<<
>>

§ 2. Средства юридической техники правотворчества: проблемыразграничения и классификации

Приведенные точки зрения относительно состава юридической техни-ки подтверждают тезис, в соответствии с которым одному и тому же поня-

72

тию, обозначающее элемент юридической техники, придается различное зна-чение.

В этой связи отметим, что такие понятия как средства, приемы, прави-ла юридической техники не являются синонимами. Определенную сложность представляет разграничение понятий «средство» и «прием» юридической техники. Представляется, что средство показывает, с помощью чего дости-гаются определенные цели, а прием каким образом возможно достижение этих целей. Однако данное разграничение носит достаточно условный харак-тер. Например, являясь средствами юридической техники юридические кон-струкции, презумпции, фикции могут рассматриваться как приемы юридиче-ской техники, так как предполагают определенный способ формулирования правовой нормы.

Разделяя позицию М.Л. Давыдовой, которая не настаивает на принци-пиальности разграничения понятий «средство» и «прием» юридической тех-ники отметим, что предпочтительнее все же использовать термин «средство», т. к. его смысловое значение является более универсальным1.

В самом общем виде средства юридической техники можно определить как специфические инструменты, используемые в правотворческой деятель-ности при создании текстов нормативных правовых актов. В юридической литературе к средствам юридической техники относят юридические кон-струкции, термины, дефиниции, презумпции, фикции, аксиомы, символы, ис-ключения и др.

Важно подчеркнуть, что отдельными учеными предпринимались по-пытки классификации средств юридической техники. Например, В.Н. Карта-шов подразделяет средства юридической техники на: общесоциальные сред-ства (язык, знаки, буквы, цифры, символы, и т. п.); специально-юридические средства (юридические конструкции, правовые понятия, термины, правовые предписания и др.); технические средства (компьютеры, оргтехника)2.

1 См.: Давыдова М.Л. Юридическая техника: проблемы теории и методологии: монография. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2009. С. 111.

2 См.: Карташов В.Н. Юридическая техника, тактика, стратегия и технология (к вопросу о соотношении) // Проблемы юридической техники: Сб. ст. / под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2000. С. 18.

73

А.Н. Миронов средства юридической техники делит на общесоциаль-ные и технико-юридические. При этом автор солидарен с В.Н. Карташовым и относит к общесоциальным средствам знаки, языковые единицы, буквы, цифры, графические объекты, формулы, таблицы, перечни, оглавления, при-меры, тезаурус, символы, а также понятия, суждения, знаки препинания, аб-бревиатуры, термины, научные категории и законы, разнообразные социаль-ные нормы и т. д. В свою очередь технико-юридические средства А.Н. Ми-ронов подразделят на две группы: средства построения нормы права (пре-зумпции, фикции, оговорки, юридические конструкции, дефиниции и пр.) и средства оформления текста закона (ссылки, отсылки, примечания, приложе-ния и пр.)1.

Совершенно иной точки зрения придерживается Т.В. Кашанина утвер-ждая, что «средства юридической техники – это материальные предметы, объекты, с которыми в процессе проведения юридической работы произво-дятся манипуляции для достижения поставленной цели»2. К таковым она от-носит тексты законов, книги, периодические издания, карточки, вклейки, тетради, журналы, разъемные блоки, компьютеры, средства множительной техники, фотоаппараты и т. д.

Интересная, но не бесспорная точка зрения относительно понятия и видов средств юридической техники принадлежит В.А. Сапуну. Так, рас-сматривая юридическую технику через призму инструментальной теории права, ученый отмечает, что «инструментальный компонент юридической техники состоит из системы правовых средств, юридических механизмов, правовых конструкций, которые используются в правотворческой, правореа-лизующей, правоприменительной и иных видах юридической деятельности. Первичным элементом юридической техники является именно правовое средство как инструментальное образование правовой действительности, направленное на достижение определенных результатов в процессе различ-

1 См.: Миронов А.Н.

Юридическая техника нормати вных правовых актов // Вестник Владимирского юри-дического института. 2009. № 3. С. 104.

2 См.: Кашанина Т.В. Юридическая техника. М.: Норма, 2011. С. 87.

74

ных видов юридической деятельности»1. Надо сказать, что подобная точка зрения уже высказывалась ранее2.

По мнению В.А. Сапуна главной задачей юридической техники являет-ся установление каких-либо проблем, которые можно решить при помощи правовых средств, а также при каких условиях и в какой последовательности их можно использовать в процессе работы с различными правовыми актами3. Далее, в качестве объекта юридической техники ученый рассматривает как сами правовые средства, так и систему правовых средств, образующих пра-вовые механизмы, с помощью которых осуществляется юридическая дея-тельность. При этом под правовыми средствами понимаются институцион-ные образования в структуре юридической техники, обладающие регулятив-ным потенциалом и которые в своем реальном функционировании и исполь-зовании в процессе юридической деятельности приводят к достижению определенного результата в решении разнообразных задач и проблем, стоя-щих перед личностью, обществом и государством4. В свою очередь к право-вым средства относятся: юридические нормы, правоотношения, субъектив-ные права и юридические обязанности, правоприменительные акты и др5.

Предлагаемая концепция В.А. Сапуна вызывает критику по двум при-чинам, связанную сугубо из представлений автора по данной теме.

Во-первых, представляется, что объект юридической техники состав-ляют общественные отношения, подлежащие урегулированию путем выра-ботки определенных правовых норм и в конечном результате – создания и принятия правового акта. Это характерно для правотворческой деятельности. При этом сам текст правового акта, как итоговый продукт правотворчества, также будет являться объектом юридической техники. Правовые средства в

1 Сапун В.А., Турбова Я.В. Инструментальная теория права и правовые средства как элементы юридической техники // Ленинградский юридический журнал.

2010. № 3. С. 180.

2 См., например: Румянцева В.Г., Мурсалимов Г.Р. Юридическая техника как средство преодоления право-применительных ошибок // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2007. № 3. С. 14–16.

3 Там же. С. 181.

4 См.: Сапун В.А., Турбова Я.В. Инструментальная теория права и правовые средства как элементы юриди-ческой техники // Ленинградский юридический журнал. 2010. № 3. С. 181, 184.

5 См.: Сапун В.А. Теория правовых средств и механизм реализации права. СПб.: СПбГУП, 2002. С. 32.

75

данном случае составляют не объект юридической техники, а служат основой создания правового документа.

Во-вторых, на наш взгляд, правовые средства следует рассматривать не в качестве элементов юридической техники (однако с позиции инструмен-тального подхода данная теория достаточно четко отображает сущность и предназначение юридической техники), а в качестве элементов механизма правового регулирования.

В широком смысле под механизмом правового регулирования понима-ется система объединенных структурными и функциональными связями субъектов права правовых актов, средств, методов, процессов и процедур, при помощи которых осуществляется результативное воздействие права на общественные отношения1. С позиции узкого подхода понимание механизма правового регулирования формируется с точки зрения представлений о нем как о совокупности правовых средств. В свою очередь Р.А. Ромашов спра-ведливо отмечает, что «нельзя сводить структуру механизма правового регу-лирования к простой совокупности правовых средств (инструментов)»2. Од-нако, как нам представляется, именно с позиции инструментального подхода можно определить являются правовые средства элементами юридической техники или же элементами механизма правового регулирования.

Так, С.С. Алексеев как один из сторонников инструментального подхо-да к пониманию механизма правового регулирования определяет последний как взятую в единстве систему правовых средств, обеспечивающую резуль-тативное правовое воздействие на общественные отношения3.

Ограничиваясь приведенной концепцией относительно понятия меха-низма правового регулирования и рассмотренными подходами к определе-нию понятия юридической техники необходимо заключить, что механизм правового регулирования является более широкой категорией в отличие от юридической техники. При этом правовые средства (нормы права, акты реа-

1 См.: Ромашов Р.А. Теория государства и права: Конспект лекций: Учебное пособие. СПб.: Сентябрь, 2004. С. 174.

2 Ромашов Р.А. Теория государства и права. СПб.: Питер, 2009. С. 228.

3 См.: Алексеев С.С. Общая теория права. М.: Проспект, 2008. С. 267.

76

лизации и применения права, юридические факты, ответственность и наказа-ние, меры пресечения, меры поощрения, средства обеспечения, компетенцию органов и должностных лиц, содержание правоотношений и др.) являются элементами механизма правового регулирования, которые в свою очередь при помощи средств юридической техники фиксируются в законодательном тексте и от которых зависит правовое качество законодательства и эффек-тивность правового регулирования.

Стоит отметить, что такие средства юридической техники как термины и дефиниции представляют собой явления, более близкие к теории право-творчества и законодательства, однако их полноценное изучение, а особенно – получение достоверных сведений об их эффективности и их роли в меха-низме обеспечения эффективности законодательства, невозможно без обра-щения к теории правового регулирования, поскольку с помощью терминов и дефиниций в законодательном тексте выражаются правовые средства – эле-менты механизма правового регулирования, и от адекватности этого выраже-ния (отображения) напрямую зависит эффективность либо неэффективность действия того или иного правового средства. В свою очередь правовые сред-ства являются фундаментальной категорией инструментальной теории права, также открывающей новые возможности исследования явлений правовой действительности. К таким возможностям относится связь инструментальной теории права и юридической техники в части правил использования право-вых средств в процессе правотворческой деятельности и средств их языково-го выражения (фиксации) в тексте нормативного правового акта.

Таким обра-зом, от точности выражения правовых средств, обеспечивающих регламента-цию общественных отношений, зависит эффективность правового регулиро-вания в целом.

В качестве иллюстрации сказанному можно привести юридическую технику уголовного законодательства. Так, основными правовыми средства-ми уголовно-правового регулирования являются нормы уголовного права, содержащие в себе уголовно-правовые отношения, уголовно-правовые запре-

77

ты, различные юридические факты (совершение преступления, обстоятель-ства, исключающие преступность деяния, криминализация деяния, уголовно-правовая ответственность, наказание, освобождение от уголовной ответ-ственности, освобождение от уголовного наказания) и др. В силу специфики данной отрасли для фиксации указанных средств в УК РФ используется це-лый арсенал юридических средств, не характерных для других отраслей. Это могут быть и своеобразная структура уголовного закона, и юридическая кон-струкция «состав преступления», и четко выделенные в статьях Особенной части УК РФ санкции и т. п. При всем этом фундаментом здесь служит де-финиция понятия преступления, содержащаяся в ст. 14 УК РФ. Необходимо отметить, что данное языковое средство юридической техники используется и в других статьях уголовного закона. Например, содержащаяся в примеча-нии к ст. 285 УК РФ дефиниция понятия «должностные лица» по своей сути определяет содержание всех статей, объединяемых главой 30 УК РФ.

Другой пример. В законодательстве о государственной и муниципаль-ной службе зафиксированы правовые средства, направленные на преодоле-ние таких ситуаций, при которых прямая или косвенная личная заинтересо-ванность государственного или муниципального служащего влияет или мо-жет повлиять на надлежащее исполнение им служебных обязанностей, при которых возникает или может возникнуть противоречие между личной заин-тересованностью государственного или муниципального служащего и права-ми и законными интересами граждан, общества, организаций или государ-ства, способное привести к причинению вреда их правам и законным интере-сам. Такие правовые средства представляют собой элементы механизма слу-жебно-правового регулирования и включают в себя компетенционные нор-мы, соответствующие правоотношения, нормы права, устанавливающие: обя-занность должностного лица сообщить руководителю о возникшей ситуации; ответственность за неисполнение данной обязанности; обязанность руково-дителя принять меры реагирования и т. д. Здесь же следует отметить, что в целях более четкого уяснения участниками указанных отношений и другими

78

заинтересованными лицами сути описанной ситуации, законодатель ввел в Федеральный закон «О противодействии коррупции»1 дефиницию понятия «конфликт интересов» (ст. 10).

Таким образом, можно утверждать, что нормативный правовой акт яв-ляется основным документом, в котором с помощью языковых средств юри-дической техники (терминов и, в необходимых случаях, дефиниций) уста-навливаются различные правовые средства, представляющие собой элементы механизма правового регулирования (содержание правоотношений, юриди-ческие факты, элементы правового статуса, нормы, правовые «стимулы» и «тормоза» и т. д.). При этом правовые средства являются идеальными кон-струкциями, непосредственно не наблюдаемыми явлениями, выработанными при помощи теоретической абстракции.

Следует отметить, что правовые средства были бы эфемерны, если бы они не были «переведены» на практический язык закона, а затем и в практи-ческую юридическую деятельность при помощи средств юридической тех-ники: юридических конструкций, презумпций, фикций, бланкетных и пря-мых отсылок, различных способов отображения элементов правовой нормы в статьях законов, а прежде всего – терминов, сопровожденных в необходимых случаях дефинициями. В этом смысле юридические средства являются эле-ментами механизма правового регулирования, а средства юридической тех-ники, в том числе термины и дефиниции – элементами механизма обеспече-ния эффективности закона.

Важно подчеркнуть, что отдельные исследователи также отмечают, что при законодательном оформлении некоторых правовых средств используют-ся специфические правила и средства юридической техники2.

Возвращаясь к вопросу о классификации средств юридической техники отметим, что одна из них предложена М.Л. Давыдовой. Автор выделяет три группы наиболее значимых общих средств юридической техники1:

1 О противодействии коррупции: Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ // СЗ РФ. 2008. № 52 (Ч. 1). Ст. 6228.

2 См.: Толмачев В.В. Технико-юридические средства установления и реализации запретов в российском праве (вопросы теории и практики): дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2014. С. 14.

79

– общесоциальные («материал», из которого создается право). Основ-ным средством создания права является язык и составляющие его компонен-ты. К числу иных общесоциальных средств юридической техники относятся тексты, части речи, слова и словосочетания, знаки, буквы, цифры, символы;

– доктринальные (средства структурирования правовой информации). Основным средством теоретической, языковой и логической обработки пра-вового материала является юридическая конструкция, посредством которой познаются различные правовые явления, создаются идеальные модели, отра-жающие их структуру и внутренние связи, формируется логическая структу-ра правовых норм и институтов, разрабатываются формулировки правовых дефиниций и т. д;

– нормативные (средства установления общеобязательных правил). Формулирование нормативно-правовых предписаний предполагает изложе-ние правовой информации в виде конкретных правовых велений, имеющих текстуальную форму. К нормативным средствам юридической техники отно-сятся само нормативно-правовое предписание (в отдельных случаях это мо-гут быть и индивидуальные правовые предписания), термины, оговорки, от-сылки, сноски, правовые аксиомы, правовые презумпции, правовые фикции.

Итак, проанализировав некоторые точки зрения относительно понятия и видов средств юридической техники, считаем целесообразным остановить-ся на группе специально-юридических средств, и в качестве основных рас-смотреть правовые аксиомы, презумпции, фикции, термины и дефиниции.

В юридической литературе встречаются различные определения право-вых аксиом. Например, А.А. Ференс-Сороцкий определяет правовые аксио-мы как «такие правовые положения, которые в результате проверки многове-ковой общественно-исторической практикой стали непреложными, исход-ными элементарными истинами – привычными и самоочевидными, вне кото-

1 См.: Давыдова М.Л. Юридическая техника: проблемы теории и методологии: монография. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2009. С. 112–118.

80

рых невозможно существование права как социального явления»1. А.В. Мас-ленников под правовыми аксиомами понимает «идеальные явления, относя-щиеся к различным плоскостям правовой действительности: к праву, право-сознанию и правовой науке, представляющие собой положения, концентри-рованно выражающие социально-правовой опыт, принимаемые как истины (абсолютные или относительные) в целях упрощения процесса правового ре-гулирования и решения научных задач, обеспечивающие преемственность в праве и объективируемые в различных формах в зависимости от их принад-лежности к определенным группам»2. В свою очередь С.С. Алексеев полага-ет, что правовые аксиомы представляют собой важнейшие принципы права, закрепленные в нормативно-правовых актах3. М.Л. Давыдова напротив отме-чает, что «концептуально, сущностно правовые аксиомы и принципы права очень близки друг другу, но полностью не совпадают»4. Согласно ее мнению строго с юридической точки зрения аксиому можно рассматривать как эле-ментарное, простое по своей структуре правовое положение, не предусмат-ривающее исключений и не подлежащее опровержению5.

К функциям правовых аксиом относятся регулятивная, ориентацион-ная, оценочная, компенсационная, информационно-образовательная, дидак-тическая, стимулирование творческой деятельности, теоретико-методологическая, интерпретационная, технико-юридическая. Последние две функции реализуются в сфере правотворчества при использовании правовых аксиом в качестве средства юридической техники (например, для рациональ-ного использования терминологии в тесте нормативного правового акта), а

1 Ференс-Сороцкий А.А. Аксиомы и принципы гражданско-процессуального права: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1989. С. 4.

2 Масленников А.В. Правовые аксиомы: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Владимир, 2006. С. 3.

3 См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права: В 2 т. Т. 1. Свердловск, 1972. С. 111–112

4 Давыдова М.Л. Правовые аксиомы как средство юридической техники // Вестник ВолГУ. Серия 9. Вып. 6. 2007. С. 94.

5 См.: Давыдова М.Л. Юридическая техника: проблемы теории и методологии: монография. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2009. С. 224.

81

также для объяснения в соответствии с логикой права содержания правовых норм, процессуальных действий и судебных решений1.

Признаками правовых аксиом являются: выражение нравственной ос-новы права; выражаемые путем правовых аксиом идеи являются основными положениями, для большинства других правовых норм; правовым аксиомам присуща однозначность толкования; правовые аксиомы обеспечивают пре-емственность в праве.

Относительно классификации правовых аксиом следует отметить, что в литературе ее принято проводить по нескольким основаниям. Возьмем за ос-нову классификацию, предложенную М.Л. Давыдовой2.

– в зависимости от масштаба функционирования правовые аксиомы делятся на: общеправовые аксиомы-принципы; межотраслевые аксиомы-принципы; отраслевые аксиомы-принципы; единичные аксиомы;

– по отраслевой принадлежности выделяются: материально-правовые аксиомы; процессуально-правовые аксиомы;

– по сфере существования правовые аксиомы делятся на: нормативные, то есть представляющие собой правовые веления, закрепленные в текстах нормативно-правовых актов; научные.

– в зависимости от формы закрепления правовых аксиом последние могут быть разделены на: закрепленные непосредственно (в виде самостоя-тельного нормативно-правового предписания); выводимые из содержания правовых норм; не получившие закрепления в законодательстве.

Исследование правовых аксиом в качестве средств юридической тех-ники подразумевает наличие специальных приемов, позволяющих закрепить эти положения в тексте законодательного акта определенным образом, например, в форме принципов. При этом отнесение тех или иных суждений к правовым аксиомам часто зависит от воли самого законодателя и их будущей трактовки в процессе правоприменения.

1 См.: Масленников А.В., Водяникова Е.В. Правовые аксиомы: ценность, функции // Вестник КРАГСиУ. Серия «Государство и право». 2014. № 17. С. 126.

2 См.: Давыдова М.Л. Правовые аксиомы как средство юридической техники // Вестник ВолГУ. Серия 9. Вып. 6. 2007. С. 95, 96.

82

В условиях активной правотворческой и правоприменительной дея-тельности России весьма актуальной становится проблема совершенствова-ния надлежащей формы правового регулирования общественных отношений. В системе средств правового регулирования важное место при этом занима-ют правовые презумпции1.

В юридической литературе предложено множество определений пра-вовой презумпции. В соответствии с одним из них «правовая презумпция – это абстрактное, искусственно сформулированное законодателем вероятное предположение, изначально представляющее собой дополнительное средство нормотворческой юридической техники, которое при определенном фактиче-ском составе, многочисленном применении и признании становится не про-стым правилом поведения (нормой права), а правовым принципом»2.

Выделяют следующие признаки правовых презумпций: вероятное предположение (разновидность умозаключения); положение, прямо закреп-ленное в нормативном правовом акте в виде самостоятельного правового предписания; указывает на наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих юридическое значение, то есть закрепляет определенные юридические фак-ты; искусственно сформулированная норма права.

В теории права классификацию правовых презумпций проводят по следующим основаниям: возможность опровержения, способ нормативного закрепления, отраслевая принадлежность.

1. По возможности опровержения правовые презумпции подразделя-ются на:

– опровержимые, то есть презумпции с возможностью опровержения;

– неопровержимые, которые не могут быть опровергнуты ни при каких обстоятельствах.

1 См.: Каранина Н.С. Правовые презумпции в теории права и российском законодательстве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 3.

2 Арзамасов Ю.Г. О понятии презумпций и их месте в системе средств юридической техники // Юридиче-ская техника. 2010. № 4. С. 76.

83

Примером опровержимой презумпции может послужить презумпция авторства произведения, данная в ст. 1257 ГК РФ1: «Лицо, указанное в каче-стве автора на оригинале или экземпляре произведения, считается его авто-ром, если не доказано иное».

В настоящее время в юридической науке нет единого мнения относи-тельно неопровержимых презумпций. Одни авторы признают факт суще-ствования неопровержимых презумпций. Другие авторы считают их близки-ми по своей природе к правовым фикциям. Такое мнение основывается на том, что основным критерием отличия правовых презумпций от правовых фикций является степень вероятности. Если предположение является доста-точно обоснованным, то оно представляет собой презумпцию, если необос-нованным – фикцию.

2. По способу нормативного закрепления правовые презумпции под-разделяются на:

– прямые, сформулированные в виде отдельного нормативно-правового предписания;

– косвенные, словесно не закрепленные в статье нормативного акта, но выводимые из содержания правовых норм при их толковании.

Изложение прямых презумпций в нормативном тексте сопровождается использованием формулировок «предполагается», «пока не доказано иное», «если не доказано иное» и т. п. Примером прямой презумпции может послу-жить уже упоминавшаяся презумпция авторства произведения.

Примером косвенной презумпции может послужить презумпция непо-нимания общественной опасности своих действий (бездействия) лицом, не достигшим к моменту совершения преступления возраста уголовной ответ-ственности, данная в ст. 20 УК РФ. Часть 1 ст. 20 кодекса имеет следующую редакцию: «Уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко вре-мени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста». Следующая

1 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18 декабря 2006 г. № 230-ФЗ (ред. от 12 марта 2014 г.) // СЗ РФ. 2006. № 52 (1 ч.). Ст. 5496.

84

часть посвящена составам преступлений, уголовная ответственность за со-вершение которых лица подлежат с достижением четырнадцатилетнего воз-раста. Часть 3 имеет редакцию: «Если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой или второй настоящей статьи, но вслед-ствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим рас-стройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголов-ной ответственности». Итак, изучение положений ст. 20 УК РФ показывает, что если даже в силу каких-то причин, например своего раннего психическо-го развития, несовершеннолетний правонарушитель и сознавал обществен-ную опасность своего деяния, он не будет привлечен к уголовной ответ-ственности, поскольку уголовный закон не устанавливает такой возможно-сти. Рассматриваемая презумпция выводится из содержания норм ст. 20 УК РФ.

3. В зависимости от принадлежности к отраслям материального или процессуального права правовые презумпции подразделяются на две группы:

– материально-правовые, т. е. применяющиеся в отраслях материально-го права: презумпция отцовства, презумпция авторства произведения, пре-зумпция непонимания общественной опасности своих действий (бездей-ствия) лицом, не достигшим к моменту совершения преступления возраста уголовной ответственности, презумпция вины причинителя вреда и т. п.;

– процессуально-правовые, т. е. применяющиеся в отраслях процессу-ального права: презумпция истинности судебного решения, распределение бремени доказывания в гражданском процессе и др.

Следует подчеркнуть, что эффективность действия правовых презумп-ций во многом зависит от того, насколько профессионально законодатель и субъект правоприменения смогут воспользоваться данным средством юри-дической техники.

85

Важно также отметить тот факт, что презумпции могут выступать, с одной стороны, в качестве элемента механизма правового регулирования (например, для восполнения пробела в случае противоречивости доказа-тельств), с другой стороны – являются средствами юридической техники, представляющие особой разновидность нормативно-правовых предписаний. Презумпции выполняют особую функцию в процессе правового регулирова-ния: они помогают глубже уяснить значение других правовых предписаний, снимают неопределенность в правовом регулировании.

Следующим средством юридической техники, используемым при написании текстов нормативных правовых актов, является правовая фикция. По мнению Л.А. Душаковой правовую фикцию следует рассматривать как «закрепленную в соответствующих источниках и используемую в юридиче-ской практике особого рода правовую норму, посредством которой положе-ния, несуществующие в действительности или противоречащие ей, импера-тивно провозглашаются существующими и имеющими юридическое значе-ние с целью преодоления невосполнимой неизвестности в правовом регули-ровании общественных отношений»1. При этом автором подчеркивается, что «правовые фикции являются уникальным технико-юридическим приемом»2. Другие авторы также отмечают, что «юридическая фикция – это средство юридической техники, условно признающее заведомо ложное положение ис-тиной, возможность опровержения которой, как правило, не имеет никакого юридического значения»3. Иную точку зрения высказывает Е.Ю. Догадайло, которая рассматривает юридическую фикцию как метод юридической тех-ники, используемый в исключительных случаях и состоящий в признании существующим заведомо не существующего факта и наоборот4.

Проще говоря, правовую фикцию следует понимать как несуществую-щее положение, признанное законодателем существующим, и как следствие

1 Душакова Л.А. Правовые фикции: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2004. С. 6.

2 Там же. С. 4.

3 Лотфуллин Р.К. Юридические фикции в гражданском праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. С. 12.

4 См.: Догадайло Е.Ю. Время и право: теоретико-правовое исследование: автореф. дис. д-ра юрид. наук. М., 2013. С. 48.

86

общеобязательным.

В качестве признаков правовых фикций выделим следующие: фикция представляет собой положение, закрепленное в нормативном правовом акте в виде отдельного правового предписания; с помощью фикций признаются ре-альными несуществующие обстоятельства, которым придается значение юридических фактов; фикция формулируется категорично, то есть это поло-жение не может быть опровергнуто ни при каких обстоятельствах.

Как прием юридической техники правовую фикцию используют тогда, когда другие приемы в достижении законодательной цели неэффективны. В таких случаях законодатель прибегает к чрезвычайному техническому реше-нию – фикции, которое имеет явно ложный характер.

Примером правовой фикции может послужить положение, согласно которому местом жительства несовершеннолетнего является место житель-ства его родителей, данное в ст. 20 ГК РФ. Пункт 2 ст. 20 кодекса имеет сле-дующую редакцию: «Местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей – родителей, усыновителей или опе-кунов». Таким образом, если даже по какой-то причине несовершеннолетний, не достигший четырнадцати лет, не проживает со своими родителями, а про-живает, например, со своими дедушкой с бабушкой, он будет считаться про-живающим со своими родителями, поскольку так устанавливает закон.

Чаще всего правовая фикция сопоставляется в науке с правовой пре-зумпцией. По сути, отличие правовой фикции от правовой презумпции за-ключается в том, что фикция – положение заведомо неистинное, в то время как презумпция – положение вероятно истинное.

Правовые фикции можно разделить на: теоретические; нормативные фикции. Именно о таких правовых велениях принято говорить как о сред-ствах юридической техники, специфических правовых регуляторах; матери-ально-правовые; процессуально-правовые.

87

Как специфические средства юридической техники правовые фикции представляют собой правовые положения, конструирующие несуществую-щую условную правовую реальность. Будучи абсолютным вымыслом, дан-ные явления также следует рассматривать в качестве элементов механизма правового регулирования. Правовые фикции вносят четкость и стабильность в процесс правового регулирования, компенсируют неопределенность в пра-вовом регулировании, категорически утверждая что-либо. Кроме того, при помощи правовых фикций преодолеваются трудности законодательного кон-струирования, происходит количественное и качественное упрощение нор-мативного материала.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что средства юридической тех-ники представляют собой специфические инструменты, используемые в правотворческой деятельности при создании текстов нормативных правовых актов.

Как и большинство исследователей, мы также согласны с тем, что из всего многообразия средств юридической техники следует выделять общесо-циальные средства (язык, слова, буквы, знаки, и т. п.) и специально-юридические средства (правовые дефиниции, термины и др.), представляю-щие собой нематериальные инструменты законотворца. При этом техниче-ские средства (компьютеры, оргтехника и пр.), по нашему мнению, не входят в инструментальный состав самой юридической техники, а являются вспомо-гательными приспособлениями осуществления и ведения юридической дея-тельности в целом, в том числе и правотворческой.

Исследуя вопрос о соотношении категорий «правовые средства» и «средства юридической техники» отметим, что правовые средства составля-ют не объект юридической техники (как утверждают отдельные авторы), а служат основой создания правового документа и являются элементами меха-низма правового регулирования. Важным моментом в данном случае высту-пает тот факт, что правовые средства как институционные образования пра-вовой действительности, фиксируются в тексте нормативного правового акта

88

при помощи средств юридической техники (например, терминов и дефини-ций), от которых в свою очередь зависит правовое качество законодательства и как следствие – эффективность правового регулирования.

Таким образом, использование специально-юридического инструмен-тария юридической техники позволяет определенным образом закреплять в законодательном тексте нормативные положения, помогает глубже уяснить значение различных правовых предписаний, вносит четкость и стабильность в процесс правового регулирования общественных отношений, компенсирует неопределенность в правовом регулировании, способствует количественному и качественному упрощению нормативного материала и др. При этом важно иметь в виду, что определяющим фактором эффективности действия средств юридической техники зависит от их квалифицированного использования за-конодателем и субъектами правоприменения.

Дальнейшее исследование инструментария юридической техники бу-дет строиться на анализе ее языковых средств.

89

<< | >>
Источник: Мамедов Эльшан Фахраддинович. Термины и дефиниции как средства юридической техники правотворчества. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Иркутск − 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Средства юридической техники правотворчества: проблемыразграничения и классификации:

  1. § 2. Средства юридической техники правотворчества: проблемыразграничения и классификации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -