<<
>>

3.1. „ЛЮДИ ГИБНУТ ЗА МЕТАЛЛ..."

Что привело в межвоенный период к постепенному золотому отступничеству, ослабившему принципы фиксирован- ности валютных курсов? Более полувека шла эрозия золотых принципов и появлялись новые валютные конструкции.
Что подо что подстраивалось в истекшие десятилетия — золото под денежные системы или денежные системы под золото? И наконец, золото — всеобщий эквивалент или нет?

Если постепенное выдвижение золота на роль всеобщего эквивалента понять нетрудно, то разобраться с ролью золота в денежных системах XX столетия несколько сложнее. Золото — денежный фетиш или необходимость? Возможны ИЛИ НЄВОЗ-, можны денежные системы без золота? Почему СТОЛЬКО СПО-\' собных людей затрачивают массу энергии, чтобы доказать, что золото в современных условиях — лишь товар, пусть ценный, редкий, дорогой, желанный, красивый, надежный и т. д., но тем не менее — просто товар, а не денежный товар, которым он был сто лет назад? Почему, с другой стороны, столько „умудренных мудростью мудрых" ученых мужей и жен продолжают считать золото не просто товаром, а денежным товаром? Что это — инерция мышления, которая то ли отстаивает чистоту науки, то ли прикрывается теоретическими шаблонами прошлого века?

Вопрос о роли золота оказался весьма противоречивым и далеко не простым. При этом практики — государственные деятели, банки, деловой мир, которые по своему усмотрению и разумению определяют, быть или не быть золоту в денежных системах, распоряжаются данной им властью весьма энергично и просто: меняют стандарты, формы валютного курса. С другой стороны, „золото-валютные" теоретики всего мира вот уже десятки лет никак не отложат свои дуэльные пистолеты. К счастью, они заряжены лишь дымным порохом и не опасны для жизни противоборствующих сторон, но ... позволяют дуэлянтам широко публиковать свои точки зрения, питая жаждущую истины публику обширной и противоречивой инфор-

маЦИей для размышления.

А ведь было время, когда золото было всесильным, в погоне за ним люди шли на реальный риск, брались за пистолеты отнюдь не театрального реквизита, а за настоящие кольты, смит-вессоны и даже за Большие Берты. Люди гибли за металл: гибли на войнах и приисках, гибли от пиратов и грабителей, гибли алхимики и золотоискатели.

С усилением валютного кризиса в 60-е годы задача, как отмечал профессор А. В. Аникин, состояла в том, „чтобы, опираясь на труды К. Маркса и В. И. Ленина, показать и объяснить изменения, которые произошли за столетие после Маркса и полстолетия после Ленина"1. На это движение вперед нас нацеливают слова Владимира Ильича: „Мы вовсе не смотрим

на теорию Маркса как на нечто законченное и неприкосновен- »»2

ное... .

Чтобы не связывать себя заранее той или иной концепцией, а попытаться создать собственное мнение, на данном этапе ограничим нашу задачу знакомством с объективными условиями, существовавшими в двух основополагающих сферах — производства и потребления золота, а попутно и их связующего звена — золотых рынков. Комплексное знакомство с этими элементами поможет нам понять те про- и антизолотые меры, которые предпринимались в капиталистической валютной сфере начиная с первых послевоенных лет и до наших дней.

Человек познал золото на заре Природные источники своего развития. В какой форме золота было найдено первое золото, те

перь уже вряд ли можно узнать с достаточной степенью достоверности. Так же никто уже точно не узнает, сколько золота было добыто до нашей эры. Золото встречается в природе в чистом виде — самородки и золотые жилы (так называемое свободное золото), в сочетании с другими металлами — в основном с серебром (попутное золото) и в виде россыпей или золотоносного песка. Мы сознательно не останавливаемся на специфике поиска и добычи золота, но хотелось бы подчеркнуть, что при всем многообразии форм нахождения золота в природе и даже при таком его редчайшем качестве, как существование в чистом виде, золота очень мало.

Оно является одним из редких элементов, занимая далекое 77-е место по распространенности в недрах нашей планеты.

Добыча золота с 4000 г. до н. э. по XVI в. н. э. в грубом округлении составляла 1 т в год. И это — несмотря на все желания обогатиться, озолотиться и приукраситься!

Суммарная добыча с 1500 по 1850 г. достигла по одним данным около 4,7 тыс. т, т. е. в среднем по 13 т в год, по иным данным — несколько больше: 15—20 т в год. Но ни первый, ни второй объем добычи не мог служить достаточной базой Для широкого развития золотомонетного стандарта, хотя золотые деньги сами по себе существовали и даже находились в обращении.

Как уже упоминалось, радикальные перемены произошли во второй половине XIX в. Предпосылкой таких перемен явилось, в том числе, открытие богатейших месторождений золота в России в 20-х годах прошлого века, что выдвинуло Россию на первое место в мире по добыче металла, которое она удерживала в течение тридцати лет. В 40-е годы доля России в мировой добыче золота составляла 40%. Открытие в середине века богатых месторождений в Калифорнии и других областях Северной Америки, а затем в Австралии увеличило мировую золотодобычу в 10 раз. Несколько позже, как бы компенсируя весьма быстротечное истощение калифорнийских и австралийских месторождений, были открыты крупнейшие в мире природные запасы золота в Трансваале в Южной Африке. Только за вторую половину XIX в. было добыто более 7 тыс. т золота, т. е. значительно больше, чем за предшествовавшие 350 лет. Промышленная добыча указанного металла, сформировав-шись в самостоятельную отрасль производства, пришла на смену усилиям частных старателей прежних времен. ,Добыча" золота уступала место „производству" золота. Именно „изобилие" золота создало базу для дальнейшего широкого монетарного использования металла.

Подавляющая часть золота, поступающая *как на монетарные, так и на иные цели, или, как говорят, предложение золота на рынке, формируется на 75—80% за счет золота нового производства.

Одной из характерных особенностей золотодобывающей промышленности являлось то, что с самого начала своего существования и вплоть до 70-х годов нашего столетия она не имела возможности воздействовать на формирование цены своей продукции.

При золотомонетном стандарте золотопромышленники продавали все золото центральным эмиссионным банкам по установленной цене, получая взамен либо равноценное количество металла в монетах, либо денежный эквивалент в банкнотах по фиксированному курсу.

ОДо^первоцмировой войны цена золота фиксировалась в фунтах стерлингов и 1 тройская унция золота стоила 4,24773 ф. ст. Интересно, что^ (?га цена была установлена в 1717^г> главой британского монетного двора, должность которого, как мы помним, занимал досточтимый сэр Исаак Ньютон. Может быт4>, и не зря трудился Ньютон на этом поприще: установленная им цгна просуществовала добрых два столетия!

(Цосле первой мировой войны, с падением престижа анп«Ц ской валюты, цена стала устанавливаться в долларах США.) До 1933 г. она составляла 20,67 долл. за тройскую унцийС а с января 1934 г. — 35 долл. Эта цена просуществовала 38 лет — до 1972 г. Установленные цены и определяли зону рентабельности золотодобывающей промышленности, а следовательно, уровень добычи. - •

Чтобы лучше представить себе современные масштабы производства золота, приведем несколько оценочных цифр, харак-

й3уЮщих добычу драгоценного металла с момента его открытия человеком.

Вся мировая добыча золота начиная с 4000 г. до н. э. и по 1985 г. н. э. оценивается примерно в 90 тыс. т. По любым меркам — это огромное количество. А вместе с тем все это богатство может быть размещено всего лишь на одном современном супертанкере. Из этого количества в XX в. было добыто более 60 тыс. т, из них около 30 тыс. т — после окончания второй мировой войны.

Однако наступили 70-е годы: доллар США был лишен золотого паритета, основополагающий элемент фиксирования валютных курсов был изъят из мировой капиталистической валютной системы, возглавляемой Международным валютным фондом, и рынок мгновенно взвинтил цену золота, которая стремительно приблизилась к отметке 100 долл. за унцию.

Весь мир гадал: превысит ли цена золота магический рубеж в 100 долл. США? Но рынок на то и рынок: он вскоре шагнул далеко за этот, казавшийся необыкновенно высоким уровень.

Пятикратное повышение цены золота в начале 70-х годов изменило все прежние представления о фиксированности валютных курсов, разрушив связи курса с золотом, переведя валюты на широкую палитру гибких курсов — плавающих, колеблющихся; при этом возникли „чистые" и „грязные" плавания, совместные и индивидуальные, групповые и прочие разновидности нефиксированных курсов, внеся хаос в валютную сферу.

Наряду с этим пятикратное увеличение цены оказало существенное воздействие и на условия добычи золота. Английский журнал Бэнкер в тот период писал, что „если в будущем цена золота будет повышаться ... можно будет ожидать дальнейшего снижения добычи"3. Для стороннего наблюдателя такие прогнозы казались противоестественными. Традиционно считалось, что бумажноденежное обращение все больше отдаляется от золотого стандарта в- результате нехватки золота на рынках, а его нехватка объясняется, в частности, нерентабельностью увеличения его производства по старой заниженной цене. Думалось, что повышение цены золота активизирует производство, металла станет больше и в результате появятся возможности для восстановления той или иной разновидности золотого стандарта. В дымчатой дали виднелись фиксированные валютные курсы и нормализация международных валютных отношений.

Для специалистов, однако, снижение уровня добычи золота в 70-е годы не было неожиданностью: его ожидали вместе с ростом цены. Но мало кто предвидел столь резкий скачок.

Чем объясняется этот кажущийся парадокс, приведший к тому, что увеличение цены повлекло за собой сокращение производства золота? Краткий и четкий ответ нам дает газета »Нью-Йорк тайме", которая писала: „Одна из причин падения Добычи состоит в том, что благодаря более высоким ценам становится рентабельным добывать менее богатую руду, и это пРодлевает срок жизни рудника, но уменьшает его годовую

продукцию"4. Действительно, через обрабатывающий произ-водственный комплекс можно пропустить определенное количество породы в час, сутки и г. д., поэтому увеличить физический объем перерабатываемой породы на данных мощностях невозможно.

Если же порода идет менее насыщенная, то, естественно, и выход конечного продукта — золота — будет снижен. Вместе с тем при более высокой цене производитель может, продавая меньше металла, получать ту же, если даже не большую, выручку.

При действовавшей в 1934—1971 гг. искусственно заниженной цене на золото его добыча даже в такой богатой стране, как Южная Африка, побуждала южноафриканских золотопромышленников разрабатывать наиболее доходные залежи и россыпи. При этом закрывались старые, еще до конца не отработанные, но менее рентабельные рудники вследствие либо низкого содержания золота в руде, либо большой глубины залегания породы.

В остальных капиталистических золотодобывающих странах действовали те же отрицательные факторы: производство сдерживалось из-за роста издержек производства при постоянстве цены на продукт. Но у них не было компенсирующих факторов, характерных для южноафриканской золотодобывающей промышленности: крупных монополий, способных проводить централизованную политику и принимать действенные меры в интересах производства, а также дешевой рабочей силы. Кроме того, в других странах — продуцентах золота сокращалась и попутная добыча благородного металла. В результате состояние этой отрасли экономики не побуждало к новым капитало-вложениям, а единственным способом поддержания добычи было перебазирование и сосредоточение разработок на самых доходных рудниках. В тех случаях, когда производство оставалось все же малорентабельным, а то и убыточным, оно в ряде стран поддерживалось за счет государственных субсидий. Это относится, в частности, к таким золотодобывающим странам, как Канада и Австралия.

Многократный рост цены на металл автоматически сделал рентабельной разработку давно забытых и прежде явно убыточных месторождений. Стремление сберечь на черный день более богатые рудники охватило и золотопромышленников ЮАР. Более того, для получения доходов на прежнем уровне на тех же рудниках они могли теперь добывать в несколько раз меньше металла.

По мере повышения рыночной цены золота минимальное содержание золота в руде, необходимое для прибыльной добычи, снижается. Компании продолжают разработку менее богатых руд и оставляют участки с более насыщенной рудой для после-дующей добычи, страхуя себя от возможного ухудшения экономических условий добычи в будущем. По данным Горнорудной палаты ЮАР, производство золота сократилось в 1973 г. на 6,6%, однако в результате роста рыночной цены прибыль золо-

топромышленников увеличилась на 70%, несмотря на повышение издержек производства. Средняя выручка от производства одной тройской унции чистого золота в 1974 г. составила в ЮАР 107 рандов против 65 рандов в 1973 г. А если повнимательнее присмотреться еще к ряду цифр, то открывается любопытная картина: в 1974 г. южноафриканские золотопромышленные общества получили 2,6 млрд. рандов от реализации металла, что на 45% больше, чем в 1973 г. За тот же период доходы государства от продажи золота новой добычи возросли с 500 млн. до 813 млн. рандов, т. е. на 63%. Вместе с тем добыча золота в стране сократилась с 852,3 до 762,1 т, т. е. на 10,6%. За это же время минимальная рыночная цена золота составляла 65 долл. за тройскую унцию в 1973 г., а максимальная — 184 долл. в 1974 г.

Добыча золота — дело трудо- и капиталоемкое. По данным западногерманской газеты „Блик дурьх ди виртшафт", в золотодобывающей промышленности действует следующая принципиальная схема: для получения одного килограмма золота необходимо переработать 100 тонн горной породы со средней глубины порядка 3000 м. Порода подается на-гора, перемалывается, просеивается и обрабатывается химическими способами, прежде чем получается чистый металл. Для обеспечения рентабельности современное производство должно строиться на базе современных и эффективных способов подземной выработки. Однако не будем принимать это ,должно строиться" за аксиому; достаточно заглянуть в золоторудные .копи ЮАР, чтобы обнаружить там почти рабские условия труда на огромной глубине (более 3 км), при температуре около, а то и свыше 40°С. Именно этот столь тяжелый, но дешево оплачиваемый труд и обеспечивает „рентабельность" золотодобывающей промышленности ЮАР, принося процветание монополиям и избранному белому населению страны.

Дешевый труд на рудниках ЮАР обеспечивает конкурен-тоспособность ее золотодобывающей промышленности. Капиталоемкость данной отрасли можно иллюстрировать следующими данными: если в 90-е годы XIX в. хватило бы 2 млн. долл. США для организации функционирования рудника, то к концу 70-х — началу 80-х годов капиталовложения возросли сначала до 200—300 млн., а затем и до 900 млн. долл. Рост капиталоемкости привел к тому, что в настоящее время ни одна золотодобывающая компания не в состоянии в одиночку ввести в эксплуатацию рудник. В результате продолжаются концентрация капитала и формирование горнопромышленных групп.

Рассматривая положение в золотодобыче ЮАР, мы коснулись нескольких общих положений, касающихся всех капиталистических стран. Однако, помимо сходных тенденций, имеются и специфические особенности, характерные для отдельных стран. Так, золотопромышленность США, пришедшая в упадок во время второй мировой войны, с трудом восстанавливалась в послевоенные годы. К 1965 г. в стране было только одно

крупное золотодобывающее предприятие. Резкий скачок цены золота в 70-е годы с 35 до 800 долл. за тройскую унцию вызвал в США подобие „золотой лихорадки" 1848 г. Вот когда пригодилась книга Джона Дуайера — руководство для самодеятельных старателей, с помощью которого отдельным искателям счастья удалось добиться успеха. Были приняты и более основательные меры по разведке и освоению запасов золота, чтоЛ породило радужные прогнозы будущего объема его производства в США.

Аналогичные ожидания царили и в Канаде, но в обеих странах оптимизм строился на надеждах, что цена золота сохранится на уровне 500—600 долл. США за унцию. Реальность этих прогнозов можно будет проверить в ближайшие годы, когда начнется — если она начнется при нынешнем относительно низком уровне цен — эксплуатация новых и расконсервированных рудников. В целом считают, что лишь 70% золотодобывающих предприятий США и Канады могли бы вести рентабельную добычу золота, да и то при цене не ниже 300 долл. за унцию. Если такая цена продержится, то производство золота в США и Канаде может возрасти к концу 80-х годов на 50%. .

Поступление золота на рынок Предложение золота из других источников, т. е. не из других источников от золотодобывающей промышленности, невелико. Оно попадает на рынок из сделанных ранее накоплений, и вызываются такие продажи чаще всего благоприятной конъюнктурой рынка. Например, в связи с высоким уровнем цены на благородный металл в странах Востока иногда осуществляется детезаврация — продажа слиткового золота, полученного в результате переплавки так называемого золотого лома, представляющего собой различные золотые изделия. Под тезаврацией и детезав-рацией понимают в основном операции со слитковым золотом, отвечающим стандартным требованиям рынка. Однако на Востоке тезаврируют и золотые изделия высокой пробы. В западных странах, где проба ювелирных изделий обычно ниже пробы слиткового золота, а цена — выше, эти изделия, как правило, не являются предметом тезаврации.

Золото может также появиться на рынке вследствие продаж инвесторов, спекулянтов и в очень редких случаях — нумизматов. Однако суммарные поступления из этих источников обычно невелики, а сами поступления — весьма нерегулярны.

Еще одним источником поступления золота являются периодические продажи металла центральными банками или казначействами отдельных государств. Но эти продажи тоже, во-первых, нерегулярны, а во-вторых, редко бывают значительными по объему. Более того, в конце 70-х — начале 80-х годов подобные официальные поставщики золота трансформировались в довольно крупных его потребителей.

В 1980 г. впервые была произведена оценка так называемого „вторичного" золота, поступающего на рынок, в отли-

чие от золота новой добычи. В результате в статистических данных по спросу на золото и его предложению появились новые разделы, учитывающие движение золота в разбивке по сферам потребления, а в итоге показывающие, когда эти сферы становились больше покупателями, чем продавцами, и наоборот.

„Вторичное" золото составило весьма значительный объем рыночных операций: так, в 1980 г. — в год максимального роста цены золота — его количество достигло 500 т.

Сырье для выработки „вторичного" металла подразделяют на два вида: старый и новый скрап. Старый скрап — это в ос-новном лом ювелирных изделий и бывших в употреблении золотых деталей электронной, приборостроительной и других отраслей промышленности. Новый скрап — это естественные отходы различных золотообрабатывающих отраслей.

К середине 80-х годов объем учтенного „вторичного" золота сократился более чем вдвое, но можно надеяться, что в будущем его рост возобновится в связи с увеличением числа отработанных золотых деталей в промышленности.

Очевидно, что в отличие от добычи предложение золота из прочих источников влияет только на рыночный оборот, но не на общий объем золота, имеющегося в мире. В то же время добыча в любом, даже самом скромном, объеме постоянно увеличивает суммарные золотые запасы.

Идея увеличения золотых авуа- Алхимики — древние рОВ) правда, в не столь глобаль- и современные ном охвате, как мировой запас

золота, уже давно не только витает в воздухе и умах определенной категории человечества, но и до некоторой степени материализовалась.

Алхимия! Кто не слышал об этом чудесном „источнике" благородного металла? Ведь действительно интересно узнать, как магически можно превратить вещества, не содержащие ни крупинки золота, в благородный металл при помощи „фи-лософского камня" и прочих премудростей!

„Среди загадок естествознания ни одна не вызывала столько раздумий и споров в течение полутора тысячелетий, как искусство ... которое называют алхимией", — так в 1832 г. писал профессор философии из Касселя Карл Шмидер5. Тайны „философского камня" и алхимии в целом привлекали внимание и вызывали интерес еще и потому, что раскрытие этих тайн сулило не только несметные богатства, но и такие немаловажные блага, как вечная молодость и долголетие.

Надо сказать, что за редкими исключениями, о которых речь пойдет ниже, манипуляции алхимиков, несмотря на их внешнее многообразие, были в основных деталях абсолютно идентичны и сводились в конечном счете либо к золочению, либо к сплавлению золота с другими металлами, т. е. к получению золота менее высокой пробы. Современные ученые, изучив ряд работ средневековых алхимиков, нашли, что одним

из вариантов „философского камня" является вещество, называемое хлорауратом серебра, в состав которого входит 44% золота.

Конечно, алхимикам нельзя отказать в высоком мастерстве и даже артистизме. Их искусство сродни искусству современных иллюзионистов, но с той разницей, что неудачное выступление могло им стоить головы. На своих публичных демонстрациях они пользовались тиглями с двойным дном, одно из которых прогорало при высоких температурах и оттуда выливалось золото; успешно применялись бутафорские угли с запаян-ным внутри золотом; тем же механизмом действия обладала и палочка для помешивания чудесного раствора (в полость палочки закладывалось золото, а конец заделывался каким- либо легкоплавким веществом); фантазия некоторых алхимиков доходила до вдувания в расплав золотой пыли одновременно с подачей воздуха; подлинные виртуозы своего искусства умудрялись буквально на глазах у взыскательной публики совершенно незаметно производить сложную пайку металлов. Помимо этого были и откровенные мошенники, выдававшие за золото различные сплавы, обладающие „золотым" блеском. Однако были и убежденные алхимики, свято верившие в существование „философского камня" и в возможность получения золота из незолота. Их нередко поддерживали монархи, такие, как византийский царь Ираклий I, король Шотландии Джеймс IV, император „Священной Римской империи", австрийский эрцгерцог Рудольф II, английский король Чарлз II, и некоторые другие.

История сохранила для потомков упоминания о ряде откровенно курьезных алхимических экспериментов. Например, один незадачливый экспериментатор, как и его коллеги уверенный в том, что он, наконец, нашел замечательный рецепт изготовления золота, в 1450 г. смешал две тысячи яичных желтков с оливковым маслом и купоросом, взятыми в равных частях, и в течение двух недель варил из этой смеси золото. Однако, как говорит молва, он достиг лишь того, что потравил полученным варевом своих свиней.

Средневековая алхимия стала развиваться примерно с VIII в. Одним из первых дошедших до нас имен представителей данного рода деятельности был некто Джабир ибн Хайян, который „творил" при Багдадском дворе. Опираясь в своей деятельности, на теорию Аристотеля о том, что возможность переходит в дейст-вительность благодаря движению, Хайян полагал, что, „передвинув" какую-то сумму принципов организации вещества или входящие в состав вещества компоненты, он превратит возможность создания золота в действительность. Другим его постулатом было то, что в формировании металлов большую роль играет расположение планет. Однако, несмотря на ряд явных заблуждений, этого алхимика нельзя причислять к разряду шарлатанов уже потому, что он серьезно занимался химией, был знаком с процессом получения стали и, как счи-

тают, являлся первым создателем рецепта приготовления азотной кислоты.

Неудачи этого вполне серьезного для своих дней ученого в области изготовления золота ничуть не останавливали его сподвижников и последователей, как не останавливали их и заверения выдающегося ученого, философа и врача — Авиценны — в том, что трансмутация, или превращение, металлов либо иных веществ в золото невозможна. Такое заключение он сделал на основе глубокого изучения свойств металлов.

А тем временем алхимия развивалась, и некоторые удачные результаты экспериментов алхимиков хранили свою тайну в течение столетий. Среди неразгаданных чудесных алхимических превращений средневековья долгое время одно из лидирующих мест занимала загадка золотого медальона Венцеля Зайлера. В Вене, в Музее истории искусств, находится „золотой " медальон, изготовленный Зайлером. Этот медальон хранил тайну своего превращения в течение 250 лет.

В свое время Зайлера, бывшего монаха, приютил известный покровитель алхимиков император „Священной Римской империи германской нации" из династии Габсбургов Леопольд I (1640—1705 гг.). Зайлер прибыл к нему с каким-то неизвестным красным порошком, по слухам —„философским камнем", и прошел при дворе испытание по превращению медного сосуда в „золотой". Авантюра, от успеха которой зависела жизнь новоиспеченного алхимика, удалась. Окрыленный успехом Зайлер провел серию удачных превращений и был удостоен звания „королевского придворного химикуса", а затем произведен в рыцари. Однако он решил продолжить свою деятель-ность на избранном поприще и проделал перед большой и ответственной аудиторией свой самый знаменитый фокус, который и сегодня поражает специалистов. Зайлер превратил серебряный медальон весом более семи килограммов в золотой, погружая его примерно на три четверти в различные жидкости.

Несмотря на грандиозный успех опыта Зайлера, фортуна вскоре отвернулась от него. Возможно, это было связано с тем, что кончился украденный им когда-то чудесный порошок? После того как Зайлер заявил, что не может и далее делать золото, Леопольд лишил его всех регалий и вернул в монастырь. На сем императорский гнев был исчерпан. Дело в том, что к тому времени у Зайлера накопилась огромная сумма долгов, за которые он должен был быть привлечен к суду. Однако, видимо, в благодарность за предыдущие опыты Леопольд не только оградил его от суда (и, возможно, виселицы), но и оплатил его долги.

С тех пор предпринималась масса попыток выяснить состав металла, из которого сделан медальон, и раскрыть его тайну (на медальоне ясно видны следы множества проб, снятие которых было прекращено специальным запретом). Однако все экспертизы оканчивались выводами о том, что нижняя часть медальона ( т. е. та часть, которая подвергалась обработке — по-

гружалась в растворы), безусловно, состоит из золота. И только в 1931 г. два венских химика Штребингер и Райф, заверив власти, что их пробы не нанесут ущерба художественной ценности медальона, определили действительный состав металла (43% серебра, 48% меди и понемногу олова, цинка и железа), представляющего собой серебряный сплав. Вопрос состоял в том, как Зайлеру удалось придать такому сплаву внешние качества, в частности цвет, чистого золота? Изготовив при помощи венского монетного двора сплав-аналог, Штребингер и Райф опытным путем вышли на искомую жидкость. Ею оказалась холодная, разбавленная азотная кислота, хорошо известная в средневековье и, как мы убедились, весьма успешно использовавшаяся. Данная технология и сейчас широко применяется в ювелирной практике, но, к сожалению, не увеличивает мировой запас золота.

К неразгаданным тайнам алхимиков относятся некоторые дошедшие до наших дней удачные „трансмутации" различных металлов в золото. Есть несколько версий, пытающихся объяснить отдельные удачи средневековых алхимиков, однако окон-чательной разгадки, подобной разгадке тайны „золотого" медальона, пока нет. Возьмем к примеру золотые монеты — „нобли" английского короля Эдуарда II или сокровища Рудольфа II, императора „Священной Римской империи".

Эдуарду II, занимавшему английский трон в 1307—1327 гг., различными правдами и неправдами удалось привлечь к себе на службу и превратить в своего единомышленника легендарного испанского мыслителя и естествоиспытателя Раймунда Луллия. Между ними был заключен своеобразный договор, отвечавший интересам обеих сторон. Сразу поясним, что Эдуард и не помышлял о выполнении своей части договора, а посему на ней мы останавливаться не будем, тем более она не имеет прямого отношения к нашему повествованию. Что касается Луллия, то он обязывался изготовить из ртути, олова и свинца ни много ни мало тридцать тонн золота, которое по качеству должно было превосходить природное. Как гласит предание, Луллий за весьма непродолжительный срок изготовил обещанное золото, из которого Эдуард приказал чеканить монеты со своим изображением и надписью: „Эдуард — король Англии и Франции". Именно этими деньгами наследник Эдуарда II — Эдуард III оплачивал начатую им Столетнюю войну 1337—1453 гг. с Францией.

Однако самое интересное заключается в том, что такие монеты — нобли — сохранились до наших дней и все химические анализы подтверждают, что они изготовлены из настоящего золота высокой пробы. При этом Англия тех далеких времен не обладала ни внутренними, ни внешними источниками ііри- родного золота. Монет же, видимо, было выпущено много, что видно не только из того, что они в большом количестве сохранились до наших дней (а чеканились они в первой половине XIV в.), но и из свидетельств историков, утверждавших, что именно ноблями субсидировалась война против Франции.

разгадку этой тайны (или догадку об источниках такого невиданного количества золотых монет) связывают с тем, что Лул- лий, собирая военные контрибуции, конфисковывал разнообразные золотые предметы, принадлежавшие как обывателям средней руки, так и монастырям и дворцам. Не в этом ли секрет ловкого мистификатора? Ведь всеобщая годовая добыча золота в XIV в. была во много раз меньше тридцати тонн золота Луллия?

Более прямолинейным выглядит объяснение происхождения сокровищ императора Рудольфа II. Император „Священной Римской империи", правивший в 1576—1612 гг., был пленником идей алхимии, как впрочем, и других загадочных псевдонаук. Наиболее известными алхимиками при дворе Рудольфа, вошедшими в историю, были саксонский курфюрст Аугуст и алхимик-профессионал1 Шверцер, которые, как считалось, разгадали тайну „философского камня". После смерти Рудольфа у него были найдены неизвестно откуда взявшиеся слитки золота общим весом 8,4 т, серебра — до 6 т и жидкость, принятая всеми за экстракт „философского камня". Курфюрст Аугуст также оставил после своей смерти значительное: количество золота, что лишь подтверждало догадку об открытии истинного „философского камня".

Однако существует следующая версия возникновения сокровищ Аугуста. В XV—XVI вв. интенсивно разрабатывались саксонские горные рудники, содержавшие серебро. Объемы добычи и правила сдачи части добытого металла курфюрсту вполне объясняют появление у Аугуста, а также у Рудольфа серебряных слитков и талеров. Далее ход рассуждений таков: в состав саксонского пираргита (руды серебра) входило немало золота, которое, естественно, также извлекалось, а затем „транс- мутировалось" Шверцером. Поскольку и в этом примере много неясностей и белых пятен, практика Шверцера нуждается в изучении, особенно если учесть, что описание его опытов было произведено в ... 1777 г.

В XIX в. особую популярность приобрели методы „получения" золота путем различного выпаривания, выжаривания и даже выращивания золота в теплицах. Другой распространенной гипотезой искусственного получения золота всего столетней давности было „уплотнение" серебра до плотности золота путем разного рода ковки как целых слитков, так и раз-мельченных частиц.

С трудом верится, но и сравнительно недавно, уже в нынешнем веке, предпринимались аналогичные странные усилия алхи-миков, одно упоминание о которых чаще врего ассоциируется с древностью, средневековьем. Фантастика? А вместе с тем, несмотря на крупнейшие научные открытия конца прошлого — начала нашего века, а возможно, и благодаря им, вполне серьезные ученые разных стран вновь и вновь пытались получить золото, причем не в порядке постановки чисто научного экспе-римента, а в искреннем стремлении пополнить золотые резервы

своих стран. Эти настроения стали особенно заметны в 20-е годы, когда Германия стояла перед необходимостью выплачивать репарации. Но и в этом случае далеко не всегда первенствовала наука, и здесь оставалось достаточно простора для откровенного шарлатанства.

Ярким представителем алхимиков 20-х годов был некто Франц Таузенд, в репертуар которого входили все средневековые хитрости, старые, как мир, и, казалось бы, всем известные. Он повторил все „лучшие" традиции своих предшественников: привлек массу поверивших в него солидных предпринимателей для финансирования своей деятельности, обещал обогатить государство, проделывал кое-какие фокусы, но лишь угодил в тюрьму за мошенничество.

Что касается серьезных современных „алхимиков", то они преследуют иные цели, чем их древние, да и не столь отдаленные предшественники. Они ищут решение вопроса о превра-щении элементов с позиций ядерной физики. Еще в период зарождения этой науки, в 1908 г. химик Вилли Марквальд в докладе Немецкому химическому обществу отмечал: „Превратить неблагородные металлы в благородные было извечной мечтой алхимиков. Но мы узнали из свойств радиоактивных веществ, что если бы этот процесс удался, при этом выделилось бы столько энергии, по сравнению со стоимостью которой количество полученного благородного металла оказалось бы мизерно малым. Иначе говоря, затраты энергии сделали бы облагораживание металла практически бессмысленным"6.

Как с этим сравнивается точка зрения сегодняшнего ученого? Клаус Гофман, в частности; считает, что современная наука нередко уже не гонится за золотом, а, наоборот, — не колеблясь растрачивает его для искусственного получения, скажем, изотопов таких элементов, как франций или астат, которые нельзя получить из природных источников. Таким образом теперь уже золото используется в качестве сырья для синтеза других элементов.. Вот уж воистину алхимия наоборот!

Известно, в частности, что золото усваивается определенными микроорганизмами и водорослями (как утвержДают ученые-медики, оно присутствует и в человеческом организме, а также, как мы увидим ниже, неплохо на него влияет). Поэтому, как например, считает Гофман, „биологические прииски" отнюдь не являются утопией. Высказывались даже предположения, что некоторые рудные месторождения возникал^ как результат процесса накопления золота уже упомянутыми микро-организмами или водорослями.

С помощью современных ионообменников можно отделять и аккумулировать золото, содержащееся в морской воде. Одной из попыток определения содержания золота в морской воде и экономической эффективности его экстракции из морских глубин была экспедиция советского исследовательского судна „Ломоносов" в 1974—1975 гг. Средний показатель содержания

золота в морской воде составил, по данным экспедиции, 0,2 мг/м3, а максимальный, характерный для тропических вод, — 3,4 мг/м3. Вывод советских исследователей гласил, что пока получение золота из моря абсолютно нерентабельно, даже в зонах его высокой концентрации.

Во все времена, начиная с эпохи Древнего Рима и до наших дней, известия о более или менее успешных опытах по изготовлению искусственного золота вызывали беспокойство в финансовых кругах. Новости о возможном получении золота в атомном реакторе также вызвали немалый ажиотаж. Действительно, в 1941 г. ученые Гарвардского университета доложили, что в результате бомбардировки ядер ртути потоком быстрых нейтронов было успешно осуществлено ядерное пре-вращение в золото, а именно в три его изотопа с массовыми числами 198, 199 и 200. Однако эти изотопы обладали недостаточной устойчивостью (в отличие от природного — 197) и, испуская бета-лучи, они по истечении весьма непродолжительного времени — всего нескольких часов, максимум дней — превращались в устойчивые изотопы ртути, причем исключить это обратное превращение, по мнению специалистов, невозможно.

Хотя указанный эксперимент явился крупной победой ученых, для банковских, финансовых и промышленных кругов данное открытие опасности не представляло. Роль успокоительного бальзама сыграла и публикация во французском журнале „Атомы", которая заверила читателей, а с ним и золотой рынок, что сама возможность создания искусственного золота не означает рентабельности такого процесса, поскольку полученный таким образом металл не смог бы конкурировать на рынке с природным из-за своей баснословной цены.

И все же искусственное золото получено! Однако в силу того, что оно крайне нестойкое и в буквальном смысле бесценное, это никак не отразится на суммарных мировых запасах золота. А вот что касается объема его производства, то здесь положение несколько иное. Радиоактивное золото (198) имеет применение в медицине, о чем подробнее будет сказано в конце этой главы, и хотя количества используемого в данном направлении золота очень малы, но ведь на эту очень малую единицу увеличивается суммарное предложение и потребление драгоценного металла! И кто знает, в каких областях в скором или нескором будущем найдет применение радиоактивное золото и какую роль оно сыграет для человечества, особенно в условиях ограниченности запасов природных ресурсов?

¦ *

Название этого параграфа „Люди гибнут за металл ..." не случайно. Наверное, трудно подсчитать, сколько людей погибло в поисках драгоценного металла в разных частях света, сколько — при добыче его в тяжелейших условиях. Никто не сможет перечислить, какое количество жизней унесли грабежи

и захваты золота (начиная с убийц-разбойников и кончая войнами за захват, сокровищ); среди всех погибших сложившие голову неудачливые алхимики, вероятно, представят небольшую группу, но все же.

И в наше время добыча золота, особенно в ЮАР, стоит чело-веческих жертв. Не перевелись еще и грабители, для которых цена золота выше цены человеческой жизни. Трудно себе представить, чтобы в XX столетии развязывались войны с целью захвата чужих сокровищ. Но ведь и первая, и вторая мировые войны преследовали одну цель — передел мира именно ради захвата новых источников богатств, рынков сырья и сбыта, какую бы „идейную" базу под это ни подводили. И хотя германский фашизм был разбит, гитлеровцы успели припрятать немало награбленных золотых ценностей, тайные хранилища которых неизвестны и поныне. Зато цель, с которой устраивались эти тайники, — возрождение фашизма — всем известна, и нельзя позволить, чтобы это золото еще сыграло свою зловещую роль в истории человечества.

Империализм и ныне продолжает стремиться проникнуть во все уголки земного шара, протягивая свои щупальца к золоту и другим природным богатствам, не гнушаясь никакими средствами. Похоже, что нынешние транснациональные корпорации хорошо помнят напутствие испанского короля Фердинанда своим вассалам в Южной Америке (1511 г.), которое гласило: ,Достаньте золото! Если можно — гуманно, но любыми средствами — достаньте золото"7. Другими словами, грабьте, но не забудьте стыдливо прикрыться! Не напоминает ли это напутствие Гитлера своим войскам?

<< | >>
Источник: 0. И. Алмазова, Л.А.Дубоносов. ЗОЛОТО И валюта: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ. 1988

Еще по теме 3.1. „ЛЮДИ ГИБНУТ ЗА МЕТАЛЛ...":

  1. В том или ином виде религия денег существовала везде, где люди почитали деньги и драгоценности.
  2. Чтобы продолжить рассмотрение модели функционирования рынка, нам необходимо разоблачить три устойчивых мифа рыночной экономики - (1) миф о сложности и о глубине экономической теории, (2) миф о производстве, и (3) миф о том, что рост экономики автоматически приводит к улучшению жизни людей.
  3. Идеализация товаров и людей
  4. Управление отражением группы людей
  5. Захват власти погаными в России
  6. I. Объединение людей
  7. Разделение общества на людей и поганых
  8. 3.1. „ЛЮДИ ГИБНУТ ЗА МЕТАЛЛ..."
  9. Глава 4. Металлические деньги
  10. Глава 4 СЧЕТ МЕТАЛЛУ
  11. 1. КАКИЕ МЕТАЛЛЫ ГОДЯТСЯ ДЛЯ ДЕНЕГ!
  12. Предпосылки возникновения денежной формы стоимости. Общественная роль денежного товара. Историческое закрепление роли денежного товара за металлами (золото, серебро)
  13. Введени
  14. Примитивные, но, ой, непростые...
  15. Люди гибнут за металл?
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -