<<
>>

4. Современное ювенальное правосудие в России и тенденции его развития

Модель суда по делам несовершеннолетних в нашей стране получила юридическое закрепление в уголовно‑процессуальном и уголовном законодательстве, принятом еще в СССР в ходе правовой реформы 1958–1961 гг.

В настоящее время в России действует новые кодифицированные правовые акты: Уголовный Кодекс РФ (УК РФ) (1996 г.) и Уголовно‑процессуальный Кодекс РФ (УПК РФ) (2001 г.).

Необходимо отметить, что фактически правовая и социальная база действующего российского правосудия несовершеннолетних начала создаваться значительно раньше.

Ликвидация существующих до революции 1917 года «детских» судов в 1918 году, передача их делам несудебному органу – комиссии о несовершеннолетних в 1918–1920 гг., затем последующая ликвидация этих комиссий и отнесение дел о несовершеннолетних к исключительной компетенции общеуголовного суда – все эти изменения несут свою печать до настоящего времени в действующем правосудии для несовершеннолетних.

Россия предпринимает постоянные усилия в направлении укрепления законодательной основы по защите прав ребенка в соответствии с международными правилами. За все постсоветские годы принято более 140 законов и нормативных актов, в которых так или иначе затронута защита прав детей[15].

1 мая 2009 года Государственная Дума ратифицировала международную Хартию, а 27 мая она была ратифицирована и Советом Федерации, также подписана она и Президентом России[16].

В России имеются различные мнения по поводу появления в РФ ювенальной юстиции, есть горячие сторонники, которые находятся практически на разных полюсах.

В настоящее время, как отмечает Павлова Л.О., сторонниками «ювенальной юстиции отстаивается концепция не просто введения «ювенальных судов», а именно создания «ювенальной системы». С 2001 года в Ростовской области был запущен пилотный проект «Поддержка осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних», направленный на внедрение в судах общей юрисдикции международных правовых стандартов ювенальной юстиции.

В результате в марте 2004 года в городе Таганроге был открыт первый в России ювенальный суд. Первый опыт дал якобы положительные результаты. В Ростовской области значительно снизилась преступность несовершеннолетних, снизился рецидив преступлений подростков, как отмечает Воронова Е.Л. – судья ростовского областного суда[17].

Однако как считает Павлова Л.О., широко разрекламированный опыт свелся пока к введению специальных судей для несовершеннолетних, находящихся в отдельном здании. Наиболее характерным для работы суда явилось активное привлечение к участию в судебных заседаниях детей[18].

Работа по продвижению идеи «ювенальной юстиции» в России заключается в создании проекта ФЗ «Основы законодательства о ювенальной юстиции», проекта ФЗ «Об основах ювенальной юстиции». Характерным является то, что работа по внедрению указанных проектов осуществляется в основном по Канадским моделям (англо‑саксонской) и ориентируется на документы ООН. Она не сводится только к созданию уголовных судов для несовершеннолетних, а имеет целью решать более широкую задачу:

– создание уголовных судов для несовершеннолетних;

– создание ювенальных гражданских судов;

– создание особой системы исполнения наказания в отношении несовершеннолетних;

– решение специальных вопросов, связанных с несовершеннолетними, лишенными родительского попечения, в том числе, и в случае лишения родителей родительских прав;

– наделение широкими полномочиями социальных служб, которые будут по существу контролировать родителей исполнения ими родительских обязанностей, в том числе и по делам, инициированными самими детьми.

Эксперты, представители более 40 общественных организаций, пока дают оценку ФЗ «Основы законодательства о ювенальной юстиции» в целом отрицательную[19]:

Павлова Л.О. приходит к следующим выводам:

– предлагаемые ниже проекты в области «ювенальной юстиции», ориентированы на западные модели устройства правовой системы, проявившие серьезные негативные последствия воспитания молодежи, в деле укрепления и сохранения института семьи и традиционной системы ценностных ориентаций;

– проекты направлены на необоснованную правовую реформу российского законодательства и не создают принципиального улучшения положения детей в России, ведут к отторжению родителей от детей;

– в целом проекты «ювенальной юстиции» направлены против института семьи, что противоречит конституционному принципу защиты семьи.

Под угрозу ставится независимость семьи, ее право на самостоятельное определение порядка существования, системы воспитания детей;

– проекты открывают широкую возможность для различных деструктивных структур изменения ценностных ориентаций общества, ведут к его нестабильности, отрицательно повлияют на демографические показатели и противоречат традиционным семейным и морально‑нравственным ценностям.

Это серьезные заявления и не беспочвенные.

Однако имеется ряд свидетельств и в пользу «ювенальной юстиции», о чем можно сделать вывод из дальнейшего анализа мнений специалистов – правоведов, различных научных публикаций; исходя из обязательств, принятых Россией перед «международным сообществом».

В последние годы были внесены поправки к Семейному Кодексу РФ, УК РФ 2009 г. ФЗ № 215, Уголовно‑исполнительному Кодексу РФ, к ФЗ «Об образовании», приняты федеральные законы «Об основах системы профилактики безнадзорности и профилактики правонарушений несовершеннолетних» (1999 г.) и «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» (1998 г.), учреждены институты Уполномоченного по правам человека (1997 г.) и Уполномоченного по правам ребенка (2009 г.), создана и наполнена новым содержанием Правительственная комиссия по делам несовершеннолетних, созданы Межведомственные комиссии по выполнению Конвенции и Уполномоченные по правам ребенка в отдельных регионах и городах.

В заключении Комитета ООН по правам ребенка по второму Периодическому государственному докладу РФ о реализации Конвенции о правах ребенка отмечалось ранее, что Комитет «выражает озабоченность тем, что Государство – участник не выполнило в полном объеме рекомендации Комитета 1993 года привести национальное законодательство в соответствие с принципами и положениями Конвенции».

Как уже отмечалось, что даже среди наиболее квалифицированных ученых и специалистов в области разработки законодательства несовершеннолетних все еще нет единого мнения о том, что же такое ювенальная юстиция и насколько она необходима России.

И пока идут ученые споры, практика в области ювенального судопроизводства не стоит на месте.

В настоящее время уже 15 регионов проходят эксперимент по внедрению элементов ювенального правосудия (Ростовская область, Самара, Санкт‑Петербург, Томск, Москва, Калининград, Брянск, Ленинградская область и др.).

Введение ювенальных технологий в практику судопроизводства позволило бы защищать права детей, подростков, молодежи, а также максимально учитывать при расследовании, определении и исполнении наказаний особенности личности подростка, условия и причины совершенного противоправного действия.

Уже есть некоторый опыт. Так с помощью международных организаций в городе Санкт‑Петербурге в 1988 году началась специализация судей по делам несовершеннолетних. С февраля 1999 года городским судом (совместно с экспертами Программы развития ООН в России при поддержке Правительства Франции) проводился эксперимент, направленный на внедрение социальных служб в правосудие по делам несовершеннолетних. Заранее планируемая работа социального работника по изучению личности подростка помогает судьям принимать более обоснованного решения о назначении наказания ребенку, не связанного с лишением свободы.

В Екатеринбурге создана детская адвокатура и юридический телефон доверия по проблемам защиты детей и молодежи.

В Саратовской области с осени 2004 года за счет средств Сороса и детского фонда ООН ЮНИСЕФ в судах вводится должности социального работника (по примеру Ростовской области – «помощник судей»), который будет заниматься изучением личности подростка и причин правонарушения, участвовать во всех гражданских и уголовных делах, связанных с преступлениями несовершеннолетних.

В Нижневартовском районе Ханты‑Мансийского автономного округа для правового просвещения подростков и молодежи, оказания им юридической помощи в защите их прав создана ювенальная юридическая служба.

В Москве в одном из районов Юго‑Западного округа уже имеются положительные результаты применения ювенальных технологий.

Проект «Право на детство» российского благотворительного фонда «Нет алкоголизму и наркомании» (НАН) стал одним из первых начинаний распространения ювенальной юстиции в России. В рамках этого проекта впервые в помощники к судье, ведущему дела подростков, направили специального работника. «НАН» заключил договор о совместной работе с Черемушкинским районным судом Москвы. Полная картина жизни подсудимого, которую старается представить судье социальный работник, иногда способна в корне изменить взгляд на правонарушение.

Для дальнейшего распространения и полномасштабного внедрения ювенальных технологий в московскую практику, по мнению Жилкиной Т.В., консультанта Московской городской Думы, необходима координация действий законодательной, исполнительной и судебной власти, исправительных и общественных организаций.

Основой такой координации должна стать долгосрочная городская целевая программа «Внедрения ювенальных технологий в городе Москве», разработанная с участием Московского городского суда, Судебного департамента г. Москвы и межрайонных судов города, неправительственных организаций.

Поэтапная реализация этой программы позволит создать целостную систему ювенального правосудия, ювенальную юстицию, что завершит реформирования судопроизводства по делам несовершеннолетних.

Однако, по мнению Жилкиной Т.В., уже сегодня в Москве в качестве первоочередных мер по внедрению технологий ювенальной юстиции может стать:

– выполнение председателями районных судов всех инстанций Постановления Верховного Суда РФ, рекомендующее судам специализировать судебные заседания в отношении дел несовершеннолетних и обучить специальным знаниям эту категорию судей;

– участие руководителей органов местного самоуправления, которые будут выделять специалистов для постоянной работы с территориальными судами для обеспечения наиболее разумных судеб детей, чьи дела рассматриваются;

– широкое использование и распространение на территории города уже имеющегося положительного опыта Юго‑Западного округа столицы по внедрению технологий ювенальной юстиции.

20 ноября 2001 года Постановлением № 805 Правительство РФ утвердило федеральную целевую программу «Развитие судебной системы России» на 2000–2006 гг., где в частности была предусмотрена разработка «финансово‑экономического обоснования создания специализированных ювенальных составов (судов) в системе судов общей юрисдикции».

4.08.2006 г. вышло распоряжение Правительства РФ № 1082‑Р, утвердившее Концепцию федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России» на 2007–2011 гг., где уже ничего не упоминалось о специализированных составах (судах) (для реализации данной программы выделено 48465,3 млн. рублей).

Однако в Российской газете имеет место публикация от 14.08.2009 года о том, что Президиум Совета Судей РФ приступил к разработке масштабной программы по внедрению специальных детских судов, которые «не только выносят приговор, но и разрабатывают специальные программы реабилитации для осужденного ребенка»[20]. Что вселяет надежду, скорого решения вопроса о создании ювенальных судов в России, а в дальнейшем – ювенальной юстиции в целом.

Представляется, что у наших разработчиков и законодателей хватит своей российской образованности, квалификации, прагматизма, а также и государственного патриотизма, чтобы не копировать слепо англосаксонскую модель ювенального суда (наша российская правовая система относится к континентальной), а найти разумный подход к решению вопроса, учитывая прошлый опыт и наработанный новый, с учетом менталитета русского и других народов, населяющих Россию.

Необходимо учитывать, что правовая система России в целом за последние десятилетия переживает период революционных изменений, коренного реформирования всех ее институтов.

Основная тенденция развития современного права России выглядит следующим образом:

1. Пересмотр базовых категорий правоведения. В первую очередь речь идет о понятии, сущности, социальном назначении, системе права, правовых источниках, правовой культуре, механизме правового регулирования и т. д.

2. Пересмотр общеправовых и отраслевых принципов права, основанной на разделении категорий «право» и «закон», а также на признании верховенства прав и свобод человека.

3. Нарастание общего объема нормативного регулирования во всех сферах общественной и частной жизни.

4. Появления новых сфер управления и, как следствие, новых отраслей права, подотраслей, правовых институтов (ювенальное, банковское, нотариальное, налоговое, таможенное и т. п.).

5. Децентрализация нормативного материала, проявляющаяся в повышении «статуса» правовых субинститутов, институтов, подотраслей и стремлений многих из них выделиться в самостоятельные отрасли права.

6. Высокая динамика изменений в нормотворчестве, особенно в сфере частного права.

7. Рост межотраслевого законодательства, комплексного правового регулирования.

8. Повышение роли и значения частного права, прежде всего гражданского.

9. Формализация права, вызванная повышенным вниманием к процедурным, процессуальным аспектам правового регулирования и правореализации.

10. Интернационализация российского права как частное проявление общей глобализации человечества в целом. Цивилизация становится единым целым, международное право превращается в составную часть национальных правовых систем, нарастает их тенденция и их унификация в общемировом масштабе[21].

На основании вышеизложенного становится очевидной необходимость приступить к формированию системы ювенальной юстиции в РФ. Этот процесс, представляется, необходимо осуществлять поэтапно.

При этом на первом этапе следует сконцентрировать усилия на:

1) специализации судей через закрепление в федеральном законодательстве понятия «ювенальный судья» – исполняющее свои обязанности на профессиональной основе лицо, достигшее возраста 30 лет, имеющее высшее юридическое образование и специальную подготовку в сфере детской психологии и специально наделенное полномочиями осуществлять правосудие по делам, участником в которых является несовершеннолетний и (или) представители его интересов;

2) создании условий участия в процессе, в качестве самостоятельного, (наряду с законным представителем несовершеннолетнего) официального лица (специалиста по социальной работе), обладающего специальными познаниями в сфере детской психологии (это официальное лицо должно иметь особый процессуальный статус, являться сотрудником социозащитного учреждения системы Министерства труда и социального развития, привлекаться к судебному процессу по определению или постановлению ювенального суда);

3) обеспечении в полной мере положений ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» в части создания подразделений по реабилитации и ресоциализации несовершеннолетних, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, с целью оказания психологической, юридической, социальной и медицинской помощи данной категории несовершеннолетних, а также введение индивидуальных программ реабилитации ребенка в правоприменительную практику (в отношении несовершеннолетних, отбывающих наказание, готовящихся к освобождению, условно осужденных, отбывших наказание и т. д.);

4) усилении роли комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав в части внедрения социально‑реабилитационных технологий и закрепление этой работы в соответствующей нормативной базе, как элемента системы ювенальной юстиции.

Для законодательного обеспечения создания системы ювенальной юстиции в РФ необходимо:

– поддержать в Государственной Думе РФ проект ФКЗ «О внесении дополнений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» в части введения ювенальных судов как специализированных судов в системе судов общей юрисдикции. Данный законопроект в полной мере обеспечивает реализацию вышеизложенной концепции на первоначальном этапе;

– внести в Государственную Думу ФС РФ проект ФЗ «Об основах системы ювенальной юстиции», проект ФКЗ «О ювенальных судах в Российской Федерации», а также ряд изменений и дополнений в нормативные правовые акты Российской Федерации[22];

– организовать продвижение института Уполномоченного по правам ребенка в РФ и ее субъектах как необходимого и соответствующего сегодняшним запросам института независимого контроля за соблюдением прав ребенка;

– организовать содействие реализации основных положений ФЗ «О системе профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и принятию ФЗ «О комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав»[23].

15 февраля 2002 г., как уже упоминалось, принят в первом чтении проект федерального конституционного закона «О внесении дополнений в Федеральный Конституционный закон Российской Федерации «О судебной системе в Российской Федерации» (в части создания ювенальных судов), в котором, в частности говорится:

«Статья 1. Дополнить Федеральный Конституционный закон «О судебной системе в Российской Федерации» (Собрание Законодательства Российской Федерации, 1997, № 1, ст. 1) статьей 22‑1 следующего содержания:

Статья 22‑1. Ювенальные суды.

1. В целях защиты прав несовершеннолетних по территориальному принципу создаются ювенальные суды.

2. Ювенальные суды в пределах своей компетенции рассматривают дела, одной из сторон в которых являются несовершеннолетние, в качестве суда первой и второй инстанции, в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам.

3. Полномочия, порядок образования и деятельности ювенальных судов устанавливаются федеральным конституционным законом».

Проект закона был внесен депутатами Виктором Зоркальцевым (КПРФ), Екатериной Л аховой (ОВР), Гаджи Махачевым («Народный депутат»), Еленой Мизулиной (СПС), Анатолием Чекисом (АПР), Александром Чуевым («Единство»), Татьяной Ярыгиной («Яблоко»). Подготовлен рабочей группой, возглавляемой президентом фонда «Нет алкоголизму и наркомании» (НАН) Олегом Зыковым.

Этот проект – первый шаг на пути к восстановительному правосудию. Одновременно это хороший пример эффективности общественного лоббирования: проект продвигался усилиями фонда НАН и общественного центра «Судебно‑правовая реформа» Михаила Флямера и Рустема Максудова, ювенальные модели отрабатывались в региональных судебных экспериментах в Москве и Петербурге.

В пояснительной записке к проекту федерального конституционного закона Российской Федерации «О внесении дополнений в Федеральный Конституционный закон Российской Федерации «О судебной системе в Российской Федерации» говорится:

«Несовершеннолетние являются одной из наиболее криминально пораженных и наименее социально защищенных категорий населения. Преступность несовершеннолетних в России в последнее десятилетие росла примерно в 6 раз быстрее, чем изменялось общее число этой возрастной группы.

В настоящее время чрезвычайную остроту приобретают проблемы, связанные с ростом подростковой преступности. 80 % правонарушений, совершенных подростками, составляют тяжкие и особо тяжкие преступления.

Действующая судебная система оказалась не готовой гарантировать право ребенка на своевременное, качественное и беспристрастное рассмотрение уголовного дела в отношении его компетентным судебным органом, которое закреплено в ст. 40 Конвенции о правах ребенка, ратифицированной Россией.

В связи с увеличением количества дел, рассматриваемых судами, нехватки судей, уголовные дела в отношении несовершеннолетних, а они составляют примерно 12 % от общего количества дел, не рассматриваются в течении нескольких лет, ждут своей очереди, а подростки ожидают справедливого решения в следственных изоляторах.

Об этом свидетельствуют и цифры.

По состоянию на 1.01.98 г. в следственных изоляторах УИС МВД России несовершеннолетних обвиняемых и подозреваемых содержалось 5 % от общего количества лиц, находящихся в СИЗО.

Удельный вес несовершеннолетних в общем числе осужденных составил – в 1996 г. – 10 %, 1998 г. – 12,3 %, 2008 г. – 12,8 %.

В настоящее время число преступлений, совершенных несовершеннолетними (статистические данные на 2013 год) составило 46181 случаев. При этом удельный вес несовершеннолетних – учащихся, совершивших преступления в период с 2010 года вырос на 4,3 % и составил в 2012 году – 67,4 %, по результатам первых 9 месяцев 2013 года этот показатель уже составил 68,4 %. Удельный вес несовершеннолетних, ранее совершавших преступления, с 19,1 % в 2010 году увеличился до 21,8 % в 2012 году, за 9 месяцев 2013 году – 23 %. Соответственно увеличился и удельный вес ранее судимых несовершеннолетних с 12,6 % до 13,2 %.

Среднегодовой показатель несовершеннолетних, ранее совершавших преступления, и вновь совершивших преступления в течение 1 года после освобождения, составляет 1,9 %, после условного осуждения – 14,4 %. Удельный вес несовершеннолетних, совершивших преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, продолжил рост и составил 38,0 % (в 2010 году – 3 7,3 %). Увеличилось количество несовершеннолетних, совершавших преступления в состоянии алкогольного (2010 год – 10,0 %, 9 месяцев 2013 года – 14,3 %) и наркотического (2010 год – 0,2 %, 9 месяцев 2013 года – 0,7 %) опьянения.

Более того, если изложенную информацию оценить с учетом данных о демографической структуре населения, то становится очевидным, что в России в этот же период времени происходит снижение численности населения в соответствующих возрастных группах, причем как в абсолютном, так и в процентном отношении[24].

З.П Замараева, И.В. Пестовская, Г.В. Семья приводят следующие статистические данные:

В 2014 году по сравнению с 2013 уменьшилось количество осужденных несовершеннолетних, с 29,7 тыс до 23,6 тыс человек, доля осужденных несовершеннолетних в общей структуре преступности также уменьшилась – и составила 3,3 процента в 2014 году, по сравнению с 2013 почти в два раза – с 5,6 процентов.

За первые полгода 2015 в суды поступило в отношении несовершеннолетних 17 863 уголовных дел, по 9442 был вынесен обвинительный приговор.

При этом авторы полагают, что имеет место снижение количества правонарушений несовершеннолених, что продиктовано общей гуманизацией государственной политики, смягчением позиции законодателя и развитием служб медиации (примирения)[25].

К.В. Ображиев, кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой уголовно‑правовых дисциплин Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, напротив, полагает, что преступность несовершеннолетних снижается только «видимо», поскольку это происходит на фоне снижения количества несовершеннолетних в общей доле населения, а также на фоне увеличения количества латентных преступлений[26].

Таким образом, без радикального совершенствования судопроизводства в отношении несовершеннолетних невозможно говорить о справедливости правосудия в нашей стране.

Изменить такое положение возможно только путем создания в системе судов общей юрисдикции самостоятельных судов по делам несовершеннолетних, ювенальных судов (термин международный).

Современная судебная система должна рассматривать ребенка, совершившего правонарушение или преступление, прежде всего, не как объект репрессий, а как субъект реабилитации.

Экспертное заключение на проект закона, подготовленное в мае 2002 г. кандидатом юридических наук О.А. Шварц, координатором проекта «Судебная реформа» Российского фонда правовых реформ, гласит:

«Рассматриваемый законопроект, как следует из пояснительной записки к нему, направлен на воссоздание российской ювенальной юстиции, первым шагом к которой является введение в судебную систему России такого понятия, как «ювенальный суд».

По мнению авторов законопроекта, системная разобщенность ныне действующих государственных институтов, занимающихся проблемами несовершеннолетних, не позволяет достичь положительных результатов как в области снижения количества преступлений, совершаемых несовершеннолетними, так и в сфере защиты ребенка от криминальной среды. Только соединение усилий различных государственных органов и структур, а также негосударственных организаций в единое социально‑правовое пространство в виде целостной системы ювенальной юстиции позволит решить названные вопросы.

Институт ювенальной юстиции представляет собой весьма сложный комплекс концепций и «схем» влияния на подростка, его семью и непосредственное окружение, а также социальные структуры. Он включает, в том числе, ориентирование суда на решение задач социализации молодых людей и обеспечения их будущего в качестве законопослушных членов общества».

Однако данный проект закона вызвал у членов экспертной комиссии и ряд возражений. В частности, «вызывает возражения и определение, данное в самом общем виде, специализации ювенальных судов, так как в соответствии со статьей 55 Семейного кодекса Российской Федерации ребенком (несовершеннолетним) признается лицо, не достигшее восемнадцатилетнего возраста. Защита прав и законных интересов ребенка осуществляется родителями (лицами, их заменяющими), а в случаях предусмотренных Кодексом, органом опеки и попечительства, прокурором и судом. И лишь несовершеннолетний, признанный в соответствии с законом полностью дееспособным до достижения совершеннолетия, имеет право самостоятельно осуществлять свои права и обязанности, в том числе право на защиту. Согласно Гражданскому процессуальному кодексу РФ способность осуществлять свои права в суде и поручать ведение дела представителю (гражданская процессуальная дееспособность) принадлежит гражданам, достигшим совершеннолетия. Таким образом, нельзя говорить о делах, стороной в которых выступает несовершеннолетний, поскольку по закону он не вправе самостоятельно осуществлять защиту своих прав».

Тем не менее, принятый проект закона является важным шагом на пути становления ювенального права в России.

Известный политолог Борис Золотухин свое заключение на проект принятого в первом чтении закона завершил следующими словами: «Принятие рассматриваемого законопроекта не означает немедленного введения ювенальных судов, но создает необходимые правовые предпосылки к незамедлительному началу этой необходимой для страны работы».

Ювенальная юстиция и восстановительное правосудие. Восстановительное правосудие стало в определенном смысле ответом на тот кризис, который переживала ювенальная юстиция.

На протяжении второй половины 20 века и начала 21 века в ряде стран происходит качественная коррекция миссии и принципов ювенальной юстиции, сложившихся в конце 19 века под влиянием реабилитационной парадигмы. Эта коррекция проявилась в реформах и принятии нового законодательства[27]. В принципы ювенальной юстиции в ее истории впервые была включена необходимость обеспечения защиты общества от противоправного поведения молодежи и ответственности правонарушителей. Эти акценты определенно контрастируют с прежней философией, согласно которой делинквент рассматривался исключительно как ребенок, ставший жертвой неправильных жизненных установок и заблуждений, ребенок, нуждающийся в помощи, поощрении и содействии. Сегодня, в противоположность такому пониманию, к примеру, новозеландская модель ювенального суда исходит из следующей, установленной законом цели: обеспечит, чтобы малолетний правонарушитель «отвечал за свое поведение и принимал на себя ответственность за него…, чтобы все его нужды находили признание, и он имел возможность в будущем развиваться как ответственный, приносящий пользу себе и обществу человек». Аналогично в Канаде Закон «о молодых правонарушителях» гласит:

1. «подростки ни в коем случае не должны быть приравнены к взрослым, в том что касается уровня их ответственности и последствий их поступков; тем не менее, молодые правонарушители должны нести ответственность за свои правонарушения;

2. хотя общество должно принимать разумные меры, чтобы предотвратить преступное поведение молодежи, оно должно быть в состоянии защитить себя от любого незаконного поведения;

3. положение молодых правонарушителей требует надзора, дисциплины и заботы; при этом, учитывая зависимое состояние, в котором они находятся, степень их развития и зрелости, они испытывают специфические потребности и нуждаются в помощи и советах;

4. ресоциализация молодого правонарушителя всякий раз, когда это возможно, направлена на защиту общества, что является одной из основных целей уголовного права применительно к молодежи; добиться ресоциализации можно только учитывая потребности молодого человека и обстоятельства, способные объяснить его поведение;

5. если молодых правонарушителей решено привлечь к ответственности, следует рассматривать возможность замены судебной процедуры, предусмотренной настоящим законом в целях защиты общества, альтернативными мерами…».

Провозглашение этих принципов вовсе не стало шагом назад к карательному подходу: сама коррекция на новой почве возникновения и расширения практики восстановительного правосудия.

Ответственность правонарушителя здесь понимается как возникшее в результате преступления обязательство по заглаживанию причиненного вреда, а не наказание.

Противоречие, которое стало возникать в рамках ювенальной юстиции, – между принципом минимизации контактов с судебной системой и необходимостью призвать несовершеннолетнего правонарушителя к ответственности, – нашло свое разрешение в рамках восстановительного правосудия.

Предложения по формированию системы ювенальной юстиции в РФ. Интересы охраны прав несовершеннолетних и молодежи, обеспечения наиболее эффективного содействия их благополучию, сокращения использования в отношении детей карательных санкций делает актуальной задачу создания в России системы ювенальной юстиции.

Основополагающим принципом при разработке этой системы должно стать положение ст. 3 Конвенции ООН о правах ребенка, в соответствии с которым во всех действиях государственных, частных учреждений, суда, административных и законодательных органов, предпринимаемых в отношении детей, первоочередное внимание должно уделяться наилучшему обеспечению их интересов.

Ювенальная юстиция должна быть построена на более гуманистических процессуальных нормах и могла бы включать в себя сеть разнообразных социальных, правоохранительных служб для несовершеннолетних правонарушителей, специализированных судов по делам семьи и несовершеннолетних.

В систему ювенальной юстиции в широком понимании должны входить:

– институт ювенального судьи;

– ювенальная прокуратура;

– детская адвокатура;

– агентства уполномоченных по правам ребенка;

– инфраструктура социальных учреждений и институт социальных работников[28].

Непосредственное уголовное наказание должно стать чрезвычайной мерой наказания для подростка. Распространенной формой правоприменительной практики, основанной на реализации в отношении несовершеннолетнего мер воспитательного воздействия, не связанных с уголовным наказание, должно стать присуждение подростка к различным социально‑психологическим и реабилитационным программам, направленным на его ресоциализацию.

Таким образом, ювенальная юстиция должна обеспечивать:

– эффективную профилактику правонарушений среди несовершеннолетних;

– справедливость любого правового решения в отношении несовершеннолетних;

– защиту прав и законных интересов несовершеннолетних и молодежи при разрешении гражданских, административных и уголовных дел, связанных как с их условиями жизни и воспитанием, так и совершаемыми ими правонарушениями;

– обеспечение социализации личности детей в максимально благоприятных условиях жизни.

На сегодняшний день мы вынуждены признать отсутствие ювенальной юстиции в Российской Федерации. Основная часть специалистов пока не задумывается, что правосудие в отношении несовершеннолетних должно отличаться от общего правосудия. Проблемы правосудия в отношении несовершеннолетних по‑настоящему не изучаются.

Поэтому в обществе недостает знания и понимания этих проблем. В связи с этим важно своевременно проанализировать развитие судебной системы и увидеть перспективы правосудия в отношении несовершеннолетних с учетом имеющегося российского и международного опыта.

В сегодняшней России за решеткой находится 56 тысяч детей – это в три раза больше, чем в дореволюционной 170‑миллионной Российской империи. Специалисты эксперты признают, что лишение своды для многих несовершеннолетних – избыточная мера наказания. Нам необходимо изменить свое отношение к детям, следуя примеру большинства развитых стран, в которых отношение к ребенку, переступившему закон, иное – его не спешат карать, а предпочитают воспитывать, считая, что рецидивист, выросший из малолетнего заключенного, в конечном счете, обойдется обществу дороже.

Уже более 100 лет известна форма судопроизводства, с помощью которой цивилизованное государство «протягивает руку» ребенку, сделавшему неверный шаг.

Хочется верить, что Россия станет цивилизованным государством, обратясь к своему будущему, детям.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Ювенальная юриспруденция. Том 4. М.; 2017. 2017

Еще по теме 4. Современное ювенальное правосудие в России и тенденции его развития:

  1. § 5. Российская ювенальная юстиция
  2. § 2.Система ювенальной юстиции
  3. § 1. Краткая история ювенальной юстиции за рубежом
  4. § 3. Деятельность российских судов в сфере отправления правосудия в отношении несовершеннолетних
  5. § 1. Модели ювенальной юстиции за рубежом
  6. § 2. Система национального ювенального законодательства современной России
  7. § 2. Понятие, принципы и система ювенальной юстиции
  8. § 4. Состояние и перспективы развития ювенальной юстиции в Российской Федерации
  9. 5. Ювенальная юриспруденция в России конца XX и начала XXI века
  10. Тема: Ювенальная юстиция
  11. 4. Современное ювенальное правосудие в России и тенденции его развития
  12. 1. Современное состояние ювенальной юриспруденции и ювенальной юстиции в России. Основные направлениясовершенствования профилактики правонарушений несовершеннолетних
  13. 2. Сущность, цель, задачи и принципы ювенальной политики в сфере юриспруденции
  14. Современное правовое образование в контексте формирования новой системы образования
  15. Угрозы и вызовы личной безопасности ребенка в современной России: конституционно-правовой анализ
  16. Источники права в консервативной правовой идеологии России
  17. Угрозы и вызовы личной безопасности ребенка в современной России: конституционно-правовой анализ
  18. §3. Следственные действия, меры принуждения на стадии дознания и его окончание
  19. 1.1 Обвинительный приговор без назначения наказания как средство реализации восстановительного подхода в современной парадигме уголовного судопроизводства
  20. Список использованных источников и литературы
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -