<<
>>

§1. Понятие и достоверность судебного доказательства в российском законодательстве и доктрине

1. Институт судебных доказательств является одним из центральных институтов гражданского процессуального права. Его исследованием и разработкой уже более ста лет занимаются ведущие ученые-процессуалисты.

Тем не менее, доктрине гражданского процессуального права так и не удалось выработать единого подхода по ряду основополагающих вопросов рассматриваемого института. В частности, дискуссионным продолжает оставаться вопрос о понятии судебного доказательства.

Все точки зрения, высказанные в доктрине по данному вопросу, можно условно разделить на четыре научных подхода.

Сторонниками первого отстаивалась позиция, согласно которой под судебными доказательствами предлагалось понимать процессуальные средства и способы доказывания7. Так, С.Н. Абрамов писал: "Средства и способы, при помощи которых суд устанавливает наличие или отсутствие юридических фактов, называются судебными доказательствами"8.

Аналогичной точки зрения придерживался и К.С. Юдельсон. "Следует признать,- писал автор,- что судебными доказательствами в советском гражданском процессе являются процессуальные средства и способы установления объективной истинности наличия или отсутствия фактов, необходимых для разрешения спора между сторонами (т.е. фактов основания требований и возражений сторон)9. Такой подход к определению судебного доказательства во многом был предопределен наследием дореволюционной

7См.: Абрамов С.Н. Гражданский процесс: учебник для юридических школ / С.Н. Абрамов. М.: Юридическое издательство МЮ СССР, 1946. С. 68; Краснокутский В.А. Очерки гражданского процессуального права. - Кинешма, 1924. С. 126; Юдельсон К.С. Избранное: Советский нотариат. Проблема доказывания в советском гражданском процессе / Юдельсон К.С.; Под ред. В.В. Ершова и др. - М.: Статут, 2005. С. 358.

8 Абрамов С.Н. Указ соч. С. 68.

9 Юдельсон К.С. Указ. соч. С. 358.

науки гражданского процесса10. В частности, Е.В. Васьковский писал: "Средства, с помощью которых производится доказывание, носят название доказательств (instrumenta, Beweismittel, preuves)"11.

Как можно заметить, в указанных выше определениях нет четкости в понимании сущности судебного доказательства и связи доказательства с искомыми фактами.

В попытке по-другому взглянуть на понятие и сущность судебного доказательства в советской доктрине гражданского процессуального права сформировался качественно новый научный подход. Его сторонники рассматривали судебные доказательства как известные факты, с помощью которых возможно установление неизвестных искомых фактов. Впервые такое определение доказательства встречается в работе С.В. Курылева. Ученый писал: "Судебным доказательством является факт, полученный из предусмотренных законом источников и предусмотренным законом способом, находящийся с искомым в судебном процессе фактом в определенной связи, благодаря которой он может служить средством установления объективной

истинности искомого факта"12.

Необходимо отметить, что указанный подход вызвал критику в доктрине гражданского процессуального права. Так, по мнению некоторых ученых13, определение судебного доказательства, сформулированное С.В. Курылевым,

10 См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. - 2-е изд., перераб. - М., 1917. С. 228; Курс лекций, читанных проф. Ю.С. Гамбаровым, 1894 - 95ак.г. (цит. по: Хрестоматия по гражданскому процессу / Юрид. факультет МГУ им. М. В. Ломоносова; Под общ. ред. М. К. Треушникова. - М. :ГОРОДЕЦ, 1996. С. 94).

11 Васьковский Е.В. Указ соч. С. 228.

12 Курылев С.В. Объяснение сторон как доказательство в советском гражданском процессе. Автореф. дис. ...

канд. юрид. наук, М., 1953. С. 9.

Точку зрения С.В. Курылева с теми или иными уточнениями и оговорками разделяли М.А.

Чельцов, П.А. Лупинская, Р.С. Белкин, Ф.Н. Фаткуллин (См.: См. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств Сущность и методы. - М.: Изд-во «Наука», 1966. С. 10; Лупинская П.А. О понятии судебных

доказательств // Ученые записки ВЮЗИ, вып. 71, 1958. С. 109 - 115; Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы

процессуального доказывания / Ф.Н. Фаткуллин. - 2-е изд., доп. - Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1976. С. 102; Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. Учебник. - 4-е изд., испр. и перераб. - М.: Госюриздат, 1962. С. 135 - 143).

13 См.: Боннер А.Т. Рецензия на книгу С.В. Курылева "Основы теории доказывания в советском правосудии"// Социалистическая законность. 1970. № 8. С. 96; Он же. Избранные труды по гражданскому

процессу. - СПб.: Издательский дом С.-Петерб. гос. ун-та, Издательство юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та, 2005. С. 833; Клейман А.Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального

права (очерки по истории). М.: Изд-во Моск. ун-та, 1967. С. 51; Треушников М.К. Доказательство и

доказывание в советском гражданском процессе. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. С. 7.

страдает неполнотой и односторонностью, поскольку не учитывает того обстоятельства, что сами по себе факты вне процессуальных средств доказывания не могут быть вовлечены в процесс. В частности, М.К. Треушников пишет: "Взгляды на доказательства только как на факты, фактические данные вызывают возражения, так как они ведут к отрыву содержания доказательств от их процессуальной формы, без которой судебное доказательство не может быть вовлечено в процесс"14.

Приведенная критика вызывает возражения. Обращение к научным

трудам С.В. Курылева показывает, что автор не только не отрицал значения процессуальной формы доказательства, а, напротив, указывал, что процессуальная форма является необходимым признаком доказательства15. "Закон, - писал автор, - определенным образом регламентирует порядок получения доказательств и указывает допустимые их источники.

Существенное нарушение правил получения доказательств лишает последние значения судебных доказательств"16.

В юридической литературе встречаются и другие критические замечания. В частности, Г.Л. Осокина указывает, что, во-первых, нельзя отождествлять "факт" как явление или событие реальной действительности и "знание" об этом факте; во-вторых, ни один судья... и любой иной участник процесса, не в состоянии оперировать фактами правовой действительности по причине того, что они (факты) имеют совершенно иные пространственно-временные рамки своего существования17. А.С. Козлов писал, что факт, понимаемый как событие, действие и т.д. нельзя собрать, обеспечить и хранить, в порядке, предусмотренном нормами гражданского процессуального законодательства18.

14 Треушников М.К. Доказательство и доказывание в советском гражданском процессе. С. 7.

15 См.: Курылев С.В. Сущность судебных доказательств // Труды Иркутского государственного университета им. А.А. Жданова, т. XVII. вып. 2. 1956. С. 85.

16 Курылев С.В. Объяснение сторон как доказательство в советском гражданском процессе. С. 9.

17 См.: Осокина Л.Г. Гражданский процесс. Общая часть / Г.Л Осокина. - 2-е изд., перераб. - М.: Норма, 2010. С.655. См. также: Сахнова Т.В. Проект ГПК РФ: нерешенные проблемы // Теоретические и прикладные

проблемы реформы гражданской юрисдикции. Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного университета, 1998.

С. 105; Хмыров А.А. О доказывании в правоприменительной деятельности // Проблемы защиты прав и законных интересов граждан и организаций. Ч. 2. Сочи, 2002. С. 94.

18 См.: Козлов А.С. Актуальные проблемы теории доказательств в науке гражданского процесса. Учебное пособие. - Иркутск, 1980. С. 23.

Представляется, что основанием такой критики послужила не совсем удачная терминология: сущность судебного доказательства раскрывается через термин "факт", которым одновременно называется и то, что подлежит доказыванию и то, с помощью чего доказывается подлежащее доказыванию.

Однако если абстрагироваться от термина "факт" и посмотреть, как в работе С.В. Курылева раскрываются понятия факт-доказательство и факт, подлежащий доказыванию, а также их связь, то с точки зрения существа рассматриваемого подхода его научная ценность не вызывает никаких сомнений. Ученый обращает особое внимание на связь факта-доказательства с искомым фактом, как на неотъемлемый признак судебного доказательства, подробно исследует различные виды этой связи, детально рассматривает вопрос о процессе формирования судебного доказательства. Не случайно М.К. Треушников, критиковавший определение судебного доказательства, сформулированное С.В. Курылевым, за односторонность и неполноту, все же отмечает, что "автор правильно раскрыл сущность доказательств, исходя из закона материалистической диалектики взаимосвязи и взаимообусловленности явлений в природе и обществе, что оказало положительное влияние на развитие учения о доказательствах в советском праве, на изменение взглядов на

сущность доказательств"19.

Единственным, по нашему мнению, недостатком фундаментальных трудов ученого, посвященных судебным доказательствам и их сущности, является не совсем четкое изложение вопроса о соотношении и взаимосвязи факта-доказательства, средств доказывания и процессуальной формы доказательства. Вместе с тем, А.Т. Боннер справедливо указывает, что С.В. Курылев заложил основы современной теории судебных доказательств20.

В доктрине гражданского процессуального права встречаются работы, в

которых ученые указывают на двойственную природу судебного

19 Треушников М.К. Доказательство и доказывание в советском гражданском процессе. С. 7.

20 Боннер А.Т. Традиционные и нетрадиционные средства доказывания в гражданском и арбитражном процессе: монография. - Москва : Проспект, 2014. С. 11.

доказательства21. Такая двойственность, по их мнению, выражается в том, что понятие судебного доказательства имеет два значения: во-первых, сведение о фактах (фактические данные), во-вторых, средства доказывания.

Так, по мнению Д.М. Чечота, "судебными доказательствами являются все фактические данные (факты, сведения о фактах), а также средства доказывания, которые в предусмотренных законом процессуальных формах используются в суде для всестороннего и полного исследования обстоятельств и вынесения законного и справедливого решения"22.

На современном этапе развития доктрины гражданского процессуального

права, такого подхода в понимании судебного доказательства придерживается А.К. Сергун, которая формулирует следующее понятие судебного доказательства: "Судебные доказательства - это предусмотренные и регламентированные законом процессуальные средства доказывания (объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов), а также сведения об обстоятельствах дела, которые из них получены"23.

Как нам представляется, научной основой двойственного понимания

судебного доказательства послужили законодательно сформулированные нормы ГПК РСФСР о доказательствах. Так, в ч. 1 ст. 49 ГПК РСФСР указывалось, что доказательствами по гражданскому делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а уже в ч. 2 ст. 49 ГПК РСФСФ доказательствами назывались перечисленные в законе средства доказывания: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные

21См.: Гражданское процессуальное право: Учебник / С.А. Алехина, В.В. Блажеев и др.; Под ред. М.С. Шакарян. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. С 165; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: в 2 т. / М.С. Строгович. М.: Наука, 1968. Т. 1. С. 288 - 289.

22 Гражданский процесс Учебник. Издание третье, переработанное и дополненное. / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. - М., ПБОЮЛ Гриженко, 2001. С. 212.

23 Гражданское процессуальное право: Учебник / С.А. Алехина, В.В. Блажеев и др.; Под ред. М.С. Шакарян.-

М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. С. 165.

доказательства, вещественные доказательства и заключения экспертов. Однако следует отметить, что действующие ГПК и АПК РФ отошли от такого понимания судебного доказательства. Так, в соответствии с абз. 1 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ "доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела". Согласно абз. 2 ч.1 ст. 55 ГПК РФ "эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов". Такая структура норм, во-первых, указывает на наличие взаимосвязи между сведениями о фактах и средствами доказывания, которая, как нам представляется, состоит в том, что ни сведения о фактах, существующие вне процессуальных средств доказывания, ни средства доказывания, лишенные сведений о фактах, не могут выступать в процессе в качестве судебных доказательств, во-вторых, исключает двойственность в понимании доказательства, объединяя сведения о фактах и средства доказывания в единое понятие судебного доказательства.

Научный подход, в рамках которого понятие судебного доказательства рассматривается как диалектическое единство сведений о фактах (фактических данных) и средств доказывания, не является новым для доктрины гражданского процессуального права. Взгляд на единое понятие доказательства развился как результат длительной дискуссии о сущности доказательства. В советское время он был изложен в работах Л.Т. Ульяновой, Ю.М. Жукова, О.В. Иванова, А.Г. Калпина, А. Винберга, Г. Кочарова и Г. Миньковского, П.П. Гуреева, В.Я. Дорохова, М.Х. Хутыза и др.24

24 См.: Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. М.: Госюриздат, 1959. С. 11; Винберг А, Кочаров Г., Миньковский Г. Актуальные вопросы теории судебных доказательств в уголовном процессе // Социалистическая законность. 1963. № 3. С. 23; Иванов О.В. Принцип объективной истины в советском гражданском процессе: (Лекция для студентов вечернего отд-ния) / Моск. гос ун-т им. М.В. Ломоносова. Юрид. фак. Кафедра гражд. процесса. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1964. С. 23; Иванов О.В. Объективная истина в советском гражданском процессе. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М.,1964. С. 12 - 15; Жуков Ю.М. Судебная экспертиза в советском гражданском процессе. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1965. С. 3; Калпин А.Г.

Среди современных ученых-процессуалистов указанной точки зрения придерживаются М.К. Треушников, Г.Л. Осокина, Т.В. Сахнова, И.В. Решетникова, А.А. Мохов, А.Я. Рыжников. и др.25

Так, О.В. Иванов одним из первых писал о том, что существенным свойством судебных доказательств является их процессуальная форма, которую закон называет средством доказывания, а также обращал внимание на то, что нельзя противопоставлять средства доказывания доказательствам, так как они относятся друг к другу как форма и содержание.26

М.Х. Хутыз, правильно указывал, что ни сведения о фактах отдельно от

средств доказывания, ни последние отдельно от сведений о фактах не могут быть доказательствами27.

О том, что судебные доказательства являются единым понятием, в котором взаимосвязаны фактические данные и средства доказывания как содержание и процессуальная форма, пишет и М.К. Треушников28. При этом автор уточняет, что "доказательство, лишенное его познавательного содержания либо лишенное процессуальной формы, перестает быть таковым"29.

Среди сторонников единого понятия судебного доказательства встречаются ученые, которые указывают не на единство сведений о фактах и средств доказывания, а на единство сведений о фактах (фактических данных) и источников, в действительности понимая под последними средства доказывания, указанные в законе.

Письменные доказательства в судебной практике по гражданским делам. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1966. С. 5. Гуреев П.П. О понятии судебных доказательств в советском гражданском процессе // Советское государство и право. 1966. № 8. С. 58; Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. ред. Жогин Н.В., изд. 2-е испр. и доп. - М.: Юрид. лит., 1973; Хутыз М.Х. Общие положения гражданского процесса (историко-правовое исследование). - М.: Юрид. лит., 1979. С. 88.

25 См.: Мохов А.А., Рыжников А.Я. Доказательства и доказывание в гражданском судопроизводстве России: учебно-практическое пособие / под ред. Короткова М.Г. - Волгоград: Издательство "Альянс", 2005. С. 35;

Осокина Г.Л. Указ соч. С. 657-658; Сахнова Т.В. Регламентация доказательств и доказывания в гражданском процессе // Государство и право. 1993. № 7. С. 53; Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском

гражданском процессе. С. 8.

26 См.: Иванов О.В. Объективная истина в советском гражданском процессе. С. 12 - 15.

27 См.: Хутыз М.Х. Общие положения гражданского процесса (историко-правовое исследование). С. 88.

28 См.: Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. С. 8.

29 Там же. С. 9.

Так, по мнению Л.Т. Ульяновой, "связь и взаимообусловленность источника30 сведений о фактах и самих фактов проявляются в том, что с одной стороны, исследование источника ведется с целью получения сведений о доказательственных фактах, а, с другой, - эти факты не могут быть оторваны от источников, из которых они получены. Учитывая это, мы можем говорить о едином понятии доказательства, состоящем из двух взаимосвязанных элементов - источников сведений о доказательственных фактах (средств доказывания) и самих фактов"31.

Среди современных ученых, такой точки зрения придерживается Г.Л. Осокина. "Под процессуальной формой судебного доказательства понимается то, во что облечены сведения об искомых фактах, их материальный носитель. В качестве материального носителя информации выступает то, что в процессуальном законе именуется средством доказывания. В соответствии с абз. 2 ч. 1 ст. 55 средствами доказывания или материальными носителями сведений о фактах являются люди (объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключение эксперта) и предметы материального мира

(письменные и вещественные доказательства, аудио и видеозаписи)"32.

Таким образом, автор ставит знак равенства между процессуальной формой доказательства, средствами доказывания и источником доказательства.

По мнению диссертанта, необходимо четко разграничивать понятия источника доказательства (материального носителя) и средств доказывания (процессуальной формы). В поддержку указанной точки зрения в процессуальной науке высказано достаточно аргументов.

30 Под источниками Л.Т. Ульянова понимала средства доказывания, указанные в законе.

31 Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. С. 11.

Схожей точки зрения придерживались С.А. Голунский, А.Л. Ривлин, С. Альперт, и М. Божанов, М.С. Строгович. (См.: Голунский С.А. Вопросы доказательственного права в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР". М., 1959. С. 153 - 153; Ривлин А., Альперт С., Бажанов М. О доказательствах в советском уголовном судопроизводстве // Социалистическая законность. 1963. № 9. С. 40; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958. С. 161).

32 Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. С. 658.

Так, в частности, Р.С. Белкин писал: "Источники доказательств не средства доказывания, ибо ими ничего не доказывается: доказательственную силу имеют только почерпнутые из этих источников фактические данные"33.

С.В. Курылев верно указывал, что "источник, носитель какого-либо явления, в том числе, и доказательства, не может быть одновременно и элементом этого явления, то есть его составной частью; источник явления должен находиться вне этого явления"34.

К аналогичным выводам приходит Т.В. Сахнова. "Чтобы стать судебным

доказательством,- указывает автор,- информация должна быть получена из предусмотренных законом источников, которые не следует смешивать со средствами доказывания. Средства доказывания - внутренняя форма судебного доказательства, его составная и неотъемлемая часть. Уже поэтому средства доказывания не могут быть одновременно источником доказательств, т.е. тем, из чего судебное доказательство (в единстве своих формы и содержания) черпается"35.

Разделяет источники и средства доказывания и М.К. Треушников,

который вслед за С.В. Курылевым указывает, что источник доказательств отвечает на вопрос о том, откуда получено сведение, а процессуальная форма доказательств - каким образом сведения вовлечены в процесс и доведены до сознания суда36.

Точка зрения о необходимости разграничения источника доказательства и

средств доказывания аргументированно изложена также в трудах В.В. Молчанова, который указывает, что "источником является то, что (кто) дает какие-либо сведения, осведомляет о чем-либо, а не форма внешнего выражения этих сведений и их получения"37 "При отождествлении средства доказывания и источника доказательств, - пишет ученый, - не принимается во

33 Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. С. 18.

34 Курылев С.В. Сущность судебных доказательств. С. 81.

35 Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты. - М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 373.

36 Треушников М.К. Относимость и допустимость доказательств в гражданском процессе. - М.: Юрид. лит., 1981. С. 11.

37 Молчанов В.В. Основы теории доказательств в гражданском процессуальном праве: Учебное пособие. -

М.:ИКД "Зерцало-М", 2012. С. 130.

внимание наличие "физического" носителя (хранителя) информации. Вместе с тем данное обстоятельство должно непременно учитываться, поскольку оно имеет немаловажное значение для судебного доказывания. Так, с особенностями источников непосредственным образом связана возможная специфика самой доказательственной информации, прежде всего ее полнота и достоверность"38. "Поэтому, - подытоживает автор,- под источником доказательств следует понимать физические носители (хранители) информации, т.е. лиц, дающих объяснения, показания, заключения, и соответствующие предметы, от (из) которых данная информация получается судом"39.

Соглашаясь с мнением вышеуказанных авторов, диссертант при

рассмотрении вопросов, связанных с фальсификацией доказательств, будет исходить их раздельного понимания средств доказывания (процессуальной формы доказательства) и источников доказательств (объектов материального мира, носителей сведений о фактах).

В доктрине гражданского процессуального права существуют различные классификации доказательств по источнику40. Диссертант разделяет точку зрения, согласно которой доказательства делятся по источнику на личные, вещественные (предметные) и смешанные41.

К личным доказательствам следует относить объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей. Источником таких доказательств выступает человек, его психика.

38 Молчанов В.В. Основы теории доказательств в гражданском процессуальном праве. С. 128.

39 Там же. С. 130.

40 Так, В.В. Молчанов по источнику доказательств подразделяет их на личные доказательства (объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов) и предметные (письменные и

вещественные доказательства); К.С. Юдельсон к личным относит объяснения сторон и третьих лиц,

письменные доказательства показания свидетелей, заключения экспертов, к предметным - вещественные доказательства (См.: Гражданский процесс: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. М.К. Треушникова. М.: ОАО "Издательский Дом "Городец", 2007. С. 273); Г.Л. Осокина по источнику доказательства выделяет три вида: личные (объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей), предметные (вещественные доказательства), смешанные (письменные доказательства, аудио - и видеозаписи, заключения эксперта) (См.: Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. С. 666).

41 См.: Курылев С.В. Избранные труды / С.В.Курылев; МГУ им. М.В. Ломоносова, юр. фак., каф. гражд. права, КубГУ, юр. фак., каф. гражд., арбитражного процесса и труд. права. - Краснодар: Совет. Кубань, 2010.

С. 569 - 575.

К предметным доказательствам относятся письменные доказательства, вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, их источником являются предметы, вещи. Следует отметить, что в процессуальной науке неоднозначно решается вопрос о природе письменных доказательств. Так, одни ученые относят их к личным доказательствам, полагая, что документы являются письменными сообщениями лиц, которые могли бы в ряде случаев сделать их в виде свидетельских показаний42. Другие, основываясь на том, что источником письменных доказательств являются предметы, причисляют их к вещественным (предметным) доказательствам43. Согласимся с С.В. Курылевым, который писал: "Источником письменных доказательств служит предмет, вещь, а не человек. Автора документа нельзя считать процессуальным источником доказательства, так как в сфере процессуальной деятельности автор документа не выступает, предметом исследования не является"44.

Смешанные доказательства извлекаются судом из двух источников -

личного и предметного. К таким доказательствам следует относить заключения экспертов. Имея дело с заключением эксперта, суд черпает сведения об искомых фактах из знаний эксперта, носителем которых является человек. Следовательно, заключению эксперта присущи все качества, свойственные личным доказательствам. С другой стороны, для заключения эксперта характерно то, что сами сведения об искомых фактах извлекаются им путем непосредственного контакта с объектами материального мира, специального их исследования и оценки45.

Приведенная классификация доказательств по их источнику в

дальнейшем будет иметь значение при раскрытии диссертантом вопроса о том, какие доказательства могут быть объектом фальсификации.

Обратимся к рассмотрению вопроса о содержании и соотношении понятий "средства доказывания" и "процессуальная форма доказательства".

42 См., напр.: Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе / М. С. Строгович; отв. ред. Б. С. Никифоров. М.: Изд-во АН СССР, 1955. С. 310 - 311.

43 См., напр.: Гражданский процесс: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп./ Под ред. М.К. Треушникова. С. 273. (автор гл. В.В. Молчанов).

44 Курылев С.В. Избранные труды / С.В.Курылев. - Краснодар, 2010. С. 572.

45 См.: Осокина Г.Л. Указ. соч. С. 666 - 667.

"Средства доказывания - объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, заключения экспертов

- это процессуальная форма доказательств"46, - писал Ю.М. Жуков.

По мнению, Е.А. Наховой "Средства доказывания являются процессуальной формой полученных в предусмотренном законом порядке сведений о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для дела"47.

М.Х. Хутыз указывает: "... если сведения о фактах не облечены в

установленную законом процессуальную форму, т.е. не получены из предусмотренных законом средств доказывания, то они не могут быть использованы в качестве судебных доказательств"48.

В таком же ключе о средствах доказывания (процессуальной форме доказательства) пишет А.А. Мохов: "Процессуальный закон регламентирует форму, посредством которой могут быть получены сведения (искомая информация). Эти сведения получаются из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов"49.

Т.В. Сахнова определяет средства доказывания как меру организации

судебного доказательства: "Только та информация может считаться судебным доказательством, которая организована в форму, предусмотренную законом (т.е. содержится в объяснениях сторон и третьих лиц, показаниях свидетелей, письменных и вещественных доказательствах, аудио- и видеозаписях, заключениях экспертов)"50.

Проанализировав приведенные выше определения, можно сделать

выводы о том, что, во-первых, понятия "средства доказывания" и

46 Жуков Ю.М. Судебная экспертиза в советском гражданском процессе. С. 3.

47 Нахова Е.А. Доказательственное право в гражданском и арбитражном судопроизводстве: общая часть. -

СПб.: Изд-во "ВВМ". - 2012. С. 362.

48 Хутыз М.Х. Общие положения гражданского процесса (историко-правовое исследование). С. 88.

49 Мохов А.А. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации: Научно- практический комментарий (постатейный). М.: КОНТРАКТ, Волтерс Клувер, 2011. (СПС "Консультант Плюс").

50 Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты. С. 369.

"процессуальная форма" используются учеными как взаимозаменяемые (равнозначные) понятия. Во-вторых, все определения страдают общим недостатком. Указывая, что средства доказывания (объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов) являются процессуальной формой доказательства, ученые не раскрывают более подробно содержания указанных понятий. Единственным признаком, на который указывается в определениях, является то, что процессуальная форма (средства доказывания) предусмотрена, регламентирована законом.

В.В. Молчанов раскрывает содержание понятий процессуальной формы (средств доказывания) следующим образом. "В судопроизводстве,- пишет ученый,- достоверность информации гарантируется установленным законом процессуальным порядком ее получения, закрепления, исследования и оценки в судебном заседании. При соблюдении указанного порядка, информация объективируется в процессуальной форме, называемой средством доказывания"51. Далее, автор приводит пример: "Если нарушена процессуальная форма допроса свидетеля - он не был предупрежден об уголовной ответственности за отказ от дачи или дачу заведомо ложных показаний, его показания не приобретают необходимой процессуальной формы, т.е. не становятся средством доказывания - показанием свидетеля"52. Путем несложных логических операций можно вывести, что, по мнению автора, содержанием процессуальной формы доказательства (средств доказывания) является, установленный законом процессуальный порядок получения, закрепления, исследования и оценки в судебном заседании сведений о фактах (информации).

О процессуальной форме доказательства в свое время писал и С.В. Курылев53. По мнению ученого, "для того, чтобы факт, предназначенный

51 Гражданский процесс: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. М.К. Треушникова. С. 271 - 272.

52 Там же. С. 272.

53 Однако необходимо учитывать, что процессуальная форма рассматривалась ученым не как элемент доказательства, а как его неотъемлемый признак, существенное нарушение которого приводит к

невозможности использования такого доказательства в процессе доказывания.

служить доказательством, мог быть доброкачественным доказательством, закон указывает правила, в соответствии с которыми должны быть получены доказательства. Правила эти обусловливаются природой различных доказательств, особенностями их процесса формирования. Совокупность этих правил, регулирующих процесс извлечения и исследования доказательств, и образует процессуальную форму доказательства"54.

Эти правила, по мнению ученого, делятся на "общие" и "специальные".

Общие заключаются в том, что доказательства должны быть получены в установленном законом порядке (например, судом — в стадии судебного следствия, с соблюдением принципов гласности, состязательности, непосредственности и др.) и только путем действий, предусмотренных процессуальным законом — допроса свидетеля, участвующего в деле лица, эксперта; исследования письменных доказательств, осмотра и исследования вещественных доказательств55. "Факты, ставшие известными не в результате предусмотренных законом процессуальных действий, а иным непроцессуальным путем, не могут служить судебными доказательствами, даже в том случае, если они получены и из процессуальных источников, например, от лица, являющегося свидетелем или экспертом по делу, из документов, находящихся в деле, но не рассмотренных в судебном заседании"56, - писал ученый.

Специальные правила, по мнению С.В. Курылева, относятся к тому или другому виду доказательства, например, правила допроса свидетелей и т.д.57.

По мнению диссертанта, ученым, в сущности, правильно раскрыто содержание понятия процессуальной формы доказательства, с тем лишь уточнением, что, поскольку мы исходим из единого понятия судебного доказательства (единства содержания и процессуальной формы), процессуальная форма рассматривается нами не в качестве признака доказательства, а в качестве его элемента. Поэтому содержанием понятия

54 Курылев С.В. Сущность судебных доказательств. С. 68.

55 См.: Курылев С.В. Сущность судебных доказательств. С. 68 - 69.

56 Там же. С. 69.

57 См.: Там же.

процессуальной формы доказательства, по нашему мнению, является совокупность установленных законом правил получения и исследования не всего доказательства (в единстве формы и содержания), а именно сведений о фактах. При соблюдении указанных правил сведения о фактах объективируются в определенную законом процессуальную форму, называемую средством доказывания (объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов).

Именно в таком значении понятие "процессуальная форма доказательства" ("средства доказывания") будет положено диссертантом в основу исследования отдельных вопросов, связанных с фальсификацией доказательств в гражданском судопроизводстве.

В завершение рассмотрения вопроса о понятии судебного доказательства коротко обратимся к такому его элементу как содержание. Согласно ч. 1 ст. 55 ГПК РФ "доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела". Приведенная законодательная дефиниция дает нам основания говорить о том, что с точки зрения содержания, судебное доказательство должно обладать сведениями об искомых фактах.

В доктрине гражданского процессуального права все чаще высказывается мысль о необходимости определять содержательную сторону судебного доказательства не как сведения о фактах, а через категорию "информация"58.

В частности, Т.В. Сахнова приводит следующие аргументы: "С гносеологической точки зрения термин "факт" - от латинского factum - имеет двойственную природу: им обозначают и то, что подлежит доказыванию, и то, чем доказывается подлежащее доказыванию. Одно это допускает двоякое

58 См.: Козлов А.С. Актуальные проблемы теории доказательств в науке гражданского процесса. С. 28 - 30; Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. С. 656 - 657; Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты. С. 365 - 370.

толкование понятия "сведения о фактах" - как сведений об искомом, доказываемом факте, так и сведений о сведениях о нем (например, сведения о достоверности показаний свидетеля)"59.

Диссертант не разделяет указанной идеи. Во-первых, несмотря на то, что с гносеологической точки зрения термин "факт" имеет двойственную природу, ни в доктрине, ни в практике не возникает проблем, связанных с его толкованием и применением. Во-вторых, категория "информация", предлагаемая в качестве альтернативы "сведениям о фактах", в Федеральном законе от 27 июля 2006 г. № 149 "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" сама определяется через термин "сведения". В-третьих, если в предлагаемом определении понятия "судебного доказательства" информация не будет указывать на свою принадлежность к факту, фактическому обстоятельству дела, то такая замена способна привести к утрате той очевидной связи доказательства с фактическими обстоятельствами дела, которую на протяжении многих лет ученые-процессуалисты, в частности С.В. Курылев, всеми способами старались подчеркнуть. Указанное позволяет сделать вывод о том, что предлагаемые нововведения лишены практического значения и, скорее всего, будут неэффективными.

Подводя итог рассмотрению вопроса о понятии судебного доказательства, диссертант присоединяется к концепции судебных доказательств, в соответствии с которой сущность доказательств определяется единством их содержания и процессуальной формы. Содержание судебного доказательства составляют сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Процессуальная форма доказательства (средства доказывания) есть совокупность установленных законом правил получения и исследования сведений о фактах, форма вовлечения сведений о фактах в процесс. При этом диссертант,

59 Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты. С. 366.

соглашаясь с мнением Р.С. Белкина, С.В. Курылева, В.В. Молчанова, М.К. Треушникова, Т.В. Сахновой, разграничивает средства доказывания (процессуальную форму доказательства) и источник доказательства, понимая под последним объекты материального мира (людей, вещи), носителей сведений о фактах.

2. Согласно п. 3 ст. 67 ГПК РФ, п. 2 ст. 71 АПК РФ "суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности".

В предмет настоящего диссертационного исследования не входит подробное рассмотрение вопросов, связанных с относимостью и допустимостью судебного доказательства, поэтому диссертант ограничится указанием на то, что разделяет точку зрения тех ученых (В.В. Молчанов, Г.Л. Осокина), которые указывают, что правило относимости обращено к оценке содержания доказательства (сведений о фактах), а правило допустимости доказательств связано с оценкой процессуальной формы доказательства (средств доказывания), независимо от того какие сведения о фактах в них содержатся60.

Обратимся к рассмотрению вопроса о достоверности судебного

доказательства. В доктрине гражданского процессуального права содержатся различные определения этого понятия.

Так, И.В. Решетникова указывает, что "достоверность - это качество доказательства, характеризующее точность, правильность отражения обстоятельств, входящих в предмет доказывания"61. При этом автор уточняет, что "во-первых, достоверное доказательство должно быть получено из доброкачественного источника информации; во-вторых, достоверность информации проверяется при сопоставлении нескольких доказательств; в-

60 См.: Гражданский процесс: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. М.К. Треушникова. С. 280 - 281;

Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. С. 658 - 659.

61 Решетникова И.В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. - М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА - ИНФРА-М), 2000. С. 151. См. также: Арбитражный

процесс: учебник / А.В. Абсалямов, И.Г. Арсенов, Е.А. Виноградова и др.; отв. ред. В.В. Ярков. 4-е изд.,

перераб. и доп. М.: Инфотропик Медиа, 2010. (СПС "КонсультантПлюс").

третьих, достоверность доказательства проверяется при оценке всей совокупности доказательств, имеющихся по делу"62.

Приведенное определение достоверности вызывает ряд возражений. В первую очередь, возникает вопрос о том, что в данном случае выступает критерием правильности и точности отражения обстоятельств. Также остается не ясным, для каких целей процесс оценки достоверности доказательства путем сопоставления с другими доказательствами разбит на два этапа (сначала оцениваемое доказательство сопоставляется с несколькими другими доказательствами, а затем со всей совокупностью доказательств по делу), и с какими "несколькими доказательствами" суду, в первую очередь, необходимо сопоставить доказательство, подлежащее оценке?

В.Д. Арсеньев считал, что критерием достоверности каждого доказательства в отдельности является совокупность доказательств по делу63.

Схожее определение достоверности судебного доказательства дает Е.А. Шараева, по мнению которой, "доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения получены из доброкачественного источника и не противоречат сведениям, содержащимся в других доказательствах по делу"64.

В данном случае справедливым представляется критическое замечание

И.М. Резниченко о том, что "непротиворечивый характер доказательств не есть еще показатель их достоверности"65. Что же касается второго критерия достоверности доказательства - доброкачественности источника, то он имеет важное значение при исследовании достоверности доказательства, однако только лишь доброкачественность источника не дает суду возможности сделать

62 Решетникова И.В. Указ. соч. С. 151 - 152. См. также: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Н.В. Алексеева, А.А. Арифулин, Г.А. Жилин и др.; отв. ред. Д.А. Фурсов. М.: Проспект, 2011. (СПС "КонсультантПлюс").

63 См.: Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном процессе. - М.: Юрид. лит., 1964. С. 144.

64 Шараева Е.А. Процессуальная деятельность по привлечению, исследованию и оценке необходимых доказательств в арбитражном процессе // Налоги (газета). 2009. № 10. (СПС "КонсультантПлюс").

65 Резниченко И.М. Оценка доказательств в советском гражданском процессе. Дисс. ...канд. юрид. наук.

Москва, 1968. С. 124.

вывод о достоверности доказательства, так как даже самый доброкачественный свидетель может заблуждаться, ошибаться, а современные методы экспертных исследований могут оказаться недостаточными для формулирования доброкачественного заключения66.

Таким образом, приведенное определение достоверности не только

обнаруживает свою неспособность раскрыть содержание вкладываемого в него понятия, но и не отвечает потребностям гражданского судопроизводства, поскольку не обеспечивает поступление в распоряжение суда только достоверных доказательств.

В научных трудах Б.Т. Матюшина достоверность доказательств определяется через совокупность признаков, которые делятся на две группы:

1) признаки, касающиеся содержания доказательства, среди которых: а) согласованность фактических данных между собой внутри отдельно взятого доказательства (внутренняя согласованность); б) согласованность фактических данных, содержащихся в одном доказательстве, с фактическими данными, содержащимися в других доказательствах, а также с общей схемой рассматриваемого правоотношения и с практикой общественной жизни (внешняя согласованность); факторы процесса формирования фактических данных, содержащихся в средствах доказывания (условия, время, место формирования);

2) признаки, касающиеся процессуальной формы судебного доказательства: а) индивидуальные особенности лица, от которого получены сведения о фактах; б) наличие или отсутствие заинтересованности в исходе дела лиц, дающих объяснения, показания, заключения; в) соблюдение формы восприятия фактических данных судьями67.

Возражения вызывает следующее: если достоверность доказательства

определяется совокупностью признаков, следовательно, отсутствие хотя бы одного из них приводит к тому, что доказательство автоматически теряет

66 См., напр.: Решетникова И.В. Указ. соч. С. 151.

67 См.: Матюшин Б.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции по гражданским делам. Автореф. дисс.

... канд. юрид. наук. Москва, 1977. С. 15 - 16.

свойство достоверности. Между тем, наличие заинтересованности в исходе дела у лиц, дающих объяснения, показания, не является обстоятельством, с необходимостью влекущим недостоверность доказательства, а лишь указывает на необходимость критически оценивать исходящую от них информацию. Те же возражения представляется возможным высказать и в отношении такого признака как наличие индивидуальных особенностей лица, от которого получены сведения о фактах. Что же касается соблюдения формы восприятия фактических данных судьями, то, по нашему мнению, указанный признак следует относить к порядку исследования судебных доказательств. Нарушение судом формы восприятия фактических данных способно привести, скорее, к недопустимости доказательства, а не к его недостоверности. Представляется, что некоторые из перечисленных ученым признаков правильнее было бы назвать факторами, влияющими на достоверность доказательства, но в этом случае, необходимо четко определить, какие из признаков являются неотъемлемой составляющей достоверности доказательства, а какие лишь могут оказать на нее влияние.

Попытка раскрыть содержание достоверности доказательства предпринята также М.А. Фокиной, которая пишет: "Критерий достоверности доказательств означает признание судом истинности или ложности сведений, содержащихся в доказательствах"68.

Аналогичным образом определяют достоверность доказательства

С.Ф. Афанасьев, И.М. Зайцев. "Оценка доказательств на предмет достоверности, - пишут авторы,- означает, что суд должен осознать их истинность в связи с происходящими в суде познавательными процессами посредством тщательной проверки, а также изучения источника получения доказательственной информации"69.

68 Фокина М.А. Оценка доказательств и новый ГПК РФ // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. № 6. (СПС "КонсультантПлюс"). См. также: Фокина М.А. От кодификации - к унификации // ЭЖ-Юрист. 2004.

№ 27. (СПС "КонсультантПлюс"); Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Н.В. Алексеева, А.А. Арифулин, Г.А. Жилин и др.; отв. ред. Д.А. Фурсов. (СПС

"КонсультантПлюс").

69 Гражданский процесс России: Учебник / Под ред. М.А. Викут. - М.: Юристъ, 2004. С. 170.

По мнению И.В. Овсянникова, "в современных условиях попытки толковать понятие "достоверное доказательство" с помощью понятия "истина" вряд ли смогут что-либо прояснить и скорее лишь усугубят проблему, окончательно запутав практических работников"70.

Представляется возможным согласиться с критическим замечанием

И.В. Овсянникова. Несмотря на то, что проблемам истины в доктрине гражданского процессуального и уголовно-процессуального права посвящено множество фундаментальных трудов71, указанная категория продолжает оставаться одной из самых дискуссионных, и связано это как с общефилософским вопросом о принципиальной возможности познания истины, так и с ведущимися в науке спорами о необходимости и возможности установления истины при рассмотрении и разрешении гражданских дел, а также о характере истины, устанавливаемой судом (формальная, судебная, объективная). Поэтому, по нашему мнению, определение понятия "достоверности" через категорию "истины" на практике способно привести к излишне абстрактному пониманию указанного свойства судебного

доказательства, к неопределенности приемов и способов его проверки, и как итог, к игнорированию или формальному исполнению норм закона, предписывающих суду оценивать достоверность представленного доказательства.

70 Овсянников И.В. Проблема достоверности доказательств в доказательственном праве России //

Современное право. 2004. № 7. (СПС "КонсультантПлюс").

71 См.: Тадевосян В.С. К вопросу об установлении материальной истины // Советское государство и право. 1948. № 6; Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе;

Гурвич М.А. Принцип объективной истины в советском гражданском процессуальном праве // Советское

государство и право. 1964. № 9; Иванов О.В. Объективная истина в советском гражданском процессе; Курылев С.В. Установление истины в советском правосудии. Автореф. дисс. ... д-ра юрид. наук. М., 1967; Козлов A.C. Теоретические вопросы установления истины в гражданском процессе. (Логико-гносеологический анализ теоретических основ, специфики, форм и уровней судебного познания): Учебное пособие. - Иркутск, 1980; Барашков С. А. Достоверность и вероятность в советском гражданском процессе. Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. Ленинград, 1986; Чистякова О.П. Проблема активности суда в гражданском процессе РФ. Автореф. дис.

… канд. юрид. наук. М., 1997; Олегов М.Д. Истина в гражданском процессе. Дисс. ...канд. юрид. наук. М., 1999; Докучаева Т.В. Гражданско-процессуальная доктрина истины в России конца XIX-XX веков (историко- правовое исследование). Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1999; Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2004; Боннер А.Т. Проблемы установления истины в гражданском процессе. Монография. - СПБ.: ООО "Университетский издательский консорциум "Юридическая книга", 2009.

Интересно, что сам И.В. Овсянников полагает возможным рекомендовать практическим работникам считать достоверным любое доказательство, содержание которого не опровергнуто в процессе доказывания72. Далее автор уточняет: "Речь идет об опровержении доказательства как суждения (тезиса) путем логической аргументации с использованием других суждений, содержащихся в других доказательствах. Говорить о неопровергнутости тезиса или версии следует тогда, когда соответственно не доказан с несомненностью антитезис, т.е. суждение, противоречащее исходному тезису, или не доказана с несомненностью контрверсия, противоречащая исходной версии"73.

Такой подход вызывает следующие возражения: во-первых, понимание

судебного доказательства как суждения (тезиса) полностью противоречит содержащимся в процессуальной науке определениям понятия доказательства, рассмотренным выше; во-вторых, представляется, что при наличии сомнений в достоверности доказательства основными субъектами опровержения его содержания выступают стороны. Суд не опровергает, а оценивает доказательство, причем делает это не путем конструирования тезисов, антитезисов и контрверсий, а посредством всестороннего, полного, объективного и непосредственного исследования имеющихся в деле доказательств. Более того, закон уточняет, что никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы, поэтому не совсем понятно, какое доказательство-суждение, по мнению И.В. Овсянникова, должно быть принято судом в качестве исходной версии, иными словами стать мерилом достоверности других доказательств.

"Достоверность - это характеристика доказательства, отражающая точность установленных обстоятельств дела фактическим обстоятельствам, имевшим место"74, - пишут А.А. Мохов и А.Я. Рыженков в учебно- практическом пособии, посвященном доказательствам и доказыванию в гражданском судопроизводстве России. Приведенное определение, по мнению

72 См.: Овсянников И.В. Проблема достоверности доказательств в доказательственном праве России //

Современное право. 2004. № 7. (СПС "КонсультантПлюс").

73 Там же.

74 Мохов А.А. Рыженков А.Я. Доказательства и доказывание в гражданском судопроизводстве России. С. 45.

диссертанта, является крайне неудачным, как с точки зрения терминологии (возражение вызывает использование термина "точность"), так и с точки зрения его содержания. Достижение соответствия установленных обстоятельств дела фактическим обстоятельствам, имевшим место, - это не характеристика достоверности доказательства, а то, к чему стремится суд на протяжении всего процесса, то, что обеспечивает выполнение главной задачи гражданского судопроизводства, заключающейся в защите нарушенных прав. Таким образом, предлагаемое учеными определение не только не указывает на приемы и способы проверки достоверности судебного доказательства, но и совершенно не раскрывает сущности самого понятия "достоверности".

Под новым углом зрения на понятие достоверности посмотрел М.З. Шварц. "Признание достоверным, - пишет автор, - означает, что доказательство достойно доверия со стороны суда, то есть признано судом способным служить средством формирования знания об обстоятельствах дела. И именно потому, что достоверность устанавливается на основе свободной оценки доказательств (суд свободен решить, достойно ли доказательство быть положенным в основу вывода суда о существовании искомого обстоятельства, вызывает ли оно у суда необходимую степень доверия), она не может

определяться через соответствие действительности"75.

Очевидно, что такой критерий достоверности доказательства, как доверие со стороны суда, не является самодостаточным, в силу того, что отношение суда к исследуемому доказательству не формируется абстрактно. Выводам суда о каком-либо свойстве доказательства всегда предшествует его исследование и оценка, в основе которой должен лежать объективный и универсальный для всех случаев такой оценки критерий. Иное способно спровоцировать значительные злоупотребления со стороны суда, выражающееся в необоснованном признании "неудобных" доказательств недостоверными, мотивируя это исключительно тем обстоятельством, что они не вызвали у суда должного доверия. М.З. Шварц не указывает, что именно и каким образом

75 Шварц М.З. К вопросу о фальсификации доказательств в арбитражном процессе С. 79 - 92.

должно быть исследовано и оценено судом, для того, чтобы у суда сформировалось доверие (недоверие) к судебному доказательству. Более того, возражение вызывает, в принципе, такая постановка вопроса, так как результатом оценки достоверности доказательства должно стать не формирование у суда доверия к доказательству (как сама цель оценки), а уверенность в том, что сведения о фактах, содержащиеся в доказательстве соответствуют действительности.

Обратимся к нормам процессуального закона. Согласно ч. 3 ст. 71 АПК РФ "доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности".

Из нормативного определения достоверности доказательства представляется возможным сделать следующие выводы.

1) При оценке достоверности доказательства исследованию и проверке подлежат только сведения о фактах, т.е. содержание доказательства. Иными словами, достоверность является характеристикой содержательной стороны судебного доказательства, процессуальная форма не является предметом проверки на достоверность. Такой подход законодателя представляется нам правильным, поскольку как было установлено ранее, под процессуальной формой судебного доказательства следует понимать совокупность установленных законом правил, регулирующих процесс получения и исследования сведений о фактах. Нарушение указанных правил приводит не к тому, что полученные сведения о фактах перестают соответствовать действительности, а к тому, что они признаются недопустимыми, так как получены с нарушением норм закона. Именно по правилам допустимости, а не

достоверности процессуальная форма доказательства оценивается судом76.

2) сведения о фактах проверяются (оцениваются) на соответствие действительности.

76 См.: Гражданский процесс: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп./ Под ред. М.К. Треушникова. С. 280 - 281;

Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. С. 658 - 659.

Возникает вопрос, каким образом суд может установить такое соответствие?

Обратимся к трудам С.В. Курылева. Ученый писал: "Всеобщая связь явлений - основа познания при помощи доказательств"77. Факт, имевший место в действительности, оставляет определенный след на материальных носителях, которыми могут выступать как люди, так и вещи78.

Исходя из сформулированного ученым положения, можно сделать вывод о том, что сведения о фактах, содержащиеся в достоверном доказательстве, должны являться следом факта объективной действительности, т.е. сформироваться в результате взаимодействия их источника (материального носителя доказательства) с указанным фактом. Для того, чтобы установить наличие такой связи, а также оценить правильность отражения фактов объективной действительности, суду необходимо исследовать процесс формирования сведений о фактах (следа факта). Такое исследование, по мнению диссертанта, неразрывно связано с исследованием источника доказательства, поскольку его индивидуальные особенности предопределяют некоторые особенности процесса формирования сведений о фактах.

В доктрине гражданского процессуального права на необходимость исследования процесса формирования при проверке достоверности доказательства указывалось И.М. Резниченко, С.В. Курылевым79. В частности, С.В. Курылев писал: "Нам представляется, что предметом исследования и оценки должны являться не только источник доказательства и само доказательство, но прежде всего его процесс формирования, без чего не может быть определена ни доброкачественность источника доказательства, ни достоверность самого доказательства"80.

77 Курылев С.В. Избранные труды / С.В. Курылев. - Минск: Редакция журнала "Промышленно-торговое право", 2012. С. 416.

78 См.: Там же.

79 См.: Резниченко И.М. Установление достоверности и силы доказательств по гражданским делам. Ученые записки. Том 32. Владивосток, 1969. С. 105 - 106; Курылев С.В. Избранные труды / С.В. Курылев. - Минск,

2012. С. 441.

80 Курылев С.В. Избранные труды / С.В. Курылев. - Минск, 2012. С. 441.

Деление доказательств на личные, предметные и смешанные имеет важное значение для выявления особенностей процесса формирования сведений о фактах в различных видах доказательств.

Рассмотрим особенности процесса формирования сведений о фактах, содержащихся в личном доказательстве. Их источником является человек, обладающий способностью свидетельствовать, т.е. правильно воспринимать, сохранять в памяти и воспроизводить воспринятое. Процесс формирования сведений о фактах, содержащихся в личном доказательстве, состоит из трех звеньев: а) восприятие; б) сохранение в памяти; в) воспроизведение. Указанные звенья процесса формирования носят субъективный характер, присущий только мыслящей материи и накладывающий определенный отпечаток на содержание

доказательства81.

Поэтому при проверке достоверности личного доказательства суду необходимо исследовать как объективные условия и обстоятельства, в которых проходило восприятие, сохранение и воспроизведение сведений о фактах, так и индивидуальные особенности источника доказательства, способные оказать влияние на правильность восприятия, сохранения и воспроизведения фактов объективной действительности.

Особенностью предметных доказательств является то, что в процессе формирования содержащихся в них сведений о фактах отсутствует такое звено как воспроизведение. Запечатленный на них след факта объективной действительности суд воспринимает непосредственно, что позволяет считать предметные доказательства более объективными, чем личные. Однако с точки зрения возможности постороннего вмешательства в процесс формирования следа факта (сведений о фактах) предметные доказательства по сравнению с личными являются более уязвимыми, так как не способны противостоять каким-либо внешним воздействиям, в том числе фальсификации, что будет более подробно рассмотрено в первом параграфе второй главы настоящего

81 См.: Курылев С.В. Избранные труды / С.В.Курылев. - Краснодар, 2010. С. 27 - 28.

диссертационного исследования. В результате, воспринятый ими след факта может быть изменен, частично или полностью утрачен.

Имеются определенные особенности и в процессе формирования сведений о фактах, содержащихся в смешанных доказательствах (заключениях экспертов). С.В. Курылев указывал: "Эксперт отличается от свидетелей, во- первых, тем, что он, как правило, воспринимает не факты, имеющие юридическое значение для дела, а факты-доказательства. Следовательно, процессу формирования заключения эксперта предшествует процесс формирования этих воспринимаемых и исследуемых экспертом доказательств (дефектность этого процесса формирования ведет и к дефектности заключения эксперта). Во-вторых, и это главное, отличие состоит в том, что эксперт не только воспринимает определенные явления, но и оценивает их с точки зрения своих научных знаний о связях явлений, познавая в результате такой оценки "новые" факты, не данные непосредственно в исследуемых и оцениваемых им явлениях. Заключение эксперта отличается от показания свидетелей по процессу формирования тем, что процесс сохранения воспринятого в сознании эксперта является одновременно и процессом качественного преобразования воспринятого, а в связи с чем и явление воспроизведения будет служить не только воспроизведением образа воспринятого факта, но и воспроизведением

"нового", установленного экспертом факта"82.

Понимание особенностей процесса формирования сведений о фактах в личных, вещественных и смешанных доказательствах поможет нам в дальнейшем определить содержание фальсификации и ее объект (те виды доказательств, которые могут быть фальсифицированы).

Поскольку исследование процесса формирования сведений о фактах, содержащихся в доказательстве, позволяет суду сделать вывод о том, соответствуют ли полученные сведения о фактах самим фактам объективной действительности (что согласно нормам АПК РФ является критерием

82 Курылев С.В. Избранные труды / С.В.Курылев. - Краснодар, 2010. С. 573 - 574.

достоверности), такое исследование следует признать неотъемлемой составляющей проверки достоверности судебного доказательства.

Второй составляющей проверки достоверности доказательства (определения соответствия сведений о фактах действительности), по нашему мнению, является определение соответствия сведений о фактах, содержащихся в доказательстве, обстоятельствам дела, установленным судом, так как именно обстоятельства дела, установленные судом (при условии их правильного установления) являются отражением объективной действительности. "Реконструируя события, бывшие в прошлом, - пишет А.Т. Боннер,- суд руководствуется известными ему закономерностями в развитии явлений природы и общества и признает одни обстоятельства соответствующими действительности, а другие отвергает как противоречащие житейскому

опыту"83. Однако, учитывая, что достичь верного знания о фактических

обстоятельствах дела суду удается далеко не всегда84, диссертант приходит к выводу о том, что проверка достоверности доказательства должна проводиться судом только посредством обеих указанных выше составляющих, т.е. путем исследования процесса формирования сведений о фактах, содержащихся в доказательстве, а также определения соответствия полученных сведений о фактах, обстоятельствам дела, установленным судом.

В доктрине гражданского процессуального права существует точка зрения, согласно которой "вопрос о достоверности доказательства, может быть окончательно решен лишь после завершения процесса доказывания"85. Значит ли это, что у суда имеется фактическая возможность и процессуальная обязанность определить достоверность судебного доказательства только на этапе принятия решения?

83 Боннер А.Т. Избранные труды по гражданскому процессу. С. 805.

84 По вопросу о достоверности и вероятности устанавливаемых судом фактов см.: Советский гражданский процесс. Учебник / Юдельсон К.С. - М.: Госюриздат, 1956; Лилуашвили Т.А. О доказывании предполагаемых

фактов в советском гражданском процессе // Советское государство и право. 1962. № 12; Курылев С.В. О

достоверности и вероятности в правосудии // Правоведение. 1968. № 1; Боннер А.Т. Вероятное установление фактов при разрешении гражданских дел // Социалистическая законность. 1989. № 4 и др.

85 Гражданский процесс Учебник. Издание третье, переработанное и дополненное. / Под ред В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. С. 210.

Общепризнано, что все окончательные выводы суда излагаются в судебном решении, в котором суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (ч. 1 ст. 196 ГПК РФ). Но это, по нашему мнению, не исключает необходимости проведения оценки достоверности доказательства и возможности формирования предварительных выводов о достоверности доказательства уже в процессе доказывания.

С.М. Михайлов указывает, что "оценка доказательств в своем развитии проходит через предварительный, промежуточный и завершающий этапы, каждый из которых исследуется применительно к производству в суде первой инстанции"86. На предварительном этапе оценки, характерном для подготовки гражданского дела к судебному разбирательству, судом оцениваются относимость, допустимость и полнота доказательственного материала. На промежуточном этапе оценки, проводимой в рамках рассмотрения дела по существу, предварительно определяется истинность или ложность сведений, сообщаемых лицами, участвующими в деле, и свидетелями, складываются оценочные суждения, которые впоследствии находят свое объективное выражение в судебном решении. На завершающем этапе оценки доказательств (при вынесении решения) предметом выступает вся совокупность собранных по делу доказательств, а результатом является достижение объективно истинного знания о фактических обстоятельствах дела87.

Таким образом, задача по определению достоверности доказательства

стоит перед судом уже на этапе рассмотрения спора по существу88. Об этом свидетельствует также и то обстоятельство, что заявление о фальсификации

86 Михайлов С.М. Оценка доказательств судом второй инстанции в гражданском судопроизводстве. Автореф. ...канд. юрид. наук. Москва, 2001. С. 13 - 14.

87 Михайлов С.М. Указ. соч. С. 14.

88 Сказанное, не исключает того, что предварительный вывод о достоверности судебного доказательства может быть опровергнут на завершающем этапе оценки.

О необходимости оценки доказательств на этапах подготовки дела к судебному разбирательству и рассмотрения дела по существу пишет также В.В. Молчанов. (См.: Молчанов В.В. Основы теории

доказательств в гражданском процессуальном праве. С. 194).

(подложности) доказательства может быть подано лицом, участвующим в деле, и должно быть проверено судом именно на этапе рассмотрения спора по существу, для того, чтобы к моменту принятия решения суд уже имел четкое представление о действительном характере спорного доказательства во избежание вынесения решения на основе сфальсифицированных доказательств или доказательств, достоверность которых вызывает сомнение.

Рассматривая вопрос о достоверности доказательства, необходимо также отметить, что процессуальный закон устанавливает дополнительные гарантии достоверности. Такой гарантией являются, в частности, правила допустимости. В.В. Молчанов пишет: "Нормы, которые устанавливают правила допустимости, т.е. порядок применения и использования средств доказывания, находятся в законодательных актах различных отраслей права ..., однако эти нормы имеют общую целевую направленность, а именно обеспечение достоверности доказательств"89. При этом, необходимо четко понимать, что недопустимое доказательство не есть доказательство недостоверное. Сведения о фактах, содержащиеся в недопустимом доказательстве могут в полной мере соответствовать действительности и являться следом искомого факта, однако

ввиду порока процессуальной формы оказываются неспособными служить средством установления фактических обстоятельств дела. Учитывая это, суду необходимо сначала оценивать допустимость доказательства и только в отношении допустимых доказательств проводить проверку достоверности содержащихся в них сведений.

Подведем итог. Анализ доктрины гражданского процессуального права по вопросу о том, что есть достоверность судебного доказательства, обнаружил полное отсутствие единства мнений. Существующие точки зрения даже сложно объединить в какие-либо группы. Критерием достоверности выступают: совокупность признаков, касающихся содержания и процессуальной формы доказательства90; совокупность доказательств по делу91; признание судом

89 Гражданский процесс: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. М.К. Треушникова. С. 281. (Автор гл. В.В. Молчанов).

90 См.: Матюшин Б.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции по гражданским делам. С. 15 - 16.

истинности или ложности сведений, содержащихся в доказательствах92; доброкачественность источника и непротиворечие с другими доказательствами по делу93; неопровергнутость содержания доказательства в процессе доказывания94, правильность, соответствие полученных сведений о фактах действительности95, соответствие установленных обстоятельств дела фактическим обстоятельствам, имевшим место96, доверие суда97 и пр.

Такая палитра мнений может негативным образом сказаться на практике применения норм ГПК РФ и АПК РФ, посвященных достоверности доказательства. Не имея четко сформированного представления о том, что является содержанием проверки (оценки) достоверности доказательства, правоприменитель в ряде случаев не сможет провести полноценную проверку, что вряд ли следует признать правильным, поскольку достоверность доказательства является непременным условием вынесения законного и обоснованного судебного акта, следовательно, в обязательном порядке и в полном объеме должна проверяться судом при исследовании каждого доказательства по делу.

По мнению диссертанта, законодательно сформулированное в ч. 3 ст. 71 АПК РФ определение достоверности доказательства, согласно которого "доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности", в целом отвечает потребностям практики.

91 См.: Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном процессе. С. 144.

92 См.: Фокина М.А. Оценка доказательств и новый ГПК РФ // Арбитражный и гражданский процесс. 2003.

№ 6. (СПС "КонсультантПлюс"); Она же. От кодификации - к унификации // ЭЖ-Юрист. 2004. № 27. (СПС "КонсультантПлюс").

93 См.: Шараева Е.А. Процессуальная деятельность по привлечению, исследованию и оценке необходимых доказательств в арбитражном процессе // Налоги (газета). 2009. № 10. (СПС "КонсультантПлюс").

94См.: Овсянников И.В. Проблема достоверности доказательств в доказательственном праве России //

Современное право. 2004. № 7. (СПС "КонсультантПлюс").

95 См.: Треушников М.К. Судебные доказательства. М.: ОАО "Издательский дом "Городец", 2004. С. 142 или в кн.: Треушников М.К. Доказательство и доказывание в советском гражданском процессе. С. 71.

96 См.: Мохов А.А. Рыженков А.Я. Доказательства и доказывание в гражданском судопроизводстве России. С. 45.

97 См.: Шварц М.З. К вопросу о фальсификации доказательств в арбитражном процессе С. 79 - 92.

Что же касается содержания проверки достоверности доказательства, то, по мнению диссертанта, такая проверка должна проводиться посредством двух неотъемлемых составляющих. Во-первых, суду необходимо исследовать процесс формирования сведений о фактах, содержащихся в доказательстве, в частности, установить являются ли сведения о фактах следом факта объективной действительности. Во-вторых, определить, соответствуют ли сведения о фактах обстоятельствам дела, установленным судом. Такое сочетание позволит суду сделать правильный и однозначный вывод о достоверности судебного доказательства.

Учитывая то обстоятельство, что установленные законом правила допустимости доказательства являются гарантией достоверности содержащихся в доказательстве сведений о фактах, суду необходимо сначала оценивать допустимость доказательства и только в отношении допустимых доказательств проводить проверку достоверности содержащихся в них сведений.

На основе сформулированных выше выводов о понятии достоверности доказательства и содержании проверки достоверности, диссертантом далее в работе будет исследован вопрос о том, как соотносятся проверка достоверности доказательства и проверка достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства, а также определено содержание последней.

<< | >>
Источник: ЕРШОВА НАТАЛЬЯ ВЛАДИМИРОВНА. ПРОВЕРКА ДОСТОВЕРНОСТИ ЗАЯВЛЕНИЯ О ФАЛЬСИФИКАЦИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме §1. Понятие и достоверность судебного доказательства в российском законодательстве и доктрине:

  1. § 1. Понятие предпринимателя и его признаки. Порядок регистрации предпринимателя
  2. § 1. Понятие договора в сфере предпринимательства
  3. §1. Понятие и достоверность судебного доказательства в российском законодательстве и доктрине
  4. §2. История развития норм о подложности судебного доказательства в российском процессуальном законодательстве
  5. 2. Судебная экспертиза как способ проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства
  6. §3. Формирование судебной доктрины в налоговом праве России
  7. § 1. Особенности досудебного доказывания, проводимого органами предварительного расследования по делам о преступлениях террористического характера: теоретико-доктринальный аспект
  8. Понятие и правовая природа открытой лицензии в праве интеллектуальной собственности
  9. § 1. Понятие, цели и назначение обжалования административных решений, действий (бездействия) налоговых органов Ирака.
  10. §1. Конституционно-правовые допустимость и целесообразность упразднения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
  11. §4. Актуальные проблемы иперспективы развития (конституционализации) арбитражной судебной системы в Российской Федерации
  12. § 1. Понятие и сущность уголовно-процессуального доказывания на досудебных стадиях в свете представлений классической теории доказывания
  13. § 2. Формирование доказательств в формате предварительного следствия или дознания
  14. § 1. Уточнение (модернизация) информационного подхода к пониманию уголовно-процессуальных доказательств
  15. Зарубежный опыт правового регулирования применения электронной информации и электронных носителей информации по уголовнопроцессуальному законодательству государств-участников СНГ
  16. Особенности правового регулирования применения электронной информации и электронных носителей информации по уголовнопроцессуальному законодательству государств романо-германской и англо-американской системы права
  17. § 2. Уголовно-процессуальная форма информационных технологий, используемых для собирания, проверки и оценки доказательств
  18. § 2.2. Практические коллизии форм выражения (источников) российского уголовно-процессуального права
  19. § 6.1. Понятие суть и значение идеи res judicata в уголовном судопроизводстве России
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -