<<
>>

2. Судебная экспертиза как способ проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства

1. Современные достижения в области науки и техники, широкое распространение новейших средств копирования и печати вывели на более высокий уровень качественные и количественные показатели сфальсифицированных доказательств, существенным образом затруднив процесс их выявления в рамках гражданского судопроизводства.

Поэтому обращение к судебной экспертизе как к способу проверки достоверности спорного доказательства в ряде случаев становиться единственной возможностью установления его действительного характера.

В.С. Анохин, проведя анализ практики применения ст. 161 АПК РФ Арбитражным судом Воронежской области в 2008 году, установил, что для проверки обоснованности заявления о фальсификации доказательств судом практически по каждому третьему заявлению (30%) назначалась экспертиза, в

10 случаях (18%) истребовались подлинники документов, о фальсификации которых заявлено, или другие дополнительные доказательства, в 6 случаях (11%) вызывались свидетели. На основе полученных данных автор пришел к выводу о том, что в качестве основной меры для проверки заявления о фальсификации доказательств судом назначается экспертиза247. Но, несмотря на значимость и распространенность судебной экспертизы в гражданском судопроизводстве, многие вопросы, связанные с ее назначением и проведением в рамках проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства, остаются неурегулированными.

Согласно ч. 1 ст. 82 АПК "для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле. В случае, если назначение экспертизы предписано законом или предусмотрено договором либо необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного доказательства либо

247 См.: Анохин В.С.

Вопросы фальсификации доказательств в арбитражном процессе. С. 7 - 14.

если необходимо проведение дополнительной или повторной экспертизы, арбитражный суд может назначить экспертизу по своей инициативе".

Из содержания приведенной нормы следует, что необходимым условием привлечения к участию в процессе эксперта является невозможность разрешения вопросов, возникших в процессе рассмотрения конкретного дела, без применения специальных знаний. При этом законодательная дефиниция понятия "специальные знания" не содержится ни в цивилистических процессуальных кодексах, ни в Федеральном законе от 31.05.2001 № 73-ФЗ (в ред. от 06.12.2011) "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", которым подробно регулируются вопросы назначения и проведения судебной экспертизы. Нет определения и в Постановлении Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 № 23 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе".

В науке процессуального права приводятся различные определения понятия "специальные знания". М.К. Треушников пишет: "Под специальными познаниями в гражданском и арбитражном процессах понимаются такие знания, которые находятся за пределами правовых знаний, общеизвестных обобщений, вытекающих из опыта людей"248.

А.Г. Давтян выделяет три признака специальных знаний: "Во-первых,

специальные знания, есть знания, отличные от правовых; во-вторых, находятся за пределами общеизвестных знаний; в-третьих, ими владеет ограниченный круг специалистов"249.

Т.В. Сахнова предлагает следующее определение: «Всегда научные знания неправового характера, сопровождаемые адекватными (признанными) прикладными методиками, используемые для достижения определенных юридических целей»250. При этом автор верно указывает на то, что встречающиеся в науке определения нуждаются в уточнении терминологии:

248 Треушников М.К.Судебные доказательства.

С. 193.

249 Давтян А.Г. Экспертиза в гражданском процессе. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ереван, 1993. С. 10;

Она же. Экспертиза в гражданском процессе. - М.: СПАРК, 1995. С. 17.

250 Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. - М.: Городец, 2000. С. 8.

"совокупность знаний более точно отражается термином "знание", тогда как познанием охватывается сам процесс достижения знания"251.

По мнению Е.Р. Россинской, "под специальными знаниями традиционно понимают систему теоретических знаний и практических навыков в области конкретной науки либо техники, искусства или ремесла, приобретаемых путем специальной подготовки или профессионального опыта и необходимых для решения вопросов, возникающих в процессе уголовного или гражданского судопроизводства"252.

В целом вышеприведенные определения термина "специальные знания"

по своему содержанию и смыслу не только не противоречат, но и гармонично дополняют друг друга, что дает возможность объединить их в одно более широкое определение, согласно которому специальные знания – это система теоретических знаний и практических навыков, которыми владеет ограниченный круг специалистов в области конкретной науки, техники, искусства, ремесла, выходящих за пределы правовых знаний (с учетом исключения, установленного п. 2 ст. 1191 ГК РФ и Постановлением Пленума ВАС РФ № 23 от 04.04.2014), общеизвестных обобщений, вытекающих из опыта людей, приобретаемых путем специальной подготовки или профессионального опыта, и необходимых для решения вопросов, возникающих в гражданском, административном, уголовном и конституционном судопроизводствах.

Рассмотрим вопрос о предмете и объекте судебной экспертизы, назначаемой в целях проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства.

По мнению Е.Р. Россинской, предмет судебной экспертизы составляют фактические данные (обстоятельства дела), исследуемые и устанавливаемые в гражданском, административном, уголовном и конституционном

251 Сахнова Т.В.

Судебная экспертиза. С. 10.

252 Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе / Е.Р. Россинская. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Норма, 2009. - С. 7.

судопроизводстве на основе специальных знаний в различных областях науки и техники, искусства и ремесла253.

Т.В. Аверьянова указывает, что предметом экспертизы является установление фактов (фактических данных), суждений о факте, имеющих значение для уголовного, гражданского, арбитражного дела либо дел об административных правонарушениях, путем исследования объектов экспертизы, являющихся материальными носителями информации о происшедшем событии254.

А.М. Зинин и Н.П. Майлис отмечают, что применительно к конкретной

экспертизе ее предметом является экспертная задача, которую предстоит решить эксперту в ходе и по результатам исследования на основе соответствующего объема специальных познаний с использованием находящихся в его распоряжении средств и методов255.

Все вышеприведенные определения достаточно полно раскрывают

понятие предмета судебной экспертизы. Но, именно определение, сформулированное А.М. Зининым и Н.П. Майлисом, очень точно с практической стороны определяет как предмет, так и само содержание судебной экспертизы. На основании указанного определения, в самом общем виде, предмет судебной экспертизы, назначаемой в целях проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства, представляется возможным определить как экспертную задачу по установлению наличия или отсутствия в процессе формирования сведений о фактах, содержащихся в спорном доказательстве, следа фальсифицирующего воздействия на материальный носитель (источник доказательства), в результате которого сведениях о фактах перестали соответствовать или изначально не соответствовали действительности. При этом, средства и методы,

253 Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе.

С. 29 - 30.

254См.: Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза. Курс общей теории / Т.В. Аверьянова. - М.: Норма, 2007. С.77.

255 См.: Зинин А.М., Майлис Н.П. Судебная экспертиза. Учебник. – М.: Право и закон; Юрайт-Издат, 2002.

С. 20.

используемые экспертом для разрешения указанной задачи, будут зависеть от объекта фальсификации и способа ее совершения.

Объектом экспертного исследования является материальный объект, содержащий информацию, необходимую для решения экспертной задачи256. Согласно ст. 10 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31.05.2001 года №71-ФЗ объектами экспертных исследований являются вещественные доказательства, документы, предметы, животные, трупы и их части, образцы для сравнительного исследования, а также материалы дела, по которому производится судебная экспертиза.

В соответствии с п.10 Постановления Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 года № 23 объектами экспертизы в арбитражном процессе могут быть вещественные доказательства, документы (причем как сами документы, так и содержащиеся в них сведения), предметы, образцы для сравнительного исследования, пробы, а также материалы дела, по которому производится судебная экспертиза. Таким образом, объектами экспертного исследования могут быть как доказательства, обосновывающие требования и возражения сторон, так и доказательства, специально собранные для этих целей (образцы подписей, текстов и пр.).

Анализ судебной практики показывает, что суды с учетом конкретных обстоятельств дела для проверки доводов заявителя о фальсификации (подложности) доказательства, как правило, назначают проведение почерковедческой и судебно-технической экспертизы (исследование реквизитов и материалов документов).

Судебно-техническая экспертиза - это специфическая экспертиза, обладающая особым статусом, назначаемая судом в целях определения способа изготовления или подделки документа, определения использованных для этого

256 См.: Россинская Е.Р.

Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. С. 36.

технических средств, а также исследования материалов или реквизитов документа257.

Д.В. Гончаров и И.В. Решетникова подразделяют судебно-техническую экспертизу в зависимости от объектов исследования и разрешаемых задач на два вида: исследование реквизитов документов и материалов документов258.

"Реквизиты документа, - пишут авторы,- это обобщенное название текстов, изображений, выполненных полиграфическим способом или на знакопечатающих устройствах; рукописных записей, подписей, оттисков печатей и штампов и др. Материалы документов - это условное название материалов и веществ, предназначенных для изготовления документов: материалы письма (применяются для выполнения реквизитов в документе), основа документа (бумага, картон), вспомогательные материалы (применяются для скрепления, брошюровки частей документа, для корректировки реквизитов и т.п.). К материалам документов относят также вещества, используемые для удаления реквизитов в документе, - травящие (смывающие) вещества"259.

Вопросы, связанные с объектом почерковедческой и судебно-

технической экспертиз, порядком их назначения и проведения, качеством, количеством и перечнем необходимого исследовательского материала, с формулированием вопросов и оценкой заключения эксперта, были подробно разработаны в научной литературе260, поэтому в рамках настоящего диссертационного исследования будут рассмотрены только лишь отдельные проблемные вопросы, возникающие при проведении судебной экспертизы в рамках проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства.

257 См.: Судебная экспертиза в арбитражном процессе / Е.Н. Антонова, А.А. Ануфриев, О.Л. Братчикова и др.; под ред. Д.В. Гончарова, И.В. Решетниковой. С. 54.

258 См.: Там же. С. 55.

259 См.: Там же. С. 56.

260 См.: Орлов Ю.К. Заключение эксперта как источник выводного знания в судебном доказывании (уголовно-процессуальные, криминалистические, логико-гносеологические проблемы. Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1985; Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и

уголовном процессе; Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. - М.: Городец, 2000; Она же. Экспертиза в

гражданском процессе (Теоретическое исследование). Дис. ... д-ра юрид. наук. Красноярск, 1998; Судебная экспертиза в арбитражном процессе / Е.Н. Антонова, А.А. Ануфриев, О.Л. Братчикова и др.; под ред. Д.В. Гончарова, И.В. Решетниковой; Судебная экспертиза: Учебное пособие / Д.А. Сорокотягина, И.Н. Сорокотягин.

– Ростов н/Д.: Феникс, 2006.

2. В судебной практике встречаются случаи, когда суд, не прибегая к помощи эксперта, проводит сличение подписей или печатей на спорных документах и приходит к выводу о подлинности (фальсификации) доказательства. Так, для проверки достоверности заявления о фальсификации суд апелляционной инстанции в соответствии с абз. 2 п. 3 ч. 1 ст. 161 АПК РФ исследовал другие доказательства. Путем сличения печатей, имеющихся на спорных доказательствах и на других документах, судебная коллегия не усмотрела признаков фальсификации доказательств - накладных, представленных истцом261.

В комментариях к АПК РФ можно встретить аналогичную точку зрения,

согласно которой: "Если ответчик полагает, что в договоре фальсифицирована подпись лица, его подписавшего, то суд может вызвать лицо, подписавшее договор, для уточнения факта принадлежности подписи. Возможно предложить лицу, заявившему о фальсификации доказательства, представить другие доказательства, подтверждающие фальсификацию спорного доказательства. В указанном примере это могут быть образцы подписи данного лица. Сопоставление доказательств позволит суду прийти к выводу о характере спорного доказательства"262.

Как было нами установлено, суд обращается к помощи эксперта тогда,

когда у него есть потребность в специальных знаниях, под которыми следует понимать систему теоретических знаний и практических навыков, которыми владеет ограниченный круг специалистов в области конкретной науки, техники, искусства, ремесла, выходящих за пределы правовых знаний (с учетом исключения, установленного п. 2 ст. 1191 ГК РФ и Постановлением Пленума ВАС РФ № 23 от 04.04.2014), общеизвестных обобщений, вытекающих из опыта людей, приобретаемых путем специальной подготовки или профессионального опыта, и необходимых для решения вопросов,

261 См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.03.2010 № 09АП-28513/2009-ГК по делу № А40-27779/09-118-140 // СПС "КонсультантПлюс".

262 Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. П.В. Крашенинникова. (СПС "КонсультантПлюс").

возникающих в гражданском, административном, уголовном и конституционном судопроизводствах.

Можем ли мы говорить о том, что сличение реквизитов документов, установление их происхождения (принадлежности) не выходит за пределы правовых знаний, общеизвестных обобщений, вытекающих из опыта людей, и не требует теоретических знаний и практических навыков в области конкретной науки? Думается, что нет. Для решения, например, судебно- почерковедческих задач эксперту представляются три вида образцов подчерка: свободные, экспериментальные и условно-свободные. Эксперт излагает свои выводы после полного и всестороннего сопоставления всех признаков, содержащихся в исследуемом тексте (подписи) с представленными образцами, которое осуществляется в соответствии со специально разработанными

методиками263. Так, различие подписей может обуславливаться воздействием

внешних факторов (неудобное положение при письме, болезнь и пр.), в тоже время внешнее сходство реквизитов документов может являться следствием высокого качества подделки. "В отдельных случаях квалифицированность подделки свидетельствует о возможном участии в изготовлении документов специалистов-профессионалов",264 - пишет М.В. Жижина.

По мнению диссертанта, установление происхождения реквизитов

документов, их сличение, определение принадлежности не может быть выявлено судом путем простого визуального сопоставления и выходит за пределы полномочий суда, поскольку требует наличия специальных знаний.

Т.В. Сахнова также верно указывает, что "даже если судья обладает необходимой подготовкой, он не вправе подменять собой эксперта в силу требований гражданско-процессуальной формы (недопустимость смешения различных процессуальных функций)"265.

263 См.: Судебная экспертиза в арбитражном процессе / Е.Н. Антонова, А.А. Ануфриев, О.Л. Братчикова и др.; под ред. Д.В. Гончарова, И.В. Решетниковой. С. 47.

264 Жижина М.В. Противодействие фальсификации документов в арбитражном судопроизводстве // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2008. № 3 (СПС "КонсультантПлюс"); Она же. Ахиллесова печать // ЭЖ-

Юрист. 2008. № 43. (СПС "КонсультантПлюс").

265 Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. С. 231.

Поэтому, правильной представляется позиция, высказанная в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 27.02.2006 № А74- 1553/04-К1-Ф02-6333/05-С2 по делу № А74-1553/04-К1. Признавая незаконным решение суда первой инстанции, установившего путем простого сравнения несоответствие подписи на спорном документе, подписям на других документах, имеющихся в деле, судебная коллегия указала, что "разрешение вопроса о принадлежности подписи, содержащейся в каком-либо документе, определенному лицу требует специальных познаний"266.

К аналогичным выводам пришел ФАС Северо-Кавказского округа,

который в Постановлении № Ф08-2754/05 от 05.07.2005 по делу № А53- 20340/2004-С2-33 указал следующее: "апелляционная инстанция, сделав вывод о том, что визуальное сравнение подписей ответчика не позволяет утверждать, что подпись в получении претензии исполнена С., рассмотрела вопрос, требующий специальных знаний. Однако для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, суд назначает экспертизу в порядке, установленном ст. 82 АПК РФ. Суд не вправе возлагать на себя функции экспертного учреждения по изложенному вопросу"267.

Таким образом, вопрос о характере спорного доказательства не может

быть разрешен судом путем визуального сопоставления реквизитов спорного документа с реквизитами других доказательств, имеющихся в материалах дела, поскольку, во-первых, для этого необходимо наличие специальных знаний, во- вторых, это нарушает требования гражданско-процессуальной формы в части недопустимости смешения различных процессуальных функций268.

266 Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 27.02.2006 № А74-1553/04-К1-Ф02-6333/05-С2 по делу № А74-1553/04-К1 // СПС "КонсультантПлюс".

267 Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 05.07.2005 № Ф08-2754/05 по делу № А53- 20340/2004-С2-33 // СПС "КонсультантПлюс". См. также: Постановление Десятого арбитражного

апелляционного суда от 25.01.2008 по делу № А41-К2-20561/06 // СПС "КонсультантПлюс".

268 Указанное положение в виду многообразия жизненных ситуаций может иметь исключения. Так, например, суду нет необходимости проводить почерковедческую экспертизу в тех случаях, когда в силу

объективных бесспорных обстоятельств лицо, от имени которого предположительно сделана подпись, не могло в действительности проставить ее на спорном доказательстве (нахождение указанного лица в предполагаемый

период подписания документа в состоянии комы, иные физиологические особенности (отсутствие верхних

конечностей, парализация) и пр.

3. Обратимся к рассмотрению другой проблемы, возникающей в гражданском судопроизводстве при назначении экспертизы для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства. В правоприменительной практике распространены случаи, когда лицо, заявляющее о фальсификации доказательства, не ходатайствует о проведении экспертизы для проверки достоверности своего заявления, и экспертиза в соответствии с нормами ч. 1 ст. 82, ст. 161 АПК РФ, ч.1 ст.79, ст.186 ГПК РФ назначается по инициативе суда. В указанных случаях возникает вопрос: на кого ложится бремя несения расходов, связанных с проведением экспертизы? В соответствии с ч. 2 ст. 96 ГПК РФ, ч. 3 ст. 109 АПК РФ если назначение экспертизы, вызов свидетеля осуществляются по инициативе суда, то соответствующие расходы возмещаются за счет средств федерального бюджета. Однако в юридической литературе неоднократно указывалось, что в арбитражной практике данная норма не работает, так как нет полноценного

механизма ее реализации269. В результате экспертиза в целях проверки

достоверности заявления о фальсификации по инициативе арбитражного суда назначается крайне редко. Вопрос актуален еще и потому, что суды вышестоящих инстанций, отменяя решения по мотиву непринятия мер по проверке достоверности заявления о фальсификации доказательства достаточно часто предписывают суду провести соответствующую судебную экспертизу, не определяя источника ее финансирования.

В практическом пособии под редакцией В.В. Яркова указывается: "если лицо, представившее спорное доказательство, не согласно на его исключение, суд по собственной инициативе или по ходатайству лиц, участвующих в деле, может назначить экспертизу доказательства с возложением расходов по ее проведению на лицо, обратившееся с заявлением о фальсификации, либо иным способом проверить обоснованность доказательства"270.

269 См., напр.: Антошин А.Н. Рассмотрение заявлений о фальсификации доказательств в арбитражном процессе. С. 52 - 55.

270 Практика применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации: более 350

актуальных вопросов: Практическое пособие/ под ред. В.В. Яркова, С.Л. Дегтярева. (СПС "КонсультантПлюс").

ВАС РФ, в свою очередь, в Определении от 04.04.2007 № 3395/07 признал допустимым возложение обязанности по оплате экспертизы в составе судебных расходов на проигравшую сторону в порядке ст. 110 АПК РФ, что, по мнению А. Потеевой, Т. Крюкаевой позволяет судам использовать данную позицию в правоприменительной практике271. Рассмотрим указанный "прецедент" подробнее.

В ходе апелляционного производства истцы обратились с заявлениями о фальсификации доказательств, представленных в суд апелляционной инстанции ответчиком. Определением от 19.09.2006 с целью проверки заявлений о фальсификации доказательств суд апелляционной инстанции назначил комплексную техническую и судебно-почерковедческую экспертизу, возложив оплату расходов по ее проведению на истцов. Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 12.12.2006 определение от 19.09.2006 оставлено без изменения. Истцы, не согласившись с определением от 19.09.2006 в части возложения на них обязанности по оплате расходов на проведение экспертизы и с постановлением суда кассационной инстанции от 12.12.2006, считая, что эти судебные акты вынесены с нарушением требований ч. 1 ст. 82 и ч.3 ст. 109 АПК РФ, обратились в ВАС РФ с надзорной жалобой. Отказывая в передаче жалобы в Президиум ВАС РФ, суд указал следующее: "Поскольку истцы заявили о фальсификации всех дополнительно представленных ответчиком в суд апелляционной инстанции доказательств, у суда имелись основания для назначения экспертизы всех представленных документов с возложением расходов по ее проведению на истцов. При этом следует учитывать, что в силу ч. 1 ст. 110 АПК РФ судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят

судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другой стороны"272.

Таким образом, правоприменитель считает возможным возлагать расходы по проведению экспертизы, назначаемой по инициативе суда, первоначально на

271 См.: Потеева А., Крюкаева Т. Проверка фальсификаций // ЭЖ-Юрист. 2008. № 38. (СПС "КонсультантПлюс").

272 Определение ВАС РФ от 04.04.2007 № 3395/07 по делу № А72-8040/05-20/345 // СПС

"КонсультантПлюс".

сторону, заявляющую о фальсификации доказательства, с последующим их распределением между сторонами по правилам ч. 1 ст. 110 АПК РФ.

По нашему мнению, указанный подход прямо противоречит нормам ч. 1 ст. 82, ст. 161 АПК РФ, ч.1 ст.79, ст.186 ГПК РФ, не учитывает случаев, когда у лица, заявляющего о фальсификации (подложности) доказательства, отсутствует финансовая возможность нести расходы по проведению экспертизы, и ограничивает право суда проводить проверку достоверности заявления о фальсификации доказательства путем назначения экспертизы, поскольку ставит возможность ее проведения в зависимость от действий стороны по внесению необходимых денежных средств на депозит суда. Представляется, что практические проблемы реализации норм закона не должны приводить к игнорированию (неисполнению), содержащихся в них императивных предписаний и к созданию альтернативных механизмов, прямо противоречащих действующему процессуальному закону. Поэтому проведение экспертизы по инициативе суда, при отсутствии согласия стороны, заявляющей о фальсификации (подложности) доказательства, нести указанные расходы, в соответствии с положениями ч. 1 ст. 82АПК РФ, ч.1 ст.79 ГПК РФ должно производиться за счет средств федерального бюджета. При этом действующий АПК РФ необходимо дополнить нормами аналогичными ст. 103 ГПК РФ, предусматривающими возможность возмещения судебных расходов, понесенных судом в связи с рассмотрением дела, за счет проигравшей спор стороны.

4. Согласно ч. 1 ст. 86 АПК РФ на основании проведенных исследований и с учетом их результатов эксперт от своего имени или комиссия экспертов дает заключение в письменной форме и подписывает его. Заключение эксперта состоит из вводной части, исследовательской части и выводов, последние содержат ответы на поставленные перед экспертом вопросы. Выводы эксперта

в научной литературе принято подразделять по степени определенности на категорические и вероятные273.

Под категорическим выводом ученые понимают достоверный274 вывод о

факте независимо от условий его существования, например, категорическими положительными будут выводы о том, что подпись в завещании выполнена гражданином Н. Если эксперт не находит оснований для категорического заключения, выводы носят вероятный, т.е. предположительный, характер. Вероятный вывод представляет собой обоснованное предположение (гипотезу) эксперта об устанавливаемом факте и обычно отражает неполную внутреннюю психологическую убежденность в достоверности аргументов, среднестатистическую доказанность факта, невозможность достижения полного знания. Вероятные выводы допускают возможность существования факта, но и не исключают абсолютно другого (противоположного) вывода275.

В судебной практике распространены случаи, когда выводы,

содержащиеся в заключении эксперта, полученном в рамках проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства, носят именно вероятный характер. Однако вопрос о доказательственном значении таких выводов является одним из наиболее дискуссионных, причем как в доктрине гражданского процессуального права, так и в правоприменительной практике.

Ряд авторов, среди которых М.С. Строгович, Ф.Н. Фаткуллин А.Р. Шляхов, В.И. Шиканов276, категорически отрицают за вероятным выводом эксперта значение судебного доказательства. Другая группа ученых277

273 См.: Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. (СПС "КонсультантПлюс"); Судебная экспертиза: Учебное пособие / Д.А. Сорокотягина, И.Н. Сорокотягин. С. 170.

274 Определение категорического вывода как вывода достоверного вызывает возражения, поскольку не исключены случаи, когда и категоричный вывод может быть недостоверным, например, ввиду недостоверности

материалов экспертизы.

275 Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. (СПС "КонсультантПлюс").

276 Обоснование тезиса о невозможности использования вероятных заключений см., напр.: Фаткуллин Ф.Н.

Общие проблемы процессуального доказывания. С. 114; В.И. Шиканов. О допустимости и доказательственном значении вероятных заключений экспертов // Советское государство и право. 1963. №10. С. 117 - 120.

277 См., напр. Арсеньев В.Д. Рецензия на методическое пособие Ю.К.Орлова "Формы выводов в заключении эксперта" // Теоретические и методические вопросы судебной экспертизы: Сб. науч. тр. ВНИИСЭ. М., 1984.

указывает, что вероятный вывод может быть использован для построения версий, имеет ориентирующее значение. В частности, Е.Р. Россинская пишет: "Вероятное заключение не может быть доказательством, а лишь позволяет получить ориентирующую, поисковую информацию, подсказать версии, нуждающиеся в проверке278.

Противоположного взгляда придерживается А.Г. Давтян, которая считает,

что "вероятное заключение эксперта, как и другие виды экспертных заключений, есть доказательство, которое должно быть оценено судом на основании принципов оценки доказательств, предусмотренных законом, и по усмотрению суда может быть положено в основу судебного решения"279.

В процессуальной доктрине также существует точка зрения, согласно

которой вероятное заключение эксперта может быть использовано в качестве косвенного доказательства280.

Неопределенность по вопросу о доказательственном значении вероятного заключения эксперта, негативно сказывается на практике правоприменения норм ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ. При проверке заявления о фальсификации (подложности) доказательства путем назначения судебной экспертизы суды различным образом относятся к вопросу о возможности установления фальсификации (подлинности) спорного доказательства на основе вероятного заключения эксперта.

Так, в рамках производства по делу № 2-2597/11 для проверки заявления о подложности доказательства (договора займа и расходного кассового ордера) были проведены две судебные почерковедческие экспертизы, на разрешение которых был поставлен вопрос о принадлежности подписи на документах ответчику К. Согласно выводам первого экспертного исследования "Подписи,

С. 168 - 169; Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. С. 245.

278 См.: Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. (СПС "КонсультантПлюс"); См. также: Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. С. 245.

279 Давтян А.Г. Экспертиза в гражданском процессе. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ереван, 1993. С. 25.

280 См.: Винберг А.И. Орлов Ю.К. Формы выводов в заключении эксперта: Методическое пособие. - М., 1981. гл. III; Орлов Ю.К. Категории вероятности и возможности в экспертном исследовании // Вопросы теории

судебной экспертизы: Сб. науч. трудов. Вып. 39. М.: ВНИИСЭ, 1979. С. 49 - 82; Треушников М.К. Судебные

доказательства. С. 205; Он же. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. С. 137.

выполненные от имени К. в договоре займа выполнены, вероятно, не К., а другим лицом (лицами)". Согласно второму заключению "Подпись в договоре займа, а также рукописный текст, выполненный в строке "получил", выполнены, вероятно, самим К." Суд отверг указанные выше экспертные заключения по причине вероятностного характера изложенных в них выводов281.

Аналогичный подход правоприменителя выражен в Постановлении

Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.08.2010 № 09АП-5754/2010- АК по делу № А40-62213/09-76-261, согласно которому суд апелляционной инстанции не принял во внимание результаты почерковедческой экспертизы в качестве надлежащего, бесспорного и допустимого доказательства по делу, поскольку экспертное заключение носило вероятностный характер (из выводов эксперта следовало, что подписи, изображение которых расположено на представленных на почерковедческую экспертизу документах, вероятно, выполнены не Е., а другим лицом). Оценив заключение эксперта, суд апелляционной инстанции указал следующее: "Из заключения эксперта не следует категорического вывода о том, кем выполнены подписи на договоре купли-продажи и счетах-фактурах. Единственный однозначный вывод эксперта следующий: "Решение вопроса в категорической форме возможно только при представлении в распоряжение эксперта оригиналов документов и дополнительных свободных образцов подписей Е., приближенных по дате исполнения к спорным подписям". Таким образом, вероятное заключение эксперта не может быть положено в основу судебного акта, поскольку не подтверждает либо опровергает факты, а лишь указывает на их вероятность. Исходя из изложенного, заключение не может быть принято в качестве доказательства по настоящему делу, поскольку на его основании отсутствует

281 См.: Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 02.02.2012 № 33-291/2012 по делу № 2-2597/11 // СПС "КонсультантПлюс".

возможность установить какие-либо обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора по существу"282.

При определении правомерности такого подхода необходимо ответь на два вопроса: во-первых, может ли вероятностное заключение эксперта, соответствующее всем предъявляемым законом требованиям, быть отвергнуто судом только по причине его вероятного характера? Во-вторых, не должен ли суд назначать в таких случаях проведение повторной экспертизы в порядке, предусмотренном ст. 87 ГПК, ст.87 АПК РФ?

Разделяя научную точку зрения, согласно которой вероятное заключение эксперта имеет доказательственное значение косвенного доказательства, представляется возможным сделать вывод о необходимости приобщения к материалам дела вероятного заключения эксперта, соответствующего требованиям закона.

При определении необходимости назначения и проведения повторной экспертизы предлагается использовать критерий, предложенный И.М. Резниченко, восходящий к принципу объективной истины. Ученый писал: "У суда может быть достаточно оснований для того, чтобы отвергнуть заключение эксперта, но недостаточно оснований для того, чтобы положительно решить вопрос, поставленный на разрешение экспертизе. В этом случае суд должен назначить новую экспертизу. В противном случае он не выполнит своей задачи по установлению фактических обстоятельств дела"283. К сказанному, по нашему мнению, необходимо добавить также объективную возможность достижения категорического вывода с учетом конкретных обстоятельств дела. Поскольку в случаях, когда вероятный вывод эксперта

обусловлен недостаточностью экспериментального материала и восполнить его не представляется возможным, повторная экспертиза, скорее всего, будет также носить вероятный характер.

282 Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.08.2010 № 09АП-5754/2010-АК по делу № А40-62213/09-76-26. // СПС "КонсультантПлюс".

283 Резниченко И.М. Оценка доказательств в советском гражданском процессе. С. 267.

Согласимся с Т.А. Лилуашвили, что "при наличии определенных условий, в частности, когда причиной необоснованности заключения эксперта являются такие обстоятельства, которые могут быть устранены при проведении повторной экспертизы, а также, когда в деле отсутствуют другие доказательства, подтверждающие факты, для установления которых была назначена экспертиза, суд обязан назначить повторную экспертизу"284.

Таким образом, при определении необходимости проведения повторной

экспертизы в целях проверки достоверности заявления о фальсификации (подлоге) доказательства суду необходимо выяснить, позволяют ли имеющиеся в деле доказательства, с учетом вероятного заключения эксперта сделать однозначный вывод о фальсификации (достоверности) спорного доказательства. Если суду не удается прийти к однозначному выводу, следует назначить проведение повторной экспертизы при условии, что существует объективная возможность достижения категорического вывода по вопросам, поставленным на разрешение экспертам.

На основании вышеизложенного нельзя признать обоснованной судебную практику по отказу в принятии заключения эксперта в качестве доказательства только по причине его вероятного характера и неназначение в указанных случаях повторной экспертизы.

В судебной практике при проверке достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства встречается и совершенно противоположный подход к вероятному заключению эксперта, а именно суд считает возможным сделать вывод о характере спорного доказательства только лишь на основе вероятного заключения эксперта.

Так, в рамках производства в арбитражном суде первой инстанции по делу № А66-3142/2010 было заявлено ходатайство о фальсификации доказательств (писем, представленных истцом в подтверждение надлежащего уведомления ответчика о переходе права требования по договорам поставки). В

284 Т.А. Лилуашвили. Экспертиза в советском гражданском процессе. Тбилиси. Изд. "Мецниереба", 1967.

С. 173.

судебном заседании генеральный директор ответчика К. отрицал факт получения писем и проставления на них своей подписи. Определением суда была назначена почерковедческая и техническая экспертиза спорных документов. Согласно заключению эксперта печати на письмах, представленных истцом, не принадлежат ответчику, а подписи от имени генерального директора ответчика К. на них выполнены, вероятно, не К., а другим лицом. В судебном заседании эксперт пояснила, что исследованные ею подписи недостаточно формативны, поэтому нельзя выявить все 12 признаков; в данном случае выявлены признаки достаточно существенные, позволяющие все же считать, что это подписи не К. Суд первой инстанции, только лишь на основе данного вероятного заключения, пришел к выводу о том, что письма не могут считаться надлежащими доказательствами уведомления ответчика о состоявшемся переходе права требования. Суды вышестоящих инстанций

согласились с указанными выводами285.

В другом аналогичном деле суд, основываясь лишь на вероятном заключении эксперта, не только сделал вывод о характере спорного доказательства, но и исключил его из числа доказательств по делу286.

Такой подход правоприменителя также представляется ошибочным. Как уже было сказано, вероятные выводы допускают возможность существования факта, но и не исключают абсолютно другого (противоположного) вывода287. Поскольку на основе вероятного заключения нельзя однозначно ответить на вопрос о том, является ли спорное доказательство сфальсифицированным или достоверным, такое доказательство следует оценивать, в том числе по правилам косвенного доказательства, т.е. исследовать в совокупности со всеми доказательствами и обстоятельствами по делу, с тем чтобы свести все факты в

285 См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.02.2012 по делу № А66-3142/2010 // СПС

"КонсультантПлюс". См. также: Определение ВАС РФ от 18.06.2012 № ВАС-7241/12 об отказе в передаче дела

№ А66-3142/2010 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора; Постановление ФАС Северо- Западного округа от 13.09.2011 по делу № А56-51948/2008 // СПС "КонсультантПлюс".

286 См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.12.2007 по делу № А56-25242/2005 // СПС

"КонсультантПлюс".

287 Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. (СПС "КонсультантПлюс").

систему, восстанавливающую картину событий, получить замкнутую цепь косвенных доказательств288.

Поэтому правильной представляется позиция тех правоприменителей, которые оценивают вероятное заключение эксперта в совокупности с другими доказательствами, и по итогам такой оценки делают выводы о характере спорного доказательства. Рассмотрим соответствующий пример.

В рамках производства в арбитражном суде первой инстанции по делу № А40-85074/09-97-710 для проверки заявления о фальсификации доказательства (подписи на договоре поручительства) была назначена почерковедческая экспертиза, по результатам которой было установлено, что подпись на договоре поручительства вероятно выполнена генеральным директором ответчика Т. Суд, оценивая заключение эксперта в совокупности в другими доказательствами, в числе которых были показания свидетеля Новиковой Л.И., пояснившей, что господин Т. и госпожа Н. - генеральный директор заемщика приезжали в доп. офис "Дмитровский" с целью подписания договоров, пришел к выводу о подлинности представленного доказательства. Суды вышестоящих

инстанций признали указанные выводы правомерными289.

Различные подходы правоприменителя к оценке доказательственной силы вероятного заключения эксперта, полученного в рамках проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства негативным образом сказываются на практике правоприменения норм ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ, поскольку в одних случаях вероятное заключение эксперта полностью отвергается судом, а в других принимается в качестве прямого доказательства существования или отсутствия искомых фактов. В связи с чем, существует необходимость разъяснения указанных вопросов на уровне Пленума Верховного Суда РФ.

288 Гражданское процессуальное право: Учебник / С.А. Алехина, В.В. Блажеев и др.; Под ред. М.С. Шакарян. С. 180.

289 См.: Постановление ФАС Московского округа от 14.09.2010 № КГ-А40/10264-10 по делу № 40-85074/09- 97-710 // СПС "КонсультантПлюс". См. также: Постановление ФАС Московского округа от 27.05.2005,

20.05.2005 № КГ-А41/4386-05; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29.11.2011 по делу № А56-

30442/2010 // СПС "КонсультантПлюс".

5. Еще одним очень важным вопросом, возникающим при производстве экспертизы в рамках проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства и требующим скорейшего разрешения, является вопрос о необходимости получения у лица, представившего в суд спорное доказательство, согласия на его частичное уничтожение. В судебной практике распространены случаи, когда при проверке достоверности заявления о фальсификации доказательства отсутствие такого согласия приводит к отказу суда в назначении и проведении судебной экспертизы, а в случаях невозможности установить действительный характер спорного доказательства иными способами и к отклонению заявления о фальсификации

доказательства290.

Так, в ходе рассмотрения дела № А40-128065/10-117-1138 арбитражным судом первой инстанции в целях проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства была назначена технико-криминалистическая экспертиза договора подряда, соглашения о стоимости дополнительных работ и акта приемки выполненных работ. Однако экспертиза не была проведена судом из-за отсутствия согласия истца на частичное изменение или уничтожение документов и заявления экспертов о невозможности проведения данной экспертизы без изменения или уничтожения документов, представленных на экспертизу. Поскольку иных доказательств, опровергающих подпись ответчика на указанных документах, представлено не было, суд отклонил заявление о фальсификации доказательства и удовлетворил иск, положив в основу спорные

доказательства291.

Такая позиция находит поддержку и в суде кассационной инстанции. В частности, ФАС Московского округа, проверяя законность решения суда первой инстанции по делу № А40-151900/10-102-1277, признал правомерными

290 См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.04.2011 № 09АП-28598/2010 по делу № А40-97476/10-61-701; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2011

№ 09АП-28715/2011-ГК по делу № А40-128065/10-117-1138; Решение Арбитражного суда города Москвы от 05.04.2011; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.07.2011 по делу № А40- 151900/10-102-1277; Постановление ФАС Московского округа от 03.11.2011 по делу № А40-151900/10-102- 1277 // СПС "КонсультантПлюс".

291 См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2011 № 09АП-28715/2011-ГК по делу № А40-128065/10-117-1138 // СПС "КонсультантПлюс".

выводы суда о невозможности разрешения вопроса о фальсификации доказательства и отказ в назначении судебно-почерковедческой и судебно- технической экспертиз векселя по причине отсутствия согласия истца на частичное повреждение документа 292.

Однако судебная практика по данному вопросу лишена единообразия. В

частности, ФАС Московского округа, в Постановлении от 29.06.2011 № КГ- А40/5908-11 по делу № А40-97476/10-61-701 указал следующее: "Отказ в удовлетворении ходатайства о проведении экспертизы по причине отсутствия согласия истца на частичное уничтожение документа является незаконным, так как необходимость получения такого согласия не предусмотрена ни Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, ни Федеральным законом "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", согласно положениям которого (статья 10) при проведении исследований вещественные доказательства и документы могут быть повреждены или использованы только в той мере, в какой это необходимо для проведения исследований и дачи заключения с разрешения органа или

лица, назначивших судебную экспертизу"293.

Если мы обратимся к гражданскому процессу, то увидим, что отсутствие согласия стороны на частичное уничтожение спорного доказательства расценивается судом как уклонение лица от участия в экспертизе, и на основании ч. 3 ст. 79 ГПК РФ суд признает факт, для выяснения которого была назначена экспертиза, установленным или опровергнутым. Рассмотрим пример.

При производстве в суде первой инстанции истицей в порядке ст. 186 ГПК РФ подано заявление о подложности соглашения о расторжении трудового договора со ссылкой на то, что данное соглашение было подписано ею не 15.08.2011 г., а за несколько месяцев до указанной даты. Судом первой инстанции было отказано в удовлетворении ходатайства о проведении судебно- технической экспертизы для определения давности исполнения соглашения в

292 См.: Постановление ФАС Московского округа от 03.11.2011 по делу № А40-151900/10-102-1277 // СПС

"КонсультантПлюс".

293 Постановление ФАС Московского округа от 29.06.2011 № КГ-А40/5908-11 по делу № А40-97476/10-61- 701 // СПС "КонсультантПлюс".

связи с тем, что данный документ может быть испорчен и утратит юридическую силу, так как экспертное учреждение запросило письменное разрешение на право производства микровырезок из исследуемых штрихов записей (подписей) и оттисков печатей в оригиналах исследуемых документов. В суде апелляционной инстанции представитель ответчика К., у которого находится подлинник соглашения, не дал разрешение на производство микровырезок и возражал против проведения судебно-технической экспертизы. Руководствуясь ч. 3 ст. 79 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции посчитал установленным факт подложности оспариваемого соглашения и пришел к

выводу о незаконности произведенного увольнения Н.294.

Представляется, что указанная проблема ввиду ее многоаспектности и вариативности конкретных обстоятельств дела не может быть решена в какой- либо категорической форме. Формулировка императивного предписания судам проводить экспертизу даже в случаях неполучения согласия лица, представившего спорное доказательство, на его повреждение, при отсутствии механизма по восстановлению или дублированию такого доказательства, может привести к невозможности реализации в дальнейшем подтверждаемых им прав. Но и ставить возможность проведения экспертизы в прямую зависимость от воли незаинтересованного в ней лица, значит существенно ограничить право суда назначать экспертизу в целях проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства. Обращение к нормам ч. 3 ст. 79 ГПК РФ, также представляется не бесспорным, поскольку в данном случае речь идет о признании установленным факта фальсификации доказательства, что согласно нормам Уголовного кодекса РФ является преступлением, влекущим уголовную ответственность. Поэтому, признание спорного доказательства фальсифицированным без проведения какого-либо исследования вряд ли следует признать правильным.

294 См.: Апелляционное определение Белгородского областного суда от 02.04.2012 № 33-854 // СПС

"КонсультантПлюс".

А.В. Юдин, рассматривавший данный вопрос в своей научной статье, пришел к выводу о том, что "если допустить возможность суда санкционировать гибель документа, то такая возможность должна сосуществовать с некими реабилитационно-компенсационными процедурами, позволяющими стороне безболезненно перенести утрату документа и не понести поражения в правах, тем более при экспертном установлении достоверности документа"295. Эта задача, по мнению автора, должна лечь на суд и на лицо, требующее экспертизы: "Суд может заверить копии документа, подвергаемого экспертизе, и (или) запросить от уполномоченных органов заменяющие документы; другая сторона могла бы компенсировать расходы лица, связанные с восстановлением документа в случае, если экспертным путем будет установлена его подлинность, а также убытки, связанные с утратой документа"296.

Предложение, высказанное А.В. Юдиным, с точки зрения формальной

логики выглядит обоснованным, но с точки зрения механизма его реализации - громоздким и трудно выполнимым, поскольку порождает еще большую неопределенность. Например, если в ходе экспертизы повреждена ценная бумага, будет ли ее копия, заверенная судом, приравнена к подлиннику, или суду необходимо запрашивать заменяющие ее документы, но у кого запрашивать, если лицо, предположительно выдавшее ценную бумагу, оспаривает ее подлинность, и какие иные документы способны ее заменить?

Представляется, что в случаях, когда проведение экспертизы невозможно без повреждения спорного доказательства суду необходимо придерживаться следующего алгоритма действий: во-первых, установить возможность проверки заявления о фальсификации (подложности) доказательства иными, предусмотренными в законе способами; во-вторых, определить, способно ли частичное повреждение доказательства, направляемого на экспертизу, привести к дальнейшей невозможности осуществления по нему соответствующих прав и

295 Юдин А.В. Процессуальные проблемы назначения, проведения и оценки результатов экспертиз "давности" документов в гражданском и арбитражном судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2010. № 12. С. 14 - 18.

296 Там же.

обязанностей. В тех случаях, когда такая опасность существует и лицо, представившее доказательство, возражает против проведения экспертизы, суду следует признать за спорным доказательством значение косвенного доказательства. Думается, что в ситуации, когда лицо, участвующее в деле, оспаривает достоверность доказательства, а лицо, представившее спорное доказательство, отказывается от проведения экспертизы, у суда нет оснований, относится к такому доказательству как к бесспорно достоверному и делать на его основе выводы о наличии (отсутствии) обстоятельств, для подтверждения которых оно было представлено.

По мнению диссертанта, распространять на доказательство, заподозренное в фальсификации, режим косвенного доказательства необходимо и в тех случаях, когда эксперт дает заключение о невозможности ответить на поставленные вопросы, вследствие того, что исследуемое доказательство подвергалось, например, активному термическому воздействию с целью изменения свойств. Так, из заключения эксперта, полученного в ходе апелляционного производства по делу № А14-12192/2009/41/19б, следовало, что установить время нанесения подписей сторон в договоре займа, а также время нанесения рукописного текста и подписи Л. в расписке не представилось возможным по причине отсутствия в штрихах летучих компонентов. При этом экспертом в соответствии со ст. 86 АПК РФ был сделан вывод, что исследуемый договор после его изготовления подвергался активному термическому воздействию с целью изменения свойств реквизитов данного

документа297.

А.В. Юдин полагает, что при установлении подобного воздействия на доказательство "суду необходимо распространять на действия субъекта по повреждению доказательств режим и последствия уклонения от прохождения экспертизы (ч. 3 ст. 79 ГПК), а также предусмотреть фикцию отсутствия доказательства, поврежденного субъектом с целью недопущения проведения

297 См.: Постановление ФАС Центрального округа от 31.03.2011 по делу № А14-12192/2009/41/19б // СПС

"КонсультантПлюс".

экспертизы давности. Иными словами, такое доказательство с учетом интересов противоположной стороны считается не представленным в процесс и оно не может служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для дела"298.

С приведенной точкой зрения не представляется возможным согласиться.

Во-первых, установление факта агрессивного воздействия на спорное доказательство не влечет с необходимостью вывода о том, что такое воздействие было совершено именно лицом, представившим спорное доказательство, поскольку может иметь место преступный сговор эксперта с заинтересованным лицом, в результате которого сам эксперт осуществит указанные действия. Более того, доказательство может быть повреждено и непреднамеренно, вследствие случайного стечения обстоятельств. Во-вторых, распространение действия норм ч. 3 ст.79 ГПК РФ на указанные случаи, по нашему мнению, также является спорным. В ч. 3 ст. 79 ГПК РФ речь идет о признании факта установленным без проведения какого-либо экспертного исследования, в то время как в рассматриваемых случаях проводится полноценное исследование спорного доказательства, соответствующее всем требованиям закона. Иными словами, обозначенная проблема связана не с уклонением лица, участвующего в деле, от проведения экспертизы, а с оценкой выводов эксперта, что свидетельствует о существенном различии рассматриваемых процессуальных отношений и о невозможности их объединения в рамках норм ч. 3 ст. 79 ГПК РФ.

Бесспорным является то, что установленный экспертом факт агрессивного воздействия (светового, термического, химического и пр.) на спорное доказательство не должен игнорироваться судом, поскольку указанное обстоятельство не позволяет относиться к такому доказательству как к несомненно достоверному, но и полностью лишать его доказательственного значения, по приведенным выше соображениям, также неправильно. Поэтому в

298 Юдин А.В. Процессуальные проблемы назначения, проведения и оценки результатов экспертиз

"давности" документов в гражданском и арбитражном судопроизводстве. С. 14 - 18.

случаях установления экспертом факта агрессивного воздействия на спорное доказательство, предлагается оценивать его критически и только в совокупности с другими доказательствами по делу, т.е. как и вероятное заключение эксперта в качестве косвенного доказательства.

Проведенное диссертантом исследование позволяет сделать вывод о том, что вопросы, возникающие при назначении и проведении судебной экспертизы в рамках проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства, характеризуются отсутствием единства правоприменительной практики и доктринальной неразработанностью, что негативным образом сказывается на практике правоприменения норм ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ. Поэтому существует необходимость издания Постановления Пленума Верховного суда РФ по соответствующим вопросам. В целях устранения правовой неопределенности предлагается закрепить в указанном документе следующие положения, нашедшие свое обоснование в тексте работы:

1). Обстоятельства, указывающие на фальсификацию (подложность) спорного доказательства, не могут быть установлены судом путем визуального сопоставления реквизитов спорного документа с реквизитами других доказательств, имеющихся в материалах дела, поскольку суд не обладает специальными знаниями, а также по причине недопустимости смешения различных процессуальных функций.

2). При отсутствии согласия стороны, заявляющей о фальсификации (подлоге) доказательства, нести расходы, связанные с проведением экспертного исследования, экспертиза, назначаемая по инициативе суда, в соответствии с положениями ч. 1 ст. 82 АПК РФ, ч.1 ст.79 ГПК РФ производится за счет средств федерального бюджета. Расходы, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, возмещаются за счет проигравшей спор стороны.

3. Вероятное заключение эксперта, полученное при проведении экспертизы в рамках проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства и соответствующее требованиям закона, имеет

доказательственное значение косвенного доказательства, приобщается к материалам дела и оценивается в совокупности с другими доказательствами.

4). При определении необходимости проведения повторной экспертизы в целях проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства суду необходимо исходить из того, позволяют ли имеющиеся в деле доказательства, с учетом вероятного заключения эксперта сделать однозначный вывод о фальсификации (достоверности) спорного доказательства. При невозможности дать однозначный ответ суду необходимо назначать проведение повторной экспертизы при условии, что существует объективная возможность достижения категорического вывода по вопросам, поставленным на разрешение экспертам.

5). В случаях, когда проведение экспертизы невозможно без повреждения спорного доказательства, суду необходимо установить возможность проверки заявления о фальсификации (подложности) доказательства иными, предусмотренными в законе способами, а также определить, способно ли частичное повреждение доказательства привести к дальнейшей невозможности осуществления по нему соответствующих прав и обязанностей. В тех случаях, когда существует опасность утраты спорным доказательством его юридической силы, и лицо, представившее доказательство, возражает против проведения экспертизы, суду следует признавать за спорным доказательством значение косвенного доказательства, поскольку наличие возражений лица, участвующего в деле, относительно достоверности доказательства и отсутствие согласия лица, представившего спорное доказательство, на проведение экспертизы, не позволяют суду сделать однозначный вывод о наличии (отсутствии) обстоятельств, подтверждающихся спорным доказательством.

6). Режим косвенного доказательства необходимо распространять на спорное доказательство также в тех случаях, когда эксперт дает заключение о невозможности ответить на поставленные вопросы, вследствие того, что исследуемое доказательство подвергалось, например, активному термическому воздействию с целью изменения его свойств.

<< | >>
Источник: ЕРШОВА НАТАЛЬЯ ВЛАДИМИРОВНА. ПРОВЕРКА ДОСТОВЕРНОСТИ ЗАЯВЛЕНИЯ О ФАЛЬСИФИКАЦИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме 2. Судебная экспертиза как способ проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства:

  1. Письменные доказательства, их виды. Проверка судом заявления о подложности доказательств. Аудио- и видеозаписи. Их воспроизведение и исследование. Хранение и возврат носителей аудио- и видеозаписей.
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. §1. Понятие и достоверность судебного доказательства в российском законодательстве и доктрине
  5. §2. История развития норм о подложности судебного доказательства в российском процессуальном законодательстве
  6. §1. Порядок подачи и требования, предъявляемые к заявлению о фальсификации (подложности) доказательства в гражданском судопроизводстве: проблемы теории и практики
  7. §2. Процессуальные последствия обращения в суд с заявлением о фальсификации (подложности) доказательства
  8. Соотношение проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства с проверкой достоверности судебного доказательства
  9. 2. Судебная экспертиза как способ проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства
  10. 3. Иные способы проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства
  11. 6. Характеристика средств доказывания
  12. Некоторые проблемы доказывания в гражданском и арбитражном процессах
  13. Организационно-тактические аспекты взаимодействия членов следственно-оперативной группы в расследовании многоэпизодных преступлений
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -