<<
>>

§ 1. Право иностранных граждан на доступ к правосудию. Международная подсудность по делам о взыскании алиментов

Необходимость рассмотрения этих вопросов международного гражданского процесса применительно к алиментным делам в диссертации очевидна. Вынесение судебного решения само по себе - важный и необходимый этап, но именно признание и исполнение решений по алиментным делам позволяет окончательно решить проблему обеспечения содержания лиц, в нём нуждающихся.

Вместе с тем, как показывает правоприменительная практика особая актуальность темы исследования обусловлена тем, что признание и принудительное исполнение иностранных судебных решений о взыскании алиментов во многих случаях сопряжены со значительными сложностями и препятствиями законодательного характера.

Автор исходит из того общепризнанного на сегодня положения, что вопросы международного гражданского процесса традиционно относятся к предмету науки международного частного права, что блестяще подтвердил выдающийся советский учёный Лазарь Адольфович Лунц — профессор, доктор юридических наук, цивилист, специалист в области международного частного права.88

89

88

Лунц Л.А. Курс международного частного права. Международный гражданский процесс. М.: Юрид. лит., 1966. 188 с.

89

Доступ к правосудию . Право на свободный и беспрепятственный доступ к суду предусматривается в многочисленных двусторонних и многосторонних международных договорах. Государства-участники берут на себя обязанность обеспечить это право.

Эти обязанности сформулированы в Международном пакте о гражданских и политических правах. Государства-участники берут на себя обязанности:

a) обеспечить любому лицу, права и свободы которого, признаваемые в настоящем Пакте, нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве;

b) обеспечить, чтобы право на правовую защиту для любого лица, требующего такой защиты, устанавливалось компетентными судебными, административными или законодательными властями или любым другим компетентным органом, предусмотренным правовой системой государства, и развивать возможности судебной защиты;

c) обеспечить применение компетентными властями средств правовой защиты, когда они предоставляются.

Под доступностью правосудия в научной литературе понимается наличие правового механизма, обеспечивающего возможность лица как обратиться за судебной защитой в суд, так и получить исполнимое решение. Реальная защита подразумевает право на обращение в суд, на должную правовую процедуру, получение решения суда и его исполнения90.

Иными словами, международный доступ к правосудию в широком значении этого понятия означает не только возможность иностранцев быть участниками гражданских процессов (стороны, третьи лица), но и получать правовую помощь за рубежом, в том числе в признании и приведении в исполнение иностранных решений. Все эти вопросы решаются как на уровне национального законодательства, так и в международных соглашениях (универсальных, региональных и двусторонних).

В Постановлении Европейского Суда по правам человека (далее ЕСПЧ) по делу «Бурдов против России» прямо отмечается, что исполнение решения является неотъемлемой и составной частью права на судебную защиту.

В Постановлениях ЕСПЧ по этому делу разъяснено, что право на суд, гарантированное ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, было бы иллюзорным, если бы национальная правовая система государства-участника допускала неисполнение окончательного вступившего в силу решения суда в ущерб одной из сторон; исполнение решения, вынесенного судом, должно рассматриваться в качестве составной части «судебного разбирательства» для целей ст. 6 Конвенции; необоснованно длительная задержка в исполнении вступившего в силу решения может, таким образом, нарушать Конвенцию91.

Вопросы квалификации аспектов доступа к правосудию анализировались в научной литературе92.

Сегодня является само собой разумеющимся то, что, в принципе, иностранцам обеспечивается правовая защита в виде свободного и беспрепятственного доступа к суду в том же объёме, что и гражданам соответствующего государства. При этом данное право человека не зависит от обеспечения взаимности93.

Человечество постепенно шло к этому, но и сейчас в некоторых странах сохраняется дискриминация в области процессуальной защиты прав иностранцев.

В некоторых странах (Австрия, Великобритания, Испания, Польша, Франция, ФРГ, Чехия) предусмотрено взимание с истцов-иностранцев судебного залога (cautionjudicatumsolvi). При подаче иска иностранный гражданин должен внести залог в обеспечение судебных издержек (как своих, так и ответчика) на случай, если ему будет отказано в иске.

91 См.: URL: http://eu-law.ru/2012/09/postanovlenie-fas-mo-ot-2-marta-2006-g-po-delu-yukos/

92 См.: Приходько И.А. Доступность правосудия в арбитражном и гражданском процессе: основные проблемы. СПб.: Изд-во юрид. ф-та СПбГУ, 2005.

93

Освобождение иностранных истцов от внесения судебного залога предусматривается как в национальном законодательстве, так и в международных договорах на основе взаимности. В национальном законодательстве такими основаниями могут быть: взаимность; наличие у истца­иностранца на территории страны суда имущества (в первую очередь недвижимости); постоянное проживание в стране суда; «право бедности»94.

Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса от 1 марта 1954 г.95 в ст. 17 отменили требование судебного залога с иностранцев. Аналогично поступали и другие конвенции, в частности, Гаагская конвенция о международном доступе к правосудию от 25 октября 1980 г.96

Это же правило применяется в отношении любых платежей, которые могли бы быть потребованы от истцов или третьих лиц в обеспечение судебных издержек.

Российское процессуальное право не знает института судебного залога. Многие страны отказываются от взимания судебного залога с иностранцев в соответствии с двусторонними договорами или на основе взаимности.

Процессуальное положение иностранных граждан в России основывается на закреплённых в Конституции РФ принципах: равенство всех перед законом и судом (ст.

19), гарантированность судебной защиты прав и свобод (ст. 46), национальный режим, предоставленный иностранным гражданам и лицам без гражданства в отношении их прав (ст. 62).

97

94 См.: Ерпылёва Н.Ю. Международное частное право. Практикум: учеб. пособ. / Н.Ю. Ерпылёва, И.В. Гетьман -Павлова; под ред. Н.Ю. Ерпылёвой. М.: Эксмо, 2007. С. 637.

95 См.: Международное частное право: сб. нормат. актов / сост. Г.К. Дмитриева, М.В. Филимонова. С. 549-571.

96 Россия в Конвенции не участвует. Между участниками Конвенции, которые также являются участниками Конвенций по вопросам гражданского процесса, подписанных в Гааге 17 июля 1905 г. и 1 марта 1954 г., эта Конвенция заменит ст. 17-24 Конвенции 1905 г. или ст. 17-26 Конвенции 1954 г.

97 См.: Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ (в ред. от 21 июля 2014 г.) (с изм. и доп., вступ. в силу 6 августа 2014 г.) // СЗ РФ. 2002. № 46, ст. 4532.

Раздел V ГПК РФ «Производство по делам с участием иностранных лиц» устанавливает общие положения относительно доступа иностранных граждан к правосудию на территории РФ (гл. 43).

Иностранные граждане, лица без гражданства имеют право обращаться в суды в Российской Федерации для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов (п. 1 ст. 398 ГПК РФ).

В области процессуальных прав и обязанностей иностранным гражданам на территории России предоставлен национальный режим: они пользуются ими наравне с российскими гражданами. Производство по гражданским делам с участием иностранцев осуществляется по российскому процессуальному законодательству.

Правительством РФ могут быть установлены ответные ограничения (реторсии) в отношении иностранных лиц тех государств, в судах которых допускаются такие же ограничения процессуальных прав российских граждан и организаций (п. 4 ст. 398 ГПК РФ).

Во всех двусторонних договорах РФ о правовой помощи ст.

1 «Правовая защита» предусматривает положения, согласно которым Договаривающееся Государство предоставляет гражданам другой Договаривающейся Стороны национальный режим в отношении их личных и имущественных прав. Они вправе иметь свободный доступ к правосудию на территории Договаривающихся Государств.

Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность иностранных граждан, лиц без гражданства определяется их личным законом (п.

1 ст. 399 ГПК РФ).

Таким образом, международный доступ к правосудию должен означать единство трёх составляющих: право граждан независимо от их гражданства обращаться в суды и другие учреждения юстиции иностранного государства; их право получить правовую помощь по гражданским делам; признание и исполнение судебных решений, вынесенных за рубежом.

Однако не все международные договоры, национальное законодательство и судебная практика придают этому понятию столь всеобъемлющее значение.

Тем самым вопросы международного доступа к правосудию тесным образом связаны с вопросами правой помощи и международной подсудности.

Правовая помощь по гражданским делам. Данная помощь, особенно в ранее заключённых договорах, сводится к правовой помощи в форме судебных поручений.

В соответствии с положениями ст. 407 ГПК РФ суды в Российской Федерации исполняют переданные им поручения иностранных судов о совершении отдельных процессуальных действий. Поручения могут состоять из совершения строго определенных действий: вручение извещений и других документов, получение объяснений сторон, показаний свидетелей, заключений экспертов, осмотр на месте и другие.

Порядок передачи судебных поручений устанавливается международными договорами Российской Федерации или федеральным законом.

Анализ международных договоров позволяет выделить три способа сношений компетентных органов государства по вопросам оказания правовой помощи по гражданским делам:

- дипломатический способ сношений, то есть посредством Министерства иностранных дел - традиционный способ внешних сношений по правовым вопросам еще со времени Российской Империи, характерный и для нашего государства с первых лет советской власти;

98

См.: Григорьева О.Г.

Разработка способов внешних сношений Советского Союза по вопросам оказания международной правовой помощи по гражданским делам. URL: http://e-notabene.ru/pr/ article_342.html

- передача международных судебных поручений центральным компетентным органом (как правило, Министерство юстиции) - способ внешних сношений по гражданским делам, имевший место с конца 50-х годов прошлого века при указании на него в международном договоре;

- непосредственное обращение суда одного государства к суду другого государства - наиболее прогрессивный и эффективный способ передачи судебных поручений, характерный для приграничных или наиболее дружественных государств со схожими правовыми системами98.

Статья 408 ГПК РФ посвящена регулированию признания документов, выданных, составленных или удостоверенных компетентными органами иностранных государств. Эти документы принимаются судами РФ при наличии легализации, если иное не установлено международным договором РФ или федеральным законом. Документы, составленные на иностранном языке, должны представляться в суды РФ с надлежащим образом заверенным их переводом на русский язык.

Россия активно участвует в международных договорах об оказании правовой помощи по гражданским делам как на многосторонней, так и двусторонней основе.

Первые соглашения в форме обмена нотами, специально посвященные вопросам международной правовой помощи по гражданским делам, были заключены СССР ещё в 30-е годы прошлого столетия. Объем правовой помощи ограничивался вручением документов и передачей судебных поручений.

Соглашение между СССР и Великобританией об исполнении судебных поручений по гражданским делам на условиях взаимности было заключено в форме обмена нотами от 17 и 26 июня 1930 г.

В 1930 г. в г. Москве был совершен обмен нотами об исполнении судебных поручений по гражданским делам на условиях взаимности между СССР и Францией.

11 августа 1936 г. СССР заключил Соглашение с Францией о передаче судебных и нотариальных документов и выполнении судебных поручений по гражданским и торговым делам99. По этому Соглашению поручения, исходящие от французских властей, должны передаваться через посольство Французской Республики в Москве Народному комиссариату по иностранным делам Союза ССР, который обеспечит их передачу компетентным властям. Судебные и нотариальные документы и поручения, исходящие от властей СССР, должны передаваться Посольством СССР в Париже Министерству иностранных дел Франции, которое обеспечит их передачу компетентным властям.

Согласно ст. 3 Соглашения во вручении документов может быть отказано, если Высокая Договаривающаяся Сторона, на территории которой оно должно иметь место, считает его способным нанести ущерб ее суверенитету или ее безопасности.

В качестве общего правила власть, к которой обращена просьба, ограничится вручением документа получателю, поскольку последний примет его добровольно.

Аналогично согласно ст. 4 в просьбе о выполнении судебного поручения может быть отказано:1) если Высокая Договаривающаяся Сторона, на территории которой выполнение должно состояться, считает его способным нанести ущерб ее суверенитету или ее безопасности.

По особой просьбе власти, от которой исходит просьба, власть, к которой обращена просьба, должна:

1) выполнить судебное поручение в особой форме, если последняя не противоречит законодательству Высокой Договаривающейся Стороны, к которой обращена просьба;

2) своевременно известить власть, от которой исходит просьба, о времени и месте предстоящего выполнения судебного поручения для предоставления заинтересованным сторонам возможности присутствовать при этом.

Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о порядке исполнения судебных поручений был заключён 22 ноября 1935 г. (в форме обмена нотами)100. При этом основным порядком сношений между данными государствами по вопросам правовой помощи объявлялся дипломатический порядок. Ни в одном из этих соглашений не предусматривалось признание и исполнение судебных решений.

В настоящее время Россия является участницей многих многосторонних конвенций по вопросам гражданского процесса.

Российская Федерация заключила более трёх десятков двусторонних договоров по вопросам гражданского процесса и договоров о правовой помощи.

Международная подсудность по делам о взыскании алиментов. Иностранные граждане получают доступ в национальные суды по правилам международной подсудности.

В науке международного частного права имеются различные определения международной подсудности. Л.А. Лунц рассматривает её как компетенцию судебного аппарата данного государства по разрешению определённого рода гражданских дел101. Речь идёт о гражданских делах102, связанных с иностранным правопорядком. Под международной подсудностью доктор юридических наук Людмила Петровна Ануфриева понимает «разграничение компетенции национальных государств по разрешению гражданских дел с международными

103

характеристиками» .

Как замечает Л.А. Лунц, понятие юрисдикции в смысле международного частного права шире понятия международной подсудности, так как юрисдикция охватывает не только подсудность, но и компетенцию административных органов (нотариата, органов записи актов гражданского состояния и др.).

Различные определения понятий «международная подсудность», «международная подведомственность» и другие аналогичные понятия, предлагаемые как отечественными, так и зарубежными учеными, анализируются современными российскими учёными104.

101 См.: Лунц Л.А. Курс международного частного права. Международный гражданский процесс. М.: Юрид. лит., 1966. С. 31.

102 Имеются в виду гражданские дела в том широком значении, которое придаётся им процессуальным законодательством. Они включают гражданские (в узком значении), семейные, трудовые споры.

103

Международное частное право: учебник / под ред. Г.К. Дмитриевой. М.: «Проспект», 2000. С. 560.

104 См.: Мамаев А.А. Международная судебная юрисдикция: дис. ... канд. юрид. наук. Хабаровск, 2001. С. 15-35; Гафаров С.Э. Основные модели международной подсудности гражданских дел в национальном праве: дис. . канд. юрид. наук. Воронеж, 2011.

Каждое государство, исходя из своих национальных правил международной подсудности, берёт на себя столько правовых споров, сколько ему кажется целесообразным105. Не существует какого-либо заранее установленного для национального права порядка международной подсудности106.

В российском процессуальном законодательстве не содержится термин «международная подсудность». Этот институт в ГПК РФ получил наименование «подсудность дел с участием иностранных лиц судам РФ». Российская наука использует термин «международная подсудность». Минская конвенция 1993 г. обозначает международную подсудность как «компетенцию». В Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей от 19 октября

107

1996 г. юрисдикция понимается как компетентность органов государства принимать меры, направленные на защиту личности или имущества ребёнка (п. 1 а) ст. 1).

Международная подсудность определяется в соответствии с главой 44 ГПК РФ. Рассмотрим правила главы 44 применительно к алиментным обязательствам. Общее правило гласит: суды в Российской Федерации рассматривают дела с участием иностранных лиц, если гражданин - ответчик имеет место жительства в Российской Федерации (п. 2 ст. 402 ГПК РФ). Суды в Российской Федерации вправе также рассматривать дела с участием иностранных лиц в случае, если ответчик имеет имущество, находящееся на территории РФ. Специальное правило установлено по делам о взыскании алиментов и об установлении отцовства: суды вправе рассматривать эти дела, если истец имеет место жительства в Российской Федерации.

М.: Изд-во «БЕК», 2001. С. 88.

106 См.:Riesler .Internationale ZivilprozePrechtundprozessuales Fremdenrecht, 1949. S. 204.

107 Конвенция о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей от 19 октября 1996 г. Вступила в силу 1 января 2002 г. (Россия присоединилась к ней 5 июня 2012 г. с оговорками и заявлением). Конвенция не применяется в отношении обязательств по содержанию ребёнка.

Россия, как и многие другие страны, в том числе международные конвенции по вопросам гражданского процесса, одинаково подходят к своим гражданам и иностранцам с позиций права подсудности. Общее место рассмотрения исков, предъявляемых к ответчику, определяется независимо от его гражданства по месту жительства ответчика. Вместе с тем некоторые страны устанавливают для своих граждан привилегии.

Термин «место жительства» является квалифицирующим понятием, нуждающимся в толковании. Вопросы квалификации понятий процессуальных норм не разрешены в ГПК РФ. Предлагаются различные варианты решения. В качестве права, согласно которому следует толковать понятие местожительства, может выступать закон суда, личный статут ответчика, право, действующее в подлежащем проверке месте жительства. Представляется наиболее убедительным мнение, согласно которому квалификация, как и в международном частном праве, должна производиться по закону суда.

Согласно ст. 52 Луганской конвенции о юрисдикции и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и коммерческим делам от 16

108

сентября 1988 г. , чтобы определить, имеет ли сторона домициль в Договаривающемся Государстве, в суде которого рассматривается дело, суд применяет нормы внутреннего права своего государства. Если сторона не имеет домициля в государстве, в суде которого рассматривается дело, тогда для определения того, имеет ли сторона домициль в другом Договаривающемся Государстве, суд применяет право этого другого государства.

108

См.: Международное частное право: сб. нормат. актов / сост. Г.К. Дмитриева, М.В. Филимонова. С. 549-571.

109 Как мы писали несколько ранее (гл. 2.3), именно этот термин применяется Гаагскими конвенциями 1956 г. и 1973 г.

Учёные считают, что сложности квалификации преодолеваются путём замены понятия места жительства понятием фактического обычного места пребывания (residence)109. Несмотря на то, что это понятие также нуждается в толковании, его фактические предпосылки, по мнению учёных, легче установить. Не следует отождествлять обычное место пребывания с простым пребыванием. Как показывает англо-американский опыт, подобной подсудностью можно злоупотреблять110.

Пункт 2 ст. 5 Брюссельской / Луганской конвенций предоставляет уполномоченному на получение алиментов лицу право выбора между судом по его месту жительства или по месту его пребывания.

Для алиментных дел имеет значение подсудность по связи (с основным спором).

Пример. Немка вступила в Париже в брак с французом, оба проживают там же. Немка согласно нормам ГПК Германии подала в суд округа Берлин-Шенеберг заявление о расторжении брака и выплате средств на содержание после брака. Поскольку обе стороны имеют местожительство и место обычного пребывания в Париже, иск о выплате средств на содержание находится в компетенции французских судов согласно ст. 2 и п. 2 ст. 5 Брюссельской конвенции. Для исков о расторжении браков Брюссельская конвенция не действует (п. 1 абз. 2 ст. 1). Согласно п. 2 ст. 5 Брюссельской конвенций лицу, имеющему домициль в одном Договаривающемся Государстве, иск может быть предъявлен в другом Договаривающемся Государстве, если этот иск является побочным в деле, касающемся гражданского состояния лица, и суд в силу закона собственного государства правомочен принять его к рассмотрению, если только эта юрисдикция не основывается исключительно на гражданстве одной из сторон. В рассматриваемом споре подсудность спора о расторжении брака заявительницы основывалась лишь на гражданстве заявительницы111.

В силу ст. 8 Гаагской конвенции о признании и приведении в исполнение решений по делам об уплате алиментов 1973 г. орган Договаривающегося Государства, который постановил судебное решение относительно иска о взыскании алиментов, считается имеющим юрисдикцию для целей этой Конвенции, если алименты назначены в результате развода, или раздельного проживания супругов, или признания брака недействительным и если в силу закона собственного государства он правомочен был принять такой иск к рассмотрению.

Проиллюстрируем этот пункт на примере российского семейного права, хотя Российская Федерация и не является участницей этой Конвенции. В силу ст. 24 СК РФ при расторжении брака в судебном порядке суд обязан: определить, с кого из родителей и в каких размерах взыскиваются алименты на детей; по требованию супруга, имеющего право на получение содержания от другого супруга, определить размер такого содержания.

Подсудность дел с участием иностранных лиц судам в Российской Федерации определяется по правилам главы 3 ГПК РФ, если правилами этой главы не установлено иное. Глава 3 (Подведомственность и подсудность) устанавливает подведомственность судам гражданских дел с участием иностранных граждан и лиц без гражданства (п. 2 ст. 22). Далее в целом ряде статей определяется территориальная подсудность.

В качестве общего правила ст. 28 устанавливает предъявление иска по месту жительства ответчика.

Статья 29 устанавливает альтернативную территориальную подсудность по выбору истца. Иск к ответчику, место жительства которого неизвестно или который не имеет места жительства в Российской Федерации, может быть предъявлен в суд по месту нахождения его имущества или по его последнему месту жительства в России. Иски о взыскании алиментов и об установлении отцовства могут быть предъявлены истцом также в суд по месту своего жительства.

Х. Шак отмечает, что при международной и территориальной (местной) подсудности речь идёт о двух родственных, но подлежащих чёткому разграничению процессуальных предпосылках. Международная подсудность устанавливает, подпадает ли под компетенцию национальных судов во всей их совокупности разрешение правового спора. Территориальная подсудность

112

112

относится всегда к конкретному суду, в который обратился истец112. О международной подсудности идёт речь, например, в пп. 2 и 3 ст. 402 ГПК РФ. Территориальная подсудность устанавливается по правилам главы 3 ГПК РФ.

ГПК РФ закрепляет неизменность места рассмотрения дела (ст. 405). Дело, принятое судом в Российской Федерации к производству с соблюдением правил подсудности, разрешается им по существу, если даже в связи с изменением гражданства, места жительства или места нахождения сторон либо иными обстоятельствами оно стало подсудно суду другой страны.

Процессуальные последствия рассмотрения дел иностранным судом ГПК РФ связывает с наличием или отсутствием международного договора между Российской Федерации и страной иностранного суда о взаимном признании и исполнении решений суда (ст. 406). Российский суд отказывает в принятии искового заявления к производству или прекращает производство по делу, если имеется решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, принятое иностранным судом, при наличии такого договора.

При наличии такого договора суд в Российской Федерации возвращает исковое заявление или оставляет заявление без рассмотрения, если в иностранном суде, решение которого подлежит признанию или исполнению на территории Российской Федерации, ранее было возбуждено дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Россия не участвует ни в одной универсальной Конвенции, которая либо в общем плане, либо применительно к алиментным делам решала бы вопросы международной подсудности и признания и исполнения международных решений. Проанализируем вопросы, рассматриваемые в этом параграфе, на примере региональной Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г.

В части I второго раздела Конвенции рассматриваются общие положения относительно компетенции, договорная подсудность и взаимосвязь судебных процессов. В частях II-V определяются применимое право и компетенция учреждений юстиции по рассмотрению отдельных категорий дел. В частности, семейные дела регулируются в части III Конвенции.

Если иное не установлено в частях II-V, иски к лицам, имеющим место жительства на территории одной из Договаривающихся Сторон, предъявляются независимо от их гражданства в суды этой Договаривающейся Стороны (ч. 1 ст. 20).

Если в деле участвуют несколько ответчиков, имеющих местожительство (местонахождение) на территориях разных Договаривающихся Сторон, спор рассматривается по местожительству (местонахождению) любого ответчика по выбору истца.

Конвенция предусматривает договорную подсудность. Суды Договаривающихся Сторон могут рассматривать дела и в других случаях, если имеется письменное соглашение сторон о передаче спора этим судам (ст. 21).

При этом исключительная компетенция, вытекающая из п. 3 ст. 20 и других норм, установленных частями II-V настоящего раздела, а также из внутреннего законодательства соответствующей Договаривающейся Стороны, не может быть изменена соглашением сторон.

Взаимосвязь судебных процессов определяется следующим образом. В случае возбуждения производства по делу между теми же сторонам, о том же предмете и по тем же основаниям в судах двух Договаривающихся Сторон, компетентных в соответствии с настоящей Конвенцией, суд, возбудивший дело позднее, прекращает производство.

Встречный иск и требование о зачете, вытекающие из того же правоотношения, что и основной иск, подлежат рассмотрению в суде, который рассматривает основной иск (ст. 22).

В части III «Семейные дела» по делам, связанным с правоотношениями родителей и детей, регулируются вопросы применимого права и компетенция судов по рассмотрению соответствующих споров.

По делам о правоотношениях между родителями и детьми компетентен суд Договаривающейся Стороны, законодательство которой подлежит применению в

113

соответствии с пунктами 1 и 2 ст. 32 .

Подобный forumlegis (подсудность в силу одновременного движения в процессе материального права и права подсудности) известен и двусторонним договорам о правовой помощи.

В соответствии с Договором между Российской Федерацией и Азербайджанской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 декабря 1992 г.114 для вынесения решений по правоотношениям между родителями и детьми (ст. 29-31 Договора) компетентны суды Договаривающейся Стороны, законы которой должны применяться в этих случаях. Договор предусматривает и альтернативную подсудность: если истец и ответчик проживают на территории одной Договаривающейся Стороны, компетентны также и суды этой Договаривающейся Стороны с соблюдением положений ст. 29 и 31.

Считаем, что подобный forumlegis, установленный международными договорами, имеет положительное значение в отношениях между странами, имеющими достаточно близкие правовые системы, признающими и исполняющими судебные решения правоприменительных органов друг друга.

В связи с этим следует остановиться на проблеме взаимодействия подсудности и подлежащего применению права.

114 См.: СЗ РФ. 1994. № 15, ст. 1683; 1995. № 18, ст. 1598.

Должны ли национальные суды только потому обладать компетенцией на рассмотрение споров, что согласно национальному международному частному праву подлежит применению национальное право? Так можно перефразировать вопрос Х. Шака, задаваемый им применительно к германскому праву. Решающей слабой точкой forumlegis является, по мнению Х. Шака, зависимость подсудности от решения коллизионно-правового вопроса, на который, возможно, трудно дать ответ, что неблагоприятно воздействует на предсказуемость вида подсудности. Точное соблюдение принципа одновременного движения подсудности и материального права, как считает Х. Шак, ошибочно. Данный недостаток можно предотвратить, если законодатель не допускает обоснования подсудности через близость к праву, а использует вместо этого те же самые привязки для подсудности и применимого права, то есть включает оба уровня параллельно115. Это мнение Х. Шака представляется более логичным, хотя, как правило, приводит к тем же результатам, однако оно предпочтительнее, потому что подсудность, которая определяется ранее выбора применимого права, пусть и решается на основе тех же критериев, что и выбор применимого права (например, закон гражданства истца или место пребывания ответчика), но теперь предсказуема и не зависит от того, каким будет применимое право, поскольку оно не всегда соответствует привязкам коллизионной нормы.

Существующие интересы в определённом виде подсудности (интересы сторон, суда, государства, интересы правопорядка) часто требуют гибких, конкурирующих форм подсудности116. Так, стороны в процессе, казалось бы, заинтересованы в рассмотрении спора в ближайшем суде. В этом много преимуществ: доверие к своему суду; отсутствие территориальных и языковых барьеров; расходы, не совместимые с заявляемыми исковыми требованиями для истца; опасность вынесения заочного решения для ответчика и т.д. Обе стороны заинтересованы в подсудности, близкой к предмету спора и доказательствам. Эта заинтересованность сторон может быть удовлетворена с помощью соглашения сторон о подсудности. Правовая близость (применимое национальное право) может стать преимуществом, которое также может быть достигнуто сторонами в пределах допускаемой международным частным правом автономии воли сторон (стороны) выбирать применимое право.

Однако при ближайшем рассмотрении типичным интересом истца является близость к месту исполнения решения. При возможности подачи иска в том государстве, в котором находится предмет спора и имущество, пригодное к обращению на него взыскания, истец экономит время, требующееся на

117

115 См.: Шак X. Международное гражданское процессуальное право: учебник ... . С. 100. Здесь мы не касаемся правомерности использования термина «привязка» как устоявшегося обозначения части коллизионной нормы для обозначения условий подсудности.

производство по признанию судебного решения117.

Рассмотрим показательный пример решения вопросов международной подсудности по автономному (национальному) праву Германии в отсутствие международных соглашений118.

Фрау А. родилась 27 мая 1961 г. в г. Мюнхене, немецкая гражданка. Она познакомилась 14 марта 1980 г. с г-ном В., гражданином США, проживающим в штате Нью-Йорк. Они поженились и оформили свой брак в г. Нью-Йорке.

По заявлению В. бездетный брак был расторгнут на законном основании 15 февраля 1995 г. решением суда г. С. в штате Чиуауа (Мексика) по причине «непреодолимой неприязни» супругов друг к другу. В момент развода супруги имели свой домициль и место постоянного пребывания в г. Нью-Йорке, но жили раздельно. Фрау А. была извещена о намерении г-на В. расторгнуть брак посредством двух публикаций его заявления о разводе в официальном мексиканском государственном периодическом издании «Ведомости». Фрау А., однако, не присутствовала на бракоразводном процессе,на котором суд принял временное распоряжение о предоставлении содержания согласно ГК Мексики.

В сентябре 1995 г. фрау А. возвратилась в г. Мюнхен и подала в суд первой инстанции этого города ходатайство о признании временного распоряжения мексиканского суда и, кроме того, возбудила вспомогательное ходатайство с просьбой вынести решение, обязывающее г-на В. выплачивать ей содержание после развода. Г-н В., как и прежде, проживает в г. Нью-Йорке.

Международные договоры, как двусторонние, так и многосторонние, с одновременным участием Мексики и Германии, которые регулировали бы эту сферу, отсутствуют. Поэтому вопрос признания мексиканского судебного решения решается по немецкому национальному праву.

118

См.: Кох Х., Магнус У., Винклер фон Моренфельс. Международное частное право и сравнительное правоведение / пер. с нем. Ю.М. Юмашева. М: Междунар. отношения, 2003. С. 298-303.

В силу ГПК Германии компетенция мексиканского суда на расторжение брака между супругами А. и В. не может быть признана. Таким образом, согласно немецким законам, если мексиканский суд по брачно-семейным отношениям не обладает юрисдикцией, то признание его решения о разводе согласно ГПК Германии исключается. Решение мексиканского суда о разводе не подлежит признанию на основании ГПК Германии.

Ходатайство фрау А. о признании временного распоряжения мексиканского суда о взыскании средств на её содержание подлежит удовлетворению немецким судом при условии, что оно правомерно и обоснованно. В соответствии с предметной подсудностью применение Брюссельской конвенции было бы допустимо (вопросы предоставления содержания).Однако ст. 2 Конвенции о территориальной сфере её действия такую возможность исключает, так как постоянное место жительства ответчика находится в США (г. Нью-Йорк), которые не являются участником Конвенции. Следовательно, вопрос о возможности рассмотрения основного ходатайства Германским судом решается на основе автономного права Германии. В соответствии с ГПК Германии общая подсудность заявительницы, фрау А., имеет решающее значение. Это обстоятельство позволяет прийти к выводу, что на основании § 13 ГПК Германии, применяемого в сочетании с абз. 1 § 7 ГГУ (постоянное место жительства), суд первой инстанции г. Мюнхена обладает местной и международной подсудностью. Таким образом, рассмотрение немецким судом основного ходатайства допустимо.

Действие временного распоряжения мексиканского суда согласно ГК Мексики изначально ограничено сроками рассмотрения дела.

Таким образом, при данных обстоятельствах временное распоряжение мексиканского суда не может служить актом окончательного урегулирования спора, а в силу ГК Мексики автоматически прекращает свое действие с завершением бракоразводного процесса в суде мексиканского штата Чиуауа. Поэтому признание этого временного распоряжения исключается. И, следовательно, основное ходатайство о предоставлении содержания, основанное на нем, должно быть отклонено.

Что касается вспомогательного ходатайства, то немецкий суд обладает компетенцией на его рассмотрение. Однако это ходатайство не обоснованно по существу. Предпосылкой для предоставления содержания разведенной супруге служит наличие вступившего в силу судебного решения о расторжении брака. Вместе с тем решение о разводе не признаётся Германским судом, о чём было сказано ранее. Судья в рамках своих служебных обязанностей должен был заранее проинформировать фрау А. (§ 139 ГПК Германии) о том, что по практическим соображениям ей следует изменить свое вспомогательное ходатайство на доставление содержания в течение действующего брака. В таком случае истица вынуждена будет добиваться признания решения немецкого суда в г. Нью-Йорке (образуется замкнутый круг).

В двусторонних договорах о правовой помощи речь в большинстве случаев идёт о подсудности по делам о признании судебных решений. Как правило, по этим вопросам компетентны суды государства, в котором решение должно быть исполнено. Однако в целом ряде таких договоров решаются также вопросы о подсудности споров с вынесением судебных решений. Существуют и многосторонние конвенции, непосредственно регулирующие подсудность споров с вынесением решений. Важнейшими из них являются Брюссельская / Луганская конвенции о юрисдикции и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и коммерческим делам. Алиментные споры входят в сферу их компетенции. Конвенция от 1958 г. в отношении признания и исполнения решений, касающихся алиментных обязательств по содержанию детей и Конвенция 1973 г. о признании и исполнении решений в отношении алиментных обязательств также определяют подсудность споров об алиментах с вынесением судебных решений. К сожалению, Россия не участвует в них.

В качестве примера двусторонних договоров, иллюстрирующих наш основной тезис, можно привести Договоры Российской Федерации с Польшей и Российской Федерации с Китаем.

По Договору между Российской Федерацией и Республикой Польша от 16 сентября 1996 г. «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам» решаются как те, так и другие вопросы подсудности. Вопросы международной подсудности скоординированы с вопросами применимого права. Так, согласно п. 3 ст. 25 по делам о личных и имущественных отношениях супругов в случае, предусмотренном в п. 1 настоящей статьи (применимым является право государства, на территории которого супруги имеют местожительство), компетентны суды Договаривающейся Стороны, на территории которой супруги имеют местожительство. Если при этом супруги являются гражданами другой Договаривающейся Стороны (применимым является право этой другой Стороны), то компетентны также суды этой Договаривающейся Стороны. Если супруги проживают на территории разных Договаривающихся сторон и при этом имеют гражданство разных Договаривающихся Сторон (применимым является право страны, суд которой рассматривает дело), компетентны суды обеих Договаривающихся Сторон.

По делам о правоотношениях родителей и детей в силу п. 3 ст. 28 компетентны как учреждения Договаривающейся Стороны, гражданином которой является ребенок, так и учреждения Договаривающейся Стороны, на территории которой ребенок проживает. Применимым правом является при совместном проживании право страны, в которой ребёнок совместно с родителями проживает, при раздельном проживании - право гражданства ребёнка (п. 1, 2 ст. 28).

В Договоре между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой «О правовой помощи по гражданским и уголовным делам» (Пекин, 19 июня 1992 г.) вопросы подсудности с вынесением решения не рассматриваются. В отношении подсудности по делам о признании и приведении в исполнение решений, как и во всех подобных договорах, компетентны суды государства, в котором решение должно быть признано.

Таким образом, международный доступ к правосудию в широком значении этого понятия означает не только возможность иностранцев быть участниками гражданских процессов (стороны, третьи лица), но и получать правовую помощь за рубежом, в том числе в признании и приведении в исполнение иностранных решений. Все эти вопросы решаются как на уровне национального законодательства, так и в международных соглашениях (универсальных, региональных и двусторонних).

<< | >>
Источник: Концевой Геннадий Владимирович. АЛИМЕНТНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Право иностранных граждан на доступ к правосудию. Международная подсудность по делам о взыскании алиментов:

  1. 1. Гражданско-процессуальное положение иностранных лиц
  2. БИБЛИОГРАФИЯ
  3. 14.1. Особенности исполнения решений иностранных судов на территории Российской Федерации
  4. ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ[248] ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ (ювенологический глоссарий)
  5. ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ[211] ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ (ювенологический глоссарий)
  6. ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ[101] ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ (ювенологический глоссарий)
  7. СОДЕРЖАНИЕ
  8. § 1. Право иностранных граждан на доступ к правосудию. Международная подсудность по делам о взыскании алиментов
  9. § 3. Международные соглашения о признании и исполнении иностранных судебных решений по взысканию алиментов
  10. Параграф 2.1. Международный договор и/или федеральный закон как правовое основание признания иностранных судебных решений в РФ.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -