<<
>>

Определение методологических принципов познания права: с учетом сопоставления естественно-научной методологии и методов юриспруденции

В предшествующей главе диссертационного исследования была дана общая характеристика методологии познания права в доктрине Н.М. Корку- нова. Исходя из основных характеристик его методологии следует более детально рассмотреть основные приемы, способы исследования государственно-правовых явлений Н.М.

Коркуновым, его подходы к их изучению, используемые правовые идеи и принципы в их системной взаимосвязи что, в свою очередь, позволит создать целостное представление о методологии этого мыслителя.

Решая эту задачу, прежде всего, необходимо указать на эволюцион- ность методологического мировоззрения Н.М. Коркунова, ее изменение и совершенствование в контексте уточнения предмета общей теории права и ее основных задач. При этом очевидно, что совершенствование методологии теоретика, связанное с привнесением новых подходов и способов анализа правовых явлений, представляет собой логическую структуру, в которой более ранние методологические подходы и идеи не отрицаются последующим развитием, но выступают в качестве основополагающих, базовых для формируемых впоследствии более сложных подходов и принципов. Так, по нашему мнению, которое будет обосновываться последующим изложением материала, в творчестве Н.М. Коркунова можно выделить три основных тематических проблемных контекста, направленных на формирование и обоснование методов познания правовой действительности:

1. Проблема соотношения естественно-научной методологии и методов познания юриспруденции, в процессе решения которой очерчивается круг теоретико-методологических проблем юридической науки и определяются общие методологические установки теоретико-правового исследования;

2. Проблема соотношения права и нравственности, в пределах решения которой формулируется способ разграничения юридических и нравственных норм в качестве предпосылки методов юриспруденции;

3. Проблема методологии познания права в истории теоретикоправовой науки.

Анализ работ Н.М. Коркунова показывает, во-первых, что наряду с прочей проблематикой, исследованием которой занимался ученый, именно данная совокупность вопросов имеет основополагающее значение для его правовой концепции и, во-вторых, что именно в процессе решения данной совокупности проблем ученый формулирует соответствующие подходы к их решению. Как было показано в предшествующей главе, указанные проблемы попадают в орбиту внимания ученого в связи с критикой им классических и иных типов правопонимания. Соответственно, критика данных типов правопонимания означает не что иное, как критику используемой в их рамках теоретико-правовой методологии, которая рассматривается в качестве теоретико-методологической предпосылки правопонимания. Поэтому диспут в отношении тех или иных типов правопонимания не просто означает критику методологии, но и формулирование альтернативной и более адекватной предмету теоретико-правовой методологии.

Таким образом для того чтобы раскрыть методологические основы правовой концепции Н.М. Коркунова, выяснить системные характеристики применяемых им методов, подходов, принципов, способов изучения правовой действительности, необходимо, во-первых, выяснить, как он определяет базовые принципы познания права, отличающие методологию юриспруденции от методологии естественных наук; во-вторых, определить особенности способов решения проблемы разграничения нравственных и юридических норм и, наконец, в-третьих, выяснить место методологии познания права в истории теоретико-правовой мысли. Эти задачи, которые предполагается решить в данной главе, соответствуют логике эволюции взглядов Н.М. Кор- кунова на предмет теоретико-правовой науки, которые, по нашему мнению, формируются и раскрываются в контексте соотношения юриспруденции с естествознанием, а также выделения правовой проблематики в сфере этических явлений и гуманитарного знания.

Исходя из анализа работ Н.М. Коркунова, необходимо сказать, что ученый отводил особую роль соотношению естественно-научной и юридической методологии.

По сути дела трудно найти работу Н.М. Коркунова, посвященную вопросам общей теории права, где бы ни рассматривалась данная тема, и впервые она возникает в лекциях по энциклопедии права , о которой речь пойдет ниже. В своей вступительной лекции он подробно останавливается на вопросе разграничения естественно-научной и юридической методологии, указывая на порочность и неправомерность применения естественно - научных методов в праве, на природу юридического знания, предполагающую иную логику исследования своих объектов, показывая при этом несостоятельность целого ряда концепций классической школы юридического позитивизма . Однако специальное научное освещение данная проблема впервые получает через два года, в небольшой работе «О научном изучении права» (1882)[123] [124] [125], в которой ученый, подвергая критики классические типы правопонимания, прежде всего теорию естественного права, обосновывает необходимость разграничения естественно-научной и юридической методологии, определяемой природой как этических явлений вообще, так и природой юридических норм. В дальнейшем данная тема освещалась в других работах и рассматривалась на лекциях в Военно-юридической академии

(1886)[126], а также в Императорском Александровском лицее (1892)[127].

Вполне зрелое и оформившееся изложение проблема соотношения юриспруденции с естествознанием получила в таких фундаментальных работах Н.М. Коркунова, как «Лекции по общей теории права» (1892)[128] и «История философии права» (1896)[129], которые выдержали многократное переиздание. Важно подчеркнуть то обстоятельство, что данная проблема поднимается теоретиком не только в работах, посвященных методологическим проблемам общей теории права, но и в других работах более частного характера. Это говорит о том, что для него было важно разъяснить те общетеоретические позиции, с которых он анализирует данную проблематику.

Так в «Истории философии права» мыслитель считает необходимым претворить изложение историко-философского материала разъяснением соотношения данной проблемы, решение которой, в свою очередь, определяет интерпретацию философско-правовых и частнонаучных концепций права, их места в развитии теоретико-правового знания.

Не смотря на то, что в других фундаментальных произведениях ученого, таких как «Русское государственное право» (1892)[130], «Указ и закон»[131] (1996) соотношение естественно-научной и юридической методологии не освещается специально, что объясняется частным характером исследований, но оно явно присутствует в подходе теоретика к исследованию правовой действительности. Учитывая, что ко времени написания данных работ теоретикоправовое мировоззрение Н.М. Коркунова уже окончательно сформировалось, можно сказать, что общетеоретические исследования, в которых в качестве одной из фундаментальных проблем рассматривалось соотношение естественно-научной и юридической методологии, выступили в качестве методологической основы изучения права и государства.

Несмотря на актуальность данной проблематики в контексте раскрытия сущности и содержания правового учения Н.М. Коркунова, следует констатировать, что в современных исследованиях данный методологический аспект не получил достаточного исследования. В большинстве случаев исследователи ограничиваются указанием на освещение данной методологической проблематики. Так, например, О.В. Шаповал, исследуя учение Н.М. Коркунова о праве, лишь упоминает в своей диссертации о том, что у ученого есть некоторые работы («Наука право и естествознание», «О научном изучении права»), в которых рассматриваются «...методологические приемы, обосновывающие исследования на позиции философии юридического позитивизма и использующие в качестве методологической основы интеллектуальный опыт, накопленный в арсенале естественных наук» . Автор тщательно анализирует пределы такого рода аналогий, их пользу для юриспруденции, при этом упускается из виду как сам характер особенности методологии теоретика, так и значение для ее формирования и реализации в исследованиях разграничения естественно-научной и юридической методологии.

Чаще всего, при освещении методологического аспекта исследований Н.М. Коркунова ученые ссылаются либо на его психологический, либо на его социологический подход к праву, что не может быть достаточно объективной основой для анализа теоретико-методологической концепции, понимания ее сущности в связи с пониманием права. В диссертационном исследовании Л.С. Золотаревой в контексте весьма интересного анализа соотношения психологического правопонимания Н.М. Коркунова и Л.И. Петражицкого, которое, если судить по сформулированному предмету диссертационного исследования, посвящено также и методологии данных концепций, к сожалению, полностью игнорируется анализ методологических основ изучения права, что [132] по-нашему мнению, обедняет выводы исследования, делая их менее убедительными. Так, например, о психологическом правопонимании Н.М. Корку- нова, по нашему мнению, можно вести речь лишь с достаточной степенью условности, а тот психологический аспект его правовой теории, который принят за правопонимание, выступает лишь в качестве общей методологической установки, в качестве «субъективного реализма» .

С методологических позиций оценивается правовая теория Н.М. Кор- кунова А.В. Поляковым. Однако несмотря на достаточно объективный и глубокий анализ теоретико-правовой концепции Н.М. Коркунова, предпринятый в целом ряде его работ, нельзя сказать что в них дана объективная оценка методологии этого теоретика права. Коммуникативное правопонимание, которое предлагается А.В. Поляковым в качестве современного способа решения проблемы интеграции правового знания, по сути дела, поглощает концепцию Н.М. Коркунова, в том смысле, что она рассматривается сквозь призму предлагаемого подхода. В результате вполне закономерна оценка методологии Н.М. Коркунова как слаборазвитой и бедной[133] [134].

Представляет интерес и другой подход, согласно которому содержание методологии Н.М. Коркунова определяет его позитивистская ориентация, а ее особенности и форму - социологический способ интерпретации правовых явлений, который впервые был высказан еще в советской теории государства и права[135].

Между тем такой подход, хотя и является правильным, достаточно поверхностен, поскольку ограничивается констатацией общетеоретических взглядов Н.М. Коркунова, не углубляясь в основы его методологии. Поэтому многие нюансы его концепции долгое время остаются неизученными. В то же время следует констатировать, что именно такой подход возобладал в трактовке правового и методологического учения Н.М. Коркунова в российской юриспруденции.

Тем не менее, нужно признать, что существуют и иные оценки методологической проблематики в правовой концепции Н.М. Коркунова, ее значения для обоснования как предмета общей теории права, так и методологии юридической науки в целом. В таком ракурсе рассматривается учение Н.М. Коркунова в работах А. А. Воротникова[136], Р. Х. Макуева[137], В. И. Бочкаревой[138] и некоторых других исследователей. Так примечательна связь, которая проводится этими теоретиками между предметом и методологией правового учение Н.М. Коркунова, также как и указание на то, что решение проблемы соотношения естественно-научной и юридической методологии имеет решающее значение для формирования его методологии познания права. Чрезвычайно важно и указание на системность методологии ученого, его апелляцию к объективной эмпирической основе изучения правовых явлений.

Возможно, невысокий интерес современных исследователей к проблеме эволюции теоретико-методологических взглядов мыслителя, также как и к эволюции его общетеоретических представлений объясняется ограниченностью архивных материалов, анализ которых позволил бы более глубоко понять внутреннюю динамику его творческой эволюции, объяснить многие нюансы научного мировоззрения. Сохранились лишь некоторые документы, касающиеся жизни Н.М. Коркунова. Сам же его архив, который, безусловно, существовал, к сожалению, не сохранен. Можно предположить, что это объясняется революционным крахом Российской империи, который вместе с крахом правовой и политической систем, безусловно, означал упадок духвно- нравственных ценностей. На это указывает А.Н. Верещагин: «Документы тех деятелей, которым не довелось увидеть собственными глазами крах "старого порядка»", уцелели не полностью. Так отсутствует личный архив выдающегося юриста конца XIX века Н.М. Коркунова (1853-1904 гг.). Не разобран и недоступен исследователям хранящийся в ИРЛИ личный фонд его учителя А.Д. Градовского (ф. 84); в составе других фондов сохранился лишь небольшой массив его переписки, чем, возможно, и объясняется недооценка в историографии роли этого незаурядного общественного деятеля и ученого- публициста»[139].

Как было указано выше, впервые проблема соотношения естественнонаучной и юридической методологии была освещена в 1878 году в его вводной лекции в курс энциклопедии права, который он читал Санкт-Петербургском университете. Предваряя анализ этой работы, уместно отметить, что Н.М. Кор- кунов закончил Санкт-Петербургский университет в 1874 году с золотой меда- лью[140]. В 1876 г. он уже преподавал в Александровском лицее энциклопедию права, а в 1878 году получает допуск на чтение лекций по энциклопедии юридических и политических наук в должности преподавателя[141]. Именно в связи с этой новой должностью и появляется его первое произведение, имеющее прямое отношение к методологии юридического знания.

В данной работе Н.М. Коркунов делает акцент на той роли, которую сыграла русская энциклопедия права в развитии юридической науки. Указывая на то, что энциклопедия права как учебная дисциплина была заимствована у немцев, ученый выделяет целый ряд особенностей русской энциклопедии права. Главной особенностью является то обстоятельство, что в русской энциклопедии права существенно расширена общая часть по сравнению с тем, как она была представлена в немецкой традиции. В те времена энциклопедия права представляла собой некий конгломерат отраслевых юридических дисциплин, изложенных в сжатом виде, включая также и историю их развития. Этот курс был необходим в качестве вводного учебного курса для юристов, предваряющего изучение отраслевых дисциплин.

В этой связи ученый задается вопросом о том, почему именно в России общая часть получила столь большое развитие, порой, превышая по объему основную часть курса. Ответ на этот вопрос, по его мнению, кроется в особенностях русского и немецкого права. Если в Германии большее развитие получило гражданское право, то и энциклопедия права как учебная дисциплина большее внимание уделяла изложению гражданского или немецкого права, при этом часто общая часть сводилась либо к изложению истории гражданского права, либо играла роль вводной части к гражданскому праву.

В отличие от немецкой традиции в России все отрасли права находились в равном положении. Именно этим ученый объясняет то, что в русской энциклопедии права не делается акцента на какой-либо одной из отраслей. В этих условиях задачи общей части курса приобретали свои особенности, которые заключались в том, что необходимо было предварительно изложить основы права как такового, а не какой-либо отдельной отрасли. Отсюда общая часть сосредотачивалась на задачах выяснения общих правовых закономерностей, характерных для всех отраслей права. Поэтому задачи, которые стоят перед русскими преподавателями энциклопедии права, существенно отличаются от задач немецких преподавателей. Прежде всего русские преподаватели не могут как сосредотачиваться на изложении гражданского права, так и на кратком изложении других отраслей права. Такой курс энциклопедии права не имел бы большой ценности для будущих русских юристов, поскольку сам по себе представлял бы некий конгломерат юридических дисциплин, которые в дальнейшем будут изучаться более подробно. Из этого вытекает важный вывод о том, что «Условия нашего университетского преподавания требуют от энциклопедиста действительно общего учения о праве в

157

полном значении этого слова» .

В этой связи Н.М. Коркунов отмечает, что развитие русской энциклопедии права заключается в том, что она получила совершенно иную форму и содержание, определяясь новыми задачами изложения материала, да и новым предметом. Это развитие русской энциклопедии права состояло в том, что оно стало рассматриваться как «общее учение о праве»[142] [143]. Теперь энциклопедия права перестает быть совокупностью «беглых очерков» об отраслях права, она имеет свою самостоятельную задачу. Однако не только задачей и, соответственно, предметом определяется особенность русской энциклопедии права. Дело в том, что, как полагает ученый, она обладает и своей особой методологией познания правовых явлений, существенно отличной от тех способов общетеоретических обобщений, которые существовали раньше в истории правовой науки. Задача ученого состоит в том, что ему необходимо «...выяснить соотношение главнейших положений специальных юридических наук, проверить их одно другим, согласить, свести к более общим положениям. Он должен указать общую постановку и дать общее освещение всем частным вопросам»[144].

Особо необходимо обратить внимание на существенную роль, которую играет данное положение во всей теоретико-методологической концепции Н.М. Коркунова. Для этого теоретика важно выделить объективную основу теоретико-правовых исследований, которая и является необходимой предпосылкой научности правовой теории и, соответственно, сформулировать тот метод, который бы стал столь же необходимой предпосылкой объективности знаний, получаемых посредством данной науки. Такой объективной основой общей теории права у Н.М. Коркунова является отраслевое право, соединяющее в себе всю совокупность правовых явлений, а той методологической основой, гарантирующей объективность познания правовых явлений, выступает индукция.

Таким образом анализ реально складывающихся правоотношений, правовых норм, закрепленных законодательством и правотворчества. является основанием для такой науки, как общая теория права, которая наполняется конкретным правовым содержанием, формулируя на основе обобщения, говоря современным языком, юридической практики общеправовые закономерности.

Здесь необходимо отметить, что данные выводы, хотя и присутствуют в контексте рассматриваемой работы «Наука права и естествознание», но еще не обоснованы достаточной совокупностью теоретических доводов. которые Н.М. Коркунов выдвигает позднее в своей работе «Лекции по общей теории права». Однако такая постановка вопроса об общей теории права является уже вполне сознательной, свидетельствующей о сформировавшемся теоретико-методологическом мировоззрении ученого. Более того, необходимо сказать и о том, что в указанной работе Н.М. Коркунов высказанные положения в отношении общей теории права формулирует в контексте необходимости решения дидактических задач, которые стояли перед преподавателями юридических вузов, причем, вопрос состоял, скорее, не в науке общей теории права, а в учебной дисциплине, о том как преподавать энциклопедию права в российских университетах.

Тем не менее рассматривая проблему таким образом, Н.М. Коркунов хотя и не говоря об этом прямо, все же подразумевает идею о том, что з а- дачи общей теории права гораздо шире энциклопедии права и, что они не ограничиваются сугубо методическим уровнем преподавания одной из юридических дисциплин. Поэтому ученый не случайно сосредотачивает свое внимание на кризисном состоянии, в котором пребывала теория права того времени. Этот кризис, по его мнению, заключался в том, что она существенно отстала в своей методологии от естествознания. С другой стороны, существенное развитие естествознания создавало впечатление не просто эффективности методологии, которая использовалась естествознанием, но ее универсальности, что объясняло позицию многих теоретиков права, полагавших возможным и необходимым ее использование в юриспруденции.

3.2.

<< | >>
Источник: Пегова Нина Эдуардовна. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВАЯ МЕТОДОЛОГИЯ В КОНЦЕПЦИИ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ПРАВА Н.М. КОРКУНОВА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Таганрог - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме Определение методологических принципов познания права: с учетом сопоставления естественно-научной методологии и методов юриспруденции:

  1. СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ И ПОНЯТИЙ
  2. Проблемы исследования эффективности и качества технологии принудительного исполнения
  3. Методы изучения права в его истории
  4. Общие и частные методы исследования процесса формирования правосознания несовершеннолетних в условиях образовательного учреждения
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Определение методологических принципов познания права: с учетом сопоставления естественно-научной методологии и методов юриспруденции
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. §1. Теоретические и методологические основы учения Г.Ф. Шершеневича о государстве и праве
  9. § 1. Понятие уголовно-правового механизма охраны прав и свобод пациента
  10. §2. Программа исследования статусного публичного права: основные подходы и принципы
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -