<<
>>

ФОРМЫ КРЕДИТА

Не противоречит ли данное нами определение кредита как производственного отношения ссудного капитала факту существования и других форм кредита? Наше определение непосредственно характеризует в сущности так называемый банкирский кредит.
Но, кроме банкирского кредита, существует, как известно, еще и коммерческий кредит.

Мы полагаем, что данное нами определение вовсе не отрицает наличия в условиях современного хозяйства и других форм кредита, т. е. наличия производственных отношений, возникающих на основе сделок ссуд, непосредственно не осуществляющих движения ссудного капитала.

Дело заключается в том, что экономическое определение вовсе не должно охватывать всех форм отношений, а только типические. Если же типические формы являются к тому же преобладающими и господствующими, то определение, данное на основе типических форм, можно считать исчерпывающим. Данное нами определение кредита как раз характеризует типические и в то же время господствующие формы кредитных отношений современного хозяйства.

О^ледует различать две принципиально отличные, имеющие различное социальное содержание, имеющие различное народнохозяйственное значение и народнохозяйственный эффект, формы кредита: так называемый банкирский кредит и коммерческий кредиту

Пт5д банкирским кредитом в дальнейшем понимается кредит, посредством которого непосредственно осуществляется движение ссудного капитала; под коммерческим же кредитом понимается кредит, при котором путем сделок ссуды непосредственно осуществляется движение промышленного (и тор-гового) капитала.

Банкирский кредит вовсе не обозначает, что субъектом кредитного отношения выступает обязательно банк. Субъектом этого кредита может быть и не банк. Существенным является то, что

при этом кредите непосредственно осуществляется движение ссудного капитала.

Уже из этого первоначального, далеко еще не полного, определения той и другой формы кредита ясно, что тот и другой кредит характеризуют различные производственные отношения.

Выяснению различия этих форм кредита, их значения, их взаимного отношения посвящается настоящая глава.

Под банкирским кредитом, как мы указывали, разумеется кредит, осуществляющий движение ссудного капитала, стало быть, кредит, оказываемый денежными капиталистами непосредственно или через посредство банков, или же самими банками, функционирующим, т.

е. промышленным и торговым, капиталистам.^ В качестве должника в этом случае выступает, следовательно (как общее правило), функционирующий капиталист, в качестве кре-дитора может выступить банк, может выступить денежный капиталист, собственник денежного капитала. При банкирском кредите цель кредитора заключается не в реализации его товаров, а в получении процентов на ссужаемый им денежный капитал. При банкирском кредите мы имеем дело исключительно со сделкой ссуды, никакой купли-продажи при этом нет. Налицо ссуда денежного капитала — и больше ничего.

Совершенно другое наблюдаем мы при коммерческом кредите. Под коммерческим кредитом надо понимать кредит, оказываемый друг другу функционирующими капиталистами как таковыми, в порядке реализации товаров; здесь в качестве кредиторов и в качестве должников выступают функционирующие капиталисты. Фабрикант А продает свой товар В в кредит. Происходит реализация товара, продажа товара. Но продажа совершается в кредит, т. е. возврат эквивалента отсрочен. Цель всей сделки для кредитора, в нашем примере фабриканта А, заключается в реализации имеющегося у него товара, в продаже этого товара. В основном здесь сделка купли-продажи, но эта сделка купли- продажи сопровождается сделкой ссуды. Сделка ссуды в этом случае не является основной, имеющей самостоятельное значение, а только осложняющей, облегчающей осуществление основной цели — реализации товара, облегчающей основную сделку, куплю-продажу.

Рассматривая кредитную сделку между двумя функционирующими капиталистами, нетрудно видеть, что одна и та же сделка означает для одного капиталиста реализацию его товара, превращение товара в деньги, акт обращения Т—Д с отсрочкой получения денег, для другого капиталиста та же сделка означает превращение денег в товар, акт обращения Д—Т с отсрочкой уплаты денег. Фабрикант А продает В ткацкую машину в кредит. Для А эта

сделка означает реализацию товара, хотя и с отсрочкой получения денег, для В сделка означает покупку товара с отсрочкой уплаты денег.

Всякая меновая сделка создает связь между различными сферами производства; при меновой сделке, осложненной сделкой ссуды, создается не просто связь, но происходит вторжение одной сферы производства в другую. Таковы результаты осложнения купли-продажи сделкой ссуды, но в основном при коммерческом кредите происходит сделка купли-продажи, ссуда же только осложняет сделку купли-продажи, но не изменяет ее существа.

При банкирском кредите, таким образом, основной самостоятельной сделкой является сделка ссуды; при коммерческом кре-дите основной является сделка купли-продажи. Банкирский кредит осуществляет связь между денежными и функционирующими капиталистами, коммерческий кредит осуществляет непосредственную связь между функционирующими капиталистами, т. е. капиталистами, занятыми в процессе воспроизводства.

При банкирском кредите мы имеем уже дело с особым обособленным типом общественных отношений, здесь роли кредитора и должника уже не являются случайными, выполняемыми попеременно одними и теми же лицами, здесь роли кредиторов — должников прочно закрепляются за определенными агентами процесса воспроизводства капитала. В отношениях между денежными и функционирующими капиталистами первые выступают только как собственники, вторые — как функционеры. Денежный капиталист, и такова его общественная роль, всегда выступает как контрагент кредитной сделки, сделка ссуды — единственная форма обращения его капитала. Функционирующий же капиталист выступает также и контрагентом сделок купли- продажи; сделка ссуды является одной из форм обращения его капитала. При банкирском кредите мы имеем, таким образом, максимальную кристаллизацию кредитных отношений.

Иное при коммерческом кредите. Так как контрагентами этого кредита являются функционирующие капиталисты, роли кредитора — должника выполняются здесь попеременно одними и теми же лицами, как и роли продавца — покупателя. Каждый функционирующий капиталист выступает то как продавец — покупатель, то в роли кредитора — должника.

Роли кредитора — должника здесь еще не закреплены за определенными агентами процесса воспроизводства капитала. Каждый функционирующий капиталист, как пишет Маркс, «оказывает кредит одной рукой и получает кредит другой». Каждый контрагент кредитной сделки выступает и как собственник, и как функционер, здесь капитал- собственность еще не отделен от капитала-функции, ссудный и промышленный капитал здесь идентичен.

Поэтому-то характер отношений банкирского кредита и коммерческого кредита различен; при коммерческом кредите мы имеем уже специфическое производственное отношение, но оно еще не

обособлено, при банкирском же кредите мы уже имеем особое обособленное производственное отношение.

Сказанное имеет, заметим кстати, большое значение для понимания генетической связи коммерческого и банкирского кредита. В обоих случаях мы имеем капиталистический кредит. Но в коммерческом кредите нет еще особого обособленного типа производственных отношений, хотя возможность такого обособления в нем уже дана, так же как в нем дана возможность отделения капитала-собственности от капитала-функции. То, что при коммерческом кредите является только возможностью, делается при банкирском кредите действительностью: отделение капитала- собственности от капитала-функции и отсюда законченность, завершенность, кристаллизация кредита, кредитных отношений.

Отсюда и различное народнохозяйственное значение той и другой формы капиталистического кредита.

Банкирский кредит осуществляет движение ссудного капитала. Объектом банкирского кредита является денежный ссудный капитал. В движении ссудный капитал возрастает. Банкирский кредит имеет объективной своей целью и результатом возрастание приводимого в движение ссудного капитала. Объекты сделок при коммерческом кредите — товары, как стоимости и потребительные стоимости. Товары, являющиеся объектами сделок при коммерческом кредите, могут быть капиталом для кредитора или же для должника или даже и для того, и для другого. Но при коммерческом кредите эти товары движутся не как капитал, не как возрастающая в своем движении стоимость, а только как носители стоимости и потребительной стоимости.

При коммерческом кредите стоимость не возрастает, а только изменяет свою форму, как это бывает при каждой сделке купли-продажи. Ведь основной сделкой при коммерческом кредите является купля-продажа. При коммерческом кредите цет самостоятельного движения капитала как товара, а только осуществляется метаморфоз товара и денег в кругообороте промышленного и торгового капитала.

При банкирском кредите происходит движение денежного капитала как товара; при коммерческом кредите происходит движение товара как товарной формы капитала.

Поэтому-то процент — как особый вид капиталистического дохода — характеризует банкирский кредит, но он имманентно не присущ кредиту коммерческому. Факт же начисления процентов при коммерческом кредите есть только рефлекс отношений ссудного капитала.

Что процент присущ банкирскому кредиту, вытекает из того, что банкирский кредит осуществляет движение ссудного капитала, а ссудный капитал есть капитал, приносящий проценты, т. е.

особое производственное отношение, особая специфическая и эко-номическая связь денежных и функционирующих капиталистов, которая находит свою характеристику в разделении прибыли на процент и предпринимательский доход, стало быть, в возникновении специфической формы капиталистического дохода — процента. Процент как форма дохода есть конститутивный признак ссудного капитала, отсюда ясно, что банкирский кредит характеризуется процентом.

Иначе обстоит дело с коммерческим кредитом, т. е. кредитом, который, согласно определению Маркса, «оказывают друг другу капиталисты, занятые в процессе воспроизводства», т. е. функционирующие капиталисты. Как было указано выше, и при коммерческом кредите мы имели дело с движением капитала, но коммерческий кредит выступает как раз в той фазе этого движения, когда капитал выступает только как товар или только как деньги. В этой -фазе товар как форма капитала включает уже прибавочную стоимость, и здесь его стоимость уже не возрастает. Капиталист продает произведенный в его предприятии товар (Т) — здесь мы имеем уже возросшую в процессе производства стоимость.

И этот товар отчуждается покупателю не как капитал, имеющий специфическую потребительную стоимость — в своем движении возрастать, приносить своему владельцу прибавочную стоимость, — а только как товар. «Как только производительный капитал превратится в товарный капитал, он должен быть выброшен на рынок, продан как товар. Здесь он функционирует просто как товар. Капиталист выступает в данном случае лишь как продавец товара, подобно тому, как покупатель — лишь как покупатель товара. Как товар продукт должен в процессе обращения посредством продажи реализовать свою стоимость, принять свой превращенный вид, вид денег. Поэтому также совершенно безразлично, покупается ли этот товар потребителем в качестве жизненного •средства или капиталистом в качестве средства производства, как составная часть капитала. В акте обращения товарный капитал функционирует лишь как товар, не как капитал» 1.

То, что уплата за этот товар отсрочена, не изменяет того обстоятельства, что в сделке коммерческого кредита происходит движение товара, а не капитала, точнее — товара как капитала, а не капитала как товара. «Товара как капитала» потому, что этот товар может быть для продавца или для покупателя, или же для того и другого, формой капитала. В сделке коммерческого кредита самой по себе как продавец, так и покупатель выступают товаровладельцами, и объектом их сделки является товар. Поэтому процент как специфическая форма дохода, характеризующая специфическое производственное отношение, чужд этой сделке.

В полемике с буржуазными экономистами Маркс подчеркивает это обстоятельство. «В самом деле, — пишет К. Маркс, — только разделение капиталистов на денежных капиталистов и промышленных капиталистов превращает часть прибыли в процент, вообще создает категорию процента. . .» .

Без уяснения этого обстоятельства невозможно понять, почему ссудный капитал является особой формой капитала и почему отношение ссудного капитала есть особое обособленное специфическое производственное отношение. Без уяснения этого обстоятельства неизбежен скат к самому вульгарному пониманию ссудного капитала, каковое свойственно как тем экономистам, с которыми вел борьбу Маркс, так и современной буржуазной политической экономии. Без уяснения этого обстоятельства остается непонятной марксова классификация кредита и неизбежно сползание на обычную буржуазную классификационную схему, согласно которой кредит различается по тому, является ли объектом кредитных сделок товар или же деньги, классификацию на товарный и денежный кредит .

Процент есть часть прибыли. Из количественного деления прибыли на процент и предпринимательский доход вытекает качественная характеристика процента. Количественно процент определяется спросом и предложением ссудного капитала и только ссудного капитала. Коммерческий кредит, который непосредственно осуществляет движение промышленного капитала, не участвует в установлении процента, а отсюда также непосредственно вытекает, что процент ему чужд. Поэтому-то «. . . категория процента, невозможная без определения ставки процента, сама по себе чужда движению промышленного капитала» , поэтому-то категория процента возникает только в отношениях между денежными и функционирующими капиталистами, ибо «. . . только конкуренция между этими двумя видами капиталистов создает ставку процента» .

Коммерческому кредиту как таковому процент не присущ, но это не значит, конечно, что сделки по коммерческому кредиту совершаются без начисления процентов. В конкретных сделках коммерческого кредита процент начисляется, но это начисление происходит как результат влияния ссудного капитала. Процент при коммерческом кредите не вытекает из природы данной формы кредита, а является рефлексом отношений ссудного капитала.

Иначе говоря, если бы не было ссудного капитала как особой формы капитала, основной характеристикой которого является процент, этот последний не был бы при коммерческом кредите.

«Самодовольному вздору» господина Нормана, утверждающего, что «разница между ценой за наличный расчет и ценой в кредит в момент истечения срока и будет мерой процента», Маркс решительно противопоставляет: «Наоборот. Существующая ставка процента, регулирование которой пытается разъяснить гений Нормана, определяет разницу между ценой за наличный расчет и ценой в кредит до истечения срока» 6.

При сделках коммерческого кредита всегда начислялся процент, но это потому, что ссудный капитал возникает на самой заре капиталистического хозяйства, а его предтеча — капитал, приносящий проценты в форме ростовщического капитала, даже предшествует капиталистическому способу производства.

Только вульгарному экономисту, который способен видеть лишь поверхность явлений, кажется, что каждой форме кредита присущ процент, благо таким представлением сглаживается ряд противоречий капиталистического способа производства.

При банкирском кредите ссудный капитал противопоставляется промышленному капиталу; при коммерческом кредите то, что ссужается, идентично с капиталом промышленный. «Итак, то, что здесь (при коммерческом кредите. — И. Т.) ссужается, отнюдь не является незанятым капиталом, — это капитал, который в руках своего владельца должен изменить свою форму, который существует в такой форме, в которой он для своего владельца является просто товарным капиталом, т. е. капиталом, который должен совершить обратное превращение, а именно, он в первую очередь должен по крайней мере превратиться в деньги. Итак, здесь посредством кредита осуществляется метаморфоза товара: не только Т—Д, но также Д—Т и действительный процесс производства».

«Ссудный капитал и промышленный капитал здесь тожественны; капиталы, данные в ссуду, суть товарные капиталы, предназначенные или для окончательного индивидуального потребления или для возмещения постоянных элементов производительного капитала. Следовательно, то, что здесь представляется ссуженным капиталом, всегда есть капитал, находящийся в определенной фазе процесса воспроизводства, но переходящий посредством купли и продажи из одних рук в другие, причем эквивалент за него уплачивается покупателем лишь позднее, в заранее условленный срок» 7.

Движение ссудного капитала (банкирский кредит) опирается на движение капитала реального. Но банкирский кредит, осуществляя движение ссудного капитала, не только отображает движение реального капитала, но, как мы это еще увидим, является своеобразным, свойственным капиталистической системе хозяйства, методом распределения реальных капиталов. Коммерческий же кредит только осуществляет движение реального капитала, точнее, обслуживает процесс товарооборота, осуществляет фазы обращения реального капитала, изменение функциональных его форм.

\\ Банкирский кредит осуществляет движение освобождающегося денежного капитала из кругооборота промышленного капитала, -так называемого праздного капитала. То же, что ссужается при коммерческом кредите, вовсе не является праздным, не занятым в кругообороте денежным капиталом. Наоборот, то, что здесь ссужается, занято в процессе кругооборота капитала.

К банкирскому кредиту промышленный капитал обращается потому, что в обороте промышленного капитала ощущается н е- достаток денежного капитала^ Коммерческий же кредит оказывается возможным потому, что в сфере производства оказывается изобилие капитала, хотя и занятого, не праздного. Коммерческий кредит возникает в сфере движения самого промышленного капитала в той мере, в какой в ней ощущается изобилие капитала, как товарного, так и денежного^

Банкирский кредит может предоставить промышленному капиталу дополнительный, возникающий из других источников, денежный капитал. Коммерческий кредит ограничивается рамками того капитала, который уже занят в кругообороте промышленного капитала.

Банкирский кредит осуществляется за счет свободного, не занятого в процессе производства и обращения капитала. Коммерческий кредит осуществляется за счет занятого в кругообороте капитала. «Если оставить в стороне банкирский кредит, то обилие кредита в пределах воспроизводственного кругооборота отнюдь не означает обилия свободных капиталов, предлагаемых в ссуду и ищущих прибыльного помещения, — оно означает занятость большого количества капитала в процессе воспроизводства. Итак, посредством кредита осуществляется здесь: 1) поскольку дело идет о промышленных капиталистах, — переход промышленного капитала из одной фазы в другую, связь между взаимно соприкасающимися и вторгающимися одна в другую сферами производства; 2) поскольку дело идет о купцах, — транспорт и переход товаров из одних рук в другие до их окончательной продажи за деньги или их обмена на другой товар» 8.

Отсюда совершенно очевидны границы коммерческого кредита. С точки зрения отдельного функционирующего капиталиста границы кредита, который он может оказывать, определяются имеющимися у него резервами, обслуживающими оборот его капитала в тот промежуток времени, в течение которого он должен ожидать возврата ему эквивалента. А так как он в то же время пользуется кредитом, то, очевидно, сумма этих резервов должна быть равна разности между суммой его долговых требований и суммой его задолженности. С точки же зрения всего капитала, поскольку коммерческий кредит осуществляется внутри функционирующего капитала, границы этого кредита определяются степенью достигнутой пропорциональности между отдельными отраслями производства. Чем больше эта пропорциональность нарушается, тем больше суживаются границы коммерческого кредита. В ходе промышленного цикла, который представляет собой постоянное нарушение и насильственное восстановление единства процесса производства и процесса обращения, границы коммерческого кредита то расширяются, то суживаются. В начальный период подъема коммерческий кредит достигает максимума своего развития, в период кризиса он падает до минимума.

Коммерческий кредит развивается на всем протяжении капиталистического хозяйства, он является одной из форм процесса воспроизводства (кругооборота) капитала. Значимость коммерческого кредита в процессе развития капиталистического хозяйства не умаляется.

Но, с другой стороны, коммерческий кредит все менее и менее проявляется в чистом своем виде, он все более и более осложняется кредитом банкирским. Факт этого осложнения имеет огромное значение: он видоизменяет отношение между обеими формами кредита, он увеличивает значение ссудного капитала, он изменяет отношения между банками (как предприятиями, объектом деятельности которых является ссудный капитал) и промышленностью. В той новой роли, которую играют банки в эпоху империализма, исчерпывающе охарактеризованной Лениным в его работе об империализме и на чем нам в дальнейшем придется остановиться подробнее, как раз и проявляется изменение соотношения между ссудным и промышленным капиталом, между банкирским кредитом, осуществляющим непосредственно движение ссудного капитала, и коммерческим кредитом, осуществляющим непосредственно движение капитала, «находящегося в определенной фазе процесса воспроизводства».

В чем же проявляется осложнение (переплетение) коммерческого кредита банкирским?

417

27 И. А. Трахтенберг

Коммерческий кредит, как выше было указано, обслуживает метаморфоз товаров и денег. Промышленный капиталист А про-

дает свои товары В в кредит. Получение эквивалента отсрочено. Вместо денег капиталист получает долговое обязательство — вексель. Вексель — это как раз тот кредитный документ, который вырастает из коммерческого кредита.

Для капиталиста А получением векселя от купца В не заканчивается кругооборот его капитала. Превращение товара в деньги (Т—Д) предшествует и обусловливает возможность превращения денег в товар (Д—Т). Фабрикант продает ткани (Т) для того, чтобы на вырученные деньги (Д) приобрести, положим, хлопок. Общезначимыми орудиями приобретения товаров (в нашем примере хлопка) являются деньги. При кредитной сделке капиталист денег не получил, стало быть, обращение его капитала (превращение товарной формы капитала в денежную) еще не завершено. Вместо денег у него долговое обязательство, только право на получение денег через известный промежуток времени. В пределах имеющихся у него резервов он может ждать получения денег без нарушения непрерывности процесса кругооборота капитала. За пределами имеющихся у него резервов или же при отсутствии у него резервов, для того чтобы не прекращать ход воспроизводственного процесса, он должен или на имеющиеся у него долговые обязательства (векселя) покупателя его товаров непосредственно приобрести нужный ему товар (хлопок в нашем примере), или же превратить предварительно эти обязательства в деньги, с помощью которых приобрести нужные ему товары (хлопок).

Фабрикант А, продав товары купцу В и получив от этого последнего вексель, может купить у плантатора С хлопок и уплатить ему векселем В. Деньги в этом случае являются только средством для покупки товаров; если такую покупку можно произвести посредством векселя, кругооборот капитала А может быть завершен без всякого участия денег. В процессе кругооборота промышленный капитал не приобретает формы денег. Вместо денег выступает долговое обязательство — вексель. В данном случае векселя выполняют функции орудий обращения.

В нашем примере кругооборот капитала А завершен без уча-стия денег. Вексель перешел к С. Этот последний в свою очередь должен превратить хлопок в деньги, чтобы на вырученные деньги приобрести нужные ему товары, положим у Д. И в этом случае возможна расплата с Д имеющимся теперь у С векселем В. Кругооборот капитала С завершен без денег. Вексель перешел к Д, который в свою очередь может купить товар у В и уплатить ему полученным им векселем. Получится следующий круг:

В покупает у А и передает ему вексель.

А покупает у С и передает ему вексель В.

С покупает У Д и передает ему тот же вексель.

Д покупает у В и передает ему тот же вексель.

Нетрудно заметить, что в этом случае оборот четырех индивидуальных капиталов завершается без всякого участия денег. Для такого завершения необходимо совпадение участников круга, сроков сделок и суммы этих последних. Коммерческий кредит в этом случае замыкает круг без всякого участия денег. В этом случае коммерческий кредит проявляется в чистом своем виде, не осложненный кредитом банкирским.

Совпадение сроков покупок и прода^к, совпадение суммы сделок по коммерческому кредиту, совпадение участников замыкающихся без участия денег кругооборотов индивидуальных капиталов встречается только в виде исключения. Поэтому на таком совпадении коммерческий кредит развиваться не может. Его развитие в конечном счете базируется или на имеющихся у функционирующих капиталистов денежных резервах, или же на возможности превращать долговые обязательства (векселя) до срока их погашения в деньги.

Такое превращение векселей в деньги осуществляется денежными капиталистами, чаще всего банками. Промышленник полученный им вексель учитывает в банке и получает деньги. Для промышленника кругооборот его капитала этим завершается, кредитные отношения между двумя функционирующими капиталистами заменяются отношением между денежным и промышленным капиталистом. Кредит, объектом которого был товар, заменяется кредитом, объектом которого является ссудный капитал.

Для А, который учел в банке вексель В, данная сделка не является займом, его капитал переменил только форму. С точки зрения А вся сделка представляется не ссудой, а скорее сделкой купли-продажи. Эту чрезвычайно важную сторону вопроса правильно подчеркнул Ф. Энгельс в своих дополнениях в III томе «Капитала». «Если банк соглашается дать своему клиенту заем просто под личный его кредит, без предоставления с его стороны обеспечения. . .», клиент получает от банка «не только деньги, но и денежный капитал».

«Если же он (клиент банка. — И. Т.) получает ссуду, выданную под залог ценных бумаг и т. п., то это — ссуда в том смысле, что ему даются деньги под условием их обратной уплаты. . . Здесь, следовательно, перед нами ссуда денег, а не капитала».

«Если ссуда выдается под учет векселей, тогда исчезает и форма ссуды. Налицо простая купля-продажа. Посредством передаточной надписи вексель переходит в собственность банка, а деньги — в собственность клиента; о возврате их с его стороны нет и речи. Если клиент покупает наличные деньги с помощью векселя или другого орудия кредита, то это такая же ссуда, не больше и не меньше, как если бы он купил наличные деньги за какой-нибудь другой товар: хлопок, железо, хлеб. И всего меньше может быть тут речь о ссуде капитала. Всякая купля-

27* 4Ш

продажа между торговцами есть передача капитала. Ссуда же имеет место только там, где передача капитала совершается не взаимно, а односторонне и на срок. Поэтому ссуда капитала посредством учета векселей может иметь место только там, где вексель — бронзовый вексель, который отнюдь не представляет проданного товара и который не берет ни один банкир, раз он знает, что это за вексель. Следовательно, в нормальной учетной сделке клиент банка не получает никакой ссуды ни капиталом, ни деньгами; он получает деньги за проданный товар» 9.

То, что в первом и во втором случаях происходит движение ссудного капитала, хотя в первом случае налицо ссуда капитала, а во втором — ссуда денег, совершенно очевидно. Напомним, что, как это мы подробно выяснили ранее, вследствие двойственности характера ссудного капитала, представляющего, с одной стороны, сумму покупательных и платежных средств, а с другой — капитал, движением ссудного капитала может осуществляться как ссуда денег, так и ссуда капитала.

Но как обстоит дело в третьем случае? Энгельс подчеркивает, и совершенно справедливо подчеркивает, что банк и лицо, представившее к учету вексель, совершили сделку купли-продажи. Но нетрудно заметить, что в результате этой сделки купли-про- дажи возникло новое кредитное отношение, отношение между банком и векселедателем. Банк уже теперь стал кредитором векселедателя, последний же — должником банка.

Иванов учитывает в банке вексель Петрова. Если рассматривать отношения между банком и Ивановым, то совершенную ими сделку надо квалифицировать как сделку купли-продажи. Но этой сделкой банк заместил Иванова: раньше кредитором был Иванов, теперь кредитором стал банк. Создалось новое отношение между банком и Петровым, отношение кредитора и должника. Сделка коммерческого кредита замещена сделкой банкирского кредита. Стало быть, и в этом случае, при учете векселя, независимо от того, будет ли здесь ссуда денег или ссуда капитала, налицо движение ссудного капитала.

При учете векселя происходит превращение товарной ссуды в денежную. Сделка, имевшая целью реализацию товара, закончена, так как Иванов, продавец товара, деньги получил. Но возникло новое кредитное отношение, отношение между банком (денежным капиталистом) и Петровым (функционирующим капиталистом). Коммерческий кредит здесь осложняется и замещается кредитом банкирским.

Совершение этой операции посредством коммерческого кредита и последующего учета векселя имеет следующее объяснение и обоснование. Во-первых, при этом банк (денежный капиталист)

гарантирован вдвойне: он имеет право требовать возврата ссуженной суммы у Петрова, а если бы Петров не уплатил, банк может требовать у Иванова. Кроме того, во-вторых, то обстоятельство, что в этом случае сделка ссуды сопровождает сделку купли- продажи, дает гарантию производительного применения ссуженной банком денежной суммы.

Банкирский кредит здесь сопровождает и осложняет кредит коммерческий.

Значение этого осложнения проявляется прежде всего в том, что оно раздвигает границы коммерческого кредита. Как мы видели, эти границы при чисто коммерческом кредите, не осложняе-мом банкирским, определяются денежными резервами промышленного капитала. Теперь функции этих резервов выполняет банковский капитал, стало быть, границы самого коммерческого кредита значительно раздвигаются.

То же и с границами коммерческого кредита, определяемыми обратным притоком капитала. Без банкирского кредита непрерывный ход производственного процесса находится в зависимости от обратного притока капитала, ссуженного одним функционирующим капиталистом другому; осложнение коммерческого кредита банкирским эту непосредственную зависимость уничтожает. Банкирский кредит, как это будет показано в дальнейшем, имеет свои собственные границы; при осложнении коммерческого кредита банкирским границы первого определяются границами второго. «... к этому коммерческому кредиту, — пишет К. Маркс, — присоединяется собственно денежный кредит. Взаимное кредитование промышленников и купцов переплетается с денежными ссудами, которые они получают от банкиров и денежных кредиторов. . . Таким образом для каждого индивидуального фабриканта или купца устраняется как необходимость иметь солидный резервный капитал, так и зависимость от действительного обратного притока капитала» 10.

Осложнение банкирским кредитом коммерческого имеет большое значение. Кредитная сделка, объектом которой был товар, заменяется кредитной сделкой, объектом которой уже являются деньги. Кредитная сделка, осуществлявшая отношение функционирующих капиталистов между собой, замещается сделкой, осу-ществляющей отношения между денежными и промышленными капиталистами. Кредитная сделка, обслуживающая движение товара как капитала, заменяется сделкой, осуществляющей движение денежного капитала как товара, ссудного капитала.

Замещение коммерческого кредита банкирским ведет за собой и следующее. Банкирский кредит осуществляет движение ссудного капитала, т. е. капитала, приносящего проценты. Процент не случайно сопутствует кредитной сделке, а имманентно присущ

ссудному капиталу. Осложнение коммерческого кредита банкирским ведет к тому, что и при коммерческом кредите начисляются проценты, причем этот процент определяется спросом и предложением ссудного капитала. Существующий в данное время ссудный процент образует разницу между ценой продажи в кредит и ценой при продаже за наличные.

Осложнение коммерческого кредита банкирским происходит на всех фазах развития капитализма, оно происходит и в начальной стадии развития капитализма, но, что чрезвычайно важно подчеркнуть, чем более развивается капиталистическое хозяйство, тем все более и более, все чаще и чаще коммерческий кредит осложняется кредитом банкирским.

Если сравнить период классического капитализма, т. е. период расцвета промышленного капитализма, с периодом финансового капитализма, то окажется, что в условиях первого, т. е. промышленного капитализма, осложнение коммерческого кредита бан-кирским, как бы часто оно ни происходило, все же было случайным, т. е. не вытекавшим обязательно из структуры промышленного капитала, в период же финансового капитализма это осложнение становится общим правилом 10а. Объясняется это изменением структуры капиталов промышленных и торговых предприя-тий. Чем более развивается капиталистическое хозяйство, тем промышленный и торговый капитал все более и более пользуется заемным капиталом. В эпоху промышленного капитализма промышленники и торговцы работают главным образом с помощью собственного капитала, чужой капитал привлекается ими в срав-нительно небольшом размере. В условиях финансового капитализма промышленники и торговцы работают в значительной мере за счет чужого, заемного капитала. В настоящее время далеко не редкостью является, когда в общем капитале промышленного или торгового предприятия чужой капитал составляет больше поло-вины общего капитала, доходит до трех четвертей. Это значит, что в современных предприятиях очень часто заемный капитал равен или даже превосходит, а иногда и значительно превосходит, собственный капитал. Это правильно не только в отношении отдельных промышленных и торговых предприятий, но и в отношении ко всему совокупному промышленному и торговому капиталу. Совокупный промышленный и торговый капитал в огром-

юа jj в ЭПОху домонополистического капитализма осложнение коммерческого кредита банкирским не было случайным. Узкие рамки вексельного обращения делали необходимым учет коммерческих векселей в банках, а посредством этого учета коммерческий кредит превращался в банковский (Прим. ред.).

ной своей доле представляет чужой, заемный капитал. Этот факт объясняется тем, что, с развитием финансового капитализма, характеризующимся огромным ростом и развитием банковой системы, рынок ссудных капиталов образуется не только за счет резервов и высвобождающихся денежных капиталов из кругооборота промышленного капитала, но и за счет других денежных средств.

Все более и более частое осложнение коммерческого кредита банкирским приводит к весьма важным результатам.

Чем больше коммерческий кредит осложняется кредитом банкирским, тем, с одной стороны, все больше и больше изменяется качественная характеристика коммерческого кредита и, с другой стороны, изменяется соотношение между той и другой формой кредита. Количество переходит в качество.

Изменение качественной характеристики коммерческого кредита выражается в том, что коммерческий кредит подвергается воздействию закономерностей движения ссудного капитала, т. е. банкирского кредита. Все те условия, которые определяют, регулируют движение ссудного капитала, непосредственно отражаются на коммерческом кредите. Теперь уже и при коммерческом кредите ссуда товаров представляется как ссуда денег, ссуда же денег как ссуда капитала. При коммерческом кредите объектом сделок является товар, но связь кредитора и должника складывается таким образом, как если бы объектом сделки был бы денежный капитал как товар, ссудный капитал, т. е. капитал, приносящий проценты.

Изменения соотношения между коммерческим и банкирским кредитом выражаются в том, что если прежде коммерческий кредит занимал господствующее положение, теперь банкирский кредит занимает господствующее положение; прежде банкирский кредит только потому и развивался, что развивался коммерческий кредит, теперь коммерческий кредит развивается лишь настолько, насколько возможно его осложнение кредитом банкирским.

Границы коммерческого кредита, определявшиеся раньше пределами собственных капиталов промышленных капиталистов, теперь раздвигаются за эти рамки и определяются закономерностями движения ссудного капитала. Это проявляется в большем размахе кредитных отношений в период подъема и соответственно в большем сужении этих отношений в период кризиса. Противоречия капиталистической системы все более обостряются, в частности резче обрисовываются и заостряются противоречия самого кредита.

Сказанным вовсе не умаляется значение коммерческого кредита. Это значение он сохраняет во всех стадиях развития капиталистического хозяйства. Дело заключается только в изменении его соотношений с развивающейся банкирской формой кредита.

Вместе с тем, это обстоятельство, т. е. осложнение коммерческого кредита банкирским, вовсе не означает, что движение того и другого развивается в одинаковом направлении. Осложнение коммерческого кредита банкирским происходит различным образом в зависимости от фаз народнохозяйственного цикла.

Поэтому, заметим кстати, изучение изменений связи между коммерческим и банкирским кредитом особенно важно при анализе циклов, с другой стороны, изучение этих циклов дает ключ к пониманию природы и взаимоотношения между той и другой формой кредита.

Указанные две формы кредита соответствуют двум стадиям развития капитализма. Коммерческий кредит является типической формой кредита в условиях промышленного капитализма, банкирский кредит — в условиях капитализма финансового.

Нас интересует главным образом современный кредит, т. е. кредит эпохи финансового капитализма. Банкирский кредит должен привлечь внимание не только вследствие каких-либо его своеобразных особенностей, но и потому, что все другие формы кредита, в частности коммерческий кредит, являются подчиненной формой банкирского кредита.

Вытекает эта подчиненность из все растущего отделения капитала-собственности от капитала-функции.

Отделение капитала-собственности от капитала-функции — тенденция, свойственная капитализму вообще. Но в условиях финансового капитализма это отделение достигает максимальных пределов.

«Капитализму вообще свойственно отделение собственности на капитал от приложения капитала к производству, отделение денежного капитала от промышленного или производительного, отделение рантье, живущего только доходом с денежного капитала, от предпринимателя и всех непосредственно участвующих в распоряжении капиталом лиц. Империализм или господство финансового капитала есть та высшая ступень капитализма, когда это отделение достигает громадных размеров» 11.

Развитие банкирского кредита и есть отображение все растущего отделения денежного капитала от капитала функционирующего, все большего установления самостоятельного бытия денежного капитала, противопоставляемого капиталу промышленному, все большего отделения капитала-собственности от капитала-функции, все большего утверждения финансового капитала как сращенного ссудного и промышленного капитала.

Выражается эта подчиненность не в том, конечно, что коммерческий кредит перестанет быть основанием банкирского кредита. Это отношение между коммерческим и банкирским кредитом

сохраняется, оно вытекает из того, что вообще основанием кредита является процесс воспроизводства и расширенного воспроизводства капитала. Подчиненность коммерческого кредита выражается, во-первых, в том, что преобладающая часть коммерческого кредита осложняется кредитом банкирским, во-вторых, в том, что коммерческий кредит, сохраняя свои особенности, подвергается воздействию закономерностей банкирского кредита, и, наконец, в-третьих, в том, что развитие коммерческого кредита начинает обусловливаться развитием кредита банкирского.

В заключение остановимся в нескольких словах на характеристике логической, стало быть, и исторической связи коммерче-ского и банкирского кредита.

Рассматривая тот и другой кредит под углом зрения противоречивого движения капиталистической системы, логическая и, соответственно, историческая связь коммерческого и банкирского кредита может быть охарактеризована следующим образом .

Под кредитом надо понимать производственные отношения, складывающиеся и развивающиеся на основе сделки ссуды, причем последняя (сделка ссуды) понимается не как правовое явление, а получает экономическую характеристику как своеобразное движение стоимости. Под капиталистическим кредитом следует понимать производственное отношение, складывающееся и развивающееся на основе сделки ссуды как формы движения капитала. Кредит предполагает разделение товара на товар и деньги, соответственно разделение капитала на капитал товарный и денежный. Кредит обусловлен существованием денежной формы капитала как формы, противоположной товарному капиталу. Движение капитала представляется одновременно как движение товара и денег, с одной стороны, и как движение товарной и денежной формы капитала, с другой. В этом заложено понимание различия коммерческого и банкирского кредита.

Коммерческий кредит характеризует (в своеобразной форме) движение капитала, который выступает в этом случае как товар или деньги; банкирский кредит характеризует движение капитала как денежного капитала; коммерческий кредит осуществляет специфическую связь и специфическое отношение функционирующих капиталистов, которые в этой связи выступают как товаровладельцы; банкирский кредит осуществляет связь между денеж-ным и функционирующим капиталистами, между капиталом- собственностью и капиталом-функцией. При коммерческом кредите

ссуженное движется или как товар, или как деньги; при банкирском кредите ссужаемая сумма движется как ссудный капитал.

При коммерческом кредите движение товара и денег является движением капитала лишь в общей связи капиталистического процесса воспроизводства; банкирский же кредит непосредственно осуществляет движение (ссудного) капитала.

Поэтому противоречия коммерческого кредита вытекают из противоречий денег и товара; противоречия банкирского кредита вытекают из противоречий промышленного и ссудного капитала.

Противоречия коммерческого кредита непосредственно обнаруживаются перерывом метаморфоза товара и денег; противоречия банкирского кредита обнаруживаются перерывом метаморфоза товарного и денежного капитала.

Противоречия банкирского кредита являются развитием противоречий кредита коммерческого, так же как противоречия промышленного и ссудного капитала являются развитием проти-воречий товара и денег.

При коммерческом кредите нет еще отделения капитала-собственности от капитала-функции, здесь, по выражению Маркса, ссудный и промышленный капитал идентичен, тождествен; банкирский же кредит базируется и характеризуется отделением капитала-собственности от капитала-функции.

В коммерческом кредите заложена возможность отделения капитала-собственности от капитала-функции, но эти противоположности еще не развернуты, стало быть, мы здесь еще не имеем ссудного капитала как отделившейся формы капитала, противополагаемого капиталу промышленному; в банкирском кредите мы имеем уже движение отделившегося и ставшего внешне само-стоятельным ссудного капитала, стало быть, приобревшего самостоятельные закономерности своего движения.

«Как только торговля деньгами, — писал Ф. Энгельс Конраду Шмидту 27 октября 1890 г., — отделяется от торговли товарами, она приобретает — при известных условиях и внутри границ, определяемых производством и торговлей товарами, — свое собственное развитие, имеет особые законы и фазы, определяющиеся ее собственной природой. Когда же вдобавок к этому торговля деньгами в своем дальнейшем развитии расширяется за счет торговли ценными бумагами, причем эти ценные бумаги оказы-ваются не только государственными бумагами, но к ним присоединяются и акции промышленных и транспортных предприятий, и торговля деньгами завоевывает, таким образом, прямое господство над частью производства, которое в общем и целом господствует над нею, — тогда обратное действие торговли деньгами на производство становится еще сильнее и сложнее» 13.

Развитие кредита (от коммерческого к банкирскому и самого •банкирского) представляет собой процесс движения капитала как единства, разделение противоположностей этого единства (ссудного и промышленного капитала), становление этих противо-положностей внешне самостоятельными. Внутреннее единство капитала проявляет себя в движении его противоположностей.

Развитие это проявляется не только в исторической эволюции капиталистической системы, но и в ходе промышленного цикла, в отдельных фазах которого мы наблюдаем различное взаимоотношение коммерческого кредита (как формы движения промышленного капитала) и банкирского кредита (как формы движения капитала ссудного).

С этой точки зрения, заметим кстати, ход промышленного цикла характеризуется процессом развертывания самостоятельных закономерностей движения ссудного капитала и самостоятельных закономерностей движения капитала промышленного; но так как тот и другой представляют собой противоположности единства, то это единство, которое проявляет себя в движении своих противоположностей, может восстанавливаться только насильственно, и оно действительно восстанавливается, притом насильственно восстанавливается, в одной из фаз цикла — в кризисе.

На этом вопросе мы подробно остановимся в другом месте, при анализе проблемы кредита и конъюнктуры.

Различие двух основных форм кредита, коммерческого и банкирского, имеет огромное значение, так как оно вскрывает различие принципиально отличающихся друг от друга типов кредитных связей. Коммерческий и банкирский кредит имеет различное социальное содержание. Первый характеризует взаимоотношения функционирующих капиталистов, второй — взаимо-отношения денежных и функционирующих капиталистов; коммерческий кредит характеризует отношения, непосредственно возникающие из кругооборота различных функциональных форм капитала, банкирский кредит характеризует отношения, возникающие из движения ссудного капитала; коммерческий кредит осуществляет взаимное вторжение капиталов различных отраслей народного хозяйства или же различных предприятий одной и той же отрасли, банкирский кредит, кроме того, и изменяет отношения между отдельными предприятиями одной и той же отрасли и между отдельными отраслями народного хозяйства. Коммерческий кредит типичен для эпохи промышленного капитализма, хотя и в эту эпоху существует и получает большое развитие банкирский кредит; банкирский кредит типичен для эпохи финансового капитализма, хотя и в эту эпоху существует и развивается коммерческий кредит.

Преобладание банкирского кредита непосредственно вытекает из изменения характера взаимоотношений банков и промышленности, из той новой роли банков, которую они играют в эпоху

империализма. Когда связь между банками и промышленными предприятиями становится постоянной и все более и более тесной, когда банки не только кредитуют предприятия, но их и финансируют, когда банки усиливают свою учредительскую деятельность, а современные банки как раз это и делают, тогда естественно чрезвычайно повышается значение банкирского кредита, и он становится типичной формой кредита.

Поскольку определение экономических категорий должно дать характеристику типичных для данной эпохи социальных явлений, постольку определение современного кредита может быть дано только характеристикой движения ссудного капитала.

Поэтому данное нами определение кредита как производственного отношения, возникающего и развивающегося из движения ссудного капитала, исчерпывает характеристику современного кредита, какие бы формы он ни принимал в отдельных конкретных случаях.

<< | >>
Источник: И. А. ТРАХТЕНБЕРГ. ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕ НИЕ И КРЕДИТ ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ. 1962

Еще по теме ФОРМЫ КРЕДИТА:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -