<<
>>

§ 1. Юридические термины как языковые средства юридической техники правотворчества

Важной особенностью государственно-правового развития современ-ной России является стремительно формирующаяся в настоящее время новая правовая система. Стоит отметить, что система российского права, представ-ляющая собой сложный теоретико-правовой концепт, а также система рос-сийского законодательства как нормативная форма его выражения нуждают-ся в объективном упорядочении, практическая цель которого − совершен-ствование качества издаваемых законов, а именно высокое содержательное и технико-юридическое качество подготовки их текстов, обеспечивающее реа-лизацию закрепленных в них норм.

Сказанное предполагает, что качество за-конодательного текста в значительной степени определяется качеством языка (включающим в себя языковые правила, требования, использование различ-ных языковых средств) которым он написан. В свою очередь достижение точности изложения норм права способствует реализации поставленных пе-ред государством целей и как следствие эффективности правового регулиро-вания.

Сказанное предполагает исследование вопроса взаимосвязи языка с правом и его значения в тексте нормативного правового акта. Как исключительно сложное специфическое образование язык может быть определен с различных точек зрения в зависимости от того, какая сто-рона или стороны языка выделяются. Для того, чтобы получить более полное представление о языке, необходимо разъяснить, что конкретно представляет

90

собой данный феномен. Ответ на этот вопрос можно найти в работах ученых-языковедов.

Согласно мнению М.В. Панова «язык – это ограниченный набор типо-вых элементарных единиц и законы их сочетания и чередования»1. В.М. Солнцев понимает под языком «совокупность правил, по которым делаются предложения, и множество наделенных смыслом, или значением, единиц, ко-торые используются в соответствии с правилами»2. Б.Н. Головин определяет язык как «систему материальных единиц, служащих общению людей и отра-жаемых в сознании коллектива в отвлечении и независимо от конкретных мыслей, чувств и желаний людей»3.

Приведенные точки зрения относительно понятия языка позволяют сделать вывод, на основании которого можно утверждать, что сущность язы-ка невозможно охватить каким-либо простым и единым определением. Од-нако необходимо отметить, что на основании той роли языка, которую он выполняет в жизни общества, государства, личности, очевидно, что язык яв-ляется важнейшим и более того необходимым средством общения, обмена информацией, формирования мыслей и т. д. Важным моментом при этом яв-ляется то, что при определении сущности языка необходимо учитывать ка-ким образом и при помощи каких конкретных средств осуществляются вы-полняемые им функции. Таким образом, в самом общем виде язык можно определить как своеобразную систему знаков, служащих основным, важней-шим средством общения людей. В отечественном языкознании не существует устоявшегося мнения от-носительно природы и сущности языка. Различные авторы относят его к яв-лениям психического, общественного (социального) и биологического харак-тера. По нашему мнению язык представляет собой общественное явление, поскольку к его существенным признакам относятся возможность выступать в качестве средства общения, а также способность выражать общественное

1 Панов М.В. Русская фонетика. М., 1967. С. 13.

2 Солнцев В.М. Язык как системно-структурное образование. М., 1971. С. 63.

3 Головин Б.Н. Введение в языкознание. М., 1966. С. 26.

91

сознание. При этом к наиболее характерным особенностям языка относится тот факт, что общество создает язык, контролирует и закрепляет созданное при помощи него в различных коммуникативных средствах, например, текстах различных стилей. В свою очередь право также имеет свойство со-здаваться при помощи языка и закрепляться в различных правовых докумен-тах, издаваемых и принимаемых компетентными органами. Следует подчеркнуть, что с позиций онтологии права одним из аспек-тов правопонимания является коммуникативный аспект, в соответствии с ко-торым право понимается как система отношений, при которых правовая ин-формация передается субъектами путем реализации ими своих прав и обя-занностей в процессе социального взаимодействия.

В данном случае право выступает в качестве одной из важнейших форм социальной коммуникации. На сегодняшний день особое внимание ученых-правоведов привлекают проблемы правовой коммуникации и роли правовых текстов в данном про-цессе. Правовая коммуникация представляет собой правовое взаимодействие между субъектами, возникающее на основе социальной интерпретации пра-вовых текстов. В настоящее время среди исследователей большое значение приобре-тают работы, посвященные изучению теорий порождения, восприятия и по-нимания текста. В данном аспекте текст рассматривается как многоуровневое образование, в реализации основных признаков которого принимают участие единицы различных уровней. Согласно одной из концепций понимания тек-ста как четко структурированной категории «текст есть система смысловых элементов, объединенных в единую, замкнутую, иерархическую, коммуника-тивно-познавательную структуру»1. Некоторые представители «лингвистики текста» справедливо настаи-вают на исключительном использовании термина «текст» применительно к письменным документам. Одно из наиболее полных определений текста, на

1 Тикунова С.Г. Взаимодействие структурных и содержательных характеристик художественного текста и его заглавия (на материале английского языка): автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 2005. С. 8.

92

наш взгляд, в русле текстолингвистики принадлежит И.Р. Гальперину. Уче-ный отмечает, что «текст – это произведение речетворческого процесса, об-ладающее завершенностью, объективированное в виде письменного доку-мента, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа, произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определенную целенаправленность и прагматическую установку»1. На основании сказанного можно сделать вывод, что одной из форм су-ществования языка является закрепление его в определенной знаковой форме в каком-либо тексте.

Как известно, в зависимости от содержащейся в текстах информации и способах ее изложения они могут подразделяться на литера-турные, публицистические, официально-деловые, научные, тексты норма-тивных правовых актов и др. С позиции ученых-лингвистов текст представляет собой языковой ма-териал, фиксируемый в письменной форме, при использовании которого устанавливаются различные закономерности в раскрытии дискурсивного процесса, устройстве языковой системы, выявлении разнообразных свойств языковых единиц. Подобная концепция взаимосвязи языка и текста приме-нима и в сфере права.

Будучи инструментом управления обществом, право существует в язы-ковой форме, представляющей собой своеобразный текст. При таком пони-мании права большинство ученых используют термин «текст» в его лингви-стическом значении, как объединенную смысловой и грамматической связью последовательность речевых единиц (фрагментов, разделов, высказываний, сверхфразовых единиц и т. д.)2. Другие исследователи, основываются на се-

1 Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: Наука, 1981. С. 18.

2 См.: Солганик Г.Я. Стилистика текста. М., 2001. С. 16.

93

миотическом понимании текста как различной комбинации знаков1 и относят к правовому тексту все, что так или иначе связано с правом.

Вообще писаное право можно определить как совокупность формально фиксированных правил поведения, обладающих признаками общеобязатель-ности, рассчитанных на многократное применение и подкрепленных воз-можностью властного принуждения. В этом случае право выступает сред-ством моделирования общественных отношений. Данное положение напря-мую связанно с формально определенным признаком права. Важно отметить, что формальная определенность права реализуется при помощи использова-ния в правотворческой и иной юридической деятельности специфического языка.

Таким образом, право как инструмент управления обществом, суще-ствует в языковой форме. В связи со сказанным представляется необходи-мым кратко остановиться на рассмотрении вопроса о связи языка права и правовых текстах.

Настоящее исследование не преследует цели изучения подробной ха-рактеристики правового текста, однако следует отметить, что под правовыми текстами в данной работе мы имеем в виду одну из их разновидностей, а именно тексты нормативных и муниципальных правовых актов. Тексты нормативных правовых актов, как особая разновидность тек-стов, обладают определенными специфическими особенностями, к которым относятся следующее:

– в них содержится информация юридического характера, исходящая от государства и касающаяся правового регулирования общественных отно-шений;

– они связаны с возникновением, изменением и прекращением право-отношений. Тексты законов выступают в качестве юридических оснований возникновения правоотношений, так как в них содержатся нормы, определя-

1 См.: Русская словесность: От теории словесности к структуре текста: Антология / под ред. В.П. Нерознака. М.: Academia, 1997. С. 202−212.

94

ющие конкретные правила поведения, закрепляются правовое положение субъекта, статус юридического лица и т. д;

– спряжены с различными юридическими процедурами, что предопре-делено их особым статусом в коммуникационной сфере и местом среди иных текстов, содержащих правовую информацию (монографий, научных статей, публикаций, содержащих комментарии юристов и т. д.);

– являются внешней формой выражения права, содержащей государ-ственную волю. При этом необходимо отметить, что волевое содержание нормативного правового акта предполагает выражение интересов отдельных социальных групп, общества в целом;

– всегда имеют письменную форму выражения, это своеобразная семи-отическая система.

Требования, содержащиеся в нормативных правовых актах, призваны определять поведение людей в определенных жизненных ситуациях. Для этого их необходимо выразить внешне и довести до адресатов. Каждому че-ловеку, для реализации своих прав и обязанностей, необходимо иметь воз-можность для ознакомления с ними. Именно поэтому нормативный правовой акт, затрагивающий права или обязанности человека и гражданина, не может применяться, если он официально не обнародован.

Как правило, на момент официального опубликования информация, содержащаяся в законодательном тексте, должна быть изложена при помощи специальных языковых средств, а именно определенных слов, раскрывающих содержание конкретных форму-лировок, понятий, терминов и т. д. При этом используемые в текстах норма-тивных правовых актов термины должны иметь унифицированный характер, поскольку они имеют ключевое значение для правового регулирования об-щественных отношений. Итак, очевидно, что роль и значение языка в правотворческой деятель-ности носит важнейший характер для правового регулирования и обладает рядом специфических для данной сферы особенностями. Справедливо утверждать, что без языка право существовать не может.

95

В советской литературе вопрос о языке права главным образом сводил-ся к разделу, посвященному изучению языка закона. Во многом это объясня-ется преобладающей в юридической науке того периода концепции нормати-визма.

В последние десятилетия среди представителей языковедения, наблю-дается интенсивный рост исследований, посвященных изучению именно языка права, который привел к появлению новой науки именуемой как «юридическая лингвистика» или «юрислингвистика», находящейся на стыке лингвистики и правоведения. В мировой и отечественной литературе по изу-чению языка права ядром исследований является аутентичность предлагае-мых терминов, стилистика, лексикография, различные виды языковой экс-пертизы и иные сюжеты, относящиеся непосредственно к юридической линг-вистике.

В правоведении язык права нередко рассматривается в качестве древ-нейшего слоя языка1. В этой связи Г.Я. Солганик отмечал, что возникновение письменной речи объясняется потребностями регулирования общественных отношений2. В дальнейшем становление и развитие языка права происходило под влиянием различных факторов, среди которых А.Н. Шепелев называет категориальный строй общественного сознания; особенности правового ми-ровоззрения; состояние правовой системы общества; особенности законо-творческой деятельности3.

Развитие языка права связанно с появлением юридических понятий и категорий, формулированием и интерпретацией правовых велений, их фик-сации в конкретных знаковых системах, что в совокупности характеризуют историю формирования представлений о юридической техники. В рамках теории юридической техники проблемы происхождения, сущности, внутрен-него строения языка права представляют интерес не столько в фундамен-

1 См.: Ушаков А.А. Избранное: Очерки советской законодательной стилистики. Право и язык. М., 2008. С. 167.

2 См.: Солганик Г.Я. Стилистика текста. М., 2001. С. 173.

3 См.: Шепелев А.Н. Язык права как самостоятельный функциональный стиль: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2002. С. 14.

96

тальном, сколько в прикладном смысле – как основание для построения си-стемы языковых средств юридической техники1.

Обслуживая сферы существования права, юридический язык образует несколько тесно взаимосвязанных между собой элементов. Так, А.Н. Шепе-лев к элементам юридического языка относит следующие: язык правовой доктрины; язык закона; язык процессуальных актов; язык договоров; профес-сиональная речь юристов; 2. Л.А. Морозова и Т.Д. Зражевская выделяют сле-дующие разделы юридического языка: язык правотворчества; язык право-применительной практики; технико-языковые средства распространения пра-вовой информации; язык справочной, научной, учебной юридической лите-ратуры3. Н.Д. Голев называет четыре сферы пересечения языка и права: язык как средство юридической науки; язык как объект правового регулирования; язык как средство правоприменительной деятельности; язык как средство за-конодательной деятельности4.

С точки зрения стилистического своеобразия М.Л. Давыдова выделяет четыре уровня юридического языка: язык правовой доктрины; язык норма-тивно-правовых актов; язык правоприменительных и иных индивидуальных актов; профессиональная речь юристов5. Следует отметить, что встречаются и более подробные классификации стилей юридического языка. Например, В.Б. Исаков выделяет: язык законодательства; язык подзаконных правовых актов; язык правоприменительной практики; язык юридической науки; язык юридической журналистики; язык юридического образования6.

1 См.: Давыдова М.Л. К вопросу о стиле языка права. URL: http://konference.siberia-expert.com/publ/konferencija_2010/doklad_s_obsuzhdeniem_na_sajte/davydova_m_l_k_voprosu_o_stile_jazyka_prava/2-1-0-70 (дата обращения: 25 декабря 2014 г.).

2 См.: Шепелев А.Н. Язык права как самостоятельный функциональный стиль: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2002. С. 14.

3 См.: Морозова Л.А., Зражевская Т. Д. Язык и право // Право: сборник учебных программ. М., 2001. С. 108-114.

4 См.: Голев Н.Д. Юридические аспекты языка и лингвистические аспекты права / под ред. Н.Д. Голева. Бар-наул, 2004. С. 43–62.

5 См.: Давыдова М.Л. К вопросу о стиле языка права. URL: http://konference.siberia-expert.com/publ/konferencija_2010/doklad_s_obsuzhdeniem_na_sajte/davydova_m_l_k_voprosu_o_stile_jazyka_prava/2-1-0-70 (дата обращения: 25 декабря 2014 г.).

6 См.: Исаков В.Б. Язык права // Юрислингвистика. 2000. № 2. С. 65.

97

В отечественной юридической литературе остается неясным вопрос о стилистической принадлежности языка права. Так, А.Н. Шепелев обосновы-вает целесообразность выделения языка права в качестве нового самостоя-тельного функционального стиля русского языка, являющегося продуктом развития правовой науки1. Подобная идея была предложена А.А.Ушаковым, который отмечал, что законодательный стиль является первичным, а язык государственных учреждений и всех деловых бумаг рассматривался им в ка-честве разновидностей законодательного стиля2. Другие исследователи рас-сматривают законодательный язык как подстиль официально-делового сти-ля3.

М.Л. Давыдова предлагает говорить о языке права как о целостном яв-лении, функционирующем в различных сферах юридической деятельности и обслуживаемом несколькими классическими функциональными стилями русского языка4. По ее мнению основу языка права составляют официально-деловой, публицистический и научный стили речи. При этом официально-деловой стиль является преобладающим для юридического языка, т. к. он ре-гулирует два важнейших его уровня: язык законов и иных нормативных ак-тов; язык других юридических документов5.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что язык закона является одним из видов языка права и выступает в роли авторитета по отношению к другим видам юридического языка, так как в процессе правотворческой дея-тельности к качеству законодательных текстов предъявляются повышенные требования.

В различных научных источниках язык закона обозначается различны-ми терминами: «язык нормативных актов», «язык законодательных актов»,

1 См.: Шепелев А.Н. Обоснование функциональной самостоятельности языка права // Современные пробле-мы юридической науки. Сборник научных трудов сотрудников Института права. Тамбов, 2006, Вып. 2. С. 124-128.

2 См.: Ушаков А.А. Избранное: Очерки советской законодательной стилистики. Право и язык. М., 2008. С. 224−225.

3 См.: Солганик Г.Я. Стилистика текста. М., 2001. С. 191.

4 См.: Давыдова М.Л. К вопросу о стиле языка права. – URL: http://konfere8nce.siberia-expert.com/publ/konferencija_2010/doklad_s_obsuzhdeniem_na_sajte/davydova_m_l_k_voprosu_o_stile_jazyka_prava/2-1-0-70 (дата обращения: 25 декабря 2014 г.).

5 Там же.

98

«законодательный язык», «государственный язык», «юридический язык», «официальный язык» и т. д.

Современные исследователи языка закона трактуют его как особый юридический язык, обладающий рядом специфических черт1. Для языка за-кона характерно использование особых принципов отбора и сочетания средств речи, в результате которых создаѐтся особая организация языковых средств. В тоже время следует согласиться с А.А. Ушаковым в том, что «со-отношение между языком в целом и законодательным языком – это соотно-шение между общим и частным»2. Это означает, что с позиции лингвистики язык закона использует общие лексические, стилистические и другие явления присущие различным типам речи.

Язык закона как разновидность литературного языка, относится к эле-ментам юридической техники, включающей определенный набор языковых средств, используемых преимущественно в сфере правотворчества. Правиль-ное языковое изложение правовых норм в тексте нормативного правового ак-та предопределяет его четкость, ясность, простоту и доступность для пони-мания всеми субъектами права. По этому поводу необходимо согласиться Д.А. Керимовым в том, что «вряд ли можно назвать какую-нибудь иную об-ласть общественной практики, где текстуальные выражения, неверное или неуместное слово способны повлечь за собой такие тяжелые, иногда даже трагические последствия, как в области законотворчества… Чем совершен-нее текст закона, тем меньше вызовет он затруднений при его реализации»3.

По мнению А.С. Пиголкина основными особенностями законодатель-ных тексов являются документальность, официальность, ясность, точность, простота изложения, экономное использование языковых средств, логическая выдержанность формы, стандартное расположение материала, повествова-тельный характер изложения, отсутствие экспрессии4. В свою очередь А.А.

1 Язык закона / под ред. А.С. Пиголкина. М., 1990. С. 28.

2 Ушаков А.А. Очерки советской законодательной стилистики. Ч. 1, 2. Пермь, 1967. С. 142.

3 Керимов Д.А. Культура и техника законотворчества. М.: Юридическая литература, 1991. С. 89.

4 См.: Пиголкин А.С. Язык закона: черты, особенности // Язык закона. М., 1990. С. 27.

99

Ушаков отмечал, что язык закона отличается особой стилистикой, а назвал ее «наукой о словесном мастерстве законодателя»1.

В процессе реализации общественных отношений право предоставляет субъектам юридические права и обязанности, устанавливает за их нарушение и несоблюдение меры юридической ответственности, тем самым, выступая в качестве регулятора поведения людей. Указанные качества права, как соци-ального регулятора общественных отношений, непосредственно отражаются при помощи языкового воплощения правовых норм в нормативных правовых актах. Через специфический язык права на сознание людей происходит воз-действие, побуждающее их на совершение действий или воздержания от их совершения на основании норм того или иного закона. В свою очередь язык закона также выражается путем закрепления в нем различных предписаний с помощью специальных языковых средств, которые как было отмечено выше, представляют собой средства юридической техники.

В соответствии с Федеральным законом «О государственном языке Российской Федерации»2 государственный язык РФ подлежит обязательному использованию при официальном опубликовании законов и иных норматив-ных правовых актов РФ (ст. 3). При использовании русского языка как госу-дарственного языка РФ не допускается использования слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка, за исключением иностранных слов, не имеющих общеупотребительных анало-гов в русском языке (ст. 1). При этом в соответствии с Постановлением Пра-вительства РФ «О порядке утверждения норм современного русского литера-турного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации, правил русской орфографии и пунктуации»3 под нормами современного русского литературного языка при его использовании

1 Ушаков А.А. Очерки советской законодательной стилистики. Ч. 1, 2. Пермь, 1967. С. 14.

2 Федеральный закон от 1 июня 2005 г. № 53-ФЗ (ред. от 5 мая 2014 г.) «О государственном языке Россий-ской Федерации» // СЗ РФ. 2005. № 23. Ст. 2199.

3 Постановление Правительства РФ от 23 ноября 2006 г. № 714 «О порядке утверждения норм современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Феде-рации, правил русской орфографии и пунктуации» // СЗ РФ. 2006. № 48. Ст. 5042.

100

в качестве государственного языка РФ понимается совокупность языковых средств и правил их употребления.

К подобным языковым средствам и правилам, используемым в русском языке, относятся метафора, олицетворение, оксюморон, сравнение, метони-мия, эпитет, гипербола, литота, перифраза и др. Однако все перечисленное в большей степени относится к способам выразительности текста и не все из них могут быть использованы в законодательном тексте. В тоже время ука-занные средства играют большую роль для формирования языкового стиля, в том числе законодательного. В свою очередь, под языковым стилем понима-ется совокупность языковых средств (грамматических, лексических, синтак-сических, фразеологических), «отобранных длительной речевой практикой в качестве оптимальных способов выражения мысли в той или иной сфере об-щественной жизни»1.

Для языкового стиля законодательных актов характерно ограниченное использование свойств полисемии, омонимии, синонимии, антонимии, тож-дественных синонимов, узкоспециальных терминов, устаревших слов, аббре-виатур, неологизмов, экспрессивной лексики, жаргонизмов, иностранной терминологии и т. д. Правда, необходимо отметить, что некоторые из пере-численных языковых средств все же находят свое применение в норматив-ных правовых актах.

По верному замечанию Е.А. Крюковой «Языку законодательных актов присущи все лексические свойства слов – полисемия, омонимия, синонимия, антонимия. Но частота и допустимость их употребления в языке законода-тельных актов неодинаковы, кроме того, свойства полисемии, омонимии, си-нонимии и антонимии в языке законодательных актов несут несколько иную, чем в других функциональных стилях речи, нагрузку – нагрузку смысловую (семантическую), а также выполняют определенную функциональную роль – позволяют экономно использовать языковые средства»2.

1 Юридическая техника: Курс лекций / под ред. В.М. Баранова, В.А. Толстика. М.: ДГСК МВД России, 2012. С. 149.

2 Крюкова Е.А. Язык и стиль законодательных актов: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 12.

101

В настоящее время в системе российского законодательства наблюда-ется использование жаргонных слов, которые становятся неотъемлемой ча-стью языка законодательных актов. По этому поводу А.А. Пиголкин отмечал: «Хотелось бы решительно возразить против так называемого «правового жаргона», который иногда все же применяется в нормативных актах, судеб-ных решениях, в нашей учебной и монографической литературе»1.

В толковом словаре русского языка понятие «жаргон» определяется как «речь какой-нибудь социальной или иной объединенной общими интере-сами группы, содержащая много слов и выражений, отличных от общего языка, в том числе искусственных, иногда условий»2.

Множество примеров наличия жаргонизмов содержится в российском уголовном законодательстве. Так, в УК РФ используются такие слова как «заглаживание вреда» (ст. 61), «отмывание» (ст. 174, 174.1), «притон» (ст. 241), «вербовка» (ст. 359). Некоторые авторы к жаргонизмам уголовного за-конодательства также относят такие словосочетания как «причинение по-следствий» (ст. 27), «руководить бездействием» (ст. 40)3.

Некоторые исследователи отмечают, что использование юридического жаргона является достаточно серьезной проблемой для российского права, и предлагают мероприятия по осуществлению ревизии российского законода-тельства на предмет использования юридического жаргона4. Другие авторы считают, что проблема использования юридического жаргона в законода-тельстве не так критична и не требует каких-то системных решений. В тоже время ими отмечается, что количество неюридических жаргонизмов, просто-речий и других слов, «тяготеющих к общеразговорной лексике» в официаль-ных текстах должно быть минимизировано»5.

1 Пиголкин А.С. Подготовка проектов нормативных актов. М., 1968. С. 151.

2 Толковый словарь русского языка. URL: http://www.ozhegov.org/words/8242.shtml (дата обращения: 28.12.2014).

3 См.: Туранин В.Ю. Юридический жаргон современного российского законодательства: причины использо-вания и пути устранения // Российская юстиция. 2008. № 6. С. 29.

4 Там же. С. 30.

5 См.: Власенко Н.А. Жаргоны в праве: пределы и техника использования // Проблемы юридической техни-ки: сб. ст. / под. ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2000. С. 264–270; Давыдова М.Л., Филимонова Н.Ю. Професси-ональный юридический жаргон: проблема определения границ

102

Другой достаточно актуальной проблемой является использование в текстах законодательных актов терминов иностранного происхождения. Без-условно, заимствование иноязычных слов является важнейшим фактором развития национального языка того или иного государства, однако в настоя-щее время нередко можно наблюдать ситуацию, в соответствии с которой в тексте закона иностранные термины часто используются без особой надоб-ности, при том условии, что в русском языке существуют их аналоги.

Например, на практике часто возникают сомнения при использовании в текстах нормативных правовых актов термина «лизинг»1 (англ. leasing от англ. to lease − сдать в аренду), у которого есть официальный русский сино-ним – «финансовая аренда». То же самое касается использования в россий-ском законодательстве таких иностранных терминов как «абандон»2 (от фр. abandon − отказ), «клиринг»3 (от англ. clearing, от clear − очищать, вносить ясность) и т. д.

Относительно взаимосвязи языка закона и использования в законода-тельном тексте специальной терминологии Т.В. Губаева отмечает, что «язык правовых норм ориентирован на упорядоченное применение терминов, их определение и пояснение. При этом между отдельными терминами устанав-ливаются прямые либо опосредованные логические отношения и связи, обу-словленные системностью действующего законодательства и единством его понятийной структуры, юридические термины передают основной смысл нормативного высказывания»4. Отдельного внимания заслуживает точка зре-ния Е.Н. Атарщиковой, которая отмечает, что язык законодательства пред-ставляет собой фрагмент обыденного языка, отличающийся особыми языко-

понятия.URL:http://konference.siberiaexpert.com/publ/konferencija_2012/doklad_s_obsuzhdeniem_na_sajte/professionalnyj_juridicheskij_zhargon_problema_opredelenija_granic_ponjatija/5-1-0-111 (дата обращения: 28.12.2014).

1 См.: Федеральный закон от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (ред. от 31 де-кабря 2014 г.) // СЗ РФ. 1998. № 44. Ст. 5394.

2 См.: Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999 г. № 81-ФЗ // СЗ РФ. 1999. № 18. Ст. 2207.

3 См.: О клиринге и клиринговой деятельности: Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № 7-ФЗ // СЗ РФ. 2011. № 7. Ст. 904.

4 Губаева Т.В. Язык и право. Искусство владения словом в профессиональной юридической деятельности. М.: Норма, 2004. С. 35.

103

выми правилами и специфической терминологией, регулируемой обобщен-ными и приспособленными к языку законодательства дефинициями1.

В связи со сказанным в контексте нашего исследования особый инте-рес представляет изучение таких языковых средств как термины и дефини-ции. Именно этим языковым средствам отведена особая роль в инструмен-тальной системе юридической техники. Рассмотрим их более подробно.

Как отмечают некоторые исследователи «создание нормативного пра-вового акта – творческий процесс, охватывающий как познавательные и со-держательные, так и процессуальные и технико-юридические аспекты. Нор-ма права, из которой слагается правовой акт, является ядром нормативного предписания, и структурируется она при помощи специальных ключевых слов – юридических терминов, предназначенных для оптимального и эконо-мичного изложения текста правового акта»2. Таким образом, прежде чем приступить к рассмотрению различных аспектов использования терминоло-гии в текстах нормативных правовых актов, представляется необходимым исследовать значение понятия «термин».

Слово «термин» имеет латинское происхождение и в буквальном смысле означает «пограничный знак», «предел», «граница». В некоторых ис-точниках данное понятие трактуется как «выражение, слово, речение, назва-ние вещи или приема, условное выражение»3. Толковый словарь русского языка определяет термин как «слово или словосочетание; название опреде-ленного понятия какой-нибудь специальной области науки, техники, искус-ства»4.

Представители терминоведения предлагают различные трактовки дан-ного понятия. Так, К.Я. Авербух под термином понимает «элемент термино-логии (терминосистемы), представляющий собой совокупность всех вариан-

1 См.: Атарщикова Е.Н. Герменевтика в праве: Историко-правовой анализ: дис. … д-ра юрид. наук. СПб, 1999. С. 186.

2 Магомедов С.К. Унификация терминологии нормативных правовых актов Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 2.

3 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 4. СПб. М.: Издательство Т-ва М.О. Вольфъ, 1909. С. 754.

4 Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1998. С. 795.

104

тов неязыкового знака или устойчиво воспроизводимой синтагмы, выража-ющих специальное понятие определенной области знания»1. Л.М. Алексеева, С.Л. Мишланова рассматривают термин как «компонент динамической мо-дели языка, диалектически сочетающей в себе стабильную знаковую систему и ее постоянное переосмысление»2. А.Н. Баранов считает, что терминами яв-ляются «слова (и словосочетания) метаязыка науки и приложений научных дисциплин, а также слова, обозначающие специфические реалии областей конкретной практической деятельности человека»3. Е.И. Голованова опреде-ляет термин как «вербализованный результат профессионального мышления, значимое лингво-когнитивное средство ориентации в профессиональной сфере и важнейший элемент профессиональной коммуникации»4. В.М. Лей-чик определяет термин как лексическую единицу языка для специальных це-лей, обозначающую общее – конкретное или абстрактное – понятие теории определенной специальной области знаний или деятельности5. Л.А. Морозо-ва понимает под термином номинативно значимую семиотическую единицу сферы профессиональной коммуникации6. Г.Г. Хакимова пишет, что «термин – это специальная языковая единица (слово или словосочетание), которая со-стоит в системных отношениях с другими себе подобными по статусу языко-выми единицами соответствующего специального языка, применяемая для точного наименования и выражения специального (или профессионального) объекта, понятия, явления или вида деятельности»7.

В научной литературе термин часто тождествуют с понятием. Вопрос о соотношении данных категорий вызывает множество дискуссий, так как

1 Авербух К.Я. Общая теория термина. Иваново: Иван. гос. ун-т, 2004. С. 131.

2 Алексеева Л.М., Мишланова С.Л. Медицинский дискурс: Теоретические основы и принципы анализа. Пермь: Изд-во ПГУ, 2002. С. 15.

3 Баранов А.Н. Введение в прикладную лингвистику: учебное пособие. М.: Едиториал УРСС, 2003. С. 89.

4 Голованова Е.И. Когнитивное терминоведение. Челябинск: Энциклопедия, 2008. С. 63.

5 Лейчик В.М. Терминоведение: предмет, методы, структура. М.: Либроком, 2009. С. 31.

6 См.: Морозова Л.А. Терминознание: основы и методы. М.: Прометей, 2004. С. 14.

7 Хакимова Г.Г. Термин как лингвистическая единица, термин в рамках теории терминополя // Вестник Башкирского университета. 2013. Т. 18. № 4. С. 1138.

105

«термин – объект сложный, совмещающий в себе лингвистическое и поня-тийное начало»1.

По вопросу взаимосвязи термина и понятия А.В. Суперанская отмеча-ет, что «любое понятие делается доступным для включения в систему или в текст научного сообщения лишь благодаря словесному обозначению. Такими своеобразными именами понятий служат термины. Для термина именуемое понятие одновременно и есть объект, т. е. доминирует связь «имя – понятие». За термином всегда стоит предмет мысли, но не мысли вообще, а специаль-ной, ограниченной определенным полем»2.

В.М. Лейчик отмечает следующие два момента связи термина и поня-тия: понятие, которое обозначается термином, взаимосвязано с другими по-нятиями той же области, является элементом системы понятий; термин взаи-мосвязан с другими терминами, является элементом терминологической си-стемы3.

Относительно значения категории «понятие» различные авторы отме-чают, что под таковым следует понимать «отражение определенной совокуп-ности общих и существенных признаков предмета»4; «результат обобщения предметов некоторого вида и мыслительного выделения соответствующего класса (множества) по определенной совокупности общих для предметов этого класса – и в совокупности отличительных для них – признаков»5; «форма мысли, отражающая наиболее существенные признаки объектов и явлений окружающего мира»6.

Таким образом, обобщая сказанное можно сделать вывод, что назначе-ние термина в том, чтобы дать наименование соответствующему понятию. В этом и есть суть их взаимосвязи.

1 Морозова Л.А. Терминознание: основы и методы. М.: Прометей, 2004. С. 56.

2 Суперанская А.В. Общая терминология: Вопросы теории / А.В. Суперанская, Н.В. Подольская, Н.В. Васи-льева. М.: Наука, 1989. С. 34.

3 См.: Лейчик В.М. Терминоведение: Предмет, методы, структура. М.: Либроком, 2009. С. 25.

4 Серебренников Б.А. Роль человеческого фактора в языке: Язык и мышление. М.: Наука,1988. С. 89.

5 Авербух К.Я. Общая теория термина. Иваново: Иван. гос. ун-т, 2004. С. 166.

6 Гринев-Гриневич С.В., Сорокина Э.А., Скопюк Т.Г. Основы антрополингвистики (к лингвистическим ос-нованиям эволюции мышления): Учебное пособие. М.: Компания Спутник +, 2005. С. 19.

106

Юридические понятия также как и иные понятия обозначаются при помощи соответствующих терминов, которые в свою очередь являются осно-вой лексической составляющей юридического языка

В научной литературе также высказываются различные точки зрения по поводу определения понятия юридического термина. Например, А.С. Пи-голкин под юридическим термином понимает «слово (или словосочетание), которое употреблено в законодательстве, является обобщенным наименова-нием правового понятия, имеющего точный и определенный смысл, и отли-чается смысловой однозначностью, функциональной устойчивостью»1, С.С. Алексеев определяет юридические термины как «словесные обозначения по-нятий, используемых при изложении содержания закона (иного нормативно-го юридического акта)»2, А.Б. Барихин понимает под таковыми «элемент юридической техники, словесное обозначение государственно-правовых по-нятий, с помощью которых выражается и закрепляется содержание норма-тивно-правовых предписаний»3.

В приведенных примерах юридические термины отождествляются с терминологией нормативных правовых актов, что на наш взгляд, является не вполне оправданным. По этому поводу Л.Ю. Фомина отмечает, что «вопрос о понятии нормативной правовой терминологии и ее соотношении с юридиче-ской терминологией в целом недостаточно исследован учеными-правоведами, ибо многие авторы не проводят разграничения между указан-ными категориями. Многие ученые рассматривают только юридические тер-мины, не говоря о нормативных правовых терминах»4. Нормативные право-вые термины (термины нормативных правовых актов), – пишет автор, – представляют собой слова или словосочетания, призванные точно обозначать юридические понятия в нормативных правовых актах5.

1 Язык закона / под ред. А.С. Пиголкина. М., 1990. С. 65.

2 Алексеев С.С. Государство и право: Начальный курс. М., 1993. С. 126.

3 Барихин А.Б. Большой юридический энциклопедический словарь. М.: Книжный мир, 2002. С. 709.

4 Фомина Л.Ю. Нормативная правовая терминология: современное состояние и вопросы унификации // Юрислингвистика. 2007. № 8. С. 122.

5 См.: Фомина Л.Ю. Нормативная правовая терминология: современное состояние и вопросы унификации // Юрислингвистика. 2007. № 8. С. 123.

107

С.П. Хижняк выделяет терминологию права (закона) и терминологию правоведения (юриспруденции), указывая на то, что терминология права – это терминология правоприменительной практики, а терминология правове-дения – это терминология правовой доктрины (науки о праве)1. В свою оче-редь С.К. Магомедов отмечает, что «юридические термины, разработанные правотворческими органами и используемые при подготовке проектов нор-мативных правовых актов, и юридические термины, используемые в право-вой науке и юридической практике, различаются способом употребления то-го или иного термина правовой сфере. Последние не обязательно фиксиру-ются в правовом акте…, но они также являются юридическими терминами»2. На взгляд автора необходимо разграничивать понятия «юридический тер-мин» и «специальные юридические термины, выработанные законодатель-ным органом», обозначив последний как нормативный правовой термин, под которыми понимается дефинируемое правотворческим органом слово или словосочетание, унифицировано употребляемое во всей систем законода-тельства, имеющее точный и определенный смысл, функциональную устой-чивость и предназначенное для обозначения специального правового поня-тия3.

В.Ю. Туранин подразделяет юридическую терминологию на «термино-логию юридической науки и терминологию юридической практики, совмест-но образующих и наполняющих терминологический аппарат юридического разговорного языка»4.

Разграничение между указанными категориями представляется вполне оправданным, и по нашему мнению нормативными правовыми терминами следует считать все-таки те, которые используются именно в текстах норма-тивных правовых актов. Понятие становится правовым лишь в том случае,

1 См.: Хижняк С.П. Юридическая терминология: формирование и состав / под ред. Л.И. Баранниковой. Са-ратов, 1997. С. 6.

2 Магомедов С.К. Унификация терминологии нормативных правовых актов Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 41.

3 См.: Там же. С. 43.

4 Туранин В.Ю. К вопросу о классификации юридических терминов // Право и образование 2006. № 4. С. 83.

108

когда оно нормативно закреплено при помощи термина и в необходимых случаях с использованием дефиниции.

Большое значение при использовании терминологии в законодатель-ном тексте имеет их классификация, являющаяся важнейшим элементом смыслового анализа наиболее общих аспектов функционирования юридиче-ских терминов и специфики их использования в нормативных правовых ак-тах. Классификация юридических терминов представляет собой сложную си-стему, для которой характерно наличие различных критериев.

В юридической литературе существует различные классификации юридических терминов. Так, А.С. Пиголкин различает следующие их виды: общеупотребимые; сугубо юридические; технические1. С.С. Алексеев клас-сифицирует используемые в законодательстве термины на: общеупотребляе-мые (то есть такие, которые используются в том же значении, что и в обы-денном дискурсе); специальные технические, имеющие значение, идентичное тому, которое такие единицы развивают в других сферах человеческого зна-ния – медицине, технике и т. д; специальные юридические2.

П.И. Люблинский выделяет три категории терминов, используемых за-конодателем: обыденные термины, употребительные в общенародном языке; технические термины, употребляющиеся в области какой-либо специально-сти; искусственные термины, специально образуемые законодателем для вы-ражения созданных им понятий, не имеющих адекватных терминов в обще-народном языке3.

В.Ю. Туранин классифицирует терминологию, используемую в зако-нодательном тексте, с точки зрения ее функционально-стилистической при-надлежности на: общеупотребительную терминологическую лексику, спек-трально задействованную в языковом пространстве; терминологию, создан-ную юридической наукой; терминологию других областей знания, использу-

1 См.: Язык закона / под ред. А.С. Пиголкина. М., 1990. С. 70.

2 См.: Алексеев С.С. Государство и право: Учебное пособие. М., 1993. С. 126.

3 См.: Люблинский П.И. Техника, толкование и казуистика уголовного кодекса / под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2004. С. 10.

109

емую в юридическом языке; транстерминологию1. Помимо данной класси-фикации автор выделяет и термины юридического разговорного языка2.

Анализ научных точек зрения по вопросу классификации юридической терминологии позволяет сделать вывод, что она может быть классифициро-вана по разным основаниям на различные виды. Наиболее полной, на наш взгляд, представляется классификация, предложенная В.А. Толстик3. В усе-ченном варианте она выглядит следующим образом: в зависимости от рас-пространенности употребления в языке все термины, используемые в юриди-ческой науке и практике подразделяются на: общеупотребительные и специ-альные; в зависимости от отрасли научного познания в целях юридического анализа их целесообразно разделить на две группы: специальные неюридиче-ские и специальные юридические; в зависимости от сферы распространения терминов в юридической науке и практике их можно разделить на общепра-вовые, межотраслевые и отраслевые; в зависимости от отраслевой принад-лежности юридические термины делятся на термины конституционного пра-ва, административного права, гражданского права, семейного права, уголов-ного права и т. д.; в зависимости от степени однозначности юридические термины делятся на однозначные и многозначные; в зависимости от степени точности обозначаемого понятия можно выделить термины точного значения и термины, выражающие оценочные понятия; в зависимости от времени ис-пользования юридические термины делятся на устоявшиеся и новые; в зави-симости от объема отражаемого термином понятия можно выделить: терми-ны родового значения и термины видового значения; в зависимости от нали-чия дефиниции обозначаемого термином понятия термины можно подразде-лить на дефинированные и недефинированные; в зависимости от связи юри-дического термина с контекстом можно выделить контекстные и некон-текстные термины; в зависимости от источника возникновения юридические

1 См.: Туранин В.Ю. К вопросу о классификации юридических терминов // Право и образование 2006. № 4. С. 89.

2 См.: Туранин В.Ю. Юридическая терминология в современном российском законодательстве: теоретиче-ские и практические проблемы использования: монография. М.: Издательство СГУ, 2010. С. 42.

3 См.: Толстик В.А. Проблемы классификации юридической терминологии // Актуальные проблемы эконо-мики и права. 2013. № 2. С. 176–181.

110

термины принято делить на русскоязычные и иностранные; в зависимости от состава юридического термина выделяют термин-слово и термин-словосочетание.

Таким образом, обобщая сказанное можно сделать вывод, что главное назначение термина в том, чтобы дать наименование соответствующему юридическому понятию.

В ходе создания системы законодательства используется совершенно специфическая система терминов, обуславливающая особый характер языка закона. Обеспечение полноты, четкости и ясности правового регулирования является целью профессионализации законотворческого языка. Эта цель до-стигается путем использования в правотворческой деятельности специаль-ных терминов, необходимых для обеспечения точного и полного выражения государственной воли в тексте нормативного правового акта в доступной для участников правоотношений форме. Учитывая изложенное, относительно классификации юридической терминологии, отметим, что используемые в нормативном правовом тексте термины, обозначающие определенное поня-тие и имеющие как сугубо правовой характер, так и относящиеся к иным об-ластям знания, в любом случае будут иметь юридическое значение.

<< | >>
Источник: Мамедов Эльшан Фахраддинович. Термины и дефиниции как средства юридической техники правотворчества. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Иркутск − 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Юридические термины как языковые средства юридической техники правотворчества:

  1. Техника принудительного исполнения
  2. §1 Понятие и основные виды правоприменительной техники
  3. §2 Анализ средств правоприменительной техники
  4. Сущность и понятие законодательной техники
  5. Классификация юридической терминологии
  6. § 1. Юридическая техника правотворчества: определение институционально-правового статуса и элементный состав
  7. § 2. Средства юридической техники правотворчества: проблемыразграничения и классификации
  8. § 1. Юридические термины как языковые средства юридической техники правотворчества
  9. § 2. Законодательные дефиниции в инструментальной системе юридической техники правотворчества
  10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. 3.1 Общие правила юридической техники составления нормативных постановлений
  12. § 1.1 Законодательная техника:; современные; методологические ПОДХОДЫ;
  13. § 1.2. Основные закономерности: использования: законодательной техники: в правовой: практике субъектов Российской: Федерации: анализ проблем совершенствования
  14. § 2.1 Технико-юридическое; качество законов субъектов: Российской; Федерации: понятие и основные черты;
  15. § 2.2. Роль средств законодательной техники в обеспечении техники — юридического качества законов субъектов Российской Федерации
  16. § 2.3. Анализ практики использования способов законодательной техники, обеспечивающих технико-юридическое качество законов субъектов Российской Федерации
  17. 2.1. Теоретические основы формирования юридической техники в нормотворческой деятельности органов внутренних дел
  18. § 2. Источники правотворчества.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -