>>

1.1. Человеческий капитал как объект инвестиций

Группа отраслей национальной экономики, производящих услуги для\r\nжизнеобеспечения населения, объединяется термином «социальная сфера»\r\nили «социальное хозяйство». К элементам системы социального хозяйства\r\nотносят просвещение, образование, культуру, здравоохранение, жилищное\r\nхозяйство, коммунальное хозяйство, санаторно-курортный комплекс,\r\nоздоровительный и туристический комплекс, физкультуру и спорт.
В каждом\r\nотдельно взятом государстве функционирование перечисленных отраслей\r\nимеет свои особенности, обусловленные национальной спецификой\r\nтрудовой, семейно-бытовой и досуговой жизнедеятельности, привычным\r\nуровнем и образом жизни, психологией и ценностями. Критерием\r\nобъединения технологически разнородных услуг в единый комплекс\r\nсоциального хозяйства является их общее назначение: поддержание\r\nжизнедеятельности отдельных членов общества и социальных групп. В\r\nзависимости от общественной значимости потребностей, лежащих в основе\r\nслуг социальной сферы, они могут быть классифицированы следующим\r\nобразом:

жизненно необходимые потребности, неоказание которых приведет\r\nк смерти социального субъекта или кардинальному изменению социального\r\nинспггута, в рамках которого происходит удовлетворение данной\r\nпотребности;

потребности, удовлетворение которых соответствует минимуму\r\nсоциальных норм конкретного общества, но не позволяет социальному\r\nсубъекту развиваться;

потребности, удовлетворение которых обеспечивает\r\nжизнедеятельность социального субъекта на уровне социальных норм\r\nконкретного общества и обеспечивает эволюционное развитие\r\nсоответствующих социальных институтов;

4) потребности, удовлетворение которых создаст комфортные для\r\nданного социокультурного пространства и времени условия существования и\r\nразвития социального субъекта.

Широта спектра и качество услуг в рамках каждой из выделенных\r\nподгрупп определяют важнейший индикатор социально-экономического\r\nразвития общества - уровень жизни населения.

Всеобщая декларация прав\r\nчеловека устанавливает, что каждый имеет право на такой уровень жизни,\r\nкоторый необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого\r\nи его семьи, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и\r\nнеобходимое социальное обслуживание, право на обеспечение на случай\r\nбезработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или\r\nиного случая утраты средств к существованию по не зависящим от него\r\nобстоятельствам [4J.

Несмотря на широкое употребление термина «уровень жизни»,\r\nоднозначного подхода к его оценке нет. Основным показателем уровня\r\nжизни в отечественной статистике с начала 1990-х гг. являются реальные\r\nрасполагаемые денежные доходы населения, то есть денежные доходы за\r\nминусом налогов н обязательных платежей, скорректированные на индекс\r\nпотребительских цен (табл. 1.1).

Уровень жизни в стране или регионе также характеризуют показатели\r\nабсолютной и относительной бедности. Абсолютная бедность - это\r\nотсутствие дохода как такового или отсутствие дохода, необходимого для\r\nобеспечения минимума жизненных потребностей личности (семьи). В\r\nмировой практике относительная бедность характеризуется доходом, не\r\nпревышающим 40-60% среднего дохода, сложившегося по стране [5].

Относительная бедность в России определяется размером доходов ниже\r\nпрожиточного минимума. Другими словами, уровень жизни считается\r\nудовлетворительным для той части населения, среднедушевые реальные\r\nденежные доходы которого превышают прожиточный минимум и\r\nнеудовлетворительным - для той части населения, среднедушевые реальные

денежные доходы которого ниже прожиточного минимума. Такой подход не\r\nможет считаться нормальным. Ведь прожиточный минимум - это, по сути,\r\nсумма потребления товаров и услуг, способная поддержать существование\r\nлюдей в течение короткого кризисного периода (1-2 года). Он обеспечивает\r\nфизическое существование человека, но ие воспроизводство рабочей силы и

тем более не устойчивое социальное развитие.

Таблица 1.1 [6]

Основные показатели, характеризующие уровень жизни населения

\r\n Март\r\n2007 В%к 1 квартал\r\n2007в%

КІ

кварталу\r\n2006 Справочно\r\n

марту\r\n2006 февралю\r\n2007

март 2006г.

в % к I квартал\r\n2006г.в

%к!\r\nкварталу

2005\r\n

марту\r\n2005 февралю\r\n2006

\r\nДенежные доходы\r\n(всреднем надушу\r\nнаселения), рублей 10950 120.7 108.6 121.5 121.9 109,4 122,7\r\nРеальные\r\nрасполагаемые\r\nденежные доходы 112,6 108,2 113,0 106,4 108,9 106,8\r\nСреднемесячная\r\nначисленная\r\nзаработная плата\r\nодного работника: \r\nноминальная,\r\nрублей 12580 127,7 107,0 127,6 121,7 107,1 122,3\r\nреальная 118.9 106,4 118,4 110,0 106,2 110,3\r\n

Дія объективной оценки уровня жизни как основного социально-\r\nэкономического индикатора необходимо использовать более широкий спектр\r\nчастных показателей. Например, с 1980-х гг. в рамках программы развития\r\nООН проводится оценка сводного индекса развития человеческого\r\nпотенциала (индекса человеческого развития). Методология расчета индекса\r\nоснована на интеграции четырех парадигм:

1) продуктивность как результат эффективной деятельности,\r\nнаправленной на повышение дохода и экономического роста;

2) равенство возможностей в реализации способностей и пользовании\r\nблагами;

3) устойчивость, позволяющая обеспечить доступ к возможностям\r\nцивилизации не только нынешним, но и будущим поколениям;

4) расширение возможностей, предполагающее, что развитие\r\nчеловеческого потенциала осуществляется не только в интересах людей, но и\r\nих усилиями.

Индекс развития человеческого потенциала рассчитывается как\r\nсреднеарифметическая трех индикаторов уровня жизни:

- индекса ожидаемой продолжительности жизни при рождении;

- индекса уровня образования (комбинированный показатель,\r\nопределяемый через индекс грамотности среди взрослого населения и индекс\r\nсовокупной доли учащихся начальных, средних и высших учебных\r\nзаведений);

- реального ВВП на душу населения.

Они отражают три главных качества благополучия общества: здоровую\r\nжизнь, знания и достойный уровень доходов. Наиболее высокие значения\r\nиндекса развития человеческого потенциала отмечены в Канаде, Норвегии,\r\nСША, Японии, Нидерландах, Финляндии.

[61].

Представление о социальной сфере как о реципиенте национального\r\nбогатства господствовало на протяжении многих лет. В СССР социальная\r\nсфера считалась нелроизводительнной, оценка деятельности отраслей\r\nсоциального хозяйства осуществлялась по затратам на функционирование, то\r\nесть сильно занижалась, а финансирование производилось по «остаточному»\r\nпринципу. Современные теории экономического роста, базирующиеся на\r\nэмпирическом опыте наиболее прогрессивных государств, отвергают\r\nподобный взгляд на социальную сферу, рассматривают ее как элемент\r\nнациональной экономики.

Схематично механизм взаимного влияния социальной сферы и прочих\r\nотраслей выглядит следующим образом. Во-первых, средства, генерируемые\r\nв экономической сфере, направляются на финансирование социальной\r\nсферы. Во-вторых, часть образовательных, медицинских и прочих услуг

социальной сферы поступает в потребление лиц, занятых в других отраслях\r\nэкономики, и способствует наращиванию их человеческого капитала. В-\r\nтретьих, другая часть услуг социальной сферы потребляется еще не\r\nработающими лицами, то есть участвует в формировании нового\r\nчеловеческого капитала.

Таким образом, общим и главным продуктом отраслей социального\r\nхозяйства является человеческий капитал, накопление которого в\r\nдолгосрочной перспективе является не менее важным фактором\r\nэкономического развития нации, чем накопление физического (основного)\r\nкапитала. Например, в США, по некоторым оценкам, доля инвестиций в\r\nчеловеческий капитал составляет более 15% ВВП и превышает инвестиции\r\nчастных компаний в основные средства [114]. Одновременно США является\r\nодним из мировых лидеров технологического развития, вкладывая в НИОКР\r\nоколо 2,5% ВВП [84J.

Человеческий капитал можно рассматривать применительно к\r\nфизическому лицу как носителю знаний, умений, способностей и агенту на\r\nрынке труда; к государству как институту, призванному обеспечить\r\nбезопасное и достойное существование нынешнего и будущих поколений; к\r\nорганизации-работодателю, для которой человеческий капитал выступает в\r\nкачестве фактора производства и инструмента в конкурентной борьбе.

В последнем случае человеческий капитал рассматривается как элемент\r\nболее общего понятия - интеллектуальный капитал, наличие которого\r\nобъясняет случаи многократного превышения рыночной стоимости бизнеса\r\nорганизаций, действующих в высокотехнологичных отраслях, над рыночной\r\nи тем более балансовой стоимостью их совокупных активов.

Интеллектуальный капитал является одним из основных терминов\r\nпостиндустриальной экономики, важнейший признак которой - увеличение\r\nдоли создаваемой знанием стоимости во всех отраслях материального\r\nпроизводства.

Так, например, американский ученый Т. Стюарт в книге\r\n«Интеллектуальный капитал» (Stewart Т.А. Intellectual Capital) приводит

следующие цифры. В 1991 г. впервые в США расходы на приобретение\r\nинформации и информационных технологий, составившие 112 млрд. долл.,\r\nстали больше затрат на приобретение производственных технологий и\r\nосновных фондов, не превысивших 107 млрд. долл. Более того, к 1995 г. в\r\nамериканской экономике с помощью информации производилось около 3Л\r\nдобавленной стоимости, создаваемой в промышленности (Цит. по 128, С. 97-\r\n98].

Повышение роли знаний и информации в экономических процессах\r\nприводит к очевидному выводу о том, что интенсивное воспроизводство\r\nневозможно без развития образования и науки. В настоящее время отчетливо\r\nпроявляется тенденция к непрерывному, перманентному процессу\r\nобразования. Во-первых, во многих развитых странах увеличилась\r\nпродолжительность обязательного образования. Согласно результатам\r\nразличных исследований, работник, обладающий широким кругозором и\r\nвысоким общекультуриым уровнем, намного более восприимчив к новым\r\nзнаниям, в меньшей степени склонен сопротивляться изменениям и обладает\r\nтворческим потенциалом. Во-вторых, интенсивность технико-\r\nтехнологического развития заставляет работодателей постоянно проводить\r\nмероприятия по повышению квалификации и переобучению своих\r\nработников. Таким образом, в какой-то степени можно говорить о\r\n«смыкании» производства и образования в странах с развитой экономикой.

Такая же тенденция имеет место в отношении науки. Принципиальное\r\nотличие состояния науки в экономике знаний состоит в том, что она стала\r\nобособленной отраслью, производящей прибавочный продукт в форме новых\r\nзнаний, методов и технологий, выступающих объектом интеллектуальной\r\nсобственности и товаром рынка новшеств. В то время как в условиях\r\nиндустриального общества наука подчинена интересам производства, и ее\r\nпродукт не может быть реализован самостоятельно.

В то же время\r\nвзаимодействие науки и производства является необходимым условием\r\nвнедрения инновационных технологий и формирования национальной

инновационной системы в целом. Экономика России является\r\nмногоукладной, а экономический рост, к сожалению, базируется далеко не на\r\nвысокотехнологичных отраслях, поэтому программы развития науки\r\nцелесообразно строить на сочетании двух указанных тенденций:\r\nиспользовать научные достижения для модернизации российской\r\nпромышленности и одновременно осуществлять торговлю\r\nнеовещсствлснными технологиями.

Барьером на пути к повышению инновационной активности предприятий\r\nявляется отсутствие инфраструктуры, обеспечивающей взаимосвязь между\r\nнаукой и реальным производством. Практика развитых стран, в первую\r\nочередь, Японии и США, доказала эффективность технопарковых структур,\r\nпризванных создать максимально благоприятные условия для\r\nвзаимодействия всех участников инновационного процесса: новаторов,\r\nинвесторов и промышленных предприятий - потребителей новшеств.

Целевую функцию технопарков и технполисов в России должны\r\nвыполнять наукограды. Официальный статус наукоградов имеют города\r\nОбнинск в Калужской области, Дубна, Королев, Фрязино и Реутов в\r\nМосковской области, пос. Кольцово в Новосибирской области и город\r\nМичуринск. Еще порядка 50 городов претендуют на получение данного\r\nстатуса. С одной стороны, в них сосредоточен огромный научный,\r\nпроизводственный и кадровый потенциал, накопленный за полвека. С другой\r\nстороны, финансирование российской науки недостаточно, поэтому\r\nколоссальный опыт, научные разработки, инновационные проекты остаются\r\nневостребованными. Проблемы российских наукоградов, которые при\r\nразработке промышленной политики должны рассматриваться как источники\r\nэкономического роста, а на деле могут просто исчезнуть, что эквивалентно\r\nутрате интеллектуального капитала нации, в настоящее время поднимаются\r\nмногими учеными и политиками. Авторы большинства публикаций на эту\r\nтему, например [71, 81, 98], приходят к общему и единственно возможному\r\nвыводу о необходимости многократного увеличения финансирования как

самих научных исследований, так и проектов по их внедрению в\r\nпрактическую деятельность. Финансирование прикладной науки должно\r\nбыть основано на двух ключевых принципах:

всемерная государственная поддержка вложения частного капитала\r\nмерами косвенного экономического реіулирования, предоставление гарантий\r\nсоблюдения права собственности и эффективной его защиты. Как верно\r\nотмечает Т. Погорнева в статье «О перспективах инвестирования в науку»,\r\nстановление российской инновационной системы происходит в условиях\r\nотсутствия частного капитала, который мог бы быть направлен на разработку\r\nи создание новейших технологий. Сегодня свободный инвестор не желает\r\nинвестировать в государственную собственность, а у самого государства нет\r\nсредств на коммерциализацию интеллектуальной собственности и на\r\nсоздание новых интеллектуальных продуктов. Коммерческая миссия\r\nнаукограда заключается в введении в хозяйственный оборот\r\nинтеллектуальной собственности через ее приватизацию [98J.

целевой характер финансирования: необходимо финансировать не\r\nинституты (это касается не фундаментальной, а прикладной науки), а\r\nконкретные проекты, которые грамотно и полно подготовлены к\r\nкоммерческой реализации, важны и имеют большое экономическое значение\r\nдля государства.

Повышенный интерес к категории интеллектуального капитала в\r\nсочетании с проблематичностью однозначной практической оценки\r\nобусловливает разнообразие подходов к идентификации интеллектуального\r\nкапитала и его элементов. В качестве иллюстрации приведем несколько\r\nопределений.

Интеллектуальный капитал - это совокупность знаний, навыков, умений\r\nчеловека, его мобильность (способность к восприятию новой информации,\r\nобучению, переподготовке, адаптации к новым условиям) и креативность\r\n(способность неординарно мыслить и формировать идеи), обеспечивающих

возможность создания прибавочного продукта [128, С. 109]. Очевидно, что\r\nданная трактовка весьма близка к термину «человеческий капитал».

Схожее определение дает М.А. Эскиндаров: «Интеллектуальный капитал\r\n- это система характеристик, определяющих способность человека, то есть\r\nкачество рабочей силы индивидуума, совокупного работника предприятия,\r\nфирмы корпорации, страны, материализуемое или проявляющееся в процессе\r\nтруда, который создает товар, услуги, прибавочный продукт в целях их\r\nвоспроизводства на основе персонифицированного экономического интереса\r\nкаждого субъекта, их совокупности» [127, с. 195].

В.Л. Иноземцев подчеркивает значимость информационного ресурса:\r\n«Информация и знания, эти специфические по своей природе и формам\r\nучастия в производственном процессе факторы, в рамках фирм принимают\r\nоблик интеллектуального капитала» [66, С. 340].

Ряд определений раскрывают сущность интеллектуального капитала\r\nчерез набор его элементов.

Интеллектуальный капитал организации - это совокупность\r\nчеловеческого (постоянно возрастающей суммы знаний, навыков и умений\r\nработников), организационного (патенты, лицензии, изобретения,\r\nоргструктура, корпоративная культура, информационные технологии) и\r\nпотребительского (торговая марка, бренд, имидж на рынке, информация о\r\nклиентах, связи с клиентами) капиталов, которые в процессе их\r\nвзаимодействия способны трансформироваться и обеспечивать приращение\r\nкапитализации [51, С 6]. В данном определении подчеркивается вклад\r\nинтеллектуального капитала в рыночную стоимость бизнеса.

Позиция практика, понимающего выгоды от использования\r\nнематериальных активов, находит отражение в определении Э. Брукинга:\r\n«Интеллектуальный капитал - это термин для обозначения нематериальных\r\nактивов, без которых компания не может существовать, усиливая\r\nконкурентные преимущества. Составными частями интеллектуального

капитала являются: человеческие активы, интеллектуальная собственность,\r\nинфраструктурные и рыночные активы» [44, С. 31].

В составе интеллектуального капитала обычно выделяют три элемента,\r\nуже перечисленных в вышеприведенных определениях: человеческий\r\nкапитал, структурный (организационный) капитал и рыночный\r\n(потребительский, отношенческий, брэндовый) капитал. Но этот подход\r\nявляется далеко не единственным. Например, по мнению В.Л. Иноземцева,\r\nинтеллектуальный капитал складывается из человеческого и структурного\r\nкапитала [66, С. 340]. Другими словами, интеллектуальный капитал включает\r\nв себя некие структурные элементы нематериального характера,\r\nобеспечивающие эффективное использование как человеческого капитала,\r\nтак и других видов капитала, факторов и ресурсов производства. Согласно\r\nпринципиально противоположной точке зрения, интеллектуальный капитал\r\nпредставляет собой часть человеческого капитала и «обусловлен\r\nвозникновением особой сферы деятельности, связанной с самостоятельным\r\nдвижением способности к экономии времени труда и повышению\r\nэффективности потребления, с трансляцией способов труда и\r\nжизнедеятельности, с созданием и передачей информации, «ноу-хау» в\r\nпредметной и деятельной формах» [74, С. 218-241].

Мы придерживаемся точки зрения, в соответствии с которой\r\nчеловеческий капитал является частью интеллектуально капитала. Оба\r\nтермина определяют место и функции человека в экономике, поэтому имеют\r\nмного общего. В то же время исторически они используются для\r\nисследования различных сторон участия человека в экономических\r\nотношениях. Когда речь идет о человеке как носителе способностей, знаний\r\nи навыков, а также о совокупных знаниях нации, выступающих источником\r\nсоциально-экономического развития, чаше используется понятие\r\n«человеческий капитал», экономическая сущность которого выражена и в\r\nследующих определениях.

Человеческий капитал - это форма выражения производительных сил\r\nчеловека на постиндустриальной стадии развития общества с социально-\r\nориентированной экономикой рыночного типа [123, С. 18].

Человеческий капитал - важнейший ресурс постиндустриального\r\nобщества. Техника, создающая богатства, приходит в жизнь через\r\nтехнологические знания и организационные усовершенствования. И только\r\nопытная квалифицированная рабочая сила способна управлять\r\nвысокотехнологическим процессом. Кроме этого, необходимо знание\r\nделовой конъюнктуры, рыночных возможностей, способов их практического\r\nприменения, но и в этом случае нам необходимы знания человека, его\r\n«капитал», используемый в процессе производства для создания богатства\r\nобщества. [121, С. 394]

Человеческий капитал, являясь частью совокупного капитала,\r\nпредставляет собой накопленные затраты на общее образование,\r\nспециальную подготовку, здравоохранение, перемещение рабочей силы [60,\r\nС. 42]

Человеческий капитал - социально-экономическая категория,\r\nпредназначенная для наиболее полного отражения возможностей и\r\nпотребностей человека как созидателя материальных и духовных благ. Здесь\r\nрешающее значение имеет прогресс науки и технологии, радикальным\r\nобразом расширяющий потенциальные возможности человека на основе\r\nприоритетного развития интеллектуальных компонентов в его деятельности\r\nпри резком сокращении потенциальные возможности человека на основе\r\nприоритетного развития интеллектуальных компонентов в его деятельности\r\nпри резком сокращении тяжелых и трудоемких физических усилий, что\r\nприводит к существенному изменению структуры человеческих и трудовых\r\nресурсов [112, С. 354].

Накопление человеческого капитала состоит из определенных затрат\r\nчеловека (семьи, предприятия, государства) направленных:

• на поддержание здоровья, рождение и воспитание детей;

на получение общего и профессионального образования;

на профессиональную подготовку и переподготовку на производстве;

• на поиск работы, в том числе затраты на поиск информации о условиях\r\nработы и заработках;

• на миграцию по зависящим и независящим от человека причинам.\r\nИнвестиции в капитал здоровья являются базой для человеческого

капитала вообще, так как продлевают трудоспособный отрезок жизни\r\nчеловека и, таким образом, замедляют физический износ человеческого\r\nкапитала. Здоровье общества является не только фактором экономического\r\nразвития государства, но и фактором национальной безопасности.

Инвестиции в капитал образования формируют квалифицированные и\r\nболее производительные трудовые ресурсы. В специальной литературе\r\nрассмотрена проблема морального старения накопленного научно-\r\nобразовательного потенциала и необходимости инвестиций в переобучение и\r\nповышение квалификации.

Инвестиции в капитал культуры имеют, в первую очередь, социальный\r\nэффект: повышают склонность человека к коммуникациям, создают\r\nпредпосылки для более успешной профессиональной подготовки (как\r\nотмечалось выше, эмпирически доказана зависимость эффективности труда\r\nчеловека от его мировоззрения и общекультурного уровня), делают более\r\nспособствуют передаче культурного достояния общества из поколения в\r\nпоколение. Вместе с тем, в сфере культуры, безусловно, возможна\r\nреализация коммерчески эффективных проектов.

Опыт развитых стран, осуществляющих масштабные инвестиции в\r\nчеловеческий капитал, показывает, что он является важнейшим фактором\r\nэкономического роста. С экономической точки зрения, инвестиции в\r\nчеловеческий капитал - это затраты, произведенные в социальной сфере в\r\nцелях будущего увеличения производительности труда и способствующие\r\nросту будущих доходов как отдельных носителей капитала, так и общества в\r\nцелом. Дж. Гэлбрейт отмечал: «Доллар, вложенный в интеллект человека,

часто приносит больший прирост национального дохода, чем доллар,\r\nвложенный в железные дороги, плотины, машины и другие капитальные\r\nблага. Образование становится высокопроизводительной формой\r\nкапитальных вложений» [56, С. 49]. Всемирный банк, базируясь на\r\nрезультатах обследования 192 стран, пришел к заключению, что только 16%\r\nэкономического роста в странах с переходной экономикой обусловлены\r\nфизическим капиталом, 20% — природным капиталом, остальные 64%\r\nсвязаны с человеческим и социальным капиталом [114].

Первые идеи о человеческом капитале обнаруживаются в работах\r\nпредставителей классической политэкономии: У. Петти, А. Смита, Д.\r\nРиккардо, А. Маршалла. Например, У. Петти впервые попытался дать\r\nстоимости производительных свойств человеческой личности, полагая, что\r\n«ценность основной массы людей, как и земли, равна двадцатикратному\r\nгодовому доходу, который они приносят» [Цит. по 90, С. 61]. Он же говорил\r\nо том, что трудовые навыки населения являются первостепенным фактором\r\nнационального богатства страны. Такую же роль Д. Рикардо отводил\r\nобразованию. А. Смит наряду с машинами и землей включал в основной\r\nкапитал общества знания и квалификацию.

Целостная теория человеческого капитала сформировалась в 1950-1970-е\r\nгг., когда исходный для неоклассиков принцип рационального\r\n(оптимизирующего) поведения начал распространяться на различные, не\r\nотносящиеся к экономике, объекты исследования, в числе которых\r\nсоциальные институты: образование, здравоохранение, миграция, брак и\r\nсемья, преступность и т.д. Основоположниками теории являются\r\nнобелевские лауреаты Т. Шульц и Г. Беккср, а вклад в развитие внесли Б.\r\nВейсборд, Дж. Минцер, Ли Хансен, М. Блауг, С. Боулс, Р. Лейард, Й. Бен-\r\nПорэт Э. Лэзер, Дж. Минцер, Дж. Псахаропулос, Ш. Розен, Ф.Уэлч, Б.\r\nЧнзвик.

Теория человеческого капитала оказала революционное влияние на\r\nисследования в области предложения труда. К се ключевым постулатам\r\nможно отнести

- признание человеческих знаний, способностей и времени ключевым\r\nпроизводственным ресурсом;

- инвестиционную мотивацию поведения агентов на рынке труда;

- необходимость перехода от текущих показателей к показателям,\r\nохватывающим весь жизненный цикл работников (пожизненные заработки).

Учитывая, что инвестиции в социальную сферу по своей сути есть\r\nинвестиции в наращивание человеческого капитала, представляется\r\nцелесообразным более подробно рассмотреть основные положения\r\nуказанной теории.

По сложившейся традиции труд и капитал рассматривают как два\r\nразличных фактора производства. Человеческий капитал стоит на стыке этих\r\nпонятий. С одной стороны, труд является процессом использования\r\nчеловеческого капитала в практической деятельности. Некоторые\r\nпредставители теории человеческого капитала, например, Г. Беккер и Б.\r\nЧизвик, считают, что результаты трудовой деятельности человека\r\nопределяются одновременным действием двух факторов: простого труда, то\r\nесть труда, выполняемого без необходимого минимума образования, и\r\nчеловеческого капитала. Рост заработной платы в результате повышения\r\nобразования не связан с простым трудом, поэтому при капитализащш\r\nдоходов они должны быть очищены от вклада простого труда. Например,\r\nэкономическая выгода от высшего образования будет равна разнице в\r\nпожизненных заработках двух лиц: закончившего университет и\r\nполучившего среднее образование. Следуя этой логике, заработігую плату\r\nможно представить следующим образом:

Y^Yo + гС». (1.1)

где Yn - заработки человека, имеющего п лет высшего образования;\r\nГо - заработки человека, имеющего среднее образование;

г - текущая норма доходности инвестиций в образование;

С - объем инвестиций в течение п лет обучения.

С другой стороны, человеческий капитал имеет ряд общих черт с\r\nфизическим, основным капиталом: он представляет собой благо длительного\r\nпользования; требует расходов по ремонту и содержанию (лечению,\r\nвосстановлению здоровья); изнашивается и амортизируется; под влиянием\r\nНТП может устаревать еще до того, как произойдет его физический износ.\r\nДля него характерен закон снижающейся предельной отдачи: по мере роста\r\nзнаний и навыков каждое следующее приращение человеческого капитала\r\nделает все меньший вклад в увеличение производительности. Совокупный\r\nпотенциальный эффект от наращивания человеческого капитала в процессе\r\nобразования сокращается с уменьшением предстоящего периода трудовой\r\nдеятельности, а альтернативные издержки растут по мерс роста доходов.

Вместе с тем, существует ряд принципиальных отличий. Во-первых, в\r\nсовременном обществе человек не может быть объектом купли-продажи,\r\nследовательно, на рынке труда устанавливается не цена капитала (активов), а\r\nлишь цена его «аренды» в форме ставок заработной платы. Во-вторых,\r\nрезультат использования человеческого капитала проявляется как в\r\nрыночном, так и в нерыночном секторе, причем социальные эффекты\r\nинвестиций в человеческий капитал для нации оказываются не менее важны,\r\nчем чисто экономические. В-третьих, интенсивность использования\r\nчеловеческого капитала подвержена влиянию субъективного фактора:\r\nпсихофизиологических свойств и личностных мотиваций конкретного\r\nработника.

Основными показателями эффективности инвестиций в человеческий\r\nкапитал являются внутренние нормы отдачи. Методологически они\r\nоднородны показателям рентабельности, то есть сопоставляют выгоду с\r\nиздержками ее получения. Приближенно этот показатель можно рассчитать\r\nследующим образом:

где У* Ye - пожизненные заработки лиц соответственно с высшим и со\r\nсредним образованием;

С Сс - затраты соответственно на высшее и среднее образование.

Внутренняя норма отдачи будет представлять собой такую ставку\r\nдисконта, при которой приведенные величины выгод и издержек образования\r\nокажутся равны. В западной экономической науке, где проблемы\r\nчеловеческого капитала исследуются уже давно, накоплена статистика\r\nзависимостей между уровнем заработков и уровнем образования работников\r\nпо экономике в целом и по отдельным отраслям, что позволяет активно\r\nиспользовать метод нормы отдачи для анализа инвестиций в образование.\r\nВысокие нормы отдачи свидетельствуют о недоинвестировании, низкие об\r\nизбыточном инвестировании.

Согласно представлениям Г. Беккера и других теоретиков человеческого\r\nкапитала, вкладывая средства в подготовку и образование, человек ведет себя\r\nрационально и сравнивает ожидаемую предельную норму отдачи от таких\r\nвложений с доходностью альтернативных инвестиций (процентами по\r\nбанковским депозитам, процентами и дивидендами по ценным бумагам и\r\nт.д.). По результатам такого сопоставления принимается решение либо о\r\nпродолжении учебы, либо о ее прекращении. Таким образом, нормы отдачи\r\nвыступают регулятором распределения инвестиций между различными\r\nтипами и уровнями образования, а также между системой просвещения в\r\nцелом и остальной экономикой.

В середине XX века оценки норм отдачи начального образования в США\r\nдостигали 50-100%, среднего - 15-20%, высшего - 10-15%. В 1970-е годы\r\nэффективность высшего образования упала до 7-8%, что дало основания\r\nговорить о перепроизводстве дипломированной рабочей силы, однако в\r\n1980-е годы она вернулась на прежний, более высокий уровень. Неодинаковы\r\nнормы отдачи для различных категорий работников: у мужчин они выше,

чем у женщин, у белого населения выше, чем у цветного. Международные\r\nсопоставления демонстрируют, что с ростом душевого дохода эффективность\r\nвложений в человека убывает, но в самых богатых странах вновь\r\nперемещается вверх. Таким образом, взаимосвязь между уровнем\r\nэкономического развития и нормами отдачи образования имеет U-образную\r\nформу. [70]

Изначально внутренние нормы отдачи рассчитывались путем прямого\r\nсопоставления выгод и издержек. Основоположником данного подхода\r\nявляется Г. Беккер. Для определения чистой выгоды от образования из\r\nпожизненных доходов лиц, окончивших колледж, вычитались пожизненные\r\nзаработки лиц, получивших среднее образование. Основной статьей\r\nиздержек образования считаются издержки упущенной выгоды, то есть\r\nдоход, недополученный человеком за годы учебы. На них приходится до 2/3\r\nсуммарных издержек обучения. Отношение чистых доходов образования к\r\nего издержкам, по подсчетам Г. Беккера, в среднем дает рентабельность, на\r\n10-15% превышающую рентабельность большинства фирм.

Различают частные и социальные нормы отдачи. Первые измеряют\r\nэффективность вложений с точки зрения отдельных инвесторов, вторые - с\r\nточки зрения всего общества. При вычислении социальной нормы отдачи\r\nприрост заработной платы за счет образования учитывается до вычета\r\nпрямых налогов, а издержки образования включают как индивидуальные\r\nрасходы обучающихся и их семей, так и расходы государства. Частная норма\r\nотдачи учитывает прирост заработной платы за счет образования после\r\nвычета налога на доходы, а издержки образования включают только\r\nиндивидуальные расходы обучающихся, скорректированные на величину\r\n«потерянных» заработков. В США общественная норма отдачи исчисляется с\r\n1939 г., а частная - с 1970 г. [60, С. 249-250].

Второй подход, предложенный Дж. Минцером, заключается в оценке\r\nпараметров так называемой «производственной функции заработков»,\r\nкоторая описывает зависимость логарифма заработков человека от уровня

его образования, трудового стажа, продолжительности отработанного\r\nвремени и других факторов. Дж. Минцер доказал, что в рамках подобной\r\nмодели коэффициент перед образовательной переменной будет эквивалентен\r\nпоказателю внутренней нормы отдачи. Данный подход существенно\r\nупростил оценку эффективности вложений в образование. На основании\r\nпроизводственных функций заработков Дж. Минцер показал, что нормы\r\nотдачи инвестиций в подготовку на производстве также уступают нормам\r\nотдачи формального образования.

Теория человеческого капитала также стимулировала развитие\r\nнеоинституциональной теории контрактов, принципиальным моментом\r\nкоторой является утверждение о том, что производственные ресурсы,\r\nлежащие в основе контрактов, обладают разной степенью специфичности.\r\nПод специфичностью активов в общем случае понимается возможность их\r\nальтернативного использования с той же степенью эффективности.

Различие между специальными и общими инвестициями в человеческий\r\nкапитал провел Г. Беккер. В ходе общей подготовки работник приобретает\r\nзнания и навыки, которые могут найти применение и на множестве других\r\nфирм. Общая подготовка косвенным образом оплачивается самими\r\nработниками, когда, стремясь к повышению квалификации, они соглашаются\r\nна более низкую в период обучения заработную плату; им же достается и\r\nдоход от общих инвестиций.

Специальная подготовка наделяет работников знаниями и навыками,\r\nпредставляющими интерес лишь для той фирмы, где они были получены. В\r\nслучае расторжения трудового контракта, в основе которого лежат\r\nспецифические знания и умения работников, убытки понесут обе стороны.\r\nСпециальная подготовка финансируется главным образом фирмами-\r\nработодателями, которым поступает и основной доход от нее. Понятие\r\nспециального человеческого капитала помогло объяснить, почему среди\r\nработников с продолжительным стажем работы на одном и том же месте\r\nтекучесть ниже и почему заполнение вакансий в фирмах происходит в

основном за счет внутренних продвижений по службе, а не за счет наймов с\r\nвнешнего рынка [70].

В заключение данного раздела можно сформулировать наиболее\r\nсущественные, специфические особенности человеческого капитала:

человеческий капитал неотделим от его носителей - работников\r\nотдельной фирмы или населения региона или страны;

физиологические свойства и природные способности человека,\r\nполучаемые наследственным путем, являются базовой частью человеческого\r\nкапитала, иногда называемой капиталом здоровья. Другая его часть в виде\r\nзнаний, умений и навыков является приобретенной в результате затрат\r\nсамого человека и общества;

человеческий капитал, как и другие виды капитала, может быть\r\nиспользован в сфере общественного производства и является одним из\r\nнаиболее значимых факторов интенсивного экономического роста;

человеческий капитал используется его носителями для получения\r\nдохода, поэтому увеличение дохода мотивирует индивидуумов на\r\nувеличение своего интеллектуального потенциала путем образования и\r\nповышения квалификации. Другими словами, для того, чтобы процесс\r\nвоспроизводства человеческого капитала носил завершенный характер,\r\nдолжна быть установлена связь между величиной приобретенной части\r\nданного капитала и доходом человека.

Теория человеческого капитала оказала существенное воздействие на\r\nгосударственную социальную политику развитых стран. Благодаря ей\r\nкардинально изменилось и общественное отношение к инвестициям в\r\nбазовые отрасли социальной сферы, в которых увидели возможность\r\nполучения долгосрочного экономического эффекта. Это стало теоретической\r\nбазой для ускоренного развития систем здравоохранения, образования и\r\nподготовки кадров во многих странах мира.

| >>
Источник: Лебедев Олег Владимирович. ФОРМИРОВАНИЕ И ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ИНВЕСТИЦИЙ В СОЦИАЛЬНУЮ СФЕРУ. 2007

Еще по теме 1.1. Человеческий капитал как объект инвестиций:

  1. Инвестиции в человеческий капитал.
  2. Движение человеческого капитала.
  3. 1.1. Человеческий капитал как объект инвестиций
  4. 1.1 Капитал как объект стоимостного измерения в бухгалтерском учете
  5. 1.3 Формирование и развитие человеческого капитала как важнейший инструмент управления человеческими ресурсами
  6. 6. Инвестиции в человеческий капитал
  7. §1. Недвижимость как объект инвестиций Понятие недвижимости
  8. Особенности недвижимости как объекта инвестиций
  9. Банковская услуга как объект ценообразования в кредитных организациях
  10. Экономика как объект общественного регулирования
  11. ВОПРОСЫ ЦЕНОБРАЗОВАНИЯ И ОЦЕНКИ ЗДАНИЙ-ПАМЯТНИКОВ КАК ОБЪЕКТОВ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ
  12. 4. Человек в системе рыночных отношений. Концепция человеческого капитала
  13. 3.1 Формирование информационной базы учета ценных бумаг 3.1.1 Ценные бумаги как объект бухгалтерского учета
  14. Ценные бумаги как объект аудита.
  15. Глава 6 ЛЕКАРСТВЕННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ КАК ЭЛЕМЕНТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ И ЕГО РОЛЬ В УСТОЙЧИВОМ РАЗВИТИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА
  16. § 2. Вещи как объекты гражданских прав
  17. 15.2. Инвестиции как объект страхования
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -