<<
>>

§ 1. Юридическая техника правотворчества: определение институционально-правового статуса и элементный состав

В юридической науке неоднократно предпринимались попытки изуче-ния проблем формирования права. Современная отечественная юриспруден-ция переживает не простой период, связанный с необходимостью пере-осмысления многих основополагающих категорий, доставшихся в «наслед-ство» от правовой семьи социалистического права, а также формирования теоретических концепций и практико-ориентированных моделей права, спо-собных оптимизировать механизм правотворческой и правореализационной деятельности.

К числу проблем нуждающихся в решении относятся струк-турно-содержательные аспекты понимания юридических процессов и проце-дур, связанных с различными видами юридической деятельности и в первую очередь связанными с формами правообразования.

В связи со сказанным представляется необходимым осуществить об-щетеоретическую характеристику таких правовых феноменов как юридиче-ская деятельность, юридический процесс, юридическая процедура, разграни-чив при этом понимание материального и процессуального права, что, на наш взгляд, позволит определить сущность правотворчества как формы пра-вообразования, а также определить направления развития теории материаль-ного и процессуального правотворчества.

Ряд авторов исследует природу юридической деятельности через эти-мологический анализ общего понятия деятельности1. При этом в качестве ос-

1 См., например: Беляев В.П. Юридическая деятельность: признаки, субъекты, функции // Право и образова-ние. 2004. № 6. С. 6; Арзамасов Ю.Г. Природа юридической деятельности // Ленинградский юридический журнал. 2007. № 3–9. С. 33.

17

новы берутся утверждения, согласно которым «деятельность понимается как соотношение (взаимосвязь, взаимодействие) человека с окружающим его ми-ром. Только в этом взаимодействии человек проявляет свои качества, а окружающий мир раскрывает ему свои свойства. Деятельность выступает как содержание этого отношения, в определенном смысле как опосредующая связь человека и окружающего его мира.

Это означает, что в содержание дея-тельности должно войти и то, что исходит от мира, т. е. результат его отра-жения, и то, что продуцируется человеком – его воздействие на мир. Таким образом, деятельности соответствует особая реальность, связывающая чело-века с внешним миром и представляющая собой целостность, или единство образов внешней реальности и прототипов внешнего поведения»1.

Следует отметить, что в социологической, философской, психологиче-ской литературе в основном идет речь о человеческой деятельности. Так, В.П. Беляев человеческую деятельность охарактеризовал как: а) совокуп-ность действий, объединенных общей целью и выполняющих определенную общественную функцию; б) особый способ существования человека, разви-тие его жизненных сил и способностей; в) особое свойство человека, специ-фический способ его жизненной активности; г) присущий только человеку способ взаимодействия со средой в целях создания им условий для своего существования2.

Перечисленные характеристики человеческой деятельности позволяют относить ее к социальной категории. В свою очередь юридическая деятель-ность, как и человеческая деятельность в целом, также направлена на дости-жение социальных целей и реализацию социальных потребностей, для осу-ществления которых требуется правовое опосредование при помощи право-творчества, правоприменения и т. д. Однако в данном случае следует иметь в виду, что «сама юридическая деятельность требует четкой процессуальной формы воплощения. Этот тезис означает, что целями такой деятельности

1 Волков А.М., Микадзе Ю.В., Солнцева Г.Н. Деятельность: структура и регуляция. М.: Изд-во МГУ, 1987. С. 124.

2 Беляев В.П. Юридическая деятельность: признаки, субъекты, функции // Право и образование. 2004. № 6. С. 6.

18

должны признаваться и специфические юридические задачи, фактически не связанные с решением проблем социума, поскольку их призвание состоит в обеспечении нормального цикла принятия закона или акта правопримене-ния»1.

По сей день в юридической литературе ведется дискуссия относитель-но соотношения понятий «юридическая деятельность» и «юридическая прак-тика».

Представляется, что нет необходимости в детальном соотношении данных категорий, так как они представляют собой различные явления пра-вовой действительности и являются самостоятельными не тождественными категориями понятийного аппарата общей теории государства и права, одна-ко, все же имеющие общие принципы и признаки. Например, как отмечает Ю.Г. Арзамасов, «общим принципом у данных понятий является профессио-нализм. Если в данном контексте вести речь о нормотворчестве, то норма-тивный акт, подготовленный непрофессионально с точки зрения содержания, либо правил юридической техники, не пройдет юридическую экспертизу. Ес-ли соответствующие властные органы (государственные или муниципаль-ные) и примут его в официальном порядке, с соблюдением всех стадий и процедур, то такой акт будет противоречить нормативным документам, об-ладающим большей юридической силой, либо изобиловать коллизиями и пробелами, или он будет не эффективен, иными словами – цель правового акта не будет достигнута, его нормы не будут реально регулировать опреде-ленную группу общественных отношений»2. Ю.Г. Арзамасов выделяет также общие признаки рассматриваемых понятий: постановка и наличие целей, направленность на изменение отношений в социуме, осознанный и волевой характер, компетентность, опосредованность правом и правовыми явления-ми, официальный характер, связь с другими видами социальной деятельно-сти3.

1 Никитенко Ю.М. К вопросу о понятии юридической деятельности // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2012. № 1. С. 22.

2 Арзамасов Ю.Г. Природа юридической деятельности // Ленинградский юридический журнал. 2007. № 3–9. С. 34.

3 Там же. С. 34, 35.

19

Относительно понятия юридической деятельности в научной литерату-ре не сложилось единого мнения. Одни авторы предпочитают исследовать исключительно юридическую деятельность, другие предпочитают говорить о правовой деятельности. При этом некоторые авторы отмечают, что послед-няя категория по объѐму шире первой и призвана охватить определѐнные специфические действия не только публичных субъектов, осуществляющих государственную власть, но и всех юридических и физических лиц1.

По мнению Д.Ю. Шапсугова «юридическая деятельность есть проявле-ние воли субъекта права или обязанности, направленной на удовлетворение правовой цели, под которой в плане юридической деятельности понимается формирование и осуществление прав и полномочий, исполнение обязанно-стей»2.

Согласно определению, предложенному С.Н. Назаровым, под юриди-ческой деятельностью следует понимать нормативно регламентированную систему последовательно осуществляемых субъектами права в установлен-ных процессуальных формах действий, операций и способов, а также исполь-зуемых средств, направленных на достижение правовых целей3.

В.Н. Карташов считает, что «под юридической деятельностью следует понимать лишь такую опосредованную правом профессиональную, трудо-вую, государственно-властную деятельность по внесению юридических ре-шений компетентных на то органов, которая нацелена на выполнение обще-ственных функций и задач (создание законов, осуществление правосудия, конкретизацию права и т. д.) и удовлетворение тем самым как общесоциаль-ных, групповых, так и индивидуальных потребностей и интересов»4. Крити-куя указанную дефиницию Ю.Г. Арзамасов отмечает, что «в данном опреде-лении в состав юридической деятельности не включаются различные органи-

1 Шагиева Р.В. Правовая и юридическая деятельность: теоретические проблемы соотношения понятий // Право и государство: теория и практика. 2009. № 2 (50). С. 6.

2 Шапсугов Д.Ю. Теория права и государства. Ростов н/Д.: МарТ, 2003. С. 34.

3 Назаров С.Н. Теоретико-правовые основы юридической деятельности надзорно-контрольных органов в условиях формирования правового государства: дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д., 2000. С. 27.

4 Карташов В.Н. Юридическая деятельность: сущность, структура, виды. Ярославль: Изд-во Яросл. ун-та, 1989. С. 12.

20

зационно-юридические мероприятия, носящие, в большинстве своем, допол-нительный характер по отношению к юридической деятельности, а также правовая работа граждан (частных предпринимателей, частных сыщиков и детективов и т.

п.), которая оказывает позитивное воздействие на обществен-ные отношения и в действии механизма правового регулирования в совре-менных рыночных реалиях занимает особое место»1. В свою очередь ученый под юридической деятельностью предлагает понимать «… осознанные, воле-вые, властные юридические действия и связанные с ними организационно-юридические мероприятия, осуществляемые на основе норм права компе-тентными органами и должностными лицами, а в отдельных случаях и граж-данами, направленные на реализацию общественных целей, либо удовлетво-рение корпоративных и индивидуальных законных интересов»2.

В.Н. Кудрявцев определяет юридическую деятельность как «правовое поведение должностных лиц»3.

С.О. Рубченко под юридической деятельностью понимает «позитивные действия и операции, осуществляемые государственными органами, долж-ностными лицами и управомоченными ими общественными объединениями и гражданами, направленные на достижение с помощью правовых средств социально-значимых целей для удовлетворения индивидуальных и обще-ственных потребностей и интересов»4.

А.Г. Самусевич под юридической деятельностью понимает «деятель-ность, связанную с решением конкретных юридических дел, направленную на достижение правовых целей с помощью правовых средств и осуществляе-мую, в пределах своих полномочий, компетентными органами государства и должностными лицами»5.

1 Арзамасов Ю.Г. Природа юридической деятельности // Ленинградский юридический журнал. 2007. № 3–9. С. 38.

2 Там же. С. 38.

3 Кудрявцев В.Н. Право и поведение: норма и патология. М.: Наука, 1982. С. 148.

4 Рубченко С.О. Процессуально-правовой режим юридической деятельности: вопросы теории и практики: дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2012. С. 6.

5 Самусевич А.Г. О значении и роли юридической деятельности в структуре процессуального права // Вест-ник Иркутского государственного технического университета. 2013. № 7 (78). С. 312.

21

Следует отметить, что приведенные определения юридической дея-тельности позволяют рассматривать данный феномен как разновидность со-циальной деятельности, как государственно-властную деятельность, как дея-тельность компетентных субъектов по принятию юридических предписаний, как правовое поведение должностных лиц и как иные юридические действия.

Разнообразие научных взглядов относительно понятия юридической деятельности свидетельствуют о существовании различных видов (класси-фикации) юридической деятельности.

Взяв за основу тезис, согласно которому «классификация – это способ обнаружения существенных качеств подразделений системы, от которых за-висят другие производные от них признаки каждого из элементов подразде-ления»1, представляется целесообразным кратко остановиться на рассмотре-нии видов юридической деятельности.

По поводу видов юридической деятельности учеными также высказы-ваются различные точки зрения. Например, В.М. Горшенев к видам юриди-ческой деятельности относит правотворчество, правоприменение, учреди-тельную и контрольную деятельность2. В.Н. Карташов добавил к перечис-ленным видам распорядительную, интерпретационную, правоконкретизиру-ющую и координационную деятельность и деятельность по систематизации правовых актов3. В свою очередь Ю.Г. Арзамасов критикуя виды юридиче-ской деятельности, предложенные В.Н. Карташовым, отмечает, что «вызыва-ет сомнение включение в указанный список правоконкретизирующей дея-тельности и деятельности по систематизации правовых актов, поскольку они в большей степени выступают в качестве функций правотворчества»4. Н.Г. Александров называет правотворческий правоисполнительный и правоохра-нительный типы юридической деятельности5. К.И. Амирбеков выделяет сле-

1 Лейст О. Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981. С. 61.

2 Теория юридического процесса / под ред. В. М. Горшенева. Харьков: Вища шк., 1985. С. 7.

3 См.: Карташов В. Н. Юридическая деятельность: понятие, структура, ценность / под ред. Н. И. Матузова. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1989. С. 81–102.

4 Арзамасов Ю. Г. Природа юридической деятельности // Ленинградский юридический журнал. 2007. № 3–9. С. 48.

5 Теория государства и права / отв. ред. Н. Г. Александров. М.: Юрид. лит., 1968. С. 72–73.

22

дующие типы юридической деятельности: правотворческий тип, правопри-менительная деятельность, интерпретационная, контрольная, учредительный тип, правоконкретизирующая деятельность, координационная1.

Мы в свою очередь согласны с мнением авторов, которые считают, что «юридическая деятельность есть комплекс действий и операций человека по обеспечению юридических начал в обществе. Ее следует подразделять на следующие виды − нормотворческую, правоприменительную (в широком смысле правореализационную), праворазъяснительную, систематизационную и доктринальную»2. При этом отмечается, что нормотворчество является важнейшим видом юридической деятельности, т.к. оно выступает условием действия механизма правового регулирования, посредством которого закла-дываются условия качества осуществления права3.

Разделяя взгляды ученых относительно видов юридической деятельно-сти, отметим, что их перечень можно продолжать, так как существование ви-дов юридической деятельности зависит от наличия субъектов ее осуществ-ляющих. По этому поводу В.М. Сырых справедливо отмечает, что существу-ет юридическая деятельность государства и юридическая деятельность граж-дан, иных членов гражданского общества4.

Необходимо отметить, что субъектами юридической деятельности при-знаются те, кто ее непосредственно осуществляет. Ранее в теории права счи-талось, что субъектами юридической деятельности может быть только само государство. В настоящее время к ним в равной степени относятся и органы местного самоуправления, и различные юридические лица, а также граждане, чья деятельность связанна с осуществлением различных юридических дей-ствий и функций.

Далее, приступая к следующей части исследования, отметим, что на се-годняшний день отсутствует однозначное понимание категории «юридиче-

1 Амирбеков К. И. Правообеспечительная юридическая деятельность: проблемы теории и практики: дис. … д-ра юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2006. С. 18.

2 Нормотворческая юридическая техника / под ред. Н. А. Власенко. М.: Юстиц-информ, 2011. С. 11.

3 См.: Нормотворческая юридическая техника / под ред. Н. А. Власенко. М.: Юстиц-информ, 2011. С. 11.

4 См.: Сырых В. М. Социология права. М.: Юстицинформ, 2012. – С. 177–178.

23

ский процесс», более того в ряде случаев для обозначения этого явления ис-пользуются термин «юридическая процедура».

В юридической науке признано существование «узкого» и «широкого» подходов к пониманию юридического процесса. Одни из представителей «узкого» подхода считают, что в данное понятие необходимо вкладывать только содержание, определяемое исключительно как гражданское и уголов-ное судопроизводство1. Другие говорят о включении в юридический процесс всех видов правоохранительной деятельности независимо от субъекта право-применения и способа реагирования на нарушенное право2.

Среди сторонников «широкого» подхода к пониманию юридического процесса единства мнений по поводу содержания и объема данного понятия также не наблюдается. При этом авторы рассматриваемого подхода не при-шли к мнению относительно обозначения некоторых отдельных составляю-щих указанного явления. Сложности вызывают терминологические пробле-мы определения и содержания понятий «процесс» и «процедура». В данном случае мнения сводятся к тому, что процесс, с одной стороны, включает в себя процедуру, с другой − является элементом процедуры, с третьей − про-цесс и процедура − равнозначные понятия.

Не вдаваясь в глубокую полемику по обозначенной проблеме, отметим, что мы придерживаемся мнения, согласно которому «смешивать эти понятия нельзя, ибо обесценивается понятие «процесс» в том специальном юридиче-ском смысле, который исторически сложился и принят в законодательстве, на практике, в науке. Процедура − это только начальная форма урегулиро-ванности в деятельности специальных, управомоченных органов»3.

В соответствии с мнением А.А. Савичева юридический процесс пред-ставляет собой «урегулированный нормами процессуального права порядок

1 См.: Проблемы судебного права / Н.Н. Полянский, М.С. Строгович, В.М. Савицкий, А.А. Мельников. М.: Наука, 1983. С. 28–29.

2 См.: Тадевосян В.С. Всегда ли необходима процессуальная форма для реализации материального пра-ва?//Проблемы соотношения материального и процессуального права / под ред. М.С. Шакарян. М., 1980. С. 101.

3 Тарасова В.А. Процедурная форма деятельности органов социального обеспечения // Советское государ-ство и право. 1973. № 11. С. 112‒113.

24

деятельности компетентных государственных органов и их должностных лиц, связанной с принятием, закреплением и реализацией (исполнением) ре-шений индивидуального или общего характера»1. При этом автор подчерки-вает, что «юридический процесс служит важным критерием разграничения материального и процессуального права»2.

Согласимся также с мнением авторов, отмечающих, что «проблему со-отношения «материального» и «процессуального» в праве нельзя отнести к вопросам, получившим в правовой науке свое окончательное разрешение. Находясь на стыке различных дисциплин и оказывая определенное влияние на развитие законодательства, он требует объединенных научных усилий и межотраслевых исследований»3.

В настоящее время, традиционное и воспринимаемое в качестве аксио-матичного деление права на материальное и процессуальное в соответствии с «титульными кодексами», в наименовании которых имеется слово «процесс» и в результате чего они автоматически считались процессуальными, а в слу-чае отсутствия этого слова – материальными, во многом утратило свою при-кладную значимость. На данный момент проследить подобное деление мож-но только применительно к уголовному и уголовно-процессуальному праву. При этом возникает справедливый вопрос: к какой из правовых составляю-щих относится уголовно-исполнительное право?

Гораздо менее отчетливо разграничение материального и процессуаль-ного права выражено в сфере иных отраслей права. В данном случае уместно сказать об отсутствии, например, административно-процессуального кодекса. Следует также упомянуть о том, что материальную составляющую арбит-ражного процессуального права, составляют нормы гражданского кодекса. В свою очередь процессуальные аспекты разрешения споров и конфликтов в

1 Савичев А.А. Юридический процесс (юридическая процедура) как критерий разграничения материального и процессуального права // Мониторинг правоприменения. 2012. № 3. С. 46.

2 Там же. С. 46.

3 Васильева Е.Г., Кулясов А.А. К вопросу о соотношении «материального» и «процессуального» в праве // Право и государство: теория и практика. 2012. № 12 (96). С. 69.

25

сфере трудового, семейного права содержатся в гражданском процессуаль-ном законодательстве.

По нашему мнению нет необходимости в жестком увязывании матери-ального и процессуального права с отраслями права (отраслевым законода-тельством).

К материальному праву следует относить формальные источники (нормативные, правоприменительные, интерпретационные акты, договоры, оформленные в качестве таковых прецеденты, обычаи), индивидуальных и коллективных субъектов правотворческой и правоприменительной деятель-ности, материальные средства правового регулирования (например, техниче-ские средства осуществления оперативно-розыскной деятельности). По большему свету, к материальному праву относится все то, что будучи задей-ствованным в правотворчестве и правореализации, и имея к ним непосред-ственное отношение, имеет определенную материальную форму.

Что же касается процессуального права, то здесь необходимо отметить, что оно представляет собой деятельностный компонент правового бытия. Иными словами право в материальном смысле выражено формальными яв-лениями, а в содержательном – деятельностными конструкциями, представ-ленными взаимосвязанными и взаимообусловленными процессами, процеду-рами, действиями.

Юридическая деятельность характеризует право в динамике. Примени-тельно к современным интегративным концепциям правопонимания (напри-мер, реалистический позитивизм (Р.А. Ромашов), право в своей организации и функционировании претерпевает непрерывные трансформации, выражен-ные в поведении (деятельности) субъектов, совершающих как правомерные, так и противоправные поступки. В этой связи, правовая реальность представ-лена двумя детерминирующими сегментами: правовой нормативностью и юридической деятельностью.

Необходимо отметить, что юридические процедуры, представляющие собой нормативно упорядоченные динамические конструкции, отражающие

26

содержание и порядок осуществления отдельных этапов юридического про-цесса, выступают в качестве структурно-функциональных элементов юриди-ческого процесса. Например, в процессе уголовного судопроизводства выде-ляется процедура особого порядка производства по уголовным делам, амни-стии и т. п.

При этом, по нашему мнению, первичным элементом процессуального права является юридическое действие, представляющее собой урегулирован-ный правовыми нормами поступок, посредством которого реализуются субъ-ективные права и обязанности, закрепляемые в специальном правовом стату-се компетентного лица, осуществляющего правотворческую и правоприме-нительную деятельность.

Определившись с пониманием категорий юридический процесс, юри-дическая процедура, юридическая деятельность, разграничением материаль-ного и процессуального права, в целях решения одной из задач настоящего исследования, представляется необходимым осветить некоторые вопросы, связанные с пониманием феномена правотворчества, при этом разграничив его с таким видом юридической деятельности как законотворчество.

Изучение проблем правотворчества имеет давнюю историю, при этом вопрос о содержании самого понятия «правотворчество» до настоящего вре-мени остается дискуссионным. Зачастую данное понятие отождествляют с такими категориями как «законотворчество» и «нормотворчество».

В первую очередь рассмотрим некоторые точки зрения ученых относи-тельно определения и соотношения правотворчества и нормотворчества.

По мнению С.С. Алексеева «правотворчество – это завершающая про-цесс формирования права государственная деятельность, в результате кото-рой определенные положения через закон, через иные источники получают статус юридических норм, выступают в виде норм писаного права»1. А.Ф. Черданцев отмечает, что «правотворчество – это деятельность компетентных субъектов, направленная на издание и совершенствование нормативных ак-

1 Алексеев С.С. Теория права. М.: Издательство БЕК, 1995. С. 109.

27

тов»1. По мнению А.Б. Венгерова «правотворчество – это организационно-оформленная, установленная процедурная деятельность государственных ор-ганов»2. И.Е. Ситникова рассматривает правотворчество − «как деятельность организационных институтов и граждан с определенным уровнем правосо-знания и правовой культуры по созданию, изменению и отмене правовых норм»3. Л.П. Рассказов полагает, что правотворчество – «это деятельность субъектов, наделенных нормотворческой компетенцией, по созданию юри-дических норм»4. М.М. Рассолов рассматривает правотворчество как «про-цесс создания норм права, который имеет свой состав, черты, факторы, про-цедуру, т. е. официально закрепленный строго последовательный порядок действия»5. М.Н. Марченко определяет правотворчество как процедуру воз-ведения и оформления государственной воли в закон6. В.М. Шамаров пишет, что «правотворчество – это процедурная (процессуальная) деятельность субъектов, наделенных правотворческой компетенцией, по принятию, изме-нению и отмене юридических норм на основе принципов правотворчества и с использованием приемов и механизмов юридической техники»7.

Анализируя приведенные точки зрения можно сделать вывод о том, что на сегодняшний день сложилось несколько подходов к определению право-творчества. Одни авторы под правотворчеством понимают процесс, другие рассматривают правотворчество как деятельность государственных органов или деятельность государства. Однако во всех случаях авторы солидарны в том, что данный вид юридической деятельности связан с созданием, измене-нием или отменой правовых норм.

Следует отметить, что в юридической литературе термин правотворче-ство используют как в отношении законодательных и подзаконных актов, так

1 Черданцев А.Ф. Теория государства и права. М., 2002. С. 229.

2 Венгеров А.Б. Теория государства и права. М.: Омега-Л, 2002, С. 477.

3 Ситникова И.Е. Политический плюрализм и правотворчество в современном российском государстве: ав-тореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2010. С. 9.

4 Рассказов Л.П. Теория государства и права. М.: Риф, 2008. С. 312.

5 Рассолов М.М. Теория государства и права. М.: Юрайт, 2010. С. 447.

6 Марченко М.Н. Теория государства и права. М.: МГУ, 2007. С.548.

7 См.: Шамаров В.М. К вопросу о содержании понятия «правотворчество» в учебной юридической литера-туре // Вестник Екатерининского института. 2012. № 2. С. 46.

28

и в отношении муниципальных, индивидуальных и локальных правовых ак-тов.

По мнению ряда авторов, необходимо различать правотворчество и нормотворчество. Так, В.М. Шамаров отмечает, что для законодательных и подзаконных актов вполне обоснованно употребление термина правотворче-ство, в свою очередь для муниципальных и локальных правовых актов жела-тельно использование термина нормотворчество1.

Что касается определения понятия «нормотворчество», то в отече-ственной литературе также сложились различные точки зрения. В основном данный вид юридической деятельности сводят к полномочиям ведомствен-ных органов. Например, Ю.Г. Арзамасов определяет нормотворчество как деятельность компетентных лиц, представляющую собой исходный компо-нент механизма ведомственного правового регулирования, осуществляемую на делегированной и компетенционной основе, состоящую в установлении, изменении или отмене нормативных актов, регулирующих как внутренние, так и внешние общественные отношения. Автор также отмечает, что нормот-ворчество – «это прежде всего определенная форма государственной дея-тельности, направленная на создание, дополнение и отмену норм права…»2.

Н.Н. Карташов указывает, что нормотворческая деятельность пред-ставляет собой правовую форму исполнительно-распорядительной деятель-ности. Автор рассматривает нормотворческую деятельность как особый тех-нологический процесс, обладающий присущей только ему спецификой и включающий множество технологических способов, приемов, процедур раз-личной направленности3.

По мнению С.Н. Болдырева «под нормотворчеством следует понимать осуществляемую на компетенционной и делегированной основе, в рамках полномочий, протекающую в определенном организационно-правовом по-

1 Там же. С. 47.

2 Нормография: теория и методология нормотворчества: научно-методическое и учебное пособие / под ред. Ю.Г. Арзамасова. М.: Академический Проект, 2007. С. 35.

3 См.: Карташов Н.Н. Технологии нормотворчества (на примере МВД России): дис. …. канд. юрид. наук. М., 2004. С. 9, 54.

29

рядке деятельность уполномоченных субъектов по созданию, изменению и отмене ведомственных нормативно-правовых актов как внутреннего, так и внешнего действия»1.

В.О. Елеонский отмечает, что «ведомственное нормотворчество в структурах правового государства или правовое ведомственное нормотвор-чество (внутриведомственное поднормотворчество) есть предусмотренная и регулируемая Конституцией и законами система юридических отношений организации, создания внутриведомственных актов нормативного характера, имеющих своим предметом проект данного акта, объектом − упорядочение внутриведомственных отношений в целях надлежащего применения право-вых законов как во внутриведомственных отношениях, так и в отношениях, в которых ведомство выступает вовне в лице своих органов либо отдельных ведомственных представителей − должностных лиц с различным качеством «внешнего» юридического статуса»2.

А.Х. Торпуджиян пишет, что «понятием «нормотворчество» принято обозначать деятельность компетентных государственных и негосударствен-ных органов, которые не наделены полномочиями по принятию законов, но имеют возможность, тем не менее, создавать норму права»3.

Н.А. Власенко отмечает, что «нормотворчество представляет собой юридическую деятельность компетентных субъектов, направленную на со-здание юридических норм и нормативных правовых актов»4.

Далее, обратимся к диссертационным исследованиям, посвященным изучению правотворческой и нормотворческой видов деятельности. Так, С.Г. Голенок пишет, что правотворчество (нормотворчество)  это «организаци-онно оформленная, установленная процедурная деятельность государствен-

1 Болдырев С.Н. Нормотворчество и правотворчество: проблемы соотношения (технико-юридический ас-пект) // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2011. № 17. С. 20.

2 Елеонский В.О. Нормотворчество в органах внутренних дел: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1992. С. 16−17.

3 Торпуджиян А.Х. Правотворчество, законотворчество, нормотворчество: разграничение понятий // Гума-нитарные и социально-экономические науки. 2012. № 6. С. 111.

4 Нормотворческая юридическая техника / под ред. Н.А. Власенко. М.: Юстиц-информ, 2011. С. 13.

30

ных органов по созданию правовых норм, или по признанию правовыми сложившихся в обществе правил поведения»1.

Н.С. Шмакова в своем исследовании, посвященному ведомственному правотворчеству, также не разграничивает рассматриваемые понятия. Автор пишет, что ведомственное правотворчество «представляет собой особый вид подзаконного правотворчества и является объективно незаменимым и необ-ходимым средством правового регулирования отношений в обществе»2. Здесь же автор отмечает, что ведомственное правотворчество является важ-ной составной частью всей правотворческой деятельности государства.

О.В. Соловьева, рассматривая муниципальное правотворчество, опре-деляет его как «процесс формирования и принятия нормативных правовых актов уполномоченными субъектами в рамках соответствующих процедур на основе познания и оценки правовых потребностей общества и государства в сфере местного самоуправления»3. При этом, к субъектам муниципального правотворчества О.В. Соловьева относит как органы местного самоуправле-ния, так и органы государственной власти и, что нетипично для тех авторов, которые утверждают, что деятельность по созданию правовых актов, в том числе в сфере местного самоуправления, именуется как нормотворчество.

Следует согласиться с Т. П. Шкуратовой, которая отмечает, что «выде-ление в отдельный самостоятельный вид правотворчества «муниципального правотворчества» вполне обосновано, так как право на эту деятельность за-креплено и регламентировано федеральным законодательством, что позволя-ет утверждать, что при анализе деятельности органов местного самоуправле-ния по созданию норм права и правовых актов более целесообразно исполь-зовать термин «муниципальное правотворчество»4.

1 Голенок С.Г. Юридическая техника в системе регионального нормотворчества (теоретико-прикладной ас-пект): автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2005. С. 9.

2 Шмакова Н.С. Ведомственное правотворчество: понятие и формы: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 5.

3 Соловьева О.В. Муниципальное правотворчество: структурно-функциональный и понятийно-категориальный состав: автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2007. С. 6.

4 Шкуратова Т. П. Муниципальное правотворчество (вопросы теории и правового регулирования): автореф. дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2011. С. 8.

31

Проведенные позиции авторов позволяют констатировать, что понятия «правотворчество» и «нормотворчество» во многих случаях учеными не раз-граничиваются и используются как синонимы. Однако на наш взгляд необ-ходимо отметить, что данные категории отождествлять не следует. Нормот-ворчество нельзя сводить только к юридической деятельности, поскольку са-ми нормы, будучи разновидностью социальных предписаний, существуют как в форме правовых, так и в форме моральных, политических, организаци-онных, религиозных и иных норм. Следовательно, нормотворчество пред-ставляет собой более широкое понятие, чем правотворчество.

В свою очередь правотворчество определяется нами как самостоя-тельный вид юридической деятельности, осуществляемой в рамках особых процедур, специальными субъектами права, обладающими определенной компетенцией и использующими средства и методы правотворческой тех-ники в сфере проектирования, принятия, дополнения, изменения, отмены, а также разъяснения правовых текстов.

Далее отметим, что в научных кругах существует мнение, согласно ко-торому законотворчество подразумевает под собой деятельность исключи-тельно законодательных органов государственной власти. По нашему мне-нию законотворчество представляет собой разновидность правотворчества. И в данном случае прав Р.А. Ромашов, который считает, что «феномен законо-творчества необходимо интерпретировать расширительно как любую нормо-творческую деятельность, осуществляемую органами (должностными лица-ми), обладающими профессиональными компетенциями в сфере публичной политической власти. В таком понимании уместно говорить о национальном (государственном), региональном, муниципальном законотворчестве»1.

Проведенное в начале параграфа исследование, посвященное различию материального и процессуального права, позволяет говорить об интегриро-ванном характере правотворчества и рассматривать его в качестве юридико-

1 Ромашов Р.А. Правовая позиция субъекта правотворчества: этические и технико-юридические особенно-сти формирования и выражения // Юридическая техника. 2012. № 6. С. 432.

32

технического процесса, в рамках которого логически сочетаются юридиче-ские действия и процедуры, направленные как на создание материального права, выраженного в системе формально-юридических источников права (применительно к современному российскому праву, это, в первую очередь нормативные правовые акты федерального и регионального законодатель-ства), так и на формирование «реального (живого)» права, получающего свое выражение в динамике отношений в сфере непосредственного правового ре-гулирования.

Взяв за основу утверждение, в соответствии с которым «одним из средств оптимизации правотворческой деятельности является теоретическое моделирование процессов правообразования»1, необходимо выделять суще-ствование материального и процессуального правотворчества.

Материальное правотворчество как вид и юридическая форма процес-са правообразования представляет собой интегрированную конструкцию, объединяющую институциональные (юридические средства) и функциональ-ные (юридические процессы) элементы, взаимодействие которых направлено на вычленение из системы общественных отношений и последующую юриди-зацию правовых норм, легализуемых в правовых текстах.

Процессуальное правотворчество представляет собой виртуальное явление, предполагающее переход «правовой материи» в «правовую энер-гию». Последняя есть показатель «реальной юридической силы» содержаще-го правовые нормы материального источника права и, одновременно крите-рий оценки его эффективности. Систему процессуального правотворчества образуют взаимосвязанные юридические процессы, процедуры, действия, осуществляемые в рамках отраслевого и межотраслевого правового регули-рования.

1 Калинин А. Ю. Правообразование в России: понятийно-категориальный и структурно-функциональный состав (историко-теоретическое исследование): автореф. дис. … д-ра юрид. наук. СПб., 2010. С. 11.

33

Правотворчество представляет собой комплексное правовое понятие, в составе которого необходимо выделить такие элементы как виды, субъекты и принципы правотворчества.

В юридической литературе встречаются различные точки зрения по поводу определения видов правотворчества. Одни авторы выделяют их пу-тем обычного перечисления в соответствии с существующими юридически-ми документами, содержащими нормы права, другие приводят классифика-цию видов правотворчества по различным основаниям.

Анализ научных источников позволил обобщить и дополнить имеющи-еся взгляды по данному вопросу и представить классификацию правотворче-ства по следующим основаниям.

1. По кругу субъектов осуществления: правотворчество государствен-ных органов и их должностных лиц; совместное правотворчество государ-ственных органов и общественных объединений; народное правотворчество; правотворчество органов местного самоуправления и их должностных лиц; корпоративное правотворчество и т. д;

2. По характеру правотворческих полномочий: непосредственное; де-легированное и санкционированное правотворчество;

3. В зависимости от создаваемых формальных источников права: зако-нодательное; договорное; прецедентное; традиционное правотворчество.

Последнюю классификацию можно также представить путем деления правотворчества по формам бытия права. В этой связи следует говорить о материальном и процессуальном правотворчестве. При этом необходимо от-метить, что «в качестве «продуктов» материального правотворчества высту-пают юридические документы (нормативно-правовые акты, нормативные и интерпретационные прецеденты, договоры). В свою очередь результатами процессуального правотворчества являются обычаи, акты применения права,

34

юридические аналогии, оговорки, правовые позиции, юридические процеду-ры»1.

Приведенная классификация видов правотворчества, на наш взгляд, позволяет в достаточной степени сформировать представление о сферах рас-пространения данного вида юридической деятельности.

В тоже время необходимо отметить, что предлагаемая классификация не ограничивается указанными видами. Безусловно, существуют и иные ви-ды правотворчества. Например, С.С. Алексеев писал о системном, кодифика-ционном и единичном видах правотворчества2. М.Ю. Осипов отмечает нали-чие казуального и абстрактного видов правотворчества3. В.Ю. Багдасаров предлагает классифицировать правотворчество по семиотическому уровню на устное и письменное правотворчество4. Т.А. Парфенова пишет о суще-ствовании такого вида как доктринальное правотворчество5 и т. д.

Относительно определения круга субъектов правотворчества согласим-ся с мнением А.Ю. Калинина, утверждающего, что «В демократическом об-ществе круг субъектов правотворческой политики достаточно широк. Это и население, непосредственно участвующее в правотворчестве путѐм проведе-ния референдумов и свободных выборов, это и различные общественные объединения, судебные органы, и представительные органы местного само-управления и т. п. Поэтому говорить о том, что правотворческая политика всегда остаѐтся государственной, т. е. проводимой исключительно государ-ственными органами, можно только в отношении законотворчества, но не правотворчества в целом, как деятельности, осуществляемой всеми перечис-

1 Ромашов Р.А. Правовая позиция субъекта правотворчества: этические и технико-юридические особенно-сти формирования и выражения // Юридическая техника. 2012. № 6. С. 432.

2 Алексеев С.С. Общая теория права. М.: Проспект, 2008. С. 235.

3 Осипов М.Ю. Понятие и соотношение правового регулирования и правотворчества. М.: Изд-во СГУ, 2010. С. 41–42.

4 Багдасаров В.Ю. Основания классификации правотворчества // Журнал российского права. 2012. № 11. С. 54.

5 Парфенова Т.А. К вопросу о видах правотворчества в современной юридической науке // Пролог. 2013. № 1. С. 19.

35

ленными выше субъектами»1. Подобной позиции придерживается и Р.А. Ро-машова, который отмечает, что «субъектами правотворчества в широком смысле являются индивиды и организации, наделенные функциональными компетенциями в сфере разработки, принятия, отмены правовых норм и осу-ществляющие целенаправленную юридическую деятельность в названных направлениях»2.

На основании сказанного считаем, что число субъектов правотворче-ства непосредственно зависит от его видов. Таким образом, субъектами правотворчества в России являются: федеральные органы государственной власти (Президент РФ, федеральные органы законодательной власти, феде-ральные органы исполнительной власти, Центральный банк РФ, Следствен-ный комитет РФ, Центральная избирательная комиссия РФ, Генеральная прокуратура РФ и т. д.); органы государственной власти субъектов РФ и их должностные лица; органы местного самоуправления и их должностные ли-ца; государственные социальные фонды; государственные корпорации; су-дебные органы; Федеральная палата адвокатов РФ, адвокатские палаты субъ-ектов РФ; Федеральная нотариальная палата РФ, нотариальные палаты субъ-ектов РФ; руководители государственных, негосударственных, а также му-ниципальных учебных учреждений; руководители учреждений здравоохра-нения; руководители коммерческих организаций; общественные негосудар-ственные организации (Общественная палата РФ, региональные обществен-ные палаты, иные некоммерческие организации, общественные советы при исполнительных органах государственной власти и органов местного само-управления); граждане3 и др.

1 Калинин А.Ю. Правотворческая политика современного демократического государства // Вестник юриди-ческого факультета Коломенского института (филиала) ФГБОУ ВПО «Московский государственный маши-ностроительный университет (МАМИ)». 2009. № 4. С. 32.

2 Ромашов Р.А. Правовая позиция субъекта правотворчества: этические и технико-юридические особенно-сти формирования и выражения // Юридическая техника. 2012. № 6. С. 433.

3 В данном случае имеются в виду граждане, обладающие определенными правами (например, избиратель-ными при участии в референдуме), уровнем правосознания и правовой культуры, а также граждане, высту-пающие с правотворческой инициативой и участвующие в иных формах осуществления непосредственной демократии, связанных с разработкой юридических документов.

36

Приступая к характеристике принципов правотворчества, необходимо отметить, что в отечественной юридической науке нет единого понимания принципов права. Например, Р.А. Ромашов под принципами права понимает основные исходные начала, положения, идеи, выражающие сущность права как специфического социального регулятора, определяющие главное, основ-ное в праве, тенденции его развития, то, на что оно должно быть ориентиро-вано, устремлено. Автор также отмечает, что принципы права выражают за-кономерности права, его природу и социальное назначение, представляют собой наиболее общие правила поведения, которые либо прямо сформулиро-ваны в законе, либо выводятся из его смысла1. Существует и множество иных подходов к понимаю принципов права, однако большинство авторов едины в том, что под таковыми следует понимать «руководящие идеи, основополага-ющие начала, характеризующие содержание права, его сущность и назначе-ние в обществе, на которых основывается система права или от дельные ее элементы»2.

Что касается принципов правотворчества, необходимо отметить сле-дующее. На основании проведенного В.М. Барановым анализа двадцати пяти научных источников по теории государства и права, было отмечено, что «по-чти во всех учебных разработках нет дефиниции «принцип правотворче-ства»: авторы, как правило, сразу дают их перечисление и затем переходят к раскрытию (более или менее развернутому) каждого из них»3. Сказанное имеет принципиальное значение для определения юридической природы правотворчества как вида юридической деятельности, так как именно прин-ципы являются основой для характеристики содержания, сущности и назна-чения того или иного явления.

Несмотря на то, что во многих учебных изданиях по теории государ-ства и права вопрос о понятии принципов правотворчества (нормотворче-

1 Теория государства и права / под ред. Р.А. Ромашова. СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2005. С. 189.

2 Тирских М.Г., Черняк Л.Ю. Место принципов права в системе российского права // Академический юри-дический журнал. 2009. № 36. С. 6.

3 Баранов В.М. Принцип демократизации современного российского правотворчества: сущность, ценность, технико-юридические проблемы реализации // Юридическая техника. 2014. № 8. С. 37.

37

ства) обходится стороной, в некоторых источниках все же встречаются опре-деления данного понятия. Так, А.Ф. Черданцев под принципами правотвор-чества понимает «основополагающие идеи (ценности), на которые должно ориентироваться правотворчество»1. В учебнике под редакцией А.В. Малько дано следующее определение: «Принципы правотворчества – это основопо-лагающие идеи, руководящие начала, исходные положения деятельности, связанные с принятием, отменой или заменой юридических норм, это ориен-тир для органов, творящих право»2. Исследуя системообразующие принципы нормотворчества Ю.Е. Сысоев отмечает, что «принципы нормотворчества должны включать в себя руководящие идеи и основополагающие начала, ко-торые давали бы субъектам нормотворчества обобщенное представление о том, в чем состоит сущность нормотворчества, и каким образом определяют-ся форма, границы и объем нормотворческой компетенции. Таким образом, принципы нормотворчества должны предопределить приемы и способы реа-лизации нормотворческой функции, имеющиеся в арсенале органов государ-ственного управления»3.

Взяв за основу тот факт, что понятие принцип (principum) имея латин-ское происхождение, первоначально означает «исходное руководящее поло-жение», а также приведенные мнения авторов относительно понятий прин-ципов права и принципов правотворчества (нормотворчества), предложим следующее определение принципов правотворчества.

Принципы правотворчества – это выработанные юридической наукой и практикой руководящие положения, основные правила, выражающие сущ-ность и назначение правотворчества, представляющие собой определенные установки для осуществления правотворческой деятельности субъектами правотворчества.

Анализируя юридическую литературу можно встретить различное мно-гообразие принципов правотворчества. Например, Т.Н. Радько к принципам

1 Черданцев А.Ф. Теория государства и права. М., 2001. С. 233.

2 Теория государства и права: учебник / отв. ред. А.В. Малько. М.: Кнорус, 2009. С. 186.

3 Сысоев Ю.Е. Системообразующие принципы нормотворчества: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 10.

38

правотворчества относит законность, демократизм, научность, гласность1, М.Н. Марченко в дополнение к указанным пишет о принципе гуманизма2, К.А. Комаров, А.В. Малько отмечают о существовании принципов профес-сионализма, оперативности3, планирования и планомерности4, В.К. Бабаев к таковым причисляет принцип «народного характера правотворчества»5 и т. д.

Среди авторов также существует мнение, что принципы правотворче-ства необходимо подразделять на определенные подгруппы. Так, В.М. Ша-маров предлагает классификацию, которая включает в себя следующие принципы правотворчества: 1) общие принципы правотворчества (закон-ность; конституционность; научность);

2) принципы законотворчества (демократизм; плановость; профессио-нализм; гласность; учет правого опыта; техническо-юридическое совершен-ство);

3) принципы подзаконного нормотворчества (исполнительность; опе-ративность (своевременность); справедливость; связь с практикой)6.

Представляется, что предлагаемая В.М. Шамаровым классификация не совсем соответствует действительности. Во-первых, если с «общими прин-ципами правотворчества» еще можно согласиться, то отнесение остальных принципов к другим двум подгруппам вызывает определенную критику. Например, на наш взгляд, такие принципы правотворчества как демократизм, профессионализм и тем более гласность и технико-юридическое совершен-ство необходимо относить и к законотворчеству и к подзаконному право-творчеству в равной степени. В юридической практике можно встретить слу-чаи, когда принятие подзаконного нормативного правового акта заменяет действие принятого ранее федерального закона. Во-вторых, данная класси-фикация не содержит принципов, характерных для судебного правотворче-

1 Радько Т.Н. Теория государства и права. М.: Проспект, 2009. С. 365.

2 Марченко М.Н. Теория государства и права. М.: МГУ, 2007. С. 551.

3 Комаров С.А., Малько А.В. Теория государства и права. М.: Инфра-М, 1999. С. 320.

4 Комаров С.А. Общая теория государства и права. М.: Манускрипт, 1996. С. 163.

5 Теория государства и права / под ред. В.К. Бабаева. М.: Юрист, 1999. С. 321.

6 Шамаров В.М. Принципы правотворчества: классификация и содержание // Вестник Екатерининского ин-ститута. 2009. № 2. С. 22.

39

ства, правотворчества иных органов государственной власти, правотворче-ства органов местного самоуправления и т. д.

Отсутствие единого подхода к определению принципов правотворче-ства, на наш взгляд, объясняется тем, что их наличие меняется в большую или меньшую сторону в зависимости от разновидностей данного вида юри-дической деятельности.

В связи со сказанным считаем, что к принципам правотворчества необ-ходимо отнести: законность, целесообразность, демократизацию, научность, профессионализм, гласность, исполнительность, справедливость, технико-юридическое совершенство. Представляется целесообразным дать краткую характеристику указанным принципам.

Принцип законности правотворчества представляет собой совокуп-ность требований к содержанию и процессу разработки издаваемых субъек-тами правотворческой деятельности правовых актов. При этом важным мо-ментом является то, что возникающие в ходе правотворчества правовые акты и процедуры по форме и содержанию должны соответствовать действующе-му законодательству и быть принятыми и составленными только легальны-ми субъектами правотворчества.

Целесообразность как принцип правотворчества «предполагает соотне-сение правотворчества с целями и ценностями, задающими вектор и опреде-ляющими форму и содержания развития государства и общества. Рассмотре-ние права в качестве комплексного средства решения социальных задач поз-воляет говорить о целесообразности правотворчества как о первичном прин-ципе, а о законности – как о производном»1.

Принцип демократизации подразумевает под собой возможность влия-ния общества на процесс и результат правотворчества. Основной целью дан-ного принципа является «фактический учет интересов и потребностей обще-

1 Ромашов Р.А. Правовая позиция субъекта правотворчества: этические и технико-юридические особенно-сти формирования и выражения // Юридическая техника. 2012. № 6. С. 432.

40

ства в содержании создаваемого нормативного акта»1. Демократизация правотворчества представляет собой «инструмент, средство достижение бла-гополучия (в самом глубоком смысле понятия) граждан, гражданского обще-ства, личности»2.

Принцип научности (научной обоснованности) основывается на учете в процессе разработки нормативного правового акта социальных, экономиче-ских, политических и иных факторов, способствующих развитию той или иной сферы общественных отношений, к которой относится законопроект. Принцип научной обоснованности предполагает также то, что подготовка за-конопроекта должна осуществляться при непосредственном участии ученых из различных областей знаний.

Принцип профессионализма правотворчества напрямую связан с каче-ством подготовленных и принятых нормативных правовых актов. Данный принцип тесно связан с принципом научности, так как на всех стадиях право-творческого процесса необходимо участие высококвалифицированных спе-циалистов из различных отраслей общественной жизни, имеющих професси-ональные знания и опыт работы в соответствующих сферах.

В соответствии с принципом гласности все принятые нормативные правовые акты должны быть доведены до населения посредством опублико-вания в официальных источниках. Прямое отражение принципа гласности правотворчества содержится в ст. 15 Конституции России, которая гласит, что «Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения»3.

Исполнительность «предполагает необходимость при подготовке и принятии нормативно-правового акта учитывать наличие финансовых

1 Давыдова М. Л. Демократизация правотворчества: принцип здравого смысла в применении технико-юридического инструментария // Юридическая техника. 2014. № 8. С. 131.

2 Баранов В. М. Принцип демократизации современного российского правотворчества: сущность, ценность, технико-юридические проблемы реализации // Юридическая техника. 2014. № 8. С. 31.

3 Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // СЗ РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.

41

средств, кадровое обеспечение, соответствующих организационных и юри-дических условий для успешной реализации правовых норм в практической деятельности»1.

Реализация принципа справедливости в правотворчестве способствует принятию правовых актов, наиболее адекватно отражающих систему ценно-стей, исторически присущих российскому обществу. В.Н. Корнев о принципе справедливости в правотворчестве пишет, что он позволяет «исследовать причины появления в нашей стране таких законов, которые по характеру со-держащихся в них предписаний не только не способствуют формированию режима законности, а, напротив, подрывают веру граждан России в построе-ние институтов правового государства, торжество социальной справедливо-сти и возможность принятия справедливых законов»2.

Принцип технико-юридического совершенства заключается в том, что использование правил и средств юридической техники оказывает существен-ное значение на качество и эффективность правотворческого процесса. Например, от использования общепринятых юридических терминов, пред-ставляющих собой языковые средства юридической техники, во многом за-висит степень выраженности государственной воли, уровень восприятия со-держания правовых актов субъектами права, а также эффективность их при-менения.

Приведенные принципы правотворчества рассмотрены нами в качестве основных и в тоже время не образуют собой «жесткую» классификацию. Необходимо осознавать, что принципы правотворчества весьма разнообраз-ны и их наличие может изменяться или дополняться в зависимости от видов данной юридической деятельности.

Таким образом, принципы правотворчества определяют общую направленность правотворческой деятельности, отражают роль и значение основополагающих начал правотворческого процесса и являются обязатель-

1 Шамаров В.М. Принципы правотворчества: классификация и содержание // Вестник Екатерининского ин-ститута. 2009. № 2. С. 22.

2 Корнев В.Н. Правотворчество, правоприменение и содержание права // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Философия. Социология. Право. 2008. Т. 8. № 4. С. 35.

42

ными для соблюдения всеми субъектами, принимающими участие в данном виде деятельности.

Отметим, что в рамках данного параграфа предметом исследования выступает не все правотворчество, а лишь деятельность по созданию норма-тивных правовых актов, в том числе муниципальных. Представляется, что именно законотворчество занимает особое место в системе правотворчества, так как данная деятельность предполагает создание нормативных правовых актов, регулирующих общественные отношения различных сфер жизнедея-тельности. В свою очередь процесс создания правовых текстов, в том числе нормативных, предполагает следование определенным правилам и сред-ствам, с помощью которых юридические документы приобретают надлежа-щую формально-определенную форму. В связи со сказанным актуальным яв-ляется вопрос о рассмотрении общетеоретической характеристики такого правового феномена как юридическая техника.

Вообще, под юридической техникой принято понимать совокупность различных средств, способов, правил, приемов, используемых в процессе разработки, оформления, систематизации, толкования и применения юриди-ческих документов, а также обеспечивающие их высокое качество. Однако, несмотря на это в настоящее время нельзя говорить о том, что данное поня-тие является устоявшимся.

История становления юридической техники берет свое начало еще с существования таких памятников права как Закону Ману, Законы Хаммура-пи, Кодекс Юстиниана, Салическая правда, Законы XII таблиц и др. В лите-ратуре также отмечается, что основы юридической техники содержались в трудах Аристотеля, Платона, Цицерона и других античных юристов1. Позд-нее вопросы юридической техники нашли отражение в работах европейских ученых.

1 См.: Памятники римского права: Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. М.: Зерцало, 1997. С. 345.

43

Некоторые авторы отмечают, что родоначальником учения о юридиче-ской технике следует считать английского ученого Френсиса Бэкона. Автор известен своим трудом под названием «Новый органон», написанным в 1620 году. В этой работе он изложил правила написания законов. Ученый отмечал о краткости и точности юридического языка, об отсутствии поводов для неоднозначного толкования законов и т. д.1. Однако необходимо сказать и о работах, внесших значительный вклад в дальнейшее развитие теории юриди-ческой техники. Так, выдающийся французский ученый Шарль Луи Мон-тескье в своей работе 1778 года «О духе закона» отмечал важность использо-вания терминологии в правовых актах, а также изложил некоторые принципы создания законов. Далее, Иеремий Бентам в сочинении «Рассуждение о гражданском и уголовном законоположении» говорил о различных приемах формулирования правовых понятий, их толкования2. В работе «Принципы законодательства» И. Бентам, рассматривал различные правила создания тек-стов законов3. В труде под названием «Тактика законодательных собраний. Политические опыты» этот же автор рассуждал о важности законодательного языка, о внутренней структуре нормативных актов4.

Особый вклад в исследование юридической техники был внесен немецким ученым Рудольфом фон Иерингом. В своей книге под названием «Юридическая техника» автор приводит классификацию правил и приемов составления законов. В качестве главных целей юридической техники Р. Ие-ринг определил создание законов, доступных для понимания. Однако основ-ной заслугой ученого является введение в оборот и обоснование новой юри-дической категории «юридическая техника», которую, как отмечает Л.И. Глухарева, «он трактовал в качестве средства перевода социальных потреб-ностей населения на язык права, своеобразного приема создания таких пра-вовых норм, которые были бы способны реально поддерживать порядок в

1 См.: Кашанина Т.В. Юридическая техника. М.: Норма, 2011. С. 25.

2 См.: Бентам И. Рассуждение о гражданском и уголовном законоположении. СПб., 1867.

3 См.: Бентам И. Принципы законодательства. М., 1896.

4 См.: Бентам И. Тактика законодательных собраний. Политические опыты. СПб., 1907.

44

обществе»1. Сам же Р. Иеринг понимал юридическую технику в двух смыс-лах – субъективном и объективном. В первом смысле он имел в виду формальную отделку законодательного материала, во втором смысле – соответствующий технический механизм права2.

Важно подчеркнуть, что, несмотря на прошедший более чем 100 лет-ний период с момента издания произведения Р. Иеринга, его разработки в области юридической техники остаются актуальными и в наше время.

Развитие юридической техники в России также имеет свою историю. В период становления российского государства основным источником форми-рования правовых норм являлись древние обычаи славянских племен, а так-же княжеская судебная практика, о чем повествуют тексты договоров Руси с Византией, содержащие нормы русского и византийского права, а также цер-ковные уставы X–XI вв. Результатом обобщения этих отношений послужили уставы новгородских и киевских князей, положения которых вошли в «Рус-скую Правду», ставшей поистине первым писаным законодательным актом Древней Руси. В тексте данного документа четко прослеживалось норматив-ное построение предложений, в которых выделялись гипотеза и диспозиция, имелись заголовки статей, и даже использовались специально-юридические термины. Дальнейшее развитие древнерусского законодательства было про-должено в Новгородской и Псковской судных грамотах 1467 г., Судебнике 1497 г., Судебнике 1550 г., Стоглаве 1551 г., Кормчей книге 1650 г. и других источников церковного права, а также в Соборном уложении 1649 г., став-шим крупнейшим источником права российского государства.

В литературе отмечается, что процесс становления юридической тех-ники шел как от доктрины к практике, так и от реальных отношений через их обобщение и типизацию. Впоследствии период развития русского права сме-нился формированием законодательства абсолютистского, имперского Рос-

1 Глухарева Л.И. Рудольф фон Иеринг − основатель юридической техники // Вестник Российского государ-ственного гуманитарного университета. 2011. № 8. С. 233.

2 См.: Иеринг Р. Юридическая техника / Пер. с нем. – СПб., 1905. С. 25.

45

сийского государства, начало которому было положено реформами Петра I1. В правовых актах Петровской эпохи была введена обязательная письменная форма для актов государственных учреждений. Письменно должна была из-лагаться постановляющая часть документа: «дела разумеются, о которых надлежит письменный указ»2. Содержание первых опубликованных законо-дательных документов было очень трудно для восприятия из-за сложности языка, словесного оформления. Со временем законодательные решения стали оформляться в более доступной редакции, обеспечивающейся за счет разбив-ки письменного текста на абзацы, пункты, при использовании различных шрифтов и т. п. И тем не менее законодательные акты того периода не всегда были безупречны с точки зрения их технико-юридического оформления3.

Огромная работа по технико-юридическому оформлению российского законодательства имперского периода была проведена при Екатерине II и Александре II. В этот период принимаются важнейшие законодательные ак-ты, в которых уже тогда прослеживалось использование правил юридической техники. Повысились требования к подготовке и оформлению текстов зако-нодательных актов. В качестве иллюстрации в литературе приводится при-мер, в соответствии с которым в Наказе императрицы Екатерины II к Комис-сии по сочинению проекта нового Уложения указывалось, что «Всякий закон должен написан быть словами, вразумительными для всех… Законы делают-ся для всех людей, все люди должны по оным поступать – следовательно, надобно, чтобы все люди оные и разуметь могли»4.

Общеизвестна неоценимая работа М.М. Сперанского по приведению в согласованную и гармоничную систему отечественного законодательства. В 1830 г. было издано Полное собрание законов Российской империи, вклю-чавшее в себя 45 томов. Спустя некоторое время был издан первый Свод за-

1 См.: Величко К.Е. Развитие юридической техники в российской правовой системе // Философия права. 2009. № 6. С. 120.

2 Юртаева Е.А. Законодательная техника в Российской империи и некоторые методические вопросы препо-давания юридических дисциплин в вузах // Юридическое образование и наука. 2001. № 2. С. 19.

3 См.: Величко К.Е. Развитие юридической техники в российской правовой системе // Философия права. 2009. № 6. С. 120.

4 Императрица Екатерина II. «О величии России». М.: Эксмо, 2003. С. 133−134.

46

конов Российской империи, в котором были закреплены алфавитные и срав-нительные указатели, что внесло значительный вклад в развитие юридиче-ской техники. Далее, стало издаваться Собрание узаконений и распоряжений Правительства России. Работы М.М. Сперанского, Е.В. Васьковского, Н. Рождественского, К.А. Неволина, Ф.В. Тарановского, Н.И. Коркунова, М.А. Унковского, Г.Ф. Шершеневича и других известных российских правоведов и государственных деятелей послужили главной причиной внедрения правил юридической техники в текущее законодательство1.

С началом XX века интерес к юридической технике возрос еще боль-ше. Так, «технику права» анализировал Л.И. Петражицкий в работе 1907 года «Теория права и государства в связи с теорией нравственности»2. Затем под руководством Е.В. Васьковского в 1913 году опубликовано «Руководство к толкованию и применению законов»3, посвященное различным аспектам правоприменительной техники. В 1927 году опубликована работа Л. Успен-ского под названием «Очерки по юридической технике», в которой рассмат-ривались вопросы понятия закона, его формальная сторона, способы систе-матизации законодательства и др4.

Проблема возникновения и формирования юридической техники со-ветского периода характеризуется тем, что юристы второй половины ХХ века не проявляли большого интереса в данном вопросе. По этому поводу Г.И. Муромцев отмечает, что в 60-х гг. советская научная доктрина, не признавая понятия «юридическая техника» в его романо-германском значении, начала повсеместно употреблять категорию «законодательная техника5. В свою оче-редь, по мнению некоторых авторов того периода, законодательная техника включалась в понятие законографии – учения о структуре, формах и методах

1 См.: Болдырев С.Н. Юридическая техника: подходы к исследованию // Философия права. 2014. № 1 (62). С. 8.

2 См.: Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб.: Лань, 2000.

3 См.: Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов. Для начинающих юристов. М.: Городец, 1997.

4 См.: Успенский Л. Очерки по юридической технике. Ташкент, 1927.

5 См.: Муромцев Г.И. Юридическая техника: некоторые аспекты содержания понятия // Проблемы юридиче-ской техники: сборник статей / под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 1999. С. 31−32.

47

построения законодательной системы1. Сама же законодательная техника трактовалась как совокупность приемов и методов подготовки и издания наиболее совершенных по форме и структуре нормативных актов2. Подобный подход являлся основополагающим вплоть до 80-х гг. в тоже время катего-рии «юридическая техника» и «законодательная техника» зачастую исполь-зовались как синонимы. Например, И.К. Ильин и Н.В. Миронов определяют юридическую технику как «совокупность определенных, выработанных опы-том и проверенных практикой приемов и методов работы по подготовке и изданию различных правовых актов нормативного и ненормативного харак-тера»3. С.С. Алексеев под юридической техникой понимает «средства и при-емы документарного выражения нормативного акта..., средства и приемы специально-юридического изложения их содержания»4.

Следующий период становления юридической техники приходится на период 90-х и начала 2000-х гг. В последние десятилетия вопросы юридиче-ской техники нашли отражение в различных исследованиях. Написано мно-жество диссертационных и монографических исследований, статей, проведе-но большое количество научно-практических конференций и семинаров5.

1 См.: Ушаков А.А. О понятиях юридической техники и ее основных проблемах. Пермь, 1961.

2 См.: Москвин С.С., Пиголкин А.С. Законодательная техника / под. ред. Д.А. Керимова. Л., 1965; Пиголкин А.С. Подготовка проектов нормативных актов. М.,1968.

3 Ильин И.К., Миронов Н.В.О форме и стиле правовых актов // Советское государство и право. 1960. № 12. С. 65–66.

4 Алексеев С.С. Проблемы теории права: Курс лекций: В 2 т. Т. 2. Свердловск, 1973. С. 39.

5 См., например: Власенко Н.А. Язык права. Иркутск, 1997; Законодательная техника / под ред. Ю.А. Тихо-мирова. М., 2000; Власенко Н.А. Законодательная технология: Теория. Опыт. Правила. Иркутск, 2001; Те-нетко А.А. Юридическая техника правоприменительных актов: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екате-ринбург, 1999; Жинкин С.А. Законодательная техника в региональном правотворчестве: теоретический ас-пект: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2000; Проблемы юридической техники: Сб. ст. / под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2000; Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование: Сб. ст.: В 2 т. / под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2001; Чигидин Б.В. Юридическая техника российского законодательства: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Москва, 2002; Булаков О.Н. Зако-нодательная техника и законодательный процесс в Российской Федерации (правила конструирования зако-на). М., 2002; Михайлов О.В. Систематизация нормативно-правовых актов как способ их совершенствова-ния. М., 2003; Савченко Л.В. Юридическая техника в правотворчестве субъекта российской федерации: ав-тореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004; Голенок С.Г. Юридическая техника в системе регионального нор-мотворчества (теоретико-прикладной аспект): автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2005; Панько К.К. Основы законодательной техники в уголовном праве России: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Саратов, 2006; Карташов В.Н. Правотворческая практика субъектов Российской Федерации (некоторые проблемы законодательной технологии). Ярославль, 2007; Максимова Е.В. Юридическая техника как средство повы-шения эффективности нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Уфа, 2009; Юридическая техника: Учеб. пособие по подготовке законопроектов и иных нормативных правовых актов органами исполнительной власти / под ред. Т.Я. Хабриевой, Н.А. Вла-сенко. М., 2009; Давыдова М.Л. Теоретические и методологические проблемы понятия и состава юридиче-

48

Однако, несмотря на достигнутые результаты, проводимые исследования не полностью отвечают требованиям современной юридической науки и прак-тики. В частности следует отметить, что в российской юридической науке до сих пор не выработан единый подход к определению понятия «юридическая техника», в связи с чем, на законодательном уровне практически отсутствуют попытки дефинирования данного понятия в тексте нормативных правовых актов.

В настоящее время в отечественной теории права существует множе-ство мнений относительно понятия юридической техники. Так, Л.Д. Воево-дин рассматривает юридическую технику как научно разработанную методи-ку создания, познания и эффективного применения права в целях урегулиро-вания поведения людей1.

Б.В. Чигидин пишет, что «юридическая техника – это методика опти-мизации формы правового акта, состоящая из научно обоснованных и прак-тически подтвержденных методов, правил, приемов и средств и имеющая своей основной задачей обеспечение возможности буквального толкования акта с целью точного установления содержания волеизъявления правотвор-ца»2.

А.Б. Лисюткин отмечает, что «юридическая техника – обусловленная закономерностями развития правовой системы общества, совокупность опре-деленных правил, приемов, навыков, методов, используемых в профессио-нальной юридической деятельности с целью обеспечения высокого качества ее результатов»3.

А.Ф. Черданцев под юридической техникой понимает «совокупность правил, приемов, способов подготовки, составления, оформления юридиче-

ской техники: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Волгоград, 2010; Доктринальные основы юридической тех-ники / отв. ред. Н.А. Власенко. М., 2010; Кашанина Т.В. Юридическая техника. М.: Норма, 2011 и др.

1 См.: Воеводин Л.Д. Юридическая техника в конституционном праве // Вестник Московского университета. 1997. № 3. С. 6.

2 Чигидин Б.В. Юридическая техника российского законодательства: автореф. дис. … канд. юрид наук. М., 2002. С. 15.

3 Лисюткин А.Б. Юридическая техника и правовые ошибки // Государство и право. 2001. № 11. С. 25.

49

ских документов, их систематизации и учета»1.

А.Н. Миронов предлагает рассматривать юридическую технику «как совокупность технико-юридических средств, в качестве которых выступают юридические приспособления, необходимые для осуществления различных видов юридической деятельности»2.

В.Л. Кулапов определяет юридическую технику как «систему средств, приемов и правил, которые используются при создании, оформлении и упо-рядочении юридических актов для обеспечения эффективности их регуля-тивного воздействия»3.

В.Н. Карташов указывает, что юридическая техника представляет со-бой систему общесоциальных, технических и специально-юридических средств, используемых субъектами в процессе соответствующих действий и операций4.

Ю.А. Тихомиров рассматривает юридическую технику как систему правил познавательно-логического и нормативно-структурного формирова-ния правового материала с целью подготовки текста правового акта5.

М.Л. Давыдова под юридической техникой понимает «систему профес-сиональных юридических средств, приемов и правил, используемых при со-ставлении правовых актов и осуществлении иной юридической деятельности в сферах правотворчества, интерпретации, властной и невластной реализации права, обеспечивающих совершенство его формы и содержания»6.

В.И. Червонюк пишет, что юридическая техника представляет собой набор технико-юридических средств, приемов выражения посредством языка в законодательном тексте или в тексте иного нормативного или ненорматив-

1 Черданцев А.Ф. Теория государства и права. М., 2003. С. 327.

2 Миронов А.Н. Юридическая техника нормативных правовых актов // Вестник Владимирского юридиче-ского института. 2009. № 3. С. 103.

3 Кулапов В.Л. Проблемы теории государства и права: учебное пособие. Саратов: Изд-во СГАП, 2006. С. 241.

4 См.: Карташов В.Н. Юридическая технология или юридическая техника? Некоторые методологические аспекты исследования // Юридическая техника. 2007. № 1. С. 18.

5 См.: Тихомиров Ю.А. Юридическая техника – инструмент правотворчества и правоприменения // Юриди-ческая техника. 2007. № 1. С. 12.

6 Давыдова М.Л. Теоретические проблемы определения понятия юридической техники в отечественной тео-рии права // Проблемы теории и истории государства и права. 2007. № 9. С. 30.

50

ного правового решения идеи, смысла права; это техника составления юри-дического документа, а равно оформления принятого юридического решения в правовом акте1.

В.Ф. Лапшин определяет юридическую технику как «совокупность средств, приемов и правил, выработанных в процессе научного изучения и практического применения, которые используются органами государствен-ной власти и управления, а также гражданами при осуществлении в пределах своей компетенции правотворческой, правоинтерпретационной и правопри-менительной деятельности»2.

В.А. Сапун отмечает, что «под юридической техникой следует пони-мать правила, специальные приемы использования правовых средств в про-цессе правотворческой, правоприменительной и иных видов юридической деятельности»3. Этим же автором юридическая техника понимается как «наука и учебная дисциплина, состоящая из знаний, теорий, понятий о пра-вовых средствах, приемах, правилах, юридических механизмах, правовых конструкциях, их применении и использовании в различных видах юридиче-ской деятельности»4.

С.В. Поленина определяет юридическую технику как «разработанную наукой, прежде всего юридической, совокупность способов и приемов, при помощи которых обеспечивается прямая и обратная связь между граждана-ми, социальными слоями населения, гражданским обществом в целом, с од-ной стороны, и государством в лице его правотворческих и правопримени-тельных органов, с другой»5.

В.М. Баранов и В.А. Толстик пишут, что под юридической техникой понимается «система профессиональных юридических правил и средств, ис-

1 См.: Червонюк В.И. Юридические технологии («правовая инженерия»): методологическое значение, при-рода, соотношение с юридической техникой, статус в системе правоведения // Вестник Мордовского уни-верситета. 2009. № 4. С. 91.

2 Лапшин В.Ф. Юридическая и законодательная техника: вопросы соотношения и применение в уголовном праве // Человек: преступление и наказание. 2009. № 1. С. 90.

3 Сапун В.А., Турбова Я.В. Инструментальная теория права и правовые средства как элементы юридической техники // Ленинградский юридический журнал. 2010. № 3. С. 180.

4 Там же. С. 181.

5 Поленина С.В. Юридическая техника и правовая технология: теория, практика, преемственность // Юриди-ческая техника. 2011. № 5. С. 390.

51

пользуемых при составлении правовых актов и осуществлении иной юриди-ческой деятельности в сферах правотворчества, правоинтерпретации, власт-ной и невластной реализации права, обеспечивающих совершенство его формы и содержания»1.

В контексте нашего исследования необходимо отметить ряд подходов к определению юридической техники представителями различных отраслевых юридических наук. Так, например, К.А. Воскресенский юридическую техни-ку уголовного законодательства определяет как «методику выработки и оп-тимизации формы и структуры уголовного закона, представляющую собой систему взаимосвязанных, научно обоснованных и практически подтвер-жденных правил, приемов и средств подготовки текста правового акта, кото-рые обеспечивают полное и точное соответствие формы нормативных пред-писаний их содержанию, доступность, простоту и обозримость нормативного материала, исчерпывающий охват регулируемых вопросов»2. А.В. Белов, рассматривая юридическую технику российского налогового законодатель-ства, отмечает, что она является техникой адаптации смысла налоговых уста-новлений к конфигурации жизненных событий3. А.Н. Краснов, исследуя юридическую технику экологического законодательства, пишет, что она представляет собой «обусловленную целями обеспечения экологической за-конности и экологической безопасности систему структурно-содержательных (композиционных) элементов и функционально эффектив-ных процедур (операций), опосредующих юридически значимую экологиче-скую деятельность»4.

На основании приведенных подходов юридическую технику следует рассматривать как межотраслевой юридический институт, представляющий собой совокупность норм, регулирующих общественные отношения в сфере

1 Юридическая техника: Курс лекций / под ред. В.М. Баранова, В.А. Толстика. М.: ДГСК МВД России, 2012. С. 25.

2 Воскресенский К.А. Юридическая техника: частные вопросы совершенствования уголовного закона: авто-реф. дис. канд. юрид. наук. СПб., 2008. С. 7.

3 См.: Белов А.В. Юридическая техника российского налогового законодательства (общетеоретический ана-лиз): автореф. дис. канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2002. С. 10.

4 Краснов А.Н. Юридическая техника российского экологического законодательства (общеправовой анализ): автореф. дис. канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2008. С. 9.

52

осуществления правотворческой деятельности. В данном случае юридиче-ская техника не ограничивается отношениями, связанными сугубо с деятель-ностью в сфере создания нормативных правовых актов, однако именно дан-ное основание позволяет говорить о межотраслевом характере рассматривае-мого правового явления. Данный вывод можно аргументировать и тем, что использование правил, приемов, средств юридической техники распростра-няется на всю систему законодательства.

Таким образом, необходимо сделать вывод о том, что юридическая техника правотворчества представляет собой комплексный межотраслевой юридический институт, выраженный совокупностью норм различных отрас-лей публичного и частного права, регулирующих общественные отношения в сфере осуществления правотворческой деятельности различными субъекта-ми, устойчивость которому придает наличие норм иных социальных регуля-торов (внутриорганизационных, обычаев, обыкновений и др.).

В литературе имеет место мнение, согласно которому «термин «юри-дическая техника» неточен, глубоко противоречив и применяется лишь в си-лу правовой традиции… Все то, что в правовой науке и практике принято обозначать понятием «юридическая техника» правильнее называть «юриди-ческая технология»1. Данной позиции придерживается В.М. Баранов. Другие авторы напротив считают, что юридическая техника является основным эле-ментом юридической технологии, трактуя последнюю как основанную на определенных принципах, прогнозах и планах систему мыслительных и внешне актуализированных действий и операций компетентных физических и должностных лиц, связанную с изданием юридических решений, в ходе ко-торой оптимально используются необходимые ресурсы, средства, приемы, способы, методы и правила, процессуальные формы и соответствующие ти-

1 Баранов В.М. Предисловие // Проблемы юридической техники: сб. ст. / под ред. В.М. Баранова. Н. Новго-род, 2000. С. 11–12

53

пы, виды и подвиды контроля за деятельностью субъектов и участников юридической практики1.

Не вдаваясь в дискуссию по поводу соотношения рассмотренных кате-горий, отметим, что мы также солидарны с теми авторами, которые рассмат-ривают юридическую технику как неотъемлемую часть юридической техно-логии. При этом юридическая техника по праву выступает в качестве усло-вия функционирования юридической технологии. На этот счет прав Н.А. Власенко, отмечая что «если юридическая технология отвечает на вопрос: в какой последовательности осуществлять те или иные юридические операции, то юридическая техника отвечает на вопрос: с помощью каких приемов и средств должны осуществляться те или иные технологические операции (действия)»2.

Итак, приведенные точки зрения относительно понятия юридической техники позволяют сделать вывод, что в теории права сложилось несколько подходов к пониманию данного феномена, обобщая которые следует отме-тить, что юридическая техника одновременно рассматривается как совокуп-ность средств, приемов, способов подготовки нормативных актов и как меж-отраслевой юридический институт.

Еще раз отметим, что важнейшим видом юридической деятельности является правотворчество, в узком смысле представляющее собой деятель-ность по подготовке правовых документов, в частности нормативных право-вых актов. В свою очередь юридическую технику правотворчества можно представить как систему средств, правил, приемов, используемых при со-здании, принятии, дополнении, изменении, отмене, разъяснении юридических норм, обеспечении их качества и эффективного применения, а также си-стематизации юридических документов уполномоченными субъектами и обеспечивающих взаимодействие между государством и гражданским об-

1 См.: Карташов В.Н. Юридическая технология или юридическая техника? Некоторые методологические аспекты исследования // Юридическая техника. 2007. № 1. С. 17.

2 Нормотворческая юридическая техника / под ред. Н.А. Власенко. М.: Юстиц-информ, 2011. С. 12.

54

ществом. При этом, говоря о юридических нормах, мы имеем в виду нормы, содержащиеся в текстах нормативных правовых актов.

Далее мы будем рассматривать юридическую технику правотворчества в ее инструментальном значении, т. е. как систему средств, приемов, правил, используемых в правотворческой деятельности при создании текстов норма-тивных правовых актов.

Продолжая общетеоретическую характеристику юридической техники, следует согласиться с тезисом, согласно которому «отсутствие единства взглядов на содержание юридической техники приводит и к многообразию подходов в классификации ее видов и подвидов»1.

Рассматривая вопрос о видах юридической техники, многие авторы ак-центируют внимание на поиске основной классификации. Мы же разделяем точку зрения М.Л. Давыдовой, которая утверждает, что «необходимость вы-бора одного основания классификации приводит к незаслуженному игнори-рованию других возможных критериев и в значительной мере обедняет по-нимание изучаемой категории»2. Автор также отмечает, что множественность классификаций юридической техники обусловлена рядом объективных при-чин, к числу которых относятся многообразие подходов к понятию юридиче-ской техники и широкая сфера ее применения3.

В юридической литературе встречаются следующие виды юридической техники: законодательная техника, правоприменительная техника, интерпре-тационная техника, техника систематизации и техника учета правовых актов, техника судебной речи, техника актов официального толкования, техника следственных действий и т. д. Представляется, что основой классификации юридической техники является деление ее на виды по определенным основа-ниям. Огромная работа в этом отношении проделана М.Л. Давыдовой, пред-

1 Артемов В.М. Правопорядок как целеполагающий ресурс развития законодательной техники в современ-ном обществе // Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование: Сб. ст.: В 2 т. / под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2001. С. 6.

2 Давыдова М.Л. Классификация юридической техники как научная проблема // Пробелы в российском за-конодательстве. 2009. № 2. С. 41.

3 См.: Давыдова М.Л. Юридическая техника: проблемы теории и методологии: монография. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2009. С. 83−84.

55

ложившей 14 оснований для классификации юридической техники, при этом автор отмечает, что приведенные классификации не являются исчерпываю-щими1. И с этим следует согласиться, так как классификацию видов юриди-ческой техники составляют все имеющиеся направления юридической дея-тельности, не говоря о тех, которые могут возникнуть в будущем. В этой свя-зи считаем необходимым рассмотреть лишь некоторые виды юридической техники, условно назвав их основными, которые наиболее часто встречаются в исследованиях.

Анализируя юридическую литературу, следует отметить, что к основ-ным видам юридической техники традиционно относят: правотворческую, законодательную, правоприменительную. В свою очередь технику право-творческой процедуры, систематизации, опубликования, учета правовых ак-тов и т. д. можно рассматривать в качестве вспомогательных видов или даже подвидов юридической техники.

В научных источниках также можно встретить мнение, в соответствии с которым правотворческая техника рассматривается как совокупность при-меняемых (используемых) правил, средств и приемов подготовки, оформле-ния и вступления в силу нормативных правовых актов с целью их совершен-ства2. Однако, на наш взгляд, данный подход не дает полного представления о правотворческой технике и скорее приемлем для определения сути техники законодательной. При этом необходимо отметить, что в литературе термин «законодательная техника» используется чаще и в большинстве случаев означает тоже, что и правотворческая техника или даже нормотворческая техника.

В настоящее время единство взглядов на понятие законодательной тех-ники отсутствует. Прежде всего, это вызвано наличием нескольких подходов (широкого и узкого) к трактовке данного понятия. В соответствии с широким подходом под законодательной техникой понимают технические операции,

1 Там же. С. 85−104.

2 См.: Костюнина О.В. Теоретические и нормативно-правовые проблемы юридической (правотворческой) техники: сравнительно-правовой анализ // Сибирский юридический вестник. 2007. № 3 (38). С. 9.

56

правотворческие процедурные правила по созданию нормативных предписа-ний (законодательную инициативу, составление и редактирование законо-проектов, порядок внесения, рассмотрения и обсуждения проектов, их согла-сование с заинтересованными ведомствами, получение заключений, и т. д.)1. Сюда же относят правила и приемы опубликования законов2. По верному за-мечанию Л.Л. Кругликова столь широкая трактовка законодательной техники смыкает ее с понятием правотворчества3. В свою очередь Е.В. Ильюк отмеча-ет, что при подобном понимании, законодательная техника тождественна теории правотворчества4. На этот счет А.В. Иванчин верно отмечает, что «вряд ли можно вести речь о тождестве (поскольку теория правотворчества не исчерпывается процедурными и техническими вопросами)»5. На наш взгляд, законодательная техника представляет собой более узкое понятие, в отличие от техники правотворческой, так как связанна с деятельностью по созданию законов и подзаконных актов, а также муниципальных правовых актов, в то время как правотворческая техника распространяет свое действие на все виды нормативных и ненормативных (индивидуальных) правовых ак-тов.

В узком смысле законодательную технику можно определить как сово-купность средств, приемов, методов, операций, используемых в процессе вы-работки нормативных актов с целью обеспечения их совершенства. Напри-мер, Н.А. Власенко отмечает, что законодательная (законопроектная) техника является важнейшей частью юридической техники и образует систему прие-мов, методик и правил работы с текстами проектов законов6. В.Ф. Лапшин определяет законодательную технику как «составную часть юридической техники, представляющую собой совокупность средств, приемов и правил,

1 См.: Москвин С.С., Пиголкин А.С. Законодательная техника / под ред. Д.А. Керимова. Л., 1965. С. 4−5.

2 См.: Дмитриевцев К.Н. Процесс правотворчества в Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1994. С. 23.

3 См.: Кругликов Л.Л. О средствах законодательной техники в уголовном праве // Проблемы юридической техники в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве. Ярославль, 1996. С. 4.

4 См.: Ильюк Е.В. Законодательная техника построения диспозиции статьи уголовного закона: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1989. С. 6.

5 Иванчин А.В. Законодательная техника в уголовном правотворчестве (понятие и структура) // Юридиче-ская техника. 2008. № 2. С. 124.

6 Власенко Н.А. Основы законодательной техники: Практическое руководство. Иркутск, 1995. С. 5.

57

выработанных в процессе научного изучения, которые используются органа-ми государственной власти при осуществлении в пределах своей компетен-ции правотворческой деятельности, направленной на создание законных нормативных актов»1. Некоторые авторы не разделяют данную позицию, считают ее не совсем точной, аргументируя это тем, что при таком подходе «неясно, что же тогда следует считать законодательной (юридической) так-тикой и стратегией, законодательной (юридической) технологией»2. Однако мы не будем вступать в полемику, так как рассмотрение данного вопроса вы-ходит за рамки объекта нашего исследования, и будем придерживаться пред-ложенной выше трактовки законодательной техники.

Необходимо отметить, что законодательная техника в свою очередь тоже имеет свои подвиды, к числу которых некоторые авторы относят зако-нодательную технику федерального законодателя, законодательную технику субъекта федерации, технику уголовного законодательства, технику налого-вого законодательства, технику административного законодательства, техни-ку бюджетного законодательства и т. д.3. Представляется целесообразным включить в данный список и законодательную технику органов местного са-моуправления.

Неизменной следует признать позицию, в соответствии с которой юри-дическая техника присутствует практически во всех видах юридической дея-тельности. Следовательно, она имеет существенное значение и в процессе правоприменения. В этой связи кратко рассмотрим такой вид юридической техники как правоприменительная техника.

Правоприменительная техника является неотъемлемой частью право-применительной деятельности. Правоприменение в свою очередь выступает в качестве одной из форм реализации права. Применение права представляет собой процесс выбора модели поведения, установленного законом. Как отме-

1 Лапшин В.Ф. Юридическая и законодательная техника: вопросы соотношения и применение в уголовном праве // Человек: преступление и наказание. 2009. № 1. С. 91.

2 Чернявский А.Г. О некоторых особенностях законотворческой техники и методологии ее исследования в современной России // Вестник Академии права и управления. 2011. № 23. С. 20.

3 См.: Соловьев О.Г., Санташов А.Л. Дискуссионные вопросы определения видов юридической техники в теории права // Юридическая наука. 2013. № 4. С. 37.

58

чает М.М. Аносова, правоприменение не является механическим выполнени-ем предписаний норм права, это определенное творческое начало, лежащее в основе эффективности этой деятельности1. Однако, более точной, на наш взгляд, является формулировка, предложенная А.В. Авериным, в соответ-ствии с которой применение права – это комплекс мыслительных и фактиче-ских, организационных и юридических действий субъекта правоприменения, целью которого является обеспечение нормального течения процесса реали-зации правовых предписаний2.

Среди теоретиков права встречается мнение, согласно которому под правоприменительной техникой понимается «технику осуществления госу-дарственно-властной организующей деятельности уполномоченными госу-дарственными органами и должностными лицами по разрешению юридиче-ских дел»3. Другие авторы, например, А.Н. Илясов предлагают трактовать данный термин с двух позиции. В соответствии с первой позицией право-применительная техника представляет собой самостоятельную научно-практическую категорию, содержащую знания о принципах, методах, прави-лах, средствах создания совершенных в формальном и содержательном плане актов применения права. Во втором случае правоприменительная техника выступает в качестве совокупности практических рекомендаций по исполь-зованию правил и средств составления актов применения права4. Более удач-ным, представляется определение правоприменительной техники А.С. Логи-нова, под которой автор понимает «особый относительно самостоятельный вид юридической техники, представляющий собой систему средств, способов и правил профессиональной юридической деятельности, используемых в рамках разрешительного типа правового регулирования на этапе поднорма-тивной регламентации общественных отношений, технически, обеспечива-

1 См.: Аносова М.М. Правопонимание и правоприменение на современном этапе: некоторые проблемы тео-рии и практики: монография / под ред. А.В. Аверина. Владимир, 2007. С. 141.

2 См.: Аверин А.В. Правоприменительная деятельность суда и формирование научно-правового сознания судей / под ред. М.И. Байтина. Саратов: Изд-во СГАП, 2003. С. 88.

3 Тихонова С.С. Юридическая техника в уголовном праве: курс лекций. Н. Новгород, 2008. С. 10.

4 См.: Илясов А.Н. Правоприменительная техника и правоприменительная технология (теоретико-правовой анализ): дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2008. С. 82.

59

ющих действие права в ситуациях, в которых юридические нормы не могут быть реализованы в формах непосредственной реализации без властно-организующего решения компетентного субъекта»1.

Правоприменительная техника также подразделяется на определенные подвиды, подробная классификация которых приведена А.С. Логиновым. Так, автор отмечает, что «видовое деление правоприменительной техники осуществляется в зависимости: от субъекта правоприменения (техника госу-дарственных органов; техника иных субъектов правоприменительной дея-тельности; вида процессов рассмотрения и разрешения дел, входящих в ком-петенцию государственного органа (административная и судебная); стадии правоприменительного процесса (техника установления фактических обстоя-тельств дела; техника выбора нормы права и юридической квалификации де-ла; технику проверки и толкования нормы права; техника решения дела и до-ведения его до сведения заинтересованных лиц); способа объективации воле-изъявления правоприменителя во вне (техника объективации актов-документов и техника объективации актов-действий); вида осуществления правоприменительной деятельности (техника оперативно-исполнительной деятельности; техника правоохранительной деятельности; техника контроль-но-надзорной деятельности); характера операций на стадии проверки и тол-кования нормы права (техника толкования; техника разрешения коллизий; техника преодоления пробелов в праве); отраслевой принадлежности приме-няемых норм (техника применения уголовного права; техника применения гражданского права; техника применения налогового права; техника приме-нения трудового права)»2.

Необходимо отметить, что итоговой целью правоприменительной тех-ники является умелое использование ее средств и приемов для профессио-нального применения юридических норм в процессе правового регулирова-ния общественных отношений, возникающих на стадии применения права.

1 Логинов А.С. Правоприменительная техника: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2011. С. 5.

2 Логинов А.С. Правоприменительная техника: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2011. С. 6.

60

В настоящее время в юридической науке нет единого мнения относи-тельно состава юридической техники. В самом общем виде состав юридиче-ской техники представляет собой определенный набор юридических инстру-ментов, при помощи которых обеспечивается достижение целей того или иного вида юридической деятельности. Так, различные авторы говорят о приемах и методах1, о средствах и приемах2, о правилах и приемах3, о прави-лах, приемах и способах4, о правилах, приемах, способах и средствах5 и т. д.

Мы в свою очередь не будем подробно останавливаться на изучении элементного состава юридической техники и ограничимся лишь кратким об-зором некоторых авторских концепций.

Следует отметить, что среди теоретиков права сложились различные подходы к изучению элементов юридической техники. Так, С.С. Алексеев к числу элементов юридической техники относит: технико-юридические сред-ства (юридические конструкции, термины и т. д.); технико-юридические пра-вила; технико-юридические приемы (приемы изложения правовых норм, си-стема отсылок и т. п.);6. Т.В. Кашанина в содержание юридической техники включает: правила обеспечения логики права; содержательные правила; язы-ковые правила; структурные правила; формальные (реквизитные) правила; процедурные правила7. В.Н. Карташов в качестве элементов юридической техники рассматривает только средства юридической практики8.

Рассмотренные позиции относительно состава юридической техники являются достаточно устоявшимися, поэтому мы не претендуем на предло-жение очередной авторской концепции и остановимся на характеристике трехзвенной элементной структуры в связке «средство – правило – прием».

1 См.: Ильин И.К., Миронов Н.В. О форме и стиле правовых актов (некоторые вопросы законодательной техники) // Советское государство и право. 1960. № 12. С. 66.

2 См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права: В 2 т. Т. 2. Свердловск, 1972. С. 139.

3 См.: Пиголкин А.С. Подготовка проектов нормативных актов (организация и методика). М.,1966. С. 10.

4 См.: Черданцев А.Ф. Теория государства и права. М., 2001. С. 366.

5 Денисов Г.И. Юридическая техника: теория и практика // Журнал российского права. 2005. № 8. С. 89.

6 См.: Алексеев С.С. Общая теория права: в 2 т. М., 1982. Т. 2. С. 267, 271.

7 Кашанина Т.В. Юридическая техника. М.: Норма, 2011. С. 100–103.

8 Карташов В.Н. Юридическая техника, тактика, стратегия и технология (к вопросу о соотношении) // Про-блемы юридической техники: Сб. ст. / Под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2000. С. 18.

61

При этом, придерживаясь намеченной структуры работы, средства юридиче-ской техники будут рассмотрены отдельно в следующей главе исследования.

Правила (требования) юридической техники представляют собой тео-ретические знания о юридической технике, реализующиеся в результате практических потребностей правотворца в процессе создания текста норма-тивного правового акта. При этом еще С.С. Алексеев отмечал, что правила юридической техники «это такая ее сторона, которая характеризует исполь-зование технических средств и приемов, относящихся в основном к внешней форме»1. Следовательно, соблюдение правил юридической техники при осу-ществлении юридической деятельности является определяющим критерием ее качества.

По вопросу видов правил юридической техники в юридической лите-ратуре высказаны различные точки зрения. Так, Ю.А. Тихомиров выделяет следующие группы правил юридической техники: познавательно-юридические; нормативно-структурные; логические; языковые; докумен-тально-технические; процедурные2. Т.В. Кашанина сформулировала шесть групп правил: содержательные правила; структурные правила; правила логи-ки; языковые правила; формальные (реквизитные) правила; процедурные правила3. А.Ф. Черданцев правила юридической техники подразделяет на: правила, относящиеся к внешнему оформлению нормативных актов; правила, относящиеся к содержанию и структуре нормативных актов; правила и прие-мы изложения норм права (язык нормативных актов)4. Н.А. Власенко опре-деляет пять групп правил юридической техники: реквизитные требования (правила внешнего оформления); содержательные правила; структурные пра-вила; языковые требования; логические требования5. По мнению М.Л. Давы-довой правила (требования) юридической техники можно разделить на две

1 Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2. С. 271.

2 См.: Законодательная техника. М., 2000. С. 12, 13.

3 Кашанина Т.В. Юридическая техника. М.: Норма, 2011. С. 101–103.

4 См.: Черданцев А.Ф. Теория государства и права. М.: Юрайт, 2002. С. 367–369.

5 См.: Власенко Н.А. Правила законодательной техники в нормативно-правовых актах субъектов РФ // Зако-нотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование. В 2 т. Т. 1. Н. Новго-род, 2001. С. 176–183.

62

группы: внешние правила, устанавливающие определенные критерии оценки результата юридической деятельности (справедливость, демократизм, закон-ность, гуманизм и другие требования, предъявляемые к любым правовым ак-там и юридически значимым действиям); внутренние правила, характеризу-ющие процесс осуществления юридической деятельности1. В другой работе М.Л. Давыдова предлагает объединить технико-юридические правила в че-тыре группы: 1) универсальные правила; 2) доктринальные правила; 3) нор-мативно закрепленные правила; 4) случайные правила2.

Взяв за основу приведенные выше концепции относительно видов пра-вил юридической техники, кратко остановимся на рассмотрении каждого из них.

1. В правотворческой деятельности необходимо знание и правильное использование правил логики. Согласно этим правилам в процессе выработ-ки норм права часто применяются индуктивные действия для обобщения фактов социальной действительности и расположения их в определенном по-рядке. Правила логики имеют важное значение при принятии всех юридиче-ских решений и при составлении всех правовых документов. В процессе правотворчества применяются общие и специфические правила логики. К общим правилам относятся: единообразное понимание терминов; согласо-ванность различных частей правового документа; согласованность различ-ных правовых документов; отсутствие противоречий между частями право-вого документа; отсутствие противоречий между различными правовыми до-кументами; последовательность мыслительных операций, используемых при построении правовых актов; убедительность правовых документов. Специ-фическими логическими правилами правотворчества являются: обоснование мотивов принятия нормативного акта (правило мотивации); соответствие нормативного акта общим принципам системы законодательства; однород-ность правовых обобщений, помещаемых в нормативный акт (правило отрас-

1 См.: Давыдова М.Л. Юридическая техника: проблемы теории и методологии: монография. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2009. С. 109–110.

2 См.: Давыдова М.Л. Нормативность юридической техники: к вопросу о механизме действия правотворче-ских правил и средств // Юридическая техника. 2012. № 6. С. 156.

63

левой типизации); классификация нормативных предписаний; регламентиро-вание всех элементов логической нормы права; обеспеченность нормативных предписаний санкциями; вынесение за скобки одинаковых частей логических норм1.

Необходимо отметить также, что логики изложения правовых норм по-священы Методические рекомендации по лингвистической экспертизе зако-нопроектов, подготовленные Правовым управлением Аппарата Государ-ственной Думы. В данном издании отмечается, что «правила логического по-строения текстов законопроектов универсальны, то есть применимы к тексту любого законопроекта независимо от его отраслевой принадлежности»2.

2. Реквизитные (формальные) правила необходимы для идентификации и учета юридического документа. Например, реквизиты, используемые в те-сте того или иного нормативного правового акта, отражают его официальный характер, отличают от других похожих документов. Наличие реквизитов строго обязательно для всех юридических документов, в тоже время их набор и расположение в тексте документа могут отличаться. Так, существуют рек-визиты, используемые в начале документа и образующие так называемый ти-тульный лист. К их числу относятся: название вида правового акта; наимено-вание органа, его издавшего; заголовок правового документа; номер правово-го акта и дата его принятия. Следует также отметить о существовании рекви-зитов, располагающихся в конце правового документа. Это могут быть, например, место принятия документа и дата его подписания, наименование должности, фамилия и инициалы лица, подписавшего документ, подпись и т. д.

3. Структурные правила обеспечивают систематизированное изложе-ние информации в правовом документе и ее эффективное усвоение. Напри-мер, для структуры нормативного правового акта характерно наличие трех

1 См.: Кашанина Т.В. Логика права как элемент юридической техники // Журнал российского права. 2008. № 2 (134). С. 31, 32.

2 Крюкова Е.А., Крыжановская Л.А. Методические рекомендации по лингвистической экспертизе законо-проектов. М.: Издание Государственной Думы, 2013. С. 17.

64

наиболее значимых частей: общей (вступительной), основной, заключитель-ной.

В общей части содержатся положения, определяющие предмет регули-рования, основные понятия, принципы правового регулирования и т. д. Всту-пительная часть некоторых законов также может содержать преамбулу, кото-рая помещается перед нормативной частью основного текста закона и вклю-чающая в себя мотивы принятия закона, цели и задачи его реализации.

В основной части юридического документа могут содержаться разде-лы, главы, статьи, пункты, подпункты, абзацы и др. Наличие подобных структурных элементов свойственно текстам законов, а также некоторым правореализационным актам (например, договорам). В свою очередь содер-жание судебных актов составляют констатирующая, описательная, мотиви-ровочная, резолютивная части.

В заключительной части (заключительных, переходных положениях) устанавливаются порядок, сроки вступления нормативного правового акта в законную силу, перечень отменяемых и изменяемых актов и др.

Следует также отметить, что помимо перечисленных частей, некоторые нормативные правовые акты могут иметь приложения в виде текстов, таблиц, графиков, схем, чертежей, рисунков, карт. При этом приложение является неотъемлемой частью нормативного правового акта, наличие которого опре-деляется соответствующим структурным элементом правового акта.

4. Содержательная часть правового акта представляет собой формально закрепленные в нем нормы права или индивидуальные предписания. Содер-жательные правила юридической техники направлены на обеспечение до-стижения социальной адекватности закона. В процессе правотворчества за-конодателю необходимо максимально точно отразить в нормативном право-вом акте происходящие в обществе процессы, а также спрогнозировать эти процессы на будущее развитие общественных отношений.

5. Языковые правила. В любой юридической работе язык имеет важное значение. Юридическая деятельность осуществляется для людей, и любой

65

юридический акт им должен быть понятен. Особенно это касается право-творчества. Соблюдение языковых правил не менее важно и в процессе реа-лизации норм права (например, при составлении договора, написании судеб-ных решений и приговоров). Точность, ясность и доступность для понимания юридических документов являются непременными условиями их эффектив-ности1. Своеобразие стиля языка нормативных правовых актов заключается в выражении воли законодателя. Характерными чертами языка закона являют-ся логическая связанность, последовательность изложения, точность, кон-кретность, нейтральность, простота, лаконичность, компактность. К основ-ным требованиям юридического языка относится, в частности, использова-ние в тексте закона терминов с четким смыслом и унифицированным значе-нием, употребление слов и выражений в их прямом значении, отказ от неустоявшихся терминов, жаргонизмов, ограниченное использование ино-странной лексики и др.

6. Процедурные правила юридической техники представляют собой требования, предъявляемые к процедуре принятия нормативных правовых актов. В основе правотворческого процесса лежит отражение различных яв-лений общественной жизни (экономической, социальной и т. д.). Специфика этого отражения обусловлена правовыми санкциями, а также ролью самого права в обществе. Отражение в законах и подзаконных актах общественных и экономических явлений ориентировано на практику и носит творческий характер. В ходе правотворчества должны быть разрешены задачи по выяв-лению, измерению и учету различных факторов, оказавших влияние на раз-работку и принятие того или иного нормативного правового акта. Процедур-ные правила правотворческого процесса состоят из ряда стадий, последова-тельно сменяющих друг друга и образующих в совокупности сам правотвор-ческий процесс. Основными стадиями в данном случае являются: правотвор-ческая инициатива; обсуждение проекта нормативного правового акта; при-

1 См.: Кашанина Т.В. Юридическая техника. М.: Норма, 2011. С. 113.

66

нятие нормативного правового акта; обнародование принятого нормативного правового акта.

Если правила юридической техники представляют собой теоретические знания, реализующиеся в процессе создания текста нормативного правового акта, то приемы юридической техники можно определить как действия по реализации технико-юридического правила. «Приемы юридической техники следует отнести к уровню технической деятельности, то есть к технологиче-скому звену, когда научно-техническое знание начинает применяться к объ-екту, т. е. возникает определенного рода деятельность»1.

Следует отметить, что наряду с понятием «приемы юридической тех-ники» в теоретических источниках достаточно часто встречается понятие «способы юридической техники», вызывая тем самым дискуссии относи-тельно их соотношения. Рассуждая над данной проблемой, С.Н. Болдырев отмечает, что «данные юридические категории являются взаимозаменяемы-ми понятиями и употребляется в юридической литературе в равной степени как тождественные синонимичные понятия»2.

Относительно классификации технико-юридических приемов в юриди-ческой литературе высказываются различные точки зрения. Мы в свою оче-редь разделяем точку зрения С.С. Алексеева, который выделяет абстрактный, казуистический, прямой, отсылочный, бланкетный приемы юридической техники3. Охарактеризуем каждый из указанных приемов (способов).

Абстрактный прием сводится к изложению общей сути диспозиции нормы права, формулированию сущности того или иного поведения. При этом абстрактный прием характеризуется высоким уровнем юридической техники.

Казуистический способ, характеризуется точностью и конкретностью формулирования диспозиции, с перечислением обстоятельств, ситуаций,

1 Чигидин Б.В. Юридическая техника российского законодательства: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. С. 13.

2 Болдырев С.Н. Юридическая техника: теоретико-правовой анализ: дис. … д-ра юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2014. С. 130.

3 См.: Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2. С. 281–282.

67

случаев и форм поведения. Необходимость данного способа заключается в конкретизации обстоятельств возникновения прав и обязанностей в виде со-ответствующих алгоритмов. Однако, в отличие от абстрактного данный спо-соб не отличается высоким уровнем юридической техники, так как делает за-конодательство громоздким, что существенно затрудняет его применение.

При прямом способе изложения все три структурных элемента нормы права включены в одну статью закона. «В отношении прямого приема юри-дической техники необходимо сказать, что он отличается описанием поведе-ния в виде предписываемого правила. Если речь идет о необходимости в том или ином нормативно-правовом акте описать соответствующие правоотно-шения, то использование этого приема актуально»1. Примером прямого спо-соба является норма части 3 статьи 339 ГК РФ2, в соответствии с которой «Договор залога должен быть заключен в простой письменной форме... Не-соблюдение правил, содержащихся в настоящем пункте, влечет недействи-тельность договора залога».

Отсылка как прием юридической техники используется в правотворче-стве в целях уменьшения объема законодательных актов, придания норма-тивному правовому акту компактности, а также препятствованию возникно-вению повторов в тексте закона. Используя данный прием, законодатель при формулировании нормативного положения отсылает к другим нормативным правовым актам, в которых содержится соответствующая регламентация. Следует отметить, что отсылочные нормы часто используются в российском законодательстве, что с одной стороны приводит к злоупотреблению данным приемом, с другой – является необходимостью. Примером отсылочной нор-мы является часть 4 статьи 58 УК РФ3, согласно которой изменение вида ис-правительного учреждения осуществляется судом в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством РФ.

1 Болдырев С.Н. Юридическая техника: теоретико-правовой анализ: дис. … д-ра юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2014. С. 138, 139.

2 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 5 мая 2014 г.) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

3 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 24 ноября 2014 г.) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

68

Особенностью бланкетного приема юридической техники является то, что элементы нормы права изложены в нескольких статьях различных нор-мативных правовых актов. При использовании данного способа в статье од-ного нормативного правового акта содержится ссылка на другой. Для блан-кетного способа характерно то, что в статье нормативного правового акта со-держатся лишь гипотеза и санкция, диспозиция в свою очередь только назы-вается, а ее содержание не раскрывается. В качестве примера бланкетной нормы является часть 1 статьи 142 ТК РФ, на основании которой работода-тель и (или) уполномоченные им в установленном порядке представители работодателя, допустившие задержку выплаты работникам заработной платы и другие нарушения оплаты труда, несут ответственность согласно ТК РФ и иным федеральным законам1.

Еще одним приемом юридической техники, представляющим интерес для нашего исследования, является конкретизация. Конкретизация как прием юридической техники используется во всех стадиях правового регулирова-ния с присущей им спецификой: в правотворчестве, в правоприменении, в правоинтерпретации2. В свою очередь конкретизация в правотворчестве представляет собой объективно необходимую деятельность органов, уполно-моченных осуществлять правотворческие функции, предполагающая разви-тие уже существующих (так называемых первоначальных) юридических норм и заключающаяся в принятии новых юридических норм, уточняющих, дополняющих и развивающих первоначальные в заданном ими направлении, исходя из смысла и содержания конкретизируемых (первоначальных) юри-дических норм3. Так, несмотря на принцип прямого действия Конституции РФ, большая часть ее норм может быть реализована посредством принятия того или иного закона. В Конституции РФ указывается на необходимость

1 Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ (ред. от 1 декабря 2014 г.) // СЗ РФ. 2002. № 1 (Ч. 1). Ст. 3.

2 См.: Залоило М.В. Понятие и формы конкретизации юридических норм: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011.

3 См.: Залоило М.В. Пределы и техника конкретизации юридических норм в правотворчестве // Журнал рос-сийского права. 2014. № 11 (215). С. 34.

69

принятия федеральных конституционных и отдельных федеральных законов, которые конкретизируют содержащиеся в ней нормы1.

Являясь эффективным приемом юридической техники, конкретизация используется в целях устранения пробелов правового регулирования, осу-ществляемого тем или иным нормативным правовым актом, путем уточне-ния, дополнения или детализации норм права.

Таким образом, приемы юридической техники представляют собой определенный порядок их использования, осуществляемый по определенным правилам и с использованием технико-юридических средств.

Рассмотрев общую характеристику юридической техники правотворче-ства, необходимо сделать следующие выводы.

1. Проведенное исследование, посвященное различию материального и процессуального права, позволяет говорить об интегрированном характере правотворчества и рассматривать его в качестве юридико-технического про-цесса, в рамках которого логически сочетаются юридические действия и процедуры, направленные как на создание материального права, выраженно-го в системе формально-юридических источников права (применительно к современному российскому праву, это, в первую очередь нормативные пра-вовые акты федерального и регионального законодательства), так и на фор-мирование «реального (живого)» права, получающего свое выражение в ди-намике отношений в сфере непосредственного правового регулирования.

2. Рассматривая теоретическое моделирование процессов правообразо-вания как средство оптимизации правотворческой деятельности, необходимо выделять существование материального и процессуального правотворчества.

Материальное правотворчество как вид и юридическая форма процесса правообразования представляет собой интегрированную конструкцию, объ-единяющую институциональные и функциональные элементы, взаимодей-ствие которых направлено на вычленение из системы общественных отно-

1 См.: Хабриева Т.Я., Чиркин В.Е. Теория современной конституции. М., 2005. С. 103.

70

шений и последующую юридизацию правовых норм, легализуемых в право-вых текстах.

Процессуальное правотворчество − виртуальное явление, предполага-ющее переход «правовой материи» в «правовую энергию». Последняя есть показатель «реальной юридической силы» содержащего правовые нормы ма-териального источника права и, одновременно критерий оценки его эффек-тивности. Систему процессуального правотворчества образуют взаимосвя-занные юридические процессы, процедуры, действия, осуществляемые в рамках отраслевого и межотраслевого правового регулирования.

3. Проанализировав различные точки зрения относительно понятия «юридическая техника» очевидным является то, что в теории права не суще-ствует единого мнения к его пониманию. Синтезируя имеющиеся подходы, следует отметить, что юридическую технику одновременно можно рассмат-ривать как: совокупность правил, приемов, средств подготовки нормативных актов; систему научных знаний о технико-юридическом инструментарии правового регулирования; межотраслевой юридический институт.

4. Взяв за основу концепцию, в соответствии с которой правотворче-ство является деятельностью по подготовке правовых документов, юридиче-ская техника правотворчества в широком смысле представляет собой систему средств, правил, приемов, используемых при создании, принятии, дополне-нии, изменении, отмене, разъяснении юридических норм, обеспечении их ка-чества и эффективного применения, а также систематизации юридических документов уполномоченными субъектами и обеспечивающих взаимодей-ствие между государством и гражданским обществом.

В узком смысле юридическая техника правотворчества представляет собой систему средств, приемов, правил, используемых в правотворческой деятельности при создании текстов нормативных правовых актов.

5. Юридическая техника правотворчества представляет собой ком-плексный межотраслевой юридический институт, выраженный совокупно-стью норм различных отраслей публичного и частного права, регулирующих

71

общественные отношения в сфере осуществления правотворческой деятель-ности различными субъектами, устойчивость которому придает наличие норм иных социальных регуляторов (внутриорганизационных, обычаев, обыкновений и др.).

6. Основными видами юридической техники являются: правотворче-ская техника, законодательная техника, правоприменительная техника. При этом законодательная техника и правотворческая техника не являются сино-нимами, так как первая связанна с деятельностью по созданию именно зако-нов и подзаконных актов, а также муниципальных правовых актов. В свою очередь правотворческая техника распространяет свое действие на все виды нормативных и ненормативных (индивидуальных) правовых актов.

7. Элементный состав юридической техники включает в себя опреде-ленный набор технико-юридического инструментария, обеспечивающего до-стижение целей юридической деятельности. Основными элементами юриди-ческой техники являются средства, правила, приемы.

Правила (требования) юридической техники представляют собой тео-ретические знания о юридической технике, реализующиеся в результате практических потребностей правотворца в процессе создания текста норма-тивного правового акта. Приемы (способы) юридической техники понимают-ся как определенный порядок их использования, осуществляемый по соот-ветствующим правилам и с использованием технико-юридических средств.

Такова общая характеристика юридической техники правотворчества, дальнейшее рассмотрение содержания которой будет строиться на анализе ее средств.

<< | >>
Источник: Мамедов Эльшан Фахраддинович. Термины и дефиниции как средства юридической техники правотворчества. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Иркутск − 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Юридическая техника правотворчества: определение институционально-правового статуса и элементный состав:

  1. Технология принудительного исполнения: понятие и элементный состав
  2. Введение
  3. СОДЕРЖАНИЕ
  4. § 1. Юридическая техника правотворчества: определение институционально-правового статуса и элементный состав
  5. § 1 Понятие теократического государства
  6. § 2. Публично-правовая активность субъекта публичного статуса и ее инструментальная ценность
  7. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  8. Категория «правовая система» и критерии классификации правовых систем
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -