<<
>>

§ 3. Материально-правовая сторона производного иска

Придерживаясь теории единого понимания иска, которая имеет две

взаимосвязанные стороны, мы присоединяемся к позиции профессора

А.А. Добровольского, считая справедливым его утверждение, что

«материально-правовое содержание иска делает его конкретно жизненным,

дающим возможность хорошо и правильно понять процессуальные

особенности, связанные с рассмотрением того или иного вида иска,

вытекающего из определенного рода правоотношений, правильно построить

защиту права и правильно рассмотреть спор по существу»1.

1 Гражданский процесс. Хрестоматия: Учебное пособие. 3-е изд./ Под ред. Проф.

М.К. Треушникова, М.: Издательский Дом «Городец», 2015. - С. 416.

96

«Сущность иска и его правовую природу определяет не только

обращение в суд, а в первую очередь, наличие такого материально-правового

спорного требования, которое по закону подлежит рассмотрению и

разрешению в определенном процессуальном порядке независимо от того,

по чьей инициативе оно стало предметом рассмотрения (курсив мой –

Д.Н.)…»,- писал А.А. Добровольский1. Автор особо отмечал, что «иск – это,

в первую очередь, материально-правовое требование, с которым истец

обращается к ответчику через суд… Нельзя говорить об иске, не говоря о том

материально-правовом требовании, которое предъявлено к защите»2.

А.А. Добровольский указывал, что спорное материально-правовое

требование появляется из нарушенного или оспоренного субъективного

права3, если «нет нарушенного или оспоренного права, нет оснований для

каких-либо требований»4. Предъявляя такое требование в суд, истец просит

устранить нарушение права или помехи к нормальному пользованию правом.

Производным иском, как и всяким иском, защищаются субъективные

права и интересы (предмет защиты в производном иске). В результате

нарушения субъективных прав устанавливаются спорные правоотношения,

из которых возникает спорное требование, являющееся материально-

правовой стороной производного иска (предмет производного иска).

Как было сказано, относительно предмета защиты в производном иске

в доктрине процессуального права существует три научных взгляда.

С нашей точки зрения, наиболее правильной представляется третья

позиция. Полагаем, что производным иском могут защищаться не только

законные интересы участника юридического лица, но в том числе и его

субъективные права.

1 Добровольский А.А. Избранные труды. В 2-х томах. - г. Краснодар. АТРИ, 2011. Том 1.

С. 238.

2 Добровольский А.А. Указ. соч. С. 231.

3 Добровольский А.А. Там же. С.221.

4 Там же. С.220.

97

Не углубляясь в проблему соотношения субъективного прав и

законного интереса, тем не менее, полагаем необходимым отметить

следующее.

В доктрине права нет определенной однозначной позиции

относительно того, что же подразумевается под понятием «законный

интерес» (охраняемый законом интерес) и чем такой интерес отличается от

субъективного права.

По утверждению некоторых авторов, и право и законный интерес есть

интерес 1 . В самом общем виде различие между ними, главным образом,

состоит в том, что право – это интерес, который уже нашел свое нормативное

выражение, а законный интерес – это интерес, не противоречащий

существующим нормам права, который пока еще не нашел своего

нормативного выражения, но стремится стать правом2.

Исходя из этого, допустимо полагать, что если в законе есть

конкретное указание на определенное право, то речь идет о субъективном

праве, если же в законе такого права пока еще нет, но субъект

правоотношений стремится к обладанию определенным благом, способным

удовлетворить его потребность, то такое стремление есть «законный

интерес».

Традиционно в теории гражданского процессуального права, говоря об

исковом производстве, ученые подразумевают спор о субъективном частном

праве. В порядке искового производства рассматриваются правовые споры,

возникающие из различных гражданских правоотношений.

В делах искового производства, признавая в качестве предмета защиты

субъективное частное право, невозможно не признать одновременную

защиту и интереса.

Соответственно, защита субъективного права в любом

случае сопровождается одновременной охраной интереса.

1 Субочев В.В. Теория законных интересов. Автореф. докт. дисс… Тамбов, 2009. С. 8.

2 Субочев В.В. Там же.

98

Наличие охраняемого интереса у участника (участников) юридического

лица в процессе по производному иску нами не отрицается. Напротив, на

наш взгляд, именно собственный (личный) материально-правовой интерес

позволяет квалифицировать участника (участников) юридического лица в

качестве истцов по производному иску1 и не относить его к представителям и

другим лицам, защищающим «чужие» интересы. Но допустимо ли в данном

случае говорить исключительно об охране интересов без какого-либо

субъективного права?

Производный иск всегда подразумевает наличие правового спора, из

которого возникает спорное правовое требование. Для субъектов спорных

материальных правоотношений в исковом производстве по производному

иску предметом защиты всегда является субъективное частное право и

интерес. Относительно последнего утверждения в науке процессуального

права нет разногласия.

Однако в доктрине процессуального права участник юридического

лица не признается субъектом спорных материальных правоотношений, где

таковым считаются юридическое лицо и органы управления.

Не разделяя данную точку зрения, постараемся доказать, что участника

юридического лица также допустимо относить к субъектам спорного

правоотношения, чьи субъективные права нарушаются в результате

нарушения прав и интересов юридического лица.

Предмет производного иска. Традиционно процессуальное право

рассматривает модель спорного правоотношения, как простое

правоотношение, которое характеризуется наличием спорной ситуации

между двумя его сторонами. Однако ученые допускают существование

1 Автор данной работы не согласен с положениями гражданского законодательства и

правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, которыми процессуальный

статус участников корпораций определяется в качестве представителей.

См. подробнее

параграф 4 главы II данной работы.

99

правоотношений, взаимосвязанных со спорным правоотношением1. В этом

случае судебный процесс усложняется по субъектной составляющей, в дело

вступают (или привлекаются) третьи лица. Третьи лица считаются

материально заинтересованными лицами, поскольку на их права и интересы

может повлиять судебное решение.

Существование взаимосвязанных правоотношений, признается и в

гражданском праве. Исследованием данного вопроса занимался ряд ученых,

которые пришли к выводу, что в теории правоотношений можно выделить не

только простые (двухсторонние), но и сложные (составные / парные)

правоотношения. Последние в доктрине гражданского права подразделяются

на независимые правоотношения и производные (зависимые)

правоотношения.

Производное правоотношение, хоть и состоит из нескольких

правоотношений, одно из которых производно (зависимо / обусловлено) от

другого, рассматривается как единое правоотношение.

Теория производных правоотношений была впервые подвергнута

тщательному анализу О.А. Красавчиковым2. Изучив судебную практику по

жилищным спорам3, О.А. Красавчиков пришел к выводу о существовании

1 См.: Гражданский процесс: Учебник 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред.

М.К. Треушникова. М.: ОАО «Издательский Дом «Городец», 2010. - С. 261.

2 Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве // Категории

науки гражданского права / Избр. труды: В 2 т. Т. 2. М.: Статут, 2005. - С. 120 - 124.

3 Для иллюстрации сложного производного правоотношения в праве и судебной практике,

О.А. Красавчиков привел в пример иск районного жилищного управления

(домоуправление) гор. С. о выселении гр. Т., гр. Ф. и гр. В., а именно основного

квартиросъемщика (гр. Т.) по мотивам фактического непроживания в квартире и

длительной сдачи указанного помещения в поднаем двум другим лицам (гр. Ф. и гр. В).

Суд удовлетворил заявленные домоуправлением требования частично, выселив гр.

Ф. и

гр. В. по мотивам отсутствия права на занимаемую ими жилплощадь, и отказал в

удовлетворении требования в отношении основного квартиросъемщика гр. Т.

Автор, считая решения суда незаконным и необоснованным, утверждал: «в

предъявленном иске оспариваются два правоотношения, имеющие под собой

самостоятельные, хотя и односторонне связанные юридические составы. Первое

правоотношение, юридическим основанием возникновения которого выступает договор

жилищного найма гр. Т. с домоуправлением, является главным (основным)

правоотношением. Вторая правовая связь, возникновение которой обусловлено

юридическим составом, состоящим из договорного отношения гр. Т с домоуправлением и

100

подчиненных (зависимых) правоотношений. Юридический состав такого

подчиненного правоотношения является сложным, его структуру образуют

два конструктивно отличных друг от друга элемента: 1) главное (основное)

правоотношение и 2) юридический факт. По сути структура сложного

подчиненного правоотношения состоит из парных правоотношений, первое

из которых всегда главное (основное) правоотношение, а второе – зависимое

правоотношение.

Таким образом, впервые была высказана идея о том, что в

гражданском праве существуют не только простые, но и сложные

производные правоотношения, которые рассматриваются как единые

правоотношения. Субъекты таких правоотношений могут не состоять в

непосредственной правовой связи друг с другом.

Идеи О.А. Красавчикова о производном правоотношении в

дальнейшем получают свое развитие в корпоративном праве.

Так, Д.В. Ломакин1 классифицирует корпоративное правоотношение на

основное и производное правоотношения.

В качестве основного корпоративного правоотношения автор выделяет

правоотношение участия (членства). Производное (подчиненное)

корпоративное правоотношение возникает на основании сложного

юридического состава, перечень элементов которого будет зависеть от

конкретной разновидности подчиненного корпоративного правоотношения.

договором поднайма гр. Т с гр. Ф. и гр. В., является подчиненным (зависимым)

правоотношением… Ошибка суда в данном случае состоит в том, что он признал главное

правоотношение (то есть жилищное правоотношение – (уточн. мной – Д.Н.) одновременно

и существующим (для гр. Т), и несуществующим (для гр. Ф. и гр. В.), для последних

упразднение главного правоотношения повлекло ликвидацию подчиненного. Но

поскольку для гр. Т. жилищное правоотношение не было признано прекратившимся, суд

не мог удовлетворить требования в отношении гр. Ф. и гр. В».

На приведенном примере автор показал, что спорное жилищное правоотношение

(между домоуправлением и гр. Т) признается существующим и для гр. Ф. и гр. В., с

которыми у домоуправления нет непосредственных спорных правоотношений.

1Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения

в хозяйственных обществах – М.: Статут, 2008. - С. 312.

101

Однако неизменным элементом такого состава будет основное

корпоративное правоотношение - правоотношение участия (членства)»1.

Д.В. Ломакин указывает, что «вследствие того, что основное

корпоративное правоотношение возникает в момент приобретения права

участия (членства), оно может существовать лишь между корпорацией, с

одной стороны, и ее отдельными участниками - с другой. Этого нельзя

сказать о подчиненных корпоративных правоотношениях. Они

действительно могут возникнуть между корпорацией и ее отдельными

участниками. … Однако такие правоотношения (производные

правоотношения – выдел. мной – Д.Н.) могут существовать и между

участниками (членами) корпорации, а также между ними и третьими

лицами»2.

Итак, по утверждению указанных авторов при установлении сложных

правоотношений между субъектами права могут возникать не только

непосредственные, но и опосредованные правовые связи. Сложное

производное правоотношение является единым и многосубъектным.

Оно всегда состоит из парных правоотношений, одно из которых

производно (зависимо) от другого.

Основываясь на предложенной авторами концепции сложного

производного правоотношения, полагаем, будет оправданным предположить,

что в производном иске идет речь о материально-правовом требовании,

возникшем из такого правоотношения.

Попытаемся обосновать данный тезис для участника (участников)

юридического лица через призму корпоративной модели производного иска.

В корпоративном производном иске участник юридического лица

является субъектом правоотношения участия (членские правоотношения),

которое можно назвать главным с точки зрения предъявления производного

иска и возникновения права на иск. Безусловно, для процесса имеет значение

1 Ломакин Д.В. Указ. соч. С. 320.

2 Ломакин Д.В. Там же.

102

именно спорное правоотношение. Это главное правоотношение существует и

в сложном производном правоотношении: (членские правоотношения и

деликтное правоотношение).

Нарушение прав юридического лица исполнительным органом -

(причинителем убытка) в деликтных правоотношениях, которое входит в

состав сложного производного правоотношения, влечет нарушение прав

участника в членских правоотношениях (в правоотношении участия) с

юридическим лицом. Соответственно, материально-правовое требование

участника юридического лица к исполнительному

органу, причинителю убытка, является производным, так как

возникает из единого спорного производного правоотношения.

Наглядно единое спорное производное правоотношение, из которого

возникает производное требование, можно продемонстрировать на

следующей схеме:

Членские Спорные деликтные

правоотношения правоотношения

единое спорное производное правоотношение

Высказанная идея имеет свое подтверждение и в юридической

литературе, где не раз отмечалось, что убыток, причиненный юридическому

лицу, косвенно через само юридическое лицо отражается и на

имущественных интересах участников юридического лица, ввиду

существования имущественной связи между участниками юридического

лица и юридическим лицом1.

Юридическое лицо создается в интересах участников и предполагается,

что на протяжении всего срока функционирования оно будет приносить

1 См.: Роднова О.М. Права акционеров. Способы и средства их защиты: Учебное пособие

– Ярославль. Ярославский государственный университет, 2001., Корпоративное право:

учебный курс: учебник / отв. Ред. И.С. Шиткина. – М.: КНОРУС, 2011. - С. 451-477.

УЧАСТНИК

ЮРИДИЧЕСКОГО

ЛИЦА

ЮРИДИЧЕСКОЕ

ЛИЦО

ПРИЧИНИТЕЛЬ

УБЫТКОВ

103

определенную прибыль его участникам. Интерес участников юридического

лица заключается в сохранении юридического лица в таком состоянии,

которое позволит юридическому лицу заниматься предпринимательской

деятельностью и достигать экономических результатов. Близость интересов

этих двух самостоятельных субъектов права имеет столь определяющее

значение, что, как полагают некоторые авторы, «предопределяет содержание

субъективных корпоративных прав участников юридических лиц» 1 . Эта

тесная особенная связь прав и интересов между участниками юридического

лица и юридическим лицом возникает в результате установления

корпоративных правоотношений между ними на основе членства (участия), а

последнее является предпосылкой возникновения субъективных прав

участников, а именно прав членства: субъективного права участия в

распределении прибыли, субъективного права на дивиденды, субъективного

права на отчуждение своей доли в уставном капитале, субъективного права

на часть ликвидационной стоимости юридического лица и т.д.2

«Субъективные корпоративные права могут быть нарушены не только

действием (бездействием) обязанного лица (юридическим лицом), но и

третьими лицами. Третьи лица, которые состоят в материальных

правоотношениях с юридическим лицом, способны своими действиями

вызвать прекращение существования юридического лица, либо нарушение

условий его существования и тем самым нарушение или прекращение права

членства и других корпоративных прав участников»3.

Так, нарушение субъективных прав и интересов юридического

лица приводит к нарушению субъективных прав и интересов

участников юридического лица. Именно поэтому требование участников о

1 Роднова О.М. Указ. соч. С. 17

2 Существует и более глубокая классификация субъективных корпоративных прав, но все

они, в конечном счете, сводятся к указанным трем правам. См. напр.: Корпоративное

право: учебный курс: учебник / отв. Ред. И.С. Шиткина. – М.: КНОРУС, 2011. -С. 451-477.

3 Роднова О.М. Там же.

104

защите своих субъективных прав и интересов в силу законодательного

закрепления может быть обращено и к третьим лицам.

Изложенное согласуется и с судебной практикой. Так, в Определении

Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.10.2010 года

№ 8794/09суд, отказывая в передаче дела в Президиум ВАС РФ, указал, что

соглашается с мнением суда кассационной инстанции, изложенным в

обжалуемом судебном акте, где в качестве одного из доводов приводится,

что «общество с ограниченной ответственностью, как коммерческая

организация создается с целью извлечения прибыли, а его участники

заинтересованы в том, чтобы деятельность общества не была убыточной̆, при

этом, в случае если в результате виновных действий руководителя общества

последнему причинены убытки, нарушаются права и законные интересы

прежде всего самого общества, что, в свою очередь, влечет за собой

возникновение негативных последствий и для его участников»1.

Учитывая сказанное, попытаемся определить, о каких правах идет речь

в сложном производном правоотношении? Допустимо ли считать, что

содержанием производного правоотношения являются производные права?

В общей теории права, также как и в отдельных отраслях права, авторы

используют термин «производные права», хотя вопрос доктринального

понимания производных прав остается открытым. Нет также и нормативного

определения понятия «производные права». Более того, в законодательстве

РФ отсутствует легальное определение даже «первоначальных» (основных /

исходных и т.п.) прав.

Говоря о производных правах, в первую очередь, предполагают

гражданско-правовую категорию вещных и производных от них прав. В

Гражданском кодексе Российской Федерации (далее - ГК РФ) они

определяются как «Вещные права лиц, не являющихся собственниками» и

1 Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.04.2010 года

№ 8794/09 об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ. Электронное правосудие.

[Электронный ресурс] URL:http//www.kad.arbitr.ru (дата обращения: 10.02.2015).

105

регулируются статьей 216 ГК РФ1 . В частности, к производным вещным

правам согласно данной норме относятся: право пожизненного наследуемого

владения земельным участком, право постоянного (бессрочного) пользования

земельным участком, сервитуты, право хозяйственного ведения имуществом

и право оперативного управления имуществом. Как указывают некоторые

авторы2, данный перечень прав не является закрытым. В состав производных

вещных прав также могут быть включены: права залогодержателя, права

арендатора, права доверительного управляющего и т.д.

В учебниках по гражданскому праву, говорится и о производных

представительских правах. Например, дается следующее определение

представительскому полномочию: субъективное право (подразумевается

представителя – Д.Н.) производное (здесь и далее выдел. мной - Д.Н.) от

правосубъектности представляемого, делегированное по воле

представляемого или принадлежащее ему в силу обстоятельств, указанных в

законе3.

Высказывая свою позицию в сфере наследственных правоотношений,

Конституционный суд РФ обращает внимание на «производность» прав

наследников от прав наследодателя4..

1 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред.

от 05.05.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2014) // Российская газета. № 238-239.

08.12.1994.

2 См. напр.: Зинченко С.А., Галов В.В. Собственность и производные вещные права:

теория, практика. Ростов н/д. СКАГС. 2003. С. 32, 38; Тер-Акопов Д.О. Собственность и

производные вещные права // Товарно-денежные отношения, собственность, право

собственности. Сборник докладов и тезисов выступлений на научно-практической

конференции, 23-24 марта 2006 г. Ростов-на-Дону: СКАГС. 2006. Ч. 2. - С. 161-168.

3Гражданское право: Учебник. В 4 т. / Под ред. Е.А.Суханова. 3-е изд. М., 2004. Т. 1

Общая часть. - С. 545.

4 Определение Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009г. №532-О-О «Об отказе в

принятии к рассмотрению жалобы гражданки Руденко Зинаиды Михайловны в нарушение

ее конституционных прав положениями статей 1112 и 1183 Гражданского Кодекса РФ,

статей 43, 49, 58 и 63 Закона Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц,

проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной

противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и

психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их

семей» // Документ не был опубликован. СПС КонсультантПлюс [Электронный ресурс]

URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_89931/.

106

В интеллектуальных правоотношениях также выделяется система

первоначальных и производных прав, возникающих на изобретение 1 .

Первоначальное право складывается из права автора (соавторов), а также

работодателя на служебное изобретение, созданное его работником.

Производное право может быть как исключительным абсолютным, так и

относительным. Исключительное производное право на изобретение

возникает при уступке патента физическому, юридическому лицу или

государству; при заключении договора о передаче права на получение

патента, если иное не предусмотрено договором; в порядке наследования.

Производным относительным правом обладает лицо, получившее лицензию

на изобретение.

В некоторых источниках говорится и о производном характере

охранительного правоотношения при защите чести, достоинства и деловой

репутации 2 . Элементом содержания этих правоотношений является

субъективное право на опровержение.

«Охранительное правоотношение, направленное на защиту

неимущественных прав субъектов гражданского права, возникает помимо

воли потерпевшего и правонарушителя при нарушении абсолютного

(регулятивного) правоотношения. В этом заключается производный характер

анализируемого обязательства. Но наличие самостоятельных прав и

обязанностей, появляющихся только с момента распространения порочащих

сведений, свидетельствует о самостоятельности и независимости

правоотношения. Благодаря данному правоотношению обеспечивается

защита основных прав человека»3, в том числе право на честь, достоинство и

деловую репутацию.

1 Исакова Л.А. Первоначальное и производное право на изобретения: Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. /Московский

государственный университет им. М. В. Ломоносова. Юридический факультет. –

М.,1995. 3 с.

2 Кархалев Д.Н. Защита неимущественных прав // Юрист. 2013. № 15.

3 Кархалев Д.Н. Указ. соч. Там же.

107

Между тем, о производных правах упоминается не только в

гражданском праве. Анализ юридической литературы в различных отраслях

права дает возможность сделать вывод о существовании производных прав

во многих сферах права.

В экологическом праве также выделяются производные экологические

права. Профессор А.К. Голиченков указывает о «двоякости» значения

экологических прав. Они могут одновременно выступать гарантиями

остальных прав, а также, применяясь в сфере экологических

правоотношений, порождать производные экологические права1.

Например, некоторые авторы считают, что право на благоприятную

окружающую среду не имеет самостоятельного значения 2 , соотносится с

иными правами человека (правом на жизнь, правом на здоровье) и является

частным случаем права природопользования. Само же право

природопользования рассматривают как производное от права

государственной собственности государства на природные объекты3. Другие

относят к производным экологическим правам право на экологическую

информацию и право на возмещение экологического вреда4.

В судебной практике по спорам, связанным с осуществлением

трудовой деятельности, права членов семьи работника рассматриваются как

производные от права самого работника5.

1 Голиченков А.К. Экологическое право России. Общий курс лекций для студентов 4-

курса дневного отделения юридического факультета МГУ на правах рукописи. - М., 2000-

2001.

2 Третьякова А.А. Экологические права граждан по законодательству государств-членов

Европейского союза. – М., 2003. - С. 19.

3 Дубовик О.Л. Экологическое право: Учеб. – М.: ТК Велби, Изд-во «Проспект», 2006. –

584 с.

4 Чалых И.С. Понятие, структура и содержание субъективных экологических прав.

Актуальные проблемы государственного строительства в современной России: материалы

межвуз. науч. конф., Белгород, 8 февр. 2011 г. - Белгород, 2011. - С. 167.

5 Обзор Верховного Суда Российской Федерации практики рассмотрения судами дел,

связанных с осуществлением гражданами трудовой деятельности в районах Крайнего

Севера и приравненных к ним местностях // Бюллетень трудового и социального

законодательства. № 6. 2014.

108

В жилищных правоотношениях некоторыми авторами отмечается, что

«права членов семьи нанимателя являются равными с правами нанимателя,

вместе с тем, в некоторых случаях они производны от прав нанимателя…»1.

Ряд ученых говорят и о производных правах членов семьи

военнослужащего от прав самого военнослужащего2. В судебной практике

также указывается на производность таких прав3.

Итак, обзор юридической литературы позволяет сделать некоторые

заключения по проблеме производных прав.

Основанием возникновения производного права ученые указывают:

1) другое субъективное право или 2) правоотношение.

Иначе говоря, производное право рассматривается либо как элемент

содержания другого (первоначального) права, либо как элемент содержания

правоотношения.

В первом случае, говоря о «производности» права, авторы имеют в

виду охранительное право (право требование), которое возникает при

нарушении субъективного материального права (например, право на

возмещение вреда, причиненного окружающей среде производно от права на

благоприятную окружающую среду).

Во втором случае речь идет о правах, которые входят в содержание

правоотношения между двумя субъектами права (например, право

оперативного управления, права членов семьи нанимателя жилого

помещения, права членов семьи военнослужащего). Основания, по которым

такие права следует считать «производными», а не «первоначальными»,

учеными так до конца и не раскрываются.

1 Шешко Г.Ф. Жилищное право. Учебное пособие. - М., АСТ. 2010. С. 105.

2 См. напр.: Воронов А.Ф. О процессуальном положении членов семьи военнослужащих в

делах о защите прав военнослужащих // Право в Вооруженных Силах. 2013. №12.

3 См. напр.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября

2010 года №18-П «По делу о конституционности ряда положений статьи 18 Федерального

закона «О статусе военнослужащих» и статьи 1084 Гражданского кодекса Российской

Федерации в связи с запросом Ногайского районного суда республики Дагестан»;

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда

№ 33 - 35363/10 от 18 ноября 2010 г. База законов.[Электронный ресурс]

URL:http://bazazakonov.ru/doc/?ID=5287948 (дата обращения 15.01.2015.).

109

Итак, как видно, категория производных прав недостаточно

разработанное в теории права понятие. В данном аспекте утверждать, что

производные права являются элементами содержания производного

правоотношения сомнительно. Обзор научных взглядов на проблему

производных прав позволяет утверждать, что производные права и

производные правоотношения – это два разных невзаимосвязанных правовых

явления.

Учитывая сказанное, попытаемся определить, какие именно

субъективные корпоративные права участника юридического лица и

юридического лица являются содержанием производного корпоративного

правоотношения и выступают предметом защиты в корпоративном

производном иске.

Д.В. Ломакин 1 , исследовав корпоративные права и корпоративные

правоотношения, заключает следующее.

Субъективные корпоративные права участника можно разделить на:

1) права участия (членства);

2) возникающие на основе этих прав другие права, которые в общем

виде установлены для хозяйственных обществ в статьях 23, пункте 2 статьи

31 Федерального закона «Об акционерных обществах» и статье 8

Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

К последним можно отнести:

2.1) право участие в распределении прибыли юридического лица,

2.2) право на дивиденды,

2.3) право на отчуждение своей доли в уставном капитале,

2.4) право на получение части ликвидационной стоимости

юридического лица,

2.5) иные права.

1Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения

в хозяйственных обществах – М.: Статут. 2008.

110

Д.В. Ломакин указывает, что права участия (членства) в собственном

смысле слова как элемент содержания правоотношения участия (членства)

принадлежат лицу лишь в силу существования самого этого

правоотношения. «…Лицо, которое приобрело акцию, одновременно с этим

становится субъектом удостоверяемых ею прав (п. 1 ст. 142 ГК РФ), в

частности права на получение части прибыли акционерного общества в виде

дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть

имущества, остающегося после его ликвидации. Эти права возникают

одновременно с приобретением статуса участника акционерного общества

(акционера). Для их порождения, так же как и для возникновения

акционерного правоотношения (правоотношения участия), не требуется,

каких бы то ни было, дополнительных юридических фактов помимо тех,

которые направлены на приобретение акции», - пишет Д.В. Ломакин1.

Соответственно, наличие у участника юридического лица права на

участие в распределении прибыли обусловлено членскими

правоотношениями (правоотношением участия) элементом содержания

которого это право является. Для того чтобы это право возникло и

существовало, достаточно установления таких правоотношений между

участником и юридическим лицом.

Необходимо отличать это право от права требования выплаты

конкретной суммы дивидендов. «…Чтобы у акционера появилось право

требования выплаты дивидендов в виде конкретной денежной суммы,

требуется дополнительный юридический факт - решение общего собрания

акционеров о выплате дивидендов»2.

Сказанное позволяет констатировать, что возникновение и

существование субъективных корпоративных прав предопределено участием

в деятельности акционерной корпорации и наличием права участия. Так, для

существования рассматриваемых субъективных корпоративных прав

1 Ломакин Д.В. Указ. соч. Там же.

2 Ломакин Д.В. Там же.

111

достаточно факта приобретения доли в уставном капитале общества или

акции акционерного общества.

Согласно корпоративному законодательству, предъявлять производный

иск могут только участник (участники) юридического лица, соответственно

право на возмещение убытка юридическому лицу возникает у участника

(участников) в силу наличия права членства. Если лицо не является

членом юридического лица, то соответственно у него отсутствуют

субъективные корпоративные права. Следовательно, даже при наличии

факта причинения убытков юридическому лицу у такого лица не

возникнет права на возмещение убытков юридическому лицу.

Причинение убытков деятельности юридического лица нарушает

субъективное право юридического лица, устанавливаются деликтные

правоотношения. Юридическое лицо может самостоятельно в качестве

субъекта спорного деликтного правоотношения реализовать свое

охранительное право на возмещение убытков, вытекающее из деликтного

правоотношения, и предъявить иск к причинителю убытков.

Также причинение убытков деятельности юридического лица

причинителем убытков в деликтных правоотношениях влечет нарушение

субъективных корпоративных прав участника юридического лица в членских

правоотношениях.

Так, убыток, причиненный юридическому лицу, отражается на

возможности юридического лица распределить прибыль между его

участниками, что влечет нарушение субъективного права участника на

участие в распределении прибыли. Убыток отражается и на стоимости

имущества юридического лица, а значит на действительной стоимости

отчуждения имущества, что нарушает субъективное право участника на

отчуждение своей доли. Убыток также отражается на ликвидационной

стоимости имущества юридического лица. Такая стоимость снижается, а

значит нарушается субъективное право участника на часть ликвидационной

стоимости.

112

Участник может прибегнуть к судебной защите этих прав, когда

юридическое лицо самостоятельно не предъявило иск. Реализация

рассматриваемых субъективных корпоративных прав осуществляется через

охранительное право на возмещение убытка.

Таким образом, возникает ситуация, когда право на возмещение убытка

появляется как у юридического лица, так и у участника.

В теории права ситуация, когда права нескольких субъектов права

сосредотачиваются на одном объекте правоотношений, известна как

объективное стечение права (concursus objectivus)1.

Объектом корпоративных правоотношений между юридическим лицом

и участником является деятельность юридического лица. Объектом

деликтных правоотношений между юридическим лицом и причинителем

убытков также является деятельность юридического лица.

Наглядно объективное стечение права (concursus objectivus) можно

продемонстрировать на схеме следующим образом:

Корпоративные Деликтные

правоотношения правоотношения

При объективном стечении права каждый из субъектов права может

осуществить свое субъективное право.

1Система римского права. Г.Ф. Дормидонтов. Общая часть. – Казань. 1910. [Электронный

ресурс] URL:http//www.allpravo.ru (дата обращения: 15.01.2015).

ОБЪЕКТ

ПРАВООТНОШЕНИЙ:

деятельность

юридического лица

УЧАСТНИК

ЮРИДИЧЕСКОГО

ЛИЦА

ЮРИДИЧЕСКОЕ

ЛИЦО

ПРИЧИНИТЕЛЬ

УБЫТКОВ

113

Предложенная нами точка зрения о производном материально-

правовом требовании в производном иске, как представляется, имеет и свое

историческое подтверждение.

В США первоначально производный иск имел дуалистическую

природу и представлял собой синтез двух самостоятельных исков – иск

акционеров против корпорации о понуждении защиты прав акционеров и иск

против органов управления в защиту прав корпорации. Только впоследствии

понимание производного иска свелось к иску о защите прав и интересов

корпорации против органов управления, причинивших своими

управленческими решениями убытки корпорации.

Аналог производного иска известный праву Германии еще в 1884 году,

также был иском против общества о понуждении защиты прав акционеров, а

в дальнейшем преобразился в иск акционеров о возмещении убытков,

причиненных органами управления.

Так, исторически производный иск содержал в себе два

самостоятельных, но взаимосвязанных требования. Одно материально-

правовое требование принадлежало акционеру, возникало из спорных

материальных правоотношений акционера и общества и было направлено на

защиту прав акционера. Другое материально-правовое требование

принадлежало обществу, возникало из спорных материальных

правоотношений общества и органов управления и было направлено на

защиту прав общества.

Первое материально-правовое требование (требование понудить

общество защитить права акционера) становилось актуальным при

нарушении субъективных прав самого общества и следовало из второго

материально-правового требования (требования о возмещении убытков,

причиненных обществу). Так, материально-правовое требование акционера в

данном случае было производно от материально-правового требования

общества.

114

Итак, если материально-правовое требование по производному иску

вытекает из сложного производного правоотношения, то допустимо

утверждать, что такое правоотношение может складываться не только между

субъектами корпоративных правоотношений.

Для обоснования данного тезиса проанализируем некоторые

положения действующего законодательства.

Согласно пункту 5 статьи 1242 ГК РФ1 организации по управлению

правами на коллективной основе (далее по тексту - организации) вправе от

имени правообладателей или от своего имени предъявлять иски о

возмещении убытков к лицу, неправомерно использовавшему результат

интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без

заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование)

и выплаты соответствующего вознаграждения.

Неправомерное использование объектов интеллектуальной

собственности нарушает прямо субъективное право правообладателя на

получение вознаграждения и косвенно субъективное право организации на

возмещение своих расходов из таких вознаграждений, закрепленное в пункте

1 статьи 1243 ГК РФ. Для защиты и осуществления права на возмещение

своих расходов из вознаграждений у организаций возникает право

возмещения убытков за использование объектов интеллектуальной

собственности без вознаграждений.

Правообладатель, пользователь (без вознаграждения использовавшее

результат интеллектуальной деятельности) и организация состоят в сложном

производном правоотношении. Производное требование возникает из

спорного сложного производного правоотношения, в состав которого входят

1) гражданские (интеллектуальные) (между организацией и

правообладателем) и 2) деликтные правоотношения (между

правообладателем и пользователем).

1 Гражданский Кодекс Российской Федерации часть 4 от 18.12.2006 № 230-ФЗ (ред. от

23.07.2013) (с изм. и доп., вступающими в силу с 12.03.2014) //Парламентская газета. №

214-215. 21.12.2006.

115

Объектом деликтных правоотношений и интеллектуальных

правоотношений являются результаты интеллектуальной деятельности и

средства индивидуализации (объективное стечение права).

В рассматриваемой ситуации нарушение прав правообладателя влечет

нарушение прав организации, которая управляет правами правообладателя.

Если пользователь не платит вознаграждение за пользование объектами

интеллектуальной собственности, то организация не может реализовать свое

субъективное право на возмещение расходов из этих вознаграждений. Иск о

возмещении убытков может подать как правообладатель, так и организация.

Во втором случае, организация, предъявляя производный иск, защищает

субъективное право правообладателя на вознаграждение за пользование

объектами интеллектуальной собственности, и тем самым защищает свое

субъективное право на возмещение расходов из таких вознаграждений.

Рассмотрим еще одно положение гражданского законодательства.

Согласно абзацу 2 статьи 152 Гражданского кодекса Российской

Федерации по требованию заинтересованных лиц допускается защита чести,

достоинства и деловой репутации граждан и после их смерти.

Аналогичная правовая позиция высказана в постановлении Пленума

Верховного Суда Российской Федерации, где указывается, что по

требованию заинтересованных лиц (например, родственников, наследников)

защита чести и достоинства гражданина допускается и после его смерти

(пункт 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации)1.

Не углубляясь в проблему отнесения умершего гражданина к

субъектам права, отметим, что указанный вопрос, равно как наличие или

отсутствие у умершего гражданина прав, рассматривается в данной работе с

учетом позиций приверженцев нормативистской концепции. Так, допустимо

утверждать, что лицо сохраняет ограниченную правоспособность и имеет

1 См.: Пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24

февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства

граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» // Бюллетень

Верховного Суда РФ. № 4. 2005.

116

некоторые права и после смерти, если такие права прямо закреплены и

предусмотрены в действующем законодательстве.

Нарушение субъективного права на честь (доброе имя), достоинство и

деловую репутацию гражданина может привести к нарушению личных

неимущественных прав (субъективного права на честь, доброе имя,

достоинство) членов его семьи, близких родственников, наследников (то

есть, заинтересованных лиц). Для защиты и осуществления права на честь,

достоинство и деловую репутацию у заинтересованных лиц возникает

охранительное право на опровержение порочащих сведений.

Гражданин, лицо, распространившее порочащие сведения и члены

семьи гражданина (заинтересованные лица) состоят в сложном производном

правоотношении. Требование по иску заинтересованного лица является

производным, возникает из спорного сложного производного

правоотношения, которое состоит из 1) личного неимущественного

правоотношения (между гражданином, в отношении которого

распространены порочащие сведения и членами его семьи (статья 2

Семейного Кодекса Российской Федерации) 1 , содержанием которого

являются личные неимущественные права: субъективное право на честь,

доброе имя, достоинство) и 2) деликтного правоотношения (между

указанным гражданином и лицом, распространившим такие сведения).

Объектом как деликтных правоотношений, так и личных

неимущественных правоотношений являются нематериальные блага – честь,

доброе имя, достоинство и деловая репутация (объективное стечение права).

Опорочивание доброго имени гражданина, причинение вреда его чести,

достоинству и деловой репутации не может не отразиться на личных

неимущественных правах членов его семьи (субъективном праве на честь,

доброе имя и достоинство), однако защитить как свои субъективные права,

так и права членов своей семьи умерший гражданин уже не сможет. С

1 Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 13.07.2015)//

Российская газета. №17. 27.01.1996.

117

материально-правовой точки зрения члены семьи такого гражданина,

обращающиеся в суд, преследуют цель защиты своего субъективного права.

В такой ситуации подается производный иск в защиту прав умершего

гражданина, и таким образом защищаются права самих заинтересованных

лиц.

Проанализируем нормы законодательства об охране окружающей

среды.

Согласно пункту 2 статьи 11 Федерального закона «Об охране

окружающей среды»1, граждане имеют право на предъявление в суд исков о

возмещении вреда, причиненного окружающей среде. Как разъясняется в

постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, право на

предъявление таких исков предоставлено гражданам независимо от того,

причинен ли вред непосредственно их здоровью и имуществу или же нет2.

Итак, необходимо различать две ситуации при предъявлении

гражданами экологических исков:

1) установление спорных деликтных правоотношений между

гражданами и причинителем вреда, когда вред причинен жизни, здоровью

или имуществу граждан. Иск направлен на защиту права на возмещение

вреда.

2) установление спорных деликтных правоотношений между

государством и причинителем вреда, когда вред жизни, здоровью или

имуществу граждан не причинен. В этом случае иск направлен на защиту

права на благоприятную окружающую среду.

С точки зрения проводимого анализа, представляет интерес вторая

ситуация, когда иск предъявляется гражданином, даже если вред не причинен

его жизни, здоровью или имуществу. В данном случае гражданин не является

1 Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (ред.

от 12.03.2014) // Собрание законодательства РФ. 14.01.2002. № 2. Ст. 133.

2 Пункт 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 октября 2012 г. № 21 «О

применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны

окружающей среды и природопользования» // Бюллетень Верховного Суда РФ. № 12.

Декабрь 2012.

118

субъектом спорных деликтных правоотношений между государством и

причинителем вреда, он состоит в экологических правоотношениях с

государством, элементом содержания которых является право на

благоприятную окружающую среду. Государство обязано обеспечивать

гражданам благоприятную окружающую среду в государстве.

Причиняя вред окружающей среде, причинитель вреда нарушает

имущественное право (право собственности на природный объект)

государства непосредственно и право на благоприятную окружающую среду

гражданина косвенно. Для защиты и осуществления последнего у

гражданина возникает право на возмещение вреда окружающей среде.

Государство, причинитель вреда и гражданин состоят в сложном

производном правоотношении, которое включает в себя 1) экологическое

правоотношение и 2) деликтное правоотношение.

Объектом как деликтных, так и экологических правоотношений в

данном случае является окружающая среда.

Иск подается от имени гражданина в защиту прав и интересов

государства. Гражданин действует в интересах государства. В случае

удовлетворения иска подобного рода компенсация согласно судебному

решению присуждается государству. В этом смысле граждане-истцы никакой

денежной компенсации лично не получают и имеют право только на

возмещение понесенных судебных расходов.

С материально-правовой точки зрения гражданин обращается в суд для

защиты своего субъективного права на благоприятную окружающую среду,

предъявляя производный иск в защиту имущественных прав государства.

В качестве примера защиты охраняемого законом интереса рассмотрим

обращение в суд членов семьи военнослужащего. Показательным в данном

аспекте является определение Судебной коллегии по гражданским делам

119

Московского городского суда № 33-35363/10от 18 ноября 2010 г.1, которым

было отменено решение Пресненского районного суда от 23 июля 2010 г., а

дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

Как усматривается из материалов дела, в Пресненский районный суд

обратились члены семьи военнослужащего с заявлением об обжаловании

действий (бездействия) ГлавКЭУ МО РФ, 159 Управления ГлавКЭУ МО РФ,

Командующего войсками Оперативно-стратегического Командования

воздушно-космической обороны МО РФ.

Заявители обжаловали бездействие указанных органов по заселению

квартир, предоставленных военнослужащему Извекову Н.С. и членам его

семьи, а также незаключение в отношении них договора социального найма,

на выделенные им жилые помещения.

Разрешая заявленные требования, Пресненский районный суд сослался

на положения части 14 статьи 15 ФЗ от 27.05.1998 г. № 76-ФЗ «О статусе

военнослужащих» 2 и указал, что заявители, являющиеся членами семьи

Извекова Н.С., проходящего военную службу, не обладают

самостоятельным правом на обращение в суд с настоящими требованиями,

направленными на обеспечение Извекова Н.С. и членов его семьи жильем в

связи с увольнением с военной службы Извекова Н.С.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, иных доводов

Пресненский районный суд не привел, полностью согласившись с доводами

представителя ответчика.

С таким выводом Пресненского районного суда судебная коллегия

согласиться не смогла, определив следующее.

В соответствии со ст. 46 Конституции РФ каждый имеет право на

судебную защиту. Согласно положениям ст. 3 ГПК РФ заинтересованное

1 Определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 18 ноября 2010

года № 33-35363/10. База законов. [Электронный ресурс]

URL:http://bazazakonov.ru/doc/?ID=5287948 (дата обращения:15.01.2015.).

2 Федеральный закон от 25.07.1998г. № 76-ФЗ (ред. 20.04.2015) «О статусе

военнослужащих» // Российская газета. № 104. 02.06.1998г.

120

лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском

судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных или

оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Суд правильно указал, что требования заявителей направлены на

обеспечение Извекова Н.С. и их, как членов семьи военнослужащего, жилой

площадью, но пришел к необоснованному выводу об отсутствии у них права

на обращение в суд с самостоятельными требованиями. Действительно,

право заявителей на получение жилой площади производно от права

военнослужащего, подлежащего увольнению с воинской службы, на

получение жилой площади. Однако данное обстоятельство не может само

по себе являться основанием для отказа в иске.

Заявители обжалуют бездействие должностных лиц ГКЭУ МО, 159

Управления ГКЭУ МО РФ по незаключению договора социального найма на

выделенные жилые помещения, в том числе и с ними, поскольку данными

действиями (бездействиями) нарушаются и их права. При таких

обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным, и

оно подлежит отмене.

Итак, исследование материально-правовой стороны производного иска

позволяет констатировать, что субъекты права могут подавать иски не только

в защиту своих прав и интересов и в защиту прав и интересов других лиц, но

и в защиту прав другого лица с целью защитить собственные права и

интересы. Исходя из этого в зависимости от того чьи права защищаются

иском и кто именно подает иск в суд допустимо выделить:

- обычные (прямые) иски – в защиту своих прав и интересов;

- иски в защиту прав другого лица;

- производные иски – в защиту прав другого лица с целью защиты

своих прав и интересов.

Изложенное позволяет прийти к некоторым заключениям.

Предметом производного иска является спорное производное

требование. Такое требование возникает из единого спорного сложного

121

производного правоотношения, которое состоит из двух правоотношений,

одно из которых зависимо от другого.

Предназначение производного иска и предмет производного иска

свидетельствуют о возможности использования подобных исков, как

средства защиты различных материальных прав.

Таким образом, все сказанное позволяет заключить, что

«производность», как критерий производного иска, присуща его

материально-правовой стороне и характеризует спорное производное

правоотношение и требование, которое возникает из такого правоотношения.

В данном аспекте, на наш взгляд, правильным будет использование

термина «производный иск», для обозначения подобных исков.

Допустимо также предположить, что производным иском возможна

защита и субъективных публичных прав (административный производный

иск). Например, по делам о защите избирательных прав.

<< | >>
Источник: Нагоева Даханаго Анатольевна. Производные иски. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Еще по теме § 3. Материально-правовая сторона производного иска:

  1. §1. Американская модель производного иска: история, статутное и прецедентное право
  2. §2. Германская модель производного иска в гражданском и гражданском процессуальном законодательстве
  3. § 1. Проблема определения производного иска
  4. § 3. Материально-правовая сторона производного иска
  5. § 4. Процессуально-правовая сторона производного иска
  6. III. Активность суда в формировании процессуального статуса материально заинтересованных лиц
  7. Правовые средства защиты интереса должника в договорном обязательстве
  8. § 1. Понятие, признаки и правовая цель признания вещного права отсутствующим
  9. § 2. Правовые конфликты, разрешаемые посредством признания вещного права отсутствующим
  10. § 2. Актуальные вопросы, связанные с предъявлением и рассмотрением косвенных (производных) исков по корпоративным спорам
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -