<<
>>

2.1 Формирование и действие всемирной системы защиты прав человека под эгидой ООН

В ходе Второй мировой войны, развязанной в 1939 г. Германией, «со всей

очевидностью обнаружились недостатки в международном регулировании прав и свобод человека» [6, с.424]. В этот период «часто забывались сами цели –

…цели международного сотрудничества в области прав человека…» [54, с.3].

Принятие в течение апреля-июня месяцев 1945 г. в Сан-Франциско окончательного текста Устава совершенно новой универсальной организации – ООН – и его подписания 26 июня 1945 г., а также вступления в силу 24 октября

того же года – ознаменовали не только создание собственно всемирного

учреждения – появление субъекта международного права, но и начало формирования всесторонней системы защиты прав человека. При этом Устав ООН явился также многосторонним договором, впервые предусматривающим основы для широкого развития и укрепления международно-правовых гарантий прав и основных свобод человека. Это означает, что с 1945 г. одним из основополагающих принципов международного права становится понимаемый в самом широком смысле принцип уважения прав человека.

Следует отметить, что в тексте Устава ООН вышеуказанный принцип не упоминается в перечне принципов международного права, закрепленных в ст.2, и кроме того, что важно заметить, он не выделяется как отдельный принцип и в

толкующей и развивающей Устав ООН Декларации Генеральной Ассамблеи ООН о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом

Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 г. Вместе с тем традиционно международным сообществом признается, что поскольку согласно п.3 ст.1 Устава одной из преследуемых целей ООН является осуществление международного сотрудничества в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и поощрение и развитие уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии [55, с.8, 9], учредительный акт

организации косвенно закрепил этот важнейший принцип межгосударственного взаимодействия.

Вне всякого сомнения, «специальное

включение положения о развитии и поощрении уважения к правам человека и основным свободам для всех в число целей Организации Объединенных Наций объясняется, прежде всего, событиями, которые произошли непосредственно перед Второй мировой войной и в ходе ее», - подчеркивается в Исследовании

ООН по правам человека [56, р.5], но в то же время оно подтверждается ст.55 самого же Устава, в рамках которой с целью создания условий стабильности и благополучия, необходимых для мирных и дружественных отношений между нациями, ООН будет содействовать, в частности, «всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола языка и религии» (п. «с», ст. 55) [55, с.21], а также Декларацией 1970 г.,

принятой в развитие нормативного содержания принципов Устава ООН. Так, в разделе документа под названием «Принцип равноправия и самоопределения народов» еще раз особо отмечается, что «каждое государство обязано содействовать путем совместных и самостоятельных действий всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод в соответствии с Уставом» [55, с.71].

Идентичные и совпадающие по смыслу эти нормы позволяют сделать вывод о том, что основные права и свободы человека должны соблюдаться на

территориях всех государств-членов, а до получения политической

независимости и на колониальных, а также подмандатных ООН территориях. И хотя поскольку к настоящему времени как таковых не независимых территорий или, как их официально определял Совет по Опеке ООН, бывших мандатных

территорий, отторгнутых в результате Второй мировой войны от вражеских

государств, территорий, добровольно включенных в систему опеки государствами, ответственными за управление, не осталось, так как они все получили самостоятельность как во внутренних, так и во внешних делах или вошли в состав других государств, тем не менее, Устав ООН предписывает всем «объединенным нациям» независимо от их статуса или различий соблюдать все основные права и свободы человека, не допуская при этом каких-либо признаков или форм дискриминации.

Примечательно в этой связи обратиться на одно из Консультативных заключений Международного Суда ООН, которое он вынес в период политической и идеологической конфронтации между государствами различных социально-экономических систем и порядков. Так, в подобном акте от 21 июня 1971 г. по вопросу «О юридических последствиях для государств продолжающегося присутствия Южной Африки в Намибии, несмотря на резолюцию 276 (1970 г.) Совета Безопасности» Международный Суд организации отметил, что «установление и принудительное проведение в жизнь различий, исключений и ограничений, основанных исключительно на признаках расы, цвета кожи, национального или этнического происхождения, представляет собой отрицание основных прав и свобод человека и является грубым нарушением целей и принципов Устава» [57].

То, что нормы, относящиеся к правам человека и закрепленные в Уставе

ООН, являются юридически обязательными, не вызывает сомнений и в отношении государств-нечленов организации. В этой связи п.6 ст.2 Устава ООН применительно к правам и основным свободам человека четко гласит, что организация обеспечивает, чтобы государства, которые не являются ее членами, действовали в соответствии с ее Принципами, поскольку это может оказаться необходимым для поддержания международного мира и безопасности [55, с.9].

Анализируя нормы Устава ООН о правах человека нельзя не отметить и следующее важное обстоятельство. Главный документ организации не закрепляет впервые термин «права человека» (он, как известно, появился и вошел в международно-правовой оборот после войны в США за независимость и Великой Французской революции), а также не оперирует таким понятием,

как «права гражданина» (о нем впервые говориться, как уже до этого подчеркивалось, во Французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г.). Нужно заметить, что ни в коем случае эти указанные аспекты не являются ни недостатками и не пробелами в тексте Устава. Все дело в том, что с периода возникновения понятия «прав человека» в рамках международно-правового сотрудничества государств сложилась обоснованная и, что очень важно, очевидно объективная тенденция рассматривать их как неотъемлемое качество, естественным образом принадлежащее каждому человеку от самого факта рождения.

Определяя таким образом это качество как выражение достоинства, присущего человеческой личности, Устав ООН подтвердил эту закономерность. Поэтому он и не упоминает о правах гражданина, поскольку они неразрывно связаны с правами человека. Говоря другими словами, права человека гарантируются Уставом ООН каждой личности независимо от его принадлежности к гражданству какого-либо государства.

Многолетняя деятельность ООН с момента принятия Устава, по мнению советского/российского юриста-международника А.П. Мовчана показывает, что

«международная защита прав человека … состоит в основном в следующем:

а) в создании рекомендаций, адресованных всем государствам по поводу того, какие именно права и основные свободы … должны подлежать универсальному уважению и соблюдению;

б) в разработке международных договоров о правах человека (пактов, конвенций и т.п.), которые налагают юридические обязательства на государства признавать, предоставлять и обеспечивать эффективной защитой в

соответствии со своим законодательством права и свободы личности, которые перечислены в таких соглашениях;

в) в создании специального международного механизма по проверке

выполнения государствами обязательств по правам человека» [58, с.160].

Общий смысл содержания вышеуказанной универсальной системы защиты прав человека в рамках ООН состоит в том, разработчики Устава не преследовали цели дать какой-либо или исчерпывающий перечень прав и основных свобод для всех без различия расы, пола, языка и религии. «Поэтому еще при создании ООН было согласовано, что международное сотрудничество государств по правам человека должно прежде всего начаться с разработки

таких международных документов или актов и решений ООН, в которых содержались бы указания на те конкретные права и свободы человека, которые,

по мнению международного сообщества, должны пользоваться всеобщим уважением» [58, с.160]. Одновременно с этим процессом государствам-членам организации «рекомендовались бы и все те законодательные, административные и иные меры», которые они «должны предпринимать для

практического признания и осуществления всех этих прав и свобод» [58, с.160].

С периода, предшествовавшего созданию ООН государствами-членами через ее те или иные органы или учреждения были, к примеру, согласованы и приняты следующие значимые международные договоры: Всеобщая декларация прав человека, принятая в соответствии с резолюцией 217 А (III) ГА ООН от 10 декабря 1948 г., 4 Женевские конвенции о защите жертв войны от 12

августа 1949 г. с Дополнительными Протоколами I и II от 8 июня 1977 г., одобренные ГА ООН; Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый согласно резолюции 2200 А (XXI) ГА ООН от 16 декабря

1966 г.; Факультативный Протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах (резолюция 2200 А (XXI) ГА ООН от 19 декабря 1966 г.); Второй Факультативный Протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах, направленный на отмену смертной казни, принятый 15

декабря 1989 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, принятый в соответствии с резолюцией 2200 А (XXI) ГА ООН от 16 декабря 1966 г.; Конвенция ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения или наказания, принятый ГА ООН 18 декабря 2002 г.; Конвенция о правах ребенка, принятая

согласно резолюции ГА ООН от 20 ноября 1989 г.; Конвенция № 29 о

принудительном или обязательном труде, принятая МОТ 28 июня 1930 г.; Конвенция № 105 об упразднении принудительного труда, принятая МОТ 25 июня 1957 г.; Конвенция МОТ № 155 1981 г. о безопасности и гигиене труда и производственной среде, № 148 1977 г. о защите трудящихся от профессионального риска, вызываемого загрязнением воздуха, шумом и вибрацией на рабочих местах и другие.

Как отмечают отдельные отечественные специалисты, «вообще же в

системе современного международного права приняты более 90 международных договоров, которые непосредственно затрагивают права человека и, в частности, только около 40 из них действуют в рамках международного гуманитарного права» [59, с.314]. Видимо ими не учитывается в этом перечне конвенции, принятые под эгидой МОТ, а их данное специализированное учреждение ООН приняла почти около 200 по различным аспектам социальных и экономических прав.

Разумеется, целью всех этих универсальных по характеру международно-правовых актов не является создание всеобъемлющей системы защиты прав человека, а только обеспечение некоторых конкретных прав индивида. Как пишет академик С.Н. Сабикенов, всеобъемлющий характер имеют сами эти пакты и конвенции, который

«требовал, чтобы ООН в своей работе по обеспечению прав человека переключалась с выработки стандартов на их реализацию» [60, с.10]. Как видно

из представленного перечня, во многих без исключения случаях принятию международных договоров по правам человека предшествовали процедуры

разработки и одобрения отдельных резолюций, и их в совокупности условно можно объединить под названием «Международный Билль о правах человека», но можно также разделить на три основные группы.

К первой группе можно отнести Всеобщую декларацию прав человека, а

также Международные пакты о правах человека 1966 г. с их Факультативными протоколами, в которых закреплены нормы – принципы применительно к правам и основным свободам человека в условиях мирного времени.

Женевские конвенции 1949 г. о защите жертв войны и Дополнительные протоколы к ним 1977 г. и др. образуют следующую вторую группу. В них, как

уже понятно, содержатся нормы, касающиеся прав человека в период вооруженных конфликтов международного и немеждународного характера.

И наконец, третья группа состоит из тех международных договоров, которые предусматривают ответственность за преступления, совершаемые с умыслом нарушения прав человека как в мирное, так и военное время. Это, в частности, если опять же исходить из вышеперечисленного перечня, Конвенция ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих

достоинство видов обращения или наказания 1984 г.

Важно отметить, что содержащиеся в этих международно-правовых актах нормы, налагающие определенные обязательства, императивны, то есть юридически обязательны для подписавших и ратифицировавших их государств. Исключение составляет лишь Всеобщая декларация прав человека

1948 г., которая не является собственно международным договором в его

классическом понимании. Вместе с тем и она содержит права и свободы, рассматриваемые государствами в качестве юридически обязательных норм, но только в качестве обычных, формируемых в результате постоянной международной практики государств. Велика и неоценима роль Всеобщей декларации в развитии, углублении и уточнении содержания прав и свобод человека и гражданина в ходе реформирования конституционного (национального) законодательства и заключения новых международных договоров. Что касается других документов, то практически все они обязывают государства после присоединения или ратификации предоставить предусмотренные в них права и свободы всем лицам, находящимся по их юрисдикцией. Например, в Международном пакте о гражданских и политических правах признаются юридически обязывающими государства такие права и свободы, как право на жизнь, свободу от пыток или рабства, личную неприкосновенность, гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности, право покидать любую страну, на равенство перед судами, перед законом и т.д. Как гласит п.1 ст.2 Пакта, они должны быть предоставлены каждым государством-участником всем лицам, находившимся в пределах его территории и под его юрисдикцией, без каких-либо различий [61]. В этих целях государства-участники обязуются принять законодательные и другие меры в соответствии со своими конституционными процедурами, которые могут оказаться необходимыми для осуществления прав, признаваемых в Пакте (п.2 ст.2) [61]. Отступление от своих обязательств возможно только в такой степени, в какой это требуется остротой чрезвычайного положения, при условии, что принимаемые государствами- участниками меры не являются несовместимыми с их другими обязательствами по международному праву и не влекут за собой дискриминации исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения (п.1 ст.4) [61].

Однако, анализируя содержание другого документа – Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, отдельные европейские ученые-юристы высказывают утверждение, согласно которому этот многосторонний договор не устанавливает твердых юридических

обязательств для государств-участников. Так, английский профессор международного права Д. Трубек считает, что социально-экономические права могут быть осуществлены только в течение длительного времени путем принятия программы действий [62]. Такое заключение он делает ссылаясь на п.1 ст.2 Пакта, который обязывает государства принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обеспечить постепенно полное осуществление признаваемых в настоящем Пакте прав всеми надлежащими способами [61]. Но «совершенно очевидно, что только менее развитые страны в силу недостаточного уровня экономического развития и нехватки средств имеют основания ссылаться на эту статью для установления приоритета в постепенном представлении и обеспечении тех или иных прав, закрепленных в Пакте» [6, с.439]. Отсюда следует, что государства со средним уровнем развития (или развивающиеся страны), а также более развитые страны с рыночной экономикой не имеют реальных оснований ссылаться на нехватку необходимых ресурсов. Сказанное, по утверждению Ж.М. Аманжолова, в полной мере относится и к Казахстану, который, хотя, все еще развивающееся государство и не имеет полноценного статуса государства с признанной рыночной экономикой, лишен права, кстати, будучи одним из последних участников этого Пакта, а также Пакта о гражданских и политических правах из республик бывшего СССР полагать, что он не располагает достаточными экономическими предпосылками для их реализации [59, с.316]. Подобного рода ссылки просто являются необоснованными [59, с.316]. Здесь же можно привести коллективное мнение ведущих экспертов мира, рассмотревших природу и степень юридических обязательств государств-участников по Пакту об экономических, социальных и культурных правах и получившего название

«Лимбургских принципов» по местонахождению одноименного университета в

Нидерландах. В ходе комплексного анализа этих обязательств они пришли к трем основным выводам, не столько подтверждающими, сколько даже более категорично развивающими мнение, высказанное ранее. По их справедливым заключениям, во-первых, «все права и свободы человека, включая социально- экономические права, неразделимы и взаимосвязаны и образуют неотъемлемую часть международного права»; во-вторых, Пакт действительно «налагает юридически обязательства на участников, и они должны незамедлительно предпринять все необходимые меры, включая законодательные и административные, для осуществления прав, закрепленных в этом международном договоре. Более того, ими должно быть предусмотрено право каждого на судебную защиту социально-экономических прав»; и в-третьих,

«государства-участники Пакта, независимо от уровня экономического развития, обязаны обеспечить социально-экономические и культурные права для всех,

хотя бы в минимальной степени» [63]. Аналогичная позиция чуть позже была одобрена и в тексте Итогового документа Всемирной конференции по правам человека от 25 июня 1993 г. В нем отмечается, что «международное сообщество должно относиться к правам человека глобально, на справедливой и равной основе, с одинаковым подходом и вниманием» [64].

Постепенная глобализация системы прав человека привела к созданию в рамках ООН специального контрольного механизма по их защите. К сегодняшнему дню под эгидой универсальной организации «функционирует разветвленная система органов, занимающихся разработкой международных стандартов и осуществлением международного контроля за соблюдением уже принятых документов» [5, с.15]. При этом основной формой контроля со стороны этих структур является «процедура представления докладов, установление фактов и рассмотрение споров в специальных наблюдательных комитетах» [5, с.15]. Последние стали активно создаваться с середины 70-х гг. ХХ века и, к настоящему времени действуют в таком качестве по шести международным конвенциям: в соответствии со ст.28 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. был учрежден Комитет по правам человека; функционируют Комитет по расовой дискриминации (создан в 1970 г. согласно Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г.); Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (создан в 1982 г. на основе Конвенции о ликвидации дискриминации в отношении женщин); с 1985 г. – Комитет по экономическим, социальным и культурным правам (действует согласно Пакта 1966 г.); Комитет против пыток (существует с 1988 г. на основе одноименной Конвенции) и Комитет по правам ребенка (он был создан в 1990 г. после принятия соответствующей Конвенции в

1989 г.).

Вслед за вышеназванными учреждениями стали формироваться посты Специальных докладчиков, представителей Генерального секретаря ООН, рабочие группы по отдельным странам и конкретным проблемам.

Согласно Уставу ООН обеспечением защиты прав человека в той или иной степени занимаются все главные органы организации, включая

Генеральную Ассамблею, Экономический и Социальный Совет и Совет

Безопасности.

По п.1(6) ст.13 Устава ГА «организует исследования и дает рекомендации» в целях «содействия осуществлению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола языка и религии» [55, с.9]. Также для осуществления своих функций в области защиты прав человека основной орган организации в соответствии со ст.22 Устава создает по мере надобности

различные вспомогательные органы [55, с.9]. «Некоторые из них создаются ad hoc, другие являются, по сути дела, постоянными и функционируют в течение

длительного времени» [6, с.455].

В 1995 г. Генеральная Ассамблея принимает решение, в соответствии с которым учреждается Подготовительный Комитет в целях разработки окончательного текста Статуса Международного уголовного суда,

устраивающего большинство государств-членов ООН. 15-17 июля 1998 г. по завершении работы подготовительного комитета созывается международная дипломатическая конференция в Риме, по итогам которой большинство голосов государств-членов ООН (120 – «за», 21 – «воздержалось», 7 – «против») принимается Статус, что стало «значительным завоеванием в области прав человека» [65, с.18].

В статусе сформулированы составы, охватывающие практически все серьезные преступления: преступление геноцида, преступление против человечности, военные преступления и агрессия. При этом многие из них впервые закреплены в этом международном договоре, и их перечень, что немаловажно отметить, может быть пересмотрен не ранее чем через семь лет после вступления Статуса в юридическую силу [66, с.239]. Это, как пишут И.П. Блищенко и И.В. Фисенко, «послужит дальнейшему укреплению международного режима защиты прав человека и обеспечению многочисленных стандартов конкретными механизмами реализации прав человека» [66, с.239].

ЭКОСОС уполномочивается Уставом «делать рекомендации в целях поощрения уважения и соблюдения прав человека и основных свобод для всех»

(п.2 ст.62) [55, с.9], «подготавливать для представления Генеральной Ассамблее

проекты конвенций» (п.3 ст.63) [55, с.22], «созывать в соответствии с правилами, предписанными организацией, международные конференции» (п.4 ст.62) [55, с.22]. Кроме того, для выполнения возложенных на него функций ЭКОСОС создает специальные комиссии (ст.68 Устава ООН) [55, с.22]. Например, в соответствии с этой указанной статьей были созданы Комиссия по правам человека, Комиссия по положению женщин и Подкомиссия по предупреждению дискриминации и защите меньшинств, деятельность которых изначально, как это планировалось, исключительно базировалась на вопросах, относящихся к правам человека. Последний орган в 1999 г. был преобразован в Подкомиссию по поощрению и защите прав человека как вспомогательный орган Комиссии по правам человека.

На Совет Безопасности согласно ст.24 Устава ООН возлагается главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности [55,

с.16]. Для обеспечения этой функции он в соответствии со ст.34 Устава

«уполномочивается расследовать любой спор или любую ситуацию, которая может привести к международным трениям или вызвать спор, для определения того, не может ли продолжение этого спора или ситуации угрожать поддержанию международного мира и безопасности» [55, с.16], а на основе ст.39 Устава вправе определить, что та или иная ситуация представляет угрозу миру [55, с.17]. В соответствии с этой статьей были, в частности, созданы на

основе специальных резолюций 808 (1993) от 22 февраля 1993 г., 808 (1993) от

25 мая 1993 г. и 955 (1994) от 8 ноября 1994 г. Международные трибуналы ad hoc для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии, а затем и в Руанде. Как подчеркивает Д.И. Нурумов, влияние ООН

«на развитие международного права прав человека растет, но оно было бы еще

значительнее, если бы не противодействие США и ее союзников, использующих в последнее время НАТО в обход ООН и Совета Безопасности» [5, с.15]. Наверняка, автор в этой связи имеет в виду прежде всего агрессию НАТО против бывшей Югославии и непосредственно имеющей к ней гуманитарную интервенцию. По мнению представителя Международного трибунала по бывшей Югославии В.Дж. Фенрика, НАТО при совершении этих

противоправных действий «требовалось опробовать на практике ряд новых задач: нейтрализовать противодействие ООН, ее Совета Безопасности и мирового сообщества при проведении операций по принуждению независимых государств к полной зависимости и утрате суверенитета; принудить страны НАТО к совместной агрессии без решения СБ ООН и даже против его воли; отработать методику разжигания межнациональной розни, доведения ее до стадии вооруженного конфликта с последующим расчленением государства; реализовать на практике теорию информационно-психологической операции, как первый этап военной агрессии. Попутно решались и другие задачи, как например: испытание на живых объектах (людях) новых и модернизированных образцов оружия; обучение на живых объектах американских и британских пилотов-резервистов; управление международными миссиями, как часть плана информационно-психологической операции и др.» [67, р.493].

Все это, по словам В.А. Карташкина, с другой стороны означает, что ООН в целом и Совет Безопасности в особенности бездействуют не только в случаях массовых и грубых нарушений прав человека, но и тогда, когда под угрозу поставлено существование тех или иных народов и национальных меньшинств [6, с.464].

Вместе с тем последнее утверждение, хотя оно, безусловно, справедливое и верное, не должно категорически означать, что ООН, а в ее лице Совет

Безопасности вовсе бездействуют в решении вопросов о защите прав человека. Наглядным тому подтверждением, в частности, является тот факт, что 28 сентября 2001 г. состоялось 4385 заседание Совета Безопасности, на котором

была принята комплексная и всеобъемлющая резолюция 1373 (2001), предусматривающая меры и стратегии по борьбе с международным терроризмом. В соответствии со с п.6 Резолюции был учрежден

Контртеррористический комитет в целях осуществления контроля за выполнением резолюции с привлечением авторитетных экспертов [68]. Совет безопасности призвал все государства представить не позднее, чем через 90 дней, начиная с 28 сентября 2001 г. информацию о мерах, предпринятых ими в этой связи [68]. Резолюция также призвала к пресечению финансирования терроризма и улучшению международного сотрудничества в борьбе с терроризмом (п.3 (с) [68]. Спустя некоторое время, 12 ноября 2001 г. Совет

Безопасности принимает резолюцию 1377 (2001), в преамбуле которой он заявляет о том, что «международный терроризм представляет собой одну из

наиболее серьезных угроз для международного мира и безопасности в XXI

веке» [69].

В последующей своей резолюции 1566 (2004), учитывая то обстоятельство, что в ныне действующих 13 международных конвенциях

отсутствует единое и общепризнанное определение терроризма, Совет Безопасности определяет, что любые акты терроризма не имеют какого-либо оправдания, независимо от их мотивов (п.6) [70].

Далее в резолюции 1624 (2005) говорится, что Совет Безопасности поручает Контртеррористическому комитету включить в его диалог с государствами-членами вопросы, касающиеся ее выполнения [70], а также

содержится ряд ссылок на необходимость обеспечения того, чтобы меры по борьбе с терроризмом соответствовали их обязательствам в области прав человека [71].

Из содержания всех вышеуказанных резолюций Совета Безопасности можно сделать важный и обобщенный вывод о том, что один из главных органов ООН определяет терроризм не только «как некое явление, которое подвергает опасности или уносит жизни ни в чем не повинных людей, имеет

связь с транснациональной организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков, отмыванием денег, незаконным оборотом оружия и незаконными поставками ядерных, химических и бактериологических материалов» [72, с.77], но и квалифицирует его как общественно опасное деяние, «сопряженное с последующим совершением таких серьезных

преступлений, как убийство, вымогательство, похищение людей, вооруженные

нападения, захват заложников и разбой» [72, с.77]. Более того, как весьма правильно замечает А.В. Кукушкина, закрепленное в этих резолюциях

«обязательства государств защищать и поощрять права человека требует от них принятия эффективных мер по борьбе с терроризмом, и государства должны обеспечивать, чтобы любые меры, принимаемые в этих целях, не противоречили их обязательствам по международному праву, особенно международным стандартам в области прав человека, защиты прав беженцев и

гуманитарному праву» [72, с.74].

Существует общераспространенное (если не сказать общесогласованное) мнение, согласно которому «соответствие мер, принимаемых государствами, стандартам в области прав человека должно рассматриваться в качестве одной из определяющих характеристик «передовой практики» в области мер борьбы с терроризмом» [73, р.21].

В ходе проведения 48-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН с учетом рекомендаций, изложенных в Венской декларации и Программе действий, принятых Всемирной конференцией по правам человека (Вена, 14-25 июня

1993 г.) и Резолюции 48/141 от 20 декабря 1993 г. был учрежден пост Верховного Комиссара ООН по правам человека. Согласно установленным правилам он назначается Генеральной Ассамблеей сроком на 4 года и представляет собой должность, соответствующую уровню заместителя

Генерального секретаря ООН.

Нельзя сказать, что Верховный Комиссар организации имеет достаточно широкую компетенцию. Тем не менее, его полномочия заключаются, к примеру, в том, чтобы поощрять и защищать эффективное осуществление прав человека по всему миру, выполнять задачи, порученные ему/ей компетентными органами ООН в области прав человека и представлять им рекомендации в целях содействия эффективному поощрению и защите прав человека, оказывать консультативные услуги и финансовую помощь по просьбе заинтересованного государства и региональных организаций по правам человека с целью поддержания осуществления мер и программ в области прав человека, расширять международное сотрудничество в целях поощрения и защиты прав человека [74, с.204]. Он также принимает активное участие при проведении

миротворческих операций ООН. Среди самых первых мероприятий, осуществленных Верховным Комиссаром, стало принятие решения о создании круглосуточной «горячей линии» по вопросам прав человека с тем, чтобы бывший Центр по правам человека мог получать срочную информацию, касающуюся нарушений в этой области, а также принимать оперативные решения [75, с.72]. В 1997 г. Управление Верховного Комиссара был объединен с Центром ООН по правам человека, что позволяет ему координировать всю деятельность ООН по правам человека.

В начале и во второй половине 2000 гг. в рамках деятельности Комиссии ООН по правам человека чаще поднимался вопрос о ее неэффективности. При этом «критиковался сам принцип ее организации как межправительственного органа, в котором равномерно представлены все регионы мира, независимо от

того, соблюдаются ли на деле отдельными государствами-членами

международные стандарты защиты прав человека» [76, с.33,34]. Это подтвердил в апреле 2005 г. тогдашний Генеральный секретарь ООН К. Аннан, отметив в качестве существенного недостатка Комиссии политическую ангажированность ее членов, их избирательность в подходе к проблемам и неприкрытое лоббирование интересов своих и союзных с ними государств [77, с.92]. Деятельности Комиссии была свойственна также конфронтация в связи с обсуждением положения с уважением прав человека внутри отдельных государств [78].

В результате долгих переговоров и дискуссий было принято решение об упразднении Комиссии и создании вместо нее в 2006 г. на основе Резолюции ГА ООН нового органа – Совета по правам человека. Он сегодня имеет статус вспомогательного органа Генеральной ассамблеи и состоит из 47 членов, выступающих в личном качестве. Они избираются Генеральной Ассамблеей на

основе справедливого географического распределения. Основная задача Совета

– рассмотрение случаев серьезного нарушения прав человека на территории государств-членов ООН и подготовка по ним соответствующих рекомендаций.

С момента функционирования по сравнению с бывшей Комиссией Совет заметно улучшил правозащитный механизм, разработав «Процедуру 1503». Согласно этой процедуре, действующей в настоящее время на основе Резолюции Генеральной Ассамблеи, повысилась эффективность рассмотрения

поступающих жалоб, появился новый порядок универсального периодического обзора [79].

Контроль в области защиты прав человека осуществляют также и другие органы, учрежденные в соответствии сравнительно новыми международными конвенциями. В течение 2006 г. в рамках ООН были приняты две такие универсальные международные договоры – Конвенция о правах инвалидов с

Факультативным протоколом (оно вступило в силу 3 мая 2008 г.) и Конвенция для защиты всех лиц от насильственных исчезновений (открыта для подписания 20 декабря 2006 г., но из-за недостаточного количества ратифицированных грамот еще не введена в действие).

Компетенция Комитета по правам инвалидов заключается в том, чтобы рассматривая доклады государств-участников, а также индивидуальные жалобы

от физических лиц, провести расследование нарушений прав человека (п.2 ст.6

Факультативного протокола) [80]. Учрежденный на основе Конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений соответствующий Комитет также прежде всего рассматривает доклады государств-участников о мерах, принятых в связи с выполнением норм [81] (ст.29), индивидуальные жалобы и сообщения государств-участников о несоблюдении Конвенции другими государствами-участниками (ст.32) [81]. В его полномочия, кроме того, как уже понятно из наименования, входит рассмотрение просьб о розыске и установлении местонахождения исчезнувших лиц, поданных их родственниками, а также законными представителями (ст.15) [81]. Комитет уполномочен организовывать и посещение того или иного государства- участника при поступлении информации о серьезных нарушениях на его территории (ст.33) [81].

<< | >>
Источник: БУКЕНБАЕВ РУСЛАН МУРАТОВИЧ. Международная система защиты прав человека (некоторые актуальные вопросы современного развития). Диссертация на соискание ученой степени доктора философии (Ph.D.). Алматы, 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.1 Формирование и действие всемирной системы защиты прав человека под эгидой ООН:

  1. Глава 2ПРАВО ГРАЖДАН HA БЛАГОПРИЯТНУЮ ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ И ИНЫЕ НЕОТЪЕМЛЕМЫЕ ПРАВА B ОБЛАСТИ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
  2. § 3. Источники международного экологического права
  3. Глава III. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ПРАВА
  4. § 2. Охрана животного и растительного мира в международном экологическом праве
  5. § 1. Зарождение и развитие идей операций ООН по поддержанию мира
  6. § 1. Влияние международного «мягкого права» на нормативную составляющую правовой системы Российской Федерации
  7. 2.1 Формирование и действие всемирной системы защиты прав человека под эгидой ООН
  8. 3.1 Конвенции и иные специальные акты по защите прав и основных свобод человека в пределах юрисдикции Совета Европы
  9. § 4. Право палестинского народа на самоопределение и создание независимого государства Палестины.
  10. 1.4. Международные неправительственные организации как форма реализации конституционного права на объединение
  11. 3.5. Взаимодействие международных общественных объединений с международными межправительственными организациями
  12. § 2. Влияние Дипломатической конференции по вопросу о подтверждении и развитии международного гуманитарного права, применяемого в период вооруженных конфликтов (1974-1977 гг.) на дальнейшее развитие норм о запрещенных методах и средствах ведения войны
  13. § 1. Зарождение и развитие идей операций ООН по поддержанию мира
  14. § 1. Концепция экологической безопасности и международное право
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -