<<
>>

К вопросу об арбитражных оговорках в контрактах на недропользование (казахстанская практика)

Введение

На современном этапе развития человечества основным направлением в международной политике большинства государств является процесс экономической интеграции. Особенно усиливаются интеграционные процессы в странах Западной и Восточной Европы, а также на территории СНГ.

Сотрудничество между экономическими союзами, крупными мировыми корпорациями и другими хозяйствующими субъектами выступает на первый план во взаимоотношениях и, нередко, становится сферой столкновения интересов. В связи с этим, эффективное и справедливое разрешение экономических и других разногласий, в соответствии с принципами и нормами международного права и сложившейся международной арбитражной практикой, является главным условием укрепления и развития международного экономического сотрудничества.

При выборе того или иного средства или способа разрешения экономических споров и иных разногласий между субъектами экономических отношений, стороны должны быть уверены, в первую очередь, в их адекватности, эффективности и справедливости. Многообразие существующих ныне средств урегулирования споров вовсе не означает, что все они, без исключения, могут находить применение при разрешении споров экономического характера.

Между тем, сегодня уже никто не сомневается в том, что международный коммерческий арбитраж (International Commercial Arbitration) является основным способом разрешения споров, возникающих в области международного товарного оборота, понимаемого в широком смысле этого термина. Интерес к арбитражу, как способу урегулирования разногласий вне рамок государственного суда, не случаен. Проблемы государственных судебных систем, связанные с недостатками бюджетного финансирования, перегруженностью судов делами, волокитой их рассмотрения, их политизированностью, в ряде случаев и коррумпированность судей, вынуждают искать более эффективные пути выхода из конфликтных ситуаций.

Виды коммерческих арбитражей

Современный международный коммерческий арбитраж действует, в основном, в трёх формах:[144]

а) постоянно действующих арбитражных судов, обычно создаваемых различного рода коммерческими и профессиональными организациями, которые действуют в соответствии с регламентами, принятыми вышеназванными организациями;

б) арбитражных судов «ad hoc», создаваемых сторонами для разрешения конкретного спора, которые действуют в соответствии с правилами, установленными самими сторонами в споре;

в) администрируемых арбитражных судов, занимающих среднее положение между постоянно действующими судами и судами «ad hoc». Принцип их функционирования основан на том, что определённые коммерческие учреждения либо постоянно действующие арбитражные суды на указанных в специальных регламентах условиях осуществляют администрирование деятельности суда «ad hoc».

Следует отметить, что популярность арбитража, а также признание его значения официальными органами различных государств привели не только к регламентации коммерческого арбитража на международном уровне, но также способствовали принятию внутренних законодательных актов по данному вопросу, что имеет большое значение для развития арбитражной практики.

Преимущество арбитража

Привлекательность, основные преимущества негосударственного арбитража определяются такими факторами, как:

а) независимость и беспристрастность арбитражного суда, обеспечиваемое процедурой избрания (назначения) арбитров;

б) участие в качестве арбитров высококвалифицированных специалистов, поскольку стороны сами выбирают (назначают) арбитров из числа компетентных и опытных людей;

в) возможность определения сторонами компетенции и процедуры рассмотрения спора, более широкие возможности применения принципов добросовестности, справедливости, конфиденциальности и быстрота разрешения спора;

г) обеспечение атмосферы сотрудничества, поскольку арбитраж содействует достижению сторонами взаимоприемлемого соглашения, то есть заключению между ними мирового соглашения и сохранению в результате этого духа доверия и сотрудничества на будущее;

д) окончательность арбитражного решения, когда никакой иной орган не вправе пересмотреть первоначальное решение арбитража;

е) обязательность арбитражного решения для сторон и гарантированность, в большинстве случаев, принудительного исполнения этого решения, если стороны будут уклоняться от добровольного исполнения (например, на основе положений Нью-Йоркской Конвенции, 1958 года);

ж) «камеральность» рассмотрения спора, которая достигается благодаря тому, что арбитражный процесс осуществляется, закрыто, в отсутствие посторонних лиц, что позволяет сохранить имидж и деловую репутацию сторон в глазах других участников международного экономического сотрудничества.

Слабые стороны арбитража

Отмечая преимущества арбитражного разбирательства, нельзя обойти стороной и недостатки арбитража по сравнению с другими методами разрешения споров, например в государственных судах.

Прежде всего, отметим, что арбитраж лишён атрибутов государственной власти и потому не может принудительно от своего имени вызывать свидетелей, требовать от государственных органов или третьих лиц документы, материалы, заключения, накладывать арест на имущество в обеспечение требований обратившейся в арбитраж стороны. Следует также отметить, что возможности арбитража привлекать соистцов или соответчиков, заменять ненадлежащих истцов или ответчиков надлежащими могут быть ограничены рамками арбитражной оговорки.

Далее, соглашаясь на арбитражное разбирательство, стороны, как правило, обязуются выполнить арбитражное решение без промедления и безвозвратно отказываются от своего права на любую форму апелляции, пересмотра и обжалования. В ряде случаев, выбранный сторонами регламент рассмотрения спора, например, Регламент Лондонского арбитражного суда (статья 26.9), устанавливает положение о том, что «все арбитражные решения являются окончательными и обязательными для сторон». Однако обжалование действий арбитров и даже решений арбитража в пределах системы арбитражного суда в ряде случаев допускается. Так, статья 31 Регламента ЮНСИТРАЛ разрешает обжаловать и, следовательно, пересмотреть коллегиально арбитражным судом единоличное решение Председателя по процессуальным вопросам. Статья 52 Вашингтонской конвенции содержит по этому вопросу особую норму, которая предоставляет каждой стороне спора право требовать отмены решения арбитража по ряду процессуальных или материальных оснований, среди которых: превышение арбитражем своих полномочий, недостаточное обоснование вынесенного решения и даже подкуп одного из арбитров.

Вопросы исполнения арбитражного решения

Эффективность судебной защиты в целом, и в правоприменительной деятельности арбитражей в частности, во многом зависит от завершающей стадии судопроизводства - исполнения решения.

Арбитражи завершают разрешение спора вынесением решения, не подлежащих, как правило, обжалованию и имеющих, как уже отмечалось, для сторон-участников спора обязательную юридическую силу. Это связано и с тем, что решения должны добровольно исполняться самими сторонами. На практике же, весьма нередкими являются случаи, когда арбитражные решения добровольно не исполняются, и тогда необходимо прибегнуть к принудительному исполнению. Все принципиальные вопросы принудительного исполнения в какой-либо стране решений иностранных арбитражей урегулированы известными международными конвенциями (например, Нью-Йоркской, 1958 года; Европейской, 1961 года; для стран СНГ - Киевским соглашением, 1992 года). Эти международные акты предусматривают, что решения иностранных арбитражей принудительно исполняются судебными органами государства по месту нахождения ответчика.

Между тем та же Нью-Йоркская конвенция (статья V) предусматривает положение о том, что в исполнении арбитражного решения может быть отказано по просьбе той стороны, против которого оно направлено, если эта сторона представит компетентной власти доказательства, например, того, что стороны в арбитражном соглашении были по применимому к ним закону в какой-либо мере недееспособны или соглашение недействительно по закону, которому стороны это соглашение подчинили. Существуют и иные основания.

В признании и приведении в исполнение арбитражного решения может быть также отказано, если компетентная власть страны, в которой испрашивается признание и приведение в исполнение, найдёт, что:

а) объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по законам этой страны; или

б) признание и приведение в исполнение этого решения противоречат публичному порядку этой страны.

Таким образом, возникает опасность неисполнения арбитражного решения, особенно такая опасность, существует в странах СНГ. Так, например, в судебной практике Республики Казахстан, явно проявляется тенденция государственных судов, куда обращаются истцы только за получением приказов на исполнение арбитражных судов, проверять правильность этих решения по существу.

Такая практика не основано на законе и выходит за пределы компетенции государственного суда, поскольку согласно пункту 2 статьи 31 Закона РК от 28 декабря 2004 года №23-III «О международном коммерческом арбитраже» арбитражное решение может быть отменено компетентным судом[145] лишь в случае, если:

1) сторона, заявляющая ходатайство об отмене, представит доказательства того, что:

одна из сторон арбитражного соглашения была признана компетентным судом недееспособной или арбитражное соглашение недействительно по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания - по законодательству Республики Казахстан;

она не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам, признанным компетентным судом уважительными, не могла представить свои объяснения;

решение арбитража вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения, а также вследствие неподведомственности спора арбитражу;

состав арбитража или арбитражная процедура разбирательства не соответствовали соглашению сторон и регламенту арбитража;

2) компетентный суд определит, что арбитражное решение противоречит публичному порядку[146] Республики Казахстан или что спор, по которому вынесено арбитражное решение, не может являться предметом арбитражного разбирательства по законодательству Республики Казахстан.

Тем не менее, несмотря на приведённые недостатки, арбитражное разбирательство споров является наиболее демократичным, справедливым, рациональным и эффективным, именно поэтому, как правило, в контрактах на недропользование стороны выбирают органом разрешения споров коммерческий арбитраж. Такая тенденция имеет под собой и законодательную основу. Так, например, Закон РК от 27 января 1996 года №2828 «О недрах и недропользовании» предусматривает положение о том, что споры, связанные с исполнением и прекращением контрактов на недропользование, решаются путем переговоров либо в соответствии с ранее согласованными в контракте процедурами разрешения.

При этом, если такие споры сторон по контракту на недропользование, не могут быть разрешены в соответствии с вышеприведенной процедурой, то стороны могут передать спор для разрешения: А) в суд в соответствии с законодательными актами Республики Казахстан либо Б) в международный арбитраж в соответствии с законодательным актом Республики Казахстан об инвестициях.

Арбитражные институты Казахстана

Здесь следует отметить, что в Казахстане есть два вида арбитража: коммерческие арбитражы, деятельность которых регулируется Законом РК от 28 декабря 2004 года №23-III «О международном коммерческом арбитраже», и которые разрешают споры, если одна из сторон в споре не является резидентом Республики Казахстан; и третейские суды, деятельность которых регулируется Законом РК от 28 декабря 2004 года №22-III «О третейских судах», и которые рассматривают споры между резидентами Республики Казахстан. Наличие названных двух законов нельзя признать наилучшей практикой, поскольку и коммерческий арбитраж, и третейский суд являются негосударственными коммерческими судами по рассмотрению споров, возникших их гражданско-правовых договоров. Установление правомочий арбитражных судов в зависимости от статуса субъектов является дискриминационной мерой в отношении резидентов Республики Казахстан. Субъекты гражданско-правовых отношений должны быть свободны в выборе органа по рассмотрению споров, вытекающих из действия договоров.

Арбитражное соглашение в контрактах

Итак, практически все крупные контракты на недропользование, заключенные в Казахстане, предусматривают в качестве компетентного органа по рассмотрению споров - коммерческие арбитражи. И, как правило, стороны контракта выбирают зарубежные арбитражы, такие как: Арбитражный институт Торговой палаты города Стокгольм (SCC), Международный арбитражный суд Международной торговой палаты (ICC), Лондонский суд международного арбитража (LCIA), Американскую арбитражную ассоциацию (AAA) и другие. Данное обстоятельство свидетельствует, что крупные недропользователи, в лице транснациональных компаний, предпочитают международные арбитражные институты в качестве органов по разрешению споров, возникающих из договорно-правовых отношений в сфере недропользования, чем государственные суды и коммерческие арбитражы, учрежденные в Казахстане. Это, в первую очередь, объясняется желанием обеспечить беспристрастное, независимое и компетентное разбирательство спора, а также желанием исключить любое (прямое или косвенное) вмешательство государства в разрешение спора.

Тем не менее, на практике существует множество проблем, связанных с реализацией арбитражного соглашения, когда инициатором спора являются уполномоченные государственные органы Республики Казахстан, которые отдают предпочтение государственным судам Республики Казахстан, игнорируя арбитражное соглашение, имеющееся между сторонами контракта.

К примеру, в одном из контрактов на недропользование, заключенном с хозяйствующим субъектом с иностранным участием[147], содержится норма о том, что «положения контракта, соответствующие права и обязательства по нему, а также их формирование, интерпретация и исполнение регулируется законами Республики Казахстан, при условии, что в максимальной степени, позволяемой этими законами, будут учтены намерения сторон, при этом Республика и недропользователь принимают меры к дружественному разрешению споров, относящихся к этому контракту, однако нерешенные споры регулируются в арбитраже, причем Республика Казахстан отказывается от иммунитета, базирующегося на суверенитете. Решение арбитров является окончательным и обязательным для сторон». Далее, содержится положение о том, что «арбитражное разбирательство выполняется в соответствии с Арбитражными Правилами ЮНСИТРАЛ, а арбитры назначаются Стокгольмской Торговой Палатой».

Однако, несмотря на вышеизложенное арбитражное соглашение, государственным судом Казахстана был рассмотрен спор инициированный уполномоченным государственным органом по вопросу интерпретации одного из важных положений контракта на недропользование касательно одного из видов продукции компании. При этом, как суд первой инстанции, так и суды вышестоящих инстанции оставили без удовлетворения ходатайства представителей недропользователя о прекращении производства по делу в государственном суде и передаче спора для разрешения в коммерческий арбитраж, определенный сторонами контракта. Таким образом, было нарушено арбитражное соглашение, что само по себе является самостоятельным предметом для другого арбитражного процесса, но поскольку впоследствии стороны разрешили спор мирным дружеским путем, этот новый предмет спора потерял свою актуальность.

Здесь следует отметить, что приоритеты коммерческого арбитражного суда могут быть использованы при разрешении имущественных споров, возникающих в любой сфере предпринимательской деятельности. Единственным условием этого является наличие соответствующей арбитражной оговорки в договоре, либо наличие дополнительного соглашения, подписанного сторонами. При подписании контрактов многие предприниматели не уделяют должного внимания формулированию арбитражной оговорки, что порой затрудняет процедуру арбитража. Эта проблема характерна и для контрактов на недропользование. Здесь следует иметь ввиду, что в соответствии с казахстанским законодательством, под арбитражным соглашением понимается «письменное соглашение сторон договора о передаче возникшего или могущего возникнуть спора на рассмотрение в арбитраж, которое может быть заключено в виде арбитражной оговорки в договоре или путем обмена письмами, телеграммами, телефонограммами, телетайпограммами, факсами, электронными документами или иными документами, определяющими субъектов и содержание их волеизъявления» (пункт 4 статьи 2 Закона РК от 28 декабря 2004 года №23-III «О международном коммерческом арбитраже»).

Вопросы практики

Так, при выполнении условий контракта, заключенного между совместным казахстанско-израильским предприятием и компанией из США возник инвестиционный спор. В соответствии с арбитражной оговоркой данного контракта, спор подлежал рассмотрению в порядке арбитражного разбирательства в Арбитражном суде города Гаага в соответствии с Правилами ЮНСИТРАЛ. Однако, как оказалось, арбитражного суда в городе Гааге, который мог бы в порядке арбитражного разбирательства решить хозяйственный спор между компаниями, не существует, что официально подтвердило Посольство Королевства Нидерландов в Казахстане. Иск, поданный компанией в Южно-Казахстанский областной суд (Республика Казахстан), по месту нахождения ответчика, был возвращен по мотивам неподведомственности спора суду общей юрисдикции. В результате компания оказалась в затруднительной ситуации, поскольку арбитражная оговорка контракта не соответствовала ни требованиям Арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ, ни требованиям действующего законодательства Республики Казахстан. Конечно, при согласии сторон это мог быть арбитраж «ad hoc» с местом рассмотрения спора в городе Гаага, однако казахстанская сторона не выразила своего согласия на проведение такого арбитража.

В другом случае, в контракте, заключенном между компанией из Южной Кореи и казахстанской фирмой, стороны предусмотрели процедуру арбитражного разбирательства по Правилам Арбитража ЮНСИТРАЛ. Альтернативной оговоркой предусматривалось рассмотрение спора, либо в Корейской коммерческой Арбитражной Палате, либо в Третейском суде в города Алматы, по выбору залогодержателя. Реализуя свое право, на выбор арбитража, корейская компания, как истец-залогодержатель, обратилась с иском в Третейский суд Юридического центра «IUS» (город Алматы, Республика Казахстан), ответчик не возражал против этого и подписал соглашение о выборе этого третейского суда и кандидатуре арбитра[148].

Рекомендация касательно арбитражной оговорки

Приведенные примеры свидетельствуют о существующих проблемах в вопросах определения органа по рассмотрению споров, возникающих в связи с исполнением контрактов, в том числе, контрактов на недропользование. Поэтому весьма важно правильно и четко формулировать в контракте арбитражную оговорку, которая в максимальной степени снизит риск возникновения процедурного спора между сторонами, а также в контракте должно быть в обязательном порядке положение о применимом праве.

В контрактах на недропользование, заключаемых в Казахстане, в качестве образца можно, например, взять арбитражную оговорку Международного коммерческого арбитражного суда Евразийского центра посреднического разбирательства (ICAC), которая выглядит следующим образом: «любые споры, возникающие из настоящего контракта (договора) или в связи с ним, подлежит окончательному урегулированию в Международном коммерческом арбитражном суде Евразийского центра посреднического разбирательства (город Алматы, Республика Казахстан) одним или несколькими арбитрами в соответствии с действующим Регламентом Международного коммерческого арбитражного суда»[149]. Эта арбитражная оговорка отличается краткостью, ясностью и смысловой содержательностью, не требующая дополнительной интерпретации ее редакции.

Заключение

И в заключение хотелось бы выразить уверенность в том, что давние традиции арбитража, сформировавшиеся на европейском континенте, найдут свою почву для своего развития и в Казахстане. Колоссальные изменения, происшедшие в стране в последние десятилетия и отразившиеся в принятии двух законодательных актов об арбитражном и третейском суде, а также присоединение Казахстана к Нью-Йоркской конвенции и другим международно-правовым актам, дают надежду на будущее независимое развитие института коммерческого арбитража.

Проблемы правового регулирования производства серы в Казахстане

В ряде нефтегазодобывающих странах, например, в России, Канаде, Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратах, Казахстане, серу производят в результате первичной очистки нефти и газа, добытой из недр на основе контрактов на недропользование. Таким образом, как правило, при извлечении серы из нефти и газа, недропользователи отдельного контракта на добычу/производство серы не заключают, поскольку в этих случаях сера является не главным, а сопутствующим полезным ископаемым. Порой, право недропользователя на извлечение серы из нефти и газа предусматривается в контракте на добычу нефти и/или газа. Так, например, в одном из контрактов, заключенных с крупным иностранным подрядчиком, осуществляющим в Казахстане добычу нефти с высоким содержанием сероводорода указано, что недропользователь имеет право доступа на контрактную территорию «с правом разведки, бурения, оценки, разработки, получения, добычи, обработки, хранения и транспортировки Нефти и Газа». При этом, в этом же контракте была дана интерпретация термина «Нефть и Газ», который означает «любую минеральную нефть или аналогичные углеводороды, природный газ и газоконденсат, существующие в своем естественном состоянии в пластах или добываемые из пластов, а также все вещества (кроме воды), включая серу, добываемые в связи с добычей таких углеводородов». Такое изложение контрактных положений позволяет недропользователю выделять серу из нефти и газа без заключения отдельного контракта на ее добычу, что, в принципе, является нормальным процессом юридического закрепления права недропользователя на добычу попутного полезного ископаемого.

Между тем, производство серы, то есть ее извлечение из другого минерального сырья без заключения отдельного контракта на недропользование, требует определенного правового и технического регулирования. Однако прежде чем приступить к анализу правовых аспектов производства серы, приведем ряд используемых в настоящее время технологий.

Так, например, анализ производственной деятельности серодобывающих и серопроизводящих предприятий, а также изучение специальной литературы позволяет определить следующие основные виды технологий производства серы из сероводородсодержащих газов и нефти:

модифицированный процесс Клауса;

процесс Клауса с использованием обогащенного кислородом воздуха или кислорода;

процесс каталитического прямого окисления сероводорода в элементарную серу;

утилизация аммиакосодержащих сероводородных газовых потоков, образующихся при отпарке кислых стоков, на установках производства серы;

процесс производства элементарной серы из отходящих газов, содержащих диоксид серы, методом высокотемпературного восстановления диоксида серы метаном.

Например, в компании Тенгизшевройл (Казахстан) элементарную серу получают путем применения модифицированного процесса Клауса, то есть процесса окисления сероводорода с получением серы на установке У-400, которая протекает в две последовательные стадии - термическую и каталитическую. При этом, сырьем для установки У-400 служит кислый газ, поступающий с установок аминоочистки, который сжигается в определенном соотношении в присутствии воздуха, подаваемого в печь. На термической стадии кислый газ с высоким содержанием сероводорода до 80% сжигается в печи Клауса с кислородом и воздухом при соотношении, обеспечивающим окисление части сероводорода с образованием диоксида серы в количестве необходимом для стехиометрического протекания реакции окисления сероводорода диоксидом серы (реакция Клауса). Целью термической стадии процесса является извлечение значительной части элементарной серы, которая конденсируется в камере котла-утилизатора. Степень извлечения серы из кислого газа на термической части составляет примерно 71%. Действительная же картина процесса в печи значительно сложнее и дальнейшее его описание не преследуется задачами данной монографии.

Сложным и важным технологическим процессом является и обработка элементарной серы для ее дальнейшего использования, однако этот процесс нельзя оценивать как добычу либо производство самой серы. Этот процесс связан с видоизменением серы, при котором она не теряет своих специфических свойств полезного ископаемого или свойств готовой продукции/товара. На серопроизводящих предприятиях используются такие виды обработки элементарной серы, как:

дегазация жидкой серы;

грануляция серы;

чешуирование серы;

производство молотой серы (порошок);

плавление комовой серы и фильтрация жидкой серы;

сжигание серы в системах производства серной кислоты или для получения газов, содержащих двуокись серы.

В России и странах СНГ одним из ведущих организаций, занимающихся проектированием производств серы, является ОАО «Гипрогазоочистка». Построенные по ее проектам установки производства элементарной серы десятки лет успешно функционируют практически на всех нефтеперерабатывающих заводах бывшего СССР, а также на предприятиях, добывающих природный газ, содержащий сернистые соединения. Например, такие установки производства серы, в настоящее время, действуют: в ОАО «Славнефть-Ярославнефтеоргсинтез» (Россия), ООО «Лукойл-Пермьнефтеоргсинтез» (Россия), ООО «Лукойл-Волгограднефтепереработка» (Россия), АО «Мажейкю Нафта» (Литва).

Следует отметить, что за последние 20 лет мировая структура производства серы из различного серосодержащего сырья существенно изменилась. Регенированная (до 90% из сероводорода) сера составляет основную массу товарной продукции. С пуском Мубарекского, Оренбургского, Астраханского и Тенгизского комплексов по добыче и переработке сероводородсодержащих газов и нефти практически возникла новая подотрасль в промышленности - газохимическая, которая характеризуется глубокой комплексной переработкой углеводородного сырья с извлечением гелия, этана, пропана, бутана, серы, меркаптанов и получением моторных топлив и т.д..

Таким образом, производство серы на предприятиях нефтехимической индустрии не идентично с понятием добычи серы из недр, поскольку для осуществления последнего необходимо заключение контракта, предоставляющего право на недропользование. В ряде случаев, как указывалось выше, право на добычу/производство серы предусматривается в контрактах на добычу нефти и/или газа. Между тем, производство серы, например, путем ее выделения из нефти и газа, регулируется иными правовыми и нормативно-техническими актами, нежели правовыми актами, регулирующими отношения в сфере недропользования.

В связи с этим, в первую очередь, необходимо обратиться к положениям Закона РК №214 «О лицензировании» от 11 января 2007 года (далее - Закон о лицензировании), регулирующим отношения в сфере промышленности. Так, пункт 2 статьи 12 названного Закона устанавливает обязательность получения государственной лицензии при «проектировании и эксплуатации горных, нефтехимических, химических, нефтегазоперерабатывающих производств». Данный вид лицензионной деятельности включает также: работы по получению «продуктов органической и неорганической химии», «продуктов первичной или глубокой переработки нефти». Пункт 3 статьи 12 Закона о лицензировании относит к лицензированному виду деятельности и «переработку минерального сырья (за исключением переработки общераспространенных полезных ископаемых)».

Аналогичные положения содержатся и в «Правилах лицензирования отдельных видов деятельности в сфере промышленности», утвержденных Постановлением Правительства РК №1311 от 28 декабря 2007 года.

В силу этих законодательных положений, хозяйствующий субъект, производящий серу обязан получить государственную лицензию, поскольку, как известно: серу получают путем эксплуатации нефтехимического, химического или нефтегазоперерабатывающего производства; сера относится к продуктам неорганической химии; сера, в некоторых случаях, является продуктом первичной переработки нефти; и наконец, серу получают в результате переработки минерального сырья. Поэтому производство серы без получения государственной лицензии является противозаконной деятельностью. Однако следует иметь в виду, что такая лицензия необходима не для непосредственного производства серы, а в целом, для ведения вышеуказанных видов полезной деятельности. Естественно, при осуществлении хозяйствующим субъектом таких видов лицензионной деятельности выпускаются и другие виды продукции, например, товарная нефть, нефтепродукты, газы, например, пропан, бутан и другая продукция.

До принятия вышеназванного Закона о лицензировании действовал Указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу закона, №2200 «О лицензировании» от 17 апреля 1995 года, принятый им в период парламентского кризиса в стране. В дальнейшем, этот Указ Президента РК принял статус закона и действовал до принятия Закона о лицензировании, 2007 года. Согласно ранее действовавшему Указу (Закону) о лицензировании к лицензионным видам деятельности относились: эксплуатация промышленных взрыво-, и пожароопасных производств; эксплуатация котлов, сосудов и трубопроводов, работающих под давлением; переработка минерального сырья. Поскольку производство серы практически всегда осуществляется в промышленных взрыво-, пожароопасных производствах, с использованием котлов, сосудов и трубопроводов высокого давления, а также путем отделения ее от других видов минерального сырья, то естественно, хозяйствующий субъект и по ранее действовавшему законодательству обязан был иметь государственную лицензию.

Важным правовым актом Республики Казахстан, регулирующим отношения в сфере промышленности является Закон РК №314 «О промышленной безопасности на опасных производственных объектах» от 3 апреля 2002 года (далее - Закон о промышленной безопасности). В соответствии со статьей 3 этого правового акта к опасным производственным объектам относятся объекты, на которых в частности производятся, используются, хранятся, транспортируются такие опасные вещества (следует понимать и как опасная продукция/опасный товар), как, например: взрывчатые вещества, которые при определенных видах внешнего воздействия способно на быстрое самораспространяющееся химическое превращение с выделением тепла и образования газов; горючие вещества, способные самовозгораться, а также возгораться от источника зажигания и самостоятельно гореть после его удаления.

Если обратиться к положениям ГОСТа 127.1-93 (пункт 2.1), то в этом техническом стандарте отмечается, что «сера горюча, взвешенная в воздухе пыль пожаро,- взрывоопасна, а выделяющиеся из жидкой серы сероводород взрывается при обычной концентрации от 4,3 до 45%». Этим же ГОСТом сера отнесена к продукции 4-го класса опасности. Это обстоятельство, например, подтверждается тем, что, на производственных площадках компании Тенгизшевройл, где размещена и хранится комовая сера, только в период с 2003 по 2006 годы, произошло 16 самовозгораний, которые правда сразу же были ликвидированы соответствующими службами компании, в связи с чем ни природной среде, ни здоровью населения ущерба причинено не было.

Согласно пункту 2 статьи 3 Закона о промышленной безопасности к опасным производственным объектам, в частности, относятся и «технические устройства, работающие под давлением более 0,007 МегаПаскаль или при температуре нагрева воды более 115 градусов Цельсия». Это условие может быть распространено к деятельности хозяйствующего субъекта, производящего серу, поскольку практически все технологии производства серы предусматривают использование технических устройств, работающих под большим давлением, например, система Клауса.

Приведенные условия производственной деятельности налагают на физических и юридических лиц - владельцев опасного производственного объекта, в частности на производителей серы, следующие важные обязанности (статья 11 Закона о промышленной безопасности):

соблюдать требования промышленной безопасности;

применять технологии, технические устройства, материалы, допущенные к применению на территории Республики Казахстан;

организовывать и осуществлять производственный контроль за соблюдением требований промышленной безопасности;

обеспечивать проведение экспертизы промышленной безопасности зданий, согласование планов развития горных работ, диагностику, испытания, освидетельствование сооружений и технических устройств, материалов, применяемых на опасных производственных объектах, в установленные нормативными правовыми актами сроки или по предписанию государственного инспектора;

проводить экспертизу технических устройств, материалов, отслуживших нормативный срок эксплуатации, для определения возможного срока дальнейшей эксплуатации;

допускать к работе на опасных производственных объектах должностных лиц и работников, соответствующих установленным требованиям;

предотвращать проникновение на опасные производственные участки посторонних лиц;

предоставлять в территориальные подразделения уполномоченного органа сведения о порядке организации производственного контроля и работниках, уполномоченных на его осуществление;

проводить анализ причин возникновения аварий, осуществлять мероприятия, направленные на предупреждение, ликвидаций аварий и их последствий;

незамедлительно информировать территориальные подразделения уполномоченного органы, органы местного государственного управления, население и работников об авариях;

вести учет аварий;

выполнять предписания по устранению нарушений требований нормативных правовых актов в сфере промышленной безопасности, выданных государственными инспекторами;

предусматривать затраты на обеспечение промышленной безопасности при разработке планов финансово-экономической деятельности;

предоставлять в территориальные подразделения уполномоченного органа информацию об авариях, травматизме и профессиональной заболеваемости;

страховать гражданско-правовую ответственность владельцев опасных производственных объектов, подлежащих декларированию, деятельность которых связана с опасностью причинения вреда третьим лицам;

предоставлять государственным органам, гражданам достоверную информацию о состоянии промышленной безопасности;

при предъявлении документа о назначении проверки и служебного удостоверения беспрепятственно допускать государственного инспектора на опасный производственный объект для осуществления функций, возложенных законом;

обеспечивать своевременное обновление технических устройств, материалов, отработавших свой нормативный срок;

декларировать опасные производственные объекты, определённые законом;

обеспечивать укомплектованность штата работников опасного производственного объекта в соответствии с установленными требованиями организационно-технических мероприятий, обеспечивающих безопасное выполнение работ;

обеспечивать подготовку, переподготовку, повышение квалификации и аттестацию работников в области промышленной безопасности;

обеспечивать проведение экспертизы деклараций промышленной безопасности;

заключать с профессиональными аварийно-спасательными службами и формированиями договоры на обслуживание или создавать собственные профессиональные аварийно-спасательные службы и формирования;

иметь резервы материальных и финансовых ресурсов для локализации и ликвидации последствий аварий;

обучать работников методам защиты и действиям в случае аварии;

создавать системы наблюдения, оповещения, связи и поддержки действий в случае аварии на опасных производственных объектах и их устойчивое функционирование;

за трое суток извещать территориальное подразделение уполномоченного органа о намечающихся перевозках опасных веществ, наличие которых на промышленном объекте является основанием для декларирования согласно закону;

осуществлять постановку на учет и снятие с учета в территориальных подразделениях уполномоченного органа опасных производственных объектов;

согласовывать с уполномоченным органом проекты (в том числе локальные) на строительство, реконструкцию, модернизацию, ликвидацию опасных производственных объектов;

при вводе в эксплуатацию опасные производственные объекты проводить приемочные испытания с участием представителя уполномоченного органа.

Здесь следует особо отметить об обязанности владельца опасного производственного объекта декларировать эти объекты, на которых разрабатываются, производятся, используются, перерабатываются, образуются, хранятся, транспортируются и уничтожаются опасные вещества, указанные в Приложении к Закону о промышленной безопасности, а также иные вещества прямо указанные в статье 11-1 приведенного закона. Между тем, если анализировать это Приложение к Закону о промышленной безопасности, то в нем нет упоминания о сере, хотя в перечень включены такие вещества, как сернистый водород, диоксид серы и триоксид серы.

Однако эти вещества не являются чистой серой, поэтому вопрос о декларировании таких опасных объектов, где производится сера остается открытым. Можно занять позицию, что раз сера не включена в перечень опасных веществ в Приложении к закону, то опасные объекты, где производят серу, декларировать не нужно, хотя такая позиция не бесспорна по следующей причине. Так, в названном Приложении в перечень опасных веществ включены в числе других окисляющиеся вещества, взрывчатые вещества и вещества, представляющие опасность для окружающей среды, если их предельное количество при размещении и хранении превышает соответственно 200, 25 и 200 тонн.

Сера, при определенных обстоятельствах, может быть взрывоопасна, она может окисляться при соприкосновении с землей, а также может представлять опасность окружающей среде в случаях нарушения природоохранных требований. Однако, такие последствия наступают не в связи с самим производством, размещением и/или хранением серы, а только при наличии определённых условий и/или при наступлений определенных последствий, например, при нарушении правил обращения с серой, именно поэтому спорным остается вопрос о декларировании опасных объектов и по этим основаниям.

Эти спорные моменты могут быть разрешены только путем совершенствования законодательных и иных правовых актов, регулирующих отношения в сфере промышленности, поскольку неточные формулировки положений таких актов, позволяющих их широкую интерпретацию, не способствуют выработке правильной и единообразной правоприменительной практики. Строгий подход к вопросам эксплуатации опасных производственных объектов позволяет занять позицию, что такие объекты подлежат особому учету, регистрации, в частности, и в форме декларирования, осуществляемого сами владельцем опасного объекта. При таком подходе нет необходимости в Приложении к закону, поскольку практика показывает, что невозможно составить полный перечень опасных веществ или опасных видов деятельности, для особого из регулирования. В силу этого, достаточно выработать общие правила и принципы контроля за деятельностью опасных производственных объектов, в частности объектов по производству серы.

В связи с исследованием данного предмета необходимо обратиться и к Закону РК №302 «О безопасности химической продукции» от 21 июля 2007 года, поскольку этот законодательный акт устанавливает правовые основы обеспечения безопасности химической продукции для защиты жизни и здоровья человека, охраны окружающей среды и интересов потребителей на территории Казахстана.

Поскольку сера в любом ее виде является химической продукцией, а потому отношения, связанные с ее добычей и производством должны регулироваться вышеприведенным законом.

Обратимся к терминологической части Закона о безопасности химической продукции. Так, согласно пункту 8 статьи 1 названного закона под химической продукцией понимается «продукция, прошедшая технологические стадии выделения из природных ресурсов и/или преобразования сырья с использованием химических реакций и годная к использованию для удовлетворения потребностей человека или для производства в том виде, в котором она выпущена предприятем-изготовителем». В силу этого законодательного положения, сера, выделенная из природных ресурсов (например, из серосодержащей руды, нефти или газа) путем химических реакций и на технологическом оборудовании, например, в результате использования процесса Клауса, подпадает под категорию химической продукции, как годная для применения в антропогенной деятельности.

Существует и термин опасная химическая продукция, под которой понимается «химическая продукция, в состав которой входит хотя бы одно химическое вещество, отнесенное к одной из категорий, перечисленных в пункте 4 статьи 5» Закона о безопасности химической продукции. В указанной норме приведены химические вещества обладающие свойствами, которые могут оказывать вредное воздействие на жизнь и здоровье человека, окружающую среду и эти вещества подразделены на определенные категории. В частности, по физико-химическим свойствам, выделены в отдельную категорию следующие вещества:

взрывчатые вещества;

легковоспламеняющиеся жидкости;

легковоспламеняющиеся твердые вещества;

вещества, опасные для водной окружающей среды;

вещества, опасные для воздушной среды и почвы.

Обладает ли сера такими свойствами? Наверное, можно утвердительно сказать да, поскольку сера: при определенных обстоятельствах и в случаях нарушения условий производства, размещения, хранения и транспортировки может быть взрывоопасна; при определенных условиях жидкая и твердая сера может воспламеняться; сера может быть опасна для водной, воздушной среды и почвы при ее неконтролируемом попадании в эти объекты природной среды. В силу этого, серу можно отнести и к категории опасной химической продукции, хотя такая позиция может быть и оспорена, например, производителями серы, химиками или юристами. Тем не менее, сера при нарушения технологии производства, размещения, хранения, транспортировки и использования может быть реально опасной как для человека, так и для природной среды.

В силу этого, у производителя серы, то есть химической продукции, возникают определенные обязательства, вытекающие из положений Закона о безопасности химической продукции. В частности, в соответствии со статьей 12 закона не только производитель химической продукции, но и поставщик и импортер обязаны зарегистрировать химическую продукцию. При этом, не зарегистрированная химическая продукция к обращению не подлежит. Кроме этого, эти же субъекты обязаны: обеспечивать соблюдение требований законодательства Республики Казахстан в области безопасности химической продукции; обеспечивать производственный контроль за безопасностью химической продукции и на стадиях ее жизненного процесса; информировать уполномоченные органы о выявленных несоответствиях химической продукции, которые не отвечают требованиям безопасности, установленным законом и техническими регламентами; предоставлять достоверную информацию о безопасности химической продукции потребителям и уполномоченным органам по их требованию; предоставлять уполномоченным органам информацию, необходимую для проведения государственного контроля, в частности, паспорт безопасности химической продукции, свидетельство о регистрации, сертификат соответствия или декларацию, другие документы и сведения технического характера; осуществлять обязательную оценку риска химической продукции (определение вредных воздействий химических веществ, способных нанести вред жизни и здоровью человека и окружающей среды, сферы распространения их вредного воздействия).

Дополнительные требования по обеспечению мер безопасности при производстве и применении химической продукции установлены также совместным Приказом Министра внутренних дел РК №153 от 28 апреля 2008 года, Министра здравоохранения РК №233 от 24 апреля 2008 года, Министра индустрии и торговли РК 3146 от 10 апреля 2008 года, Министра охраны окружающей среды РК №102-х от 24 апреля 2008 года, Министра сельского хозяйства РК №228 от 14 апреля 2008 года, Министра транспорта и коммуникаций РК №176 от 18 апреля 2008 года, Министра труда и социальной защиты РК №102-п от 22 апреля 2008 года, Министра по чрезвычайным ситуациям РК №87 от 25 апреля 2008 года, Министра энергетики и минеральных ресурсов РК №124 от 22 апреля 2008 года.

Важное значение имеет и соблюдение производителем серы положений Государственного стандарта Республики Казахстан «Паспорт безопасности продукции, веществ и материалов» (далее - СТ РК 1185-2002), который устанавливает общие требования к составлению, содержанию, оформлению, регистрации, распространению и применению паспорта безопасности продукции, веществ и материалов. Данный стандарт распространяется на производимые и ввозимые в страну вещества и материалы, предназначенные для реализации на рынке Республики Казахстан. Он не распространяется на: полезные ископаемые в состоянии залегания (в том числе необогащенное сырье, природные воды, породы, образцы почв и т.д.); готовые лекарственные препараты; радиоактивное сырье, вещества и материалы и их отходы; продукцию сельскохозяйственного производства, а также готовую продукцию пищевой промышленности; готовую парфюмерно-косметическую продукцию; вещества (материалы), выпускаемые по закрытой номенклатуре (например, продукция военного назначения). Таким образом, производимая в Казахстане сера, вне зависимости от ее вида и состояния, не подпадает в перечень продукции, веществ и материалов, на которые не распространяется СТ РК 1185-2002, значит ее производитель обязан иметь названный паспорт. К примеру, в компании Тенгизшевройл на каждую партию произведённой и отправляемой на реализацию серы составляется соответствующий паспорт.

Производителям серы необходимо строго соблюдать и положения санитарно-эпидемиологических правил и норм, установленных нормативно-техническим актом, называемым «Санитарно-эпидемиологические требования к проектированию производственных объектов», утвержденных Приказом И.о. Министра здравоохранения РК №334 от 8 июля 2005 года. Эти правила и нормы предназначены для физических и юридических лиц, деятельность которых связана с проектированием, строительством, реконструкцией и эксплуатацией производственных объектов. Самыми важными требованиями при указанных видах деятельности, в частности, и при эксплуатации производственных объектов по получению серы, являются: использование технологий и оборудования, устраняющих или максимально снижающих интенсивность воздействия вредных производственных факторов на здоровье людей и состояние природной среды; снижение объемов выбросов и сбросов вредных веществ в окружающую среду; а также создание санитарно-защитных зон ( далее - СЗЗ).

В заключение следует остановиться на специфическом техническом акте, который согласно ГОСТу 127.1-93 должен иметь каждый производитель элементарной серы, это «Технологический регламент» производственных установок по производству серы. Проведём анализ положений этого акта на примере деятельности компании Тенгизшевройл, являющейся в настоящее время основным производителем элементарной серы в Казахстане. Так, например, в марте 2008 года ТШО разработал и утвердил новый «Технологический регламент установок 400/500, КТЛ-2», срок действия которого установлен до 2013 года, то есть это долгосрочный технический акт, позволяющий компании обеспечивать безопасную и эффективную эксплуатацию производственных объектов по выработке серы.

Данный акт содержит следующие основные положения: общую характеристику технологических установок 400/500 и назначение технологического процесса; характеристику готовой продукции, сырья, реагентов и вспомогательных материалов; описание технологической схемы названных установок; нормы технологического режима этих установок; систему контроля технологического процесса; основные положения по пуску и останову технологического оборудования в нормальных условиях; положения о возможных неполадках в работе установок, их причины и способы устранения; основные правила безопасного ведения технологического процесса; положения о возможных аварийных ситуациях и правила останова установок; положения об отходах производства, сточных водах, выбросах в атмосферу и методы их утилизации; требования о ведение ведомостей и иной документации касательно технологического оборудования (предохранительных клапанов, компрессоров, насосов и т.п.); положения о перечне инструкций и иной нормативно-технической документации, разработка и утверждение которых обязательно для производителя.

Согласно названного Технологического регламента установки 400 и 500 входят в состав комплексной технологической линии Тенгизского газоперерабатывающего завода компании Тенгизшевройл (далее - Тенгизский ГПЗ). Основным назначением установок 400 (процесс Клауса) и 500 (процесс Сульфрен) является получение высококачественной дегазированной серы из кислого газа, производимого в результате аминовой очистки газа, и доочистки хвостовых газов перед термическим сжиганием их в печи дожига.

Получаемая таким образом товарная продукция, жидкая дегазированная сера, в зависимости от возможностей ее реализации на рынках сбыта, частично отгружается потребителям в жидком виде в железнодорожные цистерны, часть жидкой серы отправляется на установки по гранулированию и чешуированию серы. Избыток же произведенной серы разливается (размещается) на специальные производственные площадки (серные карты) для хранения ее в твердом (комовом) виде. В дальнейшем, комовая сера дробится и отгружается потребителям в железнодорожных вагонах.

В первоначальном варианте, еще до образования совместного предприятия Тенгизшевройл, установки Клаус 400-1 и Сульфрен 500-1 были введены в эксплуатацию в апреле 1991 году. Вторая очередь названных технологических установок по производству серы были введены в октябре 1991 года. В 1998 году, компания Тенгизшевройл значительно модифицировал эти установки, а в 2002 году были введены в эксплуатацию и технологические блоки по дегазации серы.

Следует также отметить, что первоначально разработчиками проекта технологического комплекса по производству серы на Тенгизском ГПЗ, а также основными поставщиками оборудования были фирмы «Lurgin» (Германия), «Lavalin» и «Lutwin» (Франция). Проект же привязки этого технологического проекта к Тенгизскому месторождению был разработан Всесоюзным научно-исследовательским и проектным институтом «ВНИПИгазпереработка» (город Краснодар). В дальнейшем, в период деятельности компании Тенгизшевройл, эти проекты были значительно модифицированы иностранными фирмами «Raiph M.Parsons Company» (Калифорния США), «John Zink Co» (Оклахома, США), «Goar, Allison & Associates, Inc.», «Parson’s Energy & Chemicals Ltd». При этом, строительно-монтажные работы были выполнены совместной казахстанско-турецкой компанией «Сенимди Курылыс». Таким образом, в результате научной и производственной интеграции международных компаний в Казахстане создана мощная база по производству высококачественной элементарной серы, востребованной как внешними, так и внутренними рынками сбыта.

Резюмируя все вышесказанное, следует констатировать, что в процессе производства серы, не связанной с разработками недр, необходимо строго соблюдать положения многих нормативно-правовых и нормативно-технических актов, регулирующих отношения не только с сфере недропользования, но и в сфере промышленности, лицензирования, охраны окружающей среды, здравоохранения и т.д. Именно законная и безопасная деятельность производителя серы позволяет предупредить конфликтные ситуации, обеспечить выпуск качественной продукции, исключить вредные последствия для окружающей природной среды, а также обеспечить высокий уровень техники безопасности, что очень важно для нормальной хозяйственной деятельности самого субъекта производства. Необходимо на постоянной основе совершенствовать и систематизировать ведомственные нормативно-технические акты, регулирующие технологические процессы, в частности, в сфере деятельности нефте,- газоперерабатывающих предприятий. Так, например, в Российской Федерации действуют «Правила безопасности для газоперерабатывающих заводов и производств», утвержденные Постановлением Госгортехнадзора России №54 от 5 июня 2003 года. В этом нормативно-техническом акте: имеются положения регулирующие вопросы эксплуатации установок получения серы; установлены требования безопасности при наливе жидкой серы на площадках складов, в железнодорожные цистерны, разработке серных карт, погрузке комовой и гранулированной серы в полувагоны и контейнеры, а также иные правила и нормы. Было бы полезным разработать аналогичные ведомственные правила и в Казахстане, что способствовало бы упорядочению технологического процесса при производстве серы.

<< | >>
Источник: Елюбаев Жумагельды Сакенович. ВОПРОСЫ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ: недропользование, эмиссии в окружающую среду, размещение и хранение отходов (сборник научных статей и докладов), Алматы: 2014. 2014

Еще по теме К вопросу об арбитражных оговорках в контрактах на недропользование (казахстанская практика):

  1. К вопросу об арбитражных оговорках в контрактах на недропользование (казахстанская практика)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -