<<
>>

Глава III. СИСТЕМА ПРАВА, СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАВОВАЯ СИСТЕМА: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

Для более глубокого анализа системы законодательства необходимо выяснить соотношение и взаимосвязь данного явления с другими юридиче­скими феноменами правовой деятельности и прежде всего с такими, как сис­тема права и правовая система.

Система права и система законодательства - тесно взаимосвязанные, но самостоятельные категории, представляющие два аспекта одной и той же сущности - права. Они соотносятся между собой как содержание и форма. Система права как его содержание - это внутренняя структура права, соот­ветствующая характеру регулируемых им общественных отношений. Систе­ма законодательства - внешняя форма права, выражающая строение его ис­точников, т.е. системы нормативно-правовых актов. Право нс существует вне законодательства, а законодательство в широком его понимании и есть право.

Структура права носит объективный характер и обусловлена экономи­ческим базисом общества. Она не может строиться по произволу законодате­ля. Ее элементами, как известно, являются: норма права, отрасль, подотрасль, институт и субинститут, которые в своей совокупности призваны макси­мально учитывать многообразие регулируемых общественных отношений, их специфику и динамизм. Обновление системы права связано прежде всего с развитием и совершенствованием общественных процессов, актуальность ко­торых способствует появлению новых правовых институтов и отраслей.

Вместе с тем структура системы нрава нс может быть раскрыта с дос­таточной полнотой и точностью, если не видеть ее органического единства с внешней формой права - системой законодательства. Законодательство - это форма существования прежде всего правовых норм, средство придания им

определенности и объективности, их организации и объединения з конкрет­ные правовые акты. Но система законодательства - не просто совокупность таких актов, а их дифференцированная система, основанная на принципах субординации и скоординированности ее структурных компонентов.

Взаимо­связь между ними обеспечивается за счет различных факторов, главным из которых является предмет регулирования и интерес законодателя в рацио­нальном, комплексном построении источников права.

Отраслевая обособленность венчает систему законодательства. Обосо­бить в законодательстве можно только то, что обособляется в действительно­сти. Строение законодательства понимается как система лишь потому, что оно является внешним выражением объективно существующей структуры права’.

Структура права для законодателя выступает как объективная законо­мерность. Поэтому в его отношениях к системе законодательства, строении нормативно-правовых актов неизбежно проявляется реальная потребность существования самостоятельных отраслей права, подотраслей, институтов, юридических норм. В процессе законотворчества законодатель должен исхо­дить из особенностей отдельных подразделений права, своеобразия их соот­ношения друг с другом.

Система права выступает в качестве одного из важнейших факторов, определяющих построение и развитие системы законодательства. Формиро­вание системы права есть одновременно выявляемый наукой процесс рас­крытия объективно существующих закономерностей общественного разви­тия.

Подавляющее большинство исследователей разделяют точку зрения, согласно которой система права носит объективный характер и, в силу этого, ее развитие обусловливает соответствующую трансформацию системы зако­нодательства, создаваемой законодателем. Решительный поворот от трактов-

1 См.: Алексеев С.С. Структура советского права. М.» 1975. С. 61.

кн системы права как объективного явления сделал С.М. Коренев. «Правовая система, - писал он, - создается по воле людей», а поэтому создание того или иного кодекса тем самым предопределяет самостоятельное существование соответствующей отрасли права[49]. Следует уточнить, что указанный автор использует словосочетание «система права» и «правовая система» как сино­нимы, что абсолютно неверно.

В.К. Райхер в 1975 году подверг критике односторонний подход, до­пущенный, по его мнению, представителями как «объективной», так и «субъ­ективной» теории возникновения и существования системы права.

Но основ­ные стрелы своей критики он направил против «объективной» теории, счи­тая, что она защищает идею «самообразования» системы права и забывает, что право - это продукт воли законодателя. Объективность системы, по мне­нию ученого, понимается сторонниками указанной теории «в духе философ­ского материализма, как не сознаваемую людьми объективную реальность»[50] [51].

Кроме того, В.К. Райхер считает, что система права - это «объективи­руемый в сфере общественного сознания результат систематизации правовых норм», что «система права представляет собой диалектическое сочетание двух противоположных и, в то же время, соотносимых начал, двустороннее единство субъективного и объективного моментов»[52]. Система права стано­вится объективным явлением лишь тогда, когда становится фактом общест­венного сознания, а это происходит по мере все большего внедрения этой конструкции в науку, в практику, законодательство.

Система права - двустороннее единство субъективного и объективного моментов, но не прав, как полагает И.С. Самошенко в своей трактовке объек­тивного и в своей интерпретации системы права как научной конструкции[53].

Система права является объективной не только потому, что она стано­вится фактом общественного сознания, но и потому, что эта система выража­ет объективно различные виды и стороны общественных отношений, по­скольку эти виды и стороны проявляются различно в поведении людей'.

Сторонники «объективной» теории не забывают о волевом происхож­дении права. Они также не забывают и о том, что право изменяется, совер­шенствуется по воле законодателя, но в соответствии с назревшими потреб­ностями общества, реальными условиями, позволяющими превратить в дей­ствительность установленные законодателем различные модели должного и возможного поведения в их качественном своеобразии1 [54].

Интересные соображения о соотношении системы отраслей права и системы отраслей законодательства высказаны А.В.

Мицкевичем. «Обе эти системы, - считал он, - создаются законодателем, но в результате разных его действий. Система права складывается исторически, на базе основополагаю­щих политических решений законодателя, как бы очерчивающих главные линии направления нормативно-правового регулирования. Для ее возникно­вения не обязательна кодификация и даже консолидация правовых норм ... Для создания же отраслей законодательства характерна именно упорядочен­ность законодательства, выраженная в его систематизации»[55].

Иная точка зрения была высказана Р.З. Лившицем. Он считал, что объ­ективна лишь система законодательства, применительно к которой наукой должна строиться система права. Бурное развитие законодательства привело к гипертрофированной оценке субъективного фактора в создании системы права, что, в свою очередь, привело к отождествлению системы права с сис­темой законодательства. Р.З. Лившиц наиболее крупным блоком нового пра­ва признает отрасль законодательства[56]. Правда, без ответа остается вопрос о

том, какой же научной и практической цели служит при таком подходе сис­тема права и главное - с чем должен соизмерять свою деятельность законо­датель[57].

Система права представляет собой единое целое, где нормы права со­гласованы между собой и не действуют изолированно друг от друга.

Первичный правовой общностью, объединяющей в себе правовые нор­мы, является правовой институт, представляющий собой систему взаимосвя­занных, взаимодополняемых по своему назначению, обособившихся норм, регулирующих с помощью специфических приемов и способов однородный вид или сторону общественных отношений[58].

Отрасль права - это элемент системы права, представляющий собой связанную едиными принципами и функциями развивающуюся совокупность правовых норм, которые с использованием свойственных им специфических

юридических способов регулируют широкую сферу общественных отношс-

-3

НИИ .

Закономерно встает вопрос о выделении отраслей законодательства и их соотношении с отраслями права.

Здесь обозначились следующие основ­ные проблемы: 1) критерий выделения отрасли законодательства, се отличия от отрасли права и 2) соотношение отраслей законодательства с отраслями права.

В ходе двух научных дискуссий о системе советского права был сделан вывод о том, что критерием выделения отрасли права является предмет и ме­тод правового регулирования. Вопрос о системе законодательства затраги­вался мимоходом как в самой научной дискуссии, так и впоследствии боль­шинство исследователей склонялись к тому, что система законодательства должна соответствовать системе права. Следовательно, если у какого-либо

нормативного массива может быть выделен предмет и согласующийся с ним метод правового регулирования, соответствующие предмету и методу отрас­ли права, то мы имеем дело с отраслью законодательства. Если такого соот­ветствия не наблюдается, то налицо комплексная отрасль законодательства или комплексный нормативный массив. Так родилась двойственность в под­ходе к системе права.

Такой подход вызывает сомнения. Нормы права выражаются в норма­тивных правовых актах, составляющих, в свою очередь, законодательство. Как замечает Р.З. Лившиц, дихотомия «отрасль права - отрасль законода­тельства» связна с нормативистским правопониманием, и если отойти от та­кой трактовки права, то проблема отпадет сама собой: система права - это идеи, нормы и правоотношения, а система законодательства - это отрасли за­конодательства[59].

Отрасли права находят свое отражение в отраслях законодательства[60]. Следовательно, отрасль права соответствует отрасли законодательства. В противном случае следовало бы признать, что существуют какие-то иде­альные отрасли права, совершенные с точки зрения наличия у них предмета и метода правого регулирования, а также единства нормативного содержания, и существуют не всегда соответствующие им отрасли законодательства.

В научной литературе неоднократно отмечалось, что формирование и развитие системы права немыслимо вне нормотворческой деятельности го­сударства, что основным способом выражения нормы права является норма­тивный правовой акт.

Тогда дуализм в рассмотрении структуры права и структуры законодательства не имеет достаточных оснований.

Предмет правового регулирования каждой отрасли законодательства специфичен, нельзя выделить отрасль законодательства, в которой присутст­вовал бы только один «чистый» предмет, так как невозможно выделить

в чистом виде имущественные, управленческие и охранительные отноше­ния[61]. Но что понимать под предметом правового регулирования отрасли за­конодательства? Ю.С. Васильев и М.П. Евтеев считают таковым не область общественных отношений, а вид общественной деятельности. При этом по­следний может совпадать с той или иной областью общественных отноше­ний, но может пронизывать несколько таких областей[62].

Иную позицию высказывает С.В. Поленина. Она выделяет в системе законодательства отрасли, адекватные отраслям права, и комплексные отрас­ли законодательства, формирующиеся применительно к сферам государст­венного управления[63]. То есть предметом регулирования отраслей законода­тельства, адекватных отраслям права, являются общественные отношения, а предметом регулирования комплексных отраслей законодательства - сферы государственного управления. В любом случае универсальным критерием деления законодательства на отрасли является предмет правового регулиро­вания, поскольку только он определяет в чистом виде специфику отрасли.

Совершенно очевидно, что система права и система законодательства не тождественны. Между ними имеются существенные различия и несовпа­дения, которые позволяют говорить об их относительной самостоятельности.

Во-первых, это выражается в том, что первичным элементом системы права является норма, а первичным элементом системы законодательства вы­ступает нормативно-правовой акт. Юридические нормы отраслей права - это строительный материал, из которого складывается та или иная конкретная отрасль законодательства. Но при построении каждой законодательной от­расли этот материал может употребляться в разном наборе и в различном со­стоянии определенного нормативного акта. Вот почему отрасли законода­

тельства не всегда совпадают с отраслями нрава и такое несовпадение двоя­ко.

В одних случаях мы можем констатировать факт, когда отрасль права есть, а отрасли законодательства нет (финансовое право, право социального обеспечения и т.д.). Такие отрасли права не кодифицированы, а действую­щий в этой сфере нормативный материал разобран по различным правовым актам, нуждающимся в унификации.

Не исключена и обратная ситуация, при которой отрасль законодатель­ства существует без отрасли права (таможенное законодательство, Воздуш­ный кодекс и т.д.).

Может быть и идеальный вариант, когда отрасль права совпадает с от­раслью законодательства (гражданское право, уголовное право, администра­тивное, трудовое и т.д.). Такой вариант наиболее желателен, ибо сближение двух систем, их гармоничное развитие повышают эффективность функцио­нирования всего правового механизма.

Во-вторых, система законодательства ио объему представленного в нем материала шире системы права, так как включает в свое содержание положе­ния, которые в собственном смысле не могут быть отнесены к праву (различ­ные программные положения, указание на цели и мотивы издания актов и т.д.).

В-третьих, в основе деления права на отрасли и институты лежит предмет и метод правового регулирования. Поэтому нормы отраслей права отличаются высокой степенью однородности. Отрасли же законодательства, регулируя определенные сферы государственной жизни, выделяются только по предмету регулирования и не имеют единого метода. Кроме того, пред­мет отрасли законодательства включает в себя различные отношения, в связи с чем и отрасль законодательства не является столь однородной, как отрасль права.

В-четвертых, внутренняя структура системы права не совпадает с внутренней структурой системы законодательства. Вертикальная структура системы законодательства строится в соответствии с юридической силой нормативно-правовых актов, компетенцией издающего их органа в системе субъектов нормотворчества. В этом плане система законодательства непо­средственно отражает национально-государственное устройство Российской Федерации, в соответствии с которым ведется федеральное и республикан­ское законодательство.

Единство принципов распределения правотворческой компетенции между государственными органами на каждом из указанных уровней позво­ляет выделить два субординационных среза законодательства: 1) акты выс­ших органов государственной власти; 2) акты высших органов государст­венного управления. Вертикальная же структура права - это его деление на нормы, институты, отрасли и т.д.

В основе горизонтальной структуры законодательства лежат горизон­тальные связи между элементами системы законодательства, обычно произ­водные от характера взаимосвязей между составными частями предмета ре­гулирования. При таком структурном раскладе отрасли законодательства не совпадают с отраслями права и их число превышает число отраслей права.

В-пятых, если система права носит объективный характер, то система законодательства в большей степени подвержена субъективному фактору и зависит во многом от воли законодателя. Объективность системы права объ­ясняется тем, что она обусловлена различными видами и сторонами общест­венных отношений. Субъективность законодательства относительна, ибо она тоже в известных пределах детерминирована определенными объективными социально-экономическими процессами.

Необходимость проведения различия между системой нрава и систе­мой законодательства вызывается, помимо прочего, потребностями система­тизации законодательства, т.с. деятельностью государственных органов, на-

правлениой на упорядочение законодательства, приведение его в стройную, логичную систему.

Установление правильного соотношения между системой права и сис­темой законодательств - важная теоретическая и практическая задача. Над­лежащее ее решение призвано обеспечить доступность, сокращение ненуж­ной множественности актов, их согласованность и правильное применение на практике.

Система законодательства и система права, являясь парными катего­риями, входят в более широкую по объему систему правовых явлений - пра­вовую систему. Если структура системы права ограничивается нормами, ин­ститутами, подотраслями и отраслями права, а система законодательства включает также законодательные массивы, то правовая система охватывает все правовые явления, всю правовую действительность[64].

По справедливому замечанию Н.И. Матузова, те, кто хочет расширить понятие права и включить в него, помимо норм, ряд других элементов, полу­чили наконец категорию, которая может отразить все это. «Ведь стремление некоторых авторов к более широкому пониманию права само по себе понят­но, но для этого надо ввести новую категорию и пользоваться ею в указан­ных целях. Такой категорией вполне может служить правовая система»[65].

Это понятие сложное и многоплановое, включающее в себя целый комплекс компонентов, оказывающих нормативно-организующее воздейст­вие на общественные отношения. Элементы правовой системы объединены общими целями, задачами, выполняют некоторые общие функции, что, впро­чем, не свидетельствует об однородности и идентичности последних.

Наряду с общими функциями, каждый компонент правовой системы выполняет присущие только ему специфические функции, что не мешает им, однако, находиться в логической связи друг с другом. По мнению француз- ского ученого Ж. Карбонье, правовая система является «вместилищем, сре­доточием разнообразных юридических явлений, существующих в обществе в одно и то же время на одном и том же пространстве»[66].

Сущность правовой системы заключается в том, что она выражает ба­ланс интересов различных социальных групп, слоев, классов общества. Эти интересы получают отражение в праве, законах и других частях системы в виде государственной воли, опирающейся на возможность властного при­нуждения к должному поведению и наказания нарушителей юридических предписаний. Правовая система выступает важнейшим стабилизирующим и организующим фактором. Эту цель она достигает с помощью всех своих структурных элементов.

Все они имеют ту или иную степень нормативности, так как многие из них производны от права, правовых норм, его составляющих.

Нормативностью обладают и неправовые явления, однако наиболее ха­рактерен этот признак все же для права. Поэтому вполне справедливо счита­ется, что право - нормативная основа всей правовой системы. Оно вместе с законодательством выступает центральным связующим звеном правовой системы.

В современной юридической литературе предлагается широкий диапа­зон применения категории «правовая система». Ю.А. Тихомиров считает, что понятие «правовая система» представляет собой структурно-интеграционный способ целостного юридического воздействия на общественные отношения. В качестве элементов правовой системы он выделяет: во-первых, цели и принципы правового регулирования; во-вторых, основные разновидности правовых актов и их объединения; в-третьих, системообразующие связи, обеспечивающие взаимодействие всех элементов и целостность системы[67].

С.С. Алексеев, назвав такую трактовку «весьма узкой», отметил, что системообразующие связи нельзя считать элементом правовой системы, а скорее свойством последней’.

Позже Ю.А. Тихомиров предложил рассматривать как бы две правовые системы: «правовую систему, складывающуюся исторически», и «систему законодательства, представляющую собой продукт рациональной деятельно­сти, форм выражения нормативного материала».

Данная формулировка вызвала возражения Н.И. Матузова, который считает, что «для определения внутреннего строения права или законода­тельства нет необходимости вводить новые понятия, для этого существуют общепринятые традиционные категории - «система права» и «система зако­нодательства», которых вполне достаточно, чтобы отразить существо ука­занных явлений, в том числе и с позиций системного подхода[68] [69].

С.С. Алексеев включает в понятие правовой системы собственно право, судебную, а также иную юридическую практику, правовую идеологию, пра­вотворчество и правоприменительную деятельность, индивидуальные госу­дарственно-властные предписания, правоотношения, юридические санкции, систему законодательства, субъективные права и др.

Правовая система представляет собой совокупность внутренне согла­сованных, взаимосвязанных юридических средств, с помощью которых госу­дарство оказывает необходимое воздействие на общественные отношения.

В качестве элементов правовой системы Н.И. Матузов в целом пра­вильно выделяет: 1) право как совокупность создаваемых и охраняемых государством норм; 2) законодательство как форму выражения этих норм;

3) правовые учреждения, осуществляющие правовую политику государства;

4) судебную и иную юридическую практику; 5) механизм правового регули­рования; 6) правореализационный процесс; 7) права, свободы и обязанности

граждан; 8) системы складывающихся и функционирующих в обществе пра­воотношений; 9) законность и правопорядок; 10) субъектов права; 11) пра­вовую идеологию; 12) систематизирующие связи, обеспечивающие единст­во, целостность и стабильность системы; 13) иные правовые явления, обра­зующие «инфраструктуру» правовой системы[70].

На наш взгляд, такой широкий подход наиболее целесообразен и дос­таточно полно очерчивает объем понятия и характеризует правовую систему как сложное, целостное структурное образование в единстве всех его состав­ных частей.

Авторы монографии «Правовая система социализма» включают в со­став правовой системы нормы и институты, принципы, юридические учреж­дения, правовое сознание, правовую культуру, правотворчество, правореали- зацию, правопорядок[71].

Наконец В.Н. Синюков, с позиций своего аспекта исследования, опре­деляет правовую систему как социальную организацию, включающую в себя основные компоненты национальной правовой культуры[72].

При всем разнообразии характеристик правовой системы все же «уз­кая» трактовка представляется нам менее убедительной. Правовая система - это сложное правовое явление, включающее в себя главные конструктивные элементы и производные, с помощью которых достигаются конечные цели правового регулирования. Поэтому более правильным следует считать «ши­рокий» подход, при котором в полной мере отражается вся правовая органи­зация общества в единстве и взаимодействии всех составляющих ее компо­нентов. В таком понимании правовая система представляет собой совокуп­ность внутренне согласованных, взаимосвязанных, социально однородных юридических средств, с помощью которых публичная власть оказывает рсгу-

лягивно-организующее воздействие на общественные отношения, поведение людей и их объединений.

Однако широкое понимание правовой системы вовсе не означает, что в нее надо включать те элементы, которые не являются сугубо правовыми, как, например, государственные, политические, социальные, культурные ор­ганы и т.п. Иными словами, широкий подход к правовой системе тоже дол­жен иметь свои пределы.

Между тем в литературе встречаются суждения, из которых можно сделать вывод о «безграничном» содержании» правовой системы, когда в нее включаются «инородные», т.е. не присущие ей элементы.

Так, например, В.Н. Синюков предлагает включать в правовую систему правоохранительные ведомства и организации. А.М. Васильев также выделя­ет в качестве элемента правовой системы правоохранительные, правоприме­нительные, государственные органы, предназначенные для реализации и за­щиты права, борьбы с его нарушениями.

Вряд ли можно согласиться и с мнением Н.И. Матузова, включающего в правовую систему в качестве элемента правовые учреждения, осуществ­ляющие правовую политику государства.

На наш взгляд, в правовую систему нельзя включать правоохранитель­ные и государственные органы, так как они хотя и действуют на основе пра­ва, это все же не правовые явления.

Существует мнение, что элементами правовой системы следует считать также законность и правопорядок. Однако, как нам представляется, вышена­званные явления скорее можно назвать результатом функционирования пра­вовой системы, показателем се эффективности или, напротив, несовершенст­ва. Законность и правопорядок - закономерный итог действия правовой сис­темы, указывающий на степень упорядоченности, стабильности обществен­ных отношений, свидетельствующий об эффективности действия правовых норм.

Конечно, все элементы правовой системы тесным образом связаны друг с другом, но вместе с тем обладают и относительной самостоятельно­стью. Все они выполняют общие и специфические функции в правовой сис­теме, характеризуются единством и различием, способствуют эффективности действия всего рассматриваемого образования.

Правовая система является частью общественной системы и самым тесным образом связана с явлениями и процессами, происходящими в сферах экономики, политики, культуры, идеологии. Безусловно, правовая система есть явление, которому свойственны черты автономности, устойчивости, нормативности. И тем не менее она не может не взаимодействовать с такими феноменами общественной жизни, как экономическая, политическая, мо­ральная и иные системы.

Правовую систему в принципе можно рассматривать как известную нормативную основу для всех иных социальных систем. Разумеется, степень нормативности у разных правовых явлений различна.

Кроме того, правовая система служит мощным стабилизирующим фак­тором общественной жизни. Охраняет, закрепляет и защищает интересы го­сударства, общества и граждан.

В этой связи, как никогда, нужна последовательная интенсификация правовой системы. Право, законодательство, другие ее институты должны развиваться не только за счет принятия все новых и новых юридических норм, сколько за счет повышения качества и эффективности уже действую­щих, усиления их социальной отдачи. Вместе с тем экстенсивные факторы не беспредельны, а порой приводят даже к нежелательным последствиям.

Необходимо добиваться, чтобы в правовой системе не было нерабо­тающих или плохо работающих норм. Количественная сторона должна усту­пить место качественной. Для повышения интенсификации правовой систе­мы требуются наибольшая степень социальной и научной обоснованности всех ее составных частей, экспертиза принимаемых законов и друг их норма­

тивных актов, предвидение, прогноз, а в необходимых случаях — экспери­мент.

В условиях становления рыночных отношений особую значимость приобретает правовое стимулирование. Этот метод воздействия на сознание и поведение людей долгое время недооценивался. Упор делался главным об­разом на запреты, ограничения, командно-волевые нажимы.

Новая правовая политика Российского государства постепенно стано­вится не карательно-запретительной, а регулятивно-поощрительной. Главное ~ это направить поведение субъектов в нужное русло, стимулировать право­мерные действия и предупреждать неправомерные. В то же время правовая система призвана создавать необходимые преграды на пути криминального бизнеса, «теневой» экономики, недобросовестной конкуренции.

Непродуманная правовая регламентация может существенно затормо­зить позитивные устремления людей, полезные начинания, желание сделать больше, лучше, быстрее. Правовая система должна чутко улавливать пульс общественной жизни, своевременно реагировать на происходящие в ней из­менения.

При этом чувствительной должна быть не только теория, но и практи­ка. Две тенденции «борются» в правовой системе. С одной стороны, законы не должны слишком часто меняться, с другой - они обязаны поспевать за хо­дом общественного развития[73].

Правовая система каждого государства имеет свою специфику, цели, формируется в определенное историческое время, в конкретном регионе, ха­рактеризуется определенными национальными особенностями, складывается в обществах с различными нравами, верованиями, обладает особым характе­ром, разными видами источников права.

Можно классифицировать правовые системы по различным критериям: юридическим, экономическим, географическим, этнографическим, идеологи­ческим и другим. Соотносимость этих критериев в разных странах различна.

Правовая система конкретного общества, отражая его социально- экономическое, политическое, культурное своеобразие, представляет собой национальную правовую систему. Она определяет ценность данной правовой системы, выражает единство общества и выступает одним из проявлений го­сударственного суверенитета страны[74].

Изучением особенностей формирования и функционирования право­вых систем различных государств, выявлением в них общего и специфиче­ского занимается сравнительное правоведение.

Сравнительный метод позволяет на основе сходных юридических признаков (структура права, источники, ведущие институты и отрасли, пра­вовая культура и традиции) группировать правовые системы современности в новую категорию «правовая семья». Впервые этот термин был введен в юридическую литературу французским компаративистом Рене Давидом, многие годы занимающимся исследованием правовых систем современно­сти.

Правовая семья образуется из национальных правовых систем, объеди­няемых на основе сходства следующих признаков: структура права, юриди­ческая практика, источники права, правовая идеология.

Рене Давид выделяет три группы правовых семей: 1) романо­германскую; 2) семью общего права; 3) семью социалистического права. Наряду с названными правовыми семьями, которые Давид называет основ­ными, существует Индия, Дальний Восток, Африка, мусульманский мир, ко­

торые, по мнению автора, остаются верны взглядам, где право понимается совсем иначе и ему отводится иная роль, чем в западных странах[75].

С.С. Алексеев называет четыре основных семьи национальных систем: романо-германское право (национальные правовые системы Франции, ФРГ, Италии, Испании и др.); англосаксонское общее право (национальные пра­вовые системы Англии, США и ряда других стран); религиозно-общинные юридические системы (правовые системы, свойственные ряду государства Азии и Африки); заидеологизированные правовые системы при авторитар­ных политических режимах[76].

Любопытную характеристику правовой системы дает американский юрист Лоуренс Фридмэн. По его мнению, правовая система вездесуща, хотя зачастую ее присутствие мы не замечаем. Правовая система непрерывно ме­няется, однако ее составные части претерпевают изменения с разными скоро­стями и ни одна из них не меняется столь же быстро, как другая. В то же время существуют некие постоянные, долго живущие элементы - принципы системы, которые присутствовали в системе всегда и будут такими же в те­чение еще долгого времени. Они придают необходимую форму и опреде­ленность целому[77].

Особый колорит имеет соотношение правовой системы с правом (сис­темой право). И право, и правовая система представляют собой сложные, многоплановые, разноуровневые социальные явления. Эти категории само­стоятельны и не совпадают одна с другой. Они могут и должны дополнять друг друга, но ни в коем случае не подменять одна другую. Они соотносятся как часть и целое.

Право представляет собой лишь один из элементов правовой системы, действующий в совокупности с другими се компонентами, способствующи­ми эффективному функционированию и права, и правовой системы. При

внешнем сходстве таких понятий, как «система права» и «правовая систе­ма», их нельзя отождествлять. Система права характеризует его внешнюю структуру, включающую такие взаимосвязанные подразделения, как отрас­ли, подотрасли, институты и субинституты, и является непосредственным ре­зультатом и выражением свойственного правовому регулированию процесса специализации. По справедливому замечанию Л.Б. Тиуновой, система права - сложное системное иерархическое образование, пронизываемое процесса­ми интеграции и дифференциации, характеризующееся не только особенно­стями юридических норм, но также спецификой правоотношений и даже своеобразием юридического мышления1.

Складывающаяся в результате различных правообразовательных про­цессов система права предполагает наличие соответствующей системы зако­нодательства как сложной совокупности нормативно-правовых актов, регу­лирующих широкий диапазон общественных отношений.

Право, будучи системой юридических норм, обязательных для испол­нения и опирающихся на возможность применения государственного прину­ждения, является нормативной основой всей правовой системы.

Нет в правовой системе другого составного элемента, который был бы связан с иными столь тесно и непосредственно, как нормы права. В органи­ческий связи с ними находятся также понятия и определения, обобщающие научное представление об этих явлениях.

Однако было бы неправильным сводить право лишь к системе голых норм, это затруднило бы понимание социальной сущности права, его поли­тико-юридического смысла, места и роли в правовой системе.

Нормы права находятся в тесной взаимосвязи с другими элементами правовой системы.

Конкретная практическая деятельность людей доказывает необходи­мость регулирования правом всех основных сфер их жизни, подчеркивает роль и значение права и его системы в правовой системе общества.

Следует отмстить, что действующая сегодня в России система права недостаточно совершенна. Бросается в глаза ее неэффективность, отставание от реальных потребностей развития общества. Многие нормы архаичны, но­вые, вопреки потребности, не появляются, к другим еще не привыкли.

Имеется большое число формально действующих, но фактически утра­тивших силу нормативных актов, многие из которых не приведены в соот­ветствие с Конституцией РФ.

Обилие юридической информации требует определенного порядка и организованности в системе распределения правовой материи. Законодатель­ный шквал создает опасность правовой инфляции в стране, лишает неквали­фицированного участника правоотношений возможности пользоваться мно­гими источниками права. Ныне для большинства российских граждан харак­терна вынужденная адаптация к внутренне чуждым для них юридическим нормам, бессознательное их восприятие.

Дополнительные трудности в развитие российской системы права вно­сят общемировые интеграционные процессы, сопровождаемые углублением взаимосвязи российского и международного права. Механическое заимство­вание международно-правовых принципов, институтов и норм, которые трудно внести в «системную ткань» российской правовой действительности, нередко вызывает противоречия в процессе реализации российских законов и иных нормативных актов.

Воздействие права на социальную действительность прямо связано с функционированием правовой системы, всех ее элементов. Вне правовой системы оно не могло бы достичь конечных целей.

Таким образом, можно сделать следующие выводы.

1. Право (его система) и правовая система соотносятся между собой как часть и целое. В силу этого они обладают некоторыми общими чертами.

2. Право с его структурными элементами выступает как центральный элемент и нормативная основа правовой системы.

3. Право проявляет свою наибольшую эффективность только в сово­купности со всеми другими элементами правовой системы, а не изолирован­но.

4. Право, понимаемое даже в широком смысле, не тождественно право­вой системе и эти понятия не взаимозаменяемы.

5. Проводимая в стране правовая реформа предполагает дальнейшее совершенствование всей современной юридической формы[78]. Такое реформи­рование правовой системы включает в себя принятие новых нормативных ак­тов, улучшение действующего законодательства и модернизацию правовых структур и механизмов, призванных реализовать это законодательство.

<< | >>
Источник: Ермоленко Сергей Владимирович. СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (вопросы теории и практики). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград - 2006. 2006

Скачать оригинал источника

Еще по теме Глава III. СИСТЕМА ПРАВА, СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАВОВАЯ СИСТЕМА: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ:

  1. Формирование любой отрасли права происходит постепенно, на ее ста­новление и развитие оказывают влияние различные факторы, в том числе и преемственность в праве как ее объективное качество.
  2. Материалы к теме: «Система права»
  3. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ПРАВОВЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  4. § 2. Трудовые кодексы государств - членов ЕАЭС: их место в трудовом законодательстве и сравнение систем кодексов
  5. Глава III. СИСТЕМА ПРАВА, СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАВОВАЯ СИСТЕМА: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ
  6. § 1. Особое производство в гражданском и арбитражном процессе: сравнительный анализ
  7. §1 Правовое регулирование участия должника в конкурсных отношениях в историко-сравнительном аспекте
  8. § 3. Проблемы правового регулирования и совершенствование работы с обращениями осужденных
  9. §2* Формирование административного права на почве национальных особенностей.
  10. Принципы права в системе средств административноправового обеспечения баланса интересов в сфере антимонопольного регулирования
  11. §2. Судебно-правовые позиции Высшего Арбитражного Суда РФ и правовые позиции Конституционного Суда РФ
  12. 4.3 Основные отраслевые принципы гражданского права: проблема элементного состава
  13. § 2. Международные стандарты избирательных прав как элемент гарантирования избирательных прав граждан в Российской Федерации
  14. §2. Функции и полномочия международных органов по защите прав человека (система Организации Объединенных Наций и органы, созданные на основе многосторонних конвенций).
  15. §2.«Соотношение правовых признаков статуса ТНК и статуса юридического лица. Сравнительный анализ»
  16. §3.3. Дифференциация правового регулирования труда инвалидов
  17. § 2. Омбудсмен/уполномоченный по правам человека как новый институциональный элемент системы защиты прав и свобод человека и гражданина в постсоветских государствах
  18. § 2. Система уголовного права ФРГ и дополнительное уголовное право («NcbcnstrafrcclU») как ее структурный элемент
  19. § 2. Уголовно-правовая охрана прав и свобод пациента в системе романо-германского права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -