<<
>>

§ 2. Законодательные дефиниции в инструментальной системе юридической техники правотворчества

Как было отмечено в предыдущем параграфе, любое понятие делается доступным для его включения в определенную систему или текст научного сообщения лишь благодаря словесному обозначению.

В свою очередь, юри-дические понятия не могут стать доступными для восприятия субъектами права, пока они не будут словесно закреплены и выражены в законодатель-ных текстах при помощи терминов и дефиниции.

Традиционно понятие, термин и дефиниция существуют как единое целое, предназначенное для адекватной языковой конвертации мысли, ее

111

должного понимания. В.Ю. Туранин предлагает следующую схему: «понятие → термин → дефиниция», где понятие – это абстрактная форма восприятия действительности (невидимый объект), которая материализуется с помощью термина (видимого объекта) и дефиниции (второго видимого объекта) в тек-стовом источнике мысли»1. Однако, необходимо учитывать, что понятие, как абстрактная форма, находится на одном онтологическом уровне, термин и дефиниция, как языковые средства, на другом. При этом термин и его дефи-ниция должны в равной степени отображать понятие. Другими словами, тер-мин должен быть равен своей дефиниции, а дефиниция должна соответство-вать объему понятия и передавать его основное содержание.

Исследование правовых понятий, используемых в нормативных право-вых текстах, предполагает понимание значения самого термина «дефини-ция».

Анализ современной справочной литературы позволяет обнаружить несколько вариантов трактовок данного понятия. В соответствии со словар-ной трактовкой, дефиниция (лат. definition – определение, точное указание) – это «краткое определение какого-либо понятия, содержащее наиболее суще-ственные его признаки»2. В философии дефиниция рассматривается как «определение понятия, раскрытие понятия путем перечисления его призна-ков, т. е. путем указания на содержание понятия»3. В словаре иностранных слов содержится следующее определение: «дефиниция – краткое определе-ние какого-либо понятия, отражающее существенные признаки предмета или явления»4.

В науке существуют и другие позиции, которые характеризуются ав-торским видением исследуемого явления. Например, ряд авторов определяют дефиницию как «словесное выражение тех специфических особенностей, ко-торые отличают данное понятие от смежных с ним, перечисление суще-ственных признаков дефинируемого предмета, явления, которые репрезенти-

1 Туранин В.Ю. Теория и практика использования законодательных дефиниций: монография. М., 2009. С. 8.

2 Большой толковый словарь русского языка / сост. С.А.Кузнецов. СПб.: Норинт, 1998 С. 255.

3 Философский энциклопедический словарь. М.: ИНФРА-М, 1997. С. 132.

4 Словарь иностранных слов. М., 1990. С. 162.

112

руют понятие»1. Л.Ф. Апт пишет, что «дефиниция – это краткое определение какого-либо понятия, отражающее существенные, качественные признаки предмета или явления»2.

Среди множества предписаний, содержащихся в законодательстве, де-финиции занимают особое место. Для обозначения данного феномена в юри-дической литературе встречаются различные варианты: «правовые дефини-ции»3, «правовое определение»4, «законодательные дефиниции»5, «легальные дефиниции»6, «нормативные дефиниции»7, «юридические дефиниции»8. Од-нако, однозначного подхода к разграничению указанных понятий не имеется. При этом указанные словосочетания нельзя рассматривать как синонимы, более того учеными признается существование всех предлагаемых обозначе-ний, поскольку их принципиальное отличие состоит лишь в различной форме существования.

В отечественной литературе была сделана неудачная попытка замены понятия «законодательная дефиниция» на понятие «правовая дефиниция». Представляется, что правовая (юридическая) дефиниция является наиболее широким понятием, т. к. охватывает весь массив определений, встречающих-ся в правовой сфере (законодательстве, юридической науке и практике и др.).

1 Суперанская А.В., Подольская Н.В., Васильева Н.В. Общая терминология: Вопросы теории. М.: Либроком, 2012. С. 162.

2 Апт Л.Ф. Правовые дефиниции в законодательстве // Проблемы юридической техники: сб.

ст. / под ред. В.М. Баранова. Нижний Новгород, 2000. С. 301.

3 Апт Л.Ф. Правовые дефиниции в законодательстве // Проблемы юридической техники: сб. ст. / под ред. В.М. Баранова. Нижний Новгород, 2000. С. 301.

4 Вопленко Н.Н. Нормы права. Волгоград, 1997. С. 6.

5 Хайретдинова М.Д. Законодательная дефиниция (проблемы теории и практики): дис… канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2008. С. 40; Малиновский А.А. Проблемы законодательной дефиниции термина «злоупотреб-ление правом» // Проблемы юридической техники: Сборник статей / под ред. В.М.Баранова. Нижний Новго-род, 2000. С. 420; Карташов В.Н. Теория правовой системы общества. Ярославль: Изд-во ЯрГУ, 2006. С. 144.

6 Нагорная М.А. Техника определения законодательных терминов // Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование: сб. ст. В 2 т. / под ред. В.М. Баранова. Нижний Новгород, 2001. Т. 1. С. 223; Чиннова М.В. Дефиниции и их использование в нормативно-правовых актах: дис… канд. юрид. наук. М., 2004. С. 8.

7 Туранин В.Ю. Проблема выбора оптимального способа закрепления дефиниции в законодательном тексте // Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование: сб. ст. В 2 т. / под ред. В.М. Баранова. Нижний Новгород, 2001. Т. 1. С. 246.

8 Рабец А.М. Проблемы законодательного закрепления юридических дефиниций // Законотворческая техни-ка современной России: состояние, проблемы, совершенствование: сб. ст. В 2 т. / под ред. В.М. Баранова. Нижний Новгород, 2001. Т. 1. С. 233.

113

Называя дефиниции легальными или законодательными, мы тем самым указываем на способ их юридического закрепления. Например, законода-тельные дефиниции содержатся в законе, легальные – в любом официальном документе. Безусловно, данные понятия близки по смыслу, однако прилага-тельное «законодательный» означает установленный законом, в то время как «легальный» – признанный, допускаемый. Здесь интересной представляется позиция А.Ф. Черданцева отмечающего, что существует две разновидности легальных дефиниций: законодательные дефиниции, содержащиеся в норма-тивных актах, в том числе законах и дефиниции, содержащиеся в актах офи-циального толкования1.

В свою очередь, М.В. Баранова отмечает, что «зако-нодательные дефиниции – особая разновидность легальных дефиниций, по-нимание которой во многом зависит от подхода к определению объема поня-тия «законодательство». Таким образом, допустимо говорить как о «непо-средственно законодательных дефинициях», закрепленных именно в законах, так и о «законодательных дефинициях», содержащихся в нормативных пра-вовых актах разной юридической силы. Последнее возможно, если под зако-нодательством понимать совокупность всех нормативных правовых актов, регламентирующих отношения в той или иной сфере бытия…»2.

В последнее время в связи с возрастающим объемом законодательного массива все большее количество юридических понятий нуждается в дефини-ровании, что также обусловлено потребностями общества и государства.

Наряду с прочими средствами юридической техники дефиниции вы-полняют важную роль в достижении позитивных социальных результатов, в обеспечении определенности понятийного аппарата, наиболее точного выра-жения государственной воли для последующего эффективного регулирова-ния общественных отношений.

Как и термины дефиниции также имеют свою классификацию. Приме-нительно к дефинициям классификация дает возможность систематизировать

1 См.: Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. М., 2003. С. 262–265.

2 Баранова М.В. Конструирование дефинитивных норм права: проблемы и тенденции // Юридическая техни-ка. 2013. № 7 (ч. 2). С. 120.

114

их в определенную систему, наметить способы и правила формулирования в тексте закона для его последующей эффективной реализации.

Одним из первых классификацию дефиниций предложил Д.П. Горский. Он классифицирует определения на номинальные, реальные, семантические, синтаксические, аналитические, синтетические, явные и неявные, классифи-кационные, генетические, контекстуальные, эксплицитные, предикативные и непредикативные, вербальные, лингвистические, концептуальные, повсе-дневные, теоретические, полные и неполные и др1. Другие ученые, в частно-сти В.

Кнапп, предлагали подразделять определения на легальные, приклад-ные, научные, синтетические, аналитические, эксплицитные, контекстуаль-ные2. В.М. Савицкий выделяет описательные, казуистические, перечневые и родовидовые дефиниции3.

Современные исследователи предлагают несколько иную классифика-цию. Например, Л.Ф. Апт выделяет неполные и классические дефиниции4. М.В. Чиннова к дефинициям, содержащимся непосредственно в законода-тельстве, относит определения: отражающие качественные, количественные, оценочные, временные характеристики понятий; генетические, отраслевые, содержащиеся в разных видах нормативных правовых актов и расположен-ные в различных их частях; раскрывающие правовые и неправовые понятия, изложенные в виде предложений или входящие в состав других предписаний и др5.

Наиболее полной и обобщающей, на наш взгляд, является классифика-ция законодательных дефиниций, предложенная М.Д. Хайретдиновой. В сво-ем исследовании автор классифицирует дефиниции на различные виды по следующим основаниям6:

1 См.: Горский Д.П. Определение. М., 1974. С. 4–98.

2 См.: Кнапп В. Логика в правовом сознании. М., 1987. С. 275.

3 См.: Савицкий В.М. Язык процессуального закона. М., 1987. С. 89–92.

4 См.: Апт Л.Ф. Правовые дефиниции в законодательстве // Проблемы юридической техники: сб. ст. / под ред. В.М. Баранова. Нижний Новгород, 2000. С. 309.

5 См.: Чиннова М.В. Дефиниции и их использование в нормативно-правовых актах: дис… канд. юрид. наук. М., 2004. С. 69.

6 См.: Хайретдинова М.Д. Законодательная дефиниция (проблемы теории и практики): дис… канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2008. С. 67–68.

115

− по отраслевой принадлежности: конституционно-правовые дефини-ции; уголовно-правовые дефиниции; гражданско-правовые дефиниции; ад-министративно-правовые дефиниции; семейно-правовые дефиниции и иные;

− по форме (источнику) закрепления: дефиниции, закрепленные в пра-вовом обычае; дефиниции, закрепленные в нормативно-правовом акте (де-финиции, закрепленные в законе; дефиниции, закрепленные в подзаконном акте); дефиниции, закрепленные в договоре нормативного содержания; де-финиции, закрепленные в правовом прецеденте;

− по виду правовых норм: дефиниции, закрепленные в норме-дефиниции; дефиниции, закрепленные в норме-правиле поведения (дефини-ции, зафиксированные в гипотезе; дефиниции, зафиксированные в диспози-ции; дефиниции, зафиксированные в санкции);

− по способу определения понятия: аналитические дефиниции; синте-тические дефиниции (описательная (казуистическая) дефиниция; перечневая дефиниция; цифровая дефиниция);

− по методу построения: индуктивные дефиниции; словообразователь-ные дефиниции;

− по степени распространенности дефинируемого понятия в русском языке: дефиниции общеупотребляемых понятий; дефиниции специальных понятий (дефиниции специальных юридических понятий; дефиниции специ-альных неюридических понятий);

− по широте охвата признаков: полные дефиниции; неполные дефини-ции;

− по степени доступности содержания дефиниции: ясные дефиниции; неясные дефиниции;

Предложенная классификация позволяет сделать вывод о том, что для дефиниций, получивших нормативное закрепление, характерно наличие ста-бильности, поскольку по большему счету они остаются неизменными до тех пор, пока действует закон.

116

Дефиниция как средство языкового описания имеет свою структуру. Лингвистами отмечается, что самой распространенной является структура дефиниции, в которой проводится тождество ее правой и левой частей (опре-деляемого и определяющего). Подобная дефиниция отличается четкой логи-ко-семантической структурой, делится на родовое определение (классифика-тор) и видовое определение (идентификатор). Классификатор обычно выра-жается существительным или субстантивным словосочетанием, в котором родовой термин является главным компонентом по отношению к определяе-мой части. Идентификатор является частью дефиниции и может быть выра-жен как самостоятельной пропозицией (придаточным предложением), так и зависимой (обособленным определением, предложно-падежным словосоче-танием)1.

В свою очередь в юридической науке отмечается, что классическим дефинициям присущи такие элементы как: определяемое понятие – то есть то, что определяется; предикат – то, что говорится об определяемом; родовой признак – то есть качество, которое присуще ряду родственных предметов и явлений; видовое отличие – качество, характерное для данного определяемо-го понятия2.

Будучи элементами системы права, дефиниции выполняют определен-ные функции. Несмотря на многочисленные научные труды в различных об-ластях знаний, вопрос о функциях дефиниций является недостаточно разра-ботанным.

Определенный вклад в развитие указанного вопроса внесен представи-телями как отечественной, таки и зарубежной науки. Например, Д.П. Гор-ский, К. Попа, В. Кнапп, П.П. Баранов3 выделяют познавательную, учреди-тельную, интегративную, охранительную, регулятивную функции. В свою

1 Зарва А.М. Дефиниция как типологическая разновидность научного текста: дис. … канд. филол. наук. Нальчик, 2003. С. 139.

2 См.: Апт Л.Ф. Правовые дефиниции в законодательстве // Проблемы юридической техники. Нижний Нов-город, 2000. С. 309.

3 См.: Горский Д.П. Определение. М., 1974; Попа К. Теория определения. М., 1976; Кнапп В. Логика в пра-вовом сознании. М., 1987; Баранов П.П. Логика для юристов. Ростов-на-Дону, 2002.

117

очередь Д.И. Арбатский пишет о функциях дефиниций, связанных с познава-тельным процессом1.

В современной юридической науке выделяют учредительную, познава-тельную, онтологическую, информационную, регулятивную, охранительную, конкретизирующую, моделирующую, аксиологическую, идеологическую, коммуникативную, интегрирующую, интерпретационную, функцию форми-рования и трансляции юридического, праксеологическую функции дефини-ций2. Н.А. Власенко указывает на функцию преодоления многозначности в праве3.

Взяв за основу предлагаемые различными авторами функции дефини-ций, проанализируем лишь основные из них, к числу которых необходимо отнести познавательную, онтологическую, интерпретационную, регулятив-ную, фундаментальную, экспликативную, целевую, коммуникативную функ-ции, а также функцию трансляции социально-правового опыта.

В соответствии с познавательной функцией дефиниция является весо-мым звеном в цепочке познавательной деятельности. Как заметил румынский логик Корнел Попа, «конечная цель всякого определения – познание»4. Зако-нодательное определение служит своеобразным проводником в процессе по-стижения определенных закономерностей объективного мира, усвоения смысла разнообразных явлений. Именно поэтому бесконечный процесс по-знания юридического понятия, выявления его сути, характеризуется усвоени-ем и трансформацией его определения, выявлением степени его объектива-ции в законодательном пространстве5.

1 См.: Арбатский Д.И. Толкование значений слов. Семантические определения. Ижевск: Удмуртия, 1977. С. 6.

2 См.: Карташов В.Н. Юридические дефиниции: некоторые методологические подходы, виды и функции // Законодательная дефиниция: логико-гносеологические, политико-юридические, морально-психологические и практические проблемы. Нижний Новгород, 2007. С. 594.

3 См.: Власенко Н.А. Судебные правовые дефиниции: природа, функции, основания деления и виды // Жур-нал российского права. 2009. № 12. С. 61.

4 Попа К. Теория определения. М., 1976. С. 177.

5 См.: Туранин В.Ю. Теория и практика использования законодательных дефиниций: монография. М., 2009. С. 15.

118

Онтологическая функция дефиниции заключается в кратком и сжатом описании существенных признаков элементов и видов соответствующих юридических явлений, процессов и состояний.

Интерпретационная функция дефиниции помогает законодателю фор-мулировать свое мнение о разъясняемом понятии, интерпретирует его в со-ответствии с целями и задачами законодательного акта. Очень точно подме-чено, что «термин создается, его значение конструируется»1. Именно кон-струирование законодательного определения, его языковое оформление, со-ставляют незримый для большинства процесс законодательного творчества.

Будучи направленными на регулирование общественных отношений дефиниции реализуют регулятивную функцию. В данном случае законода-тельно закрепленную дефиницию можно рассматривать в качестве элемента механизма правового регулирования. По этому поводу Л.Н. Ушакова, рас-сматривая дефиницию как нетипичное правовое средство, отмечает, что «раскрывая содержание правового понятия путем указания его основных юридически значимых признаков и элементов, в целях обеспечения единства правового регулирования, дефиницию смело можно поставить рядом с нор-мой права, как выполняющую дополнительную вспомогательную функцию в правовом регулировании, что, в свою очередь, позволяет определить особен-ности ее структуры и роль в правоприменении. При этом, дефиниция как не-типичное правовое (специальное) средство или нетипичное нормативное по-строение, а также норма-дефиниция, наряду с нормой права, является сред-ством законодательной техники и играет значительную роль в правовом ре-гулировании, будучи законодательно закрепленной»2.

Фундаментальная функция заключается в том, что дефиниции пред-ставляют собой основу создания нормативного правового акта, являются его «строительным материалом».

1 Суперанская А.В., Подольская Н.В., Васильева Н.В. Общая терминология. Вопросы теории. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2012. С. 165.

2 Ушакова Л.Н. Дефиниция как нетипичное правовое средство законодательной техники // Ленинградский юридический журнал. 2008. № 1. С. 187–196.

119

Функция трансляции социально-правового опыта призвана обеспечи-вать преемственную связь исторических этапов правового развития, дать возможность сохранить и передать правовой опыт последующим поколени-ям. Задача данной функции заключается в отборе и внедрении именно тех правовых явлений и институтов, которые бы максимально соответствовали уровню политического, социального и правового развития данного общества. В этой связи В.Н. Карташов справедливо отмечает, что «качество и эффек-тивность современных юридических дефиниций проявляется при изучении ранее существовавших аналогичных видов дефиниций, которые, оставаясь в прошлом, влияют на формулирование правовых понятий в настоящем и, в некоторой степени, закладывают соответствующие ориентиры для формиро-вания новых юридических понятий в будущем»1.

Экспликативная функция характеризуется тем что, обладая признаками ясности и однозначности в процессе правового регулирования, дефиниции должны адекватно доносить волю законодателя до всех субъектов права, обеспечить его единообразное понимание и толкование путем соответству-ющего юридического закрепления в тексте нормативного правового акта.

Целевая функция выражается в том, что с помощью дефиниций дости-гаются цели правового регулирования, что в полной мере влияет на его эф-фективность. В соответствии с целями механизма правового регулирования дефиниции позволяют обеспечить беспрепятственное движение интересов субъектов к ценностям, т. е. гарантировать их справедливое удовлетворение. Сказанное подтверждает тезис о том, что эффективность правового регули-рования – это соотношение между поставленной перед ним целью и достиг-нутым результатом.

Коммуникативная функция дефиниции реализуется в результате воз-действия правовых норм на поведение субъектов права. В данном случае право одновременно представляет собой идею и текст, норму и правоотно-

1 Карташов В.Н. Юридические дефиниции: некоторые методологические подходы, виды и функции // Зако-нодательная дефиниция: логико-гносеологические, политико-юридические, морально-психологические и практические проблемы. Нижний Новгород, 2007. С. 595.

120

шение, императивно-атрибутивные переживания и социализированные цен-ности1. Известно, что существование акта коммуникации не возможно без языка. Таким образом, коммуникативная функция дефиниции как языкового средства юридической техники обеспечивает грамотное результативное юри-дическое общение и взаимодействие между субъектами и участниками пра-воотношений, в том числе в сфере различных видов юридической деятельно-сти.

В юридической литературе высказываются различные точки зрения от-носительно вопроса о том, являются ли правовые дефиниции разновидно-стью юридических норм, видом нормативно-правового предписания или же самостоятельными, отличными от норм права элементами механизма право-вого регулирования. Так, рассматривая классификацию и особенности раз-личных видов правовых норм, В.К. Бабаев и М.И. Байтин приходят к выводу о существовании норм-дефиниций, представляющих собой вид правовых норм, содержащих полное или неполное определение правовых понятий2.

Представители юридико-доктринальной трактовки права рассматрива-ют правовые дефиниции не как самостоятельный элемент правового регули-рования, а как модификацию одного из специфических проявлений правовых норм3.

О существовании норм-дефиниций говорят и представители цивили-стической науки. Например, Е.Г. Комиссарова определения понятий принци-пов гражданского права, закрепленных в статьях закона, рассматривает в ка-честве норм, концентрирующих суть одновременно нескольких правил пове-дения, в отличие от обычных норм права4. Е.В. Васьковский говорит о дефи-нициях как «о нормах особого рода: второстепенных, вспомогательных, по-яснительных» которые «не обладают самостоятельным значением и сами по

1 См.: Ромашов Р.А. Интерпретация права: лингвистический и технико-юридический аспекты // Юрислинг-вистика. 2010. № 10. С. 52.

2 См.: Байтин М.И., Бабаев В.К. Нормы советского права. Проблемы теории. Н. Новгород, 1987. С. 162.

3 См.: Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства. М., 1999. С. 427; Ушаков А.А. Очерки советской законодательной стилистики. Пермь, 1967. С. 172.

4 См.: Комиссарова Е.Г. Принципы в праве и основные начала гражданского законодательства: автореф. дис… д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2002. С. 4–5.

121

себе не могут получить применения в жизни, а служат исключительно для разъяснения смысла других норм»1. В свою очередь, И.В. Москаленко отме-чает, что фактическое отождествление правовых дефиниций с нормами права не согласуется с этимологией этих терминов2 и по справедливому замечанию Ю.В. Кудрявцева этимологическое различие не дает никаких оснований од-нозначно решать вопрос о признании нормами права дефиниций, содержа-щихся в тексте нормативных правовых актов и носящих характер фактиче-ского утверждения3.

Критикуя позицию авторов, отождествляющих правовые дефиниции с нормами права, И.В. Москаленко признает тесную связь, в которой они находятся. Например, существуют случаи использования дефиниций в каче-стве одного из элементов норм гражданского законодательства. Так, в форме дефиниций часто формулируются юридические факты, составляющие со-держание гипотез соответствующих гражданско-правовых норм (нормы, со-держащие определения понятий злоупотребления правом, причинения вреда в состоянии крайней необходимости, понятий конкретных видов договоров и др.). Далее автор отмечает, что, будучи закрепленными в гипотезе правовых норм, правовые дефиниции выступают по отношению к ним первичным эле-ментом механизма гражданско-правового регулирования. Лишь при наступ-лении жизненных обстоятельств, закрепленных в определении понятия, со-ставляющего содержание гипотезы правовой нормы, предусмотренные этой нормой правовые последствия трансформируются в субъективные права и обязанности конкретных субъектов гражданских правоотношений4.

Итак, согласно точке зрения И.В. Москаленко, правовые дефиниции проявляют себя как особое правовое явление, выступающее юридическим выражением различных элементов механизма правового регулирования, не

1 Васьковский Е.В. Цивилистическая методология. Учение о толковании и применении гражданских зако-нов. М., 2002. С. 70.

2 См.: Москаленко И.В. Юридическая природа и соотношение гражданско-правовых дефиниций и норм // Советское право. 2005. № 5. С. 56–60.

3 См.: Кудрявцев Ю.В. Норма права как социальная информация. М., 1981. С. 63–64.

4 См.: Москаленко И.В. Юридическая природа и соотношение гражданско-правовых дефиниций и норм // Советское право. 2005. № 5. С. 56–60.

122

являясь при этом разновидностью юридических норм. В то же время право-вые дефиниции могут находиться с нормами права в тесной структурно-функциональной связи, которая выражается в использовании определений различных правовых понятий для законодательного закрепления содержания различных элементов правовых норм.

Рассматривая проблемы конструирования дефинитивных норм права, М.В. Баранова указывает, что законодательная дефиниция это «особая норма права (дефинитивная норма права), представляющая собой определение по-нятия, отражающее существенные, качественные признаки юридически зна-чимых предмета, явления, состояния, способствующая обеспечению целост-ности, непротиворечивости, компактности законодательного регулирования, повышению эффективности реализации законодательных актов»1.

Исследуя легальные дефиниции в контексте логико-языковых феноме-нов в юриспруденции, А.Ф. Черданцев указывает, что «легальные дефини-ции, а точнее, дефинитивные нормы имеют те же логические признаки, что и любые нормы: характеризуются двучленной структурой, не обладают логи-ческой значимостью (истинностью или ложностью)… Легальные дефини-ции… как разновидности правовых норм… являются частями институтов, отраслей и всей системы права»2.

Совершенно иной подход, предложенный Г.В. Мальцевым, сводится к безусловному признанию норм-определений (дефинитивных норм) одним из важнейших видов юридических норм. Рассмотрим данную точку зрения бо-лее подробно.

Под дефинитивной нормой следует понимать предписание, содержа-щее полное или неполное определение правовых категорий и понятий. Включая определения регулируемых объектов в юридико-нормативный кон-текст, законодатель лишний раз сверяется с действительностью, уточняет юридическую программу действий. В данном случае законодатель придает

1 Баранова М.В. Конструирование дефинитивных норм права: проблемы и тенденции // Юридическая техни-ка. 2013. № 7 (ч. 2). С. 122.

2 Черданцев А.Ф. Логико-языковые феномены в юриспруденции: монография. М.: Норма, 2012. С. 71.

123

определению форму веления, предписания для того, чтобы сделать его столь же обязательным, как и все другое, входящее в нормативную структуру пра-ва.

По словам Г.В. Мальцева полезной дефиницией можно считать ту, ко-торая, будучи составной частью нормативного материала, активно участвует в правовом регулировании общественных отношений. Дефиниции описа-тельны (дескриптивны), они описывают предмет, привязываясь к некоторым точкам – структурным элементам, функциям, свойствам, внутренним связям и внешним отношениям, достаточным для идентификации данного предмета. В самой дефиниции нет никакого веления (императива), она ничего не требу-ет, но лишь сообщает нам нечто главное о предмете. В праве дефиниция, включаемая в законодательный акт, становится институционализированной, облеченной в юридическую форму, общую для норм – правил поведения, норм-принципов норм-деклараций, норм-целей1. Таким образом, дефиниция, будучи дескриптивным высказыванием, может трансформироваться в пред-писывающую правовую норму.

Благоприобретенная в нормотворческом, законодательном процессе юридическая форма придает определению нормативную силу и действитель-ность. Когда мы говорим, что договор есть соглашение двух или нескольких лиц…, то такое определение описательно, но дефинитивная норма «догово-ром признается соглашение двух или нескольких лиц…» (ч. 1 ст. 420 ГК РФ) имеет уже форму прескриптивного высказывания, является предписанием. Оно говорит о том, что требуется признавать договором, чем следует обяза-тельно руководствоваться в договорных юридических ситуациях2.

Другим распространенным высказыванием против признания юриди-ческих дефиниций нормами права выступает указание на то, что эти дефини-ции не порождают прав и обязанностей для участников гражданско-

1 Мальцев Г.В. Социальные основания права / Г.В. Мальцев. М.: Норма, 2007. С. 712.

2 Там же. С. 712.

124

правового оборота1. Это действительно так. Юридические дефиниции неко-торых предметов или процессов содержат минимальный состав юридических фактов, необходимый для возникновения, изменения или прекращения пра-вовых отношений, связанных с данным предметом. Если отсутствует хотя бы один из перечисленных в дефиниции фактов, правоотношение не состоится2.

Качество юридических дефиниций непосредственным образом опреде-ляет доступность смысла правовых норм, установленных законодательным актом. Из этого, однако, не следует, что определения используются в праве только для того, чтобы сделать закон более ясным и простым.

С усложнением общественных отношений усложняются законодатель-ство, правовые нормы, юридико-технические приемы изложения норматив-ного материала. То, что делает юридическую дефиницию правовой нормой, не зависит от ее простоты или сложности, от каких-либо формальных качеств вообще; это – способность быть регулятором, наличие у них регулятивной функции. Регулирование означает акт, при котором нормативный либо фак-тический регулятор обусловливает нужные изменения в объекте, определяет его движение в заданном направлении. Если применить этот критерий к юридическим дефинициям, то они, прежде всего, являются средством иден-тификации общественных отношений, подлежащих регулированию посред-ством некоторой совокупности норм или института3.

Стоит согласиться с Г.В. Мальцевым в том, что текстуальный анализ статей законов и кодексов подтверждает довольно частые явления близости или даже слияния юридических дефиниций с правилами поведения. «Если закон определяет действия, порядок действий, процедуры, процессуальные институты, имеет дело с реальными предметами, то соответствующие дефи-ниции, скорее всего, на практике превратятся в действенные регуляторы по-ведения, будут выполнять регулятивные функции не хуже других видов норм. Например, в Уголовном кодексе Российской Федерации нормы, опре-

1 См.: Москаленко И.В. Юридическая природа и соотношение гражданско-правовых дефиниций и норм // Советское право. 2005. № 5. С. 56–60.

2 Мальцев Г.В. Социальные основания права / Г.В. Мальцев. М.: Норма, 2007. С. 713.

3 Мальцев Г.В. Указ. соч. С. 717.

125

деляющие состав преступления, внешне выглядят как дефиниции, охватыва-ющие основные признаки соответствующего действия или бездействия1. В таких случаях регулятивные перспективы уголовной нормы оказываются связанными с качеством дефиниции, которая одновременно является каче-ством диспозиции нормы»2.

Итак, согласно описанной выше точке зрения, законодательные дефи-ниции, включенные в тексты нормативных правовых актов, имеют норма-тивный характер, являются видом юридических норм, выступают в связке с другими нормами, выполняя свои функции в составе нормативного блока, регулирующего те или иные общественные отношения.

Подобного мнения придерживается Л.Н. Ушакова, рассматривая дефи-ницию как нетипичное правовое средство. Автор пишет, что «раскрывая со-держание правового понятия путем указания его основных юридически зна-чимых признаков и элементов, в целях обеспечения единства правового ре-гулирования дефиницию смело можно поставить рядом с нормой права, как выполняющую дополнительную вспомогательную функцию в правовом ре-гулировании, что, в свою очередь, позволяет определить особенности ее структуры и роль в правоприменении. При этом, дефиниция как нетипичное правовое (специальное) средство или нетипичное нормативное построение, а также норма-дефиниция, наряду с нормой права, является средством законо-

1 Например, дискриминацию можно определить как нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к обще-ственным объединениям или каким-либо социальным группам, совершенное лицом с использованием свое-го служебного положения, но по существу, к этому сводится и уголовная норма: «Дискриминация, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо соци-альным группам, совершенное лицом с использованием своего служебного положения…» (ст. 136 УК РФ). То же самое можно сказать и о других статьях Особенной части Уголовного кодекса РФ (грабеж, изнасило-вание, истязание и т. д.). Схема названной нормы предельно проста, санкция присоединяется к словесной формуле, которую можно считать и дефиницией, и диспозицией нормы, указывающей на действие, которое квалифицируется как преступное.

2 Мальцев Г.В. Указ. соч. С. 718.

126

дательной техники и играет значительную роль в правовом регулировании, будучи законодательно закрепленной»1.

Мнение Л.Н. Ушаковой представляется нам не совсем верным по-скольку, рассматривая дефиницию как средство законодательной техники, автор относит данное явление и к элементам механизма правового регулиро-вания, а это невозможно в принципе. Если условно определить законода-тельную технику как совокупность средств, используемых при составлении законодательных текстов, являющуюся при этом составной частью юридиче-ской техники, то на стадиях правового регулирования, по отношению к нор-мам права, дефиниции: во-первых, выполняют разъяснительную функцию; во-вторых, являются юридико-техническими средствами выражения элемен-тов механизма правового регулирования.

Другая точка зрения, которую можно рассматривать в контексте иссле-дуемого нами вопроса, высказана М.Л. Давыдовой. Проводя сравнительный анализ категорий «правовая норма» и «нормативно-правовой предписание», автор указывает, что все формальные признаки правовой нормы (связь с гос-ударством, формальная определенность, общий характер, представительно-обязывающий характер и др.2) являются одновременно признаками всех ти-пов нормативно-правовых предписаний. Причем первичным носителем этих признаков следует считать именно предписание. Автор отмечает, что норма приобретает эти признаки в результате воплощения ее в нормативном право-вом акте, которое происходит опосредованно через категорию «нормативное предписание». В соответствии с мнением М.Л. Давыдовой: «все признаки, присущие правовой норме в силу ее закрепления в нормативно-правовом ак-те, характерны и для любого другого типа правовых предписаний»3. Пред-ставляется, что данное утверждение характерно и для дефиниций.

1 См.: Ушакова Л.Н. Дефиниция как нетипичное правовое средство законодательной техники // Ленинград-ский юридический журнал. 2008. № 1. С. 187–196.

2 См.: Давыдова М.Л. Норма права и нормативно-правовое предписание: общие и отличительные признаки // Вестник ВолГУ. 2000. № 3. С. 62–67.

3 Давыдова М.Л. Правовая норма и нормативное предписание: проблема соотношения // Вестник ВолГУ. 2006. № 8. С. 52–53.

127

Правовые дефиниции в качестве разновидностей нормативно-правового предписания представляют собой четкие и лаконичные суждения законодателя о сущности правовых явлений. Понятие рассматривается как семантическое ядро, благодаря которому функционирует правовая норма. При этом указывается, что понятия несут в себе больше теоретической энер-гии, чем другие элементы нормы, потому что в них сконцентрирована ин-формация о реальной действительности1. Таким образом, правовая дефини-ция как разновидность нормативно-правового предписания представляет со-бой способ текстуального выражения правовых норм и иных элементов ме-ханизма правового регулирования, однако не как самостоятельное норматив-но-правовое предписание, а как неотъемлемая часть нормы права, выполня-ющая «внешнюю» функцию «расшифровки» используемого в норме понятия.

В заключении параграфа отметим, что посредством словесного закреп-ления и выражения в законодательных текстах юридические понятия стано-вятся доступными для восприятия при помощи терминов и дефиниций. Как языковые средства юридической техники дефиниции выполняют важную роль в достижении позитивных социальных результатов, в обеспечении определенности понятийного аппарата законодательства, наиболее точного выражения государственной воли. Будучи законодательно закрепленными, дефиниции становятся официально действующими нормативными предписа-ниями. Четкое определение понятий, содержащихся в текстах нормативных правовых актов, является необходимым условием их эффективного исполь-зования в процессе правового регулирования.

<< | >>
Источник: Мамедов Эльшан Фахраддинович. Термины и дефиниции как средства юридической техники правотворчества. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Иркутск − 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Законодательные дефиниции в инструментальной системе юридической техники правотворчества:

  1. Техника принудительного исполнения
  2. СОДЕРЖАНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. § 1. Юридическая техника правотворчества: определение институционально-правового статуса и элементный состав
  5. § 2. Средства юридической техники правотворчества: проблемыразграничения и классификации
  6. § 2. Законодательные дефиниции в инструментальной системе юридической техники правотворчества
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  9. § 1. Общая характеристика механизма правового регулирования общественных отношений
  10. Элементы системосохраняющего механизма
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -