<<
>>

§ 4. Процессуально-правовая сторона производного иска

Исследователями признается, что материально-правовая природа дел в

некоторых случаях оказывает влияние на формирование отдельных

специфических черт судебной процедуры 1 . Процессуальные особенности

рассмотрения и разрешения гражданских дел определяются характером

регулятивных правоотношений, и тем на защиту какого субъективного права

направлен иск.

1 См.: Гражданский процесс: Учебник. 4-изд. перераб. и доп. / Под. Ред.

М.К. Треушникова. М.: Издательский Дом «Городец», 2010. - С. 249.

122

А.А. Добровольский, исследуя признаки иска, утверждал: «для

определения иска совершенно недостаточно одного материально-правового

признака. Нужен и второй «процессуальный» признак»1.

В доктрине процессуального права относительно вопроса

процессуально-правовой стороны иска существуют разные подходы. Ученые

понимают процессуально-правовую сторону иска, как требование истца к

суду о принудительной реализации материально-правового требования к

ответчику 2 ; как обращение в суд заинтересованного лица с заявлением о

рассмотрении и разрешении материально-правового спора истца и

ответчика 3 ; как форму возбуждения процессуальной деятельности по

разрешению гражданско-правовых споров 4 ; как процессуальное средство,

реализуя которое в целях защиты своих субъективных прав или охраняемых

законом интересов, истец обращается к суду с заявлением о рассмотрении и

разрешении спора 5 ; как требование заинтересованного лица к суду,

направленное на получение судебного решения о защите права6 и т.д.

Обобщая указанные взгляды, можно заключить, что исследователи

определяют процессуально-правовую сторону иска, либо как обращение или

требование истца к суду, либо как форму или средство возбуждения

процессуальной деятельности суда.

1 См. Гражданский процесс. Хрестоматия: Учебное пособие. 3-е изд./ Под ред. Проф.

М.К. Треушникова, М.: Издательский Дом «Городец», 2015. - С. 420.

2 См. Исаенкова О.В., Демичев А.А., Соловьева Т.В., Ткачева Н.Н. Иск в гражданском

судопроизводстве. Сборник. Под ред. О.В. Исаенкова. - М., Вольтерс Клувер, 2009. Цит.

по.: Мотивиловкер Е.А. Теория регулятивного и охранительного права. Воронеж. 1990.

С. 91-92.

3 См.: Логинов В.П. Понятие иска и исковая форма защиты права // Советское государство

и право. 1983. № 2. - С. 100.

4 См. Воложанин В.П. Уточнение некоторых категорий (понятий) искового производства.

Цит. по: Исаенкова О.В., Демичев А.А., Соловьева Т.В., Ткачева Н.Н. Указ.соч.

5 См. Викут М.А. Категории «материальное» и «процессуальное» в теории гражданского

процессуального права / Понятийный аппарат науки советского гражданского права и

процесса и терминология законодательных актов . Сборник научных трудов . - Тверь: Изд-

во Твер. гос. ун-т, 1991. - С. 92-102.

6 Чечина Н.А. Основные направления развития науки советского гражданского

процессуального права. – Л. 1987. - С. 19-20.

123

Однако А.А. Добровольский считал, что процессуальный признак иска

характеризуется не только обращением в суд с требованием, но также и

процессуальным порядком рассмотрения и разрешения этого требования 1 .

Только тогда, когда требование заявлено для защиты в определенном

процессуальном порядке, оно может называться иском2.

Профессор писал,

что иск – это не просто нарушенное или оспоренное субъективное

материальное право, а материально-правовое требование, подлежащее

рассмотрению именно в определенной процессуальной форме, в

определенном процессуальном порядке.

Соглашаясь с А.А. Добровольским, допустимо утверждать, что

процессуально-правовая сторона производного иска, являясь его

неотъемлемым признаком, определяется не только как обращение к суду с

производным требованием, но и характеризуется установленным

процессуальным порядком рассмотрения и разрешения этого требования, а в

конечном счете процессуальным порядком защиты субъективного

материального права как лица, который обращается в суд, так и лица, в чьих

интересах предъявляется требование.

Данный вывод подтверждается также определением иска, которое

дается А.А. Добровольским: «требование об устранении нарушения права

или помех к нормальному пользованию правом, предъявленное одним лицом

к другому для принудительного осуществления через суд или иной

специальный орган и подлежащее рассмотрению в определенном

процессуальном порядке, называется иском»3.

В действующем российском законодательстве возможность подачи

производного иска устанавливается специальными нормами материального

законодательства. Процессуальный механизм реализации материальных

1 Добровольский А.А. Указ. соч. С.235.

2 Гражданский процесс. Хрестоматия: Учебное пособие. 3-е изд./ Под ред. Проф.

М.К. Треушникова, М.: Издательский Дом «Городец», 2015. - С. 420.

3 Добровольский А.А. Там же. С. 422.

124

норм о производном иске в арбитражном процессуальном законодательстве

представлен единственной статьей 225.8.

Структурное размещение данной статьи в главе 28.1 «Рассмотрение дел

по корпоративным спорам» в Арбитражном процессуальном кодексе РФ

указывает на то, что закон определяет специальный порядок рассмотрения и

разрешения только производного корпоративного иска.

В гражданском законодательстве содержится ряд специальных

процессуальных норм, конкретизирующего характера, которые детализируют

некоторые вопросы предъявления и рассмотрения производного

корпоративного иска.

Указанные нормы находятся в противоречии с действующим

процессуальным законодательством, и в большинстве своем не дают

возможности разрешить проблемы, связанные с порядком предъявления,

рассмотрения и разрешения производного иска.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от

23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I

части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»1 дается более

подробное разъяснение процессуальным аспектам производного

корпоративного иска.

Тем не менее, правовая позиция, высказанная высшей судебной

инстанцией в постановлении, вызывает еще больше вопросов, имеет

внутренние противоречия и не согласуется не только с арбитражным

процессуальным правом, но и корпоративным законодательством.

Изложенное позволяет утверждать, что на сегодняшний день

процессуальный механизм реализации норм о производном иске остается не

разработан, в российском законодательстве все еще не детализирован

процессуальный порядок предъявления, рассмотрения и разрешения

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении

судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской

Федерации» // Российская газета. № 140. 30.06.2015.

125

производного иска, а существующие нормы не позволяют реализовать

потенциал производного иска, как процессуального средства защиты права.

В связи с этим попытаемся разработать процессуально-правовую

сторону производного иска с учетом специфики спорного сложного

производного правоотношения и предмета производного иска, и представить

свою модель процесса по производному иску. В качестве примера будет

рассматриваться производный корпоративный иск, производный

интеллектуальный иск и производный репутационный иск1.

Обращение в суд с производным иском. Возбуждение гражданского

дела в суде происходит путем подачи искового заявления и реализации

конституционного права на обращение в суд за судебной защитой.

В ходе исследования материально-правовой стороны производного

иска было определено, что предметом защиты в производном иске являются

субъективные права и интересы как лица в защиту прав которого подается

производный иск, так и лица, который обращается в суд с производным

иском. Чтобы защитить свое субъективное право и интерес лицу,

обращающемуся в суд, необходимо от своего имени предъявить производное

требование в защиту прав и интересов другого лица.

Так, участник юридического лица от своего имени и для защиты своих

субъективных корпоративных прав предъявляет требование о возмещении

убытков в суд в защиту субъективного права юридического лица на

возмещение убытков. Организация по управлению правами

правообладателей от своего имени и для защиты своего субъективного права

на возмещение расходов из вознаграждений правообладателя предъявляет

требование о присуждении компенсации за использование объектов

интеллектуальной собственности без вознаграждения в защиту

субъективного права правообладателя на получение вознаграждений за

использование такой собственности. Члены семьи умершего гражданина, в

1 Далее по тексту под репутационным иском автор понимает иск о защите чести и

достоинства.

126

отношении которого распространены порочащие сведения, от своего имени и

для защиты своего субъективного права на честь (доброе имя), достоинство и

деловую репутацию предъявляют требование об опровержении порочащих

сведений в защиту субъективного права гражданина на честь (доброе имя),

достоинство и деловую репутацию.

Таким образом, в аспекте обращения в суд с производным иском,

необходимо отметить, что лицо, которое инициирует судебный процесс по

производному иску, обращается в суд для защиты своего субъективного

права и интереса, хотя формально подает иск в защиту субъективного права

другого лица.

Основным критерием права на обращения в суд в действующем

процессуальном законодательстве является заинтересованность лица в

исходе дела.

Законодательство о гражданском судопроизводстве устанавливает

право заинтересованного лица обратиться в суд за защитой нарушенных либо

оспариваемых прав, свобод или законных интересов (ч. 1 статьи 3 ГПК РФ).

Указанная норма позволяет утверждать о наличии такой возможности только

у заинтересованных лиц при условии нарушения или оспаривания прав и

интересов.

В статье 4 Гражданского процессуального кодекса Российской

Федерации (далее – ГПК РФ)1 уточняется, что не всякое лицо, чьи права и

интересы нарушены, может обратиться в суд за защитой прав и интересов.

Суд возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обратившегося за

защитой своих прав, свобод и законных интересов. И только лишь в случаях,

предусмотренных ГПК РФ, другими федеральными законами, гражданское

дело может быть возбуждено по заявлению лица, выступающего от своего

имени в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица,

1 Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002г. №138-ФЗ

(ред. от 06.06.2015) // Российская газета. № 220. 20.11.2002.

127

неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации,

субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

В арбитражном процессуальном законодательстве категория

«заинтересованных лиц» трактуется еще более ограничительно. В

соответствии со статьей 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться

в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и

законных интересов. В случаях, предусмотренных исключительно АПК РФ, в

арбитражный суд могут обратиться и иные лица.

Итак, анализ норм действующего процессуального законодательства

позволяет прийти к некоторым выводам.

1. Заинтересованными считаются лица, которые обращаются в суд за

защитой исключительно своих прав и интересов.

2. Лицо, обращающееся в суд за защитой «чужих» прав, не может

считаться заинтересованным, если возможность такого обращения не

предусматривается законом.

При буквальном толковании рассмотренных норм можно утверждать,

что суд, в зависимости от определения процессуального статуса лица,

которое обращается в суд, должен отказать в принятии искового заявления

(статья 134 ГПК РФ) или вернуть исковое заявление (статья 135 ГПК РФ) в

соответствии с положениями гражданского процессуального

законодательства, либо вернуть исковое заявление (129 АПК РФ) или

прекратить производство по делу (статья 150 АПК РФ) согласно нормам

арбитражного процессуального законодательства.

Как было указано, специфика обращения в суд лица, которое подает

производный иск, заключается в том, что такое лицо обращается в суд для

защиты своих прав и интересов. Однако для этого ему необходимо

предъявить требование в защиту прав другого лица.

Отсюда возникает вопрос – при определении заинтересованности лица,

которое обращается в суд с производным иском, какой из аспектов следует

считать приоритетным:

128

1) то, что лицо обращается в суд для защиты своего права и

интереса;

или

2) то, что лицо предъявляет требование в защиту прав и интересов

другого лица.

Как показывает судебная практика и доктрина процессуального права,

очевидно, первый аспект.

Верховный Суд Российский Федерации, высказывая свою правовую

позицию относительно заинтересованности лица, в пункте 26 Постановления

Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. № 11

«О подготовке гражданского дела к судебному разбирательству»1 уточнил,

что заинтересованное в исходе дела лицо определяется характером данного

дела и его конкретными обстоятельствами. Такими лицами могут являться

как граждане, так и организации, на права и обязанности которых может

повлиять решение суда. Ряд субъектов выделяются в качестве лиц,

обладающих лишь процессуальным интересом в исходе дела, но отнесены

законом к лицам, участвующим в деле, то есть к заинтересованным лицам

(пункт 17 рассматриваемого Постановления).

Таким образом, при определении заинтересованности лица, судебная

практика исходит из того, что права и интересы таких лиц затрагиваются

судебным решением. Если судебное решение затрагивает права и интересы

лица, то у него есть материально-правовой интерес в исходе дела. Лица, чьи

права и интересы не затрагиваются судебным решением по делу, имеют

только процессуально-правовой интерес в исходе дела. Такие лица могут

обращаться в суд в случаях предусмотренных российскими законами.

В доктрине процессуального права исследователи обращают внимание,

что анализ модели спорного правоотношения позволяет определить характер

1 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г.

№ 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» // Бюллетень

Верховного Суда РФ. № 9. Сентябрь. 2008.

129

материального правоотношения и субъектный состав 1 , а значит и

заинтересованных лиц. Соответственно, при наличии определенных

особенностей в спорных материальных правоотношениях состав

заинтересованных лиц также будет иметь свою специфику. На основании

модели материального правоотношения определяются не все

заинтересованные лица, а только те, которые имеют материально-правовой

интерес в деле 2 . Кроме сторон гражданского судопроизводства наличие

материально-правового интереса признается и у третьих лиц – лиц, которые

состоят в правоотношениях, взаимосвязанных со спорным.

«Право может признать только такой интерес к исходу дела, который

обусловлен возможным влиянием такого исхода (решения по делу) на

соответствующие права либо обязанности определенного субъекта» 3 .

«Сущность юридического интереса состоит в том, что решение суда может

отразиться на правах или обязанностях лица, возбуждающего процесс или

принимающего в нем участие. При фактической заинтересованности такие

последствия не наступают», - пишет Р.Е. Гукасян4. «Юридический интерес в

исходе дела и, как следствие, круг лиц, участвующих в деле, определяются в

соответствии с субъектным составом спорного правоотношения на

основании норм материального права, либо в силу указания материально-

правовых норм, которое, в конечном счете, обусловлено характером

спорного правоотношения», - указывает Р. Банников5.

Во всех этих случаях ученые ведут речь о материально-правовом

интересе. Кроме материального юридического интереса ученые выделяют

отдельно и процессуальный юридический интерес в исходе дела -

1 См. Гражданский процесс: Учебник 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред.

М.К. Треушникова. М.: ОАО «Издательский Дом «Городец», 2010. - С. 260.

2 Там же. С. 261.

3 Синенко В.С. Понятие и виды юридической заинтересованности в исходе дела / Научные

ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Философия.

Социология. Право. № 20 (115). Том. 18. 2011.

4 Гукасян Р.Е. Там же.

5 Банников Р. Юридический интерес как предпосылка права на предъявления иска в суд //

Арбитражный и гражданский процесс. 2009. № 10.

130

юридический интерес как право на предъявление иска, а именно интерес к

возбуждению гражданского дела в суде 1 . Процессуальная

заинтересованность признается за субъектами, которые защищают

государственный (общественный) интерес или интерес отдельных лиц в

случаях, предусмотренных российским законодательством.

Итак, если процессуальное законодательство, судебная практика и

доктрина процессуального права признает заинтересованными в исходе дела

тех лиц, которые имеют материально-правовой и процессуально-правовой

интересы, на чьи права может повлиять судебное решение, то обоснованным

будет утверждение что лицо, которое предъявляет производный иск для

защиты своего права и интереса также относится к заинтересованным лицам.

Порядок предъявления производного иска в действующем

процессуальном законодательстве определен в статье 225.8 АПК РФ. В

тексте данной статьи устанавливается, что участники юридического лица

вправе обратиться в суд только в случаях предусмотренных федеральными

законами. При анализе этого положения становится очевидным, что

участники юридического лица могут обращаться в суд и подавать

производный корпоративный иск в случаях прямого закрепления такого

права в материальном законодательстве. Из этого можно заключить, что при

отсутствии такой нормы в материальном праве, у указанных лиц не было бы

и права на обращение в суд.

Как представляется, отсутствие самостоятельного права на обращение

в суд у лиц, предъявляющих производный иск, не совсем верно.

Право на обращение в суд входит в структуру права на судебную

защиту и представляет собой реализацию конституционной нормы о

судебной защите права. Право на судебную защиту, гарантированное

1 См.: Щеглов В.Н. Иск о судебной защите гражданского права. Томск. 1987. - С. 62.;

Викут М.А. Легитимация к процессу // Проблемы защиты субъективных прав и советское

гражданское судопроизводство. Ярославль. 1981. - С. 102.; Чечот Д.М. Участники

гражданского процесса. М.: Госюриздат, 1960. - С. 29.

131

государством и закрепленное Конституцией РФ, является абсолютным

правом и принадлежит каждому.

Конституция РФ устанавливает, что «человек, его права и свободы

являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и

свобод человека и гражданина - обязанность государства». Статья 46

Конституции РФ гласит: «Каждому гарантируется судебная защита его прав

и свобод». В статье 56 Конституции РФ особо подчеркивается, что «не

подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями

20,21,23(часть 1), 24, 28, 34(часть 1), 40 (часть 1), 46-54 Конституции

Российской Федерации».

Как видно, в самой Конституции РФ содержится запрет ограничивать

какими-либо образом право на судебную защиту нарушенных прав.

Правоприменительная деятельность показывает, что в последние годы

именно по такому пути и развивается судебная практика. Принимаемые

высшими судебными инстанциями и нижестоящими судами судебные акты

свидетельствуют о том, что наметилась тенденция к расширению круга лиц,

которые признаются правомочными на обращение в суд с исковыми

заявлениями (заявлениями, жалобами).

Например, Конституционный Суд Российской Федерации вынес

постановление от 20 октября 2010 года № 18-П «По делу о проверке

конституционности ряда положений статьи 18 Федерального закона «О

статусе военнослужащих» и статьи 1084 Гражданского кодекса Российской

Федерации в связи с запросом Ногайского районного суда республики

Дагестан», в котором признал, что государственная защита членов семьи

военнослужащих производна от прав самого военнослужащего» 1 ,

соответственно члены семьи военнослужащего имеют право на обращение в

1 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 года

№ 18-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статьи 18 Федерального

закона «О статусе военнослужащих» и статьи 1084 Гражданского кодекса Российской

Федерации в связи с запросом Ногайского районного суда республики Дагестан» //

Российская газета. №5325. 29.10.2010.

132

суд независимо от наличия или отсутствия такого права, закрепленного в

специальных нормах материального законодательства.

Как разъясняется в постановлении Пленума Верховного Суда

Российской Федерации от 18 октября 2012 г. № 21 «О применении судами

законодательства об ответственности за нарушения в области охраны

окружающей среды и природопользования» право на предъявление исков о

возмещении вреда окружающей среде предоставлено гражданам независимо

от того, причинен ли вред непосредственно их здоровью и имуществу или

же нет1.

В постановлении Президиума ВАС РФ от 22 апреля 2014 года

№12278/13 высшая судебная инстанция указала, что даже, если лицо не

участвовало в судебном разбирательстве, то такое лицо может подавать

апелляционную жалобу, если в другом разбирательстве ему

противопоставляется судебный акт, принятый по первому разбирательству.

Суд установил, что «правопорядок должен обеспечивать этому лицу право

на судебную защиту, в том числе путем предоставления права на подачу

апелляционной жалобы и обеспечения возможности представить свои

доводы и доказательства по вопросу, решенному судебным актом»2 по делу,

в котором такое лицо не участвовало.

В определении Судебной коллегии по гражданским делам Московского

городского суда № 33-35363/10от 18 ноября 2010 г. суд указал, что

нижестоящий суд «пришел к необоснованному выводу об отсутствии у

членов семьи военнослужащего права на обращение в суд с

самостоятельными требованиями. Действительно, право заявителей на

получение жилой площади производно от права военнослужащего,

подлежащего увольнению с воинской службы, на получение жилой площади.

1 Пункт 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 октября 2012 г. № 21 «О

применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны

окружающей среды и природопользования» // Российская газета. №5924. 31.10.2012.

2 Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 апреля 2014 года

№12278/13. [Электронный ресурс] URL: http://www.arbitr.ru/bras.net (дата обращения:

15.01.2015).

133

Однако данное обстоятельство не может само по себе являться

основанием для отказа в иске»1.

Итак, на наш взгляд, при подаче лицом производного иска и решении

вопроса о праве на обращения в суд таких лиц, правильней всего

руководствоваться общими процессуальными нормами, поскольку указанные

лица, безусловно, являются заинтересованными в исходе дела лицами.

Вместе с тем необходимо учитывать специфику предъявления такого

иска, а именно то, что производный иск подается в защиту права другого

лица (процессуально-правовой аспект обращения). Принимая во внимание

данный аспект, в материальном законодательстве могут быть предусмотрены

специальные нормы конкретизирующего и дополняющего характера,

которые расширят перечень специальных предпосылок права на

предъявление производного иска и будут выступать в качестве механизма

защиты от злоупотребления такими исками.

Для отдельных видов производного иска могут быть предусмотренные

специальные предпосылки в материальном законодательстве.

Например, в действующем законодательстве предусмотрены

специальные предпосылки для предъявления производного корпоративного

иска. При подаче производного корпоративного иска акционером

необходимо наличие «ценза владения», предусмотренного Федеральным

законом «Об акционерных обществах». Для остальных участников

юридических лиц – подтверждение членства (участие) в юридическом лице

согласно положениям законодательства, регулирующего деятельность

юридических лиц различной организационно-правовой формы.

Соответственно, при предъявлении производного корпоративного иска

судья устанавливает наличие или отсутствие:

- имущественного ценза, предусмотренного Федеральным законом «Об

акционерных обществах» у акционера, подающего производный иск.

1 Определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда

№ 33-35363/10 от 18 ноября 2010 г. [Электронный ресурс] URL:

http://bazazakonov.ru/doc/?ID=5287948 (дата обращения: 15.01.2015.).

134

Акционер должен владеть 1% акций акционерного общества и подтвердить

данный факт в суде допустимым доказательством;

- наличие или отсутствие корпоративных правоотношений между

участниками юридического лица и юридическим лицом. Участники

общества, члены партнерства и т.п. обязаны предоставить в суд

доказательства членства (участия) в юридическом лице.

Для производного интеллектуального иска специальной предпосылкой

права на предъявление иска является наличие государственной аккредитации

у организации, которая осуществляет управление правами правообладателей

(пункт 3 статьи 1244 ГК РФ), либо договора с правообладателем (пункт 3

статьи 1242 ГК РФ).

При предъявлении производного интеллектуального иска судья

устанавливает наличие или отсутствие:

- государственной аккредитации у организации, которая осуществляет

управление правами правообладателей;

- договора между организацией и правообладателем.

Анализ судебной практики по искам организаций, осуществляющих

управление правами правообладателей, подтверждает справедливость

данного утверждения. Так, в судебных актах судьи указывают1, что «…бремя

доказывания наличия права на обращение с иском в защиту нарушенных

прав правообладателей возлагается на истца»; «…при предъявлении иска

организация обязана представить в суд документы, свидетельствующие, что

права конкретного правообладателя находятся под его охраной»; «…свое

право на обращение в суд за защитой прав конкретного правообладателя

организация доказывает свидетельством о государственной аккредитации

1 См.: Постановление Суда по Интеллектуальным Правам от 12.09.2014г. по делу № А41-

41486/2013; от 06.11.2014г. по делу № А41–11978/2014, от 16.04.2014г. по делу № А56-

1755/2013; от 20.02.2015г. по делу № А41-14145/2013; от 29.05.2015 по делу № А56-

34285/2014; от 13.08.2015 по делу № А40-25230/2013. А также Постановление

Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.04.2014г. по делу№ А07-

11752/2013; Решение Арбитражного суда города Москвы по делу № А40-91297/12, по

делу А40-72807/14 и т.д. РосПравосудие: Суды, адвокаты и судебные решения.

[Электронный ресурс] URL:https://rospravosudie.com (дата обращения: 20.08.2015).

135

или договором» и т.д. Иначе говоря, организация доказывает суду, что она

состоит в гражданских (интеллектуальных) правоотношениях с

правообладателем в силу закона или договора с правообладателем.

В производном репутационном иске специальная предпосылка -

наличие личных неимущественных, семейных, наследственных или иных

правоотношений, свидетельствующих о заинтересованности лица (пункт 1

статьи 152 ГК РФ).

Суд устанавливает наличие или отсутствие семейных, наследственных

или иных правоотношений между таким лицом и гражданином в отношении

которого распространены порочащие сведения.

Если суд установит отсутствие специальных предпосылок права на

предъявление производного иска у лица, который обратился с производным

иском, то суд оставляет исковое заявление без движения по основанию

несоблюдения требований, предъявляемых к форме и содержанию искового

заявления, установленных процессуальным законодательством (отсутствие

доказательств, на которых лицо, предъявившее производный иск, основывает

свои требования – пп. 5 ч. 2 статьи 131 ГПК РФ и пп. 5 ч. 2 статьи 125

АПК РФ).

В теории гражданского процесса кроме специальных предпосылок

(условий) права на предъявление иска выделяются и общие предпосылки.

Подведомственность. В аспекте общих предпосылок права на

предъявление производного иска заслуживает внимание категория

подведомственности дел.

Учитывая, что спорное производное правоотношение может возникать

в результате нарушения субъективных материальных прав различных

субъектов права (физических и юридических лиц), как осуществляющих

предпринимательскую и иную экономическую деятельность, так и не

занимающиеся таковой, характер спора по таким искам может быть

различным, соответственно дела по производным искам могут быть

подведомственны и арбитражным судам, и судам общей юрисдикции.

136

Например, производный интеллектуальный иск рассматривается

арбитражными судами. Производный репутационный иск предъявляется

заинтересованным лицом в суд общей юрисдикции.

Стороны производного иска. Ввиду того, что предмет защиты в

производном иске имеет свою специфику, а спорное требование вытекает из

единого сложного производного правоотношения и направлено на защиту

как своих субъективных прав, так и «чужих», то особенности рассмотрения и

разрешения производного иска будут касаться, в том числе установления

сторон в деле.

Сказанное согласуется и с правовой позицией Верховного Суда

Российской Федерации, изложенной в пункте 17 постановления Пленума

Верховного Суда РФ1, где указывается, что возможность участия тех или

иных лиц в процессе по конкретному делу определяется характером спорного

правоотношения и наличием материально-правового интереса.

В любом производном иске можно выделить три субъекта: 1) лицо,

обращающееся в суд с производным иском, 2) лицо, в интересах которого

предъявляется производный иск и 3) лицо, нарушившее право второго лица и

косвенно первого.

В корпоративной модели производного иска указанные три субъекта

представлены: 1) участником (участниками) юридического лица,

2) юридическим лицом и 3) причинителем убытка, соответственно. В

некорпоративной модели: в производном интеллектуальном иске к таким

субъектам относятся 1) организация по управлению правами

правообладателей, 2) правообладатель и 3) пользователь, осуществляющий

бездоговорное использование объектов интеллектуальной собственности. В

производном репутационном иске: 1) заинтересованное лицо (член семьи,

родственник и т.п.), 2) гражданин, в отношении которого распространены

порочащие сведения и 3) лицо, распространившее порочащие сведения.

1 См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008.

№ 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» (в ред. 09.02.2012) //

Российская газета. № 4697. 02.07.2008.

137

Процессуальное положение лица, обращающегося в суд с

производным иском. Лицо, обращающееся в суд с производным иском,

является предполагаемым субъектом спорного сложного производного

правоотношения. Предметом защиты в производном иске являются, в том

числе нарушенные субъективные права этого лица, а производное

требование направлено на защиту его собственных прав и интересов. Таким

образом, лицо, подающее в суд производный иск, имеет как материально-

правовой, так и процессуально-правовой интересы в деле.

Соответственно, такое лицо обращается в суд от своего имени, оно

является активным субъектом в судебном процессе, именно по его

инициативе возбуждается дело и осуществляется движение дела от одной

стадии к другой, оно действует в процессе без специальных полномочий

(доверенности), подписывает исковое заявление. Судебное решение также

оказывает опосредованное влияние на его субъективные права, по

инициативе такого лица возбуждается исполнительное производство и

именно оно выступает в качестве взыскателя на стадии исполнения решения

суда.

Все указанные обстоятельства позволяют утверждать, что лицо,

обращающееся в суд с производным иском, для защиты своего права и

осуществления процессуальных действий должно обладать всеми

процессуальными правами. Поскольку защита прав такого лица зависит от

того, как оно защитит права другого лица, то лицо, обращающееся в суд,

должно иметь возможность распоряжаться, в том числе диспозитивными

правами.

Если такое лицо наделяется всеми процессуальными правами, то

именно оно и несет все процессуальные обязанности.

С учетом всех указанных выше обстоятельств будет обоснованным

признать процессуальное положение лица, обращающегося в суд с

производным иском, в качестве истца по делу (назовем такое лицо

производным истцом).

138

На сегодняшний день в производном корпоративном иске

процессуальный статус такого лица остается дискуссионным в

законодательстве, судебной практике и доктрине процессуального права. В

производном интеллектуальном иске судебная практика, где такие лица

признаются истцами, не согласуется с нормами гражданского

законодательства, в котором процессуальное положение этих лиц

определяется либо как законный представитель, либо как процессуальный

истец1. В производном репутационном иске рассматриваемая категория лиц

признается в действующем законодательстве качестве истца в деле.

В российском законодательстве неоднозначно решается вопрос о

процессуальном статусе участника юридического лица.

В процессуальных источниках участник указывается как лицо, которое

обладает всеми процессуальными правами, в том числе распоряжается

диспозитивными правами, и несет обязанности истца, что предполагает

признание статуса участника, как истца в деле.

В исполнительном производстве участник наделяется арбитражным

процессуальным законодательством правом требовать принудительного

исполнения решения арбитражного суда в пользу юридического лица.

Согласно разъяснениям, данным в постановлении Пленума Высшего

Арбитражного Суда Российской Федерации2, в силу части 2 статьи 225.8

АПК РФ решение об удовлетворении требования по иску учредителя

(участника) о возмещении убытков принимается в пользу юридического лица

1 См.: Постановление Суда по Интеллектуальным Правам от 12.09.2014г. по делу № А41-

41486/2013; от 06.11.2014г. по делу № А41–11978/2014, от 16.04.2014г. по делу № А56-

1755/2013; от 20.02.2015г. по делу № А41-14145/2013; от 29.05.2015 по делу № А56-

34285/2014; от 13.08.2015 по делу № А40-25230/2013. А также Постановление

Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.04.2014г. по делу№ А07-

11752/2013; Решение Арбитражного суда города Москвы по делу № А40-91297/12, по

делу А40-72807/14 и т.д. РосПравосудие: Суды, адвокаты и судебные решения.

[Электронный ресурс] URL:https://rospravosudie.com (дата обращения: 20.08.2015).

2 См.: Пункт 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской

Федерации от 30 июля 2013 года № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков

лицами, входящими в состав органов юридического лица» // Солидарность. № 31. 28.08-

04.09.2013.

139

в интересах которого был предъявлен иск. При этом в исполнительном листе

в качестве взыскателя указывается учредитель (участник), осуществлявший

процессуальные права и обязанности истца, а в качестве лица в пользу

которого производится взыскание - юридическое лицо в интересах которого

был предъявлен иск.

Изменения, внесенные в главу 4 часть I ГК РФ Федеральным законом

№ 99-ФЗ от 05 мая 2014 г.1 и вступившие в силу с 1 сентября 2014 года, не

только не разрешили проблему неоднозначности процессуального положения

участника юридического лица в деле по производному иску, но напротив,

породили еще больше вопросов. Так, согласно положениям статьи 65.2 ГК

РФ участник корпорации (участники, акционеры, члены и т.п.) вправе

требовать возмещения причиненных корпорации убытков и оспаривать

совершенные ею сделки, действуя от имени корпорации, в порядке,

предусмотренном пунктом 1 статьи 182 ГК РФ, то есть, действуя в качестве

представителя корпорации в гражданско-правовом смысле. В этом случае

юридическое лицо по смыслу главы 10 ГК РФ занимает положение

представляемого.

Еще больше вопросов вызывает судебная практика. В абзаце 1 пункта

32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации

указывается, что участник юридического лица обращается в суд от имени

корпорации, а сам он является ее представителем в силу закона2.

В этом же пункте в абзаце 7 рассматриваемого постановления

устанавливается, что иные участники корпорации, несогласные с

заявленными требованиями, вправе вступить в дело на стороне ответчика в

качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований. То есть

1 Федеральный закон от 05.05.2014 № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части

первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу

отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» // Российская

газета. № 101. 07.05.2014.

2 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении

судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской

Федерации» // Российская газета. № 140. 30.06.2015.

140

другие участники, которые по смыслу абзаца первого пункта 32 данного

постановления должны быть представителями в деле по производному иску,

которые не имеют материально-правового интереса, при несогласии с

предъявленными требованиями, по мнению высшей судебной инстанции,

могут «приобретать» такой интерес, поскольку рассматриваются уже как

третьи лица без самостоятельных требований.

Аналогичные вопросы вызывает и абзац 6 анализируемого пункта в

данном постановлении. Верховный Суд Российской Федерации полагает, что

от согласия участника, который как представитель не является материально

заинтересованным в исходе дела лицом, должно зависеть право корпорации

полностью или частично отказаться от иска, изменить основание и предмет

иска, заключить мировое соглашение и соглашение по фактическим

обстоятельствам дела.

В пункте 33 данного постановления, определяя порядок уведомления

участником корпорации других участников и саму корпорацию, Верховный

Суд Российской Федерации уже прямо называет участника истцом, что

окончательно приводит в замешательство.

Гражданская процессуальная доктрина также не пришла к единому

мнению по данному вопросу. Точки зрения исследователей разнятся.

Относительно процессуального положения участников юридического

лица в судебном процессе по производному иску выделяются несколько

позиции: 1) участники как истцы; 2) участники как представители (законные

представители); 3) участники как лица, участвующие в деле в порядке статьи

53 АПК РФ, то есть как «процессуальные истцы.

Ученые, которые разделяют первую точку зрения, обосновывают свою

позицию следующими доводами: «закон об АО рассматривает в качестве

истцов и самих акционеров; по общему правилу представитель не может

быть выгодоприобретателем по совершенным им юридическим действиям…,

а акционеры в конечном счете защищают собственные имущественные

141

интересы» (А.В. Бутенко)1; «участник общества самостоятельно выступает в

процессе в качестве истца, выступая от своего имени» (М.А. Егорова) 2 ;

«обращаясь в суд с косвенным иском, участник общества защищает свой

интерес, выраженный в его имущественных правах» (О.С. Листарова)3; «в

соответствии с п. 5 ст. 71 ФЗ об АО право на иск предоставлено акционерам»

(И.А. Мартвель, А.Л. Сутягин)4; «участники общества имеют материально-

правовой интерес в исходе дела по косвенному иску; уменьшение активов

общества напрямую влияет на курсовую стоимость принадлежащих его

участникам акций и, следовательно, на имущественную сферу участников»

(М.А.Рожкова)5, (Ю.Т. Фатхуллина)6.

Сторонники отнесения участника к законным представителям

мотивируют свою позицию следующим: «…когда говорят о законном

представительстве, как правило, понимают под ним представительство,

осуществляемое на основании положений правового нормативного акта. Это

вполне применимо к акционерам, действующим на основании статьи 71 ФЗ

РФ «Об акционерных обществах»…» (М.О. Бороздина)7; «при предъявлении

косвенного (производного) иска истцом выступает само общество, а

акционер (участник) является в данном случае законным представителем»

1 Бутенко А.В. Защита акционеров по Закону об «Акционерных обществах» с помощью

косвенных исков // Юрист. 2005. № 3. - С. 36.

2 Егорова М.А. Косвенные иски: проблемы определения процессуального положения //

Цивилист. 2007. № 3. - С. 66-67.

3 Листарова О.С. Косвенные иски как способ защиты корпоративных прав: Проблемы

теории и практики // Общественные науки. Политика и право. 2010. № 4 (16).

4 Мартвель И.А., Сутягин А.Л. Российская судебная практика по косвенным искам

акционеров // Закон.2009. № 6. - С 64.

5 Рожкова М.А. И вновь о групповых и косвенных исках // вестник Высшего

Арбитражного Суда РФ. 2007. №5. - С. 29.

6 Фатхуллина Ю.Т. Защита прав акционеров с помощью косвенных исков / Проблемы

защиты прав человека в российском судопроизводстве: Материалы Всероссийской

научно-практической конференции, г. Тюмень, 6-7 февраля 2009 г.: В 2 ч. – Тюмень.

ТюмГУ. 2009. Ч. 2. С. 162, 167.

7 Бороздина М.О. Правосубъектность сторон при подаче косвенного иска / Проблема

правосубъектности: современные интерпретации: Материалы международной научно-

практической конференции 26 февраля 2010 г. Самара. – Самара. Самар. гум. акад., 2010.

Вып. 8. - С. 61.

142

(С.В. Загайнова)1; «конструкция косвенного (производного) иска является, по

сути, законным представительством членом (участником) интересов

корпорации» (М.А. Рогалева) 2 ; «юридическое лицо должно занимать

правовое положение истца, так как защите подлежат права и интересы

именно общества… акционер является законным представителем»

(О.М. Роднова)3; «в подобных делах в качестве истца было бы правильней

рассматривать общество, а акционера либо участника считать законным

представителем… такое представительство имеет специфику… у данных

представителей присутствует собственный материально-правовой интерес»

(М.Н. Илюшина) 4 ; «при предъявлении производного иска акционер

(акционеры) выступает в качестве представителя (представительство) других

акционеров корпорации… право требования принадлежит корпорации, и

возмещение ущерба осуществляется в пользу корпорации» (П.П. Колесов)5;

«истцами являются организации и граждане, предъявившие иск в защиту

своих прав и законных интересов, акционеры же, если и могут предъявить

подобный иск, то только в интересах общества…» (Е.Б. Сердюк) 6 ;

«квалификация участника, предъявляющего производный иск, в качестве

законного представителя юридического лица представляется наиболее

верной… путем его предъявления и рассмотрения (производного иска – Д.Н.)

осуществляется непосредственная защита интересов самого юридического

1 Загайнова С.В. Особенности законной силы судебных решений по косвенным искам //

Закон. 2009. № 6. - С 46.

2 Рогалева М.А. Косвенные иски в сфере отношений на рынке ценных бумаг // Право и

экономика. 2012. № 1.

3 Роднова М.О. Институт косвенного иска в процессуальном праве России / Проблемы

защиты субъективных гражданских прав: Сборник научных трудов. – Ярославль, 2010.

Вып. 11. - С. 34.

4 Илюшина М.Н. Косвенные иски как форма представительства // Законодательство. 2009.

№ 10. - С. 32.

5 Колесов П.П. К ревизии отечественной теории производного иска // Арбитражный и

гражданский процесс. 2005. №2. - С. 24.

6 Сердюк Е.Б. Косвенные иски акционеров в защиту прав акционерного общества //

«Черные дыры» в Российском Законодательстве. 2003. № 4. - С. 261.

143

лица» (Е.В. Чугунова)1; «истцом можно считать само АО, предъявление иска

от имени АО можно трактовать в качестве своеобразной формы законного

представительства. Специфика отношений представительства в том, что

акционеры в случае удовлетворения иска являются выгодоприобретателями,

хотя по общему правилу представитель не может быть

выгодоприобретателем…» (В.В. Ярков)2.

Ученых, которые считают участников юридического лица

«процессуальными истцами», в юридической литературе меньшинство. Их

позиция основывается на том, что «акционер не имеет самостоятельного

материально-правового интереса в споре, обладает лишь процессуальными

полномочиями возбуждать в суде дело по заявленному требованию в

интересах общества, которое наряду с исполнительным органом является

субъектом (стороной) спорного правоотношения. … Предлагается, с

определенными оговорками, рассматривать акционера в споре по косвенному

иску как процессуального истца» (А.В. Хлебников)3; «по своему правовому

положению акционеры, предъявляющие косвенный иск, значительно ближе к

процессуальным истца, а что касается собственного материального интереса

акционеров (участников), то он является производным от интересов самого

общества» (В.В. Колосова)4; «с внесением изменений в АПК РФ (ст. 225.8)

появились дополнительные доводы в пользу позиции, характеризующей

участника по косвенному иску в качестве процессуального истца. В ч. 1 этой

статьи АПК РФ содержится положение, что «такие участники пользуются

процессуальными правами и несут процессуальные обязанности истца».

1 Чугунова Е.В. Производные иски в законодательстве и теории гражданского процесса //

Арбитражный и гражданский процесс. 2001. № 4. -С. 17.

2 Ярков В.В. Защита прав акционеров по Закону «Об акционерных обществах» с помощью

косвенных исков // Хозяйство и право. № 11. 1997. -С. 43-45.

3 Хлебников А.В. Некоторые аспекты процессуального положения акционерного

общества по косвенному иску // Закон. 2013. № 4. -С. 73.

4 Колосова В.В. Виды исков в гражданском судопроизводстве. Групповые и производные

иски // Гражданин и право. 2010. № 11. -С. 44-62.

144

Аналогичным способом закреплены полномочия за прокурором… и

государственными органами…» (М.М. Емельянов)1.

Все вышеизложенное позволяет заключить, что ни одна из

рассмотренных точек зрения не выглядит достаточно убедительной.

Исследователи используют одни и те же доводы для аргументации каждой

теории, а противоречия и несогласованность в позициях признаются в

качестве их специфики. В итоге процессуальный статус участника

юридического лица остается настолько неопределенным, что в зависимости

от теоретического или практического обоснования авторы предлагают

относить участника одновременно к законным представителям и истцам или

же к процессуальным истцам и истцам2.

Не соглашаясь с мнением законодателя, правовой позицией

Верховного Суда РФ и точкой зрения тех ученых, которые относят

участников юридического лица к представителям (законным

представителям), попытаемся привести доводы против такого

процессуального статуса.

Во-первых, представитель (законный представитель) не может являться

материально-заинтересованным лицом в деле. Так как предметом защиты в

производном иске являются, в том числе субъективные права лица, которое

обращается в суд с производным иском, то такое лицо имеет свой

собственный материально-правовой интерес в деле.

Во-вторых, лицо, в защиту прав которого предъявляется производный

иск, не является недееспособным гражданином. Законное представительство

согласно процессуальному законодательству допустимо относительно

защиты прав и интересов недееспособных граждан, но не в отношении

дееспособных граждан или юридического лица. Все случаи законного

1 Емельянов М.М. Некоторые проблемы исполнения решения по косвенному иску //

Закон. 2010. № 6. - С. 77.

2 См.: Ярков В.В. Особенности рассмотрения дел по косвенным искам // Юрист. 2000.

№ 11. - С. 7.; Колосова В.В. Виды исков в гражданском судопроизводстве. Групповые и

производные иски // Гражданин и право. 2010. № 11. - С. 44-62; Грось А.А., Дедов Д.И.

Проблемы реализации косвенных исков // Закон. 2007. № 3.

145

представительства очерчены ГПК РФ и АПК РФ и законное

представительство в рамках указанных кодексов возможно только

относительно недееспособных физических лиц 1 . Нормы кодексов не

допускают иного расширительного толкования касательно определения

статуса законного представителя.

В-третьих, нельзя отождествлять судебное представительство с

представительством в гражданском праве. Это два разных института,

которые отличаются по субъектному составу, основаниям возникновения,

целям, правовым последствиям. Законодатель и Верховный Суд Российской

Федерации определили участников юридического лица представителями

согласно положениям пункта 2 статьи 182 ГК РФ, то есть представителями в

гражданско-правовом смысле. Соответственно, какое положение занимают

эти лица в процессе, остается неопределенным.

В-четвертых, не могут являться представителями, в том числе лица,

действующие хотя и в чужих интересах, но от собственного имени (пункт 2

статьи 182 ГК РФ, статья 54 ГПК РФ, статья 62 АПК РФ).

Суть любого производного иска заключается в том, что такой иск

предъявляется в суд от имени лица, которое обращается в суд с подобным

иском. Именно лицо, которое предъявляет производный иск подписывает

исковое заявление, по его инициативе возбуждается гражданское

(арбитражное) дело в суде. В этом смысле такому лицу не требуется

доверенность, выданная от имени организации и подтверждающая его

полномочия, или доверенность, в котором специально оговорены

процессуальные права согласно части 2 статьи 53 ГПК РФ и части 2 статьи

62 АПК РФ, что обязательно в случае осуществления представительства в

суде.

Более того, указанное положение гражданского законодательства

противоречит процессуальному законодательству, которое определяет

1 См.: Грось А.А., Дедов Д.И. Проблемы реализации косвенных исков // Закон. 2007. № 3.;

Бороздина М.О. Указ. соч. С.61.; А.В. Хлебников. Указ. соч. С. 73.

146

участника юридического лица истцом, наделяет его всеми процессуальными

правами, в том числе правом распоряжаться диспозитивными правами и

возлагает на него процессуальные обязанности, которые соответствуют

этому статусу.

В-пятых, деятельность участника юридического лица в судебном

процессе невозможно отнести ни к одному из видов судебного

представительства 1 . Участник не является субъектом ни договорного

представительства (так как отсутствуют договорные отношения между

представляемым (юридическим лицом) и представителем (участником

юридического лица)), ни общественного представительства, ввиду

осуществления такового общественными объединениями по делам членов

своих объединений, а не наоборот членами по делам этих объединений. Как

было сказано выше, нельзя считать участников юридического лица и

законными представителями.

Между участником и юридическим лицом возникает особый вид

гражданских правоотношений – корпоративные правоотношения. Именно

поэтому для предъявления производного иска недостаточно наличие

представительских правоотношений между ними. Более того, в таких

правоотношениях нет никакой потребности. Для предъявления производного

иска необходимо подтверждение статуса «участника юридического лица», а в

некоторых случаях дополнительно требуется наличие установленного

законом имущественного ценза. Российское законодательство,

регулирующее деятельность юридических лиц, созданных в различных

организационно-правовых формах, предоставляет право предъявления

производного иска только участникам (учредителям) этих юридических лиц.

В целом определение лица, предъявляющего производный иск в суд, в

качестве представителя делает бессмысленным само существование

института производного иска и сводит его к иску, который может подаваться

1 См.: Виды судебного представительства. Гражданский процесс: Учебник 4-е изд.,

перераб. и доп. / Под ред. М.К. Треушникова. М.: ОАО «Издательский Дом «Городец»,

2010. - С. 164.

147

любым судебным представителем независимо от наличия или отсутствия

материально-правового интереса.

Менее популярная позиция, в соответствии с которой ученые относят

участника юридического лица к лицам, участвующим в деле в порядке статьи

53 АПК РФ, то есть к процессуальным истцам, также вызывает возражения.

Рассматриваемая статья причисляет к указанным субъектам лиц,

которые защищают не свои субъективные права, а только права и

охраняемые законом интересы других субъектов. Соответственно,

процессуальные истцы не имеют самостоятельного гражданско-правового

интереса в деле и заинтересованы лишь в защите государственных и

общественных интересов. Абсолютное отсутствие личного материально-

правового интереса является главной отличительной особенностью

указанных лиц. Именно такое понимание процессуальных истцов имеет

место быть и в доктрине процессуального права1.

Если процессуальный статус участника юридического лица определить

как «процессуальный истец», то само юридическое лицо в лице органов

управления будет занимать положение «материального истца» в деле по

производному иску. Такая ситуация недопустима, поскольку ответчик (орган

управления юридического лица - причинитель убытка) будет наделен

полномочиями представителя материального истца, что противоречит

существу искового производства и защите права и интереса в целом.

И последнее: по общему правилу процессуальные истцы освобождены

от уплаты государственной пошлины и не несут судебных расходов по делу.

Во всех правовых системах при предъявлении производного иска

обязанность по уплате государственной пошлины, как и необходимость

нести судебные расходы, лежит на участнике юридического лица.

1 См.: Добровольский А.А. Избранные труды. В 2-х томах. Том 1. - Краснодар. АТРИ,

2011. - С. 22-23.; Клейнман А.Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского

процессуального права. – М. Московский Университет, 1967. - С. 15.; Чечот Д.М.

Участники гражданского процесса // Избранные труды по гражданскому процессу. СПб.

2005. - С. 185.

148

Согласно части 3 статьи 225.8 АПК РФ судебные расходы, связанные с

рассмотрением дела по иску участников юридического лица о возмещении

убытков, причиненных юридическому лицу, несут такие участники в равных

долях.

В деле по производному иску при определении процессуального

статуса участника юридического лица может возникнуть вопрос о

возможности отнесения таких лиц к третьим лицам.

На наш взгляд, лицо, которое обращается в суд с производным иском,

не может быть и третьим лицом в процессе по производному иску, поскольку

третьи лица вступают в процесс, возникший между другими субъектами, и не

являются инициаторами возбуждения дела.

На основании вышеизложенного становится очевидным, что

определение процессуального статуса участника юридического лица в

судебном процессе по производному иску в качестве представителя

(законного представителя) или процессуального истца сомнительно.

Процессуальное положение лица, в интересах которого

предъявляется производный иск. Лицо, в интересах которого

предъявляется иск также является субъектом спорных производных

правоотношений, предметом защиты в производном иске выступают его

субъективные права, которые нарушается непосредственно, производное

требование предъявляется в защиту его спорных прав, решение суда

выносится также в отношение его прав, именно оно является

выгодоприобретателем по иску и в пользу него осуществляются взыскания,

при необходимости исполнительное производство также возбуждается в

пользу и интересах такого лица. Таким образом, лицо, в чьих интересах

предъявляется производный иск также обладает материально-правовым и

процессуально-правовым интересами в деле. С этих позиций, по нашему

мнению, будет оправданным признать процессуальный статус такого лица в

качестве истца (определим такого истца первоначальным истцом).

149

В настоящее время в связи с внесенными в гражданское

законодательство изменениями в производном корпоративном иске

процессуальное положение лица, в чьих интересах предъявляется требование

определяется, как истца. В пункте 32 постановления Пленума Верховного

Суда Российской Федерации 1 разъясняется, что само юридическое лицо

определяется, как истец в деле.

Однако в теории процессуального права процессуальное положение

такого лица в судебном процессе по производному иску вызывает не

меньшее количество вопросов. Здесь также можно выделить несколько точек

зрения.

Одни предлагают привлечь юридическое лицо в дело в качестве

третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно

предмета спора, считая, что «статус общества в качестве третьего лица, не

заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора,

является наиболее типичным, а часто единственно возможным вариантом

процессуального статуса общества в производном иске» (Н.Г. Елисеев) 2 ;

«оптимальным является привлечение АО к участию в деле именно в качестве

третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно

предмета спора. АО, с одной стороны, осведомлено о ходе судебного

процесса, в котором защищаются его интересы, с другой – не уполномочено

существенно вмешиваться в его развитие» (А.Л. Сутягин, И.А. Мартвель)3;

«третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора

в рамках косвенных исков, обладает необходимым набором процессуальных

прав и обязанностей, исключающих злоупотребления со стороны общества.

Если предоставить обществу указанные выше права (имеется в виду

1 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении

судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской

Федерации» // Российская газета. № 140. 30.06.2015.

2 Елисеев Н.Г. Процессуальный статус акционера в производстве по косвенному иску //

Вестник Высшего арбитражного суда Российской Федерации. 2005. № 8. - С. 13-17.

3 Мартвель И.А., Сутягин А.Л. Российская судебная практика по косвенным искам

акционеров // Закон. 2009. № 6. - С. 65-67.

150

процессуальные права истца – Д.Н.), то в подавляемом большинстве случаев

будет потерян смысл в обращении участника с требованием о взыскании

убытков с органов общества» (Ю.Т. Фатхуллина) 1 ; «при данных

обстоятельствах общество не перехватит инициативу от непосредственных

инициаторов судебного процесса (А. Лупу)2.

Другие исследователи считают юридическое лицо ответчиком

(Г. Чернышов3; Ю.С. Цимерман4), указывая, что «общество не должно иметь

право отказа от принятия этой суммы. В противном случае утратится всякая

ценность такого средства защиты прав акционера, как косвенный иск».

Во-первых, приведенные нами доводы в пользу определения статуса

такого лица, как истца позволяют не согласиться с указанными взглядами

ученых (такое лицо является субъектом спорных производных

правоотношений, предметом защиты выступают его субъективные права,

производное требование предъявляется в защиту его спорных прав, решение

суда выносится также в отношение его прав, именно оно является

выгодоприобретателем по иску и в пользу него осуществляются взыскания,

при необходимости исполнительное производство также возбуждается в

интересах такого лица).

Во-вторых, третьи лица защищают в судебном процессе свои интересы

от возможного предъявления иска в будущем, в случае вынесения

негативного судебного решения по иску. Влияние судебного решения по

производному иску на права лица, в чьих интересах предъявляется иск,

выражается не в существовании вероятности предъявления иска в будущем, а

в том, что это решение оказывает прямое воздействие на права и интересы

1 Фатхуллина Ю.Т. Защита прав акционеров с помощью косвенных исков / Проблемы

защиты прав человека в российском судопроизводстве: Материалы Всероссийской

научно-практической конференции, г. Тюмень, 6-7 февраля 2009 г.: В 2 ч. – Тюмень.

ТюмГУ., 2009. Ч. 2. - С. 162, 167.

2 Лупу А. Косвенный (производный) иск как средство защиты участников корпоративных

правоотношений // Российский бухгалтер. 2012. № 3.

3 Чернышов Г. Кто ответит по косвенному иску? // «Эж-Юрист». 2006.

4 См. Ёрш А.В. По материалам заседания гражданско-правовой секции научно-

консультативного совета при Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации //

ВВАС. 2006. № 4. - С. 147-148.

151

такого лица сразу же после его вступления в силу. Более того, для такого

лица последствия от положительного решения по производному иску носят

не негативный, а позитивный характер.

В-третьих, нельзя также согласиться с наделением рассматриваемых

лиц статусом ответчика в деле по производному корпоративному иску,

поскольку такой статус совмещает в себе предполагаемого субъекта спорной

обязанности по требованию о возмещении убытков и предполагаемого

обладателя спорного права. Такое положение противоречит существу

судебного разбирательства и принципу состязательности гражданского

процесса в частности.

Таким образом, в деле по производному иску статус истца для

юридического лица наиболее обоснован.

В аспекте процессуального положения лица, в чьих интересах

предъявляется производный иск, может возникнуть ситуация, когда такое

лицо решит самостоятельно подать обычный иск после возбуждения

судебного процесса по производному иску. Например, в германской модели

производного иска акционерное общество вправе предъявить

самостоятельный иск на любом этапе судебного разбирательства по

производному иску. В этом случае общество становится истцом, а акционеры

третьими лицами без самостоятельных требований.

С нашей точки зрения, в рассматриваемой ситуации суду

целесообразней применить общее правило об оставлении такого требования

без рассмотрения, мотивируя тем, что в производстве этого или другого суда

имеется возбужденное ранее дело по спору между теми же лицами, о том же

предмете и по тем же основаниям.

Как говорилось выше, в производном корпоративном иске при

предъявлении самостоятельного иска юридическим лицом представителем

истца – юридического лица будут выступать те же лица, которые

привлекаются в процесс в качестве ответчиков. Совмещение в одном лице

субъектов спорного права и спорной обязанности противоречит существу

152

гражданского судопроизводства. Изменение статуса акционеров с истцов на

третьих лиц приведет к невозможности акционеров оказывать влияние на ход

процесса, ограничит их процессуальные права. Вряд ли такое положение дел

способствует защите прав как акционерного общества, так и его акционеров.

В данной ситуации ограничение права акционерного общества в

предъявлении самостоятельного требования будет более оправдано и

направлено на обеспечение интересов самого акционерного общества и его

акционеров.

Предъявление самостоятельного иска первоначальным истцом в

репутационном иске невозможно, поскольку производный иск предъявляется

в защиту субъективного права умершего гражданина. В производном

интеллектуальном иске предъявление самостоятельного иска

правообладателями тоже весьма сомнительно, однако даже в этом случае

обосновано оставить такое требование без рассмотрения.

Таким образом, после возбуждения дела по производному иску,

процессуальное положение первоначального истца правильней всего

оставить неизменным, а предъявленный самостоятельный иск оставить без

рассмотрения. На наш взгляд, именно такое положение будет способствовать

достижению цели предъявления производного иска и эффективности

правосудия в целом.

Отсутствие процессуального соучастия и соединения требований.

Ввиду определения процессуального статуса лица, обращающегося в суд с

производным иском в качестве производного истца, а лица, в чьих интересах

предъявляется производный иск, как первоначального истца возникает

вопрос о возможном процессуальном соучастии этих двух субъектов в деле

по рассмотрению и разрешению производного иска (субъективное

соединение исков).

Разделяя мнение, что производный истец и первоначальный истец не

могут быть признаны процессуальными соучастниками в деле по

производному иску, приведем доводы, аргументирующие данную позицию.

153

Во-первых, при любом соучастии в одном производстве соединяются

несколько исков1, соответственно при участии в деле соистцов каждый из

них предъявляет самостоятельные требования одному (или нескольким)

ответчикам. Так, соединение нескольких лиц на стороне истца неразрывно

связано с соединением нескольких самостоятельных (независимых)

требований.

В судебном процессе по производному иску предъявляется одно

требование в защиту прав первоначального истца. Поскольку существует

зависимость прав лица, обращающегося в суд с производным иском от прав

лица, в интересах которого предъявляется производный иск, такое

требование также опосредованно защищает права производного истца.

Специфика процесса по производному иску заключается в том, что

отсутствует самостоятельность и множественность требований. Требования

первоначального и производного истца не сосуществуют отдельно друг от

друга. Производное требование едино и неделимо и вытекает из единого

спорного сложного производного правоотношения. Именно в этом и

заключается своеобразие этих исков.

Во-вторых, суд, рассматривая предъявленные соистцами требования,

выносит решение по каждому требованию в отношении каждого истца.

Разрешая заявленное по производному иску требование, суд выносит

решение только в отношении прав первоначального истца. Спорные права

производного истца напрямую решением суда не затрагиваются.

В-третьих, при соучастии каждый из соистцов состоит в спорных

правоотношениях с ответчиком (связь двухсторонняя). В производном иске

модель спорных правоотношений иная. В сложном производном

правоотношении наличествует три субъекта (связь с ответчиком у

производного истца опосредована первоначальным истцом). Только при

1 Гражданский процесс. Хрестоматия: Учебное пособие. 3-е изд./ Под ред. Проф.

М.К. Треушникова, М.: Издательский Дом «Городец», 2015. - С. 275.

154

нарушении прав первого субъекта (первоначального истца) нарушаются

права второго субъекта (производного истца).

Таким образом, допустимо заключить, что первоначальный истец и

производный истец не могут считаться соистцами в деле по производному

иску.

По указанным выше доводам нельзя также считать, что в судебном

процессе по рассмотрению и разрешению производного иска идет речь о

соединении нескольких требований (объективное соединение исков). При

соединении исков происходит соединение нескольких требований одного

лица1. В деле по производному иску участвуют два истца (производный и

первоначальный) и наличествует одно единое неделимое производное

требование.

Вместе с тем допустимо утверждать о возможность соединения

нескольких производных исков (производных требований) производного

истца к ответчику.

Процессуальное положение лица, нарушившее субъективные

права первоначального истца и косвенно права производного истца.

Рассматриваемое лицо является предполагаемым субъектом спорной

обязанности, оно признается субъектом спорного сложного производного

правоотношения, которое нарушило (оспорило) субъективные права лица, в

чьих интересах подан иск и косвенно лица, обращающегося в суд с

производным иском. Такому лицу предъявляется требование об устранении

нарушения права или признании права. В отношении его обязанности

разрешается дело в решении суда, именно оно считается должником в

исполнительном производстве. Так, указанные лица также имеют

материально-правовой и процессуально-правовой интересы в деле.

В процессе по производному иску представляется обоснованным

установить статус такого лица, как ответчика.

1 Гражданский процесс. Хрестоматия: Учебное пособие. 3-е изд. / Под ред. Проф.

М.К. Треушникова, М.: Издательский Дом «Городец», 2015. - С. 275.

155

До недавнего времени в производном корпоративном иске

процессуальный статус рассматриваемого лица не вызывал сомнений в

юридическом сообществе. Однако с принятием постановления Пленума

Верховного Суда РФ № 25 от 23.06.2015г. 1 , которым высшая судебная

инстанция попыталась внести ясность в некоторые процессуальные аспекты

применения части I ГК РФ, процессуальное положение лица, которое

нарушило право юридического лица, и тем самым причинило ему убыток,

стало вызывать вопросы.

В пункте 32 указанного постановления говорится, что лицо,

уполномоченное выступать от имени юридического лица, является его

представителем. Ответчиком по требованию о возмещении причиненных

юридическому лицу убытков выступает соответственно причинившее

убытки лицо.

Не представляя возможным согласиться с такой позицией высшей

судебной инстанции, отметим, что в производном корпоративном иске два

указанных лица соединяются в одном субъекте права. Лица, которые в силу

закона (иного правового акта или учредительного документа юридического

лица) уполномочены выступать от имени юридического лица и лицо,

причинившее убыток юридическому лицу - это в большинстве случаев одно

лицо. Совмещение представителя истца и ответчика в деле противоречит

принципу состязательности и существу судебного разбирательства.

По нашему мнению, в производном корпоративном иске вместо того,

чтобы наделять лицо, уполномоченное выступать от имени юридического

лица, статусом представителя, целесообразней и эффективней предоставить

возможность защищать субъективные права юридического лица участнику,

поскольку дело инициируется последним именно с таковой целью –

защитить в процессе права юридического лица.

1 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении

судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской

Федерации» // Российская газета. № 140. 30.06.2015.

156

Таким образом, все изложенное позволяет констатировать, что в

процессе по рассмотрению и разрешению производного иска сторонами

являются производный истец – лицо, которое обращается в суд с

производным иском; первоначальный истец – лицо, в чьих интересах

предъявляется требование; ответчик – предполагаемый субъект спорной

обязанности, нарушивший право первоначального истца и косвенно

производного истца.

Судебные расходы. Ввиду того, что затраты, возникающие в связи с

рассмотрением дела в порядке гражданского судопроизводства, несет лицо,

обращающееся в суд, то обязанность уплаты государственной пошлины и

других судебных расходов допустимо отнести на лицо, которое подает

производный иск в суд.

Если подается групповой производный иск, то судебные расходы,

связанные с рассмотрением дела по такому иску могут нести в равных долях

лица, предъявляющие такой иск.

В целом вопросы распределения судебных расходов между сторонами

могут разрешаться по общим правилам гражданского (арбитражного)

процессуального законодательства с учетом того, что инициатором процесса

по производному иску является производный истец.

Так, если производный иск удовлетворен полностью судебные

расходы, понесенные производным истцом, могут взыскиваться в его пользу

с другой стороны (с ответчика).

Если же иск удовлетворен частично, судебные расходы могут быть

отнесены на производного истца и ответчика, пропорционально размеру

удовлетворенных исковых требований.

Если суд отказывает в удовлетворении исковых требований, то

судебные расходы ответчика взыскиваются с производного истца.

Исковое заявление. Исковое заявление должно соответствовать

требованиям, предусмотренным процессуальным законодательством и

содержать ряд дополнительной информации, которая отражает специфику

157

производного иска. Так, при предъявлении производного иска лицо,

обращающееся в суд, должно указать в исковом заявлении:

- круг лиц, участвующих в спорном производном правоотношении, из

которого возникло производное требование;

- какие субъективные права первоначального истца и субъективные

права производного истца нарушены;

- позицию лица, в чьих интересах предъявляется производный иск, и

причины по которым он не реализовал свое право на судебную защиту.

К исковому заявлению должны быть приложены документы,

подтверждающие уведомление (невозможность уведомления) и направление

информации по делу первоначальному истцу.

Обязательное досудебное уведомление и направление информации

по делу лицу, в чьих интересах предъявляется производный иск. Ввиду

того, что лицо обращается в суд с производным иском в защиту «чужих»

прав (с процессуально-правовой точки зрения) будет обоснованным обязать

такое лицо уведомить и направить всю необходимую информацию по делу

лицу, в чьих интересах предъявляется производный иск.

Такое уведомление необходимо осуществить до обращения в суд и

предъявления производного иска с целью определения позиции лица, в чьих

интересах планируется предъявить производный иск и причин, по которым

указанное лицо отказалось от судебной защиты своего права. В этом аспекте

уведомление выполняет не только информативную функцию, но и играет

роль досудебного предложения лицу реализовать свое собственное право на

судебную защиту, предъявив обычный иск.

Отсутствие ответа на данное уведомление (досудебное предложение)

не может препятствовать обращению в суд и являться поводом для отказа в

возбуждении дела по производному иску. Достаточно наличие доказательств,

подтверждающих факт направления такого уведомления и информации

указанному лицу, либо невозможности уведомления в виду определенных

обстоятельств.

158

При отсутствии доказательств уведомления (невозможности

уведомления) суд может оставить исковое заявление без движения до

устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления

искового заявления без движения.

Подготовка дела по производному иску к судебному

разбирательству. Учитывая специфику спорного правоотношения, на

стадии подготовки дела к судебному разбирательству судье, кроме общих

вопросов относительно разбирательства дела, предстоит выяснить ряд

ключевых моментов, связанных с обращением производного истца в суд.

1. Проанализировать модель спорного правоотношения и определить:

- из какого спорного сложного производного правоотношения вытекает

производное требование;

- какое правоотношение является спорным, а какое взаимосвязанным

со спорным, установить причинно-следственную связь между такими

правоотношениями, входящими в спорное сложное производное

правоотношение;

- какие субъективные права первоначального истца и субъективные

права производного истца нарушены, установить нормы материального

права;

2. Решить вопрос о составе заинтересованных лиц и установить иных

лиц, которые могут быть участниками спорного сложного производного

правоотношения.

3. Установить порядок уведомления всех заинтересованных лиц, с

учетом разновидности производного иска.

В зависимости от вида производного иска в судебной практике

неоднозначно решается вопрос уведомления и привлечения в дело

первоначального истца.

159

В производном корпоративном иске юридическое лицо обязательно

уведомляется и привлекается в дело1. В производном интеллектуальном иске

правообладатели не только не уведомляются и не привлекаются в дело, но

даже формально не считаются лицами, участвующими в деле 2 . В

производном репутационном иске умерший гражданин по понятным

причинам не привлекается в дело и его участие в процессе невозможно3.

На наш взгляд, такой разносторонний подход к данному вопросу

неправильный. В любом случае первоначальный истец должен формально

уведомляться и привлекаться в дело, даже если он фактически не будет

участвовать или не сможет участвовать в процессе, поскольку именно в

отношении его спорных прав разрешается дело по производному иску.

Распоряжение исковыми средствами защиты права. Сторонам

принадлежат важные диспозитивные права от которых зависит весь ход

процесса, движение дела по стадиям процесса, изменение его характера и

направленности 4 . После возбуждения дела специфика производного иска

проявляется в распределении диспозитивных прав между производным и

первоначальным истцом.

В деле по производному иску участвуют два истца (производный и

первоначальный), и они оба являются материально заинтересованными

лицами. По общему правилу каждый из них имеет право изменить основание

и предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований,

1 См. напр.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 26

июня 2014 г. N Ф05-6465/14 по делу N А40-75714/2013. Гарант. Ру.: информационно -

правовой портал. [Электронный ресурс]. URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/

41501090/#ixzz3nROfZlj6

2 См. напр.: Решение Арбитражного суда города Москвы по делу № А40-91297/12, по делу

А40-72807/14 и т.д. РосПравосудие: Суды, адвокаты и судебные решения. [Электронный

ресурс] URL:https://rospravosudie.com (дата обращения: 20.08.2015).

3 См. напр.: Справка по результатам рассмотрения в 2007 году Судебной коллегией по

гражданским делам Амурского областного суда кассационных жалоб по делам о защите

чести, достоинства и деловой репутации и защите авторских прав. [Электронный ресурс]

URL:https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=4&ved=0CC0QFjA

DahUKEwiY5PaEvaTIAhVEwBQKHQMxBUE&url=http%3A%2F%2Foblsud.tsl.ru%2Fob%2

F0712.doc&usg=AFQjCNG0tAs3-b0wva78fLr3Gi0j29xMig&bvm=bv.104317490,d.d2s

4 См.: Гражданский процесс: Учебник 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред.

М.К. Треушникова. М.: ОАО «Издательский Дом «Городец», 2010. - С. 238.

160

отказаться от иска или заключить мировое соглашение.

Однако в процессе по производному иску предоставление

первоначальному истцу полной свободы распоряжения исковыми средствами

защиты права, вряд ли возможно.

Во-первых, во всех рассматриваемых нами производных исках, лицо, в

чьих интересах предъявляется иск, стеснен в осуществлении своих

субъективных прав в гражданских правоотношениях.

По российскому законодательству юридические лица имеют

гражданские права и несут обязанности (пункт 1 статьи 49 ГК РФ).

Юридические лица приобретают и прекращают свою правоспособность и

дееспособность одновременно с внесением в единый государственный реестр

юридических лиц сведений о его создании или прекращении (пункт 3 статьи

49 ГК РФ). У юридических лиц гражданская правоспособность и

дееспособность не различаются. Ограничение прав юридических лиц

возможно в случаях и в порядке, предусмотренных законом (пункт 2 статьи

49 ГК РФ).

Ряд исследователей правовой природы юридических лиц считают, что

ограничение дееспособности юридического лица невозможно, «нельзя

признать юридическое лицо ограничено дееспособным или лишить

дееспособности»1.

Однако учеными также признается, что на разных этапах

существования юридического лица его правоспособность и дееспособность

могут расширяться, сужаться, видоизменяться в соответствии с

действующим законодательством2.

Например, некоторые авторы называют лишением дееспособности

юридического лица введение внешнего управления согласно положению

пункта 1 статьи 94 Федерального закона «О несостоятельности

1 См. Плотников В.А. Неосторожность как форма вины в гражданском праве: Дисс... Канд.

юрид. наук. Москва . 1993. С.65.; Козлова Н.В. Указ. соч. С. 19.

2 См. Суханов Е.А. Юридическое лицо как участник гражданских правоотношений/

Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А.А Суханов.Т.1. М.: 1998. - С. 189-192.

161

(банкротстве)», когда полномочия руководителя должника прекращаются 1.

Ограничением дееспособности юридического лица считается и введение

процедуры наблюдения2.

«Ограничение права государственных (муниципальных) унитарных

предприятий и федеральных (муниципальных) казенных предприятий

распоряжаться имуществом, находящимся у них на праве хозяйственного

ведения или оперативного управления, есть не что иное, как ограничение их

дееспособности», - утверждают некоторые авторы3.

Сужение дееспособности юридического лица считается возможной и в

судебной практике. В постановлении Конституционного Суда Российской

Федерации также отмечается, что введение процедуры наблюдения в

отношении должника - юридического лица существенно ограничивает его

дееспособность4.

Итак, в некоторых ситуациях возможно установление специальной

гражданской дееспособности юридического лица и такие случаи определены

в материальных законах.

Процессуальная дееспособность юридического лица связана с

гражданской дееспособностью. В процессуальном законодательстве

способность своими действиями осуществлять процессуальные права и нести

процессуальные обязанности (процессуальная дееспособность) принадлежит

в равной степени всем юридическим лицам.

1 См. Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. – М.: Статут, 2005. - С. 21.;

Рухтин С. Правоспособность несостоятельного юридического лица// Российская юстиция.

2001. № 7. - С. 26-27.

2 Козлова Н.В. Указ. соч. С. 19.

3 Козлова Н.В. Указ. соч. С. 20.

4Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 марта 2001 года

№ 14-П «По делу о проверке конституционности ряда положений конституционности ряда

положений Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», касающихся

возможности обжалования определений , выносимых арбитражным судом по делам о

банкротстве, иных его положений, статьи 49 Федерального закона «О несостоятельности

(банкротстве) кредитных организаций», а также статей 106, 160, 179 и 191 Арбитражного

процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда

Челябинской области , жалобами граждан и юридических лиц» // СЗ РФ. 2001. № 12. Ст.

1138.

162

В производном корпоративном иске юридическое лицо привлекается в

судебный процесс в качестве первоначального истца, но его реальное

присутствие в процессе сводится к «юридической фикции». Специфика

регулятивных отношений между юридическим лицом и органом управления

юридического лица (причинителем убытков) не может не отразиться на

возможности осуществления юридическим лицом своих субъективных прав,

и в конечном счете процессуальных прав. Юридическое лицо, как

«искусственный субъект права» 1 , подчиняется воле лиц, которые им

управляют и в данном аспекте оно ограничено в осуществлении своих

материальных и процессуальных прав.

В производном интеллектуальном иске правообладатель также

ограничен в осуществлении своих субъективных прав в интеллектуальных

правоотношениях. На это обстоятельство прямо указывается в пункте 1

статьи 1242 ГК РФ, где говорится, что авторы, исполнители, изготовители

фонограмм и иные обладатели авторских и смежных прав в случае, когда

осуществление их прав в индивидуальном порядке затруднено или когда

законом допускается использование объектов авторских и смежных прав без

согласия правообладателей, но с выплатой им вознаграждения, могут

создавать организации, которым передается управление коллективными

правами правообладателей.

Например, иностранный исполнитель песен, иностранный автор

текстов песен, иностранный композитор не могут отдельно друг от друга

осуществить свои права, поскольку их права смежные и сосредоточены на

одном объекте интеллектуальной собственности, соответственно и

нарушаются их права вместе. Кроме того, указанные лица могут и не знать о

нарушении своих прав в другой стране, то есть такие лица не имеют

возможности проследить все случаи бездоговорного использования своей

интеллектуальной собственности.

1 Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. – М.: Статут, 2005. - С. 1.

163

В большинстве случаев правообладатели также не знают о наличии

возбужденного дела по производному иску на территории другого

государства и не могут реально присутствовать в процессе по производному

иску. Однако формально такие лица опять-таки привлекаются в процесс в

качестве истцов, являются лицами участвующими в деле, которые, тем не

менее в действительности не присутствуют в судебном процессе и не могут

реализовать свое право распоряжения диспозитивными правами.

В производном репутационном иске заинтересованные лица

предъявляют производный иск в случае смерти гражданина, в отношении

которого распространены порочащие сведения. По указанным

обстоятельствам осуществить свои субъективные права в деликтных

правоотношениях такой гражданин не имеет возможности.

Вместе с тем умерший гражданин также формально привлекается в

дело в качестве истца, поскольку в отношении его спорного субъективного

права ведется спор и будет выноситься решение суда, но реальное его

присутствие в процессе невозможно.

Таким образом, во всех производных исках существуют некоторые

обстоятельства (препятствия), создающие трудности в осуществлении

первоначальным истцом своих субъективных материальных прав. При

ограниченности лица в осуществлении своих субъективных прав в

регулятивных отношениях можно утверждать о необходимости

ограничения такого лица в распоряжении диспозитивными правами в

процессе.

Во-вторых, ограничение первоначального истца в распоряжении

диспозитивными правами после возбуждения дела по производному иску

необходимо для соблюдения принципа законности в интересах прав других

лиц – производных истцов.

В деле возбужденному по производному иску речь идет не только о

правах первоначального истца, но и правах производного истца,

соответственно от процессуальных действий первоначального истца зависит

164

реализация права на судебную защиту и производного истца. Если

первоначальный истец не заинтересован (не имеет возможность и т.п.) в

защите своих прав, то осуществляемые (или не осуществляемые) им

процессуальные действия могут лишить производного истца права на

судебную защиту своих субъективных прав.

Все сказанное согласуется и с позицией ученых, высказанной в

доктрине процессуального права.

Возможность сторон осуществлять свои материальные права и

распоряжаться ими в гражданском процессе связана с принципом

диспозитивности. Проявление данного принципа в том или ином

производстве зависит от особенностей материальных правоотношений из

которых возник спор. Отступление от принципа диспозитивности возможно

для достижения целей гражданского процесса (защиты права и интереса) и в

интересах принципа законности.

Еще В.А. Рязановский писал: «нельзя рассматривать принцип

диспозитивности как безусловное и непреложное начало процесса,

вытекающее из сущности гражданских прав, не допускающее отступлений

без воли заинтересованных сторон…. Обладателю субъективного права

принадлежит автономия в распоряжении своим правом до процесса, но если

он обратился к суду, то и должен считаться с интересами целого… А

интересы целого требуют, чтобы процесс служил к охране правопорядка,

целям раскрытия материальной истины»1.

Е.В. Васьковский также отмечал, что «безусловность не означает

беспредельность» 2 и предложил ситуации, в которых такое право должно

быть заключено в определенные границы.

1 Единство процесса/ Рязановский В.А.; Вступ. сл. Треушникова М.К. – М.: Юрид. бюро

«Городец», 1996.- С. 15.

2 Гражданский процесс. Хрестоматия: Учебное пособие. 3-е изд./ Под ред. Проф.

М.К. Треушникова, М.: Издательский Дом «Городец», 2015. - С. 181.

165

Так, «если в применении к какому-либо праву эта автономия

ограничена, если обладатель стеснен в распоряжении им вне процесса, то

такому же стеснению он должен быть подвергнут в процессе»1.

В качестве еще одного исключения господства принципа

диспозитивности Е.В. Васьковский указал: «каждая сторона может

осуществлять принадлежащее ей право распоряжения спорными объектами в

процессе, но не нарушая при этом прав другой стороны»2.

Итак, предоставление первоначальному истцу полной свободы в

реализации своих диспозитивных прав в процессе по производному иску в

корне противоречит самой природе производного иска, делает

бессмысленным не только существование данного института, но и

бесцельным всѐ судебное разбирательство по такому иску в целом,

поскольку необходимость в применении такого средства защиты права, как

производный иск, отпадет. Такой иск будет уже не производным, а обычным.

Возникает вопрос, каким же образом ограничить диспозитивные права

первоначального истца? И что понимать под таким ограничением?

На наш взгляд, ограничение прав первоначального истца нельзя

понимать, как запрет такому истцу заявлять в суде отказ от иска, изменение

предмета и основания иска, увеличение или уменьшение исковых

требований, о заключении мирового соглашения. Первоначальный истец, как

любой истец, должен по общему правилу обладать такими диспозитивными

правами. Однако в деле по производному иску суд должен быть наделен

дискретными полномочиями для отказа в удовлетворении заявлений

первоначального истца об отказе от исковых требований, о заключении

мирового соглашения с ответчиком, об изменении предмета и основании

иска, об увеличении или уменьшении исковых требований. В этом

проявляется специфика таких исков.

1 Воронов А.Ф. Принципы гражданского процесса: прошлое, настоящее, будущее. –М.:

Издательский Дом «Городец», 2009. - С. 197.

2 Воронов А.Ф. Указ. соч. Там же.

166

Данное положение, с нашей точки зрения, следует рассматривать не

как лишение возможности первоначального истца распоряжаться своими

диспозитивными правами, а как необходимое условие соблюдения принципа

законности, а также прав и интересов других лиц, предусмотренное частью 2

статьи 39 ГПК РФ и частью 5 статьи 49 АПКФ РФ, а именно прав и

интересов производного истца.

Таким образом, для достижения цели гражданского судопроизводства,

а именно защиты прав первоначального истца и прав производного истца, в

деле по производному иску целесообразно установить правило, согласно

которому суд без обоснования мотивов будет иметь право отказать

первоначальному истцу в реализации его прав, предусмотренных частью 1

статьи 39 ГПК РФ и частями 1-4 статьи 49 АПК РФ.

Однако, ограничив первоначального истца в осуществлении своих

диспозитивных прав, можем ли мы предоставить производному истцу

возможность распоряжаться исковыми средствами защиты права в процессе

по производному иску?

Полагаем, что да. Необходимость в производном иске возникает тогда,

когда нарушение субъективных прав одного лица приводит к нарушению

субъективных прав другого, при этом право первого лица остается без

судебной защиты. Так как первоначальный истец не реализовал свое право на

судебную защиту, производный истец инициирует возбуждение процесса,

чтобы защитить свое субъективное право. Ввиду того, что речь идет не

только о нарушении субъективных прав первоначального истца, но в том

числе и нарушении прав производного истца, то для реализации последним

своего права на судебную защиту необходимо не только предъявить

требование в защиту прав первоначального истца, но и использовать все

возможные исковые средства защиты права.

Производное требование, которое возникает из спорного сложного

производного правоотношения, едино и неделимо, направлено на защиту

прав первоначального истца и опосредованно производного истца. Постольку

167

производный истец обладает материально-правовым и процессуально-

правовым интересами в деле, обращается в суд и подает производный иск без

доверенности от первоначального истца, выступает в процессе

самостоятельно, защищает в деле права и интересы как первоначального

истца, так и косвенно свои собственные, возбуждает при необходимости

исполнительное производство, поскольку предоставление производному

истцу диспозитивных прав, связанных с распоряжением исковыми

средствами защиты права, представляется логичным, так как от такого

распоряжения зависит цель гражданского процесса (защита прав

производного истца и первоначального истца) и соблюдение принципа

законности в том числе.

Наделение производного истца правом распоряжения исковыми

средствами защиты права сопровождается и возложением на него

процессуальных обязанностей по: несению судебных расходов;

заблаговременному уведомлению первоначального истца о намерении

обратиться с таким требованием в суд; направлению всей информации,

имеющей отношение к делу, первоначальному истцу.

В связи с этим может возникнуть вопрос о злоупотреблении

производным истцом диспозитивными правами.

У производного истца особая роль в судебном процессе по

производному иску. Он защищает как свои права, так и «чужие». От того как

производный истец будет защищать права первоначального истца зависит то,

как он защитит свои собственные права. В аспекте сказанного, вряд ли,

производный истец будет стремиться действовать в ущерб собственным

интересам и злоупотреблять диспозитивными правами.

В этом смысле в повышении активности суда, усилении судебного

контроля за распоряжением производным истцом диспозитивными правами

или установлении каких-либо штрафов для него, по нашему мнению, нет

особой необходимости. Достаточно реализации в судебном процессе по

производному иску общих правил процессуального законодательства о

168

соблюдении прав и интересов других лиц при распоряжении истцом

диспозитивными правами.

Так, если производный истец отказывается от иска, изменяет предмет и

основание иска, просит суд уменьшить или увеличить размер исковых

требований или утвердить мировое соглашение, то суд разрешает указанные

вопросы с учетом интересов остальных лиц, участвующих в деле.

Если суд признает такие процессуальные действия производного истца

неправомерными, нарушающими права первоначального истца или

остальных производных истцов, то суд рассматривает производное

требование по существу.

В абзаце 6 пункта 32 Постановления Пленума Верховного Суда

Российской Федерации высшая судебная инстанция в отношении

производного корпоративного иска разъясняет, что без согласия участника

юридического лица, предъявившего производный иск ни само юридическое

лицо, ни лица, присоединившиеся к производному групповому иску не

имеют права, полностью или частично отказаться от иска, изменить

основание или предмет иска, заключить мировое соглашение и соглашение

по фактическим обстоятельствам. Если производный иск является

одновременно и групповым, то и сам участник, обратившийся в суд с

производным иском, не имеет права совершать указанные процессуальные

действия без согласия остальных участников.

Оставление искового заявления без рассмотрения. При

рассмотрении и разрешении производного иска могут возникнуть ситуации,

когда предъявляются тождественные требования (тот же предмет и

основание) другими лицами, чьи субъективные права также нарушены

косвенно (тождественный производный иск).

В этих случаях суд оставляет указанные исковые заявления без

рассмотрения и разъясняет таким лицам их право присоединиться к

возбужденному ранее делу по производному иску.

169

При предъявлении первоначальным истцом самостоятельного иска

после возбуждения дела по производному иску суд равным образом

оставляет предъявленный самостоятельный иск без рассмотрения.

Прекращение производства по делу. Суд прекращает производство

по делу, возбужденному по производному иску, если установит, что имеется

вступившее в законную силу и принятое по спору между производным

истцом (истцами), первоначальным истцом и ответчиком, о том же предмете

и по тем же основаниям решение суда или определение суда о прекращении

производства по делу в связи с отказом производного истца от иска или

утверждением мирового соглашения сторон.

Если производный истец отказывается от иска и такой отказ принят

судом, суд также прекращает производство по делу.

Суд прекращает производство по делу и в случае, если производный

истец (истцы), первоначальный истец и ответчик заключают мировое

соглашение.

Принятие и исполнение решения суда. Решение суда – это акт

правосудия, посредством которого осуществляется защита нарушенного или

оспоренного права. В решении судебный орган дает ответ на поставленный

вопрос о праве 1 . Судебное решение выносится по существу заявленных

требований, и как форма окончания дела, оно направлено на подтверждение

наличия или отсутствия спорного права, в результате чего такое право из

спорного превращается в бесспорное.

Разделяя позицию, что исполнение судебного решения не связано с

процессуальным порядком рассмотрения и разрешения предъявленного

производным истцом требования, тем не менее, учитывая связь судебного

решения с его исполнением, специфику сторон в производном иске, а также

то, что порядок исполнения решения отражается в резолютивной части

решения, невозможно игнорировать и данный вопрос.

1 Гражданский процесс. Хрестоматия: Учебное пособие. 3-е изд./ Под ред. Проф.

М.К. Треушникова, М.: Издательский Дом «Городец», 2015. - С. 523.

170

Содержание судебного решения по производному иску будет иметь

свою специфику. Особенности предъявления, рассмотрения и разрешения

производного требования окажут влияние на вводную, описательную,

мотивировочную и резолютивную части решения суда.

Так, вводная часть решения должна отражать специфику сторон

производного иска - кто обращается с производным иском, в чьих интересах

предъявлен иск. При участии в деле нескольких производных истцов в текст

вводной части решения вносятся сведения о них.

Описательная часть должна учитывать особенности спорного сложного

производного правоотношения, из которого возникает производное

требование. В ней отражаются заявления производного истца относительно

предъявленного требования, нарушенных субъективных прав как

первоначального истца, так и его самого, позиция первоначального истца,

причины по которым он отказался от судебной защиты, позиции остальных

производных истцов.

Мотивировочная часть должна содержать обстоятельства,

подтверждающие наличие регулятивных правоотношений между

производным и первоначальным истцом, а также первоначальным истцом и

ответчиком и установленные судом доказательства об этих обстоятельствах.

Выводы и доводы суда касательно спорного сложного производного

правоотношения, нарушения прав производного и первоначального истца и

причинно - следственной связи между их субъективными правами. В

решении приводится правовое основание. Судом дается юридическая

квалификация взаимоотношению сторон со ссылками на закон,

регулирующий спорные сложные производные правоотношения.

В аспекте разрешения производного иска наибольший интерес

представляет резолютивная часть судебного решения.

Ввиду того, что в деле по производному иску защита субъективного

права производного истца зависит от решения вопроса о субъективном праве

первоначального истца, перед судом стоит только один вопрос – нарушено

171

ли право первоначального истца? Суд рассматривает по существу требование

по своему характеру единое и неделимое, направленное на защиту прав

первоначального истца и косвенно прав производного и разрешает –

подтверждается ли спорное право первоначального истца?

В связи с этим в резолютивной части решения по производному иску

суд дает исчерпывающий ответ относительно спорного права

первоначального истца и спорной обязанности ответчика. Тем не менее,

несмотря на то, что решение суда выносится в отношении прав и

обязанностей других лиц, такое решение косвенно оказывает влияние на

права и интересы производного истца.

В данной ситуации можно говорить «об опосредованном эффекте

судебного акта»1 на права и интересы производного истца. Как указывается в

литературе, «опосредованный правовой эффект явление сложное – он может

касаться, как спорного материального правоотношения, так и иных

материальных правоотношений… судебный акт не содержит прямого

указания на то, в чем конкретно такой эффект проявляется» 2 . По

утверждению Д.Б. Абушенко, такой эффект возможно установить

посредством логико-правовых построений3.

По нашему мнению, судебное решение по производному иску

оказывает прямое влияние на права первоначального истца и опосредованное

влияние на права производного истца, что позволяет утверждать о наличии

«двойственного правового эффекта судебного акта»4 по производному иску.

1 Абушенко Д.Б. Проблемы взаимовлияния судебных актов и юридических фактов

материального права в цивилистическом процессе [Текст]: дис. … докт. юрид. наук /

Абушенко Дмитрий Борисович. – Екатеринбург, 2014. - С. 9.

2 См.: Абушенко Д.Б. Указ. соч.; Абушенко Д.Б. Проблемы взаимовлияния судебных

актов и юридических фактов материального права в цивилистическом процессе. – Тверь:

Издатель Кондратьев А.Н., 2013. – 319 с.; Абушенко Д.Б. Вопросы системного влияния

материального права на цивилистический процесс // Российский юридический журнал. –

2013. – № 3 (90). – С. 154 – 159.

3 Абушенко Д.Б.Проблемы взаимовлияния судебных актов и юридических фактов

материального права в цивилистическом процессе [Текст]: дис. … докт. юрид. наук / –

Екатеринбург, 2014. - С. 9.

4 Там же. - С. 9-10.

172

В контексте сказанного специфика производного иска, а именно

наличие двух истцов в деле, на наш взгляд, должна отразиться на содержании

резолютивной части решения суда.

Так, делая выводы об удовлетворении производного требования, суду,

как представляется, целесообразно отразить в резолютивной части решения,

что:

- требование предъявлено производным истцом;

- спорное право признается за первоначальным истцом;

- ответчик совершает определенные действия не только в пользу

первоначального истца, но и в интересах производного истца.

Важность отражения в резолютивной части решения сведений о

производном истце состоит в том, что любое судебное решение должно

отвечать требованиям обязательности и исполнимости. Без указания

производного истца в решении реализация принципов обязательности и

исполнимости судебного акта будет иметь определенные трудности, ввиду

стесненности первоначального истца в осуществлении своих материальных и

процессуальных прав.

Постольку в соответствии с подпунктом 5 пункта 1 статьи 8

Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном

производстве» 1 одним из обязательных реквизитов исполнительного

документа является резолютивная часть судебного акта или акта другого

органа, которая целиком переносится в содержание исполнительного листа,

поскольку судебное решение должно быть оформлено так, чтобы обеспечить

возможность претворения в жизнь постановленного решения, что без

производного истца в резолютивной части судебного решения осуществить

сложно.

Так, гражданин или организация, в пользу или в интересах которого

выдан исполнительный документ является взыскателем в исполнительном

1 Федеральный закон от 02.10.2007 № 229 (в ред. от 29.06.2015) «Об исполнительном

производстве» // Парламентская газета. № 131. 10.10.2007.

173

производстве согласно положениям части 3 статьи 49 Федерального закона

от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Из буквального толкования указанной нормы следует, что

исполнительный лист может выдаваться не только в пользу взыскателя, но и

в интересах взыскателя.

Так как спорное право принадлежит первоначальному истцу, то все

исполнительные действия будут осуществляться в пользу первоначального

истца. Вместе с тем, по нашему мнению, для реализации прав, в том числе

производного истца исполнительные действия могут производиться и в

интересах производного истца.

Соответственно, учитывая связь резолютивной части решения и

исполнительного листа, в судебном решении по производному иску суд по

аналогии, как и в исполнительном листе, может уточнить в пользу и в

интересах кого выносится решение суда и указать, что производный иск

удовлетворяется в пользу первоначального истца и в интересах

производного истца.

Например, в производном корпоративном иске суд в резолютивной

части решения может указать: «Суд решил удовлетворить требование

участника юридического лица к причинителю убытков о возмещении

убытков юридическому лицу и взыскать убытки с причинителя убытков в

пользу юридического лица и в интересах участников юридического лица».

В производном интеллектуальном иске – «удовлетворить требование

организации к пользователю о возмещении компенсации за бездоговорное

использование объектов интеллектуальной собственности

правообладателю и взыскать компенсацию с пользователя в пользу

правообладателя и в интересах организации».

В производном репутационном иске – «удовлетворить требование

заинтересованного лица к лицу, распространившему порочащие сведения, об

опровержении порочащих сведений в отношении умершего гражданина и

обязать лицо, распространившее порочащие сведения, опубликовать

174

опровержение в отношении умершего гражданина в интересах

заинтересованного лица».

Такая идея имеет свое подтверждение и в судебной практике.

В Постановлении ФАС Западно - Сибирского округа от 23.12.2009 года

№ 236/2009-31058(2), вынесенного по делу № А46-13913/2007 суд

кассационной инстанции указал, что поскольку убытки, причиненные

обществу генеральным директором, нарушают права и законные интересы

самого общества и влекут за собой возникновение негативных последствий и

для его участников, то, по мнению суда кассационной инстанции решение

суда о взыскании с Неворотова Б.Г. в пользу ООО «Десо» 2506136 руб.

23 коп. убытков принято как в пользу общества, так и в интересах

участника общества Вахниной Т.В.1

С таким мнением суда кассационной инстанции согласилась и высшая

судебная инстанция. В Определении Высшего Арбитражного Суда

Российской федерации от 28.10.2010 года № 8794/09 суд, отказывая в

передаче дела в Президиум ВАС РФ, указал, что соглашается с мнением суда

кассационной инстанции, изложенным в обжалуемом судебном акте и

подтверждает, что решение суда от 24.03.2008 о взыскании убытков с

директора ООО «Десо» Неворотова Б.Г. принято как в пользу общества,

так и в интересах участника общества Вахниной Т.В.2

Сказанное не противоречит и правовой позиций, высказанной в пункте

11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской

Федерации от 30 июля 2013 года № 62 «О некоторых вопросах возмещения

убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», где

указывается, что решение по удовлетворению требования принимается в

1 См. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23.12.2009 года № 236/2009-

31058(2) по делу № А46-13913/2007. Электронное правосудие.[Электронный ресурс]

URL:http//www.kad.arbitr.ru (дата обращения: 10.02.2015).

2 См. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.04.2010

года № 8794/09 об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ. Электронное

правосудие.[Электронный ресурс] URL:http//www.kad.arbitr.ru (дата обращения:

10.02.2015).

175

пользу юридического лица. При этом в качестве взыскателя в

исполнительном листе указывается участник юридического лица, лицом, в

пользу которого осуществляется взыскание – юридическое лицо1.

Следует отметить, что при таком оформлении резолютивной части

судебного решения по производному иску при возбуждении

исполнительного производства в качестве взыскателя в исполнительном

листе могут быть указаны как производный истец, так и первоначальный

истец. Взыскатель - производный истец в исполнительном производстве

может реализовать права взыскателя - первоначального истца,

предусмотренные в статье 50 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ

«Об исполнительном производстве»2.

Обоснованно возникает вопрос – возможно ли перечисление / передача

производному истцу денежных средств (имущества) для реализации прав

первоначального истца?

Например, в прецедентном праве США встречаются случаи прямого

возмещения по производным искам, когда акционерам напрямую

присуждается выгода по производному иску для более полного

достижения целей судебного процесса - защиты нарушенных прав и

интересов3.

В юридической литературе указывается, что получение денежных

средств или имущества в исполнительном производстве может осуществлять

представитель взыскателя по доверенности, если такие полномочия

оговорены в ней. Тем не менее даже в такой ситуации исполнительные

действия осуществляются в пользу и в интересах взыскателя, а не его

1 См. Пункт 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской

Федерации от 30 июля 2013 года № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков

лицами, входящими в состав органов юридического лица» // Солидарность. № 31. 28.08-

04.09.2013.

2 Федеральный закон от 02.10.2007 № 229 (в ред. от 29.06.2015) «Об исполнительном

производстве» // Парламентская газета. № 131. 10.10.2007.

3 Keough v. St. Paul Milk Co., 205 Minn. 96, 121, 285 N.W. 809, 823 (1939).

176

представителя 1 . Это означает, что в судебном акте как лицо, которому

принадлежит спорное право, указывается истец, а не представитель.

На наш взгляд, для реализации принципа исполнимости судебного

решения, если полномочия оговорены в материальном законе суд может

указать в судебном акте, что денежные средства или присужденное

имущество перечисляется / передается производному истцу для обеспечения

осуществления прав первоначального истца. Однако и в этом случае

необходимо считать, что исполнительные действия совершаются в пользу

первоначального, а не производного истца, поскольку первоначальному

истцу принадлежит спорное право.

Так, в производном интеллектуальном иске организация, которая

согласно положениям гражданского законодательства осуществляет сбор

вознаграждений с пользователей (пункт 1 статьи 1243 ГК РФ), их

распределение и выплату правообладателям может также в силу пункта 4

статьи 1243 ГК РФ получить присужденные денежные средства по

судебному решению, распределить и выплатить их правообладателям.

Как представляется, в производном корпоративном иске при

невозможности исполнения решения в пользу юридического лица (например,

юридическое лицо отказывается от взысканий и получения денежных

средств (имущества)) или противодействии его исполнению участник

юридического лица может осуществить действия, устраняющие

обстоятельства, которые затрудняют исполнение, вплоть до получения

присуждения с целью передачи полученных вещей юридическому лицу. Для

этого в гражданском и корпоративном законодательстве целесообразно

предусмотреть нормы, которые позволят участникам юридического лица

реализовать исполнение, вынесенного по такому иску решения, а суду

указать в судебном акте определенный порядок исполнения такого решения.

1 Гражданский процесс: Учебник 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред.

М.К. Треушникова…… Там же. С. 620.

177

Рассмотренный порядок оформления резолютивной части судебного

решения и принудительного исполнения решения суда, по нашему мнению,

наиболее эффективен и нацелен на достижение конечной цели правосудия по

производному иску – защита и восстановление прав первоначального истца и

косвенно производного.

В резолютивной части решения суд также дает ответ на вопрос

относительно судебных расходов, то есть с кого, в каком порядке и каким

образом распределяются расходы между сторонами1.

В деле по производному иску суд в решении указывает порядок

распределения судебных расходов между производным истцом и ответчиком,

а именно разрешает вопрос их прав и обязанностей относительно судебных

расходов, понесенных ими.

Например, при удовлетворении иска в производном корпоративном

иске в резолютивной части суд указывает, что произведенные участником

юридического лица судебные расходы взыскиваются с причинителя убытков

в пользу такого участника. В производном интеллектуальном иске судебные

расходы с пользователей взыскиваются в пользу организации, а в

производном репутационном иске - с распространителя порочащих сведений

в пользу заинтересованного лица (члена семьи умершего гражданина и т.п.).

Таким образом, особенности разрешения дел по производному иску

оказывают влияние на содержание судебного решения в целом, а само

судебное решение разрешает не только вопросы спорных прав и

обязанностей первоначального истца и ответчика, но в том числе вопросы

прав и обязанностей производного истца, касающиеся судебных расходов и

порядка исполнения судебного решения.

Необходимо обратить внимание, что вступившее в законную силу

судебное решение по производному иску будет иметь особые объективные и

субъективные пределы.

1 Гражданский процесс: Учебник 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. М.К. Треушникова.

М.: ОАО «Издательский Дом «Городец», 2010. - С. 396.

178

Объективные пределы законной силы судебного решения

ограничиваются предметом судебного решения1, то есть правоотношением и

юридическими фактами, которые были установлены судом при разрешении

дела2. Субъективные пределы законной силы решения определяются кругом

лиц, участвующих в деле, то есть субъектами материально-правовых

отношений: сторонами и третьими лицами.

Предметом решения суда по производному иску является спорное

сложное производное правоотношение и факты, установленные судом в ходе

рассмотрения производного иска. Субъектами спорного сложного

производного правоотношения из которого возникло требование по

производному иску являются производный истец, первоначальный истец и

ответчик. К субъектам спорного сложного производного отношения также

относятся все заинтересованные лица, которые присоединились или могли

присоединиться к производному иску в качестве производных истцов.

Соответственно, факты, которые устанавливает суд при рассмотрении

и разрешении дела по производному иску касаются сложного производного

правоотношения между всеми указанными лицами, а значит

преюдициальность установленных в решении суда фактов будет

распространяться не только на лиц, участвующих в деле, но и на других лиц

(на всех возможный производных истцов, которые не присоединились к

производному иску). Сказанное позволяет утверждать, что объем законной

силы судебного решения может выходить за пределы лиц, участвующих в

деле, и распространяться на других лиц.

Отсюда можно заключить, что предъявление и рассмотрение

производного иска теми же лицами, о том же предмете и по тем же

основаниям недопустимо. Более того, после вынесения решения и

вступления его в законную силу лица, которые не присоединились к

1 Гражданский процесс. Хрестоматия: Учебное пособие. 3-е изд./ Под ред. Проф.

М.К. Треушникова, М.: Издательский Дом «Городец», 2015. - С. 538.

2 Гражданский процесс: Учебник 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. М.К. Треушникова. -

М.: ОАО «Издательский Дом «Городец», 2010. - С. 407.

179

производному иску, также не вправе оспаривать установленные судом факты

и правоотношения по производному иску и не могут обратиться в суд с

аналогичными требованиями, за исключением случаев, когда суд признает

такое обращение уважительным.

Таким образом, специфика субъектного состава производного иска

обусловливает особенности объективного и субъективного пределов

законной силы судебного решения по производному иску.

Преюдициальность установленных в суде правоотношений и фактов будет

распространяться не только на лиц участвующих в деле – производного

истца, первоначального истца и ответчика, но и на других заинтересованных

лиц, которые могли, но не присоединились к производному иску в качестве

производных истцов или третьих лиц без самостоятельных требований.

Итак, разработка теории производного иска, проведенная в главе II

данной работы, позволяет ответить на вопрос о практической значимости

исследуемого иска и его необходимости в российском праве.

На сегодняшний день отношение к возможности эмпирического

применения производного иска в российской правовой действительности со

стороны исследователей весьма пессимистично. По мнению некоторых из

них, «косвенный (производный) иск не имеет выхода в область

практического правоприменения» 1 .. Подавляющее большинство других

ограничивает такое применение пределами корпоративного права2..

На наш взгляд, выводы об отсутствии потребности в производном иске

в российском праве и судебной практике преждевременны. Проведенное

исследование допускает возможность утверждать, что конструкция

производного иска имеет перспективу дальнейшего развития в России.

1 См. напр: Осокина Г.Л. «Чьи права защищаются косвенными исками?» // Российская

юстиция. 1999. № 10. С. 18-19; Она же. Иск (теория и практика). – М.: Городец. 2000.

С. 47.

2 См. параграф 2 главы 2 настоящей работы.

180

<< | >>
Источник: Нагоева Даханаго Анатольевна. Производные иски. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Еще по теме § 4. Процессуально-правовая сторона производного иска:

  1. Параграф 1. О предмете гражданского процессуального права и гражданском и арбитражном процессах
  2. §1. Американская модель производного иска: история, статутное и прецедентное право
  3. §2. Германская модель производного иска в гражданском и гражданском процессуальном законодательстве
  4. § 1. Проблема определения производного иска
  5. § 3. Материально-правовая сторона производного иска
  6. § 4. Процессуально-правовая сторона производного иска
  7. I. Юридическая природа обязанностей суда как субъекта гражданских процессуальных отношений. Понятие активных полномочий суда как процессуальных обязанностей ex officio
  8. Процессуальное соучастие
  9. Правовые средства защиты интереса должника в договорном обязательстве
  10. 3.2 Гражданская процессуальная правосубъектность прокурора, органов государственного управления (местного самоуправления)
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -