<<

3. Иные способы проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства

1. Действующие процессуальные кодексы предоставляют суду возможность проверить достоверность заявления о фальсификации (подложности) доказательства не только путем проведения судебной экспертизы, но и иными способами.

Так, согласно нормам ч. 1 ст. 161 АПК РФ "арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры". Статья 186 ГПК РФ указывает, что "в случае заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства".

При решении вопроса о том, какие иные меры и другие доказательства способны выступать средством проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства, суду необходимо учитывать, что в результате фальсификации может быть создано такое доказательство, которое содержит сведения о фактах, правильно отражающие факты, имевшие место в действительности. Выявить такую фальсификацию, как уже было рассмотрено ранее, возможно только посредством исследования процесса формирования сведений о фактах, содержащихся в спорном доказательстве. Поэтому в ходе проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства при помощи других доказательств и иных мер суду необходимо истребовать такие другие доказательства и принимать такие иные меры, которые, в первую очередь, позволяют суду разрешить вопрос о том, имела ли место фальсификация в процессе формирования сведений о фактах. И только после этого определять соответствие таких сведений действительности (обстоятельствам дела, установленным судом). Так, если лицом оспаривается факт подписания им договора в определенных временных и пространственных координатах, такими иными доказательствами могут быть

документы, подтверждающие нахождение лица в другом городе, в другой стране или в состоянии, исключающем возможность подписания договора (тяжелая болезнь, состояние комы и т.д.).

В тех же случаях, когда другое доказательство не содержит информации о процессе формирования сведений о фактах, содержащихся в спорном доказательстве, не указывает на наличие или отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о фальсификации, а лишь подтверждает непротиворечивость таких сведений другим доказательствам по делу, а также обстоятельствам дела, установленным судом, такое доказательство не может выступать способом проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства.

2. В судебной практике встречаются случаи, когда при проверке достоверности заявления о фальсификации (подложности) гражданско- правового договора суды истребуют другие доказательства, подтверждающие фактическое исполнение спорного договора и на их основе делают вывод о его достоверности.

Рассмотрим пример. В рамках производства по делу № А38-1396/2011 было подано заявление о фальсификации кредитного договора, дополнительного соглашения к договору банковского счета, договора на подключение и обслуживание электронной системы "Интернет/Клиент-Банк", приложений к нему и некоторых других документов. Судом первой инстанции на основании ст. 161 АПК РФ была назначена почерковедческая экспертиза на предмет принадлежности подписей в названных документах, по результатам которой установлено, что подписи от имени общества в документах выполнены, вероятно, не директором общества, а другим лицом с подражанием его подписи. Экспертное заключение не признано судом доказательством фальсификации другим лицом подписей директора общества на оспариваемых документах. Оценив другие представленные сторонами доказательства, суды первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций пришли к выводу, что достоверность кредитного договора подтверждается

совокупностью доказательств фактического исполнения сторонами обязательств по договору299.

Такой подход правоприменителя вызывает ряд возражений. Во-первых, наличие между сторонами каких-либо фактических взаимоотношений не влечет с необходимостью существования гражданско-правового договора, поскольку может являться обязательством, возникшим вследствие неосновательного обогащения.

Во-вторых, "фактическое исполнение", не позволяет оценить процесс формирования сведений о фактах, содержащихся в спорном доказательстве, не указывает на наличие или отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о фальсификации, не устанавливает принадлежности (подлинности) подписи или другого реквизита договора, а лишь указывает на непротиворечие спорных сведений о фактах другим доказательствам по делу. Чего, как мы выяснили выше, недостаточно для того, чтобы сделать вывод о достоверности доказательства. Поэтому, по мнению диссертанта, "фактическое исполнение" не может являться способом проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства.

3. Из анализа правоприменительной практики следует, что помимо назначения экспертного исследования, судами применяются такие способы проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства как истребование подлинников документов, о фальсификации которых было заявлено, других дополнительных доказательств, допрос свидетелей300. Также в некоторых случаях выводы суда основываются на нотариально заверенных объяснениях лиц, не являющихся участниками процесса301.

По мнению диссертанта, такой способ проверки достоверности заявления

o фальсификации доказательства как истребование подлинника документа, заподозренного в фальсификации, сложился в судебной практике в результате

299 Определение ВАС РФ от 19.07.2012 № ВАС-9331/12 "Об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ" //

СПС "КонсультантПлюс".

300 См.: Анохин В.С. Вопросы фальсификации доказательств в арбитражном процессе. С. 7 - 14.

301 См.: Определением ВАС РФ от 31.07.2009 № ВАС-9791/09; Постановление ФАС Поволжского округа от

15.04.2009 по делу № А65-16786/07 // СПС "КонсультантПлюс".

неправильного понимания сущности заявления о фальсификации (подложности) доказательства и содержания проверки его достоверности, проводимой в порядке, предусмотренном ст.

161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ.

Исследование и оценка копии документа проводится судом по общим правилам оценки доказательств с учетом особенностей, установленных п. 6, п. 7 ст. 67 ГПК РФ, п. 6 ст.71 АПК РФ. Так, в соответствии с п. 6 ст. 67 ГПК РФ "при оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа". В соответствии с п. 7 указанной статьи "суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств".

Таким образом, если лицом, участвующим в деле, оспаривается правильность отражения сведений о фактах, содержащихся только лишь в копии документа (тождество оригинала и копии), истребование подлинника позволит суду установить действительное содержание копии и, как следствие, сделать вывод о ее доказательственном значении. При этом, следует отметить, что в данном случае суд истребует подлинник и проводит оценку доказательства именно по общим правилам оценки доказательств, предусмотренным ст. 67 ГПК РФ, ст.71 АПК РФ. Но, проверка доказательства, проводимая судом в порядке, предусмотренном ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ, нацелена не на установление тождества подлинника и копии, а на установление соответствия сведений о фактах, содержащихся в заподозренном доказательстве, действительным обстоятельствам дела, которое не может быть определено только лишь путем истребования подлинника, а должно

проводиться, во-первых, посредством исследования процесса формирования сведений о фактах, содержащихся в спорном доказательстве, во-вторых, путем определения соответствия сведений о фактах, содержащихся в спорном доказательстве обстоятельствам дела, установленным судом.

Истребование подлинника при проверке достоверности заявления о фальсификации доказательства является лишь промежуточным действием, обеспечивающим возможность дальнейшего исследования спорного доказательства в указанном выше порядке и способами, предусмотренными ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ. Поэтому диссертантом отрицается такой способ проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства как истребование подлинника заподозренного в фальсификации доказательства.

Стоит также указать, что даже в тех судебных делах, где истребование подлинника определяется как способ проверки заявления о фальсификации доказательства, суды фактически проводят исследование и оценку спорного доказательства (копии документа) не по правилам ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ, а по общим правилам оценки судебного доказательства.

Рассмотрим пример. Для проверки заявления о фальсификации договора поручительства, который был представлен в материалы дела в виде копии, судом был затребован подлинник указанного договора. Однако ни в суде первой, ни в суде апелляционной инстанций оригинал договора поручительства представлен не был. Суд, руководствуясь ст. 65, ст. 68, ч. 8, 9 ст. 75 АПК РФ, а также п. 6 ст. 71 АПК РФ, согласно которому "арбитражный суд не может считать доказанным факт, подтверждаемый только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен или не передан в суд оригинал документа, существование которого оспаривается стороной, а копии этого документа, представленные лицами, участвующими в деле, не тождественны между собой и невозможно установить подлинное содержание первоисточника с помощью других доказательств", пришел к выводу о недоказанности истцом

обстоятельств, заявленных в качестве основания исковых требований302. Как видно из материалов дела, судом проводилась не проверка достоверности заявления о фальсификации доказательства, а именно оценка судебного доказательства по общим правилам, предусмотренным главой 7 АПК РФ.

Такая оценка является обязанностью суда и должна проводиться при исследовании абсолютно каждого судебного доказательства. Поэтому, если лицо, участвующее в деле, как в приведенном примере, не согласно с содержанием представленной в материалы дела копии документа по мотиву ее несоответствия подлиннику или отсутствия подлинника, нет необходимости заявлять об этом в порядке ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ, достаточно указать на эти обстоятельства в своих возражениях, которые будут проверены судом в порядке, предусмотренном главой 7 АПК РФ, главой 6 ГПК РФ путем истребования подлинника судебного доказательства и сличения его с копией.

4. В судебной практике широко применяется такой способ проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства как допрос свидетелей. Свидетельские показания, как правило, используются судом в целях проверки доводов заявителя о неподписании спорного документа конкретным лицом303, для подтверждения факта проведения (непроведения)

собрания акционеров304, для проверки факта получения каких-либо

документов305 и др. При этом в аналогичных делах суды различным образом определяют доказательственную силу свидетельских показаний. Нет в судебной практике единства в вопросе о том, являются свидетельские

302 Постановление ФАС Центрального округа от 24.03.2011 по делу № А14-2017/2010/10/19б // СПС "КонсультантПлюс". См. также: Постановление ФАС Центрального округа от 05.06.2012 по делу № А08- 513/2009-2-24Б // СПС "КонсультантПлюс".

303 См.: Постановление ФАС Московского округа от 26.03.2012 по делу № А40-32818/11-70-162; Постановление ФАС Московского округа от 03.07.2006 № КГ-А40/5764-06 по делу № А40-21198/04-37-242; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.09.2012 № 09АП-27212/2012-АК по делу №

А40-106833/09-158-515; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.06.2012 № 09АП-

15362/2012-ГК по делу № А40-10833/12-156-99; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2012 № 09АП-5457/2012-ГК по делу № А40-48885/09-123-173Б; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.05.2011 № 09АП-8009/2011-ГК по делу № А40-91434/09-45-646 // СПС "Консультант Плюс".

304 См.: Постановление ФАС Московского округа от 30.12.2008 № КГ-А41/12228-08-1,2 по делу № А41-К1- 5/08; Постановление ФАС Московского округа от 12.11.2004, 04.11.2004 № КГ-А40/10357-04; Постановление ФАС Московского округа от 25.03.2004 № КГ-А40/1834-041 // СПС "КонсультантПлюс".

305 См.: Постановление ФАС Московского округа от 23.12.2004 № КГ-А40/11694-04 // СПС

"КонсультантПлюс".

показания достаточным доказательством достоверности (фальсификации)

спорного доказательства.

Так, в рамках производства по делу № 33-11992012 Истцом было заявлено о подложности документа, являющегося доказательством возникновения права собственности Г. на спорный земельный участок. Вывод суда о том, что представленная для государственной регистрации права собственности архивная справка не выдавалась и поэтому данный документ является поддельным, основан на показаниях свидетелей: директора ГКУ РХ "Национальный архив" и работника вышеуказанного учреждения. Отменяя решение суда, апелляционная коллегия указала следующее: "Показания свидетелей, утверждающих, что данная выписка архивом не выдавалась, не могут отвечать требованиям достаточности, поскольку в силу ч. 1 ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Вывод суда о подложности архивной справки, основанный только на показаниях свидетелей, сделан с нарушением требований достаточности доказательств. Кроме показаний свидетелей, стороной истца не представлено иных доказательств, позволяющих сделать однозначный вывод о подложности документа, ходатайств о назначении судебной экспертизы для разрешения данного вопроса в судах первой и

апелляционной инстанций заявлено не было"306.

Аналогичные примеры встречаются и в арбитражной практике. При рассмотрении дела № А40-79447/08-134-619 в суде первой инстанции истцом было заявлено о фальсификации договора купли-продажи в части подписания его генеральным директором С. В целях проверки достоверности указанного заявления арбитражный суд допросил С., который подтвердил факт принадлежности ему подписи на спорном договоре, и на этом основании признал договор купли-продажи достоверным. Суд апелляционной инстанции

306 Апелляционное определение Верховного Суда Республики Хакасия от 13.06.2012г. по делу № 33- 11992012 // СПС "КонсультантПлюс".

согласился с выводами суда первой инстанции. Кассационная коллегия указала, что суду следовало провести почерковедческую экспертизу, поскольку справкой об исследовании № 538п от 21.11.2008 года, выданной экспертно- криминалистическим Центром УВД по ЦАО гор. Москвы опровергается факт подписания спорного договора С. При таких обстоятельствах выводы о достоверности договора купли-продажи, основанные на показаниях гр. С., являются преждевременными307.

Иной подход правоприменителя можно увидеть на примере Определения

Свердловского областного суда от 12.04.2012г. по делу № 33-3959/2012. Оспаривая законность произведенного увольнения, истцом в суде первой инстанции было заявлено о фальсификации записей в журналах регистрации (выполнение их задним числом). Для проверки доводов истца судом были допрошены свидетель З. (специалист службы персонала, занимавшийся направлением письма в профсоюзный орган) и свидетель И, на основании показаний которых, суд сделал вывод о достоверности спорного доказательства308.

Таким образом, в одних случаях свидетельские показания признаются

достаточными доказательствами для формирования у суда выводов о достоверности (фальсификации) доказательства, в других, для проверки доводов заявителя о фальсификации доказательства суду предписывается принимать дополнительные меры (назначать экспертизу, истребовать иные доказательства).

Частными проявлениями неопределенности в вопросе о доказательственной силе свидетельских показаний при проверке достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства являются различные взгляды правоприменителя на возможность определения на основе свидетельских показаний подлинности подписи.

307 См.: Постановление ФАС Московского округа от 27.01.2010 № КА-А40/15302-09 по делу № А40- 79447/08-134-619; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.10.2009 № 09АП- 19183/2009-ГК по делу № А40-79447/08-134-619 // СПС "КонсультантПлюс".

308 См.: Определения Свердловского областного суда от 12.04.2012г. по делу № 33-3959/2012 // СПС

"КонсультантПлюс".

Так, в Постановлении ФАС Московского округа от 06.10.2011 по делу

№А40-141669/10-63-1208 судебная коллегия высказывает следующее мнение: "Для установления подлинности подписи необходимо проведение экспертизы, а никак не свидетельские показания"309. В свою очередь, богатая судебная практика свидетельствует об обратном: суды достаточно часто допрашивают свидетелей на предмет принадлежности им спорной подписи310.

Следует согласиться с правоприменителем в том, что никто не может лучше определить подлинность подписи, чем лицо, от имени которого она предположительно сделана. Но очевидно и другое: слишком много факторов способны оказать влияние на объективность, беспристрастность и достоверность показаний свидетеля. Так, В.В. Молчанов пишет: "На формирование свидетельских показаний в той или иной степени оказывают влияние индивидуальные качества свидетеля (физическое, психическое состояние, специфика возрастного развития и т.п.), социальные установки, субъективное отношение к сторонам и фактам, особенности условий (места, времени, расстояния и т.п.) восприятия информации, имеющей

доказательственное значение, и ряд других обстоятельств"311. Не случайно

Э.М. Мурадьян называет показания свидетелей "самым ненадежным доказательством"312.

Стоит также отметить, что предупреждение свидетеля об уголовной ответственности не решает проблемы недостоверности свидетельских показаний, поскольку, как верно полагает В.В. Молчанов, значительную сложность представляет проблема выявления и доказывания самого факта

309 Постановление ФАС Московского округа от 06.10.2011 по делу № А40-141669/10-63-1208 // СПС "КонсультантПлюс". См. также: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2011 по делу № А40-141669/10-63-1208 // СПС "КонсультантПлюс".

310 См.: Постановление ФАС Московского округа от 26.03.2012 по делу № А40-32818/11-70-162; Постановление ФАС Московского округа от 03.07.2006 № КГ-А40/5764-06 по делу № А40-21198/04-37-242; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.09.2012 № 09АП-27212/2012-АК по делу

№ А40-106833/09-158-515; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.06.2012 № 09АП-

15362/2012-ГК по делу № А40-10833/12-156-99; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2012 № 09АП-5457/2012-ГК по делу № А40-48885/09-123-173Б; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.05.2011 № 09АП-8009/2011-ГК по делу № А40-91434/09-45-646 // СПС "КонсультантПлюс".

311 Молчанов В.В. Свидетели и свидетельские показания в гражданском судопроизводстве. 2-е изд. - М.: Издательский Дом "Городец", 2010. С. 284.

312 См.: Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права. С. 192.

ложного свидетельства, что приводит к высокой степени латентности таких преступлений313. На основе глубокого анализа различных способов обеспечения и проверки достоверности показаний свидетеля ученый также приходит к выводу, что "проверка способности свидетелей давать адекватные действительности показания, достоверности таких показаний, может и должна осуществляться посредством исследования и оценки всех имеющихся в деле доказательств в совокупности, что является не только единственно законным, но и наиболее правильным способом получения знаний о доказательствах и обстоятельствах дела в гражданском судопроизводстве314.

Итак, способен ли допрос свидетелей выступать способом проверки

достоверности заявления о фальсификации доказательства (устанавливать действительный характер доказательства, заподозренного в фальсификации), если определение достоверности самих свидетельских показаний является сложнейшим процессом, в котором, по верному замечанию В.В. Молчанова, тесно переплетаются проблемы не только юридического, но и морального (нравственного), а также психологического свойства315? Обратившись к монографическим трудам, посвященным свидетелям и свидетельским показаниям в гражданском судопроизводстве316, диссертант склоняется к выводу о том, что показания свидетелей могут использоваться в качестве способа проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства только в совокупности с иными способами проверки, указанными в законе. Также, по нашему мнению, достоверность доказательства не может подтверждаться свидетельскими показаниями и в тех случаях, когда доводы, указанные в заявлении о фальсификации доказательства, требуют проверки посредством обращения к специальным знаниям. Например, если лицом оспаривается давность изготовления или подписания письменного доказательства, указанные вопросы не могут быть разрешены путем допроса

313 Молчанов В.В. Свидетели и свидетельские показания в гражданском судопроизводстве. С. 321.

314 Там же. С. 341 - 342.

315 См.: Там же. С. 284.

316 См., напр.: Молчанов В.В. Свидетели и свидетельские показания в гражданском судопроизводстве. 2-е изд. - М.: Издательский Дом "Городец", 2010; Он же. Развитие учения о свидетелях и свидетельских показаниях

в гражданском процессе. Дисс. ...д-ра юрид. наук. М., 2009.

свидетелей, даже если эти лица предположительно присутствовали при составлении документа или подписывали его.

5. Судебной практике известны случаи, когда выводы суда о достоверности заявления о фальсификации доказательства основываются на нотариально заверенных объяснениях каких-либо лиц, представленных в материалы дела лицами, участвующими в деле317.

По нашему мнению, в гражданском судопроизводстве при установлении

обстоятельств, имеющих значение для дела, в принципе недопустимо использовать в качестве доказательства нотариально заверенные пояснения лиц, не являющихся участниками процесса, поскольку действующие цивилистические процессуальные кодексы не содержат такого средства доказывания, а процедура их получения не гарантирует достоверности содержащихся в них сведений318. Поэтому правильной представляется позиция тех правоприменителей, которые указывают на неправомерность использования нотариально заверенных письменных пояснений для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства319.

Так, в Постановлении ФАС Центрального округа от 11.08.2008 № Ф10-

3572/08 по делу № А08-9159/06-29 кассационная коллегия указывает следующее: "Судами правомерно отмечено, что свидетельские показания С., представленные в виде ксерокопий, заверенных нотариусом, не отвечают требованиям ст. 56 АПК РФ. Свидетель С. об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, арбитражным судом не предупреждался, соответствующую подписку не давал. Суд был лишен возможности задать ему вопросы по существу спора, выяснить необходимые сведения. То обстоятельство, что ксерокопии показаний С. были заверены нотариусом, не свидетельствует о достоверности сведений в них изложенных, поскольку

317 См.: Определением ВАС РФ от 31.07.2009 № ВАС-9791/09; Постановление ФАС Поволжского округа от

15.04.2009 по делу № А65-16786/07 // СПС "КонсультантПлюс".

318 Указанное отрицание не касается свидетельских показаний, полученных в порядке обеспечения доказательств нотариусом до возбуждения дела в суде.

319 См.: Постановление ФАС Центрального округа от 11.08.2008 № Ф10-3572/08 по делу № А08-9159/06-29; Постановление ФАС Московского округа от 24.01.2006 № КГ-А40/13643-05 по делу № А40-36783/05-59-321 //

СПС "КонсультантПлюс".

нотариус свидетельствовал лишь о подлинности подписи С. и не удостоверял фактов, существенных для рассматриваемого спора"320.

Подводя итог рассмотрению вопроса об иных способах проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства, автор настоящей работы приходит к следующим выводам:

1). При решении вопроса о том, какие иные меры и другие доказательства способны выступать средством проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства, суду необходимо учитывать, что в результате фальсификации может быть создано такое доказательство, которое содержит сведения о фактах, правильно отражающие факты, имевшие место в действительности. Выявить такую фальсификацию возможно только посредством исследования процесса формирования сведений о фактах, содержащихся в спорном доказательстве. Поэтому в ходе проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства при помощи других доказательств и иных мер суду необходимо истребовать такие другие доказательства и принимать такие иные меры, которые, в первую очередь, позволяют суду разрешить вопрос о том, имела ли место фальсификация в процессе формирования сведений о фактах. И только после этого определять соответствие таких сведений действительности (обстоятельствам дела, установленным судом). В тех же случаях, когда другое доказательство не содержит информации о процессе формирования сведений о фактах, содержащихся в спорном доказательстве, не указывает на наличие или отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о фальсификации, а лишь подтверждает непротиворечивость таких сведений другим доказательствам по делу, а также обстоятельствам дела, установленным судом, такое доказательство не может выступать способом проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства.

320 Постановление ФАС Центрального округа от 11.08.2008 № Ф10-3572/08 по делу № А08-9159/06-29 //

СПС "КонсультантПлюс".

На этом же основании диссертант приходит к выводу о том, что "фактическое исполнение" не может являться способом проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства.

2). Проанализировав такой способ проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства как истребование подлинника документа, заподозренного в фальсификации, автор приходит к выводу, что этот способ проверки сложился в судебной практике в результате неправильного понимания сущности заявления о фальсификации (подложности) доказательства и содержания проверки его достоверности, проводимой в порядке, предусмотренном ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ.

Исследование и оценка копии документа проводится судом по общим правилам оценки доказательств с учетом особенностей, установленных п. 6, п. 7 ст. 67 ГПК РФ, п. 6 ст.71 АПК РФ. Таким образом, если лицом, участвующим в деле, оспаривается правильность отражения сведений о фактах, содержащихся только лишь в копии документа (тождество оригинала и копии), нет необходимости заявлять об этом в порядке ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ, достаточно указать на эти обстоятельства в своих возражениях, которые будут проверены судом в порядке, предусмотренном главой 7 АПК РФ, главой

6 ГПК РФ, путем истребования подлинника судебного доказательства и сличения его с копией. Что же касается проверки доказательства, проводимой судом в порядке, предусмотренном ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ, то она нацелена не на установление тождества подлинника и копии, а на установление соответствия сведений о фактах, содержащихся в заподозренном доказательстве, действительным обстоятельствам дела, которое не может быть определено только лишь путем истребования подлинника, а должно проводиться, во-первых, посредством исследования процесса формирования сведений о фактах, содержащихся в спорном доказательстве, во-вторых, путем определения соответствия сведений о фактах, содержащихся в спорном доказательстве обстоятельствам дела, установленным судом. Истребование подлинника при проверке достоверности заявления о фальсификации

доказательства является лишь промежуточным действием, обеспечивающим возможность дальнейшего исследования спорного доказательства в порядке и способами, предусмотренными ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ. Поэтому диссертантом отрицается такой способ проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства как истребование подлинника заподозренного в фальсификации доказательства.

3). Рассмотрев практику обращения к свидетельским показаниям в целях проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства, автор приходит к выводу, что такой способ должен применяться только в совокупности с иными способами проверки, указанными в законе, особенно в тех случаях, когда доводы заявления о фальсификации (подложности) доказательства требуют проверки посредством использования специальных знаний.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Обращение диссертанта к вопросам, связанным с достоверностью и фальсификацией судебных доказательств в гражданском судопроизводстве, обнаружило существование ряда проблем как теоретического, так и практического порядка. Поскольку фальсификация является серьезным препятствием на пути к достижению целей правосудия, необходимо предпринять комплекс мер, направленных на создание эффективного механизма по выявлению, пресечению и профилактике фальсификации судебных доказательств в гражданском и арбитражном процессах.

1. Начать следует с разработки единого для АПК и ГПК РФ321 порядка

правового регулирования отношений, связанных с заявлением о фальсификации доказательства. В частности, сформулировать в ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ нормы, содержащие исчерпывающие требования, предъявляемые к форме и содержанию заявления о фальсификации, четко определить круг возможных объектов и субъектов такого заявления, процессуально-правовые последствия, порядок рассмотрения заявления и проверки его достоверности (обоснованности).

На основе сравнительного анализа норм ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ, а также исследования практики их применения, диссертантом высказываются предложения:

1) Заменить термин "подлог", используемый в ст. 186 ГПК РФ, на термин "фальсификация", содержащийся в нормах ст. 161 АПК РФ, поскольку с точки зрения этимологии, законодательства и доктрины термин "подлог" оказывается неспособным отразить весь объем вкладываемого в него понятия, так как традиционно употребляется только в отношении подделки документов;

2) Предоставить лицам, участвующим в деле, право выбирать форму (письменную, устную) заявления о фальсификации доказательства по своему усмотрению;

321 Принимая во внимание то обстоятельство, что в Государственной Думе РФ обсуждается вопрос о разработке и принятии единого ГПК РФ, предлагаемый диссертантом режим правового регулирования отношений, связанных с заявлением о фальсификации доказательства, может быть также применен в указанном процессуальном законе.

3) Сформулировать следующие требования, предъявляемые к содержанию заявления о фальсификации доказательства:

- в заявлении о фальсификации должно быть указано, в чем, по мнению заявителя, заключается фальсификация (подделка, искажение). Неисполнение указанного требования приводит к отклонению заявления.

- в заявлении могут быть указаны меры, которые следует предпринять суду для проверки достоверности заявления;

4) Определить в законе, что предметом заявления о фальсификации могут выступать только предметные доказательства (письменные доказательства, вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи), причем как представленные лицами, участвующими в деле, так и истребованные судом.

5) Рассматривать судебного представителя, подписавшего (сделавшего устно) заявление о фальсификации доказательства, в качестве самостоятельного субъекта такого заявления;

6) Исключить из ст. 161 АПК РФ нормы о необходимости разъяснения лицам, участвующим в деле, уголовно-правовых последствий заявления о фальсификации доказательства, а также о праве лица, представившего спорное доказательство, исключать указанное доказательство из числа доказательств по делу.

Сформулированные диссертантом предложения нашли подробное обоснование в тексте диссертации.

2. Для результативного исследования спорного доказательства и выявления факта фальсификации суд должен иметь представление о месте фальсификации в процессе формирования доказательства, знать формы ее выражения, понимать отличия проверки достоверности доказательства, от проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства, четко представлять содержание последней.

По мнению диссертанта, фальсификация обращена к содержательной стороне доказательства (сведениям о фактах). Ее результатом всегда будет несоответствие сведений о фактах, содержащихся в фальсифицированном

доказательстве, действительности. Так, если доказательство фальсифицируется в части, то сведения о фактах, содержащиеся в таком доказательстве, не соответствуют действительности в части, подвергшейся фальсификации. Если доказательство, представленное в суд, является изначально полностью сфальсифицированным, то возможны два варианта.

В первом случае сведения о фактах могут правильно отражать факты, имевшие место в действительности (например, в подтверждение факта займа, который имел место в действительности, но не был надлежащим образом оформлен, составляется сфальсифицированная расписка). Несмотря на правильность отражения фактов, такие сведения о фактах нельзя признать соответствующими действительности, так как действительности не соответствует процесс их формирования (сведения о фактах, содержащиеся в сфальсифицированном доказательстве, не являются следом факта, в обоснование существования которого они были представлены, так как сформировались не в результате взаимодействия их источника (материального носителя) с фактом, имевшим место в действительности, а в результате совершения с материальным носителем действий по фальсификации.

Во втором случае, когда сведения о фактах, содержащиеся в сфальсифицированном доказательстве, искажают факты, имевшие место в действительности (в суд представляется сфальсифицированная расписка, но займа в реальности не было), действительности не соответствует не только процесс формирования таких сведений о фактах, но и сами эти сведения, поскольку они искажают факты объективной действительности.

По вопросу о соотношении проверки достоверности судебного доказательства и проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства, диссертант приходит к выводу, что они соотносятся как общее и специальное. Общим является то, что обе проверки направлены на оценку достоверности судебного доказательства. Специальный характер проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства заключается в том, что такая проверка не предполагает полного

исследования достоверности доказательства, так как осуществляется в пределах доводов заявителя и направлена на установление достоверности лишь заподозренных в фальсификации сведений о фактах; имеет специальные процессуальные основания проведения (соответствующая норма права и заявление лица, участвующего в деле); проводится посредством специфических способов, указанных в законе: назначение экспертизы, истребование других доказательств, принятие иных мер.

Содержание проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, по мнению диссертанта, должны составлять:

1) исследование процесса формирования сведений о фактах, заподозренных в фальсификации;

2) определение соответствия сведений о фактах, содержащихся в спорном доказательстве, обстоятельствам дела, установленным судом.

3. Принимая по внимание правовую природу заявления о фальсификации доказательства, общественную опасность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 303 УК РФ, ч. 1 ст. 306 УК РФ, а также в целях профилактики фальсификации доказательств и заведомо ложных заявлений о фальсификации доказательств, законодателю следует решить вопрос о порядке взаимодействия арбитражных судов и судов общей юрисдикции с правоохранительными органами при проверке достоверности заявления о фальсификации доказательства.

В качестве возможного способа решения данного вопроса диссертантом предлагается создать уведомительную форму взаимодействия арбитражных судов и судов общей юрисдикции с правоохранительными органами, при которой судья в случае обнаружения признаков состава преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 303 УК РФ ("Фальсификация доказательств"), ч. 1 ст. 306 УК РФ ("Заведомо ложный донос"), направляет в правоохранительные органы частное определение для принятия решения о возбуждении уголовного дела по соответствующей статье УК РФ.

Реализация перечисленных выше мер привнесет четкости в регулирование отношений, связанных с заявлением о фальсификации доказательства, позволит суду повысить эффективность проверки достоверности такого заявления, способно существенным образом сократить количество случаев фальсификации судебных доказательств и необоснованных заявлений о фальсификации. В ином случае масштабы проблемы фальсификации судебных доказательств в гражданском судопроизводстве непременно будут только расти, нередко попирая цели, поставленные перед правосудием.

<< |
Источник: ЕРШОВА НАТАЛЬЯ ВЛАДИМИРОВНА. ПРОВЕРКА ДОСТОВЕРНОСТИ ЗАЯВЛЕНИЯ О ФАЛЬСИФИКАЦИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме 3. Иные способы проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства:

  1. Письменные доказательства, их виды. Проверка судом заявления о подложности доказательств. Аудио- и видеозаписи. Их воспроизведение и исследование. Хранение и возврат носителей аудио- и видеозаписей.
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. §1. Понятие и достоверность судебного доказательства в российском законодательстве и доктрине
  5. §2. История развития норм о подложности судебного доказательства в российском процессуальном законодательстве
  6. §1. Порядок подачи и требования, предъявляемые к заявлению о фальсификации (подложности) доказательства в гражданском судопроизводстве: проблемы теории и практики
  7. §2. Процессуальные последствия обращения в суд с заявлением о фальсификации (подложности) доказательства
  8. Соотношение проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства с проверкой достоверности судебного доказательства
  9. 2. Судебная экспертиза как способ проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства
  10. 3. Иные способы проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства
  11. 6. Характеристика средств доказывания
  12. Некоторые проблемы доказывания в гражданском и арбитражном процессах
  13. 4.2.10. Преступления, посягающие на порядок обращения официаль­ных документов и государственных наград (ст. 234,325,327 УК РФ)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -