<<
>>

§1. Порядок подачи и требования, предъявляемые к заявлению о фальсификации (подложности) доказательства в гражданском судопроизводстве: проблемы теории и практики

1. Процессуальная форма гражданского судопроизводства обусловливает необходимость четкой регламентации вопросов, связанных с порядком оформления и подачи в суд процессуальных документов.

Для достижения указанной цели в законе, как правило, формулируется определенный перечень требований, предъявляемых к форме и содержанию процессуального документа, а также указывается на необходимость совершения участником процесса конкретных действий для того, чтобы процессуальный документ считался поданным в суд. Так, например, ч. 2 ст. 19 АПК РФ определяет форму, содержание и порядок подачи ходатайства о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей, ст. 123, ст. 124 ГПК РФ детально регламентируют порядок оформления и подачи заявления о вынесении судебного приказа, ст.131, 132 ГПК РФ, ст. 125, 126 АПК РФ исчерпывающим образом раскрывают вопросы формы, содержания и подачи в суд искового заявления.

Но если обратиться к вопросу о том, каким требованиям должно соответствовать заявление о фальсификации (подложности) доказательства, и в каком порядке оно должно быть подано в рамках гражданского и арбитражного процессов, то выявляются определенные правоприменительные сложности, которые заключаются в том, что действующие цивилистические процессуальные кодексы различным образом определяют форму и содержание заявления, перечень объектов, в отношении которых может быть заявлено о фальсификации (подложности), а также круг субъектов, наделенных правом подачи заявления. Более того, нормы ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ во многом не соответствуют потребностям практики, вынуждая правоприменителя восполнять пробелы законодательного регулирования в отдельных

правоприменительных актах, что приводит к нарушению принципа разделения властей.

Перечисленные обстоятельства указывают на необходимость детальной проработки норм, посвященных порядку подачи и требованиям, предъявляемым к заявлению о фальсификации (подложности) доказательства в гражданском судопроизводстве, в целях определения должного порядка правового регулирования указанных вопросов, создания эффективного процессуального средства защиты от фальсифицированных доказательств и необоснованных заявлений о фальсификации (подложности) доказательств, приведения к единообразию норм ст.

161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ, поскольку они регулируют однородные процессуальные отношения152.

2. Обратимся к форме заявления о фальсификации (подложности)

доказательства. АПК РФ в ч. 1 ст. 161 указывает, что суд обязан предпринять определенные законом действия (разъяснить уголовно-правовые последствия, исключить оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, проверить обоснованность заявления) "если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме...".

Согласно нормам ст. 186 ГПК РФ "в случае заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства". Указанная статья приведена в полном объеме. Как можно заметить, нормы ГПК РФ не содержат каких-либо императивных предписаний относительно формы заявления, соответственно оно может быть подано как в письменной, так и в устной форме.

В процессуальной доктрине можно встретить различные точки зрения по вопросу о том, какая форма заявления о фальсификации (подложности) доказательства является наиболее предпочтительной. По мнению М.З. Шварца, "письменная форма заявления вполне может быть заменена подписью стороны

152 Тезис о необходимости унификации норм ст. 161 АПК РФ и ст. 186 ГПК РФ подробно обосновывается в третьем параграфе первой главы настоящего диссертационного исследования.

в протоколе судебного заседания, в котором отражено устное заявление о фальсификации"153. С критикой научного подхода, высказанного М.З. Шварцем, выступает А.Н. Антошин, который указывает, что "означенная позиция противоречит нормам АПК РФ, а ее реализация приведет только к дальнейшему снижению неотвратимости ответственности за фальсификацию доказательств и ложное заявление о фальсификации"154.

Аргументы, высказанные А.Н. Антошиным, представляются нам не бесспорными, поскольку неотвратимость наказания за фальсификацию доказательств и за заведомо ложное заявление о фальсификации доказательств зависит от того, как в целом работает механизм привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших преступные деяния, а также от того, каким образом осуществляется взаимодействие судов с правоохранительными органами при обнаружении признаков состава преступления.

Ужесточение требований, предъявляемых к одной лишь только форме заявления, не решит ни проблему фальсификации доказательств, ни проблему заведомо ложных заявлений о фальсификации (подложности) доказательств.

По нашему мнению, письменная форма заявления обладает существенным недостатком, который заключается в том, что лицо, участвующее в деле, не способно оперативно отреагировать на представленное в судебном заседании сфальсифицированное доказательство, поскольку составление такого серьезного процессуального документа как заявление о фальсификации доказательства требует не только временных затрат, но и при правовой неграмотности тяжущихся - помощи квалифицированного специалиста. В то время, как любое промедление в решении данных вопросов способно привести к тому, что заинтересованная сторона, уже осведомленная о желании лица, участвующего в деле, инициировать проверку достоверности доказательства, может осуществить со спорным доказательством какие-либо действия, которые впоследствии затруднят или сделают невозможным

55.

153 Шварц М.З. К вопросу о фальсификации доказательств в арбитражном процессе. С. 79 - 92.

154 Антошин А.Н. Рассмотрение заявлений о фальсификации доказательств в арбитражном процессе. С. 52 -

определение его достоверности. Видимо, понимая это, правоприменитель, в лице Президиума ВАС РФ, в п. 36 Информационного письма от 13.08.2004

№ 82 (в ред. от 22.11.2011)"О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации", несмотря на установленную ст. 161 АПК РФ обязательную письменную форму заявления, указал, что «в случае устного заявления о фальсификации доказательства суд должен отразить это заявление в протоколе и разъяснить участвующему в деле лицу, сделавшему устное заявление о фальсификации доказательства, право на подачу письменного заявления об этом»155, чем фактически не разъяснил, а дополнил нормы ст. 161 АПК РФ.

Такой порядок, при котором устное заявление о фальсификации доказательства заносится в протокол судебного заседания, а заявителю разъясняется право на подачу письменного заявления об этом, вызывает ряд вопросов. Во-первых, должен ли суд отложить судебное заседание или сделать перерыв для того, чтобы лицо, устно заявляющее о фальсификации, имело возможность подготовить и подать заявление в письменной форме?

Принимая во внимание то обстоятельство, что отсутствие фактической возможности осуществления указанных действий сводит к нулю процессуальное значение занесения устного заявления в протокол, суд должен объявить перерыв или отложить судебное заседание. Тогда возникает другой вопрос, в какой момент заявление будет считаться поданным и влечь процессуально-правовые последствия, указанные в законе?

Поскольку требование об обязательности письменной формы заявления при таком порядке подачи не утрачивает силы, заявление следует считать поданным в момент его предъявления в суд в письменном виде. С этого момента возникают и процессуально-правовые последствия (разъясняются уголовно-правовые последствия, исключается оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, проводится проверка достоверности

155 п. 36 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 № 82 (в ред. от 22.11.2011) "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" // СПС

«КонсультантПлюс».

заявления). Следует отметить, что указанный порядок обладает существенным недостатком - позволяет лицам, участвующим в деле, использовать заявление о фальсификации доказательства в целях затягивания процесса. Так, лицо, участвующее в деле, может устно заявить о фальсификации, добиться отложения судебного заседания, а в следующем заседании не подать письменного заявления. Если же предположить, что заявление о фальсификации следует считать поданным в момент занесения устного заявления в протокол судебного заседания, то требование об обязательной письменной форме полностью теряет свое юридическое значение.

Но есть ли в принципе объективные причины ограничивать право лица, участвующего в деле, устно заявлять о фальсификации? Может ли обязательность письменной формы быть связана с особой природой такого заявления, а именно с тем, что оно содержит сообщение о совершении преступления?

Обратимся к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. В соответствии с ч. 1 ст. 141 УПК РФ "заявление о преступлении может быть сделано в устном или письменном виде". Заявление, сделанное в устной форме согласно нормам ч. 3. ст. 141 УПК РФ заносится в протокол, который подписывается заявителем и лицом, принявшим данное заявление. Такой протокол должен содержать данные о заявителе, а также о документах, удостоверяющих личность заявителя. Далее в уголовно-процессуальном законе уточняется: "Если устное сообщение о преступлении сделано при производстве следственного действия или в ходе судебного разбирательства, то оно заносится соответственно в протокол следственного действия или протокол судебного заседания" (ч. 4 ст. 141 УПК РФ).

Учитывая то обстоятельство, что уголовно-процессуальное законодательство предоставляет гражданам право в ходе судебного разбирательства устно заявлять о совершении преступления, ограничение в арбитражном процессе права подачи устного заявления о фальсификации доказательства представляется недостаточно обоснованным. Кроме того, устная форма заявления обладает явным преимуществом над письменной, которое

заключается в возможности незамедлительно реагировать на представление сфальсифицированных доказательств. Следует также отметить, что в гражданском процессе со времен Устава гражданского судопроизводства 1864 года и до настоящего времени156 лицо, участвующее в деле, может заявлять о подложности доказательства как в устной, так и в письменной форме. Из этого следует, что полуторовековая практика применения норм о подложности в гражданском процессе также не выявила необходимости введения ограничений права устно заявлять о подложности доказательства.

На основании вышеизложенного, считаем необходимым исключить из содержания ст. 161 АПК РФ нормы об обязательности письменной формы заявления о фальсификации доказательства, предоставив лицам, участвующим в деле, право выбирать ее по своему усмотрению. В случае устного заявления о фальсификации, такое заявление заносится в протокол и подписывается лицом, его сделавшим. Следует также отметить, что возможность устного заявления о фальсификации не исключает необходимости формулирования в законе четкого и исчерпывающего перечня требований, предъявляемых к содержанию заявления о фальсификации вне зависимости от формы его подачи. Необходимость формулировки таких требований определяется, потребностями практики, которые будут рассмотрены нами ниже.

3. Анализ действующего законодательства показал, что цивилистические процессуальные кодексы не содержат каких-либо требований, предъявляемых к содержанию заявления о фальсификации (подложности) доказательства. Неполнота нормативного регулирования приводит к тому, что судебная практика самостоятельно устанавливает требования, предъявляемые к содержанию заявления, несоблюдение которых, как правило, приводит к отклонению заявления как необоснованного.

Так, правоприменитель сформулировал требование, согласно которого

«по смыслу ст. 186 ГПК РФ, лицо, сделавшее заявление о подложности, обязано указать, в чем именно заключается подложность документа. К. не

156 Автор ведет речь о нормах ст. 186 ГПК РФ.

указала, в чем заключается подложность актов…Таким образом, суд обоснованно отказал в удовлетворении заявления ответчика о подложности указанных доказательств»157. При этом одного указания на несоответствие действительности фактов, содержащихся в спорном доказательстве, также для суда недостаточно. Обратимся к Определению Московского городского суда от 02.12.2010г. по делу №33-37453: «Суд обсудил сделанное ответчиком заявление о подложности доказательства (амбулаторной карты из ПНД на имя Ш.А.) и обоснованно постановил определение об оставлении этого заявления без удовлетворения. Ни при рассмотрении дела в суде первой инстанции, ни в кассационной жалобе ответчиком не указано, в чем конкретно выражается подложность документа, а утверждается лишь то, что факты и обстоятельства, изложенные в письменном доказательстве, не соответствуют действительности, что само по себе не является заявлением спора о подложности, а представляет собой отрицание наличия фактов, на которых основаны требования или возражения на них»158.

Сформулированное судебной практикой требование, предъявляемое к

заявлению о фальсификации (подложности) доказательства и заключающееся в необходимости указывать, в чем конкретно выражается фальсификация доказательства, само по себе не вызывает возражений, поскольку лицо, оспаривающее подлинность доказательства, способно указать, в какой части доказательство искажено (указать на подмену листов, на фальсификацию подписи, на изменение какого-либо реквизита документа и т.д.), в ином случае его заявление является заведомо надуманным. Такой подход находит поддержку и среди представителей доктрины гражданского процессуального права, которые указывают, что "лицо, заявившее о фальсификации

157 Определение Московского городского суда от 02.03.2012 по делу № 33-6813 // СПС "КонсультантПлюс". См. также: Апелляционное определение Ростовского областного суда от 02.07.2012 по делу № 33-7537/12; Определение Кемеровского областного суда от 16.12.2011 по делу № 33-14032; Постановление ФАС Северо- Западного округа от 07.02.2012 по делу № А56-75217/2010 // СПС "КонсультантПлюс".

158 Определение Московского городского суда от 02.12.2010 по делу № 33-37453 // СПС

"КонсультантПлюс".

доказательства, обязано указать на признаки его подложности и на иные обстоятельства, которые, по его утверждению, свидетельствуют об этом"159.

Следует согласиться с судебными органами и в том, что простое утверждение о несоответствии обстоятельств, указанных в письменном доказательстве, действительности, не является заявлением о фальсификации (подложности), поскольку такая формулировка является размытой и не позволяет определить объем и содержание фальсификации, а также способы проверки достоверности спорного доказательства. Но очевидно и другое. При отсутствии законодательного закрепления данного требования отклонение заявления о фальсификации (подложности) доказательства на том основании, что в нем не указано, в чем конкретно заключается фальсификация (подложность), является, по меньшей мере, спорным (действующие процессуальные законы не только не устанавливают таких последствий, но и не предъявляют к заявлению такого требования). Поэтому необходимо дополнить действующие АПК и ГПК РФ нормами о том, что лицо, заявляющее о фальсификации доказательства, обязано указать, в чем, по его мнению, заключается фальсификация доказательства. Такое требование должно носить характер императивного предписания, несоблюдение которого влечет отклонение заявления как необоснованного.

Принимая во внимание то обстоятельство, что заявление о фальсификации (подложности) доказательства может быть проверено судом посредством различных приемов и способов, возникает вопрос: должно ли лицо, заявляющее о фальсификации (подложности), указывать в заявлении способ, посредством которого может состояться проверка его достоверности?

В настоящее время в арбитражных судах и судах общей юрисдикции указанный вопрос решается по-разному. Поскольку суды общей юрисдикции при рассмотрении заявления о подложности доказательства исходят из положений ст. 56 ГПК РФ о том, что каждая сторона обязана доказывать те

159 Арбитражный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Т.К. Андреева, Е.А. Борисова, С.А. Иванова и др.; под ред. М.К. Треушникова. 3-е изд., испр. и доп. М.: Городец, 2007. (СПС "КонсультантПлюс").

обстоятельства, на которые ссылается, в том числе и при подаче заявления о подложности доказательства, лицо, обращающееся к суду с таким заявлением, обязано предпринимать активные действия по доказыванию его обоснованности, и, если оно не в состоянии сделать это самостоятельно, просить суд оказать ему в этом содействие - назначить экспертизу, истребовать другие доказательства и пр. В ином случае, суд отклоняет заявление.

Примером может служить Кассационное определение Ростовского областного суда от 16.01.2012 г. по делу № 33-339, в котором на доводы кассатора о нарушении судом первой инстанции норм ст. 186 ГК РФ (непринятие мер по проверке заявления о подложности), кассационная инстанция, исходя из норм ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, признает обоснованными выводы суда первой инстанции о том, что кассатором не был доказан факт неподписания им спорных доказательств, а из материалов дела не усматривается, что им заявлялось ходатайство о назначении и проведении почерковедческой экспертизы, об истребовании иных доказательств в

подтверждение указанных доводов160.

Таким образом, если лицо, заявляющее о подложности доказательства, не представляет доказательств, подтверждающих указанные обстоятельства, и не просит в заявлении о проведении экспертизы, вызове свидетеля и истребовании иных доказательств, суды общей юрисдикции отклоняют его заявление как необоснованное без проведения какой-либо проверки161.

В арбитражной судебной практике лицо, заявляющее о фальсификации

доказательства, не должно самостоятельно доказывать обоснованность такого заявления, обязанность по его проверке в соответствии с нормами ст. 161 АПК РФ лежит на суде. Так, на вопрос о том, "возможно ли на основании ст. 161 АПК РФ отклонение заявления о фальсификации доказательств без

160 Кассационное определение Ростовского областного суда от 16.01.2012. по делу № 33-339 // СПС

"КонсультантПлюс"

161 См.: Апелляционное определение Самарского областного суда от 06.08.2012 по делу № 33-7239/2012; Апелляционное определение Верховного суда Республики Алтай от 18.04.2012 по делу № 33-295; Определение Санкт-Петербургского городского суда от 02.10.2012 № 33-12822/2012; Апелляционное определение

Оренбургского областного суда от 13.07.2012 по делу № 33-3839-201; Апелляционное определение

Ярославского областного суда от 14.05.2012 по делу № 33-2354/2012 // СПС "КонсультантПлюс".

рассмотрения его по существу, если в материалах дела имеются иные доказательства, подтверждающие либо опровергающие обстоятельства, установленные с помощью доказательства, о фальсификации которого заявлено", научно-консультативный совет Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа указал, что "отклонение заявления о фальсификации доказательств без рассмотрения его по существу невозможно"162.

При этом, как показывает анализ судебных постановлений арбитражных

судов, лица, заявляющие о фальсификации доказательства, практически всегда указывают в заявлении на способ проверки его достоверности: просят назначить почерковедческую экспертизу, экспертизу давности изготовления документа, вызвать свидетелей, истребовать иные доказательства163. Поэтому оптимальным вариантом правового регулирования данного вопроса может стать формулирование в АПК и ГПК РФ факультативного требования, предъявляемого к содержанию заявления о фальсификации доказательства, о том, что в заявлении могут быть указаны меры, которые, по мнению заявителя, следует предпринять суду для проверки его достоверности (назначить экспертизу, допросить свидетеля, истребовать иные доказательства). Такое решение представляется правильным, поскольку суду далеко не всегда бывает известно, какие лица могут подтвердить факты, положенные в основу заявления, и какие иные доказательства могут свидетельствовать о достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства и

недостоверности спорного доказательства. При этом несоблюдение данного требования не должно приводить к отклонению заявления о фальсификации доказательства как необоснованного, учитывая, что лица, участвующие в деле, обладают различным уровнем правовой грамотности.

162 Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа "Рекомендации Научно-консультативного совета о практике применения законодательства" (выработаны Научно-консультативным советом при Федеральном арбитражном суде Волго-Вятского округа по итогам заседания Совета от 08.06.2007 в г. Саранске) (одобрены президиумом Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 14.06.2007 № 5 // СПС "КонсультантПлюс".

163 См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 18.02.2010 по делу № А74-1671/2009; Постановление ФАС Московского округа от 31.10.2011 по делу № А41/33961/09; Постановление ФАС Западно- Сибирского округа от 21.01.2011 по делу № А03-12404/2009; Постановление ФАС Северо-Западного округа от

20.10.2010 по делу № А56-67165/2009; Постановление ФАС Уральского округа от 25.09.2012 № Ф09-7158/09 по

делу № А71-1435/2009 // СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, в целях преодоления правовой неопределенности по вопросу о требованиях, предъявляемых к содержанию заявления о фальсификации (подложности) доказательства, предлагаем дополнить ст. 161 АПК РФ, 186 ГПК РФ следующими нормами:

"В заявлении о фальсификации доказательства должно быть указано в чем, по мнению заявителя, заключается фальсификация (подделка, искажение) доказательства, а также могут быть указаны меры, которые следует предпринять суду для проверки достоверности заявления".

Заявление, соответствующее указанным требованиям, позволит суду и лицу, представившему спорное доказательство, точно и оперативно установить, в чем именно, по мнению заявителя, заключается фальсификация, оценить обоснованность заявления, стороне, представившей доказательство, выработать стратегию поведения и защиты, суду определить эффективные способы проверки достоверности заявления и доказательства.

4. Обратимся к рассмотрению вопроса об объекте заявления о фальсификации (подложности) доказательства.

Нормы ст. 161 АПК РФ устанавливают, что участвующее в деле лицо вправе обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле. Из буквального толкования следует, что заявление о фальсификации доказательства не может быть подано в отношении доказательств, вовлеченных в процесс иными способами. Так, лицо, участвующее в деле, не вправе заявлять о фальсификации доказательств, истребованных судом у лиц, не являющихся участниками процесса. Не может быть подано и заявление о фальсификации доказательств, полученных судом в порядке, предусмотренном ст.ст. 82-86, ст. 88 АПК РФ, т.е. в отношении заключения эксперта и свидетельских показаний.

Указанный вывод подтверждается судебной практикой. Так, в Определении ВАС РФ от 27.08.2012 № ВАС-11153/12 по делу № А68- 1032/2011 судебная коллегия указала: "Несогласие предпринимателя с результатами повторной строительно-технической экспертизы, назначенной

судом апелляционной инстанции, не дает оснований для заявления о ее фальсификации как доказательства, поскольку этот процессуальный институт применяется в отношении доказательств, представляемых лицами, участвующими в деле"164.

Нормы ГПК РФ иначе определяют круг объектов заявления о

подложности доказательства. Гражданский процессуальный закон не содержит каких-либо ограничений перечня доказательств, в отношении которых может быть заявлено о подложности, следовательно, объектом заявления способно выступать любое доказательство, перечисленное в ст. 55 ГПК РФ.

Для того, чтобы определить, в каком порядке в АПК и ГПК РФ следует решить вопрос о перечне объектов заявления о фальсификации доказательства, рассмотрим его с точки зрения содержания фальсификации и процесса формирования сведений о фактах в различных видах доказательств.

Согласно ч. 1 ст. 303 УК РФ субъектом фальсификации доказательства по гражданскому делу является лицо, участвующее в деле, или его представитель. Под фальсификацией доказательства, как было установлено нами ранее, следует понимать умышленное противоправное деяние, направленное на изготовление (создание) судебного доказательства, содержащего изначально ложные сведения о фактах, или искажение (изменение) сведений о фактах, содержащихся в подлинном доказательстве, совершенные посредством различных приемов и способов (подчистка, удаление, стирание, внесение ложных сведений, дописка, пометка другим числом и т.п.).

Возникает вопрос, какие из перечисленных в ст. 55 ГПК РФ, ст. 64 АПК РФ доказательств, лица, участвующие в деле, или их представители имеют возможность сфальсифицировать (создать доказательство, изначально содержащее ложные сведения о фактах, или изменить сведения о фактах, содержащихся в подлинном доказательстве)?

164 Определении ВАС РФ от 27.08.2012 № ВАС-11153/12 по делу № А68-1032/2011// СПС

"КонсультантПлюс".

Для ответа на указанный вопрос обратимся к процессу формирования сведений о фактах, содержащихся в личных (объяснение сторон и третьих лиц, показания свидетелей), предметных (письменные доказательства, вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи) и смешанных (заключения экспертов) доказательствах.

Поскольку источником личных доказательств является человек, то весь процесс формирования сведений о фактах (восприятие, сохранение, воспроизведение) происходит в его психике (сознании). С.В. Курылев писал: "След-образ воспринятого явления в психике субъекта недоступен пока непосредственному познанию, как, например, изображение на фотоснимке"165 Но точно также как этот "след-образ" (сведения о фактах) не доступен для его непосредственного познания, он недоступен и для непосредственного (механического) его изменения помимо и против воли субъекта. Предположим, лицо, участвующее в деле (его представитель), различными способами побуждают свидетеля дать показания, не соответствующие действительности. Свидетель дает такие показания. Можем ли мы говорить о том, что показания

свидетеля были лицом, участвующим в деле (его представителем) сфальсифицированы? Думается, что нет. Во-первых, след факта объективной действительности (сведения о фактах) в сознании свидетеля (источника доказательства) останется неизменным. Во-вторых, свидетель будет осознавать, что дает суду показания, не соответствующие действительности (заведомо ложные) и при желании может этого не допустить. Именно по причине того, что воля источника личного доказательства является определяющей при сообщении им сведений о фактах суду (именно он в итоге принимает решение сообщить достоверные сведения о фактах или ложные), сведения о фактах, содержащиеся в личных доказательствах не могут быть сфальсифицированными. Оценивая сведения о фактах, полученные из личных доказательств (объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей), мы можем говорить лишь об их недостоверности, которая может быть вызвана как

165 Курылев С.В. Избранные труды / С.В.Курылев. - Краснодар, 2010. С. 570.

объективными обстоятельствами (плохие условия восприятия сведений о фактах, давность события и пр.), так и являться следствием преднамеренного искажения сведений о фактах (заведомо ложные показания, объяснения).

Аналогичным образом решается вопрос и с возможностью фальсификации сведений о фактах, содержащихся в смешанных доказательствах (заключениях экспертов). Источником фактов, устанавливаемых экспертом, являются с одной стороны, сведущее лицо, с другой - в большинстве случаев, вещи. Главное отличие процесса формирования заключения эксперта состоит в том, что эксперт не только воспринимает определенные явления, но и оценивает их с точки зрения своих научных знаний о связях явлений, в результате процесс сохранения воспринятого в сознании эксперта является и процессом качественного преобразования воспринятого. Поэтому при воспроизведении экспертом будет воспроизводиться не только образ воспринятого факта, но и "нового" факта,

установленного экспертом166. Учитывая, что процесс формирования

(восприятие, сохранение (преобразование) и воспроизведение) сведений о фактах, также как и в личных доказательствах, происходит в сознании эксперта, сфальсифицировать их невозможно по тем же основаниям, что и сведения о фактах, содержащиеся в личных доказательствах. Однако они также могут быть недостоверными как по причине недоброкачественности источников167, так и в виду сознательного искажения сведений о фактах (заведомо ложного заключения эксперта). В случае возникновения сомнений в правильности или обоснованности заключения, наличия противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам (ч. 2 ст.87 ГПК РФ, ч. 2 ст. 87 АПК РФ).

166 См.: Курылев С.В. Избранные труды / С.В.Курылев. - Краснодар, 2010. С. 573).

167 С.В. Курылев правильно указывал: "Недоброкачественность заключения эксперта как доказательства может явиться результатом недоброкачественности как одного источника (например, некомпетентности

эксперта), так и другого (недоброкачественности материалов, на которых основано это заключение. Следовательно, при оценке заключения эксперта должна быть определена доброкачественность обоих

источников данного доказательства" (Курылев С.В. Избранные труды / С.В.Курылев. - Краснодар, 2010.

С. 573).

Следует отметить, что уголовное законодательство также различает фальсификацию доказательств по гражданскому делу, совершенную лицом, участвующим в деле, или его представителем (ч. 1 ст. 303 УК РФ) и заведомо ложные показания свидетеля, заключения или показания эксперта, показания специалиста, заведомо неправильный перевод (ч. 1 ст. 307 УК РФ), не называя последние фальсификацией.

Иначе обстоит дело с фальсификацией предметных доказательств (письменных доказательств, вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей). Их источниками являются предметы, вещи. Главная особенность процесса формирования предметных доказательств заключается в том, что у них отсутствует такое звено, как воспроизведение, след факта, запечатленный на предметном доказательстве, суд воспринимает непосредственно168. Однако возможность "непосредственного" познания сведений о фактах, содержащихся в предметном доказательстве, дополняется возможностью "непосредственного" совершения с ними тех или иных действий, в числе которых и фальсификация. Субъект фальсификации путем прямого механического воздействия на материальный носитель (источник доказательства) способен изменить запечатленный на нем след факта объективной действительности (сведения о фактах), либо имитировать на материальном носителе наличие такого следа (создать полностью фальсифицированное доказательство). Если фальсификация совершается с

доказательством, на котором был запечатлен след факта (сведения о фактах объективной действительности), то фальсификация происходит на таком этапе процесса формирования как сохранение. В тех же случаях, когда создается изначально сфальсифицированное доказательство, то особенность его процесса формирования состоит в том, что он никогда не воспринимал и не сохранял следа факта (сведений о фактах), т.е. в действительности не имеет никакой связи с искомым фактом. Понимание места фальсификации в процессе формирования сведений о фактах позволит суду при проверке достоверности

168 Курылев С.В. Избранные труды / С.В.Курылев. - Краснодар, 2010. С. 572.

заявления о фальсификации доказательства определить наиболее эффективные способы такой проверки.

Основываясь на особенностях процесса формирования сведений о фактах в личных, предметных и смешанных доказательствах, диссертант приходит к выводу, что сфальсифицированными могут быть только сведения о фактах, содержащиеся в предметных доказательствах, которыми являются письменные доказательства, вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи.

Таким образом, перечень доказательств, в отношении которых может быть заявлено о фальсификации, должен быть уточнен как в ст. 186 ГПК РФ, так и в ст. 161 АПК РФ. Более того, в АПК РФ необходимо также устранить оговорку, согласно которой участвующее в деле лицо вправе обратится в арбитражный суд только с заявлением о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле. Такая оговорка не дает возможности лицам, участвующим в деле заявлять о фальсификации доказательств, представленных по требованию суда, в числе которых, например, могут быть такие письменные доказательства, как официальные документы.

А.Т. Боннер совершенно справедливо отмечает, что "в официальных документах не так уж редко встречаются разного рода ошибки и неточности. Чаще всего они совершаются соответствующими должностными лицами и служащими по небрежности, но не так уж редко можно столкнуться и с умышленным искажением соответствующей информации"169. Поэтому, лицу, участвующему в деле, должно быть предоставлено процессуальное средство реагирования не только в отношении доказательств, представленных другим лицом, участвующим в деле, но и в отношении доказательств, истребованных судом.

Подводя итог рассмотрению вопроса о перечне доказательств, способных выступать объектом заявления о фальсификации доказательства в АПК и ГПК РФ, предлагается внести изменения в действующие цивилистические

169 Боннер А.Т.Проблемы установления истины в гражданском процессе. Монография. С. 454.

процессуальные кодексы, указав, что заявление о фальсификации может быть подано в отношении письменных доказательств, вещественных доказательств, а также аудио- и видеозаписей, как представленных лицами, участвующими в деле, так и полученных по требованию суда.

5. Субъекты заявления о фальсификации (подложности) доказательства. Статья 186 ГПК РФ не содержит перечня лиц, наделенных правом обращаться в суд с заявлением о фальсификации (подложности) доказательства. Учитывая, что решение, выносимое на основе фальсифицированных доказательств, способно нарушить законные права и интересы любого лица, участвующего в деле, то таким правом, по нашему мнению, должны наделяться не только стороны, но третьи лица, как заявляющие, так и не заявляющие самостоятельные требования. Более того, принимая во внимания нормы ч. 2 ст. 45, ч. 2 ст. 46 ГПК РФ, в числе субъектов, полномочных заявлять о фальсификации (подложности) доказательства следует назвать также лиц, обратившихся в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц, интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, т.е. прокурора, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждан. Таким образом, субъектом заявления о фальсификации (подложности) доказательства может выступать любое лицо, участвующее в деле. Именно таким образом решается вопрос субъектного состава заявления о фальсификации доказательства в ст. 161 АПК РФ.

Однако судебная практика ставит перед законодательством и доктриной еще один важный вопрос, требующий скорейшего разрешения. Может ли представитель лица, участвующего в деле, быть назван в числе самостоятельных субъектов заявления о фальсификации (подложности) доказательства, если им подписано (сделано устно) такое заявление? Надо отметить, что указанный вопрос является не новым для гражданского судопроизводства. Так, еще в 2004 году, рассматривая полномочия добровольного представителя, Е.Г. Стрельцова писала: "Возникает вопрос:

имеет ли право представитель подписывать заявление о фальсификации доказательств, или это право принадлежит исключительно представляемому? А если представитель может обладать таким правом, то кто является субъектом уголовной ответственности за ложное заявление о фальсификации доказательств - представитель или представляемый?"170.

По прошествии шести лет тот же вопрос звучит уже в работе

М.З. Шварца. "От чьего имени представитель делает заявление о фальсификации или представляет доказательство?"171,- спрашивает автор. Волнует этот вопрос и председателя Воронежского Арбитражного суда В.С. Анохина, который пишет: "По делам с участием юридических лиц заявление о фальсификации доказательств зачастую подписывается руководителем юридического лица, а в судебном заседании участвует представитель юридического лица, который и предупреждается об уголовной ответственности. Руководитель как физическое лицо не предупреждается об уголовной ответственности. При рассмотрении заявлений о фальсификации возникает проблема: кто должен предупреждаться об ответственности - руководитель или представитель"172?

Обратимся к институту представительства в гражданском

судопроизводстве. В науке гражданского процессуального права дается следующее определение судебного представительства - правоотношение, в силу которого одно лицо (судебный представитель) в пределах предоставленных ему полномочий совершает процессуальные действия от имени и в интересах другого лица (представляемого), вследствие чего непосредственно у последнего возникают процессуальные права и обязанности173. Руководствуясь, приведенным выше определением, казалось бы, можно сделать вывод о том, что представитель, заявляющий о фальсификации (подложности) доказательства по общему правилу действует от

170 Стрельцова Е.Г. Поражение в правах // ЭЖ-Юрист. 2004. № 7. (СПС "КонсультантПлюс").

171 Шварц М.З. К вопросу о фальсификации доказательств в арбитражном процессе С. 79 - 92.

172 Анохин В.С. Вопросы фальсификации доказательств в арбитражном процессе // Российский судья. 2009.

№ 12. С. 7 - 14.

173 См.: Гражданское процессуальное право: Учебник / С.А Алехина, В.В. Блажеев и др.; Под ред. М.С. Шакарян. С. 107.

имени и в интересах представляемого лица, которое и будет считаться субъектом заявления. Однако если мы попробуем смоделировать практику применения данного положения, то увидим, что его реализация вызовет немало трудностей. Например, кого следует признавать субъектом заявления о фальсификации доказательства (заявителем), если в суд с таким заявлением обращается представитель юридического лица или государственного органа? Очевидно, что ни юридическое лицо, ни государственный орган не могут выступать субъектами заявления о фальсификации. Во-первых, заявление о фальсификации доказательства содержит сообщение о преступлении, которое может быть сделано только физическим лицом. Во-вторых, нормами УК РФ установлена уголовная ответственность за заведомо ложное заявление о фальсификации, к которой не могут быть привлечены государственные органы и юридические лица.

Для разрешения вопроса о том, может ли представитель, устно заявивший или подписавший заявление о фальсификации (подложности) доказательства, выступать самостоятельным субъектом такого заявления, обратимся к нормам УПК РФ. Согласно ч. 2 ст. 141 УПК РФ "письменное заявление о преступлении должно быть подписано заявителем". Таким образом, в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства заявителем о совершении преступления будет считаться лицо, подпись которого проставлена на заявлении. В соответствии с п. 4 ст. 141 УПК РФ "если устное сообщение о преступлении сделано при производстве следственного действия или в ходе судебного разбирательства, то оно заносится соответственно в протокол следственного действия или протокол судебного заседания". Таким образом, при устном заявлении о фальсификации доказательства заявителем будет считаться лицо, сделавшее такое заявление. Системный анализ норм УПК РФ, позволяет прийти к выводу о том, что сообщение о преступлении не может быть сделано от имени другого лица, следовательно, представитель, подписавший или сделавший устное заявление о фальсификации

доказательства в гражданском судопроизводстве, будет выступать заявителем, т.е. действовать от своего имени.

Нормы уголовного права также не препятствуют признанию за представителем, заявляющем о фальсификации доказательства, значения самостоятельного субъекта такого заявления, поскольку субъектом уголовной ответственности за заведомо ложный донос о совершении преступления (в том числе за заведомо ложное заявление о фальсификации доказательства), является лицо, достигшее 16 лет, вне зависимости от его процессуального положения.

Таким образом, диссертант приходит к выводу о том, что представитель лица, участвующего в деле, подписавший заявление о фальсификации (подложности) доказательства или устно заявивший об этом в судебном заседании, выступает в качестве заявителя (действует от своего имени), следовательно, должен быть отдельно указан в АПК и ГПК РФ в числе субъектов заявления о фальсификации доказательства.

К выводу о необходимости наделения представителя правом заявлять о фальсификации доказательства приходит и Е.Г. Стрельцова. Ученый пишет: "Вероятно, у добровольного представителя должно быть право делать заявления о фальсификации доказательств, хотя бы по тому основанию, что при отказе от этого права процесс неизбежно затянется. Ведь в случае наличия подозрений у представителя о возможной фальсификации доказательств ему будет необходимо обращаться к представляемому за оформлением соответствующего заявления"174.

При этом, во избежание правовой неопределенности по вопросу о том,

кто выступает субъектом заявления о фальсификации доказательства, если оно подписано или сделано устно представителем, необходимо: во-первых, назвать представителя в ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ в числе самостоятельных субъектов подачи заявления; во-вторых, дополнить ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ императивной нормой, согласно которой заявителем признается лицо,

174 Стрельцова Е.Г. Указ. соч. (СПС "КонсультантПлюс").

подписавшее или сделавшее в судебном заседании устное заявление о фальсификации доказательства.

Заявление о фальсификации доказательства может быть подано на этапе подготовки дела к судебному разбирательству в рамках предварительного судебного заседания, поскольку такое заявление тесно связано с формированием доказательственного материала по делу и не противоречит задачам подготовки, перечисленным в ст. 148 ГПК РФ, ч.1 ст. 133 АПК РФ, следовательно, должно быть принято и рассмотрено судом. Аналогичного мнения придерживается правоприменитель175. Так, Постановлением ФАС Московского округа от 24.01.2006 № КГ-А40/13643-05 по делу № А40- 36783/05-59-321 отменено решение суда первой инстанции в связи с непринятием мер по проверке достоверности заявления о фальсификации письменного доказательства, поданного в ходе предварительного судебного заседания176.

На основе проведенного научного исследования по вопросу о порядке

подачи и требованиях, предъявляемых в АПК и ГПК РФ к заявлению о фальсификации (подложности) доказательства, можно сделать следующие выводы:

1). Норму об обязательности письменной формы заявления о фальсификации доказательства следует исключить из содержания ст. 161 АПК РФ, предоставив лицам, участвующим в деле, право по своему усмотрению выбирать форму такого заявления.

2). Нормы ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ необходимо дополнить требованиями, предъявляемыми к содержанию заявлению о фальсификации доказательства. В качестве обязательного требования предлагается закрепить положение, согласно которому в заявлении должно быть указано в чем, по

175 См.: Постановление ФАС Московского округа от 24.01.2006 № КГ-А40/13643-05 по делу № А40- 36783/05-59-321; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 08.12.2011 по делу № А56-9059/2011; Постановление ФАС Уральского округа от 14.12.2010 № Ф09-10206/10-С5 по делу № А07-3771/2010; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.12.2008 № 09АП-15681/2008 по делу

№ А40-53665/08-127-223; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17.01.2006 № А56-40899/04 // СПС

"КонсультантПлюс".

176 См.: Постановление ФАС Московского округа от 24.01.2006 № КГ-А40/13643-05 по делу № А40- 36783/05-59-321 // СПС "КонсультантПлюс".

мнению заявителя, заключается фальсификация (подделка, искажение) доказательства. Несоблюдение данного требования должно приводить к отклонению заявления о фальсификации как необоснованного. В качестве факультативного требования, предъявляемого к содержанию заявления о фальсификации доказательства, предлагается сформулировать в процессуальных законах положение о том, что в заявлении могут быть указаны меры, которые следует предпринять суду для проверки достоверности заявления (назначить экспертизу, допросить свидетеля, истребовать иные доказательства и пр.), поскольку, как правило, именно заявитель бывает наилучшим образом осведомлен о том, какие лица могут подтвердить факты, положенные в основу заявления, и какие иные доказательства могут свидетельствовать о достоверности заявления о фальсификации доказательства и фальсификации спорного доказательства. Однако, учитывая различный уровень правовой грамотности, лиц, участвующих в деле, несоблюдение данного требования не должно приводить к отклонению заявления.

3). Проанализировав процесс формирования сведений о фактах в личных, предметных и смешанных доказательствах, диссертант приходит к выводу, что сфальсифицированными могут быть только предметные доказательства (письменные доказательства, вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи). В силу различных особенностей процесса формирования (объективных, субъективных) объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов могут быть недостоверными, в том числе заведомо ложными. Однако причиной их недостоверности фальсификация не может быть объективно.

Таким образом, объектом заявления о фальсификации доказательства, подаваемого в порядке, предусмотренном ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ, могут выступать только письменные доказательства, вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, причем как представленные лицами, участвующими в деле, так и полученные по требованию суда от лиц, не являющихся участниками процесса.

4). Субъектом заявления может выступать любое лицо, участвующее в деле (стороны, третьи лица, процессуальные истцы). Диссертант также приходит к выводу о том, что представитель лица, участвующего в деле, подписавший заявление о фальсификации доказательства или устно заявляющий об этом в судебном заседании, выступает в качестве самостоятельного субъекта такого заявления, поскольку, согласно нормам уголовно-процессуального законодательства, лицо, подписавшее или сделавшее устное сообщение о преступлении, в числе которых фальсификация доказательств (ст. 303 УК РФ), считается заявителем.

Во избежание правовой неопределенности по вопросу о том, кто выступает субъектом заявления о фальсификации доказательства, если оно подписано или сделано устно представителем, необходимо: во-первых, назвать представителя в ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ в числе самостоятельных субъектов заявления; во-вторых, дополнить ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ императивной нормой, согласно которой заявителем признается лицо, подписавшее или сделавшее в судебном заседании устное заявление о фальсификации доказательства.

Четкое и единообразное формулирование в АПК и ГПК РФ порядка подачи и требований, предъявляемых к заявлению о фальсификации доказательства, с учетом изложенных предложений, позволит лицам, заявляющим о фальсификации доказательства, обратившись к нормам процессуальных законов, составить и подать в суд правильное и аргументированное заявление; лицам, представляющим доказательства, обеспечит определенную степень защиты от необоснованных заявлений; а суду облегчит процедуру проверки указанного процессуального документа на соответствие формальным требованиям закона. Поэтому соответствующие изменение должны найти свое отражение в цивилистических процессуальных законах.

<< | >>
Источник: ЕРШОВА НАТАЛЬЯ ВЛАДИМИРОВНА. ПРОВЕРКА ДОСТОВЕРНОСТИ ЗАЯВЛЕНИЯ О ФАЛЬСИФИКАЦИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме §1. Порядок подачи и требования, предъявляемые к заявлению о фальсификации (подложности) доказательства в гражданском судопроизводстве: проблемы теории и практики:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. §2. История развития норм о подложности судебного доказательства в российском процессуальном законодательстве
  4. §1. Порядок подачи и требования, предъявляемые к заявлению о фальсификации (подложности) доказательства в гражданском судопроизводстве: проблемы теории и практики
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -