не менее, по нашему мнению, данное правовое явление обладает характерными признаками прецедента, поэтому его следует относить к судебному прецеденту Конституционного Суда.

Наше мнение не одиноко и находит поддержку очень многих ученных права.

Так, Н.В. Варламова отмечает: «Признав правовые позиции новым самостоятельным видом источников права Российской Федерации, мы оказываемся ничем не связанными при формировании традиции (практики) их образования и действия. Напротив, рассматривая правовые позиции в качестве разновидности судебного прецедента, придется учитывать общие закономерности, которым подчинено его функционирование, несмотря на все своеобразие национальных правовых систем. Данный подход представляется более правильным. Если Конституционный Суд является пусть и специфическим, но органом, осуществляющим судебную власть, то и его правотворческие функции должны реализоваться в присущей судам форме судебного прецедента»[168]. Мы согласны с таким мнением.

Поэтому мы считаем, что следует исходить из общей теории права, которая признает одним из источников права судебный прецедент (не важно основной источник или дополнительный).

Наша точка зрения основана на фактическом и практическом существовании судебного прецедента в правовой системе России. В первую очередь это проявляется в решениях Конституционного Суда Российской Федерации.

В.В. Лазарев отмечает, что Конституционный Суд РФ официально и законно создает судебный прецедент в Российской Федерации, т.е. является в определенном отношении своего рода субъектом правотворчества[169].

А вот мнение авторитетного ученого и председателя Конституционного Суда РФ М.В. Баглая, который пишет: «К числу источников конституционного права относятся постановления Конституционного Суда Российской Федерации. Хотя с формальной точки зрения Конституционный Суд не относится к числу правотворческих органов, акты которого по юридической силе стояли бы выше актов парламента и Президента, но по существу он таковым является»[170].

А.Х. Саидов, поддерживая такое мнение ученых, считает, что Россия в отличие от стран англо-американской правовой системы пойдет своим путем в деле становления актов судебной власти в качестве источника права. Так, в настоящее время многие решения Конституционного Суда России по существу являются источником права[171].

Теоретические выводы находят свое подтверждение в практической деятельности Конституционного Суда РФ. Приведем ряд решений Суда, содержащих прецедентно-правовую основу.

Так, постановлением Конституционного Суда РФ от 14 января 1992 г. по делу о проверке конституционности Указа Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР»[172] указ Президента был признан Судом не соответствующим Конституции РСФСР. Правовая основа решения состояла в том, что был нарушен конституционный принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, а также закрепленного Конституцией РСФСР разграничения компетенции между высшими органами государственной власти и управления Российской Федерации. В результате чего это единое министерство было расформировано.

Данным постановлением, отмечают В.А. Ржевский и Н.М. Чепурнова, был создан важный прецедент по решению вопросов о неправомерности использовать главой исполнительной власти (при отсутствии чрезвычайных ситуаций) предоставленные ему права, если они нарушают конституционные полномочия высших органов законодательной власти, поскольку это прямо противоречит конституционному принципу разделение властей[173].

На основе этого судебного прецедента были решены некоторые другие дела Конституционным Судом РФ[174].

В области защиты прав и свобод человека и гражданина Конституционным Судом выработан не один судебный прецедент о защите прав граждан от нарушений некоторых статей законов (ГПК РСФСР, УПК РСФСР, КЗоТ РСФСР, КоАП РСФСР, ЖК РСФСР и др.). В таких случаях, А.В. Наумов пишет: «суд обязан вынести решение на основании решения Конституционного Суда, т. е. прецедент Конституционного Суда приобретает легально-официальное значение»[175].

Одним из примеров может служить постановление Конституционного Суда РФ от 23 июня 1995 г. о проверки конституционности части 1 и пункта 8 части 2 статьи 60 Жилищного кодекса РСФСР, в связи с запросом народного суда и жалобами граждан[176]. Основанием к рассмотрению данного дела послужило то, что граждане, осужденные к лишению свободы на срок свыше шести месяцев, утрачивали право на жилое помещение.

Тем самым Конституционный Суд в мотивировочной части своего решения, выработал прецедентное положение, состоящее в том, что содержание п. 8 ч. 2 ст. 60 ЖК РСФСР, фактически вводящее не предусмотренное уголовным законодательством дополнительное наказание в виде лишение жилплощади, приводит к дискриминации в жилищных правах отдельных категорий граждан по признаку наличия у них судимости и в силу этого нарушает гарантируемый государством принцип равенства прав и свобод человека и гражданина. Суд признал эту норму не соответствующей Конституции и определил, что временное отсутствие гражданина (нанимателя жилого помещения или членов его семьи), в том числе в связи с осуждением к лишению свободы, само по себе не может служить основанием лишением права пользования жилым помещением.

Данный судебный прецедент Конституционного Суда непосредственно применялся правоприменительными органами и судами при возникновении аналогичных ситуаций, поскольку законодателем пробел урегулирован был только в апреле 2001 г.[177].

Конституционный Суд защищает интересы граждан и тогда, когда законодательный акт субъекта Федерации нарушает права собственников.

Так, согласно Закону г. Москвы «Об основах платного землепользования в городе Москве» от 16 июля 1997 г., гражданин, живущий в пределах кольцевой автодороги, не может владеть участком более 6 соток, а кто проживает за кольцевой автодорогой, но в пределах г. Москвы, устанавливается 12 соток. Имеющиеся излишки земли у таких граждан предложено было передать городу либо арендовать по цене тысяча рублей за сотку в квартал.

В суды г. Москвы стали поступать многочисленные жалобы на неправомерность закона, но только 87 летней Т.В. Близинской из Косино удалось дойти до высшей судебной инстанции. Она владела домом и земельным участком 22 сотки, полученным её семьей в 1824 г. Суды низших инстанций принимали решения против неё, мотивируя тем, что отъем земли, идет по закону. Пенсионерка вынуждена была обратиться с жалобой в Конституционный Суд. Дело разрешилось в пользу пенсионерки[178].

Постановлением Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2001 г. о проверки конституционности ч.2 ст. 16 Закона г. Москвы «Об основах платного землепользования в г. Москве» в связи с жалобой Т.В. Близинской, положение оспариваемого закона были признаны не соответствующие Конституции РФ, а ранее принятые судебные решения подлежат пересмотру в установленном порядке.

В своем постановлении Суд последовал ранее принятым постановлениям от 16 июня 1998г. и 11 апреля 2000г. Такая позиция Суда была обусловлена юридической природой решений Конституционного Суда, являющихся единственными судебными актами, которые лишают противоречащие Конституции РФ нормы юридической силы и, следовательно, обеспечивают единообразное применение конституционных положений.

Данный судебный прецедент получил распространение и на других участников правоотношений, чьи права были нарушены столичным законом.

Не менее важный прецедент был создан Конституционным Судом в отношении конфискации. В рамках административного и таможенного кодексов допускалась конфискация определенных предметов (оружия, транспорта и д.р.) административными органами.

Конституционный Суд РФ рассмотрел дело о проверки конституционности ст. 266 Таможенного кодекса РФ, ч. 2 ст. 85, ст. 222 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях по жалобам граждан. Постановлением Конституционного Суда от 11 марта 1998г., данные статьи кодексов были признаны не соответствующие Конституции РФ, поскольку конфискация допускается только в судебном порядке[179]. Данный прецедент будет использован Судом при рассмотрении другого дела.

Конституционным Судом были пересмотрены отдельные статьи уголовно-процессуального кодекса РСФСР и принято 18 решений[180]. Каждое решение стало судебным прецедентом, которым непосредственно руководствуются в своей деятельности следственные и судебные органы.

Уникальным по своей значимости является постановление Конституционного Суда от 5 июля 2001г. по делу о проверке конституционности постановления Государственной Думы от 28 июня 2000г. № 492 «О внесении изменения в постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» в связи запросом Советского районного суда г. Челябинска и жалобами ряда граждан[181].

Конституционный Суд признал не соответствующим Конституции РФ оспариваемый нормативный акт Государственной Думы, поскольку имело место нарушения процедуры принятия акта об амнистии от 26 мая 2000г. во втором чтении, когда условия распространения амнистии на лиц, награжденных орденами и медалями, в противоречие общей концепции акта не были увязаны с тяжестью преступлений. В ходе принятия постановления от 28 июня 2000г. также были нарушены требования Конституции РФ.

В решении Суд сделал ссылку на ранее принятые судебные прецеденты, в частности на постановление от 3 мая 1995 г. по делу о проверке конституционности статей 220-1 и 220-2 УПК РСФСР, от 25 апреля 1995г. по делу о проверке конституционности ч. 1 и 2 ст. 54 ЖК РСФСР, от 11 марта 1998г. по делу о проверке конституционности ст. 226 Таможенного кодекса РФ, ч. 2 ст. 85 и ст.222 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, от 16 марта 1998г. по делу о проверке конституционности ст. 44 УПК РСФСР и ст. 123 ГПК РСФСР, и правовую позицию выраженную в этих решениях.

Положение, которое сводилось к тому, что вследствие предпринятого Государственной Думой дополнительного регулирования правовой статус лиц, подлежавших ранее амнистии, фактически мог быть не восстановлен и в связи с теми или иными субъективными, находящимися вне контроля обстоятельствами правоприменительной деятельности, что недопустимо с точки зрения требований законности, справедливости и соразмерности в правовом государстве, в соответствии с которыми Государственная Дума, руководствуясь статьями 19 и 21 Конституции РФ, напротив, должна исключить возможность какого-либо произвольного применения нормативных предписаний.

Суд признал, что в результате лица, чье правовое положение полностью зависело от государства, которое первоначально предоставило им право на восстановление правового статуса, а затем - вследствие несвоевременного устранения дефектов собственного правового акта - лишило их возможности воспользоваться амнистией, претерпели излишние, не обусловленные целями уголовной ответственности и назначенным наказанием страдания, что противоречит содержащемуся в Конституции РФ запрету унижающего человеческое достоинство обращения со стороны государства и его органов по отношению к любому лицу.

Таким образом, Суд установил за лицами, которые не воспользовались актом амнистии, право на возмещение ущерба. Тем самым, создан судебный прецедент, устанавливающий ответственность за незаконно принятый Государственной Думой нормативно-правовой акт.

В полномочия Суда входит толкование Конституции РФ. Такое право предоставлено только Конституционному Суду и накладывает на него большую ответственность в выработке прецедента.

Толкование Конституции РФ Конституционным Судом Российской Федерации, пишет В.Т. Кабышев, приобрело системный характер и имеет огромное значение, прежде всего для правореализационного процесса. Но толкование Конституции - это и дальнейшее развитие доктрины российского конституционализма во всех его ипостасях[182].

Т.Я. Хабриева отмечает, что толкование Конституции Конституционным Судом состоит в преодолении, в рамках установленных законом процедур и на основе использования всех известных науке приемов и способов, неопределенности понимания Основного закона или соотносимых с ним правовых норм, в казуальной или нормативной объективации подлинного их содержания с целью обеспечения конституционной законности и поддержания надлежащего конституционного правопорядка.

Результатом толкования Конституции становится решение Суда, которое как прецедент толкования имеет значение не только для участников дела, но и для других субъектов[183].

Судебное правотворчество, считает А. Барак, толкует законодательный акт и становиться его частью. Его статус в нормативной иерархии равен статусу толкуемого им законодательного акта. Судебное правотворчество, проистекающее из толкования конституции, имеет то же нормативное положение, что и сама конституция, и только изменение конституции или самого судебного правила может это изменить[184].

Это еще раз подтверждает, что судебный прецедент толкования созданный Конституционным Судом, дополняет своим содержанием конституционную норму и создает возможность для более точного и однообразного применения в спорных случаях.

В прецедентах толкования Конституции имеет содержательное значение не только постановляющая, но и мотивировочная часть решения. В этом полезными оказываются мнения судей, дополняющие мотивировку постановления. Примером может служить мнение судьи Т.Г. Морщаковой по мотивировке постановления Конституционного Суда РФ от 31 октября 1995г. по делу о толковании ст. 136 Конституции РФ[185].

Развернутое письменное изложение своей позиции отдельным судьей в понимании конституционных норм особенно ценно там, где высказаны противоречивые мнения разных судей.

Так, по делу о толковании ч.4 ст. 105 и ст. 106 Конституции РФ высказаны особые мнения В.О. Лучина и Ю.Д. Рудкина, не согласных с решением Суда и придерживающихся противоположных позиций. В тоже время мнения судей Г.А. Гаджиева и Т.Г. Морщаковой по мотивировке постановления Конституционного Суда выполняли стабилизирующую роль, играя на укрепление авторитета принятого решения[186].

Как отмечалось выше, решения Конституционного суда РФ обязательны на всей территории России, для всех органов и должностных лиц.

В рамках судебной реформы внесены изменения в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации», законодатель ввел порядок устранения пробела в случае признания закона не соответствующим Конституции РФ и сроки, в течение которых должностные лица должны внести проект нового нормативного акта. До принятия нового нормативного акта непосредственно применяется Конституция РФ[187].

Практически в таких случаях правоприменительные органы обращаются не только к Основному закону, но и к прецедентам Конституционного Суда, которые становятся дополнительным регулятором, связывающим звеном между конституционной нормой и спорными отношениями.

Поэтому Конституция РФ и судебные прецеденты Конституционного Суда РФ совместно ликвидируют пробел в законодательстве, заполняют правовой вакуум своим нормативно-правовым содержанием, регулируя тем самым определенный круг общественных отношений. При этом судебный прецедент призван осуществлять роль дополнительного источника права.

Как правило, отмечает Б.Н. Топорнин, судебному прецеденту уготована роль дополнительного источника права, задача которого состоит не в замене ранее существовавших источников права, а в их уточнении, развитии, известном приспособлении к новым общественным условиям[188].

Таким образом, мы считаем, что решения Конституционного Суда РФ являются источником права в той мере, в какой они создают судебный прецедент своими решениями.

Для этого необходимо законодательно закрепить и предоставить право судам при рассмотрении дел ссылаться на постановления Конституционного Суда РФ как на судебный прецедент, в случаях: признания не конституционным нормативно-правового акта (до устранения пробела законодателем), толкования Конституции РФ.

<< | >>
Источник: Гук Павел Александрович. СУДЕБНЫЙ ПРЕЦЕДЕНТ КАК ИСТОЧНИК ПРАВА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2002. 2002

Еще по теме 1. Выработка судебных прецедентов Конституционным Судом РФ:

  1. 3. Общие тенденции интернационализации и глобализации международного гражданского лроцесса
  2. Глава IV. ЦЕЛИ, ПРИОРИТЕТЫ И СРЕДСТВА СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИОННОЙ ФОРМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ
  3. § 3. Судебный прецедент как источник права.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -