<<
>>

Опыт регулирования в Европейском союзе

Органы денежно-кредитного регулирования Европейского союза изначально занимали весьма осторожную позицию по отношению к электронным деньгам. Европейский центральный банк и Европейский парламент всегда подчеркивали необходимость подвергать эмитентов минимальному, но ясному и строгому регулированию, гарантирующему техническую и финансовую безопасность, защиту потребителей, а также совместимость различных технических и экономических систем (ЕСВ, 1998; ЕР, 1998).

Однако конкретные позиции ЕЦБ и ЕП по поводу регулирования электронных денег различались.

В 1994 г. Европейский валютный институт (впоследствии Европейский центральный банк) опубликовал первый официальный отчет по элект-

1 В частности, в Германии еще во второй половине 1990-х годов в соответствии с рекомендациями Европейского Валютного Института была принята шестая поправка к закону «О банках» («Banking Act»), которая ввела пруденциальный надзор за деятельностью в сфере предоплаченных карт и «сетевых» денег (Old Banking Act, section 1(1) sentence 2, numbers 11, 12).

ронным деньгам, в котором предусматривалось, что выпуск таких денег должен быть позволен только банкам.[XXXIX] В 1998 г. ЕЦБ предусмотрел возможность введения обязательных резервных требований по отношению к их эмитентам, а также настаивал на введении обязанности эмитента возмещать электронные деньги в наличных деньгах или банковских депозитах (по номиналу) по просьбе предъявителя. Следовательно, фонды, лежащие в основе электронных денег, эмитент должен был инвестировать только в строго определенные виды активов. Со своей стороны, Европейская комиссия допускала выпуск электронных денег небанковскими институтами и даже упрощенный порядок регулирования их деятельности. ЕК также считала, что следует предусмотреть возможность предоставления кредитов в электронных деньгах. Правда, ЕЦБ оспаривал такой подход.

По ряду вопросов мнения ЕК и ЕЦБ совпадали. Так, ими подчеркивалась необходимость гарантировать совместимость различных национальных систем электронных денег, номинированных в евро. Развитие платежей электронными деньгами рассматривалось как один из факторов успеха введения единой европейской валюты. В этой связи Комитет ЕС по экономике и социальному развитию указывал на необходимость открыть доступ эмитентам электронных денег к централизованным клиринговым системам.

В июне 1998 г. появилась первая версия Директивы Европейского парламента и совета по надзору и регулированию деятельности в сфере электронных денег (далее — Директива по электронным деньгам). Согласно ей, к эмитентам электронных денег должны были применяться только некоторые меры банковского регулирования. В частности, ЕК считала необходимым применять в данном случае банковские Директивы 77/780/ЕЕС и 89/646/ЕЕС, также 91/308/ЕЕС (против отмывания денег) и 92/30/ЕЕС (о контроле кредитных учреждений).

Весьма остро стоял вопрос о том, каким учреждениям должен быть позволен выпуск электронных денег. В этом отношении позиция Европейского союза, первоначально очень жесткая, изменилась на более осторожную и сблизилась с подходом США, направленным на стимулирование конкуренции между эмитентами. В конечном итоге ЕЦБ стал допускать включение эмитентов электронных денег в разряд кредитных институтов и соответственно возможность эмиссии электронных денег кредитными институтами (согласно их новому определению).

Пересмотр понятия кредитного института в рамках ЕС не предполагал введения серьезных ограничений на эмиссию электронных денег, от нее отлучались только производственные предприятия. Правда, ЕС исходил не столько из необходимости поддержания конкуренции между эмитентами, которая стимулировала бы развитие инноваций в области средств платежа, сколько из трудности установления четких границ сферы банковского посредничества.

Трудность в определении наличия или отсутствия банковского посредничества связана с различием, проводимым между традиционными кредитными институтами — депозитными институтами и новыми кредитными институтами — эмитентами электронных денег.

Предложение Директивы, которое давало разумное разъяснение относительно этой новой формы кредитного учреждения, являлось полностью замкнутым: «Институт электронных денег должен означать предприятие (или любое другое юридическое лицо), отличное от кредитного института, как он определен в статье 1(1)(а) Директивы совета 77/780/ЕЕС, которое выпускает средство платежа в форме электронных денег».[XL]

Возникают два вопроса: что представляет собой эмитент электронных денег (electronic money institute — ELMI) и что такое кредитный институт (credit institute — СІ)? Так, если ELMI принадлежит к CI (т. е. является банком), то CI превращается в CI* (т. е. включает как CI, так и ELMI). В то же время ELMI определяется в качестве института, принадлежащего к CI*, но не являющегося CI.

Проблема определения присутствия или отсутствия банковского посредничества наиболее очевидна в случае «закрытых» систем электронных денег (одноцелевых карт) или «полуоткрытых» систем (карт с ограниченным целевым использованием). Если очевидно, что эмитенты одноцелевых карт не действуют в качестве банковских институтов, то в случае карт с ограниченным целевым использованием вопрос остается открытым. Относительно данного вопроса ЕЦБ заявил, что с формальной точки зрения будет желательно ограничивать эмиссию карт с ограниченным целевым использованием кредитными институтами (СІ*) (ЕСВ, 1998: 31).

Отсутствие ясного и однозначного определения банковской деятельности приводит к тому, что регулирующие органы должны занимать отдельную позицию «для каждого случая». При этом критерии, которые диктуют степень необходимого регулирования для различных эмитентов, учитывают привлеченные суммы (и, таким образом, вероятные риски, которым может быть подвергнута платежная система).

В основе регламентаций, предложенных Европейским союзом, лежат различия между эмитентами электронных денег: эмитентами CI, эмитентами ELMI, эмитентами, законодательно не разрешенными (не ELMI), и эмитентами не ELMI, которые управляют системами, не подвергнутыми регулированию, вследствие отсутствия четких методологических критериев для проведения различий между разными типами институтов.

Основная идея, заложенная в рекомендациях, проста: подвергать банковскому регулированию любого эмитента, который действует в качестве банковского посредника, и не подвергать банковскому регулированию эмитентов, которые не действуют в качестве банковских посредников. Очевидно, что фундаментальная проблема по-прежнему состоит в отсутствии ясного теоретического определения банковской деятельности.

Заключительная версия Директивы по электронным деньгам (2000/46/ ЕС) содержит следующее определение: «Электронные деньги являются денежной стоимостью, представленной требованием на эмитента, которая: 1) хранится на электронном устройстве; 2) выпускается по получении средств эмитентом в размере не менее внесенной в качестве предоплаты денежной суммы; 3) принимается в качестве средства платежа иными учреждениями, нежели эмитент» (ЕР, 2000с: 40).

Деятельность эмитентов электронных денег помимо их эмиссии ограничена следующими операциями: 1) предоставлением тесно связанных финансовых и нефинансовых услуг, таких как администрирование электронных денег (распространение и учет), а также выпуск и администрирование других платежных средств, за исключением тех, которые основаны на той или иной форме кредита; 2) сохранением информации на электронных носителях, поступивших от других предприятий или общественных институтов. Эмитенты электронных денег не должны иметь паев в других предприятиях, за исключением тех, деятельность которых также связана с выпуском или распространением электронных денег.

Среди основных мер по регулированию деятельности в сфере электронных денег можно отметить следующие.

(^Минимальные требования к объему первоначального капитала эмитента электронных денег составляют 1 млн евро. Эмитенты должны постоянно иметь собственные средства в объеме, равном или превышающем на два процента размер текущих обязательств (или среднюю величину общих финансовых обязательств за шесть последних месяцев) по эмиссии электронных денег.

2/)Эмитенты электронных денег должны инвестировать средства в размере, не меньшем, чем их финансовые обязательства, связанные с эмиссией электронных денег, в активы, которые либо характеризуются нулевым риском и высокой степенью ликвидности (наличные деньги, правительственные обязательства и обязательства центральных банков зоны А, обязательства органов ЕС, обязательства, гарантированные федеральными правительствами или центральными банками зоны А, и др.), либо в текущие депозиты, хранящиеся в кредитных институтах зоны А, в соответствии с Директивой 2000/12/ЕС (ЕР, 2000а), либо другие высоколиквидные долговые инструменты, отвечающие требованиям статьи 2(12) Директивы 93/6/ЕЕС.

  1. Не менее двух раз в год эмитенты электронных денег должны сообщать контрольным органам информацию об объеме собственного капитала, объеме финансовых обязательств по эмиссии электронных денег, а также информацию об активах, в которые осуществляются инвестиции.
  2. Эмитенты должны обеспечивать возмещение электронных денег по требованию держателя в форме наличных денег или депозитного перевода на банковский счет без каких-либо процентных платежей, за исключением платы за перевод.
  3. Эмитентам также рекомендовано устанавливать максимальное значение стоимости, хранимой в электронном кошельке, минимальный срок действия электронных денег и сроки их возмещения.

Директива ЕС исключает из системы регулирования те виды электронных денег, когда эмитируемое обязательство не является полноценным средством обмена, т. е. принимается только на ограниченном количестве предприятий или в рамках закрытых финансовых отношений, например в маркетинговых или дистрибьютивных схемах.

Европейская комиссия планирует выпустить в конце 2005 г. Директиву, регламентирующую также следующие вопросы: 1) меры по защите держателей электронных денег, включая схемы гарантирования; 2) требования к размеру капитала эмитентов электронных денег; 3) возможность отказа от права требования возмещения электронных денег; 4) необходимость разрешить выплачивать процентные платежи по денежным средствам, полученным в обмен на электронные деньги.

К настоящему времени большинство стран-участниц ЕС воплотили Директиву ЕС по электронным деньгам в своем локальном законодательстве.1 Остались лишь несущественные различия:

\' Наши исследования показывают, что к середине 2004 г. практически во всех странах ЕС Директива по электронным деньгам вступила в силу. Мы не смогли найти точные даты принятия Директивы для всех стран ЕС, но известна информация для большинства стран: Португалия — 2 марта 2002 г., Австрия — 2 апреля 2002 г., Великобритания — 28 апреля 2002 г., Ирландия — 29 мая 2002 г., Германия — июнь 2002 г., Нидерланды — 1 июля 2002 г., Дания — 1 июля 2002 г., Испания — июнь/июль 2002 г., Греция — июль/август 2002 г., Франция — 21 ноября 2002 г., Чехия — 1 января 2003 г., Финляндия — февраль 2003 г., Литва — 1 июня 2003 г., Эстония — 1 мая 2004 г.

  • в Австрии и Ирландии ограничен максимальный объем электронных денег, который можно хранить на электронном носителе (2000 и 5000 евро соответственно). Скорее всего, это сделано для того, чтобы зафиксировать именно платежную функцию электронных денег;
  • в Великобритании предусматривается возможность выпуска электронных денег с дисконтом, что призвано стимулировать более широкое их использование в расчетах;
  • в Германии электронные деньги трактуются как «денежная стоимость, хранимая на электронном информационном носителе в форме требования на эмитента, которая принимается третьими лицами в качестве средства платежа, не будучи законным (обязательным к приему) платежным средством (legal tender)»;
  • в Нидерландах используется более широкое определение: «денежная стоимость на электронном устройстве»;
  • в Швеции электронные деньги определяются как «денежная стоимость, представленная обязательством эмитента, которая без наличия индивидуального счета сохраняется на электронном устройстве и которая одобрена в качестве средства платежа иными получателями, нежели эмитент»;
  • в Финляндии речь идет о «сумме денег на электронном устройстве, находящемся в распоряжении потребителя».[XLI]

При определении эмитентов электронных денег в национальном законодательстве стран ЕС можно выделить два существующих подхода. Согласно первому подходу, «эмитенты электронных денег определяются как разновидность кредитных институтов» (Австрия, Германия, Голландия, Испания, Португалия, Франция). Согласно второму подходу, «эмитенты электронных денег определяются как институты (организации), которые выпускают средства платежа в форме электронных денег и имеют на это соответствующую лицензию» (Ирландия, Дания, Швеция, Великобритания) (Lelieveldt, 2002: 15).

Основные различия между двумя подходами возникают вследствие национальных особенностей регулирования банковской деятельности и бизнеса в сфере денежных услуг. Так, если в одной стране платежный продукт, выпущенный финансовым институтом, юридически не классифицируется как электронные деньги, в результате к нему применяется облегченное регулирование. В другой стране тот же самый продукт может рассматриваться как депозит, что обусловливает применение более

\' Подробнее см.: «Fourth Financial Market Promotion Act», который вступил в силу 1 июля 2002 г., внося поправки в «Banking Act» (Германия); «Act on the Supervision of the Credit System», section 1(1), 1992 (с поправками от 18 января 2002 г.) (Нидерланды); «Credit Institutions Act», 69/2003 (с поправками от февраля 2003 г.) (Финляндия) и т. д.

жесткого порядка регулирования в отношении его эмитента. В этой связи Директиву 2000/46/ЕС можно рассматривать как шаг по гармонизации и унификации регулирования эмиссионной деятельности в сфере электронных денег в странах-членах.

Таким образом, в Европе регулирование электронных денег стало интегральной частью банковского регулирования. Избранная стратегия отражает европейскую традицию значительного государственного контроля системы денежных расчетов, которая распространена и на электронные деньги.

<< | >>
Источник: Кочергин Д.А.. Электронные деньги 2010. 2010

Еще по теме Опыт регулирования в Европейском союзе:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -