<<
>>

Соотношение проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства с проверкой достоверности судебного доказательства

1. Вопрос о соотношении проверки достоверности доказательства с проверкой достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства имеет важное практическое значение как для понимания процессуально-правовой природы последней, так и для определения ее предмета и содержания.

С.В. Курылев совершенно справедливо писал: "Чтобы исследование доказательств было целеустремленным и плодотворным, чтобы оценка доказательств была правильной, надо знать, что именно исследовать в доказательстве и что надо учитывать при оценке доказательства"234.

На первый взгляд может показаться, что вопросы о соотношении

проверки достоверности доказательства и проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства, а также о содержании последней, лишены практической значимости, являются следствием казуистики, и по существу в обоих случаях речь идет об одной и той же проверке. Но если мы обратимся к доктрине процессуального права, то увидим, что указанные вопросы решаются учеными неоднозначно. В итоге не только у теоретиков, но и у судей отсутствует четкое представление о содержании проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства, что зачастую приводит к неправильному применению норм ст.

161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ и сводит на нет процессуальное значение введения указанного института в гражданское судопроизводство. Приведем пример. В арбитражной практике весьма распространены случаи, когда в целях восполнения доказательственного материала лица, участвующие в деле, составляют фальсифицированные доказательства, которые правильно отражают действительные обстоятельства дела. Допустим, истец ежемесячно представлял

234 Курылев С.В. Избранные труды / С.В. Курылев. - Минск, 2012. С. 441.

ответчику документы, подтверждающие факт выполнения работ (оказания услуг) и служащие основанием для производства соответствующих расчетов между сторонами, но не фиксировал это надлежащим образом.

Доказывая в рамках производства по делу факт передачи ответчику документов, истец составляет фальсифицированные сопроводительные письма с отметкой о вручении, которые, несмотря на свой подложный характер, правильно отражают события, имевшие место в действительности. Суд в рамках проверки заявления о фальсификации доказательств (сопроводительных писем) допрашивает свидетеля, который дает правдивые показания и подтверждает, что документы ответчику передавались. Принимая во внимания показания свидетеля, суд приходит к выводу о достоверности спорных доказательств. В результате факт фальсификации доказательств остается невыявленным и безнаказанным, а подложные документы ложатся в основу судебного решения.

Несмотря на то, что в приведенном примере суд правильно установил обстоятельства дела, следует согласиться с М.З. Шварцем, что "фальсификация доказательств - явление нетерпимое само по себе"235. Поэтому доктрине и практике необходимо сформировать четкое представление о том, что именно и каким образом надлежит исследовать суду при проверке достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства для того, чтобы факт фальсификации доказательства не оставался латентным.

М.З. Шварц полагает, что "предметом заявления о фальсификации доказательства является только форма доказательства, опровержение содержания доказательства есть опровержение его достоверности. При проверке подлинности формы суд вообще не оценивает достоверность содержания. В этом смысле фальсификация доказательства есть такой порок формы, который препятствует дальнейшей оценке содержания доказательства на достоверность"236. "Таким образом, - подытоживает автор, - надлежит проводить четкую границу между исследованием достоверности

235 Шварц М.З. К вопросу о фальсификации доказательств в арбитражном. С. 79 - 92.

236 Там же.

доказательства, которое в первую очередь направлено на изучение его содержания, и исключением доказательства по мотиву подлога формы, независимо от правильности "отражения" в этом доказательстве фактов реальной действительности.

Проверка заявления о фальсификации не имеет своим предметом исследование содержания доказательства"237.

Согласиться с мнением М.З. Шварца не представляется возможным.

Во-первых, ученый указывает, что достоверность характеризует сведения о фактах, а фальсификация - форму доказательства, т.е. являются характеристиками различных элементов доказательства, при этом фальсификация и достоверность никак не пересекаются друг с другом ("предметом заявления о фальсификации доказательства является только форма доказательства, опровержение содержания доказательства есть опровержение его достоверности" - пишет М.З. Шварц). Если достоверность (недостоверность) и фальсификацию рассматривать как непересекающиеся явления, то с необходимостью следует логический вывод о том, что фальсифицированное доказательство может быть достоверным, а недостоверность не может являться следствием фальсификации. По мнению диссертанта, достоверность (недостоверность) и фальсификацию нельзя рассматривать в отрыве друг от друга, поскольку они соотносятся как целое и часть.

Так, согласно ч. 3 ст. 71 АПК РФ доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Следовательно, недостоверное доказательство, это такое доказательство, которое содержит сведения о фактах, несоответствующие действительности.

Как было установлено нами в третьем параграфе первой главы диссертационного исследования, под фальсификацией доказательства следует понимать умышленное противоправное деяние, направленное на изготовление

237 Шварц М.З. К вопросу о фальсификации доказательств в арбитражном процессе. С. 79 - 92.

(создание) судебного доказательства, содержащего изначально ложные сведения о фактах, или искажение (изменение) сведений о фактах, содержащихся в подлинном доказательстве, совершенные посредством различных приемов и способов (подчистка, удаление, стирание, внесение ложных сведений, дописка, пометка другим числом и т.п.).

Результатом фальсификации всегда будет несоответствие сведений о фактах, содержащихся в фальсифицированном доказательстве действительности (т.е. недостоверность). Убедимся в этом.

Так если, доказательство фальсифицируется в части, то сведения о фактах, содержащиеся в таком доказательстве, не соответствуют действительности в части, подвергшейся фальсификации. Если доказательство, представленное в суд, является изначально полностью сфальсифицированным, то возможны два варианта.

В первом случае, сведения о фактах, могут правильно отражать факты, имевшие место в действительности (например, в подтверждение факта займа, который имел место в действительности, но не был надлежащим образом оформлен, составляется сфальсифицированная расписка). Несмотря на правильность отражения фактов, такие сведения о фактах нельзя признать соответствующими действительности, так как действительности не соответствует процесс их формирования (сведения о фактах, содержащиеся в сфальсифицированном доказательстве, не являются следом факта, в обоснование существования которого они были представлены, так как сформировались не в результате взаимодействия их источника (материального носителя) с фактом, имевшим место в действительности, а в результате совершения с материальным носителем действий фальсифицирующего характера.

Во втором случае, когда сведения о фактах, содержащиеся в сфальсифицированном доказательстве, искажают факты, имевшие место в действительности (в суд представляется сфальсифицированная расписка о получении денежных средств, но займа в реальности не было),

действительности не соответствует не только процесс формирования таких сведений о фактах, но и сами эти сведения, поскольку они искажают факты объективной действительности.

Таким образом, фальсификация доказательства в любых своих проявлениях с необходимостью приводит к тому, что сведения о фактах (некоторые из них), содержащиеся в сфальсифицированном доказательстве перестают соответствовать (никогда не соответствовали) действительности, а это в соответствии с нормами ч.

3 ст. 71 АПК РФ есть ни что иное, как недостоверность доказательства. Поэтому нельзя достоверность (недостоверность) и фальсификацию рассматривать в отрыве друг от друга, как это делает М.З. Шварц.

При этом необходимо отметить, что указанные понятия обладают различным по объему содержанием. Так, фальсификация, всего лишь одна из множества причин238, способных привести к недостоверности судебного доказательства. Более того, объектом фальсификации могут быть только предметные доказательства239. Приведенные обстоятельства подтверждают выводы диссертанта о том, что недостоверность и фальсификация соотносятся как целое и часть.

Нельзя согласиться с М.З. Шварцем и в том, что предметом заявления о фальсификации выступает форма доказательства. Под процессуальной формой доказательства (средствами доказывания) в доктрине гражданского процессуального права принято понимать совокупность правил, регулирующих процесс получения и исследования сведений о фактах (форму вовлечения сведений о фактах в процесс). Суд оценивает процессуальную форму

238 Так, например, письменное доказательство может быть недостоверным вследствие случайных ошибок, допущенных при оформлении документа (неправильное указание каких-либо сведений о фактах); вещественное доказательство, подвергающееся быстрой порче, может стать недостоверным, если оно не было своевременно осмотрено и исследовано; недостоверность показаний свидетелей может являться следствием как объективных причин (плохие условия восприятия, давность события и пр.), так и субъективных (заведомо ложное показание); недостоверное заключение эксперта может быть дано как вследствие умысла эксперта, так и по независящим от него обстоятельствам (несовершенство экспертных методик, неполнота и недоброкачественность экспертного материала и пр.); недостоверность аудио- и видеозаписей может быть вызвана наличием различных дефектов у записывающих устройств.

239 Тезис о том, что объектом фальсификации могут быть только предметные доказательства, был обоснован диссертантом в первом параграфе второй главы, исходя из особенностей процесса формирования сведений о

фактах в личных, предметных и смешанных доказательств и объективной возможности их фальсификации.

доказательства по правилам допустимости240 и потому она может либо соответствовать требованиям, установленным законом (быть допустимой), либо им не соответствовать (быть недопустимой), но сфальсифицированной быть не может.

Фальсификация, будучи одним из возможных проявлений недостоверности доказательства, также как и достоверность является характеристикой содержательной части доказательства (сведений о фактах). Субъект фальсификации воздействует на материальный носитель (источник доказательства) с целью изменить след (сведения о фактах), оставленный на нем фактом объективной действительности, или имитировать наличие на материальном носителе следа факта. При этом процессуальная форма доказательства останется неизменной (например, если фальсифицируются сведения о фактах, содержащиеся в письменном доказательстве, то после фальсификации такое доказательство не перестает быть письменным).

По мнению диссертанта, проверка достоверности судебного доказательства и проверка достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства соотносятся как общее и специальное.

Общим является то, что обе проверки направлены на оценку достоверности судебного доказательства. Поэтому при проверке достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства, как и при обычной проверке достоверности доказательства, суду необходимо, во-первых, исследовать процесс формирования сведений о фактах, заподозренных в фальсификации. Исследование процесса формирования сведений о фактах, содержащихся в спорном доказательстве, является неотъемлемой составляющей проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства, а в случае составления фальсифицированного доказательства, правильно отражающего фактические обстоятельства дела - единственной возможностью установления действительного характера спорного доказательства, так как сведения о фактах, содержащиеся в таких

240 См.: Гражданский процесс: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп./ Под ред. М.К. Треушникова. С. 280 - 281;

Осокина Г.Л. Указ. соч. С. 658 - 659.

доказательствах, не будут противоречить ни обстоятельствам дела, установленным судом, ни другим имеющимся в деле доказательствам. Во- вторых, суду необходимо определить, соответствуют ли сведения о фактах, содержащиеся в спорном доказательстве, обстоятельствам дела, установленным судом241.

Специальный характер проверки достоверности заявления о

фальсификации (подложности) доказательства заключается в том, что, во- первых, такая проверка не предполагает полного исследования достоверности доказательства, так как осуществляется в пределах доводов заявителя и направлена на установление достоверности лишь заподозренных в фальсификации сведений о фактах, во-вторых, проверка заявления о фальсификации (подложности) имеет специальные процессуальные основания проведения (соответствующая норма права и заявление лица, участвующего в деле), в-третьих, она проводится посредством специфических способов, указанных в законе: назначение экспертизы, истребование других доказательств, принятие иных мер.

2. В доктрине гражданского процессуального права и судебной практике нередко возникает вопрос о том, какими правилами следует руководствоваться суду при определении способа проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства?

По мнению Д.В. Гончарова, И.В. Решетниковой, "далеко не всегда, когда заявляется ходатайство о проведении экспертизы доказательства ввиду его фальсификации, есть необходимость проведения такой экспертизы. Вполне возможно, что это доказательство не имеет столь серьезного значения для

241 Следует отметить, что содержание проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства схожим образом определяют П.А. Марков и Н. Перязева, которые указывают, что "фактически проверка заявления о фальсификации доказательства сводится к оценке оспариваемого доказательства до принятия окончательного судебного акта по делу. В ходе указанной процедуры суд проверяет, с одной стороны, соответствие обстоятельств, подтверждающихся оспариваемым доказательством, фактическим обстоятельствам дела. С другой стороны, суд устанавливает факт искажающего воздействия на материальный носитель, в результате которого у суда может возникнуть неверное представление о существующих либо существовавших в действительности обстоятельствах, имеющих существенное значение для дела" (См.: Марков П.А. Влияние сфальсифицированных доказательств на арбитражное судопроизводство // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2006. № 5. (СПС "КонсультантПлюс"); Перязева Н. Фальсификация доказательств в арбитражном суде

//Законность. 2005. № 8. (СПС "КонсультантПлюс").

разрешения дела, и факты могут быть установлены с помощью иных доказательств. Поэтому в каждом конкретном случае суд должен определять необходимость проведения экспертизы"242. На наш взгляд ставить вопрос о необходимости проведения экспертизы в зависимость от значения оспариваемого доказательства для разрешения дела, по меньшей мере, некорректно. Во-первых, закон не содержит нормы, согласно которой только достоверность доказательства, имеющего решающее значение для дела, может быть проверена путем назначения экспертизы. Во-вторых, независимо от того, какое значение имеет спорное доказательство, проведение экспертизы не всегда позволяет установить его достоверность (эксперт может сделать вывод о невозможности решения вопроса из-за отсутствия методики исследования, неполноты объектов, предоставленных в его распоряжение, и т.д.)243.

В юридической литературе можно встретить мнение, согласно которому

"экспертиза проводится для проверки заявления о фальсификации в случаях, когда иные меры, предусмотренные ст. 161 АПК РФ, не позволяют определить достоверность доводов заявителя"244. Такой научный подход также не может быть нами поддержан, поскольку устанавливает приоритетное значение "иных способов проверки" достоверности заявления о фальсификации доказательства, предписывая суду, прежде чем обратиться к экспертизе, исчерпать все иные возможные меры. Представляется, что суд вправе без каких-либо ограничений выбирать тот способ проверки достоверности доказательства, который, по его мнению, в каждом конкретном случае будет являться наиболее эффективным.

Существуют и другие точки зрения. В частности, Н.Г. Божанова указывает, что "для установления факта фальсификации доказательства следует проводить в порядке статьи 82 АПК РФ экспертизу оспариваемого доказательства, поскольку у арбитражного суда нет специальных познаний и

242 Судебная экспертиза в арбитражном процессе / Е.Н. Антонова, А.А. Ануфриев, О.Л. Братчикова и др.; под ред. Д.В. Гончарова, И.В. Решетниковой. М.: Волтерс Клувер, 2007. (СПС "КонсультантПлюс").

243 См.: Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. Москва: Проспект, 2011. (СПС "КонсультантПлюс"); См. также: Петрова В.В., Щукин А.И. Проверка заявления о фальсификации

доказательств в арбитражном процессе // Закон. 2007. № 12. (СПС "КонсультантПлюс").

244 Копылова О.А. Вопрос-ответ // СПС КонсультантПлюс. 2010. Аналогичной точки зрения придерживается В.В. Тихомиров В.В. См.: Тихомиров В.В. Особенности проверки заявления о фальсификации доказательств в

арбитражном суде // Российский судья. 2010. № 6. С. 25 - 29.

возможности достоверно установить факт, характер и степень искажающего воздействия на оспариваемое доказательство"245. В данном случае, автор не учитывает, что экспертиза в силу несовершенства используемых ею методик и других причин далеко не всегда способна ответить на поставленные перед ней вопросы. Поэтому указывать экспертизу в качестве единственно возможного способа установления фальсификации доказательства также неверно.

По нашему мнению, невозможно сформулировать универсальные правила определения способа, посредством которого должна состояться проверка достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства, поскольку обстоятельства каждого конкретного дела характеризуются своей уникальностью. По этим же соображениям не следует наделять приоритетным значением какой-то один из указанных в законе способов. В тех же случаях, когда у суда возникают сложности при определении способа, с помощью которого можно установить истинный характер спорного доказательства, представляется возможным обращение к

помощи специалиста, на что также указывала Т.В. Сахнова246. Привлечение

специалиста в целях оказания консультационной и технической помощи по вопросам, связанным с определением способа проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства, позволило бы суду с учетом квалифицированного мнения правильно установить наиболее эффективный способ проверки, определить вид необходимого экспертного исследования и возможность его проведения, а также четко сформулировать вопросы перед экспертом. При этом необходимо отметить, что такие консультации специалиста по общему правилу должны даваться в устной форме без проведения специальных исследований, поэтому специалист ни при каких обстоятельствах не должен подменять собой процессуальную фигуру эксперта, т.е. не вправе высказывать мнения и делать каких-либо выводов по вопросам о достоверности (фальсификации) судебного доказательства.

245 Божанова Н.Г. Всем в суд! // Газета "Налоги" 2008 № 5. (СПС "КонсультантПлюс").

246См.: Сахнова Т.В. Доказательственное значение специальных познаний // ЭЖ-Юрист. 2004. № 21. (СПС "КонсультантПлюс").

<< | >>
Источник: ЕРШОВА НАТАЛЬЯ ВЛАДИМИРОВНА. ПРОВЕРКА ДОСТОВЕРНОСТИ ЗАЯВЛЕНИЯ О ФАЛЬСИФИКАЦИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме Соотношение проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства с проверкой достоверности судебного доказательства:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. §1. Понятие и достоверность судебного доказательства в российском законодательстве и доктрине
  4. §2. История развития норм о подложности судебного доказательства в российском процессуальном законодательстве
  5. Соотношение проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства с проверкой достоверности судебного доказательства
  6. 3. Иные способы проверки достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -