<<
>>

§ 2. Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 258.1 УК РФ

Объективная сторона состава преступления характеризует общественно опасное деяние с внешней стороны[194]. Объективная сторона преступления пред­ставляет собой процесс общественно опасного деяния, посягающего на объекты уголовно-правовой охраны.

Как правило, основные признаки объективной сторо­ны в краткой форме предусмотрены в диспозициях уголовно-правовых норм. В целях исключения обширного описания её признаков в диспозиции статьи УК РФ применяется приём законодательной техники, когда для более точного и правиль­ного уяснения этих признаков необходимо обратиться к другому закону или ино­му нормативному правовому акту. В таких случаях, как справедливо отмечает Н.Г. Кадников, в УК РФ используются бланкетные (отсылочные) диспозиции[195]. По

мнению О.Л. Дубовик и некоторых других учёных, важной специфической осо­бенностью объективной стороны экологических преступлений является наруше­ние лицом установленных законом или иными нормативными правовыми актами правил охраны окружающей среды и экологической безопасности[196]. В постанов­лении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18.10.2012 № 21 разъ­ясняется судам, что при рассмотрении дел об экологических правонарушениях во всех случаях необходимо устанавливать, какими законами или иными норматив­ными правовыми актами регулируются нарушенные экологические общественные отношения, и в чём конкретно выразилось нарушение со ссылкой на соответ­ствующие правовые нормы[197].

Приведённые выше мнения учёных и положения руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации свидетельствуют, что нормы главы 26 УК РФ являются бланкетными[198]. Как отмечается В.В. Соколовым, блан­кетными являются такие уголовно-правовые нормы, объективная сторона соста­вов преступлений в которых предусмотрена с помощью ссылки на нарушение предписаний иных отраслей законодательства[199].

Преимущество данных уголовно­правовых норм состоит в том, что они дают возможность сохранять стабильность УК РФ даже при внесении изменений в нормы иных отраслей права[200]. Применение в следственной и судебной практике таких норм должно осуществляться на осно­

ве анализа отраслевых нормативных правовых актов, к которым отсылает блан­кетная диспозиция[201]. Это, главным образом, относится к объективным признакам преступления (деяние, способы его совершения).

Проблемы квалификации экологических преступлений обусловлены, в первую очередь, сложностью бланкетных диспозиций, необходимостью анализа законов и иных нормативных правовых актов в сфере экологии, имеющих важное значение для признания или непризнания содеянного в качестве преступления. Таким образом, исследование объективной стороны состава преступления, преду­смотренного ст. 258.1 УК РФ, необходимо осуществлять на основе анализа эколо­гического законодательства в сфере охраны особо ценных диких животных и пра­вомерного режима их добычи и оборота.

Одним из основных признаков, предусмотренных в диспозиции ч. 1 ст.

258.1 УК РФ, является незаконность добычи и оборота особо ценных животных. В уголовно-правовой науке[202] и в судебной практике[203] под незаконностью принято понимать действия либо бездействие, которые нарушают установленный законом порядок для соответствующих правоотношений. В этой связи необходимо про­анализировать законодательство в сфере установления законного режима добычи и оборота особо ценных диких животных. Это позволит отграничить правомер­ные добычу и оборот особо ценных диких животных от действий, совершённых с нарушением установленного законом порядка[204]. Так, согласно со ст. 60 Федераль­ного закона «Об охране окружающей среды» редкие и находящиеся под угрозой

исчезновения дикие животные подлежат особой охране государством и изъятию из какого-либо хозяйственного использования. Запрещается любой вид деятель­ности, который может привести к сокращению численности особей таких живот­ных или к ухудшению среды их обитания.

Ограничения на добычу и оборот ред­ких и исчезающих видов диких животных, содержатся и в других законах, направленных на охрану животного мира[205].

Таким образом, законами в сфере экологии, во-первых, установлен запрет на добычу и оборот указанных объектов животного мира, во-вторых, допускаются исключительные обстоятельства, при которых эти животные могут стать предме­том правомерной добычи и оборота, однако условия правомерности не раскрыва­ются. Данное обстоятельство свидетельствует, что вышеуказанные нормы законов в сфере экологии также являются бланкетными, как и ст. 258.1 УК РФ.

Законодательные положения о добыче и обороте редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных конкретизируются в постановлениях Пра­вительства Российской Федерации, приказах Минприроды России, иных мини­стерств и ведомств. Их анализ позволил выделить основные условия правомерной добычи и оборота животных, занесённых в Красную книгу Российской Федера­ции. В качестве основных признаков правомерности таких действий следует при­знать их совершение, во-первых, на основании разрешения (распорядительной лицензии), полученного в установленном порядке, во-вторых, с соблюдением предусмотренных в разрешении (распорядительной лицензии) условий.

Данный вывод наглядно иллюстрируется на примере следующих норматив­ных предписаний. Так, постановлением Правительства Российской Федерации от 06.01.1997 № 13 утверждены правила добывания объектов животного мира, при­надлежащих к видам, занесённым в Красную книгу Российской Федерации (за ис­ключением водных биологических ресурсов)[206]. В соответствии с данными прави­лами добывание указанных объектов животного мира допускается: 1) в исключи­тельных случаях в целях сохранения, осуществления мониторинга состояния их популяций, регулирования их численности, охраны здоровья населения, устране­ния угрозы для жизни человека, предохранения от массовых заболеваний сель­скохозяйственных и других домашних животных, обеспечения традиционных нужд коренных малочисленных народов; 2) и только на основании разрешения, выдаваемого Федеральной службой по надзору в сфере природопользования[207].

Правила в отношении добычи (вылова) редких и находящихся под угрозой исчез­новения водных биоресурсов установлены постановлением Правительства Рос­сийской Федерации от 24.12.2008 № 1017[208]. Порядок выдачи соответствующего разрешения в обоих случаях установлен приказом Министерства природных ре­сурсов и экологии Российской Федерации от 18.02.2013 № 60[209].

Оборот диких животных, принадлежащих к видам, занесённым в Красную книгу Российской Федерации, регламентируется следующими нормативными правовыми актами: постановление Правительства Российской Федерации от 19.02.1996 № 156[210], приказы Министерства природных ресурсов и экологии Рос­сийской Федерации от 23.04.2015 № 191[211], от 21.03.2012 № 70[212], от 03.09.2003 № 798[213] [214], от 30.01.2013 № 36э. В соответствии с данными нормативными правовыми актами легальные добыча и оборот указанных объектов животного мира может осуществляться в строго определённых целях и на основании разрешения, выда­ваемого Федеральной службой по надзору в сфере природопользования.

Правила продажи товаров, изготовленных из объектов животного мира (ме­ховые и кожаные швейные, галантерейные, декоративные изделия, обувь, продук­ты), принадлежащих к видам, занесённым в Красную книгу Российской Федера­ции, утверждены постановлением Правительства Российской Федерации[215].

Анализ вышеназванных правовых источников показал, что правоотношения в сфере охраны особо ценных диких животных имеют чёткую регламентацию в законах и иных нормативных правовых актах экологической направленности, в которых определён порядок получения разрешения и условия правомерной их до­бычи и оборота. Нарушение установленных правил делает действия лица, направ­ленные на добычу или оборот указанных объектов животного мира, незаконными, а в случае их совершения в отношении особо ценных диких животных - преступ­ными (ст. 258.1 УК РФ). Следовательно, определить правомерный режим добычи и оборота особо ценных диких животных, сделать вывод о нарушении данного режима и признании действий незаконными возможно на основе анализа как за­конов, так и иных нормативных правовых актов, регламентирующих данные пра­воотношения.

В связи с тем, что уголовная ответственность по ст. 258.1 УК РФ наступает за нарушение предписаний, предусмотренных не только в законах эко­логического характера, но и в иных нормативных правовых актах в экологической сфере, необходимо говорить не столько о незаконности, сколько о противоправ­ности (то есть в более широком смысле) добычи и оборота особо ценных диких животных. Обоснованность данного подхода подтверждается положениями Фе­деральных законов от 14.06.1994 № 5-ФЗ[216] и от 06.10.1999 № 184-ФЗ[217] о том, что систему законов в Российской Федерации образуют федеральные конституцион­

ные законы, федеральные законы и законы субъектов Российской Федерации. Следовательно, иные нормативные правовые акты в виде, например, указов Пре­зидента Российской Федерации, постановлений Правительства Российской Феде­рации, нормативных правовых актов министерств и иных федеральных органов исполнительной власти не являются законами и представляют собой самостоя­тельную систему нормативных правовых актов. Данное мнение подтверждается постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18.10.2012 № 21[218], в котором разъясняется, что при рассмотрении дел об экологических пра­вонарушениях необходимо руководствоваться не только законами, но и иными нормативными правовыми актами в сфере охраны окружающей среды, а также целым рядом уголовно-правовых норм (ст.ст. 140, 141, 166, 169, 171.1, 184, 185.3, 185.6, 187, 195, 238, 239, 272, 287, 323, 325.1 УК РФ об ответственности за деяния, нарушающие предписания законов и иных нормативных правовых актов), в кото­рых используются понятия «неправомерные» и «противоправные».

На основании вышеизложенного предлагается в названии ст. 258.1 УК РФ и в диспозиции ч. 1 данной статьи слово «незаконные» заменить словом «противо­правные», которое будет в большей мере отражать спектр нарушаемых предписа­ний в сфере регулирования добычи и оборота особо ценных диких животных, установленных как законами, так и иными нормативными правовыми актами.

В соответствии с диспозицией ст. 258.1 УК РФ деяния могут выражаться в противоправных добыче или обороте особо ценных диких животных. Под добычей в Федеральном законе об охоте[219] понимается отлов или отстрел диких животных, в Федеральном законе о рыболовстве[220] - изъятие водных биоресурсов из среды их обитания. Как видно из данных законодательных дефиниций, термин «добыча»

означает завершённый процесс извлечения животного из состояния естественной свободы, совершённый любым способом, например, путём отлова, отстрела, вы­лова.

Однако в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.11.2010 № 26[221] добыча раскрывается как действия, направленные на изъятие объектов животного мира из среды обитания и (или) завладение ими в нарушение норм законодательства и иных нормативных правовых актов в экологической сфере. При этом, в данном постановлении предлагается квалифицировать как по­кушение на добычу водных биоресурсов непосредственную подготовку орудий лова (например, взрывчатых или химических веществ, электротока) или начало их установки. Под добычей в нём признаются действия, направленные на изъятие животного из среды его обитания. По смыслу данных разъяснений, завершённая установка капканов, сетей, силков и иных орудий лова, а также непосредственное выслеживание, преследование дикого животного с заряженным оружием призна­ются оконченным преступлением, независимо от того добыто животное или нет.

Однако данный подход не соответствует нормам экологического законода­тельства, к которым отсылает бланкетная диспозиция ст. 258.1 УК РФ, и является расширительным толкованием данных норм, поскольку, как было отмечено выше со ссылкой на Федеральные законы об охоте и о рыболовстве, добыча особо цен­ных диких животных предполагает их фактическое изъятие из природной среды обитания. В тех случаях, когда речь идёт о действиях, направленных на добычу дикого животного, ответственность должна наступать за покушение на преступ­ление. Данный подход поддерживают и другие авторы[222]. Кроме этого, он подтвер­ждается результатами анализа материалов судебной практики. Несмотря на изло­

женную позицию Пленума Верховного Суда Российской Федерации, по всем изу­ченным приговорам содеянное было квалифицировано как оконченное преступ­ление только при непосредственной добыче особо ценных диких животных. В то же время есть основания полагать, что сложившаяся следственная[223] и судебная практика[224] по делам данной категории свидетельствует не о коллизии с положени­ями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.11.2010 № 26, а со сложностью доказывания умысла на завладение особо цен­ными дикими животными на стадии установки орудий лова, выслеживания или преследования данных животных до момента их фактического изъятия из есте­ственной среды обитания. Вместе с тем, вышеприведённые руководящие разъяс­нения Пленума Верховного Суда Российской Федерации о содержании понятия «добыча» не способствуют единообразному толкованию и применению ст. 258.1 УК РФ в следственной и судебной практике, а также противоречат экологическо­му законодательству. Поэтому предлагается понятие «добыча» привести к едино­образному определению в нормативных правовых актах в экологической сфере и в вышеуказанном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федера­ции. В тех случаях, когда речь идёт о процессе, направленном на добычу особо ценных диких животных, следует применять и использовать такие правовые кате­гории, как «добывание», «действия, направленные на добычу», а не «добыча». Та­кой подход вполне обоснованно на протяжении длительного времени использует-

ся в нормативных правовых актах[225] и в научных работах[226]. В соответствии с Феде­ральным законом об охоте под охотой понимается деятельность, связанная с по­иском, выслеживанием, преследованием животных (объектов охоты), их добычу, первичную переработку и транспортировку[227]. В этой связи М.В. Бавсун справед­ливо отмечает, что понятие «добыча» по юридическому содержанию не является тождественным понятию «охота»[228]. По мнению Ю.В. Надточий, охота является более широким понятием и включает и добычу, и иные действия, например, транспортировку животных[229]. Н.Л. Романова также считает, что добычу следует рассматривать, как конечный результат охоты, поскольку «добыча» - это суще­ствительное, образованное от глагола совершенного вида. В свою очередь, суще­ствительное «добывание» образовано от глагола не совершенного вида и подра­зумевает временной процесс, направленный на добычу диких животных[230]. Пред­ставляется обоснованным считать, что добыча является конечной стадией охоты (процесса добывания) на животных, выражающейся в их фактическом изъятии из состояния естественной свободы. Следовательно, преступление, предусмотренное ст. 258.1 УК РФ, в виде добычи особо ценных диких животных может быть при-

знано оконченным с того момента, когда такое животное противоправно изъято из состояния естественной свободы.

Вышеизложенное позволяет сформулировать предложение о целесообраз­ности внести соответствующие изменения в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.11.2010 № 26 и установить, что под противо­правной добычей особо ценных диких животных для целей ст. 258.1 УК РФ по­нимается противоправное изъятие такого животного из естественной среды оби­тания, совершённое любым способом (например, путём отлова, отстрела, вылова). А действия, направленные на его противоправную добычу, если они не были до­ведены до конца по независящим от виновного обстоятельствам, надлежит ква­лифицировать как покушение на противоправную добычу по ч. 3 ст. 30 и соответ­ствующей части ст. 258.1 УК РФ.

Следующие деяния, предусмотренные ст. 258.1 УК РФ, входят в обобщён­ное понятие противоправного оборота особо ценных животных. Данное понятие в соответствии с диспозицией ч. 1 ст. 258.1 УК РФ включает в себя: содержание, хранение, перевозку, пересылку и продажу особо ценных объектов животного мира. Уголовный закон не раскрывает указанные деяния. К сожалению, не содер­жится разъяснений по данным вопросам и в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.11.2010 № 26, от 18.10.2012 № 21 по делам об экологических преступлениях. По этой причине предпринята попытка самостоя­тельно раскрыть содержание деяний, входящих в понятие противоправного обо­рота особо ценных животных, на основе исследования норм экологического зако­нодательства, судебной практики, постановлений Пленума Верховного Суда Рос­сийской Федерации по делам о преступлениях иных категорий, в которых рас­крываются аналогичные деяния (приобретение, сбыт, хранение, перевозка и т.д.). Например, данные деяния предусмотрены статьями об ответственности за неза­конный оборот оружия, наркотических средств.

Анализ экологического законодательства показал, что в основе противо­правного содержания особо ценных диких животных лежит нарушение установ­ленного нормативными правовыми актами порядка их нахождения у физических

или юридических лиц. Так, согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 19.02.1996 № 156 содержание в неволе диких животных, принадле­жащих к видам, занесённым в Красную книгу Российской Федерации, допускает­ся только в целях сохранения и воспроизводства этих животных в искусственно созданной среде обитания, а также в научных и культурно-просветительных це­лях[231]. При этом, в соответствии с приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 30.01.2013 № 36 содержание и разведение ди­ких животных, принадлежащих к видам, занесённым в Красную книгу Россий­ской Федерации, может осуществляться только на основании разрешения, выда­ваемого Федеральной службой по надзору в сфере природопользования[232].

Как следует из положений вышеприведённых и иных нормативных право­вых актов, содержание особо ценного животного означает, что оно находится во владении физического или юридического лица, является живым, владелец обес­печивает жизнедеятельность данного животного, в отдельных случаях эксплуати­рует его. В научных работах справедливо отмечается, что содержание включает в себя действия по уходу, кормлению, лечению особо ценного животного, когда лицо обеспечивает жизнедеятельность данного животного, как принадлежащего ему на праве собственности (например, содержит в домашнем зверинце, исполь­зует для охоты)[233]. С данным мнением согласны 79% опрошенных респондентов.

Именно данные признаки понятия «содержание» позволяют отграничить его от хранения особо ценных животных. Вместе с тем, суды допускают ошибки при квалификации и отграничении содержания от хранения особо ценных диких

животных[234]. Например, суды часто вменяют одновременно содержание и хранение таких животных. Хотя согласно приговору суда, например, установлено, что ви­новные лица удерживали данных животных в тайнике незначительное время и не предпринимали каких-либо действий, направленных на обеспечение их жизнедея­тельности и уход за ними, намереваясь перевезти их через государственную гра­ницу Российской Федерации для последующей реализации. При таких обстоя­тельствах, содеянное надлежит квалифицировать только как хранение особо цен­ных объектов животного мира без ссылки на их содержание.

Таким образом, под противоправным содержанием особо ценных животных следует понимать нахождение живых особо ценных объектов животного мира в неволе, полувольных условиях или искусственно созданной среде обитания, свя­занное с обеспечением их жизнедеятельности, если у лица отсутствует соответ­ствующее разрешение либо нарушены условия, предусмотренные разрешением[235]. Например, нарушением условий содержания следует признавать нахождение во владении физического или юридического лица животного не того вида, количе­ства, пола, возраста, их содержание в границах иных объектов, чем указано в раз­решении.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2006 № 14 незаконным приобретением является: «получение любым способом, в том числе покупку, получение в дар, а также в качестве сред­ства взаиморасчёта за проделанную работу, оказанную услугу или в уплату долга, в обмен на другие товары и вещи, присвоение найденного и т.д.»[236]. Подобное определение незаконного приобретения дано и в постановлении Пленума Верхов­ного Суда Российской Федерации от 12.03.2002 № 5[237]. И.И. Бикеев определяет не­законное приобретение как любое получение предмета в постоянное или времен­ное владение[238]. Дефиниции «приобретения», приведённые в вышеназванных по­становлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, позволяют сформулировать определение понятия противоправного приобретения особо цен­ных животных, под которым следует понимать приобретение их любым спосо­бом, например, покупку, получение в дар или в уплату долга, в обмен на товары и вещи, в качестве средства взаиморасчёта за проделанную работу, оказанную услу­гу, а также присвоение найденного, в результате чего лицо становится их факти­ческим владельцем[239].

Результаты анализа судебной практики и экспертных опросов показали, что квалифицировать приобретение особо ценных животных как оконченное пре­ступление следует в случаях, когда лицо становится их фактическим обладателем. В частности, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.04.2007 № 14 разъясняется, что незаконные приобретение, хранение, пере­возку предмета преступления следует считать оконченным преступлением с мо­мента совершения указанных действий[240].

Согласно постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федера­ции, под незаконным хранением следует понимать любые умышленные действия, связанные с фактическим их владением (на складе, в местах торговли, изготовле­ния или проката, в жилище, тайнике и т.п.), сокрытие в помещениях, тайниках, а также в иных местах, обеспечивающих их сохранность[241], действия лица, связанные с незаконным владением, в том числе для личного потребления (содержание при себе, в помещении, тайнике и других местах)[242]. С учётом специфики преступле­ния, предусмотренного ст. 258.1 УК РФ, когда особо ценные объекты животного мира предназначаются не только для личного потребления, а зачастую подлежат переработке и последующей продаже, местами сокрытия целесообразно указать, например, помещения (производственные), а также склады и места торговли. Та­ким образом, под противоправным хранением особо ценных животных следует понимать любые умышленные действия лица, связанные с фактическим незакон­ным владением ими, в том числе их нахождение и (или) сокрытие при себе, в жи­лище, помещениях, местах торговли, тайниках, на складе и т.п.[243] Временной про­межуток хранения особо ценного животного на квалификацию содеянного не

влияет. Например, имели место случаи, когда особо ценные животные хранились у виновного лица непродолжительное время[244]. В постановлении Пленума Верхов­ного Суда Российской Федерации от 15.06.2006 № 14 отмечается, что для квали­фикации деяния как оконченного преступления не имеет значение, в течение ка­кого времени лицо незаконно хранило предмет преступления[245].

Незаконной перевозке Пленум Верховного Суда Российской Федерации да­ёт следующие определения: перемещение предмета преступления любым видом транспорта из одного места нахождения в другое[246]; перемещение предмета пре­ступления на любом виде транспорта[247] [248]; перемещение предмета преступления из одного места в другое, совершённые с использованием любого вида транспорта или какого-либо объекта, применяемого в виде перевозочного средства3. Как вид­но, главным признаком перевозки выступает перемещение предмета преступле­ния с использованием транспорта. Однако, как указал Пленум Верховного Суда Российской Федерации, не исключаются случаи, когда незаконная перевозка осу­ществляется с сокрытием предмета преступления, в том числе в специально обо­рудованных тайниках в транспортном средстве, багаже, одежде и иных местах. Наличие подобных тайников в транспортных средствах может создать конкурен­цию с хранением при квалификации преступлений по объективной стороне. В

этой связи Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал, что вопрос о разграничении перевозки и хранения во время поездки должен решаться судом в каждом конкретном случае с учётом направленности умысла, фактических обсто­ятельств перевозки и т.п.[249]

Анализ судебной практики показал, что зачастую действия лица обоснован­но квалифицируются по совокупности данных признаков как противоправные до­быча или приобретение и последующая перевозка и (или) хранение особо ценного животного. В то же время возможна конкуренция между данными деяниями, предусмотренными ст. 258.1 УК РФ, что нередко влечёт за собой типичные ошибки в квалификации данных деяний[250]. Представляется, что приведённое в сноске деяние следовало квалифицировать только как перевозку особо ценных водных животных без вменения хранения. Такой вывод следует из обстоятельств совершённого деяния, поскольку сокрытие данных объектов животного мира в автомашине осуществлялось не в целях их хранения, а для перевозки к месту назначения в г. Ставрополь. В тех же случаях, когда транспортное средство ис­пользуется не для целенаправленной доставки предмета преступления в опреде­лённое место, а только для его временного размещения и сокрытия, то содеянное следует квалифицировать как хранение.

Факты оборудования тайников в транспортных средствах часто встречаются при перевозке особо ценных животных через Государственную границу Россий­ской Федерации. Например, согласно приговору суда, виновный с целью сокры­тия от пограничных органов и обеспечения беспрепятственного перемещения че­рез Государственную границу Российской Федерации оборудовал в своем авто­мобиле тайник (короб для особо ценных птиц породы сапсан и балобан с отвер­стиями для воздуха), скрыв его за пассажирскими сидениями[251].

Таким образом, под противоправной перевозкой особо ценных животных следует понимать умышленное их перемещение из одного места нахождения в другое, в том числе в пределах одного и того же населённого пункта, совершённые с использованием любого вида транспорта (например, автомобильного, железнодо­рожного, воздушного, водного), с оборудованием специальных тайников в транс­портных средствах.

Важно подчеркнуть, что уголовная ответственность по ст. 258.1 УК РФ предусмотрена не только за противоправную перевозку особо ценных животных, добытых без соответствующего разрешения, но и за перевозку особо ценных объ­ектов животного мира, которые находились у лица законно, однако перевозились при отсутствии на это соответствующего разрешения[252]. Вышеизложенное позволя­ет сделать вывод, что преступление при противоправной перевозке особо ценного животного следует считать оконченным с момента начала движения транспортно­го средства, в котором оно находится.

Незаконная пересылка в постановлении Пленум Верховного Суда Россий­ской Федерации от 15.06.2006 № 14 раскрывается как действия лица, направлен­ные на перемещение предмета преступления адресату, когда эти действия по пе­ремещению осуществляются без непосредственного участия отправителя (напри­мер, в почтовых отправлениях, посылках, багаже с использованием средств поч­товой связи, воздушного или другого вида транспорта, а также с нарочным при отсутствии осведомлённости последнего о реально перемещаемом объекте или его сговора с отправителем)[253]. При этом ответственность лица как за оконченное преступление наступает с момента отправления посылки, багажа и т.п., независи­мо от получения их адресатом. Подобное определение понятия пересылки особо ценных животных можно встретить и в научных работах[254]. Отличие перевозки от пересылки заключается в том, что перевозка осуществляется непосредственно ви­новным лицом, тогда как при пересылке данное лицо является только грузоотпра­вителем. Данное деяние раскрыто Пленумом Верховного Суда Российской Феде­рации в вышеназванном постановлении и эта позиция Пленума Верховного Суда Российской Федерации может быть взята за основу применительно к аналогично­му деянию, предусмотренному ст. 258.1 УК РФ.

Несмотря на техническую сложность пересылки особо ценных животных, тем не менее данное деяние встречается в судебной практике. Например, сотруд­никами ФСБ была задержана группа лиц, в том числе работники аэропорта «Ше­реметьево», при попытке переправить из Москвы в Республику Армения одну особь кречета в багажном отделении самолёта[255].

Нормативное определение понятия «продажа» дано в ст. 454 ГК РФ. Под продажей понимается возмездная передача имущества, при которой одна сторона

(продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (по­купателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него опреде­лённую денежную сумму (цену). Понятие «продажа», содержание и правовые по­следствия неоднократно подвергались анализу и разъяснялись в постановлениях и судебных обзорах Пленума Верховного Суда Российской Федерации, где подчёр­кивается обязательная уплата денежной суммы за переданный товар (вещь)[256].

Следовательно, противоправная продажа особо ценных животных заключа­ется в их передаче лицом, не имеющим соответствующего разрешения на их про­дажу, другому лицу за деньги. При этом противоправной признаётся продажа осо­бо ценных животных без соответствующего разрешения на продажу лицом, владе­ющим ими как на законном, так и на незаконном основании[257].

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2006 № 14 продажу предмета преступления следует считать оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых дей­ствий по передаче приобретателю указанных предметов независимо от их факти­ческого получения приобретателем, в том числе, когда данные действия осу­ществляются в ходе проверочной закупки или иного оперативно-розыскного ме­роприятия[258]. Изъятие в таких случаях сотрудниками правоохранительных органов

из противоправного оборота указанных предметов не влияет на квалификацию преступления как оконченного. Если лицо в целях осуществления умысла на не­законную продажу предмета преступления незаконно приобретает, хранит, пере­возит, изготавливает, перерабатывает эти предметы, тем самым совершает дей­ствия, направленные на их последующую реализацию и составляющие часть объ­ективной стороны продажи, однако по не зависящим от него обстоятельствам не передаёт указанные предметы приобретателю, то такое лицо несёт уголовную от­ветственность за покушение на незаконную продажу этих предметов.

Несмотря на наличие законодательной регламентации термина «продажа», обзоров судебной практики и достаточную распространённость анализируемого деяния, тем не менее, встречаются типичные ошибки в судебной практике при квалификации продажи особо ценных животных[259]. Продажа, как преступное дея­ние, предусмотрена в целом ряде норм уголовного законодательства. Например, наряду с преступлением, предусмотренным ст. 258.1 УК РФ, совершение данного деяния предусмотрено в качестве уголовно наказуемого ст.ст. 127.1, 151.1, 171.1, 185.6, 228.2 УК РФ. В то же время в УК РФ криминализированы и некоторые дру­гие смежные деяния, связанные с отчуждением предмета преступления, напри­мер, реализация (ст.ст. 141.1, 185.5, 228.2 УК РФ) и сбыт (ст.ст. 138.1, 171.1, 175,

181, 186, 187, 191.1, 222, 222.1, 228.1, 228.4, 234, 234.1, 238, 238.1, 324, 326, 327, 327.1, 327.2, 355 УК РФ). Продажа как преступное деяние встречается в 6 соста­вах преступлений, реализация - в 3 составах преступлений, а наиболее распро­страненным в российском уголовном законодательстве уголовно наказуемым де­янием является сбыт. Важно подчеркнуть, что только сбыт указан в тех составах преступлений, которые сопряжены с отчуждением изъятых из гражданского обо­рота или ограниченных в гражданском обороте предметов. Таким образом, на за­конодательном уровне установлен запрет на любые формы незаконного отчужде­ния данных предметов, а не только на их передачу за денежные средства - прода­жу. Отличие сбыта от продажи, как следует из анализа научных работ и судебной практики, заключается в том, что под сбытом понимается любой способ незакон­ного отчуждения предмета преступления. В частности, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 07.07.2015 № 32 под сбытом призна­ётся любая незаконная деятельность лица, направленная на возмездную либо без­возмездную передачу имущества[260]. Содержание данного преступного деяния рас­крывается в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федера­ции от 15.06.2006 № 14[261]. Действительно, нельзя исключать вероятность того, что виновные могут отчуждать особо ценные объекты животного мира не только по­средством продажи за деньги, но и путём, например, обмена на другое имуще­ство, а также на права имущественного характера, на работы или услуги, либо на

нематериальные блага. В этой связи представляется целесообразным расширить перечень запрещённых деяний по отчуждению особо ценных животных, посколь­ку ст. 258.1 УК РФ в нынешней редакции предполагает наличие лишь одного дея­ния по отчуждению - продажу за денежные средства. В то время как другие дея­ния по отчуждению данных предметов преступления на возмездной (например, обмен) или на безвозмездной (например, дарение) основе не входят в объектив­ную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 258.1 УК РФ. Обмен, дарение, отчуждение в иной форме (например, передача в безвозмездное пользо­вание) особо ценных животных являются тождественными по своей фактической и юридической природе и обладают не меньшей общественной опасностью, чем противоправная их продажа.

В то же время, представляется спорной позиция некоторых учёных, выра­жающаяся в попытке компенсировать пробелы уголовного закона его расшири­тельным толкованием. Например, Э.Н. Жевлаков предлагает под продажей особо ценных диких животных понимать возмездную передачу виновным предмета преступления другим лицам[262]. Такой подход противоречит нормам гражданского законодательства. Например, возмездность передачи имеет место при обмене на другое имущество или в зачёт действий имущественного характера. Тогда как в соответствии со ст. 454 ГК РФ продажа предусматривает обязательную уплату покупателем определённой денежной суммы. Вышеизложенное свидетельствует, что предусмотренный в ст. 258.1 УК РФ законодательный подход при перечисле­нии в диспозиции уголовно наказуемых деяний необоснованно сужает превен­тивные возможности данной статьи, так как сейчас установлена уголовная ответ­ственность только за одно деяние по отчуждению предметов преступления - их продажу. В целях повышения эффективности уголовно-правовой охраны особо ценных животных предлагается дополнить диспозицию ч. 1 ст. 258.1 УК РФ ины­ми деяниями по противоправному отчуждению предметов преступления, напри­

мер, обмен, дарение, передача в пользование. Социальная обусловленность дан­ного предложения подтверждается историко-правовым опытом имевшейся в прошлом уголовной ответственности за незаконный обмен особо ценных живот­ных и современной судебной практикой, в которой имеют место факты обмена незаконно добытых особо ценных животных на различные товары[263]. Результаты экспертных опросов показывают, что около 84% респондентов считают целесооб­разным расширить деяния состава преступления, предусмотренного ст. 258.1 УК РФ, заменив такое деяние, как продажа особо ценных животных, на более универ­сальное - сбыт, включающий в себя не только продажу, но и иные формы отчуж­дения предметов преступления[264].

На основании вышеизложенного предлагается в диспозиции ч. 1 ст. 258.1 УК РФ исключить такое деяние в отношении особо ценных животных, как прода­жа, и дополнить новым деянием - сбыт данных предметов преступления, так как с уголовно-правовой точки зрения понятие сбыта значительно шире понятия прода­жи и состоит как в возмездной, так и в безвозмездной передаче предмета преступ­ления другому лицу любым способом (продажа, обмен, дарение и т.п.).

Результаты экспертных опросов и анализа судебной практики свидетель­ствуют, что в ст. 258.1 УК РФ установлена уголовно-правовая охрана особо цен­ных диких животных не от всех возможных видов посягательств. Например, за рамками криминализации осталось уничтожение особо ценных диких животных, что является не менее общественно опасным, чем их незаконная добыча. В п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.11.2010 № 26 рекомендовано крупным ущербом признавать вылов или уничтожение водных

биологических ресурсов, занесённых в Красную книгу Российской Федерации[265]. Данный подход уравнивает между собой такие деяния по причинению вреда жи­вотному миру, как уничтожение и добыча. Добыча особо ценных диких животных совершается не только с целью использования живых животных (например, охот­ничьих птиц - кречетов), но и для производства пищевой, сувенирной и лекар­ственной продукции. В этой связи особо ценные дикие животные уничтожаются в процессе добычи или в процессе изъятия у них определённых частей. Например, из клыков и шкур амурского тигра делают сувениры и т.д. На «чёрном рынке» стоимость шкуры тигра достигает миллиона рублей[266].

Вместе с тем, квалификации по ст. 258.1 УК РФ подлежат только такие слу­чаи уничтожения особо ценных диких животных, когда это является последстви­ем такого деяния, как добыча. Как отмечалось ранее, под добычей понимается от­лов, отстрел, вылов объектов животного мира, находящихся в состоянии есте­ственной свободы.

Ст. 8.35 КоАП РФ устанавливает административную ответственность и за уничтожение, и за добычу редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, занесённых в Красную книгу Российской Федерации либо охраняемых международными договорами, что свидетельствует о различии данных экологи­ческих правонарушений.

Получается парадоксальная ситуация, когда уничтожение особо ценных ди­ких животных в процессе их добычи является преступлением, предусмотренным ст. 258.1 УК РФ, а их уничтожение, совершённое вне добычи, преступлением не является[267]. Хотя при уничтожении особо ценных диких животных вред окружаю­щей среде может быть даже выше, чем при их добыче и обороте, так как уничто­жение влечёт невосполнимые потери. В то время как при добыче и обороте особо ценных животных, совершённые без их уничтожения, животное ещё можно вер­нуть в состояние естественной свободы, а в случае уничтожения такая возмож­ность исключается полностью. Например, в результате спецмероприятий, прове­дённых Управлением ФСБ по Камчатскому краю, только за один год удалось вер­нуть в природу 75 кречетов[268].

Важно отметить, что такое деяние, как уничтожение животных, предусмот­рен в других статьях УК РФ. Например, жестокое обращение с животными, по­влекшее их гибель (ст. 245 УК РФ), гибель организмов, занесённых в Красную книгу Российской Федерации, в результате уничтожения мест их обитания (ст. 259 УК РФ). Анализ зарубежного опыта также показывает, что данное деяние против объектов животного мира, находящихся под особой охраной, является преступлением, предусмотренном, например, в п. 7 § 329 УК Германии, ст. 115 УК Латвийской Республики.

На основании изложенного предлагается дополнить диспозицию ст. 258.1 УК РФ таким деянием, как уничтожение особо ценных диких животных (наряду с предусмотренными в настоящее время незаконными добычей и оборотом особо ценных животных, их частей и производных).

Кроме этого, предлагается также установить уголовную ответственность по ст. 258.1 УК РФ не только за уничтожение, но и за повреждение, причинённое особо ценным объектам животного мира:

- во-первых, ряд составов преступлений предусматривают уничтожение и повреждение в качестве альтернативных деяний;

- во-вторых, повреждение особо ценных животных, находящихся в состоя­нии естественной свободы, фактически обрекает их на гибель.

Такое предложение поддерживают 66% опрошенных респондентов. Подоб­ный подход использован в некоторых других составах преступлений экологиче­ского характера (ст.ст. 260, 261 УК РФ).

С учётом предложений, разработанных и сформулированных выше в насто­ящей диссертационной работе и нашедших своё отражение в опубликованных научных статьях автора диссертации[269], название ст. 258.1 УК РФ и диспозицию ч. 1 данной статьи предлагается изложить в следующей редакции:

«Статья 258.1 Противоправные добыча особо ценного дикого животного, а равно оборот, уничтожение или повреждение особо ценного животного, принад­лежащего к видам, занесённым в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами

1. Противоправные добыча особо ценного дикого животного, а равно со­держание, приобретение, хранение, перевозка, пересылка, сбыт, уничтожение или повреждение особо ценного животного, принадлежащего к видам, занесённым в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами, его части и (или) производного, -

наказывается...».

по

<< | >>
Источник: Базаров Павел Рустамович. Уголовно-правовая охрана особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2017. 2017

Еще по теме § 2. Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 258.1 УК РФ:

  1. П Р И Г О В О Р
  2. § 2. Использование следователем результатов автотехнической экспертизы в процессе доказывания
  3. Проблемы законодательного регулирования и реализации отдельных полномочий прокурора при производстве дознания
  4. Глава IV. ЦЕЛИ, ПРИОРИТЕТЫ И СРЕДСТВА СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИОННОЙ ФОРМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ
  5. Глава V. ВИДЫ ИНТЕРПРЕТАЦИОННОЙ ФОРМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ И ПУТИ ИХ УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ
  6. Методы правомерного осуществления оперативного эксперимента по изобличению взяточников и их отграничение от действий провоцирующего характера
  7. §1. Инициирование обвиняемым производства по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей
  8. Приложения
  9. 2.1. Использование специальных знаний в деятельности сторон и их представителей при расследовании экономических преступлений
  10. ПРИЛОЖЕНИЯ
  11. 1.3 Понятие и значение обвинительного приговора без назначения наказания в современном российском уголовном судопроизводстве
  12. § 3. Отличие юридической ответственности от превентивных правовых форм государственного принуждения
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -