<<
>>

ГЛАВА XIV. КРИЗИС ДЕНЕЖНЫХ СИСТЕМ И ПОСЛЕВОЕННЫЕ ДЕНЕЖНЫЕ РЕФОРМЫ В ГЛАВНЕЙШИХ СТРАНАХ ЕВРОПЫ.

§ 1. Денежная инфляция в России. Значение закона 27 июля 1914 г. Темп эмиссии и темп обесценения бумажных денег. Разрыв между покупательской силой и интерва- лютарным курсом рубля.

Инфляция после Февральской революции.— § 2. Переход. Англии от золотого монометаллизма к инфляционной бумажно-денежной системе. Особенность инфляционного процесса в Англии. Разрыв между покупательской силой и интервалютарным курсом. Мероприятия по поддержанию интервалютарного курса. Оздоровление бюджета и подготовка денежной реформы. Восстановление размена банкнот на золото в 1925 г. Завершение денежной реформы в 1928 г. Отмена Пи- левского акта. — § 3. Расходы Германии на финансирование войны. Развитие инфляционного процесса в Германии во время вейны. Послевоенная инфляция. Валютный «дэмпинг». Крах марки. Рентная марка. Денежная реформа 1924 г. Связь новой марки с золотом. — § 4. Развитие инфляционного процесса во Франции. Послевоенная инфляции. Оздоровление бюджета за счет трудящихся и мелкой буржуазии. Денежная реформа 1928 г. — § 5. Значение рассмотренного периода для истории денежного обращения.

§ 1. Перед войной в России была устойчивая система золотого монометаллизма. Правда, большая часть обращения обслуживалась не золотом, но банкнотами, а именно кредитными билетами (на 1 января 1914 г. в обращении находилось свыше 1,6 млрд. руб. кредитных билетов и всего полмиллиарда рублей золотых монет). Однако кредитные билеты Государственного банка были полностью (даже с излишком) покрыты наличным золотом и золотом, хранившимся за границей.

К выпуску бумажных денег как к средству финансирования войны царское правительство прибегло вскоре же после объявления войны. К 1 июля 1914 г. сумма выпущенных кредитных билетов Государственного банка была равна 1630 млн. руб. при золотом покрытии — 1 743,5 млн. руб. По закону же Государственный банк мог выпускать, непокрытых золотом билетов всего на 300 млн.

Таким образом неиспользованное эмиссионное право Государственного банка к июлкgt; 1914 г. было равно 413,5 млн. руб. Но эта сумма была недостаточна даже для начала войны.

Проблему финансирования войны царское правительство разрешило- «легко и\'быстро» законом 27 июля 1914 г., согласно которому Государственный банк был освобожден от обязательства размена кредитных билету на золото; его право эмиссии непокрытых золотом билетов было увеличено до 1% млрд. руб. для учета «краткосрочных обязательств казначейства» «в размере, вызываемом потребностями военного времени». Этот закон без всякой маскировки (как это было в других странах, например, в Англии) провозгласил отмену золотого- монометаллизма и переход к системе, при которой эмиссия денежных знаков регулируется не потребностями обращения, но финансовыми нуждами государства.

Июльский закон 1914 г. превратил «кредитные билеты», т. е. банкноты, в бумажные деньги.

Все расширяющийся масштаб военных действий предъявлял непрерывно растущие требования финансовому аппарату. Эти требования не могли быть удовлетворены такими доходными источниками, как займы п налоги. В силу этого эмиссионное право Государственного банка неоднократно увеличивалось и к декабрю 1916 г. было доведено до 6% млрд. руб. Варяду с этим произошло фиктивное увеличение золотого покрытия за счет «золота за границей» (в эту статью были включены кредиты, предоставленные России английским казначейством): статья «золото за границей» возросла с 143,8 млн. руб. на 1 июля

  1. г. до 2146,7 млн. руб. на 1 января 1917 г. В связи с этим фактическая эмиссия бумажных денег значительно превзошла разрешенные 67а МЛРД- Руб. К 1 марту 1917 г. в обращение было выпущено- около 10 млрд. руб. бумажных денег, которые только на 1 476 млн. руб. покрывались действительно существующими в наличии золотом и на- 2 141 млн. руб. фиктивным «золотом за границей».

Общее течение инфляционного процесса в России в 1914—1917 гг. в точности воспроизводит ту теоретическую модель этого процесса, которая была нами дана в YB главе.

Вслед за крупными выпусками бумажных денег и прекращением размена бумажных денег на золото, начался отлив металлических денег из обращения. К концу 1914 г. появляется лаж на золото, и золотые \'монеты исчезают из обращения. Вслед за золотом, в начале 1915 г., исчезает из обращения так называемое «банковое серебро», т. е. полтинники и рубли; далее к лету
  1. г. из обращения уходит и разменная серебряная монета, наконец к началу 1916 г. исчезает медная монета, и денежное обращение становится сплошь бумажным.

Вместо меди и серебра были выпущены мелкие разменные бумажные знаки типа почтовых марок, достоинством 1, 2, 3, 10, І 5 и 20 коп. и казначейские билеты достоинством 1, 2, 3, 5 и 50 рублей.

Большой интерес представляет сравнительное изучение темпов эмиссии и обесценения бумажных денег этого периода. Сначала эмиссия бумажных денег безболезненно рассасывалась но каналам денежного обращения: во-первых, ввиду отлива в сокровище металлических монет, во- вторых, за счет сокращения скорости обращения денег, в-третьих, в связи с расширением сделок за наличные и ростом отрицательного? сальдо кредитного баланса денежного обращения и, наконец, в-четвертых, в связи с некоторым расширением объема товарного обращения.

Что касается первого фактора, то он не требует пояснений. Бумажноденежная эмиссия прежде всего заполняла пустоту, образовавшуюся ОТЛИВОМ В сокровище ОКОЛО 7-2 МЛРД« золотых монет.

Огромное значение имел второй фактор. Миллиардная эмиссия ¦бумажных денег означала вместе с тем огромное увеличение платежеспособного спроса на товары. Это создало видимость высокой рыночной конъюнктуры: растущие цены — растущие прибыли. Но первоначально в силу действия как первого фактора, так третьего и четвертого факторов (о чем ниже) оборот еще не ощущал типично инфляционного темпа роста цен. Продавцы товаров внезапно стали «богатеть». Фиктивность этого богатства сказалась позднее, пока же рост денежных доходов воспринимался широкими слоями населения, в особенности крестьянством, как рост реальных доходов.

Появилось стремление «накапливать деньги», и немало бумажных денег ушло «в кубышки». Мы знаем, что функцию сокровища бумажные деньги вообще не могут выполнять. Но крестьянство и мелкая буржуазия не знали этого закона денежного обращения и в результате немало бумажных денег ушло в это фиктивное накопление. Поскольку же бумажные деньги суть знаки обращения, поскольку только в этом и заключается их функция, постольку с научной точки зрения этот процесс нужно рассматривать как сокращение скорости обращения совокупной денежной массы. А сокращение скорости обращения денежных знаков расширяет емкость денежного обращения.

В том же направлении действует сокращение кредитных сделок в торговле. Торговцы и промышленники прибегают к кредиту в тех случаях, когда нехватает денежной наличности. В связи с крупными эмиссиями денежных знаков появилась возможность расплачиваться наличными, ибо купцу нет никакого смысла покупать в кредит, когда в кассе есть свободные деньги. Таким образом сумма продаж за наличные возросла и следовательно по нашей формуле Е = —должна

была возрасти и потребность обращения в денежных знаках.

Наконец в том же направлении действовало и некоторое расширение объема производства, в частности производства орудий войны, порожденное этой инфляционной конъюнктурой.

Действием всех четырех факторов и объясняется то, что в течение 1914 и 1915 гг. теми роста эмиссии денежных знаков значительно отставал от темпа их обесценения. С июля по декабрь, когда было эми- \'тировано кредитных билетов на 1316,2 млн. руб., индекс возрос всего на 1%- в течение же 1915 г. по исчислениям Валютного управления НКФ СССР средняя денежная масса по сравнению с довоенным временем возрасла более чем на 88°/0, а индекс только на 30°/0*

Однако положение меняется в 1916 г. По тем же исчислениям 1916 г. дает прирост денежной массы (по сравнению с 1915 г.) на 62°/0 (по сравнению с довоенным временем на 380%)» а индекс цен возрос на 100%.

Таким образом в 1916 г. теми обесценения уже стал обгонять -темп эмиссии.

Это объясняется тем, что первый фактор отпал, а второй фактор стал действовать в противоположном направлении (силь- иый рост цен и падение курсов на золото, о чем ниже, побудили к извлечению бумажек из фиктивного сокровища) — скорость обращения ¦совокупной денежной массы- возросла, так как появилось стремление к накоплению более «твердых ценностей». Наконец также и четвер- •тый фактор превратился в свою противоположность: рост производства и товарной продукции сменился их сокращением. Итак рост денежной массы в 1916 г. происходил при значительном сокращении потребности обращения в таковых, и этим уже дано объяснение отмеченному явлению.

Однако все же к моменту Февральской революции возрастание общего уровня цен было немногим меньше, чем возрастание денежной массы по сравнению с довоенным временем. Денежная масса на 1 марта 1917 г. составляла 10 млрд. руб., т. е. более чем в 4 раза выше довоенной, а покупательская сила рубля была равна ‘27 товарным копейкам, следовательно рубль упал в 3,72 раза. Таким образом к этому времени степень обесценения денежных знаков была почти равна возрастанию их массы. Что касается порождаемого инфляцией падения курса бумажных денег на золото, то отмеченное в VII главе несовпадение темпов падения курса и роста товарных цен имело место и в течение рассматриваемого периода. Сначала курс резко упал: к началу 1915 г. рубль на мировом рынке стоил 80 коп. в золоте, в то время как внутренние цены остались почти стабильными. В течение 1915 и. курс рубля падает незначительно — к концу 1916 г. рубль -стоил 60 коп., в то время как цены товаров возросли уже более чем в три раза. К момен^ же Февральской революции рубль расценивался в 55 коп. золотом, в то время как по индексу он был равен всего 27 коп.

Помимо тех общих закономерностей этого несовпадения, которые ¦были описаны в VII главе, следует еще отметить то обстоятельство, что в течение рассматриваемого периода царское правительство при поддержке союзников вело активную внешневалютную политику.

Получение иностранных золотых кредитов для усиления слета «золота за границей», требования сдачи части выручаемой экспортерами иностранной валюты по курсу; выдача поставщикам военных заказов иностранной валюты по твердому курсу для импорта товаров из-за границы,— все эти мероприятия, ограничившие свободу валютного рынка, привели к относительной устойчивости золотого курса царского рубля.

Февральская революция принесла с собой дальнейшее энергичное развитие инфляционного процесса. Временное правительство в течение ;8 месяцев 5 раз расширяло эмиссионное право Государственного банка в тех же целях, что и царское правительство. Последним октябрьским указом временного правительства эмиссионное право было доведено до 1672 млрд. руб. С 1 марта по 1 ноября 1917 г. временное правительство выпустило в добавление к 10 млрд. руб. прежней эмиссии еще 6 412,4 млн. рублей. Но обесценение денег шло еще быстрее и к 1 ноября 1917 г. рубль стоил уже по индексу 6 — 7 коп. Таким образом рубль обесценился за это время в 4 раза, в то время как сумма эмиссии возросла только в 2 раза (в 1916 г. было выпущено 3 480,6 млн. руб.). В то же время интервалютный курс рубля благодаря поддержке союзников и продолжению активной внешне-валютной политики временного правительства оставался более устойчивым, и лишь к моменту Октябрьской революции он падает до 30 коп.

Общая сумма реального дохода от эмиссии, полученного царским и временным правительствами, исчисляется в 7 101,5 млн. руб. Из этой суммы 5 365,9 млн. руб. в качестве эмиссионного налога получило царское правительство и 1 735,6 млн. руб. временное правительство.

§ 2. Первые дни войны были отмечены в Англии массовым требованием размена банкнот и чеков на золото. Банки прекратили размен на золото уже 30 июля 1914 г. «Они (англичане),— писал экономист Плаут,— казалось, признавали, что только золото имеет стоимость, и не верили больше в кредит». У здания АнглийекогЬ банка образовалась огромная, толпа жаждущих превратить бумажки в золото. Правительство приняло решительные меры: закрыло банки на пять дней, объявило так называемый «вексельный мораторий», т. е. отстрочку платежей, разрешило Английскому банку выпустить банкноты сверх допущенного законом золотого покрытия и, наконец, повысило процентную ставку по учету векселей 30 июля 1914 г. до 4%, 31 июля до 8% и 1 августа до 10%. Наряду с значительно возросшей банкнотной эмиссией, правительство\' в августе 1914 г. приступило к выпуску казначейских билетов, которые назывались «нотами обращения» (керренси нот). И банкноты, и казначейские билеты формально (юридически) были разменны на металл. Но фактически свободный размен был отменен. Это официальнобыло констатировано правительственной комиссией («комиссией лорда Кеннлифа») для изучения вопросов денежного обращения: «золотая валюта, — писала комиссия в своем первом отчете в конце 1918 г.,— фактически перестала существовать». Англия в течение этого периода имела бумажно-денежную инфляционную систему.

Особенность инфляционного процесса в Англии заключается в том, что здесь он протекал в замаскированной форме: непосредственно ни банкноты, ни казначейские билеты не служили средством покрытия военных расходов. За счет возросшей массы обоих видов неразменных денежных знаков, Английский банк и все прочие банки получили возможность широчайшего развития своих ссудных операций для финансирования военной промышленности и реализации крупных правительственных денежных займов. Мы уже говорили о том, что эмиссия займов возросла на 3 с лишним млрд. фун. ст., что оказалось возможным только благодаря интенсивному развитию ссудных операций английских банков за счет бумажно-денежной инфляции. Но в какой бы форме ни осуществлялась инфляция — ее результатом должно быть, обесценение денежных знаков, рост товарных цен и падение курса валюты на золото.

Эмиссия казначейских билетов и банкнот вместе взятых в тысячах фунтов стерлингов составляла:              4

К концу 1914 г. . . 74 617
» » 1915 » . . 138 434
» » 1916 » . . 189 820
» » 1917 » . . 258 726
« » 1918 » . . 393 951

Между тем перед войной сумма банкнотной эмиссии составляла •около 30 млн. фунт. ст. Таким образом, к концу 1914 г. эмиссия возросла в 27а раза, к концу 1915 г. — в 47* раза, к концу 1916 г.— в 67, раза, к концу 1917 г. более чем в 87* раз и, наконец, к концу 1918 г. — в 13 раз. Правда, наряду с этим благодаря специально принятым правительством мерам значительно возрос и золотой запас Английского банка, а именно с 34,98 млн. фун. ст. в конце 1913 г. до 69,49 млн. фун. ст. в конце следующего года. В следующем году этот запас сократился до 51,47 млн. фун. ст., к концу 1916 г. он вновь возрос до 54,3 млн. фун. ст., к концу 1917 г. — до 58,33 млн фун. ст. и в 1918 г. до 79,11 млн. фун. ст. Этот запас в течение всего рассматриваемого периода с избытком покрывал сумму банкнотной эмиссии Английского банка, но зато казначейские\'билеты имели совершенно незначительное золотое покрытие. В 1915 г. правительственный золотой резерв составлял 28,5 млн. фун. ст. при сумме эмиссии казначейских билетов в 103,1 млн. фун. ст. В дальнейшем этот резерв был несколько уменьшен, а сумма эмиссии казначейских билетов возросла к концу 1918 г. до 323 млн. фун. ст. Таким образом к этому времени при наличии полного (даже с избытком) золотого покрытия банкнот, казначейские билеты не имели даже Ю°/0 покрытия. Между тем большая часть прироста денежной массы приходилась на казначейские билеты, а не на банкноты (к концу 1918 г. сумма эмиссии первых в три с лишним раза превышала сумму эмиссии вторых). Таким образом несмотря на то, что золотые резервы были почти удвоены, правительство и Английский банк, увеличившие денежную массу в 6,8 и 13 раз, фактически не могли бы внутри страны поддерживать размен банкнот на золото. Но удвоение золотых резервов (наряду с другими мероприятиями) было использовано правительством для поддержания интервалютарного курса фунта.

В результате произошел разрыв между падением покупательской -силы бумажного фунта и его интервалютным курсом. Так оптовый индекс, принимая цены 1913 г. за 100, составлял в начале 1915 г.— 112, в 1916 г. —143, 1917 г. —184, 1918 г. —215, 1919 г. —217, 1920 г. —289.

В апреле 1920 г. обесценение валюты достигло высшей точки: индекс был равен 313, следовательно, покупательская сила фунта упала более чем в 3 раза.

Но совершенно иную картину показывает движение интервалютного курса фунта стерлингов. В начале войны курс фунта стоял вполне устойчиво и был даже выше паритета: лишь к средине 1915 г. он падает на 27а%- Заметное снижение курса фунта происходит лишь по окончании войны с марта 1921 г.: но более чем на 32,270 курс ¦фунта не падал. В то время как покупательская сила фунта упала в 3 раза, курс снизился в течение всего рассматриваемого периода максимум на 3270. Каким же образом удалось все время поддерживать столь высокий курс фунта стерлингов?

Для этого было недостаточным даже удвоение золотых резервов Английского банка, и правительство прибегло к скупке внутри страны .американских ценных бумаг и продаже их на американском рынке.

Таким путем правительство получало доллары (которые оставались разменными на металл в течение всего рассматриваемого периода) и через посредство одного американского банкирского дома продавало доллары по курсу, относительно высокому для фунта стерлингов.

В официальном издании секретариата Лиги наций иод названием «Средства обращения после войны» эта интервалютарная политика Англии Д)ыла охарактеризована следующим образом: «Лондонский куре в Нью-Йорке был стабилизован осенью 1915 г., и стабилизация поддерживалась до осени 1919 г. Средство, при помощи которого это было достигнуто, заключалось в ^назначении британским правительством фискального агента в Нью-Йорке («Morgan and С°») с правом покупать векселя, предлагаемые па Лондон по 4,767. Морган имел широкие кредиты, некоторые из которых британское правительство учредило путем коммерциализации займов и продажи американских ценностей».

Когда же прекратилось это давление на курс, последний не замедлил упасть. Однако поскольку к этому времени инфляция уже прекращается и рост денежной массы сменился ее сокращением, постольку падение курса уже не могло быть значительным. 1919 г. еще отмечен значительной инфляцией: с 393,9 млн. фун. ст. к концу 1919 г. эмиссия возросла до 443,5 млн. фун. ст., а к концу 1920 г. — до 481 млп. фунтов стерлингов.

В дальнейшем экономические условия позволили правительству принять решительные меры к оздоровлению государственного бюджета, сокращению государственного долга и изъятию избыточных денежных знаков из обращения. С конца 1921 г. начинает подниматься и интервалютарный курс фунта стерлингов.

Но оздоровление валюты было куплено ценой жестокого хозяйственного кризиса, в частности большим ростом безработицы. Через этот- кризис правительство пришло к денежной реформе 1925 г., которая закончилась восстаповлением свободного размена банкнот и казначейских билетов по их номиналу на золотые слитки, в то время как до войны фунты стерлингов были свободно разменны на золотую монету. В этом—существенное различие довоенной и современной денежной системы Англии. В современной английской денежной системе, валютой, т. е. всеобщим платежным и покупательским средством являются: не действительные деньги, золото, но их заместители — бумажные знаки.

Но эти знаки имеют твердо-фиксированную связь с мировыми деньгами—золотом. Между прочим этот тип валюты в качестве наилучшей денежной системы рекомендовал еще в первой четверти XIX в. в своих «Предложениях по вопросу об экономном и устойчивом денежном обращении» Давид Рикардо.

В ноябре 1928 г. денежная реформа была завершена «актом о банкнотах и нотах обращения». Согласно этому закону, казначейские билеты были объявлены банкнотами, т. е. обязательствами Английского банка и отныне фигурируют на балансе последнего. Вместе со своими обязательствами—казначейскими билетами, правительство передало банку и все наличное обеспечение казначейских билетов. Предел эмиссии непокрытых золотом банкнот был определен в 260 млн. фун. ст., т. е. на всю сумму наличных к этому времени непокрытых золотом денежных знаков в обращении. Кроме того Английскому банку разрешено с согласия «канцлера казначейства» выпускать* банкноты и сверх этого контингента.

Таким образом была отменена та старая английская денежная система, которая существовала со времени акта Роберта Пиля 1844 іь

Так как выпущенные во время войны казначейские билеты теперь являются банкнотами Английского банка, то в силу этого значительно снизился процент золотого покрытия банкнотной эмиссии, в сравнении с довоенным, что видно из следующих данных (в млн. фун. ст.):

К началу следующих годов Количество банковых и казначейских билетов в обращении Золотой резерв Английского банка и казначейства % покрытия всех билетов золотом
1919 41 с, 2 108,3 26,0
1920 . . . * 452,7 118,8 26,2
1921 486,1 155,0 31,8
1922 445,4 155,1 34,8
1923? 418,4 152,7 36,5
194 416.2 153,2 36,8
1925 412,5 153,7 37,3
1926 400,3 142,9 35,6
1927 . . 404,8 150,1 37,1
1928

1

412,5 151,4 36,7

Между тем до войны банкноты Английского банка, согласно акту Роберта Пиля, сверх 18,45 млн. фун. ст. полностью покрывались, золотом. Таким образом в итоге военной и послевоенной инфляции Англия в силу необходимости отказалась от «нелепой», как говорил Маркс, системы стопроцентного покрытия банкнот золотом. Кроме\' того казначейству предоставлено право разрешать Английскому банку эмитировать непокрытые золотом банкноты .и сверх контингента 260 млн. ФУН- ст. на срок не свыше 6 месяцев. Это разрешение может быть возобновляемо, но в общей сложности оно не должно действовать свыше 2 лет. О каждом случае превышения контингента докладывается обеим палатам парламента (о реформе 1928 г. см. также гл. XXX).

§ 3. Перейдем к Германии. Правительство этой страны для покрытия прямых военных расходов сумело мобилизовать и уничтожить по исчислениям Павловича товарных стоимостей на сумму 85 млрд. марок, что составляет почти 1/3 всего национального имущества Германии.

И здесь так же, как в Англии и других странах, эмиссия военных займов шла рука об-руку и опиралась на, бумажно-денежную эмиссию. Ежедневный военный расход составлял 2 ¦— 272 млрд. марок.

Несмотря на такие колоссальные расходы, денежное обращение в. течение всей войны оставалось сравнительно с послевоенным периодом относительно устойчивым. Крах марки наступил по окончании войны.

в связи с открытым грабежом союзниками—победителями побежденной її без того разоренной Германии.

Обращение банкнот, составлявщее 2,6 млрд. марок, непрерывно увеличивалось в течение войны и к концу 1928 г. составило 22,18 млрд. марок.

Эмитируемые Рейхсбанком банкноты предоставлялись в виде ссуд правительству; хотя золотой запас Рейхсбанка по сравнению с довоенным временем также удвоился, но главным «обеспечением» этой эмиссии было не золото и не товарные векселя, но долговые обязательства казначейства. Кроме эмиссии банкнот, превратившихся в настоящие бумажные деньги, в огромных суммах эмитировались и другие виды денежных знаков, а именно «свидетельства ссудных касс», «казначейские обязательства» и банкноты местных эмиссионных банков.

Самое важное значение среди этих дополнительных видов эмиссии имела эмиссия «свидетельств ссудных касс». Эти ссудные кассы широким предоставлением ссуд под залог государственных займов содействовали размещению этих последних. На свои «свидетельства», получившие принудительный курс, кассы покупали у частных лиц товары и ценные бумаги. Эти ценности они предоставляли в. распоряжение государства; словом, эмиссия этих ссудных касс служила тем же целям, что и банкнотная эмиссия Рейхсбанка и эмиссия казначейских обязательств правительства. К концу 1918 г. в обращении находилось «свидетельств ссудных касс» на 10,2 млрд. марок.

Количество денег в обращении в среднем за год составляло в 1913 г. 6 млрд. марок, в 1917 г. —14,8 млрд. марок, в 1918 г.—

  1. млрд. марок.

Несмотря на некоторое возрастание золотого запаса Рейхсбанка, процент покрытия резко упал. Банкноты Рейхсбанка и свидетельства •ссудных касс были покрыты золотом в 1914 г. на 38,1°/0, в 1915 г. на 31,0%, в 1916 г. на 23,l°/„, в 1917 г. на 13,6%, в 1918 г. на 7,0%.

В переводе на товарный индекс денежная масса составляла в среднем в 1917 г.— 8,35 млрд. марок, в 1918 г. —10,47 млрд. марок. Таким образом в течение войны произошло значительное расширение емкости денежною обращения в силу тех же причин, которые выше были отмечены в отношении России и которые в большей или меньшей мере имели силу и для других стран. В течение войны в Германии, аналогично России и Англии, как падение внутренней покупательской силы марки, так и падение ее курса значительно отставали от темпа эмиссии. К концу войны покупательская сила марки упала в 2% раза, а курс в долларах только в 2 раза.

Совершенно иная картина складывается по окончании войны.

Союзники возложили на Германию бремя репарационных платежей в сумме 132 млрд. марок. Между тем платежеспособность Германии была подорвана самими же союзниками, оккупировавшими часть страны (причем оккупационные расходы также должна была нести Германия) и лишившими Германию всех ее колоний. Кроме того Германия была лишена большей части своего водного и железнодорожного транспорта. Германия подчинялась ультимативным требованиям союзников, но она не могла платить сверх своих сил, и в знак «наказания» за «неповиновение» произошла оккупация богатого углем и металлом Рурского района.

Все эти «мирные» мероприятия союзников потребовали от истощенной войной Германии еще большего, чем во время войны, финансового напряжения. Кроме того Германия в этот период должна была оплачивать огромные расходы по демобилизации, по компенсации пароходных обществ, выдаче пособий инвалидам и безработным и т. п.

Но особенно большого финансового напряжения потребовало так называемое «пассивное сопротивление» рурской оккупации в 1923 году, которое заключалось в следующем. Германское правительство в знак протеста против оккупации предложило не выполнять требований оккупационных властей о репарационных поставках в натуре (углем). Сначала задача руководителей «пассивного сопротивления» заключалась в том, чтобы парализовать рурский транспорт и этим воспрепятствовать вывозу угля во Францию. Но из этого ничего не вышло, так как оккупанты посадили своих транспортников. Тогда власти отдали распоряжение о сокращении производства на столько, чтобы не оставить никаких излишков для оккупантов. «С этой поры, — говорит Дволайцкий,—«пассивное сопротивление» принимает особенно острые формы. Десятки тысяч рабочих бездействуют, торговля замирает, чиновники празднуют, и все это финансируется за счет государственною казначейства».

Ежемесячные расходы на рурско-рейнскую «бескровную войну», т. е. на так называемое «пассивное сопротивление», ‘составляют по исчислениям Ш. Дволайцкого не менее 200 млн. рублей золотом. Правительство по существу возложило это бремя финансирования «пассивного сопротивления», главным образом, на рабочий класс: буржуазия оплачивала налоги стремительно обесценивавшейся маркой и фактически освобождалась от налогов.

Если в начале 1923 года расходы правительства покрывались доходами на 20 —30°/0, то в конце августа 1923 года эти доходы не покрывали даже 2°/о государственных расходов. Таким образом почти все расходы страны покрывались бумажно-денежной инфляцией, а инфляционный налог, как мы знаем, наибольшей своей тяжестью ложится на плечи рабочего класса.

Эмиссия банкнот достигла грандиозных размеров и привела в конце концов к полному краху германской валюты. В конце 1919 г. сумма эмиссии Рейхсбанка составила 35,6 млрд. марок, в конце 1920 г.

  1. млрд. марок, в конце 1921 г.—113,6 млрд.марок, в конце 1922 г.— 1 280 млрд. марок и, наконец, в конце октября 1923 г.—достигла астрономических цифр. Темп обесценения марки с 1922 г. значительно обгоняет темп эмиссии, и ценность всей денежной массы резко снижается, что видно из следующих данных.

Голы Количество денег в обращении (в мялн. марок).

  1.               41              020,0
  2.               67              889,0
  3.               90              791,7
  4.               352              173,3

Ценность бумажных денег в млн. золотых марок

По товарному индексу По дол. индексу

10 989,1              11              005,7

  1. 601,5              4              925,4
  2. 163,7              4              350,1

1 957,0              1              645,5

11              3. Атлас. Деньги и кредит

Денежная масса в конце следующих месяцев 1923 г. (в миллиардах марок).

Январь              1              999,6              718,0              467,1

Февраль              3              536,3              633,2              531,8

Март              5              542,9              1 133,9              1              098,1

Апрель              6              604,5              1 267,3              1              133,7

Май              •              ...              8643,8              1058,0              761,2

Июнь              17              392,8              897,2              663,8

Июль              43              892,7              586,9              521,4

Август              668              997,8              708,4              607,6

Сентябрь              28              244              405,8              1 179,4              1              199,4

Октябрь              2              504              955              717,6              353,1              416,3

Мы видим, что* при общем катастрофическом сокращении ценности всей денежной массы эта последняя, исчисленная по индексу с 1921 т., составляет большую ценность, чем при исчислении по курсу доллара, т. е. золота. Таким образом в течение этою периода золото обладало в Германии большей покупательской силой (ввиду более сильного падения курса марки в долларах, чем падение ее внутренней покупаг тельской силы), чем до войны. Между тем, как мы знаем из XIII главы, во всех странах мйра золото потеряло по крайней мере 40°/0 своей покупательской силы. Германские товары и недвижимые ценности стоили в золоте почти вдвое дешевле товаров и ценностей всех других стран.

Это и создало упомянутую в XIII главе конъюнктуру для массового* экспорта всякого рода.ценностей из Германии.,

Продав доллары за марки и купив на марки в Германии товары,, можно было реализовать их за границей с прибылью в 100°/0. Это так. называемый дэмпинг не только разорял Германию, но в то же время подрывал устои мировой торговли, а следовательно и всего мирового капитализма. Ни одна страна при этой конъюнктуре не могла выдержать конкуренции германских товаров.              1

Следует наконец отметить, что не весь инфляционный налог пожирался «пассивным сопротивлением» и другими государственными расходами. Некоторая и довольно большая часть этого налога попала в руки торгово-промышленной буржуазии благодаря кредитной политике Рейхсбанка. Дело в том, что Гейхсбанк в этот период (1922 —• 1923 г.) широко предоставлял кредиты частной торговле и промышленности за счет эмиссии банкнот. Но процент, взимавшийся по этим ссудам, был во, мною раз ниже процента обесценения марки. В то. время как частные банки, учитывая обесценение марки, взимали до 2 000% в год (1 ¦— 6% в день), Гейхсбанк только в январе 1923 г. повысил учетную ставку до 12°/0 в год (!) и довел ее до максимума 90% в год в сентябре 1923 г, Это означало, что Рейхсбанк просто- дарил деньги капиталистам, поскольку в погашение ссуд в Гейхсбанк возвращалась в реально-ценностном выражении лишь ничтожная часть той денежной суммы, которая в свое время была ссужена.

Какая же часть эмиссии банкнот шла на финансирование торгово- промышленного оборота? По балансам Гейхсбанка учтенные векселя частных лиц составляли в среднем % общей суммы учтенных обязательств. Следовательно крупная торгово-промышленная буржуазия не

только была освобождена от налогов благодаря обесценению марки, но сверх этого еще «получала огромный процент взимавшегося с населения страны инфляционного налога» (Ш. Дволайцкий). Таковы «демократические» принципы финансовой политики буржуазного правительства Германии в тот период.

Во второй половине 1923 г. по существу наступил крах германской марки. Всеобщее бегство от марки привело к внедрению иностранной валюты во всех денежных функциях. Это сузило сферу обращения марки и еще более усилило процесс ее обесценения. Марка сама себя уничтожала, и срочное проведение денежной реформы стало необходимостью.

Сначала по проекту известного немецкого экономиста Гельфериха был учрежден в октябре 1923 г. Рентный банк с правом выпуска «рентных свидетельств» на 2,4 млрд. марок, обеспеченных ипотечными и другими обязательствами; рентные свидетельства были разменны на «рентные листы», гласящие на золотую марку. Рейхсбанк обменивал эти свидетельства на марки по курсу 1 рентная марка=1 биллиону бумажных марок. Затем опять-таки в целях создания устойчивых средств обращения был создан «Золото-дисконтный банк» (на акционерных началах, аналогично Рентному банку), который выпускал банкноты, гласящие на английскую валюту и разменные на фунты стерлингов.

В дальнейшем под давлением союзников в связи с принятием плана Дауэса в середине 1924 г. была ликвидирована рентная марка и введена золотая марка, точнее бумажная марка, гласящая на золото.

Так как эмиссия уже не должна была покрывать бюджетный дефицит, то одним этим была дана возможность стабилизации германской валюты и вместе с тем значительного расширения емкости денежного обращения (см: диаграмму № 31, на стр. 164).

\' Нормы, которые регулируют эмиссию существующей и поныне новой стабильной рейхсмарки, будут изложены во 2-й части, в главе XXXI.

Большую роль в проведении денежной реформы сыграли союзники и в особенности САСШ, которые предоставили большой золотой заеэд для стабилизации марки, так называемые «стабилизационные кредиты». В Германии после реформы 1924 г. была введена денежная система по своему типу аналогичная английской. Правда по закону Рейхсбанк в отличие от Апглийского банка не обязан продавать золото и инвалюту по твердому курсу; однако на практике курс марки с этого времени поддерживается на паритете, и поэтому фактически налицо фиксированная связь германской валюты с мировыми деньгами, так же как и английской валюты.

Целый ряд ограничительных норм по закону 1924 г. имеют целью закрепить эту связь марки с золотом и предотвратить инфляцию.

В стабильности германской марки были заинтересованы прежде всего союзники. Только при устойчивой денежной системе- Германия в состоянии развивать свои производительные, силы и отдавать львинущ долю прибавочной стоимости американскому капиталу. Вот почему германская денежная система находится под так называемым «международным контролем». В" связи с принятием «плана Юнга» (взамен

Диаграмма № 3

Рост реальной ценности денежной массы в Германии после проведення денежной реформы в 1924 г. (в миллионах зол. марок)

W ¦              ’¦*’              х              *              ti

1923              1              9              2              4              1925

Ввиду катастрофического обесценения марки в 1923 году, реальная ценность бумажно-денежной массы в обращении была в 20 раз ниже довоенной (19І4 г.).

В связи с проведением денежной реформы и в силу этого резким замедлением скорости обращения денег (так называемое «бегство от марка» прекратилось) и вообще оздоровлением денежного обращения, кривая роста реальной ценности денежной массы быстро и неуклонно, из месяца в месяц, поднимается вверх. Таким образом переход от падающей к устойчивой валюте расширяет емкость денежного обращения. Это наблюдалось и в других странах после проведения денежных реформ.

«нлана Дауэса») в принципе признано обязательство Рейхсбанка продавать золото в слитках за банкноты Рейхсбанка по твердому паритету, фиксированному при проведении денежной реформы.

§ 4. Как и центральные эмиссионные банки других стран, Французский банк с самого начала войны начал энергично финансировать правительство для покрытия военных расходов последнего.

Эмиссия банкнот составляла (в млн. франков):

На 1 января 1914 г. . . . . . 6 035 В конце 1920 г. . .
в конце /1914 » . . » » 1921 » . .
» » 1915 » . . » » 1922 » . .
» » 1916 » . . » » 1923 » . .
» » 1917 » . . » » 1924 » . .
» » 1918 » . . » » 1925 » . .
» » 1919 » . .

Мы видим, что эмиесия непрерывно росла до конца войны. Затем с 1919 г. произошло сначала сокращение денежной массы, а затем некоторое увеличение в 1923 г.: к концу этого года денежная масса была немногим больше суммы обращения на конец 1919 г. Затем с 1924 г. до конца 1926 г. в связи с огромными расходами правительства на восстановление разрушенных войной областей эмиссия вновь приняла инфляционные размеры.

Мелкобуржуазное правительство Франции того периода не решалось на энергичную налоговую политику для оздоровления бюджета и рассчитывало на германские репарации. Но эти расчеты не оправдались, в бюджете образовался огромный дефицит и по необходимости пришлось прибегнуть к новой эмиссии.

Так же как и в Германии послевоенная инфляция во Франции привела к значительно более резкому обесценению валюты в сравнении с инфляцией военного времени. Так к концу 1918 г. индекс цен поднялся до 358, т. е. цены товаров возросли в 372 раза, а курс франка в долларах упал, благодаря принятым мерам (в общем, аналогичным описанным выше мероприятиям английского правительства), всего на 8°/0; в течение же 1925 г. цены товаров возросли вдвое: к началу 1926 г. индекс превысил 703, а курс франка упал на 87°/0, сохранив в середине 1926 г. всего 13% своего довоенного золотого паритета. Газви- тие инфляционного процесса во Франции показано на следующей диаграмме (см. диаграмму № 4 на стр. 166).

С средины 1926 г. начинается процесс оздоровления французского бюджета, а в связи с этим и денежного обращения. Вместе с франком пало и старое мелкобуржуазное правительство: новое буржуазное правительство, представлявшее интересы крупного капитала, стало решительно проводить свою финансовую программу за счет налогового давления на трудящиеся массы и мелкую буржуазию (главным ресурсом были косвенные налоги), приведшего к вздорожанию жизни в течение второго полугодия 1926г. на 30%- Сократив долг Французскому банку, повысив учетную ставку Французского банка, правительство добилось сокращения денежной массы до 52 млрд. и стабилизации курса франка на паритете 1 долл. = 251/а фр.: сложившаяся к этому времени эконо-

Диаграмма № 4 Рост эмиссии банкнот Французского банка с 1913-

т I I

" Времени ссуды \'¦ ГОС дарству

•—— Металлический запас (( золота хранящегося в А Сумма банкнот в обі

і

І

У *• /\'
ез 1
нглии)Г

ja*

і
цении. 1

/

У Г
/
) К
/
і
і

f

/
/
/
lt; і
/
І

/

у І

t

/

/

/ t *
/

с

/
/
S

1913              1914              1915              1916              1917              1918              1919              1920              1921              1922              1923              1924              Ю25

50

48

46

44

42

40

  1. 36

34

32

  1. 28 26 23 22 20 13 16 J4 12 10 8 6 4 2

Из сопостановления движения двух верхних кривых видно, что эмиссия «банкнот» росла в общем параллельно с увеличением позаимствований правительства у Французского банка. Поскольку эмиссия этих «банкнот» обслуживала правительственные расходы, постольку по существу это была не банкнотная, но бумажно-денежная эмиссия.

мическая обстановка позволила французскому правительству стабилизировать, франк на указанном паритете.

По этому курсу Французский банк с 1927 г. и вплоть до денежной реформы свободно продавал инвалюту. Но этот курс был ниже довоенного паритета в 5 раз.

О восстановлении довоенного курса не могло быть и речи: оставался единственный путь для денежной реформы — девальвация. Последняя и была проведена согласно закону 25 июня 1928 г. Золотое «одержание франка было понижено до фактического курса бумажного франка, следовательно современный золотой франк равен по золотому «одержанию Vs довоенного франка. Этим законом был объявлен свободный размен банкнот Французского банка на золотые слитки. Таким образом во Франции установился в точности тот же тип денежной системы, что и в Англии. Но в законе указывалось, что в будущем предполагается восстановить свободную чеканку золотой монеты и свободный размен банкнот на.,, золотые монеты. Что же касается новых норм банкнотной эмиссии, установленных во Франции после реформы 1928 г., то о них будет речь в главе XXXI, 2 части.

§ 5. Наш по необходимости краткий обзор далеко не исчерпал всех проблем военного и послевоенного денежного обращения в главнейших странах Европы; кроме того мы не имели- возможности вообще рас- «матривать денежное обращение других воевавших стран, формирование денежных систем во вновь образовавшихся после войны государ- «твах и наконец изменения в денежных системах нейтральных стран (для интересующихся этим вопросом ниже указана литература).

Итак мы видим, что в результате коренной ломки денежных систем произошло не восстановление их в довоенной форме, но формирование нового типа денежной системы,\' а именно — системы золотой валюты без золотого обращения, или как ее принято определять в экономической литературе — «валюты с золотым ядром» (Goldkernwamp;hrimg).

Прочно ли стабилизованы европейские валюты? Стабилизация валют предполагает вообще в качестве своего необходимого условия стабилизацию капитализма. Однако, второй период послевоенного развития, период частичной стабилизации капиталистической системы •уже пройден. Мировой капитализм вступил в третий период. «Этот третий период, особенно резко обостривший противоречие между ростом производительных сил и суженными рынками, делает неизбежной новую полосу империалистических войн между империалистическими государствами, их войн против СССР, национально-освободительных войн против империализма и интервенций империалистов, гигантских классовых битв... Этот период неизбежно ведет через дальнейшее развитие противоречий капиталистической стабилизации к дальнейшему расшатыванию капиталистической стабилизации и к резкому обострению общего кризиса капитализма». (Из резолюции VI конгресса Коминтерна по докладу «О международном положении и задачах Коммунистического интернационала».)

Поскольку в течение третьего периода неизбежны острые международные конфликты и империалистические войны, а войны всегда порождают бумажно-денежную инфляцию, постольку ясно, что достигнутая в настоящее время стабилизация валют является относительной, неустойчивой и временной. Расшатывание капиталистической стабилизации и резкое обострение , общего кризиса капитализма означают вместе с тем начало конца стабилизационною периода европейских валют.

Таким образом абсолютно неизбежен в будущем крах мировых валют и наступление валютною хаоса, еще более глубокою, чем, во время мировой войны.

Ведь мы уже знаем, что когда интересы капитала требуют отмены стабильной валюты и перехода к системе бумажно-денежной эмиссии (как например во время мировой войны), то что бы экономисты ни говорили о вреде, опасностях и несправедливостях неустойчивой бумажной валюты — буржуазные правительства не замедлят решительно совершить этот переход.

Литература              к гл. XIII и ХІТ.

  1. Каценеленбаум, Учение о деньгах и кредите, изд. 3-є ч.              1,гл.              XVIII              и XX.
  2. М. Нахимсон (Спектатор), Валютные реформы на Западе, Гиз, 1925.
  3. Проф. Фрей Л. И., Денежная реформа, 1924.
  4. Г. Фиск, Межсоюзнические долги, М. 1926.

‘ 5) И.              А.              Трахтенберг, Бумажные              деньги, изд. 3-є, гл. VII.

  1. Л.              Л.              Юровский, Современные              проблемы денежной политики,              М.              1926, ч.              2.
  2. Э. ИІульце, Распад современнных валют, Л.-М. 1924.
  3. М. Павлович, Итоги мировой войны, изд. 2-е.
  4. «Проблемы мирового денежного обращения», сборник под редакцией Г. Я. Сокольникова, М. 1927 г.
  5. Л. К. Солдатов, Революция, ценности золота на мировом рынке и в России, М. 1924.
  6. Г. Кассель, Мировая денежная проблема, М. 1922.
  7. Проф. Боголепов, Валютный хаос, П-М. 1922.
  8. Ф.              Капелюш, Фунт и доллар, М. 1925.
  9. Ш. Дволайцкий, Германия в 1923 г., М.              1924.
  10. Рихард Левинсон, Перемещение капиталов в Западной Европе, Л. 1926.
  11. Е. Преображенский, Экономика и финансы современной Франции.
  12. Мдультон и Льюис, Финансы и экономика современной Франции, М. 1927.
  13. Романовский, Денежная реформа во Франции, «Вестник финансов» X» 8 за 1928 г.
  14. Алексеева Н., Английский бюджет 1928/29 г. и реформа денежного обращения, «Вестник финансов» № 7 за 1928 г.
  15. Дж. Кэйне, Трактат о денежной реформе, М. 1925.
  16. Его же, Экономические последствия Версальского мирного договора, М. 1922.
  17. Материалы Генуэзской конференции, М. 1922.
  18. 6г.              Cassel, Money and foreign exchange.              L.              1923.
  19. T.              Gregory, The return to Gold, L. 1925.
  20. Nogaro, The modern monetary systeme.
  21. D-r Paul Beusch, Wahrungszerfall nnd Wahrugsstabilisierung, 1926.
  22. H. Schacht, Die Stabilisierung der Mark, 1927.
  23. K. Elster, Von Mark zur Reichsmark. Jena, 1928.
  24. William Adams Brewn, England and the new gold standard 1919 —1926, London 1929.
  25. D-r 0. Lehnich, Wahrund u. Wirtschaft in Polen, Litauen, Lettland und Estland, Berlin 1923.
  26. Currencies after the War, London 1920.

Вопросы для повторения.

  1. Дайте общее описание развития инфляционного процесса в России.
  2. Чем объясняется расхождение в темпах эмиссии и обесценения денежных знаков, имевшее место в России во .время войны (до и после 1916 г.)?
  3. В чем причина относительной устойчивости курса царского рубля во время войны?
  4. Как развивался инфляционный процесс после Февральской революции?
  5. Какова сумма реальных доходов царского и «ременного правительств от бумажно-денежной инфляции?
  6. В чем особенность инфляционного процесса в Англии?
  7. Какими мероприятиями английское правительство поддерживало устойчивый курс фунта стерлингов?
  8. Опишите процесс оздоровления денежного обращения Англии после войны и ответьте на вопрос: в чем отличие современной денеженой системы Англии от довоенной?
  9. Опишите течение инфляционного процесса в Германии?
  10. В чем причины катастрофического падения марки в 1923 г.?
  11. Почему иностранная валюта в 1923 г. проникла в денежное обращение Германии?
  12. Какие мероприятия были проведены для стабилизации марки до реформы. 1924 г.?
  13. Какой тип денежной системы был введен в Германии в результате денежной реформы 1924 г.?
  14. Дайте общую характеристику инфляционного процесса во время и после* войны во Франции.
  15. Каким образом была проведена денежная реформа во Франции?

<< | >>
Источник: 3.В. АТЛАС. ДЕНЬГИ И КРЕДИТ (ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ И В СССР) ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКВА- 1933. 1933

Еще по теме ГЛАВА XIV. КРИЗИС ДЕНЕЖНЫХ СИСТЕМ И ПОСЛЕВОЕННЫЕ ДЕНЕЖНЫЕ РЕФОРМЫ В ГЛАВНЕЙШИХ СТРАНАХ ЕВРОПЫ.:

  1. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН
  2. ГЛАВА XIII. ЖРИЗИС ДЕНЕЖНЫХ СИСТЕМ И МИРОВАЯ ДЕНЕЖНАЯ ПРОБЛЕМА ВО ВРЕМЯ И ПОСЛЕ ВОЙНЫ.
  3. ГЛАВА XIV. КРИЗИС ДЕНЕЖНЫХ СИСТЕМ И ПОСЛЕВОЕННЫЕ ДЕНЕЖНЫЕ РЕФОРМЫ В ГЛАВНЕЙШИХ СТРАНАХ ЕВРОПЫ.
  4. Лекция 26. США в новейшее время
  5. Лекция 27. Соединенное Королевство Великобритании, Шотландии и Ирландии в XX в.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -