<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Сложившаяся к настоящему време­ни ситуация в области борьбы с преступностью характеризуется активным по­иском эффективных форм и методов противодействия деятельности радикаль­ных общественных объединений, неправительственных организаций, а также частных лиц, использующих националистическую, сепаратистскую и религиоз­но-экстремистскую идеологию в целях дестабилизации внутриполитической и социальной ситуации в стране.

Прокатившаяся волна «цветных революций» продемонстрировала все ужасающие последствия неудачи силовых структур отдельных государств в этом направлении: возникновение новых очагов вооружённых конфликтов, свя­занных с многочисленными жертвами среди мирного населения, эскалация тер­роризма, межнациональной розни, религиозной вражды, иных проявлений экс­тремизма, неконтролируемое распространение оружия, разрушение экономики, повсеместное нарушение основополагающих прав и свобод человека и др.

В связи с этим Стратегия национальной безопасности Российской Феде­рации[1] в качестве одной из основных угроз государственной и общественной безопасности указывает деятельность, связанную с использованием информа­ционных и коммуникационных технологий для распространения и пропаганды идеологии фашизма, экстремизма, терроризма и сепаратизма, нанесения ущер­ба гражданскому миру, политической и социальной стабильности в обществе.

Принимая во внимание криминогенный потенциал распространения ин­формации, возбуждающей или укрепляющей желание у неопределённо боль­шого круга лиц на совершение преступлений, а равно оправдывающей такое поведение (криминогенной информации), отечественный законодатель после­довательно демонстрирует тенденцию по криминализации все новых и новых форм таких действий.

Итогом реализации данного уголовно-политического курса на уровне правотворчества явилось формирование относительно целостной системы пре­ступлений, общественная опасность которых заключается в распространении криминогенной информации: ст.

205[2] «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма», ч. 3 ст. 212 «Призывы к массовым беспорядкам или к участию в них, а равно при­зывы к насилию над гражданами», ст. 280 «Публичные призывы к осуществле­нию экстремистской деятельности», ст. 2801 «Публичные призывы к осуществ­лению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации», ст. 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а рав­но унижение человеческого достоинства», ст. 354 «Публичные призывы к раз­вязыванию агрессивной войны», ст. 3541 «Реабилитация нацизма».

Следует отметить, что закрепление отдельных из указанных норм явилось результатом выполнения Российской Федерацией взятых на себя международ­ных обязательств. Так, например, на необходимость установления уголовной ответственности за публичные призывы к совершению террористических пре­ступлений указывает Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма от 16 мая 2005 г2.

Несмотря на распространённость террористической, сепаратистской, националистической и экстремистской пропаганды, уголовно-правовые нормы об ответственности за распространение криминогенной информации применя­ются довольно редко[3]. Таким образом, двойной превентивный потенциал уго­ловно-правовых норм об ответственности за распространение криминогенной информации реализуется далеко не в полном объёме. В связи с этим идеологи фашизма, экстремизма, терроризма и сепаратизма, а также нанесения ущерба гражданскому миру, политической и социальной стабильности в обществе про­должают безнаказанно свою подрывную деятельность, внося существенный вклад в продуцирование новых преступлений.

Неприменение или крайне редкое применение уголовно-правовых норм об ответственности за распространение криминогенной информации обуслов­лено различными причинами. В качестве основных следует назвать просчёты законотворческой практики при их конструировании, отсутствие непротиворе­чивых рекомендаций по квалификации и непрофессионализм правопримените­ля.

Кроме того, в условиях современного информационного общества распро­странение криминогенной информации зачастую приобретает транснациональ­ное измерение, весьма непостоянно в своих формах и, как следствие, носит глобальный характер.

Изложенное позволяет сделать вывод о наличии насущной потребности в проведении всестороннего исследования комплекса теоретических и практиче­ских проблем уголовной ответственности за преступления, связанные с распро­странением криминогенной информации.

Степень научной разработанности темы. Специального комплексного исследования, посвящённого проблемам уголовно-правового противодействия распространению криминогенной информации, ранее не проводилось.

Уголовно-правовая характеристика отдельных преступлений, направлен­ных на криминализацию общественного сознания, представлена в учебной ли­тературе и диссертационных исследованиях (Э. С. Абдуллаева, С. В. Борисов, А. В. Жеребченко, 3. А. Шибзухов), а также отдельных научных статьях (А. А. Балашов, А. М. Багмет, А. Ю. Иванов, А. Г. Кибальник, О. И. Коросты- лев, Р. В. Кулешов, И. В. Матвеев, А. Г. Хлебушкин).

Самостоятельным блоком следует выделить работы, посвящённые смеж­ной проблематике, - пределам ограничения свободы слова средствами уголов­ного права (И. И. Барышева, 3. М. Бешукова, Г. А Есаков, О. В. Костылева, С. М. Олейников, Ю. Е. Пудовочкин).

Исследования, проведённые этими и другими авторами, без сомнения внесли значительный вклад в разработку теории и практики уголовно­правового противодействия распространению криминогенной информации. Вместе с тем до настоящего времени остаётся окончательно не решённым це-

лый комплекс проблем, в связи с чем степень научной разработанности избран­ной темы нельзя считать удовлетворительной.

Цель настоящего исследования заключается в разработке теоретических положений по преодолению проблем, возникающих в связи с уголовно­правовым противодействием распространению криминогенной информации.

Реализация сформулированной цели обусловила необходимость поста­новки и последовательного решения следующих задач:

- изучить международно-правовые стандарты регламентации уголовной ответственности за распространение криминогенной информации;

- определить признаки и содержание системы уголовно-правовых норм об ответственности за распространение криминогенной информации;

- осуществить юридический анализ составов преступлений, предусмот­ренных ст.

2052, ч. 3 ст. 212, ст. 280, ст. 2801, ст. 282, ст. 354, ст. 3541 УК РФ;

- изучить практику применения соответствующих уголовно-правовых норм с целью выявления и устранения имеющихся трудностей и ошибок;

-разработать рекомендации по квалификации и отграничению распро­странения криминогенной информации от смежных составов преступлений в следственной и судебной практике;

- осуществить анализ действующего уголовного законодательства об от­ветственности за распространение криминогенной информации на предмет возможных недостатков, обосновать предложения по их устранению.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникаю­щие в связи с реализацией уголовно-правовых норм об ответственности за рас­пространение криминогенной информации.

Предметом исследования выступают: непосредственно уголовно­правовые нормы об ответственности за распространении криминогенной ин­формации; нормы международного права; материалы судебно-следственной практики по исследуемой проблематике; публикации в СМИ и научные работы по теме, а также результаты социологических исследований.

Методологическая основа диссертационного исследования представле­на диалектическим методом, совокупностью общенаучных (исторический, сравнительно-правовой, функциональный, системно-структурный и др.) и фор­мально-логических методов (анализ, синтез, определение, классификация, ин­дукция, дедукция и др.). В процессе исследования также использовались анке­тирование и интервьюирование.

Нормативную базу исследования составляют международные правовые акты, Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Фе­дерации, Федеральный закон от 25.07.2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», Федеральный закон от 06.03. 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», Федеральный закон от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и др.

Теоретическую основу диссертации составляют основные положения доктрины российского уголовного права, а также относящиеся к объекту ис­следования труды в области криминологии, международного права, теории права и государства, социологии и др.

При проведении исследования использо­вались работы Л. Д. Гаухмана, А. Э. Жалинского, И. В. Иногамовой-Хегай, Н. Г. Кадникова, И. А. Клепицкого, В. П. Коняхина, Н. Ф. Кузнецовой, Н. А. Лопашенко, А. В. Наумова, К. В. Ображиева, Ю. Е. Пудовочкина, П. С. Яни и др.

При проведении исследования была использована следующая эмпириче­ская база:

- статистические сведения о применении уголовно-правовых норм об от­ветственности за распространение криминогенной информации за период с 2009 г. по 2016 г.;

- материалы 142 уголовных дел по фактам распространения криминоген­ной информации;

- результаты анкетирования и интервьюирования: а) практических работ­ников г. Москвы, Московской и Ростовской областей, Краснодарского края, Ставропольского края и Республики Дагестан: 26 судей федеральных судов

общей юрисдикции и мировых судей, 37 прокуроров и помощников прокуро­ров, 42 практикующих адвокатов, 53 следователей, дознавателей и оперативных сотрудников по проблемам практической реализации уголовно-правовых норм об ответственности за распространение криминогенной информации; б) 43 кан­дидатов и докторов юридических наук по основным теоретическим аспектам, связанным с проблемами правовой регламентации и практической реализации уголовно-правовых норм об ответственности за распространение криминоген­ной информации;

- результаты изучения материалов уголовных дел и опроса правоприме­нителей, приведёнными другими исследователями;

- результаты обобщения информации, опубликованной на протяжении с 2005 г. по 2017 г. в таких печатных и интернет-изданиях как «Российская газе­та», «Ведомости», «Коммерсантъ» и др.

Научная новизна диссертации определяется, прежде всего, тем, что она представляет собой первое комплексное исследование уголовно-правового противодействия распространению криминогенной информации. Кроме того, новизна работы заключается в: а) положениях, ставших результатом актуального и комплексного анализа международных стандартов криминализа­ции распространения криминогенной информации; б) предложениях по разрешению дискуссионных вопросов, связанных с содержанием конструктивных (криминообразующих) признаков составов преступлений, предусмотренных ст.

2052, ч. 3 ст. 212, ст. 280, ст. 2801, ст. 282, ст. 354, ст. 3541 УК РФ; в) авторском толковании их квалифицированных видов; г) рекомендациях по проблемным вопросам квалификации распространения криминогенной информации в аспекте уголовно-правовых институтов соучастия, неоконченного преступления и множественности; д) предложениях по совершенствованию действующего уголовного законодательства и правоприменительной практики по делам о распространении криминогенной информации.

Основные результаты диссертационного исследования представлены в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. Выявлены правовые предпосылки уголовно-правовых ограничений

свободы слова. Устанавливаемые государством уголовно-правовые ограниче­ния свободы слова должны соответствовать следующим условиям: а) не проти­воречить нормам международного права; б) основываться на закреплённых в Конституции Российской Федерации основаниях; в) являться соразмерными конституционно значимым целям и соответствующим угрозам, которым под­вергаются защищаемые законом права и интересы; г) быть определёнными, позволяющими лицу, пользуясь при необходимо­

сти разъяснениями специалистов, предвидеть последствия, которые может по­влечь за собой распространение конкретной информации. На современном эта­пе развития отечественного уголовного законодательства конституционные га­рантии права на свободу слова ослабляет недостаточная определённость пред­писаний уголовно-правовых норм об ответственности за распространение кри­миногенной информации, которая создаёт предпосылки для их противоречиво­го толкования и произвольного правоприменения.

2. Сформулировано авторское определение криминогенной информа­ции, под которой предложено понимать информацию, выраженную в любой форме (вербальной, текстовой, графической или электронной), доступной для восприятия человеком, возбуждающую или укрепляющую желание у персо­нально неопределённого круга лиц на совершение преступлений, а равно оправдывающую такое поведение.

3. Определена система уголовно-правовых норм об ответственности за распространение криминогенной информации. Она представляет собой совокупность предусмотренных уголовным законодательством запретов на осуществление лицом права свободно выражать собственное мнение, переда­вать или распространять информацию, возбуждающую или укрепляющую же­лание у неопределённого круга лиц на совершение преступлений, а равно

оправдывающую такое поведение. Элементами данной системы являются сле­дующие группы норм:

а) об ответственности за публичные призывы к преступным деяниям (ст. 2052, ч. 3 ст. 212, ст. 280, ст. 2801, ст. 354 УК РФ);

б) об ответственности за оправдание или реабилитацию преступных дея­ний (ст. 2052, ст. 3541 УК РФ);

в) об ответственности за распространение информации, возбуждающей ненависть или вражду (ст. 282 УК РФ).

4. Предложения, направленные на оптимизацию уголовного законодательства, посредством конкретизации признаков составов преступлений, предусмотренных cm. 2052, ч. 3 ст. 212, ст. 280, cm. 2801, ст. 282, ст. 354, ст. 3541 УК РФ, и технико-юридического совершенствования:

- диспозицию ст. 2052 УК РФ изложить в следующей редакции: «Публичный призыв или оправдание террористической деятельности, а равно распространение материалов такого же содержания»;

- закрепить примечание к ст. 280 УК РФ в следующей редакции: «В настоящей статье под экстремистской деятельностью понимается совершение хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 280, 2801, 282, 2821, 2822, 2823, а также иных преступлений по мотивам, указанным в пункте «е» части первой стати 63 настоящего Кодекса»;

- диспозицию ст. 2801 УК РФ изложить в следующей редакции: «Пуб­личный призыв к вооружённому мятежу, массовым беспорядкам, совершению иных насильственных действий, а также к воспрепятствованию законной дея­тельности государственных органов, органов местного самоуправления, обще­ственных объединений или иных организаций в целях нарушения территори­альной целостности Российской Федерации»;

- часть 1 ст. 3541 УК РФ изложить в следующей редакции: «Отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси,

оправдание преступлений, установленных указанным приговором, а равно рас­пространение заведомо ложных порочащих сведений о деятельности воору­жённых сил СССР в годы Второй мировой войны, совершённые публично»;

- регламентировать уголовную ответственность за распространение сведений, выражающих явное неуважение к обществу, о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а также осквернение символов воинской славы России, в рамках самостоятельной нормы в главе 24 УК РФ (ст. 2141 УК РФ «Посягательство на историческую память, связанную с защитой Отечества»);

- выделить в самостоятельные составы: публичные призывы к массовым беспорядкам и насилию над гражданами (ст. 2122 УК РФ «Публичный призыв к массовым беспорядкам»); публичных призывов к геноциду (ст. 3571 УК РФ «Публичный призыв к геноциду»).

5. Разработана типовая модель квалифицированных видов распро­странения криминогенной информации, внедрение которой позволит обеспе­чить системную дифференциацию уголовной ответственности:

2. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совер­шённое:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) с использованием средств массовой информации, продукция которых

предназначена для распространения на территории муниципального образова­ния, субъекта либо нескольких субъектов Российской Федерации, -

наказывается...

3. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совер­шенное:

а) с использованием средств массовой информации, продукция которых предназначена для распространения на всей территории Российской Федера­ции, а равно за ее пределами;

б) с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет;

в) в образовательной организации, а также местах, специально предна­значенных для проведения богослужений, других религиозных обрядов и цере­моний;

г) лицом с использованием своего служебного положения, - наказывается...

4. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совер­шенное:

а) организованной группой;

б) с использованием обязательных общедоступных телеканалов или ра­диоканалов;

в) лицом, занимающим государственную должность Российской Федера­ции или государственную должность субъекта Российской Федерации, -

наказывается...

6. Сформулированы рекомендации по квалификации деяний, связанных с распространением криминогенной информации, в аспекте институтов не­оконченного преступления, соучастия и множественности, а также с позиции их отграничения от смежных составов преступлений (приводятся в тексте дис­сертации и автореферата), практическое внедрение которых позволит обеспе­чить единообразное правоприменение.

Теоретическая значимость исследования заключается в дополнении и развитии отечественной доктрины уголовного права, а именно ее разделов о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка, основ конституционного строя и безопасности государства, а также против ми­ра и безопасности человечества.

Практическое значение диссертационного исследования состоит в воз­можности использования выводов и предложений в правотворческой деятель­ности; в практической деятельности правоохранительных органов и суда; в учебном процессе при преподавании курсов «Криминология», «Уголовное пра­во» и «Информационное право»; для повышения квалификации сотрудников правоохранительных органов и судей.

Степень достоверности и апробация результатов исследования. До­стоверность положений и выводов работы обеспечена внушительной теорети­ческой базой, объединяющей все значимые разработки по исследуемой про­блематике, солидной эмпирикой, а также надёжным методологическим ин­струментарием.

Основные положения диссертации нашли отражение в семи научных публикациях, в том числе в четырех статьях в изданиях, входящих в перечень ВАК при Министерстве образования и науки Российской Федерации. Сформу­лированные концептуальные положения докладывались автором на Межвузов­ском научно-методическом семинаре «Научно-методическое обеспечение под­готовки сотрудников органов внутренних дел в целях противодействия пре­ступности (посвящённом 20-летию принятия Уголовного кодекса Российской Федерации)» (Москва, Московский университет МВД России имени В. Я. Кикотя, 13 мая 2016 г.), на круглом столе «Квалификация преступлений: общие и частные проблемы» (Москва, Академия Генеральной прокуратуры Россий­ской Федерации, 15 июня 2016 τ.), VII Международной научно-практической конференции «Уголовная политика и культура противодействия преступности» (Краснодар, Краснодарский университет МВД России, 29 - 30 сентября 2016 г.); Международной научно-практической конференции «Проблемы эффектив­ности права в современной России» (Краснодар, Кубанский государственный университет, 7-8 октября 2016 г.); XIV Международной научно-практической конференции «Уголовное право: стратегия развития в XXI веке (Москва, МГЮА им. О.Е. Кутафина, 26 - 27 января 2017 г.).

Материалы исследования используются при преподавании учебных дис­циплин и спецкурсов криминального цикла в Кубанском государственном уни­верситете, Кубанском государственном аграрном университете имени И.Т. Трубилина, Краснодарском университете МВД России, а также в практи­ческой деятельности следственного управления Следственного комитета Рос­сийской Федерации по Краснодарскому краю.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трёх глав, объединяющих семь параграфов, заключения, библиографии и приложения.

<< | >>
Источник: КУНОВ Инвер Мурадинович. УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ РАСПРОСТРАНЕНИЮ КРИМИНОГЕННОЙ ИНФОРМАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Краснодар - 2017. 2017

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Введение точки привязки
  2. Нововведение
  3. Основы Европейской валютной системы до введении евро
  4. 2.ВВЕДЕНИЕ ТЕНГЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. Введение
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. Введение
  17. Введение
  18. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -