<<
>>

§ 2. Субъективные предпосылки преобразования процессуального статуса и их взаимосвязь с объективными фактическими условиями

Первоначальное положение лиц, участвующих в деле, по большей части зависит от заявленных исковых требований. Впоследствии, в связи с осуществлением сторонами своих законных прав, не исключено прекращение или изменение статуса участников.

Ситуации, когда процессуальный статус лиц, участвующих в деле, по субъективным причинам изменяется или прекращается, многообразны. Механизм изменения или прекращения процессуального статуса лиц, участвующих в деле, осуществляется как по «стандартным» (например, замена ненадлежащего ответчика в соответствии со ст. 41 ГПК РФ), так и по неурегулированным процессуальными кодексами схемам. Среди таких «не традиционных» ситуаций, А.В. Юдин выделяет: перевод соистца в разряд третьих лиц и наоборот; исключение соответчика из числа лиц, участвующих в деле, или приобретение им статуса третьего лица без самостоятельных требований; привлечение третьего лица без самостоятельных требований на стороне от-

ветчика в качестве соответчика; исключение из числа лиц, участвующих в деле, третьего лица, ошибочно привлеченного судом[198]. О вероятности возникновения ситуаций, не подпадающих под «замену ненадлежащей стороны» или «процессуальное правопреемство», также писал И.А. Приходько в одной из своих работ[199] [200] [201].

Потребность в трансформации процессуального статуса, понятие и способ осуществления которого не нашли своего отражения в ГПК РФ, часто связана с процессуальным соучастием, которое может возникнуть как по инициативе истца, если он предъявит иск к нескольким ответчикам, так и по инициативе нескольких ответчиков. Институт процессуального соучастия так же, как и процессуальное правопреемство, тесно связан с материальной составляющей сложившихся правоотношений. Так, в деле о взыскании страховых выплат в результате ДТП, при заключении виновником происшествия договоров гражданской ответственности и дополнительной ответственности владельца транспортного средства в разных фирмах, эти организации будут

-5

являться соответчиками , что подтверждается примерами из судебной прак-

4

тики .

Одним из субъективных факторов, влияющих на преобразование, является недобросовестность действий ответчика в процессе рассмотрения дела в суде. Еще В.В. Карпека рассматривал в своей работе возможные случаи недобросовестных действий ответчика, как, например, «отвлечение управомоченного от предъявления иска к истинному владельцу»[202]. Так, ответчик в период рассмотрения дела может совершить фактические и юридические действия, направленные на передачу спорного имущества или прав на него другому лицу. Следствием таких действий ответчика станет невозможность удовлетворения заявленных исковых требований, например, об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Действительно, наиболее распространенным недобросовестным мотивом отчуждения ответчиком спорного имущества во время рассмотрения дела в суде является желание увести его от потенциального взыскания при удовлетворении исковых требований[203]. ГК РФ содержит норму, предусматривающую право истца требовать от добросовестного владельца возврата или возмещения всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества (ст. 303 ГК РФ). Таким образом, после получения извещения о возбуждении судебного дела, при совершении добросовестным владельцем вышеуказанных действий его правовое положение приравнивается к положению владельца недобросовестного, который должен возместить все доходы от спорного имущества.

Чаще всего при отчуждении имущества во время рассмотрения дела возникают предположения о недобросовестности мотивов совершенных действий, однако, не исключены случаи и добросовестного отчуждения имущества, пример которого приводит А.В. Юдин: приобретатель спорной вещи по договору купли-продажи отчуждает ее третьему лицу, так как он связан обязательствами из предварительного договора купли-продажи с этим лицом, несмотря на наличие судебного процесса по иску первоначального продавца о признании недействительным договора купли-продажи и применении последствий его недействительности[204].

Такое отчуждение имущества будет иметь значение для рассматриваемого дела, хотя причина отчуждения имущества в данном случае никак не связана с самим процессом.

Переход прав на спорное имущество к другому лицу посредством его отчуждения ответчиком во время рассмотрения дела порождает невозможность удовлетворения требований истца в связи с отсутствием имущества у ответчика. У истца возникает необходимость изменения исковых требований в части определения нового ответчика, выбора способа защиты, что в начатом процессе не всегда выполнимо. Кроме того, лицо, которому перешло право на спорное имущество от ответчика, будет позиционировать себя как добросовестный приобретатель. В.В. Карпека отмечал, что в подобных случаях римское право делало исключение из общего правила о невозможности лица, не владеющего вещью, отвечать по виндикационному иску: «Невладелец подлежит ответственности, как если бы он владел, если ... до litis contes- tatio (момента точного установления спорных отношений сторон) он умышленно перестал владеть вещью»[205] [206].

А.В. Юдин выделяет следующие варианты реагирования суда на произошедший переход прав на спорное имущество во время рассмотрения дела: игнорирование факта перехода прав на имущество к другим лицам; негативная оценка самой сделки по передаче прав на спорное имущество другим лицам и ее последствий с опорой на гражданско-правовые средства; негативная оценка судом сделок по передаче прав на спорное имущество другим лицам и

^ 3

их последствий с опорой на процессуальные средства .

Первый вариант поведения суда предполагает, что он занимает позицию оценки правоотношений на момент обращения истца в суд за защитой. Совершенные после возбуждения производства по делу действия по передаче прав на спорное имущество не принимаются во внимание, недобросовестность отчуждателя-ответчика презюмируется. В этом случае заметна связь объективных и субъективных причин.

Например, Апелляционным определением Саратовского областного суда от 10 февраля 2016 г.

по делу № 33-961 решение суда первой инстанции оставлено без изменения, а жалоба - без удовлетворения в связи со следующими обстоятельствами. Судом первой инстанции было принято решение о взыскании с ответчика долга по договору займа, при этом было установлено, а сторонами не оспорено, что на момент разрешения гражданского дела ответчику принадлежало недвижимое имущество в виде доли в праве общей собственности квартиры; до принятия решения суда первой инстанции ответчик по договору дарения безвозмездно передал указанную долю в праве общей долевой собственности своей бывшей супруге, подавшей апелляционную жалобу с просьбой отменить решение суда первой инстанции. Суд, разрешая возникший спор, оценил действия ответчика, предпринятые в период рассмотрения дела, по стремительному отчуждению принадлежащих ему прав, пришел к выводу, что данные обстоятельства в своей совокупности подтверждают совершение договора дарения с целью сокрытия имущества от обращения на него взыскания по долгам, так как на момент отчуждения спорного недвижимого имущества ответчику было известно о рассмотрении дела в районном суде, о чем свидетельствует представленный в дело отзыв на исковое заявление[207].

Второй вариант, с использованием гражданско-правовых средств, представляет собой такое поведение суда, при котором он дает негативную оценку сделкам, опосредующим переход права на спорную вещь. Такой вариант поведения суда характеризует объективные причины, обусловливающие необходимость преобразования процессуального положения или ее отсутствие, и был рассмотрен в предыдущем параграфе.

Например, в п. 79 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ» разъясняется, что суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки (реституцию) по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, однако, по смыслу ст. 56 ГПК РФ и ст. 65 АПК РФ суду следует вынести указанный вопрос на обсуждение сторон, в мотивировочной части решения должны быть указаны публичные интересы, подлежащие защите, либо должна содержаться ссылка на специальную норму закона, позволяющую применить названные последствия по инициативе суда[208].

Создание ответчиком путем передачи прав на спорное имущество в процессе рассмотрения дела судом таких условий, при которых становится невозможным удовлетворение требований истца, на наш взгляд, может быть расценено как нарушающее публичные интересы. Совершая подобные действия, ответчик нарушает процесс нормального функционирования правосудия по данному гражданскому делу помимо нарушения прав лица, заявившего притязания на спорную вещь в судебном порядке. Такие действия ответчика расцениваются как злоупотребление предоставленных ему прав и также являются субъективными причинами, способствующими возникновению необходимости преобразования процессуального положения лиц, участвующих в деле.

Согласно действующему процессуальному законодательству иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен[209]. Если во время судебного разбирательства по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения спорное имущество передается ответчиком другому лицу во временное владение, суд по правилам абз. 2 ч. 3 ст. 40 ГПК РФ или ч. 2 ст. 46 АПК РФ привлекает такое лицо в качестве соответчика.

В случае, когда во время судебного разбирательства по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения спорное имущество отчуждается ответчиком другому лицу, а также передается во владение этого лица, суд в соответствии с ч.1 ст. 41 ГПК РФ или ч. 1, 2 ст. 47 АПК РФ допускает замену ненадлежащего ответчика надлежащим. При этом отчуждатель привлекается к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика (ст. 43 ГПК РФ, ст. 51 АПК РФ). Не исключены случаи, когда истец может инициировать замену ненадлежащего ответчика при добросовестном заблуждении в том, что спорное имущество было отчуждено ответчиком иному лицу, либо при недобросовестном поведении ответчика по убеждению истца в таком отчуждении предмета спора.

При таких обстоятельствах, когда по искам об истребовании имущества из чужого незаконного владения ответчик во время рассмотрения дела передает во владение или отчуждает спорное имущество лицу, участвующему в деле в качестве третьего лица, для наиболее быстрого и правильного разрешения возникшего конфликта необходимо обеспечение возможности осуществить преобразование третьего лица в ответчика (соответчика), а ответчика - в третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора.

В соответствии с ГК РФ (ст. 168) сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой. Для признания оспоримой сделки недействительной необходимо особое действие - предъявление иска об оспаривании[210]. Требование о признании сделки таковой может быть предъявлено согласно ст. 166 ГК РФ только ее стороной или иным лицом, указанным в законе. Вследствие этого суд становится ограниченным в возможностях противодействовать переходу прав на имущество от участника процесса к другим лицам указанным выше способом.

Опровержение перехода прав на имущество к другому лицу в период рассмотрения дела может происходить с помощью не только норм материального права, но и процессуальных средств - это третий вариант поведения суда. Например, суд может ссылаться на необходимость добросовестного пользования всеми принадлежащими процессуальными правами (ч. 1 ст. 35 ГПК РФ и ч. 2 ст. 41 АПК РФ). Доводы субъектов, приобретших спорное имущество в период рассмотрения дела и ссылающихся на незаконность судебных актов как затрагивающих их права, парируются судом. Попытки вступления в дело таких субъектов в порядке ст. 42 АПК РФ могут иметь место на различных стадиях пересмотра судебных актов.

В то же время права действительных собственников имущества, приобретших его у лица, которое находится в состоянии судебного спора по поводу этого имущества с другим лицом, также должны подлежать судебной защите, в том числе за счет обеспечения такому приобретателю возможности обжаловать принятый судебный акт.

Однако нельзя отрицать, что ситуации, когда попытка вступления таких лиц оказывается навязанной самим ответчиком и интересы нового приобретателя фактически являются интересами ответчика, нередки. Такое недобросовестное поведение отлично усматривается в приведенном нами выше Апелляционном определении Саратовского областного суда от 10 февраля 2016 г.: ответчик, предвидя вынесение решения суда первой инстанции не в свою пользу и неизбежность обращения взыскания на принадлежащее ему имущество, заключает договор дарения с бывшей супругой под видом намерения «исключительно обеспечить бывшую жену с дочерью жильем». Впоследствии, после принятия судом решения о взыскании с ответчика суммы долга, бывшая супруга подает апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении требований, однако, ее доводы не были приняты судами во внимание, поскольку опровергались материалами дела и не имели фактического и правового обоснования. Таким образом, действия бывшей супруги ответчика, направленные на подачу апелляционной жалобы, являются навязанными самим ответчиком, интересы ее как нового приобретателя фактически являются интересами ответчика[211].

В соответствии с изложенным усматривается значительное влияние действий (как добросовестных, так и не добросовестных), совершаемых лицами, участвующими в деле, в процессе его рассмотрения, на возникновение у суда необходимости преобразовать их процессуальное положение. При совершении различного рода действий в материальных правоотношениях параллельно с рассмотрением спора в суде у лица изменяется интерес к делу, что побуждает суд принять меры по изменению существующего процессуального статуса на иной, который должен соответствовать фактическому положению дел.

Существующая гражданская процессуальная форма характеризуется императивностью, строгой регламентацией процессуальных действий. В настоящее время при возникновении необходимости откорректировать заявленные требования истец связан рядом обязательных требований: он не может одновременно изменить и предмет, и основание иска, так как необходимо сохранять целостность и непротиворечивость элементов предъявленного иска, необходимо соблюдать правила о подведомственности и подсудности, так как при изменении требования может встать вопрос об отсутствии правомочий суда на рассмотрение спора с новыми обстоятельствами.

Закрепление в законодательстве правомочия суда преобразовать процессуальное положение лица, участвующего в деле, позволило бы решить сразу несколько задач. Во-первых, оно способствовало бы экономии истцом процессуальных ресурсов, которые могут несоразмерно возрастать в случае возникновения необходимости предъявления нового искового заявления по подсудности, определяемой местонахождением лица, привлечение которого становится обязательным в результате изменения фактических обстоятельств во время рассмотрения дела (например, переход права собственности на имущество от ответчика к третьему лицу).

Во-вторых, если истцу в связи с изменившимися материальными правоотношениями необходимо предъявить новое исковое заявление, то помимо прочего положение может ухудшить судьба первого процесса, поскольку либо истец будет вынужден отказаться от требования к нарушителю своего права, либо суд ему откажет в удовлетворении требований, поскольку первоначальный иск может оказаться бесперспективным, например, по мотиву отсутствия у ответчика отыскиваемого спорного имущества. Кроме того, судебный акт, укрепивший совершенные недобросовестным ответчиком действия, позволит ответчику по второму делу ссылаться на то, что в установленном законом порядке действия ответчика не были признаны незаконными или что сделка, совершенная ответчиком в нарушение прав истца, не была признана первым судом недействительной.

По действующему процессуальному законодательству, если истцу придется для осуществления защиты своего права в рамках существующего процесса изменить свои требования сразу по ряду позиций (в части способа защиты права, субъектного состава, основания иска и др.), у суда, рассматривающего дело, могут возникнуть серьезные сомнения относительно сохранения внутреннего тождества элементов искового требования и допустимости реализации права на изменение предмета и основания иска в формате, избранном истцом.

В доктрине процессуального права подчеркивается, что процессуальная форма не является какой-то самодовлеющей ценностью, а важна лишь постольку, поскольку с ее помощью находят защиту нарушенные права лиц и обеспечивается справедливый итог судебного разбирательства1. Сейчас процессуальное право вынуждено каждый раз отыскивать и предлагать какие-то правовые формы в ответ на часто ярко выраженное недобросовестное поведение ответчика и иных лиц, умышленно совершающих определенные действия в процессе, с целью сделать невозможным удовлетворение заявленных требований истца. Легитимный переход от одних исковых требований к другим, вступление в дело новых участников и изменение статуса действующих лиц должны происходить с соблюдением процессуальных формальностей лишь в той степени, в какой это позволит обеспечить права ответчиков, участвующих в деле или привлекаемых в процесс. Изменение предмета иска или предъявление новых требований не должно приводить к нарушению прав указанных лиц, но нельзя не принимать во внимание, что необходимость в совершении этих процессуальных действий обусловлена обстоятельствами, не зависящими от воли истца, а провоцируется поведением ответчиков и лиц, имеющих общий с ответчиком интерес.

Переход прав на спорное имущество во время рассмотрения дела как следствие недобросовестных действий ответчика фактически представляет собой нелегитимную его защиту от предъявленного иска, осуществляемую посредством совершения мнимой сделки (п. 1 ст. 170 ГК РФ), которая исключает удовлетворение иска, создавая видимость принадлежности имущества другому лицу. При таких обстоятельствах истец, наделенный правом изменить, дополнить, расширить, модифицировать свои требования таким образом, чтобы обеспечить себе возврат имущества, отчужденного после возникновения судебного спора, не должен быть связан серьезными и непреодолимыми формальностями при изменении своих требований для обеспечения возврата имущества. [212] [213]

Таким образом, необходимость трансформировать процессуальное положение лиц, участвующих в деле, может возникнуть при наличии субъективных предпосылок, обусловленных их волеизъявлением:

- связанных с добросовестным заблуждением (например, неправильная легитимация истца при предъявлении иска в суд; инициатива истца по замене ненадлежащего ответчика на иного, который de facto не может отвечать по предъявленному иску);

- связанных с недобросовестными действиями (например, недобросовестные действия ответчика, преследующие цель - сведение «на нет» возможности удовлетворения требований истца).

Независимо от того, субъективные или объективные предпосылки обнаруживаются или возникают в судебном процессе, для осуществления преобразования статуса необходимо проявление инициативы лицом, выявившим наличие указанных предпосылок. В качестве такого субъекта инициативы преобразования может выступать как суд, так и лица, участвующие в деле. Поскольку, что единственным возможным способом трансформации статуса лица в процессе являются действия суда (а именно вынесение определения о преобразовании), то в случае выступления суда в качестве инициатора трансформации обязательным условием является согласие на такое действие лиц, участвующих в деле.

Легитимная возможность осуществить преобразование процессуального положения лиц, участвующих в деле, могла бы стать наиболее эффективным инструментом, максимально благоприятствующим удовлетворению требований истца за счет деформализации процедур, касающихся изменения исковых требований, приобретения статуса участниками дела, актуализируемых в связи с какими-либо обстоятельствами в ходе рассмотрения дела, а также процедур доказывания и некоторых других аспектов.

<< | >>
Источник: ФОМИНА ОЛЬГА ЮРЬЕВНА. ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В ДЕЛЕ, В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. 2016

Еще по теме § 2. Субъективные предпосылки преобразования процессуального статуса и их взаимосвязь с объективными фактическими условиями:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. § 2. Субъективные предпосылки преобразования процессуального статуса и их взаимосвязь с объективными фактическими условиями
  3. Условия, показатели и критерии эффективности ТПИ
  4. Становление и развитие административной деликтологии
  5. § 2. Эволюция содержания теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  6. § 3. Сопутствующие элементы теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  7. 4.1 Особенности применения гражданско-правовых норм
  8. § 1.1. Право граждан на равный доступ к государственной службе в Российской Федерации: понятие и содержание
  9. § 1.3. Предмет, объект, задачи судебной фоноскопической экспертизы обликовых характеристик личности, компетенция эксперта
  10. § 1. Воинские преступления как форма криминального конфликта
  11. § 2 Проявление заинтересованности и аффилированности в отдельных институтах гражданского права
  12. ГЛАВА 3. Ценности и приоритеты правовой политики по формированию правовой доктрины современной России.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -